Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

О ГОРОДЕ КУРСКЕ X-XVI вв.

Возникновение города Курска связано с историей Киевской Руси, ее хозяйственным и культурным развитием во второй половине X в., политикой киевских князей по объединению восточных славян в единое государство, необходимостью борьбы с внешними врагами: хазарами и кочевниками-печенегами.

Нами ставится задача выяснить обстоятельства, вызвавшие необходимость постройки г. Курска, рассмотреть причины, выбора данной местности, установить примерное время основания города и основные периоды истории его развития с древнейших времен до конца XVI в. В литературе о Курске и Курском крае выделенные нами вопросы изучены недостаточно 1.

В 966 г. киевский князь Святослав Игоревич совершил поход в бассейны рек Оки и Волги, освободил вятичей от власти хазар, подчинил их себе и обложил данью 2. После убийства Святослава Игоревича в 972 г. печенегами между его сыновьями происходила длительная борьба за великокняжеский престол, завершившаяся в 980 г. победой князя Владимира Святославича 3. В годы междоусобной борьбы вятичи прекратили платить дань Киеву. Владимиру Святославичу пришлось дважды, в 981 г. и после их нового выступления в 982 г., ходить в походы на вятичей, чтобы подавить их сопротивление и снова заставить платить дань 4. Однако Владимир Святославич опасался новых выступлений со стороны вятичей. Поэтому было решено укрепить наиболее удобный путь в землю вятичей, проходивший через Верхнее Посеймье, строительством города-крепости, который должен был также сыграть свою роль в обороне Посеймской волости во время набегов печенегов из приднепровских степей. Эти исторически сложившиеся обстоятельства в жизни Киевского государства и обусловили время и выбор места для строительства нового города на берегу реки Тускари, при впадении в нее речки Кур. Название местности дало ему имя — Курск на Тускари 5. Речка Кур имеет славянское название, так же как и город Курск, [44] основанный в данной местности. Мнение Ю. А. Александрова-Липкин-га о древнейшем дославянском названии речки Кур, данном ей народом тюркского происхождения 6, мало вероятно. Славянское происхождение названия «Кур» обусловлено историческими условиями возникновения и развития древнерусского государства, походами дружинников, заселением Верхнего Посеймья переселенцами из Киевской и Новгородской земель. Известно, что они неоднократно в места своего нового поселения приносили названия рек и городов, существовавших на территории Киевской и Новгородской областей 7. Что касается, названия «Кур», то его имеет один из притоков р. Ловати в Новгородской земле, а расположенное в этой местности поселение называется Курск 8.

Известия, сообщаемые летописями, показывают, что у древних славян с начала объединения их земель, образования древнерусского государства имелись развитые связи. От г. Курска вверх по Тускари, ее притоку Снове и сточному Самодуровскому озеру, расположенному среди торфяных болот, шел путь к верховью Оки 9 и далее — в землю вятичей, вниз по Тускари, Сейму, Десне и Днепру к городам: Чернигову, Любечу, Киеву и другим, а вверх по Сейму к верховьям Оскола и Северного Донца. Эти пути были хорошо известны жителям Посеймской волости и дружинникам киевских князей задолго до принятия христианской религии Киевской Русью.

Д. Я. Самоквасов, изучая историю древних городов и городищ на территории Курской губернии, пришел к выводу, что отсутствие курганов в ближайшей округе от Курска является доказательством того, что в данной местности не было древних славянских поселений в дохристианское время 10. Это высказывание не согласуется с фактом, сообщенным в 1639 г. курским воеводой в Разрядный приказ о возможности заведения в городе производства селитры, так как необходимое сырье для этого имеется. В Курске, писал он, на посаде против Казачьей слободы, находятся «курганцы малые на государевой десятинной пашне» 11. Советские историки и археологи обнаружили в окрестностях Курска многие древние славянские поселения дохристианского времени у селений Лебяжьего, Моквы, Шуклино, а также в самом Курске: одно на правом берегу, в устье речки Кур, другое — у Кировского моста 12. Таким образом, город Курск возник и развивался не в пустынной местности.

