Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЗЕМЕЛЬНЫЕ ВЛАДЕНИЯ И СОЛЯНЫЕ ВАРНИЦЫ НОВГОРОДСКОГО ЮРЬЕВА МОНАСТЫРЯ В СТАРОЙ РУССЕ

В Старой Руссе с давних пор добывалась соль из обильно действующих соляных источников, как в самом городе, так и его окрестностях. Жители новгородской земли снабжались старорусской солью. Соль из Старой Руссы вывозилась и в другие русские княжества. Новгородские летописи в XI и XII столетиях ничего не говорят о солеварении в Руссе. Открываемые в разных местах города деревянные трубы, по которым проводилась соленая вода, и сделанные около этих труб специальные водоемы свидетельствуют, что солеварением в Руссе занимались с самого возникновения города. Можно предполагать, что соль добывалась из этих источников и еще в более отдаленные времена.

От XIII, XIV и др. столетий до нас дошли грамоты, договоры и другие письменные документы, говорящие о значительном количестве добывания соли и снабжении ею целого ряда русских городов. Джон Флетчер, посланник английской королевы Елизаветы к царю Федору Ивановичу (1588 г.), в своем трактате о государстве русском, говоря о приказе большого прихода и царской пошлины, приводит интересные данные: "Главные города по торговле, платящие самую значительную пошлину, суть: Москва, Смоленск, Псков, Новгород Великий, Старая Русса, Торжок. Тверь. Ярославль, Кострома, Нижний Новгород, Казань. Вологда"... "Город Москва платит ежегодно пошлины 12.000 рублей, Смоленск 8.000, Псков 12.000, Новгород Великий 6.000, Старая Русса солью и другими произведениями 18.000. Торжок 800 рублей, Тверь 700. Ярославль 1.200, Кострома 1.800, Нижний Новгород 7.000, Казань 11.000, Вологда 2.000 рублей. Пошлина с других торговых городов бывает иногда более, а иногда менее значительна, смотря по их торговым оборотам и барышам в течение года". 1

По этим данным, торговых пошлин с города Старой Руссы поступало в царскую казну по 18 тыс. руб. в год, т.е. больше, [53] чем с других городов. Из этого также следует вывод, что город Старая Русса был большим пунктом солеварения. Главным предметом торговли была соль.

Писцовая книга Александра Чоглокова 1625 г. называет большое количество мест солеварения; в ней также упоминаются солеварни, принадлежавшие крупным новгородским монастырям: Юрьевскому, Хутынскому, Духову 2 и Вяжищскому.

Печатаемые ниже документы о владении Юрьева монастыря варницами и дворами в Старой Руссе извлечены из "Копийной книги грамот Юрьева монастыря и приписных к нему монастырей". Книга на 798 лл. в кожаном переплете, хранится в архиве УНГМ, написана скорописью XVIII в. На листе 34 под реестром читаем: "1758 года декабря дня. По смене от бывшего казначея иеромонаха Иннокентия новоопределеиный казначей иеромонах Николай принял подлинные выписи, указы и протчие крепости по выше-писанному в сей книге реестру, по которым состоит номеров сто тридцать сем (кроме одного, которого при здаче не явилось, а именно 137 номеров) все в целости с освидетельствованием житенного иеромонаха Тихона, в чем под сим и подписуемся".

В рукопись включены документы XVII-XVIII вв., но есть и списки с более древних грамот, в том числе список с известной грамоты князя Мстислава Владимировича (около 1130 г.) 3

В начале рукописи дается подробный реестр.

"Реестр Новгородской Епархии Юрьева монастыря, сколько в том Юрьеве монастыре имеется сверх жалованных государевых и патриарших грамот, данных как в тот Юрьев, так и в приписные к нему Перыиской, Пантелеймоновской, Волотовской и Арсеньевской монастыри на подмоиастырные и вотчинные земли и на протчие всякие угодья и на крестьян выписей и указов и протчих крепостей и каких порознь о том значит ниже сего имянно".

