Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Андрей Денисович Виниус

(Исторические материалы, собранные Евгением Вильчинским).

(См. ”Русская Старина” ноябрь 1909 г.)

1644 г.

Андрей Денисович Виниус, гость Голландской земли, счастливо вел обороты по продаже московского казенного хлеба в Голландии и за то добился (31 марта 1633 г.) обмена своей прежней торговой грамоты (1631 г.) на новую, такую же, какую имел его соотечественник Карп Демулин, в силу которой он мог свободно торговать по русским городам всякими привозными товарами, строить дома в других городах, где ему пришлось бы жить по торговым делам; по суду, за исключением дел по душегубству и татьбе, со всеми своими людьми подлежал одному Посольскому приказу, в судебных делах крестным целованием верились его люди; Посольский приказ должен выдавать ему, когда понадобится, проезжия грамоты на беспрепятственный выезд из России и возвращение в нее и т. и. Затем, совместно с двоими компанионами, получил он право ”промышлять в Русском Государстве, на десять лет, безоброчно и впредь с оброком, железным заводом и промыслами”, при казенной субсидии и обещании правительства не разрешать железного промысла иным иноземцам, пока не истекут урочные годы, с своей стороны товарищество обязывалось поставлять в казну по выговоренной цене определенное количество пушек, ядер и проч. и ”людей Государевых всякому железному делу научать и никакого ремесла от них не таить”. Поставив в 12 верстах от Тулы на [434] реке Тулице Городищевские, чугунные заводы, Виниус, бывший душою предприятия, принял (1637 г.) в компанионы Петра Марселиса и голландского купца Филимона Филимонова Акему (Thieleman Lus Ackema); по их челобитью к Тульским заводам приписана была большая Соломенская волость. Этим новые товарищи не довольствовались. Опираясь на свое значение при дворе, Марселис задумал оттеснить Виниуса: вместе с Акемою, он получил право (5 апреля 1644 г.) строить другие заводы на реках Ваге; Костроме, Шексне и где только сыщутся удобные места, без платежа оброка с заводов в течение 20 лет и обязательством делать пушки, ядра, котлы, проволоку, жесть и всему тому обучать русских; ненужные казне изделия мог вывозить за границу. Выдавая эту двадцати летнюю привилегию, правительство нарушило свой прежний контракт с Виниусом (Цветаев, Протест. и прот. в Рос., ст. 396).

1645 г.

Отписка Ив. Пустынникова на Тулу воеводе, Якову Куденетовичу Черкасскому об исправлении ”сруба для пищального прострела”.

Иван Пустынников и дьяк Иван Ломакин в отписке князю Якову Черкасскому с товарищами доносили: июля в 11 д. в памяти за приписью дьяка Дмитрия Жеребилова, написано к нам, что бил челом Государю гость Андрей Виниус, а сказал, что для пищального прострела велено поставить сруб и землей насыпать Государевыми людьми; и ныне де тот сруб и землей насыпать Государевыми людьми: и ныне де тот 1 сруб велят поставить и землей насыпать пушкари ему, Андрею, и нам бы тот сруб велеть поставить и землей насыпать теми людьми против наказа. А в наказе написано: для пищального прострела велено поставить сруб и землей насыпать, а какими людьми, и того именно не написано и Государевой казне денег на ту поделку не дано; и при Дорофее Астафьева для того прострела делан сруб в гору трех стен, в готовом лесу, который лежал в тех местах, Государевыми людьми, стрельцами и пушкарями, и того сруба степа выбита; и ныне для той поделки лес и лубья на щиты и гвозди взяты у Андрея Виниуса, и та разбитая стена поделана прислоном, и щит учинен и земля к прежней насыпке с горы по застенью к той новой стене прибавлена по-прежнему Государевыми людьми, стрельцами и пушкарями, и стрельба будет июля в 17 д. (Моск. ст. № 200 л. 102) (Акты Моск. Гос. II. с. 153). [435]

Эти привилегии (Марселису и Акеме) поссорили Виниуса с Марселиусом и Акемою и первый в 1645 году, при Царе Алексее; Михайловиче, подал на товарищей донос, вследствие которого велено было послу Илью Даниловичу Милославскому обявить нидерландским штатам о ”многих неправдах” Акемы и Марселиуса; но штаты не признали их голландцами и в дело не вмешались (Нам. книж. для рус. горн. людей 1862 г., с. 197).