В топографическом описании Курского уезда, составленном И. Ф. Башиловым в 1785 г., имеется упоминание о том, что на Ратьском городище в 1650 г. «найдены в землю вросшие каменные палаты и [45] будто там жил первый князь Изяслав Мстиславич, которому отец в 1125.г. «дал в удел гор. Курск» 13. Остатки найденных каменных построек по указу царя Алексея Михайловича были «выкопаны», добытый таким путем кирпич и камень использован при строительстве церкви в Курском Знаменском монастыре 14. И. Ф. Башилов возразил против «утверждения, что древний г. Курск располагался на Ратьском городище. Этот город, пишет он, всегда «был на сем месте, на котором ныне существует, потому что имя ему — Курск соответствует имени реки Кур в середине города протекающей» 15. При обследовании городища установлено, что в его осыпи «находится Ордынский» культурный слой 16, который позволяет предполагать о разорении древних городских укреплений монголо-татарами. Известия о находке и разорении уникального памятника каменного строительства на Ратьском городище содержится и в описании курского наместничества 17.

Первое письменное известие о г. Курске имеется в «Житии Феодосия Печорского», составленном летописцем Нестором в 1094 г. со слов келаря Киево-Печорского монастыря Феодора, которому (из рассказа матери Феодосия было известно 18, что родители Феодосия после его рождения переселились из г. Василева 19 «... в ин город глаголемый Куреск, тако князю повелевшу» 20. В каком году и при каких обстоятельствах произошло переселение, источник не упоминает. Из Патерика и летописей известно, что игумен Киево-Печорского монастыря Феодосии умер 3 мая 1074 г., причем в Устюжском летописном своде к известию о его смерти «в лето 5582, мая 3 дня» добавлено: «Жив лет 82» 21. Но поскольку в Патерике Киево-Печорского монастыря сообщено, что в 1032 г. при пострижении в монахи Феодосии был «юным» — молодым 22, то последние сведения, т. е. то, что продолжительность жизни Феодосия составила 82 года, нельзя считать верными 23. Переселение Феодосия с родителями в Курск произошло скорее всего в начале XI в. В Курске Феодосии ходил в церковь, в школу, отец его — курский боярин — был владельцем сел и челяди 24.

В городе, находившемся под властью киевского князя, жили феодалы-землевладельцы во главе с «властелином», служители церкви, купцы, ремесленники, зависимые люди — челядь. В нем были выстроены хоромы «властелина», в которых устраивались пиры для местной знати, две церкви, школа, промысловые и торговые заведения. Курские кузнецы изготовляли кандалы «железа тяжка», вериги «железа счепито». Можно предположить, что ими изготовлялись на продажу и другие предметы, имевшие хозяйственное и военное назначение. Купцы из [46] Курска направлялись в Киев с обозами товаров, названных «бремены тяжки», т. е. тяжелых, вероятно, в их числе и с железными изделиями. В Курске торговали зерном («житом») и мололи его в ручных мельницах 25. Эти факты говорят, что в начале XI в. Курск являлся значительным феодальным городом.

В городе на древнем городище специальных археологических раскопок не производилось, лишь во время земляных работ на значительной глубине найдено «шиферное пряслицо» 26. Вблизи от краеведческого музея, на склоне горы к левому берегу речки Кур, обнаружен слой почвы, наполненной осколками глиняной посуды XI-XII вв., на территории городского сада имени 1 Мая найдена бытовая керамика этого времени и сохранившийся большой сосуд высотой 70 см, емкостью до 5 ведер 27, ныне экспонируемый в музее. У Кировского моста через реку Тускарь обнаружены предметы разных промыслов: черепки от глиняной посуды, шиферные пряслица, железный шлак, детали цилиндрических замков, остатки цветных стеклянных браслетов и место мастерской, где они изготовлялись 28.

Курский горисполком и Архивный отдел облисполкома направили в Институт археологии АН СССР письмо с просьбой оказать содействие в установлении времени возникновения г. Курска. В ответе на этот запрос сообщено: «По имеющимся в институте сведениям на территории гор. Курска находили керамику и металлические изделия, относящиеся к V-XIII вв» 29. В 1974 г. по данному вопросу в Отделение истории АН СССР обратился Курский обком КПСС и получил более определенный ответ: «Отделение истории и Институт археологии АН СССР на основании изучения материалов новейших археологических раскопок пришли к выводу о том, что уже во второй половине X века Курск представляет собой настоящий город эпохи Киевской Руси. Таким образом, 1000-летнее существование г. Курска с научной точки зрения не вызывает никаких сомнений» 30.

Рассмотренные нами письменные источники, некоторые археологические данные, литература и сделанные на основе их изучения наблюдения позволяют сделать вывод, что вероятнее всего город Курск был основан вскоре после похода 981 г. Владимира Святославича на вятичей — около 982-983 гг.

