Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

 

Текст летописца публикуется по правилам издания источников XVI–XVII вв. Вышедшие из употребления буквы «ять», «и (десятиричное)» заменяются на е, и; ъ в конце слов опускается. Буквенные обозначения цифр, знаки препинания даются по-современному. Расстановка абзацев дана по подлиннику. Буквы, добавленные при внесении в строку выносных букв, заключены в угловые скобки. [137]


/л. 239/ Возведем око мысленное и посмотрим разумным видением. Где Индея и Ефиопия? Где Египет и Александрия, страны великия и преславныя, иж<е> древле ко Христу усвоеныя? Где Вавилон, начал<ь>ный градовом, иже Навход<о>носор созда в жилище царем, в нем же трие отроцы молитвою пламен пешный в росу приложиша и Данил пророк львы укроти, и некогда царь, хождаше по стенам, з гордостию глаголя: «Не сей ли есть град великий Вавилон, его ж<е> аз создах в жилище себе», к нему же и божественный глас бысть: «Тебе глаголю, Новход <о>носору царю, царство твое мимо идет от тебе, от человек изженутся и траву, яко вол, яси в пустыни, дондеже седмь времен минет, да уразумееши, яко вышний владеет царством человеческим, ему же хощет и дает»? Где Сирея боголюбивая? Где Палестина, земля освященная, на ней же изволи сын, слово божие, родитися, от нея ж<е> вси пророцы и апостолы? Где Рим превеликий, иже и владыко быст<ь> вселенней иногда? Где Карфаген и Медиалам многонародный, в нем же бывый епископ Амбросей чюдный, не убоявыйся ярости великого царя Феодосия? 1 Где седмохол<м>ный /л. 239 об./ Царствующий град, в нем же божественная и святая содевашеся чюдесная деяние? Где святый град Иеросалим, в нем же живоносный гроб Христа, бога нашего? Где Ливея и Антиохея Великая, из нея же изыди покаянию проповедник Иоанн Златоустый? Не вся ли сия бесерманскими мечи и латынскими оскорды разрушишася? 2 Мы же, живущие вселенныя на севере, во едином угле, едва никими познаваеми. Благодатию же Христовою почел от великого государя и великого князя, иже нас просветившаго святым крещением, Владимера Святославича даже и до правнука его великого князя Владимера Мономаха, иже велию честь от греческих царей восприимшаго, и до храбраго государя и великого князя Дмитрея Ивановича, иже за Доном надо огарены пресветлую победу показавшаго, и да мстителя неправдам великого князя Ивана Васильевича всеа Русии самодержца 3 и сына его, закосненным землям обретателя, великого государя и великого князя Василья Ивановича всеа Русии 4, даже и до превысочайшаго и гордо яростного Росийские державы перваго царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии и самодержца, многих царств обладателя и государя, иже тщанием разума своего прегордыя царства разоря, у них же довол<ь>не лет в работе бысть росейския народы, /л. 240/ и впред<ь> твердый грады германския подручны себе сотвори и литоонския люди победи, и сына его великого государя святаго и праведнаго царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии, вь его ж<е> царствие вся благая бысть в Росейском царстве: мир и тишина, и покой, и преобилие – четырнадцат<ь> лет, и от великого Владимера до преставления свято почившего блаженныя памети государя царя и великого князя Феодора Ивановича, 21-го государя всеа Росии 5. И в та лета со страхом прихожаху агаряне, трепетаху, литаоны бояхуся и поляне покоряхуся, германе, римляне и аравленя возпоможения прошаху, турки и персы великими честьми возпочитаху, иверъские цари и кабардинские князи дани даяху великим государем изрядно сиятельным царем и великим князем росейским, их же имена писаны в животных книгах. Во дни бо царствия их, в православии живущих, соборныя церкви своими оброки довол<ь>ни быша, [138] святители седеша по великим властем, всяким преизобилием полны быша, церкви божия по лицу всея земли подобны частостию звезд небесных, монастыреве имехом множество, в них же премногое множество преподобных мних водворящихся, воинство же вооруженно толико по временем имехом, их же ныне словом представити не возможем, у купцов же богатство и имение толико безчисленное, елико ум /л. 240 об./ человеческий едва достизает; плодом же земным числа в тая времена разум человеческий представити не может.

По преставлении ж<е> царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии многочисленного московского народа и прочих градов без воли царевы Федора Ивановича царицы и великие княгини иноки Александры восхитиша и нарекоша царем и великим князем всеа Русии Бориса Федоровича Годунова и потом помазаша его на царство. И от того времени благодать божия и мир нача отступати, а злоба и вражда, и злодействие нача являтися за нестрашными клятвами, воведе согрешити росейский род, его ж<е> не возможе понести. И сего ради наведе господь на землю глад, скорбь, усобицу. Потом, не вем откуду, воздвиже прелестника, и наречеся сын царя и великого князя Ивана Васил<ь>евича всеа Русии царевичь Дмитрей, иж<е> убьен бысть повелением Борисовым. Тем бог отомъсти кровь неповинну Дмитрея царевича. По сем всем людем Борис ненавидим бысть, и отступиша от него и от сына ево и приступиша ко прелеснику. Он же сына Борисова царевича Феодора Борисовича и матерь его удавлению предаде и дочь его остриже, и род его ото властел<ь>ства /л. 241/ измени, и поляки и литаоны приведе, и крови многи пролития сотвори; и сам убиен бысть от народа повелением бояр. И по нем царь бысть от боярского чина, от рода великого князя Ерослава княз<ь> Василей Ивановичь Шуйской. И воста на нь вор ин, злее прежняго, и возмути землею, и многие люди прел<ь>сти, и вослед себя отвлече, и грады поколеба. И восташа людие неизтови и изгнаша царя Василья от царьских полат, и остригоша и без чести, и затвориша в монастыре, и потом отдаша его и братию его королю Пол<ь>скому и Литовскому; тамо и конец житию соверши. И в лето 7144-го году царя Васил<ь>я Ивановича Шуйского тело из Литвы к Москве привезено, и положен у Арханггела в соборе. А в послех был в Литве боярин князь Алексей Михайловичь Львов с таварыщи. Потом советом многомятежных человек изволиша избирати на Московское царство литовского королевича. И святейший Ермоген, патриарх Московский и всеа Русии, говорил, чтоб<ы> королевича не обирати и тем веры християнския не отбыти и московских обычаев не порушити. И многомятежный род московский того святител<ь>ского слова не послушали и тем Московское государство погубили: литва вошли в город и московских бояр, оплоша, волю отнели. И прежних государей собранную царьскую казну, многоценное узорочие розвезли к себе в Литву. И бысть /л. 241/ царствующий град Москва в пожжении и разорении, и в посечении, и изгнании, оставшия ж<е> бояря князь Федор Ивановичь Мстиславской с таварыщи 6 в конечном утеснении и в невольном пребывании, дондеже возсия светолучная заря милости божия. И храбростию Росейскаго государства бояр и воевод князя Дмитрея Тимофеевича Трубецкова, споможением и крепко сердым замышлением воеводы князя Дмитрея [139] Михайловича Пожарского с товарыщи и царствующий град Москва от преизлишних бед разрешися. Потом возсия праведнаго солнца Христа, бога нашего, луча милосердия его милости – даде нам государева племянника, свято почившаго царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии матери царицы и великие княгини Анастасеи царевы Ивановы Васил<ь>евича всеа Русии внука, царя и великого князя Михаила Федоровича. В начале царствия его просветися вера, просия благочестие, уставишася церковнии чинове и царствия синклиты и царствующий град Москва возградися и места уселишася, воинство охрабреся и купцы своя промыслы возприяша, комуждо как милость божия поспешествуя.

Начало великого государя и великого князя Ивана Васильевича, /л. 242/ перваго самодержца всеа Русии, иже наречен бысть мститель неправдам. Сей великий князь Иван Васильевичь Московский и всеа Русии Тверским великим княжением облада и великого князя Тверскаго прогна и Резанское великое княжение покори и великого князя Резанского к Москве сведе, и Нова града Низовские земли и Суздальских и Ярославских князей подручны себе сотвори, и Великим Новым градом и Псковым облада, и у Ругодива во свое имя Иван город поставил камен.

Его ж<е> сынове от тверские великия княжны:

1. Князь великий Иван Васильевичь за ним же бысть дщи Ивана, воеводы Малдофейского . Его ж<е> сын князь великий Дмитрей внук был на великом княжении Московском всеа Русии при деде своем едино лето и по сем преставись в заточении.

2. Князь великий Василей Ивановичь всеа Русии.

3. Князь Юрьи Ивановичь Дмитровской.

4. Князь Семион Ивановичь Колуской.

5. Князь Андрей Ивановичь Старицъкой. /л. 242 об./

3 дщери:

1. Елена. Была за великим князем литовским.

2. Была за царевичем Петром Обреемовичем 7.

3. Была за Холмским 8.

Той великий князь Иван Васил<ь>евичь всеа Русии на Москве соборной храм Пречистыя богородицы соверши бол<ь>ши прежняго двор государьской камен, и град Москву – кремль, стены и башни, и ворота, в высоту и в ширину благолепно устрои. К сему великому князю Ивану приехали служити с вотчинами, з северскими городы, государевы сродичи правнучата великого князя Дмитрея Ивановича Донскова: князь Василей Ивановичь Шемячич<ь> да князь Иван Ивановичь Можайскаго 9 – вотчина его на Севере Стародуб, Брянеск, а князя Василья Ивановича Шемячича вотчина Путимль, Карачев, Рылеск; и иные с ними приехали Михайло Дашкович<>> Янов, был у него в уделе боярин 10, а дан ему был Ярославец Малой в кормление, в пут<ь> да в вотчину село Остров в Холхле. Михайлов сын Ондрей был на кормленье на Хлепне да на Рагачеве с судом боярским после Степана Морозова 11. /л. 243/

И великий князь Иван Васильевичь всеа Русии посылал на Угру 11а против крымских людей: в бол<ь>шом полку сына своего [140] велихого князя Ивана Ивановича, в правой руке третьева сына своего князя Юрья Ивановича Дмитровского, в передовом полку великого князя Резанского, в сторожевом полку Волоцкова, в левой руке Шемячича 12.

Лета 7010-го посылал князь великий Иван против литовских людей бояр и воевод князя Данила Васильевича Щеня с таварыщи. А литовские люди были князь Михайло Ижеславской да з двором великого князя Александра Литовского воеводы Остафей 12аДашковичь 13 Янов 14. При том великом князе приехали 14а служити государю с вотчинами Бельские, Мстиславские, Трубецкие, Глинъские, Воротынские, Одоевские, Масал<ь>ские, а с ними приехали многие дворянские роды 15.

Преставися сын великого князя Ивана Васил<ь>евича всеа Русии князь великий Младый Иван Ивановичь, рожденный от тверянки 15а. После его остался сын князь Дмитрей Ивановичь, внук /л. 243 об./ великого князя Ивана. При себе внука своего нарек великим князем всеа Русии, и был на великом княжении з дедом год. Преставися в заточении.

И учинился на великом княжении вторый сын великого князя Ивана князь великий Василей Ивановичь всеа Русии. Была за ним великая княгиня Соломанида, дочь Юрья Ивановича Сабурова, бездетна. И для того пострижеся. И князь великий женился вторым браком, понял великую княгиню Елену Глинских. И от тое родися два сына: царь и великий князь Иван Васильевичь всеа Русии да князь Юрьи Васильевичь. Той великий князь Василий Ивановичь всеа Русии взял Смоленеск.

После великого князя Василья наречен бысть на великое княжение осми лет, а потом помазан и венчан царьским венцом и диадимою царь и великий князь Иван Васил<ь>евичь всеа Русии. Женися царь и великий князь, понял царицу и великую княгиню Анастас<ь>ю Рамановну, от нея ж<е> родися царевичь Иван и царевичь Феодор. /л. 244/

Царь и великий князь Иван Васил<ь>евичь всеа Русии ходил под Казан. А с ним брат ево князь Володимер Андреевичь удел<ь>ной да царь Шигалей Касимовской. А з государем были бояре: князь Иван Федоровичь Мстиславской, князь Александро Борисовичь Горбатой, князь Володимер Ивановичь Воротынской, князь Семен Ивановичь Микулинской, князь Андрей Михайловичь Курбьской, и иные бояря и окол<ь>ничии были по полком.

И лета 7061-го году октября в 2 день царь и великий князь Иван Васильевичь всеа Русии царство Казанское взял и царя Едигеря Казанскова и его царицы поймал. И как царя привели связана к государю в полк, а государь стоял, ополчася, и государь сшел с оргамака, и князь Володимер Андреевичь и все 15б бояре пошли со государем к церкве полотняной. И молебное совершив, говорил государь на оргамаке вслух. Молчанию же бывшу глубоку.

Речь государева всем вслух:

«Божиею милостию и пречистыя богородицы и молитвами 15в московских и всеа Русии чюдотворцов и всех святых и прародителей наших святых царей и великих князей споможением 15г и твоим /л. 244 об./ бодрым попечением, брата нашего князя Володимера Андреевича промыслом и [141] царя Шигалея и всех наших бояр и воевод и службою дворян наших и детей боярских и всяких служивых людей бог нам подал Казанское царство и царя Едигеря в руки. И нам бы всем, православным християном, то неизреченное божие милосердие помнити и прославит<ь> милость его в род и род».

Ответ:

И князь Володимер Андреевичь и царь Шигалей, и бояря, и дворяня, и все множество воинства, сшед с лошадей, государю здравствовали.

Реч<ь>:

Говорил князь Володимер Андреевичь: «Божиим, государь, милосердием и пречестыя богородицы и всех святых молитвами и споможением и твоею государевою частию 15д и дородством, и силою, и бодро опасным осмотрением бог 15е тебе, государю, даровал царство Казанское со прочими бесерманскими языки и царя Едегиря 15ж в работу тебе, великому государю. Буди, государь, здрав и многолетен, и радостен, побив враги своя, с своею царицею, а с нашею государынею великою княгинею Анастасиею и з своими чады, а с нашими государи, которых вам, государем, бог дал. /л. 245/ И да покорит тебе, государю, и протчая враги, иже бранем хотящая». И поклоняся до земли.

И государь здоровал князю Володимеру и царю Шигалею, и бояром, и всем людем. И сели на лошади. И велел государь привести перед себя царя Едегеря и казанских князей, и мурз, и уланов, и всяких чиновных татар.