Нидерландские штаты убедились, что Акема и Марселиус действительно голландские подданные, и хлопотали за них пред царем чрез посла Альберта Бурга; датский король Христиан также писал об них Царю Алексею Михайловичу (Нам. книж. для рус. горн. людей 1862 г., с. 197).

1645 г.

Отписка Тульского воеводы с товарищами о приеме пищалей у Андрея Виниуса.

(начала отписки нет).

.... учали который пищали в вес: который против твоего Государева указа и росписей мастерской сказки не сошлись осьми и семи гривенок, ядра весом больше или меньше тремя пуды; а который пищали не сошлись больше или меньше трех пуд, и те нищали велели класти особно себе статьею. И сколько, Государь, пищалей они апреля но 24 числа приняли, и сколько пищалей складено особно себе статьею, и они де о тех пищалех, как пищали впредь принимать, о том к тебе Государю писали и роспись пищалем послали ж. И в другой твоей Государь грамоте к ним, Дорофею и к дьяку Ивану, написано: велено им пищали принимать на перед с меньших статей с тройника, и с четверика, и с пятерика и с шестерика, а вдополнок в 566 пищалей доняти семи и осьми гривенок ядра против прежней твоей Государевой грамоты, который пищали весом и мерою и ядром, я против росписей и мастерской сказки малым чем не сошлись, а который пищали чем не сошлись многим, и тех не принимать. А по росписи Пушкарского приказа и Андрея Виниуса с малых статей трех гривенок, и 4-х и 5-ти гривенок ядра которым пищалям написана мера, а весу не указано, и про те пищали Дорофей Астафьев да дьяк Иван Ломакин на допросе нам сказали, что тех статей пищали, который вешаны, все весом [436] неравны: иные больше, а иные меньше пудом и двумя, и тремя, и четырьмя, и пятью и шестью пуды, а мерою многие не доходят и полу вершком. И сколько у них каких статей пищалей принято, который против твоего Государева указа и росписи чем не сошлись, и они тому всему подали нам роспись за руками. И которые пищали против твоего Государева указа и росписей не сойдутся малым чем больше, или малым чем меньше в гривенках, или пудом или двумя или тремя пуды, и которые пищали прииманы наперед того больше и меньше тремя пуды и но росписям из Пушкарского приказа и Андрея Виниуса пищалям указана мера, а веса им не указано, а ныне они весом и мерою все неравны, а о том, Государь, нам как ты, Государь, укажешь (Акты Моск. Гос. т. II Разр. Прик. Моск. Ст., стр. 147).

1645 г.

Наказная память Ив. Л. Пустынникову о приеме пищалей у прострела их.

Лета 7153 июля во 2 д. по государеву... указу память Ивану Лукьяновичу Пустынникову.

Быти ему у государева дела в Тульском уезде у пищального приема и у прострела немецкого железного дела на Дорофеево место Астафьева, а дьяку Ивану Ломакину быть у того пищального прострела и у приема по прежнему, для того: в нынешнем в 153 году июня дня 25 государь... указал стольнику и воеводам князю Якову Куденетовичу Черкасскому с товарищи, которые пищали приняты у иноземцев, у Андрея Виниуса с товарищи, 233, пищали и те пищали велено устроить, а 61 пищаль велено принять и ответить потому ж, и устроить в сарай, а достальные пищали принимать весом против мастерской сказки, тяжелей или легче пудом или двумя и тремя, а мерою каковы будут вершками больше или меньше; а будет которые пищали тяжеле того, мерою, длиною или короче многим, и тех пищалей принимать не велено. И по государеву... указу да дьяку Ивану Ломакину, приехав в Тульский уезд к заводу пищального и железного дела, но прежнему государеву указу, каков дан Дорофею Астафьеву и дьяку Ивану и но сему государеву указу: которые пищали приняты у иноземцем у Андрея Виниуса с товарищи, 233 пищали устроить в сараи, а 61 пищаль простреленных принять, и отвесит и потому ж те пищали устроить; а достальные пищали принимать весом против мастерской сказки тяжелей или легче пудом и [437] двумя и тремя, а мерою каковы будут вершком или двумя вершками больше или меньше. А сколько железных пищалей у Андрея Виниуса принято и с теми, что взято в Пушкарский приказ, и что ныне велено принять и что по Государеву указу, вперед к старому взятью. А как Степан Чириков и дьяк Иван у иноземца у Андрея Виниуса, пищали против государева указа совсем примут, и сколько каких пищалей ядром в приеме будет порознь, и что в которой пищали весу, и в каков у меру длиною, и что на прострелку зелья и ядер выйдет, и где те пищали устроить и во что сарай станет и... дьяку то все велеть написать в книги, порознь по статьям, да те книги, за своими руками, привести на Тулу к стольнику и воеводам ко князю Якову Куденетовичу Черкасскому с товарищи. Роспись железным пищалем, сколько принято и с теми, что взято в Пушкарский приказ, и что ныне велено принять и сколько по государеву указу вперед ко взятию пищалей донять. 8 — гривенок ядро, принятых и с теми, которые указано ныне принять, 35 пищалей, а к тому донять 15 пищалей; 7-ми гривенок ядро принятых и с теми, что ныне велено принять, 88 пищалей, а к тому донять 12 пищалей; 6-ти гривенок ядро, принято 29 пищалей, а к тому донять 71 пищаль; 5-ти гривенок ядро, принято у железного дела 34 пищали, да в Пушкарский Приказ взято 19 пищалей, обоего 53 пищали, а к тому донять 47 пищалей; 4-х гривенок ядро, принято у железного дела 34 пищали, да в Пушкарской Приказ взято 15 пищалей обоего 49 пищалей, а к тому донять 51 пищаль; 3-х гривенок принято 74 пищали, а к тому донять 74 пищалей. И всего принято у железного дела и с теми, который ныне велено принять, и что взято в Пушкарский Приказ, 328 пищалей а к тому всех статей против государева указа донять 272 пищали (Москв. Столб. № 200 лл. 80-82, стр. 152).