Значение Курска в жизни русских феодальных княжеств возрастает заметно во второй половине XI в. В поучении Владимира Мономаха детям, сообщаемом летописью под 1196 г., говорится о Курске 60-х годов XI в.: «А се вы поведаю дети моя, труд свой, оже ся есмь труждая, пути дея и ловы 13 лет. Первое к Ростову идох сквозе вятичи, после мя отец, а сам иде Курску» 31. В 1078 г. в ходе междоусобной войны был убит великий-киевский князь Изяслав Ярославич. Киевский престол перешел к Всеволоду Ярославичу, а Чернигов — к его сыну Владимиру Мономаху, который княжил в Чернигове до 1094 г., но против него выступил поддержанный половцами тмутараканский князь Олег Святославич и заставил его перейти в Переяславское княжество. [47] Во время этой борьбы половцы много зла причинили русской земле 32. Владимир Мономах, усиливая свои позиции в борьбе с половцами, укрепил Посеймье посылкой в г. Курск — центр Посеймской волости — на княжение сына Изяслава.

Первое упоминание в летописях о Курском княжестве относится к 1095 г. В нем сообщается, что Изяслав Владимирович «иде ис Курска к Мурому, и прияша и муромци, и ят посадника Ольгова» 33, т. е. совершил удачный поход на Муром и изгнал из города посадника черниговского князя. Во второй четверти XII в. Курск переходит к родственнику черниговского князя. В 1137 г. в борьбе между внуком Владимира Мономаха Всеволодом Мстиславичем и черниговским князем Святославом Ольговичем за обладание Новгородской и Псковской землями черниговского князя поддержал его брат — курский князь Глеб Ольгович. Он умер в 1138 г. 34.

После смерти киевского князя Ярополка Владимировича в 1138 г. киевский престол занял Всеволод Ольгович «и нача замышляти» о том, чтобы вместе со своими братьями «всю землю держати». В 1139 г. он совершил поход на переяславского князя Андрея Владимировича и потребовал от него перейти княжить в Курск, а Переяславль передать его брату Святославу Ольговичу. Не желая переходить на менее значительное, курское княжение, князь Андрей Владимирович, посоветовавшись с дружиной, ответил: «Лучше умерети со дружиною своею на отчине, нежели курское княжение». После этого началась междоусобная война «и быша брань; и взя мир» 35.

Великий киевский князь Изяслав Мстиславич, захватив Верхнее Посеймье в ходе борьбы с черниговским князем и его союзником — половцами, послал княжить в Курске своего сына Мстислава. После этого возникла угроза нападения на Курск черниговского князя Святослава Ольговича и его союзника — суздальского князя Глеба Юрьевича. Эти обстоятельства заставили князя Мстислава Изяславича обратиться к курянам с призывом защитить город. Куряне заявили, что они будут воевать «против олговичей», но «на племя Владимира, на Юрьевича не могут поднять руку». Куряне не желали воевать с потомком Владимира Мономаха — сыном Юрия Долгорукого.

Не получив поддержки, Мстислав Изяславич покинул Курск и возвратился к своему отцу в Киев. По просьбе курян муромский князь Глеб Юрьевич послал в Курск посадника, а также «посади Глеб посадники свои по Семи» 38, в городах Посеймья. В 1146 и 1147 гг. Курском и городами Посеймья владел сын Юрия Долгорукого князь Иван.

В 40-50-е годы XII в. Курск — крупный город и мощная крепость Посеймья 37. К середине XII в. усилились его хозяйственные и культурные связи с городами Посеймья — Рыльском, Путивлем, их взаимовыручка в борьбе с половцами. Путивль впервые упоминается в летописи под 1146 г., Рыльск — под 1152 г. Путивльское княжество возникло [48] вследствие разделения древней Воргольской волости Чернигово-Северской земли на княжества Воргольское и Путивльское 38.

Междоусобная война между Ольговичами и Мстиславичами в 1150 г. закончилась соглашением, по которому Переяславль Киевский и г. Курск отходили к брату и племяннику киевского князя Вячеслава Владимировича — Изяславу. Перемирие Ольговичей с Мстиславичами было непродолжительным. Вследствие возникновения в 1152 г. новой междоусобной войны на территории княжеств Рыльского и Новгород-Северского произошло большое разорение 39. В 50-х годах XII в. непрерывные междоусобные войны в южных русских княжествах причинили значительный урон Посеймью на огромном пространстве от Путивля до Курска 40. Во время этих войн так же, как и раньше, на стороне враждующих русских князей, главным образом черниговских, выступали половцы.