Речь государь велел говорити перед собою:

«Царь и казанские князи и мурзы, и уланы! Божию милостию великий государь царь и великий князь Иван Васил<ь>евичь всеа Русии самодержец и многих государств государь и обладатель 15з велел вам говорити: Всемилостиваго в троице славимаго бога помощию и нашею царскою высокою рукою, и службою наших бояр и воевод всяких служилых людей за вашу неправду, что вы нам, великому государю, многажды по своей вере шертовали, а шертовав, измяняли, и бог, видя перед вами нашу правду, а вашу неправду, предал и покорил ваше царство нам, великому государю, в плен и в работу, в смерть». А царь стоял и князи и мурзы, и уланы, и стоял на коленках, пали на землю и лежали долго. И государь велел их поднять. И цар учал толмачем государю бити челом: «Видим сами мы смерть свою. Волен бог /л. 245 об./ да ты, государь; велишь казнити, готовы; милость покажешь, живот дашь, видят, твоя ж<е> воля».

И государь сам толмачем царю говорити велел: «Царь Едигерь и князи и мурзы, и уланы! Которые ныне видели наши царьские очи, по своему милостивому обычаю пожаловали вас, смерть вам отдали и разрешити вас велели. И тебе б, царю Едегерю, служити нам и прямити так же, как нам служит царь Шигалей. А вам князи и мурзы, и уланы, нам служити и прямити так же, как нам служат ваша братья, которые у нас пожалованы в московских городах. А как, аже бог даст, будем на своем царьском престоле царствующаго града Москвы, и мы тебя, Едегеря царя, пожалуем – в вотчину городы».

И царь Едегерь, пришед ко государеву аргамаку, пал под ногами и [142] у государя приложился в стремя. И государь царь велел шатры устроить и стан огородить и велел его беречь и корм давать довол<ь>ной. А князей и мурз, и уланов велел роздати для береженья дворяном и корм да-вати 15и. /л. 246/

...боярям подлинно стало ведомо, что царь хочет руские полки обойти прямо к Москве и над Москвою промышляти. А по смете и по языком с царем и с царевичи и с пашею турских и крымъских, и нагайских, и черкаских людей 150000 15к и бол<ь>ши; да вогненново бою было 20000 15л янычаней. А государевых людей было во всех полкех земских и опришлиных дворян и детей боярских по смотру и с люд<ь>ми 50000, литвы, немец, черкас каневских 1000, казаков донских, волских, яицких, путимъских 5000, стрел<ь>цов 12000, поморских городов ратных людей, пермичь, вятчен, коряковцов и иных, 5000. И как царь пошел к Москве, а бояря и воеводы со всеми люд<ь>ми полки пошли за ними во днише, а шли тихо. И почали бояря и воеводы думати, чтоб<ы> как царя обходити и под Москвою с ним битися. И говорит боярин воевода князь Михайло Ивановичь Воротынской: «Так царю страшнее, что идем за ним в тыл, и он Москвы оберегаетца, а нас страшитца. А от века полки полков не уганяют. Пришлет на нас царь посылку, а мы им сил<ь>ны будем, что остановимся, а пойдет всеми люд<ь>ми, и полки их будут истомны, вскоре нас не столкут, а мы станем в обозе безстрашъно». И на том и положили. /л. 246 об./

А царь учал думати, что «идем к Москве, а русские полки за нами идут не малыя, а татарские обычаи лакомы – пришед под Москву, станем, а люди пойдут в розгон добыватца, а те станут приходит на нас. Поворотимся ныне на руские полки и, побив тех, учнем над Москвою и над городы промышляти безстрашно, не помешает нам ничто». И на том положили. И царь стал, не доходя Похры. А руские полки стали на Молодях. А три тысечи стрел<ь>цов поставили от приходу за речкою за Рожаею, чтоб<ы> поддержати на пищалех. И царь послал нагаи 40000 на полки, а велел столкнута. И руские полки одернулися обозом. И стол<ь> прутко 15м прилезли 15н, – которые стрел<ь>цы поставлены были за речкою, ни одному не дали выстрелить, всех побили. А полки одержалися обозом, из наряду блиско не припустили. И на другой день царь пришел сам. Стал за пять верст. А послал на обоз всех людей. И со все стороны учали к обозу приступати. И полки учали, выходя из обозу, битися: бол<ь>шей полк, правая рука и передовой, и сторожевой, которой ж<е> полк по чину. А левая рука держала обоз. И в тот день немалу сражению бывшу, ото обою падоша мнози, и вода кровию смесися. И к вечеру разыдошася-полъки /л. 247/ во обоз, а татаровя в станы своя. В третий же день Дивей мурза с нагаи сказався царю похвал<ь>но и рек: «Яз обоз руской воз<ь>му, и как ужаснутца и здрогнут, и мы их побием». И прилазил на обоз многажды, чтоб как разорвать 15о. И бог ему не попустил предати хрестиянскаго воинства. И он поехал около обозу с невеликими люд<ь>ми розсматривать, которые места плоше, и на то б место всеми люд<ь>ми, потоптав, [143] обоз разорвати. И из обозу бояря послали сотни. И Дивей мурза своих татар стал отводити. И скачет на аргамаке, и аргамак под ним сподкнулся, и он не усидел. И тут ево взяли ис аргамаков нарядна в доспехе. Первой руку наложил на него сын боярской суздалец Иван Шибаев сын Алалыкин и инии мнозии. И татаровя пошли от обозу прочь в станы. А Дивея мурзу привели к бояром, и он сказался простым татарином, и его отдали держать, как иных языков. И того ж<е> дня к вечеру был бой, и татарской напуск стал слабее прежнего, а руские люди поохрабрилися и, вылазя, билися и на том бою татар многих побили. Да тут же взяли Ширинбака царевича и привели к бояром. И бояря стали спрашивать: «Что царево умышление?» И он им сказал: «Яз де хотя и царевичь, а думы царевы не ведаю, дума де царева /л. 247 об./ ныне вся у вас: взяли вы Дивия мурзу, тот был всему промышленик». И бояре велели сводит<ь> языки. И как привели Дивея мурзу, и царевичь стал перед ним на коленках и боярам указал: «То Дивей». И сам сказался. И в полкех учала быти радость великая. А Дивей умышленье царево сказал и то говорил: «Взяли де бы вы царя, и яз бы им промыслил, а царю де мною не промыслить». А царь посылал под Москву языков добывати, и привели человека благоразумна, ему жь бог вложи совет благ – изволи умрети и пол<ь>за душе сотворити. И начаша его спрашивать: «Где государь и хто на Москве, и нет ли прибылых людей?» И он в роспросе сказал: «Государь был в Нове городе, а ныне, собрався с новогороцкою силою и с немцы, идет к Москве. А перед государем при мне пришел боярин и воевода князь Иван Федоровичь Мстиславской, а с ним 40000 войска. И яз пошел 15п, и на Москве учал быть звон великой и стрел<ь>ба. И, чаю, пришел и государь. А завтра резвые люди будут в полки к бояром». А бояря велели перед зарею из бол<ь>шево наряду стрелять и по набатам и по накрам бить, и в трубы трубить на радости, что Дивея мурзу взяли. И царь устрашился, чает, что пришли в обоз прибылые люди, и того часа и поворотил, пошел наспех за Оку. О, судеб твоих, /л. 248/ владыко, и милости твоея, царю небесный! Како сил<ь>нии падоша, а немощнии препоясашася силою, не до конца на ны прогневася, но избави нас от агарянского насилия. В первый приход оскорби, ныне же обрадова! Бояря ж<е> и воеводы и все христолюбивое воинство радосными гласы восклицающе: «Десница твоя, господи, прославися в крепости, десная ти рука, господи, сокруши враги и истерл еси супостаты!» И сию преславную победу возвестили государю парю и великому князю Ивану Васильевичю всеа Русии, сущу в Нове городе, послали с сеунчем князя Данила Андреевича Нохтева Суздальскова да Алексея Старого. А к Москве, к митрополиту Кириллу Московскому и всеа Росии и к боярину и воеводе ко князю Юрью Ивановичу Токмакову, сказати велели ж<е>. И бысть на Москве и по всем градам радость неизреченная, молебная пения з звоном. И с радостию друг со другом ликующе.

И как государь пришел к Москве, и бояр и воевод князя Михаила Ивановича Воротынскова с таварыщи по достоянию почтил; последи же, похвалы ради люцкие возненавидев Воротынъскова и измену возложив, свершити его повеле 16.

Потом ходил царь и великий князь Иван Васил<ь>евичь всеа Русии под Пайду 17. А бояря были по полком: в бол<ь>шему полку – /л. 248 об./ [145] князь Петр Тутаевичь Шейдяков да князь Василей Васильевичь Голицын, правая рука – князь Иван Федоровичь Мстиславской, Михайло Яковлевичь Морозов, в передовом полку – князь Иван Андреевичь Шуйской, в сторожевом полку – князь Иван Петровичь Шуйской, левая рука – князь Семен Даниловичь Пронской с таварыщи. А как государь, Пайду взяв, поворотил назад, а на немець 17а послал бояр и воевод по полком: в бол<ь>шем полку – князь Иван Федоровичь Мстиславской да Михайло Яковлевичь Морозов, в правой руке – князь Иван Андреевичь Шуйской, в передовом полку – князь Василей Васильевичь Голицын, а сторожевой и левая рука те ж<е>, что были у государя. И с немецкими люд<ь>ми был бой. И князя Ивана Федоровича Мстиславского на том бою ранили из пищали. А князя Ивана Андреевича Шуйскаго на том бою убили. А осталися у него пять сынов: князь Василей Ивановичь, что был на государстве, князь Андрей Ивановичь – преставился в заточенье 18, князь Дмитрей Ивановичь, князь Александро Иванович, князь Иван Ивановичь.

Тое же зимы в казанском походе 19 были бояря /л. 249/ и воеводы по полком: в бол<ь>шем полку – князь Микита Романовичь Одоевской да князь Иван Костянтиновичь Курлетев, да князь Иван Охлябинин Залупа, в правой руке – князь Юрьи Костентиновичь Курлетев, Иван Михайловичь Морозов, в передовом полку – бояря и воеводы Иван да Федор Васильевичи Шереметевы, в сторожевом полку – князь Андрей Петрович<ь> Куракин да князь Борис Васильевичь Серебряной, в левой руке – князь Андрей Петровичь Хованской да князь Андрей Дмитреевичь Палетцкой. И в том походе поставили Ареск.

Потом царь и великий киязь Иван Васил<ь>евич всеа Русии мнети почал на сына своего царевича Ивана Ивановича о желании царьства и восхоте поставити ему препону, нарек на великое княжение царя Семиона 19а Бекбулатова. Елицы же супротив 19б сташа, глаголюще: «Не подобает, государь, тебе мимо своих чад иноплеменника 19в на государство 19в поставляти». И на тех воз<ь>яряся, казнил ноугородцкого архиепископа Леонида 20, чюдовскаго архимандрита Еуфимия, арханъгил<ь>ского протопопа Ивана посадил в воду 21, боярина князя Петра Андреевича Куракина 22, стол<ь>ника Протас<ь>я Васил<ь>евича Юрьева 23, окол<ь>ничих Ивана Андреевича Бутурлина 24, Никиту /л. 249 об./ Васил<ь>евича Бороздина 25 и дворян князя Григорья Мещерского 26, диаков Семена Мишурина 27, Дружину Володимерова 28 казнили на площади под колоколы. А Никиту Романовича грабил. А Семиона взвел на бол<ь>шей двор и велел его писати великим князем всеа Русии. И тут его женил, – дал за него князя Иванову дочь Федоровича Мстиславского 28а Анастасею 29, а перво была за царевичем за Михайлом Кайболовичем 29а 30. А на свад<ь>бе государь сам был в отцово место. Царевичь Иван – тысецкой. Друшки были со княжие стороны – князь Василей Васильевичь Голицын, князь Петр Ивановичь Татев. Со княинины стороны друшки – Иван Васильевичь Шереметев, князь Дмитрей Ивановичь Хворостинин. А жены их свахи были. И чины все дал государьские – [146] стол<ь>ники, чашники. А сам велел писатися: Князь Иван Васильевичь Московской 31. И к образом припущал прикладыват<ь>ца наперед, себя Семиона, и к митрополиту благословлятися также наперед. И потом велел сказати себе службу. И разрядной диак Василей Щелкалов перед Семионом и перед бояры говорил вслух: «Князь Иван Васил<ь>евичь Московской! Князь Иван Ивановичь Московской! Князь великий Семион Бекбула/л. 250/товичь всеа Русии велел вам быти на службе на берегу для приходу крымского царя». А на завтрее подал челобитную, а в челобитной пишет: «Государю великому князю Семиону Бекбулатовичю всеа Русии бьют челом князь Иван Васильевичь Московской и сын мой князь Иван Ивановичь. Сказана нам твоя государева служба на берег, и тебе бы 31а нас пожаловать на под<ъ>ем, как тебе бог известит». И Семион дал честь челобитную Василью Щелкалову. И Василей чел вслух и, прочет, сказал: «Князь Иван Васильевичь и князь Иван Ивановичь! Князь великий Семион пожаловал на под<ъ>ем 40000 рублев». И они поклонилися. И пошел государь в Калугу. А бояря и воеводы были по полком: в бол<ь>шем полку – князь Иван Федорович Мстиславской да Петр Васильевич Морозов, правая рука князь Иван Юрьевичь Голицын да Борис Васильевичь Шеин, передовой полк – князь Семион Даниловичь Пронской да Иван Васил<ь>евичь Шереметев, сторожевой полк – князь Григорей Андреевичь Куракин да князь Петр Ивановичь Татев, левая рука – князь Василей Васильевичь Голицын да князь Дмитрей Ивановичь Хворостинин.

А Семион на Москве был год, именовался 31б великим князем всеа Русии. /л. 250 об./ Потом царь и великий князь Иван Васил<ь>евичь всеа Русии восприя свой скифетр Росийскаго царствия и облачашася царьскою багряницею, и венец и диадиму на ся возлагая, яко же и преже. А Семиону дал в удел Тверь да Торжек, а велел его писати: Князь великий Семион Бекбулатовичь Тверский 32. А бояре у него были в уделе князь Борис Петровичь Хованской, Григорей Бороздин, князь Данило Засекин, дворецкой князь Иван Звенигородцкой, диак Микита Щелепин.

