Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПОДОРОЖНАЯ И ДЕЛО О ПРОЩЕНИИ СОЛДАТА ИЗ ПОЛКА «ЕНОРАЛА И СТАРШЕГО ПОЛКОВНИКА АВРАМА ИЛЬИЧА ЛЕСЛИ» 1654 ГОДА.

1654 год от Рождества Христова был отмечен знаменитым Государевым походом Алексея Михайловича на польского короля и возвращением потерянной было в 1611 г. «государевой отчины», Смоленска. Как и в Смоленскую кампанию 1632-34 гг., старшим по чести среди иноземных начальных людей царской армии был Александр (в православном крещении Авраам Ильич) Лесли, сохранявший с 1630-х гг. единственное в своем роде звание «старшего полковника». В 1654 г. его полк, первый по старшинству среди новосформированных частей солдатского строя, насчитывал 2400 солдат, из которых значительная часть была набрана из беспоместных или «кормовых» детей боярских.

Одной из самых многочисленных групп этих «новиков» были дети боярские из Мценска (239 человек), которых летом 1653 г. записали в Москве в полки Лесли и других полковников. Уже накануне похода к ним смог пристать сын боярский Тимофей Галахтионов сын Денисьев, сидевший на Бархатном дворе по делу об участии в убийстве («в убойственном деле»). Воспользовавшись смятением при спешном сборе [485] царской армии, он сбежал из-под караула и записался в пятую роту полка «старшего полковника» — видимо, к своим землякам-«мецнянам». Вместе с ними он разделил все тягости Смоленского похода, участвуя в шанцевых работах, штурме и отражении вылазок из крепости.

После падения Смоленска конные ратники были распущены по домам до весны, тогда как солдатским полкам предстояло защищать вновь занятые города. Однако, по государевым грамотам была отпущена домой и часть солдат (по очередности или же все дети боярские), сроком всего на полтора месяца. При этом, каждый солдат получал в полковой канцелярии подорожную — грамоту наподобие проезжей, во избежание каких-либо «зацепок» от властей (см. № 1). В отличие от своих сослуживцев, Тимофей Денисьев направился не в Мценск, а прямо в Вязьму, где Алексей Михайлович дожидался, пока окончательно стихнет опустошившее столицу «моровое поветрие». Покинув полк 21 декабря, он должен был довольно скоро добраться до цели, но несколько дней ожидал удобного случая принести «вину свою страдничью и свою голову» самому Царю-батюшке. Такая возможность представилась ему 1 января, в праздничный день Обрезания Господня: запись его словесной повинной была проведена немедленно, видимо, после удачного челобитья (см. № 3) 1.

Замечательна реакция Алексея Михайловича на поступок Тимофея: Государь полностью отпустил ему вину и оставил в прежнем солдатском звании, поступив с ним по евангельской притче «О блудном сыне»; грозное же распоряжение о немедленной казни в случае дезертирства вызывает ассоциацию с другим евангельским сюжетом («Иди, и больше не греши !»). Продолжались Святки, и приказные служители взялись за дела только после 7 января; до столь же малозначительного дела, как отправка в полк солдата, руки дошли только к 11-му числу. Оформлялась оно в Разрядном приказе между делом, поэтому совершенно неожиданно попало в один из столбцов Новгородского стола, а к концу исчерканного черновика грамоты смоленским воеводам Тимофей Денисьев превратился «Тимошку Галахтионова».

Помимо самой истории, комплекс документов по этому делу необычен еще по нескольким причинам. Во-первых, в нем отложилась сама «пропускная грамота» Т. Г. Денисьева, которая стала ему уже не нужна после царского решения, большой редкости документ как по [486] разновидности (солдатская «пропускная»), так и по происхождению (полковая канцелярия армейского полка) 2. Интересно, что документ подписан лично командиром полка. Во-вторых, в тексте этой пропускной командир полка, Аврам Ильич Лесли, впервые именуется генералом («енарал и старшей полковник»). Замечательно, что словесно сам Денисьев, а в текстах делопроизводственных документов и приказные чиновники упорно продолжают именовать Лесли только «старшим полковником». Однако, это указывает не на произвол самого полковника и его канцелярии, а на то, что назначение прошло по ведомству Иноземского приказа, и необычное звание «генерала» еще не употреблялось ни солдатами, ни разрядными служителями. Но уже к началу следующего Государева похода (1655 г.) оно не только утвердится, но и вытеснит звание старшего полковника 3. Таким образом, самое ранее на данный момент упоминание Авраама Лесли в звании генерала (первого генерала русской армии) датируется 21 декабря 7163 (1654) года.