Новгородский Юрьев монастырь, основанный в XI столетии, наделенный многочисленными привилегиями и землями, после Софийского собора, превращенного в политический центр Новгорода Великого, был самым крупным феодалом, имевшим влияние на общественную жизнь. Его Георгиевский собор был превращен в усыпальницу князей и видных посадников Новгорода. Земельные владения Юрьева монастыря находились как в Новгородских пятинах, в самом городе 4, так и в пригородах Новгорода Великого, в том числе и в Старой Руссе, где его владения не ограничивались соляными варницами, но включали "дворовые и огородные места и кузницы и полосы и пожни". [54]

Привожу реестр публикуемых ниже документов.

(1) Выпись, данная с писцовых Старорусских книг письма и дозору Александра Чоглокова да дьяка Добрыни Семенова 7133 (1625) году на имеющиеся в Старой Руссе монастырские варнишные дворовые и огородные места и кузницы и полосы и пожни. Писанная 7136 (1628) году маия в 14 день в тетради за приписью дьяка Дементия Образцова, за оправою Михаила Патракеева.

(2) Выпись, данная с отводной отмерной памяти подьячего Алексия Степанова на монастырские староруские варничные тритцать три места, писанная 7167 (1658) году декабря в 21 день с приложенной печатью на черном воску, за приписью на обороте диака Ивана Зиновьева, за справай подьячего Алешки Степанова.

(129) Запись Старорусских писцовых людей Давыда Микифорова с товарищи о владении им в Старой Русе монастырских данных по писцовым 161 году книгам в Песье конце по реке по Порусье на Красной Луке варнишные места да от Холопья Русья по Порусье же реки берегом вниз и Красной Луке тритцети трех мест из денежного оброку, а без оброку не владеть бы, писанная на Москве 7161 (1652) года декабря в 19 день за руками их старорушан тако-ж послухов.

(130) Запись новгородца посацкого человека Гаврила Гаврилова сына Псковкова о заложении им в монастырь имеющейся в Старой Русе на Красной Луки варницы и з дровяным кладбищем и цреном и со всем варничным заводом за взятые из монастыря денги двести Рублев, писанная 7174 (1666) года генваря в 15 день, коя и в приказной полаты записана.


* * *

Лета 7136 (1628) майя в 14 день бил челом государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русин из великого Новагорода Юрьева монастыря архимарит Деонисей з братьею: в прошлом де во 7135 (1627) году писали в Старой Русе их монастырские старинные варницы и дворовые места писцы Олександра Чоглоков да дьяк Добрыня Семенов, а выписи им письма своего с книг не дали, и государь царь и великий князь Михаило Федорович всеа Русии пожаловал бы их, велел им с тех писцовых книг дати выпись. И государь царь и великий князь Михаило Федорович всеа Русии из великово Новагорода Юрьева монастыря архимарита Деонисия з братьею пожаловал велел им на те их старинные варницы и дворовые места дати с писцовых книг выпись.

А в Староруских писцовых книгах писма и дозору Александра Чоглокова да дьяка Добрыни Семенова 7133 (1625) году написано: В Старой Русе на посаде от Ильине улицы и с переулка по стороне Выльинское заполье земля Юрьева монастыря: место дворовое старые пустоты Степанка Павлова Сляндухи, ныне [55] живет в остроге, в длину и с огородною землею девяносто пять сажен, а поперег десять сажен, оброку платит в монастырь девять алтын две денги; место старые пустоты Ивашка Жучка, в длину и с огородною землею девяносто пять сажен, а поперег десять сажен, оброку платил в монастырь девять алтын; место старые пустоты Ивашка Павлова, в длину девяносто пять сажен, а поперег десять сажен, оброку платил в монастырь четыре алтына ’ четыре денги; место старые пустоты Ларки Павлова, умер во 7123 (1615) году, в длину место и с огородною землею девяносто пять сажен, а поперег десять сажен, оброку платил в монастырь четыре алтына четыре денги.