И потом посылал царь и великий князь Иван Васил<ь>евичь всеа Русии под Колывань бояр своих и воевод: в бол<ь>шем полку – бояря и воеводы князь Федор Ивановичь Мстиславской да Иван Васильевичь Шереметев, в правой руке – боярин и воевода князь Иван Юрьевичь Голицын да Федор Васильевич Шереметев, в передовом полку – князь Василей Юрьевич<ь> Голицын да князь Дмитрей Ивановичь Хворостинин, в сторожевом полку – князь Григорей Андреевичь Куракин да князь Иван Федоровичь Лыков, в левой руке – князь Андрей Петрович<ь> Хованской да князь Михайло 32а Федорович<ь> Лыков. И в том походе на выласке немъцы убили боярина /л. 251/ и воеводу Ивана Василь<е>вича Шереметева.

Та же ходил государь в Ливонскую землю и взял 4 города: Лужю, Резицу, Ухлень на Двине. А потом взял 24 города: Кес<ь> и иные 33. А по полком были: у государя в полку – бояря и воеводы князь Федор Михайловичь Трубецкой, Афонасей Федоровичь Нагой, в бол<ь>шем полку – князь великий Семион Бакбулатовичь Тверской да боярин и воевода князь Иван Петровичь Шуйской, в правой руке – боярин и [147] воевода князь Петр Тутаевичь Шейдяков да Микита Рамановичь Юрьев, в передовом полку – князь Федор Ивановичь Мстиславской да князь Петр Ивановичь Татев.

А перед государем ходил голдовник его Арцымалнусь 33а корол<ь>, дацког<о> короля внук, за которым была государева племянница князя Володимерова дочь Андреевича королева Мар<ь>я Володимеровна 34. И в том походе государь на короля Арцымалнука 33аопалился, бояр его и немец велел запереть в Кеси. Они же взыдоша в вышку и, бочки зелия, подкатив, зажгоша; и тако погибоша 35. А король был за приставом и потом побежал и с королевою в Курлинские немцы за Двину, в свои вотчинные городы. И в том походе взят литовский воевода князь Александро /л. 251 об./ Полубенский 36. И в та времена по воли Турскаго Амурат 36а салтана царя 37 Семиградцкой князец Стефан Абатур учинился король Пол<ь>ский и великий князь Литовский и прислал к государю послов своих Станислава, воеводу Мазовецкова, да Миколая, старосту Киевского, да писаря Михаила Гарабурда 38. А приставы у них были Остафей Пушкин да Лука Новосил<ь>цов, да диак Семейка Фомин. А писал король Стефан Абатур, прося у государя мира и любви и братства, и государь возмерился и братом ему писатися не похотел, а писал к нему соседом. И с тем послал послов своих Михаила Долматовича Карпова да казначея Петра Ивановича Головина, да диака Курбата Грамотина 39.

Пошел государь во Псков, а с ним сын его царевичь Иван Ивановичь, хотя итъти на достал<ь>ные городы Вифлянские 39а земли и за Двину. И повеле войску своему збиратися во Пъскове. А по полком были росписаны воеводы: в государеве полку 39б – бояря и воеводы князь Федор Михайловичь Трубецкой, Микита Рамановичь Юрьев да Офонасей Федорович<ь> Нагой, в бол<ь>шем полку – князь великий Семион Бекбулатовичь Тверской, бояря и воеводы князь Иван Федорович<ь> Мстиславской, князь Данило Андреевичь Нохтев Суздал<ь>ской, /л. 252/ князь Василей Кривоборской, правая рука – бояря и воеводы князь Петр Тутаевичь Шейдяков, князь Иван Петровичь Шуйской, Федор Шереметев, передовой полк – бояря и воеводы князь Федор Ивановичь Мстиславской, князь Семен Даниловичь Пронской, князь Михайло Лыков, в сторожевом полку – князь Василей Федоровичь Шуйской-Скопин да Борис Васильевичь Шеин, князь Петр Ивановичь Хворостинин, левая рука князь Иван Юрьевич Голицын, князь Семен Ардасовичь Черкаской, князь Андрей Дмитриевичь Палецкой.

И корол<ь> Стефан Абатур, а с ним Бекешь, корол<ь> Вингерской 40, со многими люд<ь>ми: угры, француги, поляки, волынцы, подоляня, – безвестно пришед к Полоцку. А в Полоцке были воеводы князь Василей Телятевской, Петр Волынской, Иванис Козин 41, Диак Ржевской. И государь послал Полотцку помогати воевод на три полки: в бол<ь>шем полку – Борис Васил<ь>евичь Шеин, князь Петр Ивановичь Хворостинин, передовой полк – Федор Васил<ь>евичь Шереметев, князь Андрей Дмитреевичь Палецкой, сторожевой полк – князь Михайло Федоровичь Лыков, князь Василей Кривоборской. /л. 252 об./ И весть учинилася, что корол<ь> Полоцкой взял 42. И воеводы стали в Соколе. [148] И король прислал под Сокол и Сокол взял 43, и воевод побил, а иных поймал, и многих дворян и детей боярских розных городов в Полоцке и в Соколе поимали и побили много.

А на другое лето корол<ь> взял Луки Великие, Невль, Велижь. А Государь был в Старице. А государевы послы были у короля под Луками: князь Иван Васильевичь Сицкой, Раман Пивов, диак Дружина Петелин – и отпущены без послования.

И на третьее лето корол<ь> пришел подо Псков со многими люд<ь>ми. А во Пскове были воеводы князь Василей Федоровичь Шуйской-Скопин да князь Иван Петровичь Шуйской, Микита Ивановичь Очин-Плещеев; вылазные воеводы – князь Андрей Хворостинин Старко, князь Володимер Бахтеяров, князь Василей Лобанов. А в Великом Нове городе были воеводы боярин и воевода князь Иван Юрьевичь Голицын. На Пшаге 44 стояли заставные воеводы Иван Михайлович Бутурлин да князь Семен Каркадилов 44а, а с ними казанские и мещерские татарове и черемиса, и мордва. И воевод /л. 253/ на Пшаге литовские люди разганяли и князь Семена Каркодилова взяли, а Ивана Бутурлина ранили.

А как подо Псков пришел х королю папы Римского посол Антон патр Посивинус короля з государем мирити 45, из-подо Пъскова прислана грамота в Великий Нов город. А в грамоте пишет: «Великого государя Стефана, божиею милостию короля Пол<ь>ского и великого князк Литовского, Рускаго, Прускаго, Жемотскаго, Мазоветцкаго 45а и иных, от велеможнаго пана рады от Миколая Юрьевича Родивилы, воеводы Виленского, моршалка земли Волынския, старосты Городенского и иных, великого князя Московского боярину и воеводе Ноугороцкому князю Ивану Юрьевичу Голицыну. Ведомо тебе чиню, что посол навелебней-Шаго пастыря и учителя папы же Римского Антон патр Посевинус приходил до .нашего государя короля Пол<ь>ского и великого князя Литовского, а ныне пошед до вашего государя и провожати его до Пшаги послано. А как ево ваши посланцы примут, и вам бы о том нам ведомо учинити. Писано в обозе наяснейшего короля Стефана, божиею милостию Пол<ь>ского и великого князя, у Пъскова в лето от рожества господа бога и спаса нашего Исуса Христа 1600 45б 46 /л. 253 об./. И из Нова города встретили посла на Пшеге и принели с великою честию. И подо Псков из Нова града 46а писана грамота.

«Великого государя царя и великого князя Ивана Васил<ь>евича, всеа Русии самодержца, Владимерского, Московского, Ноугородцкого, царя Казанского и царя Астраханскаго и иных, государя Псковскаго и великого князя Смоленского, Тверскаго, Болгарского и Пермьскаго, Вятцкаго, Удорского, Обдорского, Кандинскаго и всея Сибирския земли и Северныя страны, государя и великого князя Нова горада, Низовские земли, Черниговского, Резанского, Ростовского, Ярославского и иных, обладателя и государя земли Вифлянския, града Юрьева и иных, от боярина и намесника Ноугородцкаго князя Ивана Юрьевича Булгакова-Голицына великого княжества Литовского воеводе Вилинскому Миколаю Юрьевичю Родивилу. Ведомо вам буди, что посол пастыря и учителя Римския 46б церкви Григория Трет<ь>яго на десят<ь> папы Антон [149] патр Посивинус в Великий Нов город пришел сь государя нашего люд<ь>ми, а ваши пол<ь>ские и литовские люди воротилися от Пшаги. Писана государя нашего царя и великого князя Ивана Васил<ь>евича, всеа Русии самодержца, отчине в стол<ь>ном Великом Нове городе лета 7080-го 46в» 47.

И в том году преставися царевичь Иван Ивановичь всеа Русии. А был женат тремя браки: 1, царица Евдокея, /л. 254/ Богданова дочь Юрьевича Сабурова, пострижена в Покровском монастыре, во иноцех Александра; 2, царица Феодосия, Михайлова дочь Соловова с Резани 48, пострижена на Беле озере, во иноцех Парасковия; 3, царица Елена, Иванова дочь Васильевича Шереметева, после царевича пострижена в Новом монастыре, во иноцех Леонида, – и государь дал ей в вотчину город Лух да волость Ставрову.

И посол римской у государя был и с королем помирил на том, что королю ото Пскова отступити без зацепки и городы государевы, которые поймал, Луки Великие и иные, отдати, а государь королю поступился Ливонские земли града Юрьева и иных городов. И говорил римской посол с государемь о вере 49 и бил челом, чтоб<ы> ему быть у Пречистыя богородицы в бол<ь>шем соборе, смотрити церковныя красоты. И государь ему велел быти. И митрополит Деонисей пустить его не велел, что крестного знамения на себя не положил. С римским послом на договор, как городами розменятца, были князь Дмитрей Петровичь Елецкой Бол<ь>шая Борода, Раман Олфер<ь>ев, диак Захар Свиязев. А городов очищат<ь> посыланы были в Юр<ь>ев Ливонской стол<ь>ник Василей Петрович<ь> Головин, а в Юрьеве были воеводы князь Василей Костянтиновичь Пронской да Иван Колотъка Плещеев, да князь Федор Осиповичь Масал<ь>ской, диак Нечай Перфирьев. /л. 254 об./

А в рим к папе с папиным послом от государя послан посол Яков Семеновичь Молвянинов. А приказал государь изговорити так: Велел, тебе, папежю римскому, свое государево здоров<ь>е сказати, а о твоем спросити. А будет станут говорити о вере, и ему сказатися, что грамоте не умеет, ратной человек, да, взяв лук, стреляти. Так и учинил перед папою: убил под колпану трожды 50.

В Казанской в зимней поход посыланы были 50а воеводы горные стороны воевати: в бол<ь>шем полку – князь Иван Михайловичь Воротынской да князь Дмитрей Ивановичь Хворостинин, правая рука – князь Андрей Петровичь Куракин, Яфим Бутурлин, передовой полк – Иван Михайловичь Бутурлин, князь Михайло Ноздроватой, сторожевой полк – князь Иван Андреевичь Ноготков-Оболенской, князь Меркурей Щербатой, левая рука – князь Иван Самсоновичь Туренин да князь Иван Борятинъской Чермной.

На другую зиму посыланы воеводы луговые стороны воевати: в бол<ь>шем полку – окол<ь>ничей Федор Васил<ь>евичь Шереметев да Володимер Головин, да Микифор Чепчюгов с татары, в правой руке – князь Дмитрей Ивановичь Хворостинин да Михайло Безнин, передовой полк – Михайло Глебов Салтыков /л. 255/ да князь Иван Борятинской Черемной, сторожевой полк – Ефим Бутурлин да Ондрей Давыдов, левая рука – князь Меркурей Щербатой да Ортем Колтовской.

А на лето посыланы были воеводы луговые стороны воевати: в [150] бол<ь>шем полку – князь Иван Андреевичь Ноготков да князь Григорей Щербак Засекин, да сходные воеводы из Казани князь Иван Васил<ь>евичь Гагин да Микифор Чепчюгов, передовой полк – князь Андрей Ивановичь Хворостинин да Ортем Колтовской, да в сходе Данило Григорьев сын Сабуров, сторожевой полк – Григорей Морозов Чюдо, Раман 50б Вердеревской да в сходе Иван Григорьев сын Волынской. И от бол<ь>ших воевод посыланы были въ ертауле головы с сотнями: из бол<ь>шева полку – Федор Янов да Петр Пивов, да с литвою Смирной Вышеславцев, да голова стрелецкой Федор Мясоедов с приказом, из передоваго полку – Тимофей Лачинов с товарыщи, из сторожеваго полку – Мамлей Мал<ь>цов с таварыщи. И татар и черемисы побили много. И на том бою Федора Янова ранили копьем по горлу 51, Петра Пивова ранили из лука по руке. И тогда луговую сторону воевали и многие улусы разорили. /л. 255 об./