№ 1

1654 г. декабря 21. — Подорожная генерала А. И. Лесли мценскому сыну боярского солдатского строя Т. Г. Денисьеву.

163-го декабря в 21 де(нь) по государеву цареву и великаго князя Алексея Михайловича всеа Великие и Малые Росии самодержца указу и по грамоте енорал и старшей полковник Аврам Ильич Лесли отпустил мецненина сына боярсково Тимофея Галахтионова сына Денисьева домой на время с сего числа впредь на полтора месяца февраля до 1-го числа нынешняго 163-го году. И по государеву указу везде по дорогам и по [487] заставам и в городех воеводам и всяким приказным людем того сына боярсково Тимофея Галактионова сына Денисьева пропущать, не держав нигде ни часа.

Ниже:

A. Leslie

РГАДА. Ф. 210. Столбцы Новгородского стола. № 162. Л. 229. Подлинник [488]

№ 2

Около 1655 г. января 1. — Челобитная мценского сына боярского Т. Г. Денисьева о прощении вины.

Царю государю и великому князю Алексею Михайловичи всеа Великий и Малыя Росии самодержцу бьет челом холоп твой мецненин сынчишко боярской салдатцкого строю Абрамова полку Ильича Лесли Тимошка Галахтионов сын Денисьев.

В вине своей я, холоп твой, сидел на Москве на Бархатном дворе. И как ты, государь, двихся с Москвы под Смоленеск, и я, холоп твой, з Бархатнова двора ушел и был на твоей государеве службе под Смоленским с приходу и по се число, и на выласках и на приступе я, холоп твой, был. А ныне я, холоп твой, по твоему государеву указу и по грамате ис-под Смоленска отпущен на время г дворишку.

Милосердый государь царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Великия и Малыя Росии самодержец, пожалуй меня, холопа своего, вели, государь, мне в той моей в вине свой государев указ учинить. Царь государь, смилуйся, пожалуй.

На обороте:

К сей челобитной стрелец Семенова приказа Полтева Ивашко Александров вместо мецненина сына боярского Тимофея Голохтионова сына Денисьева по ево веленью руку приложил.

РГАДА. Ф. 210. Столбцы Новгородского стола. № 162. Л. 228 Подлинник.

Примечание: Датируется по нижеследующему документу.

№ 3

1655 г. января 1. — Делопроизводственная запись распоряжения по челобитной Т. Г. Денисьева.

163-го генваря в 1 де(нь) бил челом Великому государю царю и ведикому князю Алексею Михайловичю всеа Великия и Малыя Росии самодержцу салдат старшего полковника Аврама Лесли пятой роты сын боярской мецнянин Тимошка Галахтионов сын Денисов, а сказал:

Перед (В ркп. далее зачеркнуто: Богом.) де он Богом согрешил, а перед государем виноват, сидел де я на Бархатном дворе на Москве в убойственном деле, и как де государь пошел с Москвы на недруга своего полского короля Казимира, в ту де [489] пору ушел и написался в салдацкой полк Вейса в пятую роту и под Смоленском был, вместе с своею братьею служил, на выласке и на приступе был и с недруги бился. И меня де ныне ис Смоленска старшой полковник на полтара месяца декабря 12 де(нь) (Явно лишнее слово «день» автоматически вписано писцом поверх строки; интересна ошибка в указании на дату начала отпуска (не 21, а 12 декабря)) число отпустил в деревню на полтара месяца, и я де в деревню не пошол, а вину свою и свою голову принес, и в вине моей страдничьей государская воля.

И Государь челобитной и отпуски, что отпустил ево полковник, слушал, пожаловал, вину ему велел отдать и послать на службу в Смоленеск в ту ж роту к старшему полковнику Лесли и велел дать кормовые денги с братьею, а будет с службы збежит, и где изымают, и ево повесить.

РГАДА. Ф.210. Столбцы Новгородского стола. № 162. Л. 230,230 об. Подлинник.

№ 4

1655 г. января 1. — Запись о решении по челобитной Т. Г. Денисьева в записной книге Московского стола 1654-55 гг.