По Ильине ж улице по переулку назад к Порусье реке три места дворовых старые пустоты на Юрьеве земле, в длину по пятинатцати сажен место, а поперег по девяти сажен. По Троетцкой улице за Троицею по правой стороне земля Юрьева монастыря, что в Иове городе: место старые пустоты Худячка сапожника, умер во 7117 (1609) году, в длину сорок сажен, а поперег шесть сажен, оброку платил в монастырь три алтына; место старые пустоты Гостюшки Веселова, умер во 7119(1611) году в длину сорок сажен, а поперег шесть сажен с полусаженью, оброку платил в монастырь три алтына; место старые пустоты варничново варца Лушки, в длину сорок сажен, а поперег шесть сажен с полусаженью, оброку платил в монастырь три алтына; место старые пустоты Васки Невеева молодожника, умер во 7117 (1609) году, в длину сорок сажен, а поперег шесть сажен с полусаженью, оброку платил в монастырь шесть алтын; место старые пустоты Васки сапожника, что было Микитки винокура, умер во 7117 (1609) году, в длину сорок сажен, а поперег шесть сажен с полусаженью, оброку платил в монастырь три алтына; место старые пустоты Зеновка Нестерова, в длину сорок сажен, а поперег шесть сажен с полусаженню, оброку платил в монастырь три алтына; место дворовые старые пустоты Воина Новокрещенова, что было приказново человека Третьяка Якушкина, а под тем местом место дворовое пятовское Кирюшина; два места дворовых земля Юрьевская в длину сорок сажен, а поперег семь сажен; место старые пустоты в длину сорок сажен, а поперег шесть сажен с полусаженью; место новые пустоты Симанка Налишкина, в длину сорок сажен, а поперег шесть сажен, оброку платил в монастырь три алтына; место старые пустоты Трешки Портнова мастера, в длину сорок сажен, а поперег шесть сажен с полусаженью, оброку платил в монастырь три алтына; место старые пустоты, в длину сорок сажен, а поперег шесть сажен с полусаженью. По той же стороне за переулком на Юрьевской земле дворовые места: место старые пустоты Дорошки Балагурева, в длину сорок сажен, а поперег шесть сажен с полусаженю; место старые пустоты Ивашка Ильина бочаря, в длину сорок сажен, а поперег шесть сажен с полусаженью, оброку платил в монастырь шесть алтын; место старые пустоты Спасково [56] дьячка Ларки Карпова, в длину сорок сажей, а поперег шесть сажен с полусаженью, оброку платил в монастырь шесть алтын; место старые пустоты Сысойка Поздеева, в длину сорок сажен, а поперег шесть сажен с полусаженью, оброку платил в монастырь три алтына три денги.

От Спаскова монастыря Троетцкою улицею к Порусью реке но правой стороне земля Юрьева монастыря: место дворовое старые пустоты Ивашка Избойкы, в длину сорок сажен, а поперег десять сажен; место старые пустоты Степки Васильева, в длину сорок сажен, а поперег восмь сажен, оброку платил в монастырь семь алтын три денги, во дворе Офонка Ларионов, тягла полполушки молотчей, в длину двора сорок сажен, а поперег тринадцать сажен, а в монастырь оброку платит четыре алтына четыре денги; место старые пустоты Васки Гаврилова сына Самохвала, что было вдовы Дарьицы Лужинской, жены Васильева да внука ее Еремки Окурева, в длину сорок сажен, а поперег тринатцать сажен, оброку платила в монастырь сем алтын три денги; место старые пустоты Ефимка сапожника, в длину сорок сажен, а поперег четырнатцать сажен, оброку платил в монастырь сем алтын три денги; место старые пустоты Суботки Вешнякова, что было Томилка Кузмина, в длину сорок сажен, а поперег тринадцать сажен, оброку платил в монастырь три алтына; место старые пустоты вдовы Марьицы Ивановские жены Ивина да сына ее Ондрюшки, в длину сорок сажен, а поперег сем сажен, оброку платила в монастырь пять алтын.