Лета 7089-го в великой пост в четвертую суботу преставися царь и великий князь Иван Васил<ь>евичь всеа Русии 52. Был на государстве много лет, а был женат 7-ма браки. 1. Царица и великая княгина Анастасия Романовна, от нея же 1 сын, царевичь Дмитрей, – в младенъчестве утонул в Шесхне реке тем обычаем, как государь ходил молитися в Кирилов монастырь 53 в судех вверх Шескною, и из стану из шатров на судно царевича несла кормилица на руках, а кормилицу вели под рука царевичевы дядьки 53а бояря Данило Романовичи да Василей Михайловичь Юрьевы, и по грешному делу царевичь из руки у кормилицы упал на сходню, а [с] сходни в воду, и того часа выхватили, и он залился; 2, сын, царевичь Иван, преставился в совершении возраста; 3, царевичь Федор, был после отца на государстве; да две царевны. 2. Царица и великая княгина Мар<ь>я, дочь Темрюка, князя черкаскаго ис Пяти гор, от нея был сын, царевичь Василей, – во младенчестве не стало. 3. Царица Марфа Васил<ь>ева дочь Собакина. 4. Царица Анна Александрова дочь Колтовских, во иноцех Дарья. 5. Царица Анна Григорьева Васил<ь>чикова. 6. Царица Мар<ь>я Федорова дочь Федоровича Ногова, от нея был сын, царевичь Дмитрей, – после отца остался полутора года, дан ему был в удел и с матер<ь>ю Углечь, и как достиг 9-го году, заклан бысть, яко агня незлобиво умышлением Борисовым; а царица пострижена, во /л. 256/ иноцех Марфа 54. Царю бо Ивану вскоре преставльшуся. Нецыи же глаголют, яко даша ему отраву ближние люди. И духовник ево Феодосей Вятка 55 возложил на него, отшедшаго государя, иноческий образ, и нарекоша во иноцех Иона. Царевичю ж<е> Феодору плачющуся и всему сиклиту кричащю плачевными гласы. И прииде к царьскому телу 55а в ложницу преосвященный Деонисей, митрополит Московский и всеа Русии, и весь освященный собор. И пришед к телу покровенну и видев царевича Феодора, слезами облиянна, жалостныя гласы испустив, митрополит 55а рече: «Где град Иеросалим, где древо животворящаго креста, где государь наш царь и великий князь Иван Васильевичь всеа Русии? Не вижу бо ничто же о сих». И многия излияв слезы, к цареву телу припадая, с плачем глаголя: «Почто, государю, оставиши Росийское свое царство и благородныя свои отрасли и нас, сирих, оставил еси? И всех предстоящих в бол<ь>шее умиление введе. И по сем очи и лице, и руце утер и от плача предста, нача утешати царевича, [151] дабы от плача престал и о погребении отеческаго тела попечение имел, велел строити, яко ж<е> обычай есть. И потом боляром предстоящим рече: «Предстаните от плача, но на 55б бога упование полагати довлеет нам. Взял у нас бог государя царя и великого князя Ивана Васил<ь>-евича всеа Русии, и он, создатель нашь, оставил сына его наследника царствию царевича Федора Ивановича, тот /л. 256 об./ будет вместо отца своего нам государь царь и великий князь Федор Ивановичь всеа Русии». И оградив его, государя, рукою крестообразно, изыде в митрополию и нача писати по всем градом, чтоб<ы> власти ехали на собор. И потом по чину царского погребения изнесоша тело преставльшегося царя Ивана, во иноцех Иону, от царского двора в соборной храм к Арханггелу Михаилу и совершив надгробное пение с плачевными гласы, и погребоша его в пределе Иванна, списателя Лествииы. И по погребении нарекоша на государство Московское и всеа Росии сына его царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии. Царьскому ж<е> венчанью быти приговорили в сед<ь>мую неделю по пасце. А в окрестные государьства и по всем городам писали от царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии, возвещая отцово преставление, а свое царьское наречение. И на светлое воскресение государь многих пожаловал чины и повышении.

О помазании на царство благочестиваго государя царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии. В неделю шестую по пасце постился государь всю сед<ь>мицу. В сед<ь>мую же неделю по пасце учредиша соборные церкви всякими церковными красотами. Тако ж<е> и святители, и вес собор в светлыя 55в и многоценныя ризи облекошася. Тако ж<е> и царьские /л. 257/ полаты украсиша всякими лепотами. И царьский синклит, бояре и окольничие, и стол<ь>ники, и чашники, и дворяне, и всякие чиновные люди в бол<ь>шия наряды украсишася. Тако же и площадь украсиша: из Золотые полаты от государева места из сеней переднею лесницею к бол<ь>шему храму Пречистые богородицы и к Арханггелу, и к Благовещению по переходом послаша паволоки, сукна багрецовые и лундыш червьчаты, а поверх сукон бархаты золотыми. А по местом для обереган<ь>я, чтоб<ы> кто пути царева не перешел, приставлены дворяне старыя и дияки, все – в златом одеянии. Во святей же соборной церкве царьское горнее место устроено в высоту 12 степеней, обито сукнами и по сукну бархаты, поставлено прямо против царьских дверей, и против устроен налой со многоценною поволокою. На десней же и на левой стране устроены святител<ь>ские места и властелинские. Егда ж<е> приспе время и уреченный час, прииде с царьскою утварию царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии шурин и слуга боярин и конюшей Борис Федоровичь Годунов, а с ним окол<ь>ничие и казначеи, и ближние диаки, и ото всяких чинов выбраные люди во украшении и благочинно несоша от Казеннаго двора к соборной церкве царьския наряды: крест, от самого животворящаго древа – у него чепь золотая, нес крест благовещенской протопоп Елферей на главе, окрест же его диаконы с кандилы; шапку Манамахову во влагалище нес казначей Володимер Головин. И вся сия несо/л. 257 об./ша по чину, впреди животворящий крест, потом царьския утвари, камуждо что поручено. Последи же конюшей боярин Борис Федоровичь Годунов в [152] бол<ь>шем наряде, а с ним всяких 55г чинов люди. Егда ж<е> приидоша к церковным дверям, и тут встретил Деонисей митрополит со всем освященным собором, с кандилы и со свещами, и внесоша в соборную церков<ь> и выняв из [в]лагалищь вся сия, поставиша на уготованном налое, окрест же того сташа казначеи и постел<ь>ничие. Егда же вся по чину устроиша, и государь пришел в Золотую полату и сел на царьском месте, и повеле бояром сести по местом по чину их.

И повеле благовестити. И потом, востав, иде в соборную церковь середнею лесницею 55д по посланному пути, духовнику же кропящу пут<ь> царев святою водою, пред<ь>идущим же и последствующим окрест царя бояром и окол<ь>ничим и всяким чиновным людем. Егда же прииде во святую соборную и апостол<ь>скую церковь и воскликнуша трестрошными гласы з демеством многолетье царю 56. И нача прикладыватися к чюдотворным иконам и ко святым мощем по своему царьскому чину. И пришед к горнему месту, и тут государя благословил Деонисей митрополит и поцеловал государя в плечо и поидоша 56а на горнее место оба, царь и митрополит. И взотшед на место, с правые стороны на уготованном престоле /л. 258/ сел государь, а налеве сел митрополит; та ж<е> по чину диякони. И изыдоша от святаго алтаря святителие и освященные власти по два. Ноугородцкаго архиепископа Александра да Казанского архиепископа Тихона посадиша на горнем месте, на первой степени, Ноугороцкого направе, у государевы ношки, а Казанскаго налеве, у митрополита. Потом на сед<ь>мой степени посадиша направе Ростовского Еуфимия, налеве – Велогоцкого владыку Варлама. А на церковном помосте по чину: в начале правыя стороны – Суздал<ь>ского владыку Варлама, левыя стороны в начале – Смоленского владыку Селивестра, потом направе – Резанского владыку Леонида, налеве – Тверского владыку Захар<ь>я; потом направе – Коломенского владыку Иева, что был патриарх, налеве – Крутицкого владыку Варлама Пушкина. А под теми анхимандриты и игумены, по лестнице направе под владыками, вначале Троецкой, налеве Володимерской. Егда же седоша вси, тогда востает царь от престола своего и призывает к себе от места митрополита и архиепископов, и епископов, и весь освященный собор. И потом призывает к совету своему своих государевых бояр и окол<ь>ничих и весь царьский синклит и говорил всем во услышании речь:

«Ведомо тебе, отцу нашему и богомол<ь>цу преосвященному Деонисию, митрополиту Московскому и всея Русии, и вам, богомол<ь>цам нашим /л. 258 об./ архиепископом и епископом, и всему освященному собору, и вам, бояром нашим и окол<ь>ничим, и всему синклиту нашего царьского величества, и всем православным християном, как по закону божию и по преданию святых отец и по изложению нашея християнскня веры от благочестиваго перваго християнского царя Константина и по нем бывших Устинияна и Феодосья Великих и прародителей наших росийских царей и великих князей обычаев по преставлении благословляли на государства бол<ь>ших детей своих. По тому обычаю и блаженные памяти отец наш царь и великий князь Иван Васил<ь>евичь всеа Русии, оставя земное царство, переселился в вечное блаженство, благословил на Владимерское и Московское государство с прележащими [153] государствы меня, бол<ь>шаго сына своего, и нарек царем и великим князем всеа Русии. И тебе б<ы>, отцу нашему и богомол<ь>цу Деонисию, митрополиту всеа Росии, со всем освященным собором нас благословити и молити бога о всех нас, дабы господь бог во дни нашаго царствия устроил мир и тишину, и благоденствие, и преизобилие всякаго блага». И вси поклонишася царю и седоша по местом, яко ж<е> и преже. И мало посидев, востают от мест своих Троецкой да Володимерской бол<ь>шие анхимандриты и приходят к налою и емлют на блюде парфиру царьскую и при/л. 259/носят к Суздальскому да к Смоленскому владыкам, а владыки и архимандриты приносят к Ноугороцкому архиепископу и с ним вкупе к митрополиту, и митрополит возлагает на государя, ограждая рукою кресто образно. И паки седоша. И потом востают архимандриты Спаской с Новаго да Юрьевской из Нова города и приходят к налою, приемлют на блюде царьский скипетр и приносят 56б к Резанскому и к Тверскому владыкам, а владыки приносят х Казанскому архиепископу, а он с ними приносит к митрополиту, и тако митрополит, вручив царьский скипетр царю в правую руку, благословил рукою кресто образно. И тако седоша. И потом востают архимандриты Чюдовской да Симановской и приходят к налою и приемлют на стоял<ь>це яблоко и приносят х Коломенскому и х Крутицкому владыкам, а владыки к Ростовскому архиепископу, и купно приносят к митрополиту, и митрополит вручает государю в левую руку яблоко царьствия державы. И паки седоша. И потом востают начал<ь>ныи – епископ Вологоцкий 56в и все владыки, приходят к налою и взимают царьскую шапку, на мисе несут ю на главах, и приимают архиепископы и приносят всоборие к митрополиту, а митрополит поставляет ю на главу цареву и ограждает рукою кресто образно. И потом митрополит со всем освященным собором /л. 259 об./ приходят к налою и приемлют на блюде животворящий крест и приходят к государю, нося крест на главе, и, сняв з блюда, оградив государя, возлагает на выю царю, и тако благословляет государя и целует в плечо. И потом благословляют государя архиепископы и епископы и целуют государя в мышцы и поздравляют царя власти и бояря, и всенародное множество, клирицы ж<е> поют многолет<ь>е.

И потом начаша пети святую литоргею. Царю же и митрополиту стоящу на горнем месте. И егда прииде время святаго выхода сь евангилием, и государь, сняв с себя царьскую шапку и поставиша на блюде, дал держати боярину князю Федору Ивановичю Мстиславскому, скипетр дал держати боярину князю Василью Федоровичу Скопину-Шуйскому, яблоко дал держати боярину и конюшему Борису Федоровичю Годунову 57, на выходе поцеловав святое евангилие от руки митрополитовы, и иде на царьское место, а митрополит со святители иде во святый алтар<ь>. И тако совершающе святую литоргею. Егда же кончевают кенаники, приходят от святаго алтаря царьскими двер<ь>ми протодиякон 57а да ризничей – архидиякону бо в то время не сущу – и, пришед прямо царьского места и положив три поклоны на восток, великим гласом глаголет: «О 57б, богом венчанный благо/л. 260/честивый и христолюбивый великий государь царь и великий князь Федор Ивановичь всеа Русии, [154] зовет тя преосвященный Деонисей, митрополит всеа Русии, со всем освященным собором. Прииде, царю, и причастися святых тайн пречистаго тела и крови Христа бога нашего». И 57в тако государь приходит прямо царьских отверзенных дверех, митрополит же приемлеет кисть, омакая во святая миро, помазует царя 57в, чело и браду, и ушеса, кресто образно, та ж<е> перси и руце и причащает святых божиих тайн, и паки возлагает на главу царьский венец, и вручает скипетр и царству содержание многоценно – яблоко. И приходит государь паки на свое царьское место, и тут осыпал государя денгами золотыми боярин князь Иван Федоровичь Мстиславской. И по совершении божестъвенныя службы иде государь по посланному пути к соборному храму Архистратига божия Михаила во всемь пристроении царскаго величества. А царица Ирина стояла в Грановитой полате в окне и с нею чеснородны княгини и болярони. И быв государь у гробов отца своего и протчих прародителей, и иде ко Благовещению, и тут государя осыпал золотыми денгами тот же боярин князь Иван Федоровичь Мстиславской и в Золотой полате на царьском месте потому ж<е> осыпал, и в царицыных полатах на месте с царицею Ириною Федоровною еще осыпал. И по времени стол был в бол<ь>шей Грановитой /л. 260 об./ полате, ликующе и веселящеся довол<ь>но. Тако ж<е> бысть поставление росийским царем по обычаю греческаго закона. Единаго ж<е> не прияша – в грецех закон бысть таков – егда поставляют царя, первее всех приходят мраморники, приносяща мраморы различными цветы и глаголют во уши царевы: «Како поволит держава твоя, царю, устроити тебе гроб, сего ради воспоминая день начала царствия своего, воспомени цвет гроба своего», да богобоязненно царствует 58.

Потом ненавидяй враг добра роду человеческому нача возмущати боляр между себя враждовати, како бы друг друга поглотити, еже и бысть. Власть же и строение возложи на ся шурин царев боярин и конюшей Борис Федоровичь Годунов.

А при государе были бояря князь Иван Федоровичь да сын ево князь Федор Ивановичь Мстиславские, князь Василей Федорович<ь> Скопин, княз Василей, князь Андрей Ивановичи 58а Шуйские, князь Иван Михайлович<ь> Воротынской, Микита Рамановичь Юрьев, князь Андрей Петровичь Куракин, Дмитрей Ивановичь Годунов, конюшей боярин Борис Федоровичь Годунов, крайчей князь Дмитрей Ивановичь Шуйской, дворецкой Григорей Васил<ь>евичь Годунов, окол<ь>ничие /л. 261/ Степан да Иван Васил<ь>евичи Годуновы, князь Иван Васил<ь>евичь Сицкий, князь Петр Семеновичь Лобанов.

У царицы боярин Богдан Юрьевичь Сабуров.