В 1170 г. крупные силы половецких войск совершили нападение на южные русские земли, причинили огромное разорение в Переяславском и Киевском княжествах, угрожали городам Переяславлю и Киеву. Против половцев выступили северские князья, разгромили их, взяли много пленных и «полон христианский отъяща» 41, преследовали их до половецких степей за р. Осколом.

Автор «Слова о полку Игореве», повествуя о неудачном походе 1185 г. новгород-северского князя и его союзников на половцев, от имени князя Игоря Святославича обращается к его брату, трубчевскому и курскому князю Всеволоду Святославичу, с призывом выступить в поход против половцев совместно. В ответе на этот призыв от имени князя Всеволода Святославича сказано: «Мы сыновья Святослава, ты седлай брат своих борзых коней», а «мои кони для тебя приготовлены и давно стоят у Курска оседланы» 42. В 1194 г., готовясь к походу на Рязань, киевский князь Святослав Всеволодович в Курске и его округе собирает свою дружину 43.

В 1223 г. монголо-татары разбили половцев в донских степях, заставили их перейти на правый берег Днепра. Половецкие князья обратились к русским с просьбой о помощи против общего врага. В Киеве состоялся совет русских князей, на котором было решено выступить против татар. Дружина курского князя Олега участвовала в битве русских с татарами на р. Калке. В летописи сообщается, что Олег курский храбро сражался с татарами, «крепко биющеся» 44.

После битвы на Калке раздоры и междоусобные войны среди русских князей не утихли. Участвовал в них и курский князь. Он вступил в борьбу с черниговским князем Михаилом и его родственником, владимирским князем Юрием Всеволодовичем. Митрополиту Кириллу удалось примирить враждующих князей 45.

Во время завоевания и разорения русских княжеств [49] монголо-татарами в 1237-1241 гг. источники не упоминают о г. Курске. Некоторые сведения дают лишь случайные археологические находки, обнаруженные вблизи от древнего курского городища. При прокладке в городе траншеи для газопровода была обнаружена древняя могила массового захоронения «курян» — мужчин, женщин, детей. Она обследована местным археологом Ю. А. Александровым-Липкингом. По его мнению, останки принадлежат защитникам и жителям г. Курска, погибшим при Батыевом нашествии. Татарами сооружения города и его население не были полностью уничтожены 46.

Наблюдения и выводы о том, что Курск не был полностью уничтожен полчищами Батыя, подтверждаются письменными источниками второй половины XIII в. В завоеванных ими русских княжествах создавались военно-политические организации численников, баскачеств с особыми военными отрядами для сбора дани и подавления сопротивления русского народа. Баскачество было в 1257 г. и в «курской» земле 47. В 1283-1284 гг. Курское княжество находилось во владении непокорного Золотой Орде феодала хана Ногая. Баскачество в Курском княжестве ханом Ногаем было отдано откупщику Ахмату, который был весьма жестоким и беспощадным правителем: «... Откупима бо у татар дани всякие, и теми данями великую досаду творя князем и всем людям в курской княжении» 48. (На юго-западе от г. Курска находились княжества: Рыльско-Воргольское князя Олега, Липовическое князя Святослава. Они платили дань золотоордынскому хану Телебуге.) Axмат самоуправно устроил на принадлежавшей им территории курского княжества две слободы и населил их русскими людьми, которые чинили зло местному населению: «Насилие творяху христианом сущим курския волости, около Воргола и около Курска пусто твориша» 49. Князь Олег поехал в Золотую Орду к Телебуге с жалобой на откупщика Ахмата. Телебуга дал ему пристава с приказанием вывести людей Ахмата, «а слободы те разгонити» 50. Князья Олег и Святослав это приказание выполнили — слободы разорили. Узнав о случившемся, Ногай выделил находившемуся в это время у него откупщику Ахмату отряд войск и и приказал захватить князей Олега и Святослава. В январе 1284 г. татары вторглись в пределы Рыльско-Воргольского и Липовического княжеств. В течение 20 дней их грабили и разоряли 51, причинили много зла «в Курске и в прочих градехтех». Преследуемый Ахматом Олег бежал в Золотую Орду, а Святослав в «леса Воронежские». После погрома Ахмат оставил двух своих братьев с вооруженным отрядом для охраны своих слобод в Рыльско-Воргольском княжестве, а сам снова, отправился к х.ану Ногаю. Весной 1284 г., когда братья Ахмата с отрядом переходили из одной слободы в другую, на них напал липо-вический князь Святослав, перебив сопровождавшую их охрану, «а те два брата Ахматова утекоста к Курску» 52. Князь Олег, опасаясь мести со стороны татар, обвинил князя Святослава в самоуправстве. Распри между русскими князьями привели их к гибели. [50] В истории о «граде Курске», написанной в конце XVIII в., рассказана легенда об обнаружении в 1295 г. в 27 верстах севернее г. Курска на реке Тускари рыльскими охотниками курской святыни — знаменской иконы и постройке ими в этом месте часовни 53. Летописные же сведения о Курске вновь появились лишь в 70-80-е годы XIV в. Курск дважды упомянут в Новгородской летописи.