С Троетцкие улицы в переулок земля Юрьева монастыря: место старые пустоты варнишного варца Стенки Гаврилова, да под тем же местом место, что был садок, мерою дворовое место и с садковым местом в длину сорок две сажени, а поперег четырнадцат сажен, оброку платил с места и с садку в монастырь двенатцат алтын; место старые пустоты Петрушки Иванова сапожника, в длину сорок две сажени, а поперег четырнадцат сажен, оброку платил в монастырь три алтына. В Троетцкой стороне к Порусью на Юрьевской земле: место дворовое старые пустоты Фетки Иванова, в длину дватцать одна сажень, а поперег сем сажен с полусаженью; место, что был двор Юрьева монастыря, в длину дватцать одна сажень, а поперег сем сажен; место старые пустоты Суханка варца, что было Калинки Веселово, в длину дватцать одна сажень, а поперег сем сажен с полутретью, оброку платил в монастырь три алтына; место старые пустоты Ондрюшки Моковского, что было Васки Григорьева, в длину дватцать одна сажен, а поперег сем сажен, оброку платил в монастырь три алтына; место старые пустоты варнишнова варца Микитки, в длину двадцат одна сажен, а поперег сем сажен с полутретью, оброку платил в монастырь три алтына; место старые пустоты Петрушки Ерохова, что был двор пустой Троетцкого попа Максима, в длину дватцать одна сажен, а поперег сем сажен, оброку платил в монастырь два алтына; место [57] старые пустоты Мелешки Спицына, что был двор Васки Ноздропласта, в длину дватцать одна сажень, а поперег сем сажен, оброку платил в монастырь четыре алтына; место старые пустоты вдовы Ховроньицы Фоминской жены Кучнева, в длину дватцать одна сажен, а поперег сем сажен, оброку платила в монастырь девять денег; место старые пустоты Троетцково пономаря Фетки Кувалдина, в длину дватцать одна сажен, а поперег сем сажен с третью, оброку платил в монастырь четыре алтына; место старые пустоты Троетцково дьячка Ивашка Захарова иконника, в длину дватцать одна сажен, а поперег сем сажен, оброку платил в монастырь шесть алтын.

Из кузнецов по Троетцкой улице но правой стороне переулком земля Юрьева монастыря: место старые пустоты Микитки Тимофеева Поплеталника, в длину сорок сем сажен, а поперег воем сажен, оброку платил в монастырь шеснатцать алтын четыре денги; место старые пустоты Гришки Лухина, что был двор пуст Максимка Григорьева варничново варца, в длину сорок сем сажен, а поперег сем сажен, оброку платил в монастырь три алтына; место старые пустоты Фетки Иванова сына Кувалдина да Елизарка Юдина, в длину сорок сем сажен, а поперег сем сажен, оброку платил в монастырь десять алтын; место старые пустоты Ивашка Окатьева Зубка, в длину сорок сем сажен, а поперег сем сажен, оброку платил в монастырь три алтына; место старые пустоты Гришки горьшечника, что было Ивашка Гаврилова варничново варца, в длину сорок сем сажен, а поперег сем сажен, оброку платил в монастырь три алтына; место старые пустоты варничново варца Ондрюшки Юрьева, в длину сорок сем сажен, а поперег сем сажен, оброку платил в монастырь три алтына; место старые пустоты Русинка Скомороха, в длину сорок сем сажен, а поперег сем сажен, оброку платил в монастырь три алтына; место старые пустоты Бориска Лужинскова, в длину сорок сем сажен, а поперег сем сажен, оброку платил в монастырь три алтына. От Троетцкие ж улицы назад к кузнецом по правой стороне: место старые пустоты Власка Прокофьева варнишнова варца, в длину дватцать пять сажен, а поперег шесть сажен с третью, оброку платил в монастырь три алтына; место старые пустоты розсылщика Томилка Карповского, что было Петрушки Поликарпова, в длину дватцать пять сажен, а поперег шесть сажен с третью, оброку платил в монастырь три алтына; место старые пустоты Петрушки сапожнова мастера, в длину дватцать пять сажен, а поперег сем сажен, оброку платил в монастырь девять денег; место старые пустоты Микитки Иванова, в длину дватцать пять сажен, а поперег шесть сажен с третью, оброку платил в монастырь девять денег; место старые пустоты Игнашка Зверкина, в длину дватцать пять сажен, а поперег шесть сажен с третью, оброку платил в монастырь три алтына; место старые пустоты Логинка Иванова, в длину дватцат пять сажен, а поперег шесть сажен с третью, оброку платил в [58] монастырь три алтына. По Холопью ручью и Порусью реке по Троецкой половине у мосту место старые пустоты на Юрьевской земле Ондрюшки Поплевина, в длину десять сажен, а поперег тож, оброку платил в монастырь десять денег.