1645 г.

Отписка Тульского воеводы Я. Е. Черкасского о посылке в Москву с книгами пищального дела Ив. Пустынникова.

Тульский воевода Яков Куденетович Черкасский с товарищами в отписке в Розряд доносили: июня в 25 д. по указу отца твоего государева... из приказу Большой Казны за приписью дьяка Назарья Чистого, велено нам на Туле к пищальному приему на Дорофеево место Астафьева выбрать из дворян, а велеть тому дворянину да дьяку Ивану Ломакину: которые пищали приняты у [438] немчина у Андрея Виниуса 238 пищали, да 10 пищалей простреленных принять и отвесив устроить в сараи, а достальные пищало велеть принимать весом против мастерской сказки тяжелей или легче пудом и двумя и тремя, а мерою каковы будут вертком или двумя вершками больше или меньше; а будет которые пищали тяжелей того, мерою или длинней или короче многим, и тех пищалей принимать не велеть; а кого именем на Дорофеево место Астафьева мы выберем и которого числа к пищальному приему пошлем, и нам о том велено отписать к отцу твоему государеву. И мы по указу отца твоего государева, на Дорофеево место Астафьева к пищальному приему послали из дворян Московских Ивана Лукьянова сына Пустынникова июля во 2 д., и велели Ивану Пустынникову да дьяку Ивану Ломакину пищали, которые приняты, 233 пищали, да 61 пищаль простреленных принять, и отвесив устроить в сарай, достальные пищали приказали мы принимать весом против мастерской сказки; что по приему Дорофея Астафьева и при Иване Пустынникове и при дьяке Иване Ломакине каких статей пищали порознь мерою принято и что в которой нищали весу, и что на те пищали на прострелке зелья, и поскони и на мешки холстов в расход вышло, и сколько каких пищалей и зачем не принято, и кто именем и какие люди у пушечного приема у весу и у прострела были, и Иван Пустынников и Иван Ломакин тому весу принесли к нам книги, за своими руками. И мы те книги послали к тебе Государю к Москве с Иваном Пустынниковым да с дьяком Иваном Ломакиным августа в 25 день и велели им явиться и книги подать в Приказе Большой Казны твоему Государеву боярину Феодору Ивановичу Шереметеву да дьяку Назарью Чистому. А пищали принятия и простреленные, которые устроены в сараи, велели замкнуть и напечатать и приказали беречь Тульскому стрелецкому голове Максиму Маслову до твоего государева указу, а для бережения у сарая велели быть его Максимова приказа стрельцам и пушкарям трем человекам (Моск. Стб. № 200 л. 277-279).

1646 г.