На берег посланы воеводы: в бол<ь>шем полку – бояря и воеводы князь Федор Михайловичь Трубецкой да князь Михайло Туренин, правая рука – князь Микита Рамановичь Трубецкой да князь Иван Щербатой 58б, в передовом полку – князь Иван Ивановичь Голицын да князь Федор Осиповичь Масал<ь>ской, в сторожевом полку – князь Михайло Никитичь Одоевской да князь Меркул Щербатой, левая рука – князь Андрей Петровичь Хованской да князь Василей Щербатой, повотчик на Тулу – князь Тимофей Рамановичь Трубецкой да[155] Баим Ваейков, в Смоленск – боярин 58в и воевода князь Василей Юрьевичь Голицын, в Новгород – боярин и воевода Федор Васил<ь>евичь Шереметев, во Псков – боярин и намесник князь Иван Петровичь Шуйской, в Казан<ь> воеводы – князь Григорей Андреевичь Куракин, в Астрахан<ь> воеводы – князь Василей Федоровичь Бахтеяров-Ростовской, х карабельной пристани – князь Василей Андреевичь Звенигородцкой да Федор Осиповичь Янов 59. /л. 261 об./

Тогда был у государя литовской посол Лев Сапега, прислан был к царю Ивану Васил<ь>евичю, и по преставлении царя Ивана велено ему пословат<ь> царю Федору Ивановичю. А приставы у него были Баланда Савин да Михаила Темирев. А в Литву посланы были послы боярин и наместник коломенской князь Федор Михайловичь Троекуров да Михайло Безднин, да диак Захар Свиязев, да Посник Дмитреев о перемирье. И король Степан Абатур положил перемирья всего на два месяца. И государь велел росписывать по полком:

В бол<ь>шом полку – князь великий Семион Бекбулатовичь Тверской да князь Федор Ивановичь Мстиславской, Микита Рамановичь Юрьев.

Правая рука – Мустофалей, царь Касимовской, да князь Иван Петровичь Шуйской, Степан Васильевич Годунов.

Передовой полк – Иль-мурза Исупов да Борис Федоровичь Годунов, князь Федор Михайловичь Троекуров.

Сторожевой полк – царевичь Арасланалей Кайбалавичь да князь Данило Андреевич Нохтев Суздал<ь>ской, Иван Михайлович<ь> Бутурълин.

Левая рука – Маметъкут, царевичь Сибирской, да князь Федор /л. 262/ Андреевичь Ноготков, князь Федор Ивановичь Хворостинин.

Ертаул – Михайло Глебов Салтыков, Михайло Безднин.

И тот поход не был, что Стефана короля не стало, и паны рада всею землею учали избирати, из которые земли взяти на государство, и о том была Посполита рада. Одни говорили – взяти цесарева 59а племянника 60, а другие, чтоб<ы> присегнути к Московскому государству 61, третьие, чтоб<ы> свейского королевича 61а, который родися от королевы Жигимонтовы Августовы сестры, сын Ягана, короля Свийскаго 62. И государь послал на тот съезд великих послов боярина инамесника костромъскова Стефана Васильевича Годунова да боярина и намесника коломенского князя Федора Михайловича Троекурова, да бол<ь>шего розрядного дьяка Васил<ь>я Яковлева сына Щелкалова, да диака Дружину Пантелеева сына Петелина, с ними дворяне Семен Безобразов, Борис Цыплетев, Федор Лихарев, Иван Чепчюгов и иные. А послы розных земель стояли коиждо под своим знаменем: государевы московские послы знамя колпак, турские земли знамя чолма, цесарские земли знамя шапка, римъская пол<ь>ская знамя магирка, свейское знамя шляпа. И на том съезде з государевыми послы и з турским и з цесаревым взяли перемирье. А на Пол<ь>ское и Литовское государство обрали свейского королевича Жигимонтова сына Яганова и матери Катерины, сестры . Пол<ь>ского короля /л. 262 об./ Жигимонта Августа. Потом послал государь в Астрахан<ь>, а велел быти воеводам по росписи: в бол<ь>шем [156] городе – боярин и воеводы князь Федор Михайловичь Троекуров да князь Петр Хворостинин, в остроте – князь Федор Михайловичь Лобанов-Ростовской, князь Василей Тюфякин, на вылазке – князь Андрей Ивановичь Хворостинин Старко, Василей Куз<ь>мин; во дворенех были князь Иван Татев, князь Иван Солнцов, Богдан Полев, Федор Янов; у городовова дела–Михайло Вел<ь>яминов, Григорей Овцын, диак Дей Губастой; у царевича у Мурат-Кирея были дяд<ь>ки Андрей Измайлов, Семен Безобразов. А как в Бол<ь>шие Нагаи ходили на Казыев улус Урусь князь з братьею и з детми, и с племянники, и Казыев улус погромили и Кшесата 62а князя и мурз поимали. А из 62б Астрахани царевичь Мурат-Кирей послал в Нагаи смечат<ь> и россматриват<ь> Федора Янова 63, а с ним из городов дворян и головы казачьи и головы стрелецкие с приказы.

Лета 7091-го году по нагайским вестем были в Мещере воеводы: в бол<ь>шем полку – Иван Михайловичь Бутурлин да Федор Туров, стояли в Терехове; передовой полк – князь Михайло Васил<ь>евич<ь> Ноздреватой, Замятия Безстужев, стояли в Темникове; сторожевой полк – князь Василей Михайловичь /л. 263/ Лобанов-Ростовской да князь Иван Немичев, стояли в Касимове. На другое лето по тем же ногайским вестем были воеводы по полком: в бол<ь>шем полку, стояли з Шатцском, – князь Андрей Ивановичь Гундоров, Федор Туров, Иван Таварыщев; в передовом полку – князь Григорей Засекин Щербак за Замятня Безстужей, стояли на Алатыре; в сторожевом полку – Федор Осипович<ь> Янов 64 да князь Иван Немичев, а с ним были мещеряне.

Приходил 64а к Москве из Царя града святейший Иеремея, патриарх Вселенский, да с ним Терновский митрополит, архиепископ Еласунский, епископ Кизический, и поставили в Московском государстве Иева митрополита на патриаршество Московское и всеа Русии. А на поставленье был государь царь и великий князь Федор Ивановичь всеа Русии. На горнем месте сидел направе Иеремей, патриарх Цареградцкий; направе, у государевы 64б ношки, на верхней степени, сидел Новгородцкий архиепископ Александр; у патриарховы ноги, на верхней степени, – Казанской архиепископ Тихон; на сед<ь>мой степени сидели направе – Ростовъской архиепископ Варлам, налеве – Вологоцкой епископ Антоней; на помосте церковном по своим светител<ь>ским местам:

направе – Елосунский архиепискрп,

налеве – Кизический епископ,

 

Смоленской епископ Феодосей, /л.263 об./

Суздал<ь>ской епископ Иев,

Тверский епископ Захарей,

Резанский епископ Митрофан,

Крутицкой епископ Галасей,

Коломенский епископ Иосиф,

Володимерской анхимандрит,

Троецкой анхимандрит,

Ватопецской анхимандрит грек,

Спаской анхимандрит с Новаго,

Юрьева монастыря архимарит,

Филондаря монастыря архимарит грек,

Симановской архимарит; –

Чюдова монастыря архимарит, и протъчие по лествице седоша власти. [157]

 

Егда ж<е> приспе время, приведен бысть Иев митрополит архидияконом греческим пред<ь> идущим чином огненным по числу 12 к начертанному орлу прямо царя и патриарха и поклонися царю и патриарху и нача чести изповедание православные веры: Верую во единаго бога, – вес<ь> до концам, потом обещание. Егда ж<е> изрече, тогда шед, поклонися царю и патриарху, целовав патриарха в колена и в мышьцу, и во главу и мало отступи. И патриарх изрече: «Благодать святаго духа да осенит тя патриархом царствующему граду Москве и всеа Русии». И еще, мало помолчав, глаголет патриарх: «Благодать святаго духа да будет с тобою». И потом новый патриарх отходит с своим чином в похвалу. И тако начинают святую литоргею. И царь отходит на свое царьское место, патриарху же греческому седящу на месте до самого выхода. Егда ж<е> приходят со святым евангилием, глаголет /л. 264/ архидиякон: «Благослови, владыко, святый вход». Тогда патриарх велиим гласом глаголет: «Благословен вход святых твоих, господи». Сий огражает всю церковь кресто образно на все четыре стороны обема рукама, и тако входят во святый алтарь и приводят в царские двери новопоставленного патриарха и обводят около престола, поюще «Святии мученицы». И тако совершают божественную литоргею, действуют же вся бол<ь>шая оба патриарха. И тако совершив литоргею, вручает греческий патриарх новопоставленному патриарху святител<ь>ский жезл, и тако отходят в полаты на веселие.

Того же году прииде Крымской царь Казы-Гирей со всею крымъскою и Бол<ь>шие Нагаи и черкасы на украину 64в. А бояря и воеводы на берегу были по полком: в бол<ь>шем полку – князь Федор Ивановичь Мстиславской, князь Федор Андреевичь Ноготков, в правой руке – князь Никита Рамановичь Трубецкой да Фома Бутурлин, передовой полк – князь Тимофей Рамановичь Трубецкой да Микита Плещеев, сторожевой полк – князь Борис Канбулатовичь Черкаской, левая рука – князь Василей Кардонукович<ь> Черкаской.

А как царь реку перелез, и бояря 64г со всеми полки пошли к Москве и стали на Котел<ь>ских полях, где ныне Донские пречистыя/л. 264 об./богородицы монастырь. И из Москвы вышел в полки и стал в бол<ь>шем полку государев шурин и слуга боярин и конюшей и намесник казанской и астраханской Борис Федоровичь Годунов 65, а с ним государев двор: крайчие и стол<ь>ники, и чашники, и стряпчие, и бол<ь>шие дворяне, и стрелецкие приказы, и многия всякия служилые люди, и розряд бол<ь>шой, и чины и шатры государевы.

В правой руке стал з двором же государевым Стефан Васил<ь>евичь Годунов, в передовом полку – Иван Васильевичь Годунов, сходные воеводы – с Тулы князь Михайло Петровичь Катырев, з Дедилова – князь Василей Васильевичь Голицын и из ыных украинных городов воеводы Яков Годунов с таварыщи. И послали против крымских людей голов: по Серпуховской дороге – князя Володимера Ивановича Ростовского-Бахтеярова, по Колуской – Васил<ь>я Осиповича Янова, по Коширской – Григорья Григорьевича Пушкина, а с ним браных людей, дворян и детей боярских и казаков лутчих по 500 человек.

И крымские люди к обозу прилазили, и бог сохранил – бой был ровно. А в ночи послали на царевы станы в Коломенское Васил<ь>я [158] Янова, 3000 человек 66. И царь, послыша приход, пошел назад. И бояря послали за царем голов Трет<ь>яка Вел<ь>ями/л. 265/нова, Васил<ь>я Янова 66, Данила Ислен<ь>ева, Тимофея Грязнова 66а, и они царя сошли под Дедиловым и многих татар побили, и четыре ста человек взяли живых языков и прислали к боярям в Серпухов. И прогнав царя, приидоша к Москве, дал бог, здорово.

По другой год государь царь и великий князь Федор Ивановичь всеа Русии ходил под Ругодев. А бояря и воеводы были по полком: в государеве полку – Борис Федоровичь Годунов, Федор Никитич<ь> Юрьев, в бол<ь>шем полку – князь Федор Ивановичь Мстиславской да Иван Васил<ь>евичь Годунов, правая рука – князь Федор Михайловичь Трубецкой да Богдан Юрьевичь Сабуров, передовой полк–князь Никита Романовичь Трубецкой, князь Дмитрей Ивановичь Хворостинин, сторожевой полк... 66б левая рука... 66б И в том походе государю здали Иван город, Яму, Копор<ь>ю 66в.

Посылал государь по крымским вестям: в бол<ь>шем полку – боярин и воеводы Иван Васил<ь>евичь Годунов да Иван Львович<ь> Салтыков, да Ондрей Измайлов, да прибылой воевода князь Михайло Ноздроватой, правая рука – князь Федор Андреевичь Ноготков да князь Иван Солнцов, передовой полк – князь Дмитрей Ивановичь /л. 265 об./ Хворостинин да князь Федор Звенигороцкой, сторожевой полк – князь Михайло Федоровичь 66г Кашин да князь Семен Звенигородцкой, левая рука – Михайло Глебович<ь> Салтыков да князь Григорей Бельской, с казаками – Федор Янов 67 да Оверкей Палицын.

Посылал государь под Выбор бояр и воевод: в бол<ь>шем полку – князь Федор Ивановичь Мстиславской да Иван Васил<ь>евичь Годунов, диаки Афонасей Дем<ь>янов да Сапун Аврамов, правая рука – князь Федор Михайловичь Трубецкой, князь Федор Андреевичь Ноготков, передовой полк – князь Микита Рамановичь Трубецкой да Микита Ивановичь Плещеев, сторожевой полк – князь Тимофей Рамановичь Трубецкой да князь Федор Ивановичь Хворостинин, левая рука – Стефан Ва<сил<ь>евичь Годунов, князь Володимер Бахтеяров, в ертауле – князь Михайло Федоровичь Кашин да Григорей Вел<ь>яминов Ус, у наряду – оружничей и воевода Богдан Яковлевич<ь> Бельской да диак Иван Мешаев.

Лета 7106-го генваря в 5 день преставися благоверный и христолюбивый государь царь и великий князь Федор Ивановичь всеа Русии; был на государстве 14 лет. И во дни его благочестиваго /л. 266/ царствия бысть мир и тишина, и благоденствие, и изобилие плодов земных. Преставление ж<е> его сице бысть. В день навечерия Богоявления господа бога и спаса нашего Исуса Христа изнемогающу царю, и царице его Ирине немощнеи суть, на одре несомеи, едва движимеи внесоша. И дав друг другу последнее прощение и целование. Многу ж<е> бывшу плачю и рыданию, едва отлияша их араматными водами. И потом прииде Иев, патриарх Московский и всеа Русии, и многи излиях слезы и плачевныя гласы изпустив, ста прямо очей царевых и глаголет во услышание многим: «Камо идеши, о царю и государю наш драгий, и кому вручаеш скипетр [159] царствия своего, и нас, сирых, како безглавных оставлявши? Аще оставлявши нас, вручи жезл царствия своего шурину своему, царицы своея, а нашея государыни брату конюшему и боярину Борису Федоровичю Годунову, да царьствует над нами». Царь же мало помолчав, рече: «Брат Федор» 68 и абие воздев руце ко святым иконам, предаст дух. Многу же плачю с воплем бывшу. На утрие ж<е> изнесоша в соборный храм Архистратиха божия Михаила и пев божественную литоргию и надгробное пение, и плачевные стихи «Да молчат» и протчая, и положиша во гробе в пределе у Арханнгела, у Иванна, списателя Лествицы, подле брата своего царевича Ивана Ивановича. Благочестивая жь его царица и великая княгиня Ирина не восхоте по нем царствовати /л. 266 об./ и во осмый день по Цареве преставлении повеле себя вести в Пречистей богородице в Новый Девичь монастырь, и, оставив земное царство, желая получити вечное блаженство, пострижеся во иноческий образ. Наречена бысть царица инока Александра. И жестокое воздержательное проходи житие вся дни иноческого своего бытия. Иев же патриарх и митрополиты, и архиепископы, и епископы, и весь освященный собор, тако ж<е> бояря и окол<ь>ничие, и думныя дворяня, и бол<ь>шие дворяне, и стол<ь>ники, и стряпчие, и жил<ь>цы, и диаки, и весь царьский синклит, и из городов дворяне 68а и дети боярские, и гости, и всякия служилыя и торговые люди, видя, что Борис мимо себя изобрати на государство не даст, начаша молити его, дабы воцарился. Он же, кабы не хотя, отрицаяся клятвами. Минувшим же четыредесяти днем по преставлении цареве и по пострижении царицыни, во вторник сырные недели присрочиша 68б сьехатися всяким чином всяким людем к соборной церкви Пресвятыя богородицы на первом часу дни. Егда же сьехашеся, и после заутрени 68в патриарх со всем освященым собором и боляре и дворяне идоша ко гробу свято почившаго государя царя и великого князя Федора Ивановича всея Русии и, преложився, идоша паки в соборной храм. И ту патриарх со святители и со всем освященным собором облечеся /л. 267/ во вся священный одежда и, пев молебная, воздвигнуша образ пресвятыя богородицы со превечным младенцем Владимерскую икону и протчая святыя чюдотворныя иконы, честныи кресты, идоша с хоругви по чину з звоны. А по них все народное множество идоша в Новой Девичь монастырь молити государыню царицу иноку Александру, чтоб<ы> благословила брата своего Бориса Федоровича на царство, а Борис бы Федоровичь восприял на ся царскую власть.