163-го генваря в 1 де(нь) бил челом великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Великия и Малыя Росии самодержцу салдацково строю старшево полковника Аврама Лесли пятой роты мецнянин сын боярской Тимошка Галахтионов сын Денисов, а сказал:

Перед Господом де Богом согрешил, а перед государем виноват, сидел де он на Москве на Бархатном дворе в убойственном деле, и как де государь пошол с Москвы на недруга своего полского короля Яна Казимера, и в то де время он з Бархатного двора ушол и написался в салдаты в Оврамев полк Лесли в пятую роту. И под Смоленским ему, Великому государю, служил, с своею братьею на выласках и на приступе был и с недруги бился. И декабря в 12 де полковник Аврам Лесли из Смоленска отпустил в ево деревню на полтара месяца. И он де, Тимошка, в деревню не пошол, вину свою к государю принес и пришол в Вязму. И в той де ево страдничье вине государская воля.

И государь царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Великия и Малыя Росии самодержец челобитье ево, Тимошковы, //и отпускные, какову ему дал полковник, слушав, пожаловал Тимошку Денисова, вину ему велел отдати и послать на службу в Смоленеск в тот же салдатцкой [490] полк к Овраму Лесли и кормовые денги велел ему давати с ево братьею. А будет с службы збежит, и где изымают, и ево повесить.

РГАДА. Ф. 210. Записные книги Московского стола. № 9. Л. 67, 67 об. Подлинник.

№ 5

1655 г. января 11. — Указная рамота ц. Алексея Михайловича смоленскому воеводе боярину Г. Г. Пушкину об отпуске в Смоленск сына боярского Т. Г. Денисьева.

От царя государя и великого князя Алексея Михайловича всеа Великия и Малыя Росии самодержца в нашу отчину в Смоленеск боярину нашему и оружейничему и воеводам Григорью Гавриловичи) Пушкину с товарыщи.

Бил нам челом салдацкого строю старшего полковника нашего Аврама Лесли пятые роты салдат мецнянин сын боярской Тимошка Галахтионов сын Денисьев, а сказал. Был де он на Москве на Бархатном дворе в убойственном деле, и ушет з Бархатного двора, написался в салдатцкую службу. И будучи под Смоленском, нам служил, на приступе и на выласках с литовскими людми бился. А ныне де отпущен он из Смоленска во мценскую ево деревню с сроком на время. И нам бы ево пожаловать, велеть ту ево вину, что он был в убойственном деле, велеть отдать.

И мы, великий государь, на милость положили, салдату Тимошке Галахтионову вину ево, что он был в убойственном деле, велели отдать и быть в Смоленске в том же полку. И из Вязмы Тимошка Галахтионов отпущен в Смоленеск. И как Тимошка Галахтионов в Смоленеск придет, и вы б велели ему в Смоленску быть в салдатцкой службе в том же полку по-прежнему, и наше жалованье кормовые денги велели ему давать с ево братьею. А будет он, Тимошка, с нашие службы збежит, а где ево поймают, и ево, Тимошку, велено повесить.

Писан в Вязьме, лета 7163-го, генваря в 11 де(нь).

РГАДА. Ф.210. Столбцы Новгородского стола. № 162. Л. 231, 231 об. Отпуск.

Примечание: Текст грамоты приведен в окончательном варианте, после исправлений.


Комментарии

1. В отличие от окончательного текста (см. № 4), в словесной записи полковник Денисьева назван (видимо, со слуха) Вейсом, а не Лесли, сам челобитчик — «Денисовым»; необычна для формулярного документа и форма повинной («а вину свою и свою голову принес»), и именование польского короля по имени.

2. Ввиду гибели документов Иноземского, Рейтарского и ряда других приказов в целостном виде до нас дошел лишь полковой архив Первого Московского выборного полка солдатского строя (см.: Малое А. В. Московские выборные полки солдатского строя в начальный период своей истории 1656 — 1671 гг. М.. 2006. С. 7-22):

3. В документах о выдаче служилым людям денег Казенного приказа по памятям из Иноземного приказа (за 7 июля 1655 г.) несколько раз отмечаются начальные люди и новоприборные солдаты «генерала Аврамова полку Лесли» (РГАДА. Ф. 396. Оп. 1. № 42550. 42551)

Текст воспроизведен по изданию: Подорожная и дело о прощении солдата из полка "Енорала и старшего полковника Аврама Ильича Лесли" 1654 г. // Архив русской истории, Вып. 8. 2007

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.