В списке киевских городов он написан наряду с древними северскими городами Посеймья — Путивлем, Рыльском, причем назван Курск на Тускари 54. Второй раз в этой же летописи Курск упомянут в списке залесских городов. Курск указан в перечне городов великого княжества Московского наряду с южными «украйными» городами Одоевом, Любущшм, Новосилем 55.

Упоминание о Курске в перечне залесских городов не противоречит предшествующему включению его в список киевских городов, потому что южные города, в том числе и города Среднего Посеймья Путивль и Рыльск этого времени, находились под властью Литвы, а Курск и Верхнее Посеймье входили в состав Великого княжества Московского.

С конца XIV до начала второй половины XVI в. в русских летописях и других письменных источниках сведений о г. Курске на реке Тускари не имеется: до упоминания его в ярлыке крымского хана Менгли-Гирея польскому королю Сигизмунду Казимировичу. Следующие упоминания о Курске в исторических источниках относятся к 1507 г. 56. В ярлыке крымского хана Менгли-Гирея польскому королю Сигизмунду Казимировичу косвенно и туманно говорится о пожаловании г. Курска ханом «Ази Гереем» литовскому великому князю Витов-ту Кейстутовичу и далее о пожаловании Менгли-Гереем многих русских городов, в их числе и «Курской тьмы», литовскому великому князю Казимиру Ягайловичу 57. Известия о Курской тьме заслуживают внимания и потому, что эта территория находилась в составе русского государства.

Река Сейм во второй половине XV в. служила рубежом при встрече московских и крымских послов. В грамоте Ивана III 1487 г., посланной крымскому хану Менгли-Гирею, предлагалось для взаимной безопасности посольств, направляемых из Москвы в Крым и из Крыма в Москву, устраивать им встречу на реке «Семи; ниже Гусина Броду, на усть «Ревута» реки, против Курского городища» 58. Это известие говорит о том, что посольская дорога 80-х годов XV в. из Москвы в Крым и обратно проходила юго-западнее древнего г. Курска на Тускари, по берегу р. Сейм, против устья Реута к городищу, названному «Курским». В этой местности находилась осыпь славянского городища дохристианского времени, исследованная Д. Я. Самоквасовым 59. Факты, сообщаемые грамотой 1487 г., позволяют предполагать, что во второй половине XV в. значительная часть Верхнего Посеймья, в том числе и [51] бассейна р. Тускари, не входила в состав Литвы, являлась порубежной территорией великого княжества Московского. Заключенным Иваном III в 1503 г. перемирием с польско-литовским королем Александром Казимировичем завершилось присоединение к России заокских городов и огромной территории древней Северской земли по рекам Десне и Сейму. Все Посеймье с городами Рыльском и Путивлем вошло в состав Русского государства 60. В рукописи Разрядной книги (1507-1602), хранящейся в отделе рукописей Библиотеки АН СССР в Ленинграде, под 1557 г. содержится известие о том, что «того ж лета по украйным городам стояли воеводы на поле Иван Петрович Яковлев, да князь Петр Иванович Горенков, а стояли усть Ливен, по вестям пришед с усть Ливен стояли на Туле. А в усть Ельце стояли на поле Иван да Федор Шереметевы, а по вестям пришед стояли на Михайлове. А в Курску стояли воеводы князь Михайло Репнин, да, князь Петр Татев, а от Курска пришед стояли в Мценску» 61. Эти же известия подтверждаются в Разрядной книге 1475-1598 гг., опубликованной В. И. Бугановым 62. Воеводам предлагалось обеспечить сторожевую службу на главных путях возможного нападения врага на русские земли и вывести войска для встречи неприятеля из г. Тулы на р. Быструю Сосну к устью речки Ливны на ту же реку к устью речки Елец, и в Курск (без упоминания р. Тускари и речки Кур). Курск также упомянут в царском указе и боярском приговоре о наказании «ябедников, крамольников, и суставщиков...», состоявшимся 12 марта 1582 г.: «А который в жалобнице или в суде лжет и составляет ябеду, ино того — казнити торгового казнью, да написати в казаки в украйные города Севск и Курск» 63. Косвенные сведения о существовании г. Курска не только во второй половине XVI в., но, вероятно, и в более раннее время, содержатся в челобитной курянина — крымского полонянника Розинина Васьки Степанова, поданной им царю в 1622 г. Из челобитной следует, что Розинин Васька Степанов до 1607 г. жил в г. Курске с отцом, а его отец, дед и прадед служили в стрельцах с г. Курска, т. е. кроме него три поколения родственников служили с г. Курска, построенного в 1596 г. 64, в течение 11 лет (с 1596 по 1607 г.). Этого времени для службы с Курска четырех поколений стрельцов Розининых недостаточно. Поэтому имеется основание считать, что старшее поколение этих стрельцов служило с г. Курска задолго до восстановления Курской крепости в 1596 г. Принятая в советской исторической науке дата восстановления г. Курска в 1597 г. 65 уточняется новыми фактами, сообщаемыми в Разрядной книге 1475-1598 гг. В этом источнике о выборе мест «на поле» для постройки новых городов и их строительстве в 1596 г. сказано: на «Семь» были посланы ставить города воевода Иван Полев, голова Нелюб Огарев и подьячий Окатьев. Они поставили на р. Сейм «город [52] Курск тое же осени» 66. Такое уточнение даты восстановления г. Курска убедительно. Однако восстановить картину строительства Курска, его крепостных сооружений не представляется возможным, потому что строельная книга города, составленная воеводою Иваном Полевым, и дозорная книга 1617 г. по Курску, письма князя Ивана Волконского во время Московского пожара 1626 г. сгорели 67, а Курская писцовая книга 1628-1629 гг. писца Степана Унковского и подьячего Ивана Коровина утрачена. Найденные нами в архиве отдельные выписки из этих документов дают отрывочные сведения о г. Курске и его населении в конце XVI в. и в начале XVII в.