Придоша же в монастырь, и во вратех монастырьских встретиша патриарха со кресты и со иконами духовник царицы Александры Троецкой архимарит Кирил и священницы 68г во освященных одеждах и игумен<ь>я с сестрами, и наименованный на царство Борис Федоровичь, и бояре по чину встретили. И, пришед в бол<ь>шую церков<ь>, Борис учал к образом прикладыватца по-государьски. И нача пети молебны и обедню. И по совершении литоргеи Иев патриарх с митрополиты и со архиепископы и потом бояря и окол<ь>ничие, и дворяне, и гости учали бити челом Борису Федоровичю, чтоб<ы> принял царьскую власть. Оному ж<е> отрицающуся. И патриарх и митрополиты учали [160] говорити: «Без государя государству стоят<ь> нел<ь>зя, а тебя, государева царева шурина, а брата царицы и великие княгини иноки Александры, миновать нел<ь>зя. А будет не пожалуешь, и мы, все /л. 267 об./ власти, святител<ь>ски саны оставим, церкви божия затворятъца и будут вдовствоват; и того бог взыщет на тебе». А бояря и окольничие учали говорити: «А мы именоватися бояры 68д не станем и мимо тебя, государя, никого на государство не хотим». А дворяня и всякия служилыя люди говорили: «Тол<ь>ко ты, государь, на государство не пожалуешь, и мы служити и битъца с татары и с литвою, и с немъцы не хотим, и в земле будет кровопролитие 68е; и того бог взыщет на тебе». И молив много, немало не подался 68ж. И потом идоша в келью к государыне царице иноке Александре патриарх со святители и бояря, и все народное множество. Весь монастырь исполнися 68з, кричаще гласы: «Государь Борис, пожалуй!» А патриарх и бояря били челом государыне: «Божиим, государыня, судом света государя нашего царя и великого князя Феодора Ивановича всеа Русии не стало; оставя земное царство, преселился в вечное блаженство. А ты, государыня, потому ж<е> нас, сирых, оставила и не восхотела царствовати над нами, но изволила иночествовати. И мы, сиры, яко овцы, не имуще пастыря. Милость, государыня, покажи, возри в наше моление, не дай церьквам божиим затворитися и всем нам от нападения врагов наших все народно погинути, дай государя нам брата своего конюшева и боярина Бориса Федоровича /л. 268/ и благослови его на царство Московское царем и великим князем всеа Русии». И государыня царица и великая княгиня инока Александра восхлепав слезным рыданием и рече: «Государю патриарх и святители и вы, бояря и дворяне! Что таковая творите и не по мере на брата моего возлагаете бремя? Один у меня брат, – и того от меня поемлете». И много отрицаяся, едва благослови его, изрече. И тако вси воскричаша гласы: «Государыня благословила и Борис Федорович пожаловал!» И потом начаша звонити во вся колокола. И тако изведоша нареченного царя Бориса из кельи и ведоша его в церьковь – с правыя стороны Ноугородской митрополит, а с левыя стороны Смоленской архиепископ. И внидоша во святую церков<ь> патриарх со святители и став на горнем месте. Борису ж<е> воступившу на праг 68и церковный. И патриарх рече: «Много лет избранному царю и великому князю Борису Федоровичю всеа Русии!» И тако начаша пети по крылосом многолетье бол<ь>шее. А нареченный царь Борис Федоровичь, приложася ко святым иконам, стал на царьском месте. И патриарх и владыки, и бояря учали государю здравствоват<ь> тем обычаем, как бывает наречение. И с того дни начаша во многолетии пети и писати царя и великого князя Бориса Федоровича. И в неделю сыропускную царь Борис Федоровичь вниде во царствующий град Москву к соборному храму Пресвятыя богородицы. /л. 268 об./ А патриарх со всем освященным собором со кресты встретили царя на площади. И, вшед в церковь, воспеша Вход. И, пев молебная и святую литоргею, иде ко Арханггелу Михаилу к царьским гробам, та ж<е> к Благовещению и потом в царские полаты. И паки иде в Новый монастырь. В неделю ж<е> цветную прииде совсем на царьской двор. И на Светлое воскресение совлечеся[161] жалосных одежд и облечеся в златокованныя одежды. И того ж<е> лета иде на берех и стал в Серпухове на брегу Оки реки. А с ним бояря и воеводы были по полком: в ево государеве полку – боярин и воеводы Федор да Александра Никитичи Юрьева, в бол<ь>шем полку – князь Федор Ивановичь Мстиславской да князь Александре Ивановичь Шуйской, да Иван Васил<ь>евичь Годунов, правая рука – князь Василей Ивановичь Шуйской да Степан Васил<ь>евичь Годунов, да князь Иван Васил<ь>евичь Сицкой, передовой полк – князь Дмитрей Ивановичь Шуйской да Семен Федорович<ь> Сабуров, да князь Александро Репнин, сторожевой полк – князь Тимофей Рамановичь Трубецкой, князь Федор Андреевичь Ноготков да Михайло Михайловичь Салтыков, левая рука – князь Иван Ивановичь Голицын да Михайло Глебов Салтыков, яртаул – князь Андрей Васил<ь>евичь Трубецкой. И царь Крымъской прислал послов своих /л. 269/ о миру и о братстве с послал<ь>ником с Ываном Ладыженским.

И посол крымской у государя был на посол<ь>стве и был у стола, в шатрех ели, в приставке – царь Касимовской Мустафалей, царевичь 68к Абраслонолей 68л Кайбаловичь, царевичь 68к Мустафалей 68к Сибирьской, в бол<ь>шем столе – бояря князь Федор Ивановичь Мстиславской с товарыщи 68м, в кривом столе – крымъские послы в лавках, а приставы в скамъях. И, утвердив перемирье, крымских послов государь отпустил, пожаловав, в Крым. А к царю послал посланника Леонтья Ладыженсково с любовию и з братством, и с поминками.

А сам государь пошел к Москве. И ратных людей отпустили по домом. И встретили государя Иев патриарх со всем освященным собором со кресты и з дары, яко победителя.

Лета 7107-го сентября в 3 де<нь> в неделю венчался государь царь и великий князь Борис Федорович всеа Русии царьским венцом и диадимою тем же обычаем, как писано царьское венчание царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии. И в тот день царьского поставления сказано бояром и окол<ь>ничим, /л. 269 об./ и дворяням бол<ь>шим, и стол<ь>ником, и стряпчим, и дворяням из городов, и всяким служилым людем государево жалованье на одном году вдвое, а гостем и торговым людем льгота.

В первой день сказано боярство князю Михаилу Петровичю Катыреву, Александру Никитичю Юрьеву, окол<ь>ничие – Михаилу Никитичю Юрьеву, Богдану Яковлевичю Бельскому, печать – Василью Яковлевичю Щелкалову 68н. В другой день боярство сказано князю Андрею Васил<ь>евичю Трубецкому, князю Васил<ь>ю Кардануковичю 68о Черкаскому, окол<ь>ничеи – князь Иван Васильевич Гагин.

На третий день боярство – князю Федору Андреевичю Ноготкову, окол<ь>ничие – Михаилу Глебову Салтыкову. И в том году посланы бояря и воеводы по городом:

В Великий Нов город – боярин и воеводы князь Василей Ивановичь Шуйской 68м да диаки Дмитрей Оляб<ь>ев, Фторой Поздеев.

В Казань – боярин и воеводы князь Иван Ивановичь Голицын, Василей Куз<ь>мин, диаки Алексей Шапилов, Первой Карпов. [162]

Во Псков – князь Андрей Ивановичь Голицын да Иван Полев. /л. 270/

В Смоленск – князь Василей Васильевичь Голицын да князь Михайло Туренин.

В сибирьския городы по росписи: В Тобол<ь>ской – окольничеи и воеводы Семен Федоровичь Сабуров, Алексей Фомич<ь> Трет<ь>яков, диак Тимофей 68п Витофтов 68р, головы Демид Черемисинов 68с.

В Тюмень – князь Лука Осипович Щербатой, Федор Осипович Янов 69.

На Березов – Иван Григорьевичь Волынской, Иван Петровичь Беркин.

На Тару – князь Федор Тимофеевичь Долгорукой, Алексей Ивановичь Голохвостов, Афонасей Мелентьев.

На Пелым – Тихан Иванович<ь> Траханиотов да Петр Вердеревской.

На Верхотурье – князь Иван Михайловичь Вяземъской да Гаврило Салъманов.

В Мангазею – князь Мирон Шаховской, Данило Хрипунов.

В Астрахань – окольничей Иван Михайловичь Бутурлин /л. 270 об./ да Деменша Ивановичь Черемисинов.

В Ыване городе – князь Василей Ростовской Почюй да Василей Белеутов.

Лета 7108-го посылал государь на поле оружейничего и воеводу Богдана Яковлевича Бельскова да Семена Рамановича Олфер<ь>ева Безнина 70.

Комментарии

. В рукописи дендеже.

1. Амвросий, епископ Миланский (Медиоланский), знаменитый проповедник, богослов (род. ок. 340 г. – ум. 397 г.), отстаивал независимость церкви против посягательств византийского императора Феодосия (379–395 гг.).

. В рукописи содмохол<м>ный.

2. Начало летописца сходно с текстом Космографии, включенной в хронограф. – См. А. Н. Попов. Указ. соч., стр. 475–476. Цитата из книги пророка Даниила, гл. IV, ст. 27–29.

. В рукописи милостителя.

3. Иван III (1462–1505) имел различные прозвища: Грозный, Горбатый, Правосуд; очевидно, «Мститель неправдам» является модификацией прозвища «Правосуд».

4. Под «закосненными землями», присоединенными при Василии III (1505–1533), подразумеваются, по всей вероятности, Псков, Рязань, Смоленск. Первые две «земли» вошли в состав Русского государства соответственно в 1510 г. и 1521 г., хотя находились в фактической зависимости от Москвы еще в правление Ивана III; Смоленск был занят войсками Василия III в 1514 г.

5. В Степенной книге (ПСРЛ. Т. 21. Ч. 1–2. СПб, 1908, 1913), где царствование Ивана IV составляет 17-ю «степень», но в 1-й «степени» дается описание правления четырех князей (Рюрика, Игоря, Святослава и Владимира), царь Федор Иванович будет 21-м правителем. В «Родословии русских государей» – в одной из вводных статей к Степенной книге (ПСРЛ. Т. 21. Ч. 1, стр. 2) – Иван IV стоит 20-м правителем, а царь Федор, следовательно, также будет 21-м. В Родословии, помещенном в том же сборнике, что и публикуемый летописец, получается то же (лл. 508–509 об.). См. также: Родословная книга князей и дворян... Ч. 1. М. 1787 (Бархатная книга), стр. 12–18.

. Так в рукописи.

. Буквы зли к написаны по счищенному тексту.

6. Имеется в виду так называемая «семибоярщина» – правительство из семи бояр (1610 г.), в которое входили: кн. Ф. И. Мстиславский (глава правительства), кн. И. М. Воротынский, кн. А. В. Трубецкой, кн. А. В. Голицын, кн. Б. М. Лыков, И. Н. Романов, Ф. И. Шереметев. (См. С. Ф. Платонов. Очерки по истории Смуты в Московском Государстве XVI–XVII вв. М., 1937, стр. 346).

. Так в рукописи. Следует – Иванович.

. Так в рукописи. Следует – Стефана, воеводы Молдовлахейского.

7. Женой крещеного царевича Петра Обреимовича (до перехода в 1505 г. на службу к Василию III – казанский царевич Кудайкул – сын казанского хана Абреима) стала (в 1506 г.) дочь Ивана III Евдокия (ПСРЛ. Т. 13. М., 1965, стр. 1–2).

8. За князя Василия Даниловича Холмского Иван III выдал в 1500 г. свою дочь Феодосию (Разрядная книга 1475–1598 гг. М., 1966, стр. 16).

9. Князья Василий Иванович Шемячич и Семен Иванович (а не Иван Иванович, как ошибочно говорится в летописце) Можайский переехали из Литвы на службу к Ивану III весной 1500 г. (ПСРЛ. Т. 28. М.–Л., 1963, стр. 333).

. а переправлено из и.

. В рукописи Даснович.

10. Согласно родословной Яновых, следует читать Михайло Данилович Янов, бывший у В. И. Шемячича боярином в уделе (ЦГАДА, ф. 181, № 63, л. 55 об.). М. Д. Янов вписан вместо Дашковича (см. ниже примеч. 13). В «Государеве разряде» о выезде Яновых из Литвы совместно с кн. В. И. Шемячичем ничего не сказано. Ср. «Разрядная книга 1475–1598 гг.». Нет этого известия и в летописце, помещенном перед родословной Яновых и охватывающем события с 1067 г. по 1525 г. (ЦГАДА, ф. 181, № 63, л. 43 об.). М. Д. Янов в 1518 г. был послан кн. В. И. Шемячичем к Василию III с известием о победе над крымскими татарами (ПСРЛ. Т. VI, стр. 260; т. VIII, стр. 263).