По Холопыо ж ручью от Порусью по правой стороне к Спас-кому переулку земля Юрьева монастыря: место старые пустоты Дениска Федотьева, что было вдовы Анны Федоровы, в длину осмнатдать сажен, а поперег сем сажен, оброку платил в монастырь три алтына; место старые пустоты Фетки Рыбника Ушачихина, в длину осмнатдать сажен, а поперег сем сажен, оброку платил в монастырь два алтына; место старьте пустоты Васки Алабошева варничново варца, в длину осмнатдать сажен, а подерет сем сажен, оброку платил в монастырь два алтына; место старые пустоты Якушка Третьякова, что было варничново варца Истомки Грезника, в длину осмнатдать сажен, а поперег сем сажен, оброку платил в монастырь два алтына; место старые пустоты Аристка Налишкииа, что было Мишкина, в длину осмнатдать сажен, а поперег сем сажен, оброку платил в монастырь два алтына; место старые пустоты варничново варца Соболя, в длину осмнадцать сажен, а поперег сем сажен, оброку платил в монастырь три алтына; место старые пустоты Федки Борадависцына, что было Степанка Захарова, в длину осмнатдать сажен, а поперег шесть сажен, оброку платил в монастырь шесть алтын; место старые пустоты Трешки Офонасьева, что было Первушки Тюткова, в длину осмнатдать сажен, а поперег шесть сажен, оброку платил в монастырь сем денег; место старые пустоты варничново варца Перфилка, в длину осмнатдать сажен, а поперег сем сажен, оброку платил в монастырь воем денег; место старые пустоты Ивашка Олтуфьева сына Козлихина, в длину осмнатдать сажен, а поперег сем сажен, оброку платил в монастырь воем денег; место старые пустоты Ивашка Власова, в длину осмнатдать сажен, а поперег сем сажен.

От Холопья ручья к Троетцкой улице в переулке по правой стороне на Юрьевской земле; место старые пустоты Якушка Лекарева, в длину осмнатдать сажен, а поперег сем сажен, оброку платил в монастырь два алтына. В том же переулке против тех же дворов место дворовое старые пустоты Онтонка Григорьева, в длину осмнатдать сажен, а поперег сем сажен, оброку платил в монастырь два алтына. Подле ручья к Богоявленыо по правой стороне к Опасному переулку на Юрьевской земле, место старые пустоты Харламка Калинина, в длину девятнадцать сажен, а поперег пять сажен, оброку платил в монастырь три алтына; место старые пустоты Гришки Кулешова, в длину девятнатцать сажен, а поперег пять сажен, оброку платил в монастырь девять денег; место старые пустоты варничново варца Власка, в длину девятнатцать сажен, а поперег пять сажен с четью, оброку платил в монастырь три алтына; место старые пустоты Степанка Детичникова, что было Якушка Калинина, кузнеца, в длину [59] девятнатцать сажен, а поперег пять сажен с четью; четыре места дворовых старые пустоты, в длину по девятнадцати сажен, а поперег по пяти сажен с четью.

На Холопью ручью и по ручью и по Красной Луке по правой стороне на Юрьевской земле: место старые пустоты Захарка Худяка, в длину девятнатцать сажен, а поперег десять сажен, оброку платил в монастырь воем денег; место старые пустоты Климка Базанова, в длину девятнатцать сажен, а поперег десять сажен, оброку платил в монастырь четыре алтына; место старые пустоты Богдашка Шолохова, в длину девятнацать сажен, а поперег десять сажен, оброку платил в монастырь три алтына: место старые пустоты Гришки горшечника Боровитина, в длину девятнатцать сажен, а поперег десять сажен, оброку платил в монастырь три алтына; место старые пустоты Гаврилка Савина, в длину девятнатцать сажен, а поперег десять сажен, оброку платил в монастырь два алтына; место старые пустоты варничново варца Дениска Федотьева, в длину девятнатцать сажен, а поперег десять сажен, оброку платил в монастырь три алтына; во дворе Максимко Алабошев тягла полполушки молотчей, а на перед того в том дворе жила вдова Иринка Дмитреевская жена, в длину тринатцать сажен, а поперег шесть сажен, оброку платит в монастырь три алтына.