Сделаем выводы.

1. Изучение источников и литературы о г. Курске X-XI вв. позволило высказать предположение, что дата основания города относится ко времени начала княжения киевского князя Владимира Святославича (примерно 982 — 983 гг.), когда им проводилась политика подчинения вятичей, прекративших платить дань Киеву, и укрепления обороны Русского государства от кочевников-печенегов, обитавших в донских и приднепровских степях.

2. Курск играл важную роль в междукняжеских отношениях и в борьбе с внешними врагами — половцами и татарами — в XI и первой половине XIII в.

3. В XIV-XV вв. наблюдается запустение г. Курска на южной окраине Великого княжества Московского и превращение его в городище непостоянного заселения.

4. Затяжной характер восстановления г. Курска на старом месте в 1596 г. обусловлен постоянной угрозой нападения крымских татар на Верхнее Посеймье, по которому проходили основные татарские шляхи, и отдаленностью г. Курска от укрепленных городов и оборнительных сооружений на юге России. Постройка в 1585 г. городов Ливен и Воронежа 68, в 1592 г. Ельца 69 ускорила восстановление в 1596 г. Курска и постройку новых южных городов Оскола и Белгорода 70.


№ 1

Челобитная царю Михаилу Федоровичу от курского стрельца В. С. Розинина — 1622 г.
(Время подачи челобитной датируется по царской грамоте 7 апреля 7131 (1623 г.).)

Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичу всея Русии, бьет челом холоп твой курченин крымский полонянник Васька Степанов сын Розинин. Был я холоп твой в полону — пятнадцать лет, у крымских людей живот свой мучил за тебя государя. И как государь я холоп твой ис полона вышел и пришел в Курский уезд к своему родимцу пожить на время, в поместье сына боярского Потапа Васильевича сына Овдеева. А вывел я государь ис полону: лошадей; платье и всякой рухляди на двадцать на два рубля с полтиною. И тот государь Потап у меня холопа твоего лошади и рухлядь итнял, и в железа меня сажал и на цепь сажал, а велит государь мне жить за собою в крестьянах потому, что нехотя моей рухляди мне отдати. А как [53] государь я был в полону и после меня отца моего ограбили крымские люди, а деды государь мои, и прадеды служили тебе государь в стрельцах с Курска, а в крестьянех ни за кем не бывали. А он государь Потап хочет меня беднова посадить за собой в крестьянех насильством. Милосердный государь, царь и Великий князь Михайло Федорович всея Руси, пожалуй меня холопа своего, невели государь мне быти за ним во крестьянех. И вели государь мне служить свою государеву службу в стрельцах в своем государеве волостном городе в Камаричих. И вели государь ему Потапу мои лошади и платье мне отдати, чтобы я холоп твой от него Потапа в конец не погиб, твоей бы царской службы впредь не отстал Царь государь смилуйся пожалуй.