11. Андрей Михайлович Янов в 1557 г. был послухом при составлении данной кн. Тростенского. (Н. П. Лихачев. О происхождении Яновых. – «Известия Русского генеалогического общества». Вып. 1. СПб., 1900, стр. 153).

11а. В рукописи Угры.

12. Этот поход – знаменитое «стояние на Угре» 1480 г., где произошла встреча русских с татарами Большой Орды хана Ахмата, а не с крымцами, как ошибочно говорится в летописце; кн. В. И. Шемячич в нем, конечно, не участвовал (ср. выше примеч. 9) – ПСРЛ. Т. 11–12. М., 1965, стр. 200 и след.; т. 26, М.–Л., 1959, стр. 262 и след. Состав войска (пять полков!) модернизирован составителем по примеру разрядных записей XVI – начала XVII вв.

12а. В рукописи Стати.

13. Составитель летописца объединяет воедино два похода против литовцев – в сентябре 1501 (7010) г. начался поход против литовского князя Михаила Ижеславского под Мстиславль, русское войско возглавляли кн. С. Стародубский, кн. В. Шемячич, кн. А. В. Ростовский, С. И. Воронцов; в декабре того же года в «Литовскую землю» было послано войско во главе с кн. Д. В. Щеней. (Разрядная книга 1475–1598 гг., стр. 32–34).

В рукописи допущена ошибка. Надо: Остафий Дашкович (См.: М. Н. Тихомиров. Краткие заметки о летописных произведениях в рукописных собраниях Москвы. М., 1962, стр. 155). Вскоре, однако, Остафий Дашкович с некоторыми другими литовскими людьми, согласно Волынской летописи, отъехал обратно в Литву, ибо «им житие в Москве высше чаяния тюрьмою показалось» (М. Н. Тихомиров. Указ. соч., стр. 156).

14. Фамилия Янов вставлена позднее. Участие Янова, – очевидно, Михаила Даниловича – в походе 1501 г. кн. Д. В. Щени не зафиксировано ни в «Государеве разряде» (ср. Разрядная книга 1475–1598 гг., стр. 33–34), ни в указанном выше летописце (ЦГАДА, ф. 181, № 63, лл. 73 об. – 74), ни в Волынской летописи, отмеченной М. Н. Тихомировым (М. Н. Тихомиров. Указ. соч., стр. 155–156).

14а. В рукописи приехал.

15. Переход этой группы князей и дворян со своими владениями на службу в Россию относится к 1508 г. (ПСРЛ. Т. 13, стр. 8; т. 26, стр. 300).

15а. В рукописи тверянски.

15б. В рукописи ввсе.

15в. Далее написано и.

15г. [и] переделано из м.

15д. Так в рукописи.

15е. В рукописи богъ.

15ж. и переделано из е.

15з. В рукописи бладатель.

15и. Далее пропуск с описанием событий до 1572 г. Утрачена тетрадь (8 листов).

15к. Далее вторично написано тысець.

15л. Далее также ошибочно написано тысячь.

15м. Так в рукописи.

15н. Написано по счищенному тексту.

15о. В рукописи было написано зарорвать, затем первое р исправлено на з (начальное з исправить на р писец забыл).

15п. Исправлено из пришел.

16. Кн. М. И. Воротынский был подвергнут пыткам и умер по дороге в ссылку в 1573 г. (С. Б. Веселовский. Исследования по истории опричнины. М., 1963, стр. 370).

17. Поход под Пайду относится к зиме 1572–1573 г. (Разрядная книга 1475–1598 гг., стр. 248–249).

17а. В рукописи не немець.

18. Боярин Андрей Иванович Шуйский после разгрома в 1586 г. партии Шуйских был сослан в Буй-город и здесь 8 июня 1589 г. убит в тюрьме Смирным Маматовым (РИБ. Т. XIII. СПб., 1909, стлб. 716).

19. Этот «казанский поход» относится к 1572 г., но не к зиме, как ошибочно говорится в летописце, а к осени (Разрядная книга 1475–1598 гг., стр. 247–248).

19а. В рукописи Сеомина.

19б. В рукописи сутротив.

19в. Написано по счищенному тексту.

20. 3-я Новгородская летопись ошибочно относит казнь архиепископа Леонида к 1573 г. (Новгородские летописи. СПб., 1879, стр. 345); «Краткий летописец новгородских владык», говоря о смерти Леонида в Москве, называет число 20 октября, без указания года (там же, стр. 148). С. Б. Веселовский датирует казнь Леонида 1573 г. (Исследования по истории опричнины. М., 1963, стр. 407). Ту же дату называет и О. Я. Яковлева (Материалы по истории СССР. Вып. 2, стр. 164). Однако казнь Леонида следует отнести к 1575 г. (20 октября) – последняя из выданных им жалованных грамот датирована 14 августа 1575 г. (Б. Д. Греков. Описание актовых книг, хранящихся в архиве Археографической комиссии. Пг., 1916, стр. 105). В «Кратком летописце» сказано, что Леонид, поставленный в новгородские архиепископы вместо опального Пимена 6 декабря 1571 г., был на владычестве «четыре года без полутора месяца» (Новгородcкие летописи, стр. 148; В. И. Корецкий. Земский собор 1575 г. и частичное возрождение опричнины, стр. 35–36).

21. Имя протопопа московского Архангельского собора Ивана в Пискаревском и Соловецком летописцах отсутствует. Он стал архангельским протопопом не ранее 1569–1570 г.: в этом году упоминается протопоп Григорий Иванов сын. (П. А. Садиков. Из истории опричнины. – «Исторический архив». Т. III. М.–Л., 1940, стр. 242).

22. П. А. Булгаков-Куракин из рода кпязей Гедиминовичей принадлежал к верхам феодальной аристократии. Боярин с 1559 г. Его братья Федор, Иван и Дмитрий также были боярами. Во время дворцовых событий 1553 г. Куракины «всем родом» поддержали кандидатуру Владимира Андреевича Старицкого на царский престол. С введением опричнины Иван был насильственно пострижен в монахи, а Петр, попав, вероятно, в опалу, сослан на воеводство в Казань (С. Б. Веселовский. Указ. соч., стр. 403; А. А. Зимин. Реформы Ивана Грозного. М, 1960, стр. 412; Р. Г. Скрынников. Опричная земельная реформа Грозного 1565 г. – «Исторические записки». Т. 70. М, 1961, стр. 233, 247). Последний раз Петр Андреевич Куракин упоминается в разрядах 30 сент. 1575 г. в связи с назначением воеводой большого полка в Серпухове (Разрядная книга 1475–1598 гг. М., 1966, стр. 267).

23. Протасий Юрьев – сын одного из инициаторов учреждения опричнины Василия Михайловича Юрьева (В. Б. Кобрин. Состав опричного двора Ивана Грозного. – «Археографический ежегодник за 1959 г.» М., 1960, стр. 89) и племянник царицы Анастасии Романовны (С. Б. Веселовский. Исследования... стр. 476). В синодике XVII в. рода Захарьиных-Юрьевых-Романовых указана дата его смерти: «Лета 7084-го октября в 24 день преставися раб божий Протасий Васильевич Юрьев» (И. Снегирев. Новоспасский монастырь. М, 1843, стр. 129).

24. И. А. Бутурлин – представитель старинного московского боярского рода, опричник. Боярин с 1566 г. или 1567 г. В публикуемом летописце назван ошибочно окольничим. Был в родственных отношениях с боярином И. П. Федоровым, казненным в 1567 г. по обвинению в заговоре против царя (А. А. Зимин. Опричнина..., стр. 364, примеч. 2). Казнен вместе с сыном и дочерью. В синодиках опальных Грозного, кроме него, записаны еще Василий, Григорий и Дмитрий Бутурлины. Относительно Дмитрия Андреевича Бутурлина известно, что он казнен позднее, чем Иван Андреевич, – 27 ноября 1575 г. (С. Б. Веселовский. Указ. соч., стр. 363–364).

25. Н. В. Борисов-Бороздин происходил из тверского боярского рода Борисовых-Бороздиных, связанного узами родства со Старицкими. В 1550 г. попал в число тысячи луших слуг по третьей статье. В Дворовой тетради записан по Кашину. Окольничий с 1565/66 г. Тогда он был вторым воеводой при И. П. Федорове в Полоцке. В 1566–1567 гг. вместе с Д. А. Кикиным составлял писцовые книги в Казанском уезде. В 1566–67 и 1569–70 гг. – воевода в Полоцке. В сентябре 1570 г. упоминается уже как опричный воевода, а весной 1572 г. в чине опричного окольничего совпровождает Ивана IV в походе против шведов. Последний раз в разрядах указан вторым воеводой в Гов[ье] (Говия) с 1-го сент. 1575 г. (В. Б. Кобрин. Указ. соч., стр. 27; Разрядная книга 1475–1598 гг., стр. 270).

26. Мещерский Григорий Федоров, князь. 10 января 1571 г. направлен Грозным в числе других послом в Польшу. В декабре 1571 г. во время подготовки похода против Швеции вместе с В. В. Тюфякиным собирал в Казанской земле служилых людей из местного населения. (А. А. Зимин. Опричнина..., стр. 77, 467). В 1572 г. участвовал в походе против шведов (Разрядная книга 1475–1598 гг., стр. 242). А. М. Курбский сообщает о гибели от рук опричников вскоре после казни кн. В. К. Курлятева князей братьев Андрея и Никиты Мещерских (РИБ. Т. XXXI. СПб, 1914, стлб. 306). Мещерские в синодиках опальных не записаны (С. Б. Веселовский. Указ. соч., стр. 411). О казни Гр. Ф. Мещерского в Пискаревском и Соловецком летописцах не говорится.

27. Дьяк Семен Федорович Мишурин, опричник, сын известного дьяка Федора Мишурина, об убийстве которого Шуйскими писал Иван Грозный в своем 1-м послании к Курбскому. В 1571–72 гг. возглавляет фактически администрацию в Новгороде Великом, собирает подати, испомещает опричников в Новгородских пятинах. Около 1573-74 г. руководил Ямским приказом (В. Б. Кобрин. Указ. соч., стр. 48). В синодиках опальных не записан. Указан среди казненных осенью 1575 г. также в Соловецком летописце (М. Н. Тихомиров. Малоизвестные летописные памятники, стр. 226). В Пискаревском – отсутствует.

28. Дружина Владимиров в качестве опричного дьяка упомянут уже в августе 1565 г. В 1572 г. в этой должности принимает участие в походе против шведов. В 1573 г. дьяк Разбойного приказа (В. Б. Кобрин. Указ. соч., стр. 30; С. Б. Веселовский. Указ. соч., стр. 368). В Пискаревском и Соловецком летописцах среди казненных осенью 1575 г. не упомянут.

28а. Первое с написано по л.

29. Иван Федорович Мстиславский (ум. 1586 г.) – боярин с 1548 г. Неоднократно возглавлял русское войско во время походов. (ПСРЛ. Т. XIII, стр. 184, 323). При учреждении опричнины наряду с И. Д. Бельским поставлен Грозным во главе земщины (там же, стр. 395); в 1571 г., когда Девлет-Гирей сжег Москву, был обвинен в измене, о нем была взята поручная запись (СГГиД. Т. 1, № 196). О свадьбе осенью 1575 г. Симеона Бекбулатовича с дочерью И. Ф. Мстиславского Анастасиею говорится также в Пискаревском летописце (Материалы по истории СССР. Вып. 2, стр. 82). Царь заподозрил И. Ф. Мстиславского в каких-то «изменных винах» в 1581 г., накануне гибели царевича Ивана Ивановича.

29а. ч написано по другой, неразобранной букве.

30. Михаил Кайбулович, служилый «царевич» Астраханский. На его «челобитье» ссылается Грозный в своем первом послании шведскому королю Иоганну III (январь 1572 г.): см. Послания Ивана Грозного, стр. 145, 618. Из текста послания как будто следует, что Кайбулович стоял во главе боярской думы. Участвовал в походе 1572 г. на шведов, где в списке воевод обозначен на первом месте (Разрядная книга 1475–1598 гг., стр. 241). Последний раз упоминается в разрядах в 1575 г. в связи с посылкой воевод под Пярну. Его имя указано после имени Симеона Бекбулатовича (там же, стр. 258).

31. В Пискаревском летописце сказано: «а звался Иван Московский и челобитные писали так же» (Материалы по истории СССР. Вып. 2, стр. 81).

31а. В рукописи тебы.

31б. име написано по смытому.

32. В исторической литературе время «великого княжения» Симеона Бекбулатовича определялось по-разному. С. М. Соловьев отводил ему чуть ли не два года (С. М. Соловьев. История России с древнейших времен. Кн. III. М., 1960, стр. 565); П. А. Садиков – значительно меньше – «с половины 1575 г. по август 1576 г.» (П. А. Садиков. Очерки по истории опричнины. М.–Л., 1950, стр. 43), С. М. Каштанов – с октября 1575 г. по август 1576 г. (О внутренней политике Ивана Грозного в период «великого княжения» Симеона Бекбулатовича. – «Труды МГИАИ», т. 16, М., 1961, стр. 429, 465). Теперь можно утверждать, что Симеон находился на «великом княжении» с октября 1575 г. по крайней мере до середины сентября 1576 г., ибо известное нам последнее упоминание о деятельности Симеона как «великого князя» датировано 13 сентября 1576 г. (ЦГАДА, ф. Поместный приказ, кн. № 774, л. 448 об.; В. И. Корецкий. Земский собор 1575 г. и частичное возрождение опричнины, стр. 43). Кратковременность «княжения» Симеона Бекбулатовича отмечает и Соловецкий летописец, где сказано, что Симеон «был на княжении год не полон» («Исторический архив». Т. VII. М., 1951, сгр. 226).

32а. Михайло написано по счищенному.

33. Четвертым городом, взятым Иваном Грозным во время Ливонского похода 1577 г., Валуевская разрядная книга называет Невгин. Здесь же сказано, что всего было взято 26 городов, включая Влех (Ухлем), Лужу, Резицу и Невгин (Синбирский сборник. Т. 1, М., 1844, стр. 59).

33а. Так в рукописи назван Магнус.

34. Речь идет о Магнусе (26 августа 1540 г. – 18 марта 1583 г.), датском принце, провозглашенном в 1570 г. Иваном Грозным королем Ливонии под протекторатом России. Женился в 1573 г. на Марии Владимировне, дочери князя Владимира Андреевича Старицкого. На сторону Батория перешел в 1578 г. (Г. В. Форстен. Балтийский вопрос с XVI–XVII столетиях. Т. 1. СПб., 1893).