Тогда назначенный в первоначальной, Виниусу данной Грамоте десятилетний срок на владение Городищенскими заводами кончился. (Сказано бы то в Грамоте чтоб считать годы со времени действия заводов, и полагали, что первая Городищенская домна начала действовать с 1637 года: но Акема и Марселиус уверяли, [439] что она пущена в надлежащий ход не прежде 1640 года. — Я нашел в старых делах, что Виниус уже в 1636 году ”объявил Государю первого своего дела железа прутового 100% пудов, да дощатого 43 1/2 пуда и получил за сие количество деньги по уговорной цене”. Может быть, железо сие, за недостройкою домны, изготовлено было в горну по прежнему способу. Гам. Опис. Тул. Ор. Зав. в ссылке с. 15) и Государь (1 декабря) указал оные заводы у Виниуса, Акемы и Марселиуса отнять и ведать их вместе с Соломенскою волостию боярину и Оружейничему Григорью Гавриловичу Пушкину.

Лишившись таким образом Городищенских заводов, Акема и Марселиус немедленно начали строить на реке Ваге (в Вологодской губернии) чугунно-плавильный завод, в котором и Виниусу дали участок. Завод сей начал действовать 6 октября 1648 года. На оном отливались одни только пушечный ядра (Гам. О. Т. О. З. с. 15.).

1646 г.

Широкая привилегие сильно поссорила новых товарищей с основателем заводов, с которым у них и без того завязались нелады. Иноземцы подметили, что Виниус ”предан более Русским, нежели Немцам”; он представил (1646 г.) свои соображения об укреплении Архангельска, чтоб не могли вторгнуться в него враги, и иностранные корабли тайно проходят по Двине, советывал возвысить пошлины с иноземных товаров и задумал даже принять православие. Его уклонения на сторону русских интересов и в особенности намерение переменить вероисповедание крайне не нравилось Марселису. За желание Виниуса перекреститься Марселису всего удобнее было ронять его в глазах единоверцев, и тем среди них подорвать всякий кредит. Пока был жив Михаил Федорович и находился в Москве привезенный Марселисом королевич Вальдемар, Виниус молчал; при Алексее Михайловиче обстоятельства первоначально сложились более в его пользу, от него принимали советы такие лица, как Морозов, Чистой и др. Поднять судебный процесс теперь ему казалось своевременным, и он изложил Марселисовы вины в особом ”письме”, назначенном к подаче правительству.

Марселис и Акема, передавалось в записке, били челом государю Михаилу Федоровичу о привилегии на стройку новых заводов без ведома его, Виниуса, и устранили его от своего товарищества под предлогом, что ”он мало мочен и что он де сам [440] не хочет быть с ними в товарищах при заведении новых заводов”. Спрошенный о том в приказе Большой казны, он, Виниус, ответил, что хочет отстоять свою прежнюю грамоту, но еще строить заводов он не может. Говорить так его вынуждали различные притеснения Марселиса и обещания, что новые заводы они будут иметь на общих паях, и что Марселис будет все увеличивать количество заводов, но они все как новые, так и старые, постоянно будут общие. Условие было внесено в запись между ними. Они обязывались также без укрывательства учить Русских людей мастерству. Между тем Марселис и Акема новых заводов не строят, Виниуса во всем теснят; равно, умышленно скрывают и мастерство от Русских людей. Пусть будет опрошен, по своей вере, плавильный мастер Христиан Вильде, который, несомненно, признается, что его они приговорили мастерству плавильного дела научать одних Немцев, а не Русских, и потому он, по повелению Марселиса, и взял к себе для обучения этого мастерства Марселисова человека Якова.

Свою записку Виниус как-то обронил, бывши у Акемы, которому она и попала в руки. Больше прежнего стали теперь нападать на ее автора компанионы, и в глаза и заочно, так что Виниус обратился к Государю с челобитной, в которой, изложив обстоятельства дела, просил, чтобы записка у них была взята и чтоб они пред судом показали, на каком основании они всюду ”лают” его: тогда на суде обнаружится неправда, и он больше не будет от них в огласке и позоре (Цветаев, Прот. и прот. в Рос., ст. 397).

1646 г.

По свидетельству одного современника (голландского гостя Андрея Виниуса) ”многажды бывало, что корабельщики чрез город стреляли и всякое дурно с них бывало, а унять их воевода не смел (Веселаго, Оч. Рус. Морск. Ист. т. I, ст. 65).

1646 г.

М. Гл. Архив М. И. Д., Голландские дела 1646 г. июня 8: ”Дело но челобитьям голландского гостя Андрея Виниуса с иноземцами Петром Марселисом с товарищи в ссоре и брани между собой (Цветаев, Прот. и прот. в Рос., ст. 394):"

Е. Вильчинский.

(Продолжение следует)..

Текст воспроизведен по изданию: Андрей Денисович Виниус (Исторические материалы, собранные Евгением Вильчинским) // Русская старина, № 9. 1910

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.