ЦГАДА, ф. 210, Разрядный приказ, Белгородский стол, стб. 9, л. 255- 256.

№ 2

Царская грамота курскому воеводе Степану Михайловичу Ушакову — 1623 г.

От царя и великого князя Михаила Федоровича всея Русии, в Курск воеводе нашему Степану Михайловичу Ушакову. Бил нам челом крымский полонянник курченин Васька Степанов сын Розинин.. А сказал был де он в полону в Крыму пятнадцать лет, а ис полону вышел в прошлом во 130 году о Петрове дни. А вывел де он с собою лошадей, и платья вынес на двадцать на два рубли с полтиною. И пристал в Курску у курченина у сына боярского у Потапа Овдиева в поместьи у родимцев (Принадлежавшее ранее его родственникам). И тот де Потап Овдеив у него лошадей и рухлядь отнял и его Ваську сажал в железа. А велел ему насильством жить за собою во крестьянех, а иво де Васькин отец и дед во крестьянех нигде не был, а служил нашу службу в стрельцах. И нам бы иго пожаловать велели и на того Потапа в том дати суд. И буде так как нам полонянник Васька Розинин бил челом. И как к тебе ся наша грамота придет, и ты курченина Потапа Овдеива сыскав поставил перед собою с полонянником Ваською с очей на очи, — и в том в Васькине иску в двадцати рублях с полтиною их судил и сыски всякие сыскивал накрепко. Да [по] суду своему и по сыску меж ними управу учинил по-нашему указу безволокитно, а без сыску его во крестьяне Потапу не выдавал.

Писал на Москве лета 7131 года апреля 7 день.

Поступила в редакцию
05.04.77

ЦГАДА, ф. 210, Разрядный приказ, Белгородский стол, сто. 9, л. 254

Комментарии

1. Из истории Курского края. Сб. документов и материалов. Воронеж, 1969; Златоверховский Н. И. Памятники старины и нового времени и другие достопримечательности Курской губернии. Курск, 1902; Ларионов С. Описание курского наместничества из древних и новых о нем известий вкратце. М., 1786; Танков А. А. Историческая летопись курского дворянства. М., 1913; Курск. Очерки по истории города. Курск, 1957; Липкинг Ю. А. Очерки древнейшего прошлого Курской области. — Краеведческие записи Курского областного музея, вып. 2. Курск, 1963, Курск. Очерки истории города, изд. 3-е. Воронеж, 1975.

2. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов (далее — НПЛ). М.-Л., 1950, с. 117; Полное собрание русских летописей (далее — ПСРЛ), т. 1. Л., 1928, стб. 65.

3. ПСРЛ, т. 1, стб. 74-80.

4. Там же, стб. 81-82.

5. НПЛ, с. 475, 477.

6. Курск. Очерки истории города, изд. 3-е, с. 13.

7. ПСРЛ,. т. 1, стб. 122-124; т. 10. М., 1955, с. 163; НПЛ, с. 18 — 22, 34, 36, 476 и др. Очерки истории СССР IX — XIII вв. М., 1953, с. 322; Бунин А. И. Где находились города Липецк и Воргол, упоминаемые в летописи под 1283-1284 годами? — Труды XI Археологического съезда в Киеве, 1899 г., т. II. М., 1902; Абрамов И. С. Летописный Воронеж на Черниговщине. — Юбилейный сборник на Кошену академика Дмитра Ивановича Багалея. Киев, 1927.

8. НПЛ, с. 477.

9. Курск. Очерки истории города, изд. 3-е, с. 163.

10. См.: Самоквасов Д. Я. Северская земля и северяне по городищам и могилам. М., 1902, с. 40-42.

11. Акты Московского государства, т. II. Спб., 1911, с. 106.

12. Краеведческие записки Курского областного музея, вып. 2, с. 164; Соловьев Л. Н. Стоянки, селища и городища окрестностей гор. Курска. — «Известия Курского губернского общества краеведения», 1927, № 4.

13. Центральный государственный военно-исторический архив, ф. ВУА, д. 1881, л. 20-22 с об.

14. Там же, л. 20 с об.

15. Там же, л. 20-22 с об.

16. Краеведческие записки Курского областного музея, вып. 2, с. 167.

17. См.: Ларионов С. Указ. соч., с. 78.

18. Патерик Киево-Печорского монастыря. Спб., 1911, с. 22-23.