35. В «Донесении-дневнике» Полубенского, предводителя польских войск (см. примеч. 36), об этом читаем: «4 сентября, утром командир Бесман, каштеляны и других очень много – несколько сот, взойдя на «Мастерскую» башню, подложили 6 бочек пороху; когда его зажгли, то более важных лиц выбросило в пруд; забравши их оттуда, посадили на кол; в замке женщины сами себя убивали, бросали серебро в огонь» («Труды X Археологического съезда в Риге в 1896 г.» Т. III. М., 1900, стр. 135).

36. Александр Полубенский – предводитель польских войск в Ливонии, староста Вольмарский и Зегевольдский. Взят в плен в начале сентября 1577 г. (Послания Ивана Грозного, стр. 649–650). Ранее в 1577 г. Грозный направил ему послание (см. там же, стр. 197–204). Особенно гневался Грозный на А. Полубенского за захват под видом опричнины Изборска в январе 1569 г. (там же, стр. 646). Речь, произнесенная Грозным перед пленным А. Полубенским, близка по содержанию посланию (Донесение-дневник Полубенского. – «Труды X Археологического съезда в Риге в 1896 г.», стр. 133; Послания Ивана Грозного, стр. 644).

36а. В слове буква у написана по букве а.

37. Мурад III, турецкий султан (1546–1595), наследовал в 1574 г. трон своего отца Селима II.

38. Речь идет о посольстве Стефана Батория к Грозному в составе мазовецкого воеводы Станислава Крыского, минского воеводы (в летописце назван ошибочно киевским старостой) Николая Сапеги и дворного подскарбия литовского Федора Скумина (В.Новодворский. Борьба за Ливонию между Москвою и Речью Посполитою (1570–1582). СПб., 1904, стр. 39). Посольство выехало в начале января 1577 г., но ехало медленно и прибыло в Москву лишь в начале 1578 г. (там же, стр. 64–66).

39. Великое посольство Ивана Грозного к Баторию для ратификации договора о перемирии, во главе которого стоял дворянин Михаил Долматович Карпов, выехало из Москвы 16 мая 1578 г. (В. Новодворский. Указ. соч., стр. 78).

39а. Буква В исправлена.

39б. В рукописи болку.

40. Бекеш Гавриил, венгерский полководец, служивший Стефану Баторию, ошибочно назван в летописце венгерским королем. В Пискаревском летописце назван, кроме того, советником польского короля (Материалы по истории СССР. Вып. 2, стр. 84).

41. Следует читать Зюзин (Разрядная книга 1475–1598 гг., по указателю).

42. Стефан Баторий взял Полоцк 29 августа 1579 г. (В. Новодворский. Указ. соч., стр. 102).

43. Сокол пал 11 сентября 1579 г. (В. Новодворский. Указ. соч, стр. 110, примеч. 1).

44. Следует читать Мшаге (Разрядная книга 1475–1598 гг., стр. 317–318).

44а. Так в рукописи. Следует Каркадинов.

45. А. Поссевин прибыл под Псков в лагерь Стефана Батория 5 октября 1581 г. (В. Новодворский. Указ. соч, стр. 271).

45а. В рукописи Мазоветцаго.

45б. Так в рукописи.

46. Дата неверна. После заключения перемирия Поссевин вместе с русскими послами отправился в Москву 2 февраля 1582 г., а 14 февраля уже прибыл в столицу (Памятники дипломатических сношений. Т. X. СПб, 1871, стлб. 258–259).

46а. града написано над строкой.

46б. В рукописи Рамския.

46в. Так в рукописи.

47. Дата неверна. Следует читать: «лета 7090-го».

48. Н. М. Карамзин считает Феодосию (Парасковею) дочерью Михаила Солового (История государства Российского. Т. IX. СПб, 1821, стр. 352). О. А. Яковлева называет отца Феодосии «служилым человеком Михаилом Тимофеевичем Петровым» (Материалы по истории СССР. Вып. 2, стр. 165).

49. Диспут о вере между Иваном Грозным и Поссевином состоялся 21 февраля 1582 г. в Грановитой палате (Памятники дипломатических сношений. Т. X, стлб. 281).

50. Текст неясен.

50а. В рукописи били.

50б. В рукописи Рамар.

51. О ранении Федора Осиповича Янова в «Государеве разряде» не говорится (Ср. Разрядная книга 1475–1598 гг.). В дальнейшем с 1601 г. – четвертной дьяк. Присутствовал на свадьбе Лжедмитрия I. Его рукоприкладство имеется на утвержденной грамоте царя Михаила Федоровича. В 1614–1615 гг. – дьяк в Твери, а в 1616 г. – второй судья Казачьего приказа (См. С. Б. Веселовский. Список дьяков. Архив АН СССР, ф. 620, оп. 1, № 65, л. 162 об.).

52. Дата неверна. По-видимому, ошибка составителя публикуемого летописца или писца. Иван Грозный умер 19 марта 1584 г. (РИБ. Т. XIII, стлб. 712).

53. Грозный отправился на богомолье в Кирилло-Белозерский монастырь в мае 1553 г. (ПСРЛ. Т. XIII, ч. 1. М., 1965, стр. 231).

53а. В рукописи дятдьки, какая-то буква исправлена на ь.

54. Пропущена шестая жена Грозного Василиса Мелентьева, с которой царь не венчался, а лишь брал благословение на сожительство. «Шестой» женой названа Мария Нагая и в Пискаревском летописце (Материалы по истории СССР. Вып. 2, стр. 86). М. Н. Тихомиров замечает, что Мария Нагая считалась седьмой или шестой женой Грозного, «если в последнем случае Василису Мелентьеву признать не женой, а только «женищей», сожительницей» (М. Н. Тихомиров. Сословно-представительные учреждения в России XVI в. – «Вопросы истории», 1958, № 5).

55. Духовник Ивана Грозного (вероятно, с 1564 г.) Феодосий Вятка являлся его ближайшим доверенным лицом по церковным вопросам со времен опричнины. В августе 1566 г. он сменил Иосифа на посту архимандрита московского Спасо-Андрониева монастыря. В 1568 г. в составе особой комиссии ездил в Соловецкий монастырь для сбора обвинительного материала против митрополита Филиппа Колычева. В 1569–1570 гг. сопровождал Ивана Грозного в его новгородском походе, закончившемся страшным разгромом Великого Новгорода. В ноябре 1570 г. назначен архимандритом Троицкого монастыря. В 1571 г. вместе с другими высшими церковными иерархами поручился за князя И. Ф. Мстиславского. Участник церковного собора 1572 г, разрешившего Грозному вступить в четвертый брак и избравшего нового митрополита Антония. В конце 1572 г. оставляет архимандритство в Троице-Сергиеве монастыре и, по-видимому, остается только духовником царя. 6 января 1583 г. был в числе трех духовных лиц при царе, приехавшем в Троице-Сергиев монастырь молиться по убитом царевиче (Русский биографический словарь. Т. 25 (Яблоновский-Фомин). СПб, 1913, стр. 329). По-видимому, Феодосий сменил на посту царского духовника Евстафия, благовещенского протопопа, последний раз упомянутого в источниках в 1570 г. – Новгородские летописи. СПб, 1879, стр. 341. О Феодосии Вятке как духовнике Ивана Грозного говорится в грамоте об избрании на царство Бориса Годунова. – Древняя Российская Вифлиофика. Ч. VII. М., 1788, стр. 54; ААЭ, т. II, СПб, 1836, № 7, стр. 25. С. Смирнов. Древнерусский духовник. Исследование по истории церковного быта. «Чтения ОИДР», 1914, кн. II, М., 1913, стр. 252. С. Б. Веселовский склонен видеть в Феодосии Вятке одного из церковных лиц, внушивших царю мысль о поминании казненных во время опричнины (С. Б.Веселовский. Указ. соч, стр. 340).

55а. На полях отмечено тем же почерком, что и вся рукопись: зри.

55б. В рукописи н.

55в. л переделано из п.

55г. В рукописи всякив.

55д. В рукописи леснице.

56. Имеется в виду оригинальный вид древнерусского многоголосного пения в четыре голоса, называемого демественным. Его особенностью было одновременное исполнение различных по характеру движения мелодий: подвижной с цветистым рисунком (демественной), медленной с несимметричным ритмом (путевой) и симметричной и плавной (знаменной). В деместве давалось обобщение мотивов указанных распевов, и исполнение этого хорового голоса в художественном отношении считалось вершиной певческого мастерства. Демественное пение употреблялось на торжественном, праздничном богослужении. Примеры демественного многолетия см. в кн.: Н. Успенский. Образцы древнерусского певческого искусства. Л., 1968, № 115–116. – Прим. Н. Д. Успенского. Приносим ему свою искреннюю благодарность за помощь.

56а. В рукописи поиша.

56б. В рукописи приносям.

56в. В рукописи вологоцкие.

57. Чин конюшего Борису Годунову был пожалован 31 мая 1584 г. при царском венчании. Кроме того, он получил звание ближнего великого боярина и наместника царств Казанского и Астраханского.

57а. В рукописи то написано над строкой.

57б. В рукописи А.

57в. На полях тем же почерком, что и вся рукопись, отмечено зри.

58. Об этом греческом обычае писал смоленский иеродиакон Игнатий, наблюдавший в 1392 г. коронование византийского императора Мануила Палеолога и его супруги (Е. В. Барсов. Древнерусские памятники священного венчания царей на царство в связи с греческими их оригиналами. – «Чтения ОИДР», 1883, кн. 1. М, 1883, стр. 23–24; В. Савва. Московские цари и византийские василевсы. К вопросу о влиянии Византии на образование идеи царской власти московских государей. Харьков, 1901, стр. 141).

58а. ч исправлено из какой-то другой буквы.

58б. В рукописи Чербатой.

58в. В рукописи боян.

59. О посылке Ф. О. Янова «х карабельной пристани» вместе с кн. В. А. Звенигородским в «Государеве разряде» не говорится (ср. Разрядную книгу 1475–1598 гг.).

59а. В рукописи царева.

60. Имеется в виду эрцгерцог Максимилиан, племянник австрийского императора Рудольфа II.

61. Речь идет о кандидатуре Федора Ивановича на польский престол.

61а. е переделано из я.

62. Речь идет о Сигизмунде III (1566–1632), избранном в 1587 г. на польский престол, внуке Густава Вазы, сыне шведского короля Иоганна III и Екатерины Ягеллонки.

62а. В рукописи Ккшесата.

62б. В рукописи изз.

63. О посылке «в Нагаи» Ф. О. Янова в «Государеве разряде» не говорится (ср. Разрядную книгу 1475–1598 гг.).

64. В «Государеве разряде» сведения об этой службе Ф. О. Янова отсутствуют (ср. Разрядную книгу 1475–1598 гг.).

64а. На полях написано другим почерком – В лето 7096 генвар<я> 16.

64б. В рукописи государы.

64в. а переделано из какой-то другой буквы.

64г. В рукописи бояся.

65. Титул «слуги» Борис Годунов получил вскоре после отражения набега Казы-Гирея на Москву в 1591 г. (В. И. Буганов. Разрядные книги последней четверти XV – начала XVII вв. М., 1962).

66. Василий Осипович Янов, брат Ф. О. Янова, в 1603–1604 гг. был дьяком в Смоленске, в 1605–1606 гг. – думный дьяк Разряда при Лжедмитрии I и Василии Шуйском, которому приходился родственником по жене («Шуйскому по жене племя»). Выступал против ополчений и являлся стойким приверженцем Владислава. В 1618 г. находился в обозе королевича во время его похода на Москву. Вернуться на родину отказался. (См. С. Б. Веселовский. Список дьяков. – Архив АН СССР, ф. 620, оп. 1, № 65, л. 162 об. Русский биографический словарь. Т. 25, стр. 148). В «Государеве разряде» о роли В. О. Янова в отражении Казы-Гирея в 1591 г. сказано несравненно скромнее. Отмечена лишь его посылка совместно с Т. В. Грязным во главе донских казаков «коширским местом помогати» (Разрядная книга 1475–1598 гг., стр. 445).

66а. я переделано из о.

66б. Далее оставлено чистое место для фамилий воевод.

66в. К переправлено из П.

66г. В рукописи Федовичь.

67. Эта служба Ф. О. Янова в «Государеве разряде» не отмечена (ср. Разрядную книгу 1475–1598 гг.).

68. Эта легенда, по которой умирающий царь назвал имя Федора Никитича Романова, своего двоюродного брата, находит подтверждение в переписке 1598 г. польского канцлера Сапеги с Радзивилом (см. ЖМНПр., 1893, январь, стр. 208 и след.). Согласно К. Буссову, Федор Иванович на смертном одре отверг предложение Ирины Федоровны передать царский скипетр брату Борису Федоровичу, протянул его первоначально Федору Никитичу, а затем другим Романовым. К. Буссов. Московская хроника 1584–16[]. М.–Л., 1961, стр. 80–81. Следовательно, эта легенда возникла уже в 1598 г. в ходе избирательной борьбы в проромановских кругах.

68а. В рукописи дворя.

68б. ч переделано из с.

68в. В рукописи заутрани.

68г. и переделано из какой-то другой буквы.

68д. В рукописи боры.

68е. проли написано по счищенному тексту.

68ж. под написано по счищенному тексту.

68з. В рукописи исполниля.

68и. г переделано из в.

68к. Написано по счищенному тексту.

68л. Первое л переделано из другой буквы (к?).

68м. Далее оставлено чистое место.

68н. В рукописи Шерлкалову.

68о. В рукописи Карданусовичю.

68п. В рукописи Тимой.

68р. В переделано из какой-то другой буквы.

68с. В рукописи Черемимисинов.

69. Ф. О. Янов был в Тюмени в 1599–1600 гг. письменным головой. (Н. П. Лихачев. Разрядные дьяки в XVI столетии. СПб, 1888, стр. 530).

70. На этом летописец обрывается. В разрядных книгах о посылке Б. Я. Бельского и С. Р. Олферьева-Безнина говорится гораздо подробнее и указывается ее цель – доставление «на поле» нового города Царева-Борисова.

 

Текст воспроизведен по изданию: Неизвестный Московский летописец XVII века из Музейного собрания ГБЛ // Записки отдела рукописей, Вып 32. М. Книга. 1971

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.