19. Там же, с. 11-12.

20. Там же, с. 16.

21. Там же, с. 55; ПСРЛ, т. 1, стб. 183-188; НПЛ, с. 42; Устюжский летописный свод. М.-Л., 1950, с. 42.

22. Патерик.., с. 20-21; Срезневский М. И. Материалы для словаря древнерусского языка, т. III. Спб., 1903, с. 16 — 27.

23. Устюжский летописный свод, с. 42.

24. Патерик..., с. 15-16.

25. Там же, с. 16-21.

26. Краеведческие записки Курского областного музея, вып. 2, с. 164.

27. Курск. Очерки истории города, изд. 3-е, с. 10.

28. Там же, с. 10-11.

29. Государственный архив Курской области, ф. Р.-2269, д. 863-а, л. 1-2.

30. Там же, л. 3 (ксерокопия).

31. ПСРЛ, т. 1, стб. 247; т. 28. М., 1963, с. 24.

32. Там же, т. 1, стб. 201-202, 224-226.

33. Там же, т. 5. М.-Л., 1949, с. 16; т. 1, стб. 229.

34. Там же, т. 1, стб. 306; НПЛ, с. 210; Рапов О. М. Княжеские владения на Руси в X — первой половине XIII в. М., 1977, с. 108.

35. ПСРЛ, т. 28, с. 31; НПЛ, с. 210.

36. ПСРЛ, т. 25, с. 43.

37. Там же, с. 51-52, 57.

38. См.: Самоквасов Д. Я. Северская земля и северяне..., с. 40.

39. ПСРЛ, т. 25, с. 57. .

40. Там же, с. 69.

41. Там же, с. 80-81.

42. Слово о полку Игореве. М.-Л., 1950, с. 5-7

43. См:: Татищев В. Н. Русская история, т. III. M., 1964, с. 155.

44. ПСРЛ, т. 25, с. 118-121; т. 2. Ипатьевская летопись. М., 1962, стб. 744; т. 28, Летописный свод 1497, с. 49-50; т. 28, Летописный свод 1518 (Уваровская летопись), с. 207 — 208.

45. Там же, с. 208.

46. Курск. Очерки истории города, изд. 2, с. 19.

47. См.: Насонов А. Н. Монголы и Русь. М.-Л., 1940, с. 10-20; Очерки истории СССР IX-XIII вв., с. 872.

48. ПСРЛ, т. 25, с. 154.

49. Там же.

50. Там же, с. 155.

51. Там же.

52. Там же, т. 26, с. 155.

53. История о городе Курске. О явлении чудотворной Знаменской пресвятой богородицы иконы, нарицаемой Курские. О Курском Знаменском монастыре и его настоятелях. Курск, 1792.

54. НПЛ, с. 475.

55. Там же, с. 477.

56. Акты, относящиеся к Западной России, т. II. Спб., 1848, с. 4-5, № 6.

57. Там же, с. 5-6.

58. Сб. РИО, т. 41. Спб., 1884, с. 57-58.

59. См.: Самоквасов Д. Я. Северская земля и северяне, с. 30-33.

60. Сб. РИО, т. 35. Спб., 1882, с. 398-400.

61. БАН, Отдел рукописей, 34, 38, кн. 41, л. 482 с об.

62. Разрядная книга 1475-1598 гг. М., 1966, с. 162.

63. Судебник государя царя и великого князя Иоанна Васильевича о некоторых сего государя и ближайших его приемников указы. Собранные и примечаниями изъясненные покойным тайным советником Василием Никитичем Татищевым. Изд. 2-е. М., 1780, с. 211-212.

64. ЦГАДА, ф. 210, Разрядный приказ, Приказный стол, стб. 9, л. 255-256; Разрядная книга, 1475-1598 гг., с. 501.

65. См.: Тихомиров М. Н. Россия в XVI в., с. 422-423; Новосельский А. А. Борьба Московского государства с татарами в первой половине XVII в. М., 1948, с. 44.

66. Разрядная книга 1475-1598, с. 501.

67. ЦГАДА, ф. 210, Разрядный приказ, Приказный стол, стб. 34, л. 44-45.

68. Разрядная книга 1475-1598, с. 374; Анпилогов Г. А. Новые документы о России конца XVI — начала XVII века. М., 1967, с. 388-389.

69. Там же, с. 322-323.

70. Разрядная книга 1475-1598, с. 501.

.

Текст воспроизведен по изданию: О городе Курске X-XVI вв. // Вестник МГУ, Серия 8. История, № 5. 1979

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.