От Холопья ручья к Красной Луке на Юрьевской земле: место старые пустоты варничново варца Гаврилка, в длину двенатцать сажен, а поперег шесть сажен, оброку платил в монастырь три алтына; место старые пустоты Куземки Скупщика, в длину двенатцать сажен, а поперег шесть сажен, оброку платил в монастырь два алтына две денги; место старые пустоты варничново варца Лучки, в длину двенатцать сажен, а поперег шесть сажен, оброку платил в монастырь девять денег; три места старые пустоты в длину по двенатцати сажен место, а поперег по шти сажен.

Позади тех мест в переулке во дворе Олтух Сукин, тягла полполушки молотчей, а наперед тово в том дворе жил Ивашко Тюпа, в длину одинатцать сажен, а поперег девять сажен, оброку платил в монастырь три алтына; место старые пустоты варничново варца Сидорка Сукина, в длину десять сажен, а поперег пять сажен, оброку платил в монастырь три алтына; место старые пустоты варничново варца Ивашка в длину десять сажен, а поперег пять сажен; пять мест старые пустоты, в длину по десяти сажен место, а поперег по пяти сажен; место старые пустоты Оиисимка плотника, в длину десять сажен, а поперег шесть сажен, оброку платил в монастырь два алтына, две денги; место старые пустоты Ивашка Чеснокова, в длину десять сажен, а поперег шесть сажен, оброку платил в монастырь два алтына две денги; место пустоты Васки Юрьева, в длину десять сажен, а поперег шесть сажен, оброку платил в монастырь два алтына; двор Юрьева монастыря, а живут в нем старцы варничные приставы [60] из Новагорода, что было место Первушки Коурова, в длину десять сажен, а поперег воем сажен, оброку платил в монастырь два алтына; место старые пустоты Ивашка Кобыльсково, в длину десять сажен, а поперег воем сажен, оброку платил в монастырь два алтына; во дворе Сенка Животина, тягла полполушки молотчей, а наперед того на том месте жил Серешка Григорьев, умер во 7122 (1604) году, в длину двора семнатцать сажен, а поперег сем сажен, оброку платил в монастырь девят денег; во дворе Степанко Веселой, ходит по дворам, а наперед тово на том месте жил Серешка Григорьев, умер во 7122 (1614) году, в длину двора семнадцать сажен, а поперег девять сажен, оброку платил в монастырь девять денег. По Красной Луке к Богоявленью на Юрьевской земле: во дворе варничной варец Дорошка Иванов, тягла полполушки молотчей, а наперед тово на том месте жил Ивашка Смолнин, умер во 7122 (1614) году, в длину двора тритцать сем сажен, а поперег пять сажен, оброку платил в монастырь три алтына; во дворе Власка Кирилов скоморох ходит по двором, а наперед тово на том месте жил Ивашко Скокин, умер во 7122 (1614) году, в длину двора тритцать сем сажен, а поперег четыре сажени, оброку платил в монастырь три алтына; во дворе Мишка Нечаев, тягла полполушкн молотчей, а наперед тово на том месте жил Илейка Боранов, умер во 7122 (1614) году, в длину двора тритцать сем сажен, а поперег шесть сажен с полусаженью, оброку платил в монастырь три алтына две денги; во дворе Суботка Синилин, тягла полполушки молотчей, а наперед тово на том месте жил Фетка Бородавицын. умер во 7122 (1614) году, в длину двора тритцать сем сажен, а поперег пять сажен, оброку платил в монастырь три алтына; во дворе Калинка Семенова, тягла полполушки молотчей, а наперед тово на том месте жил варничной варец Фофонка, умер во 7122 (1614) году, в длину двора тритцать сем сажен, а поперег шесть сажен, оброку платил в монастырь три алтына; во дворе Юшка Гордеев, тягла полполушки молотчей, а наперед того на том месте жил Ондрюшка Умной, умер во 7122 (1614) году, в длину тритцать сем сажен, а поперег девять сажен, оброку платил в монастырь два алтына; во дворе Ивашко Везгалов, тягла полполушки молотчей, в длину тритцать сем сажен, а поперег сем сажен, оброку платил в монастырь десять денег; во дворе Еремка Жудяк, тягла полполушки молотчей, в длину тритцать сем сажен, а поперег сем сажен, оброку платил в монастырь десять денег; место старые пустоты Мишки Нечаева, в длину тритцать сем сажен, а поперег шесть сажен, оброку платил в монастырь пять алтын; место старые пустоты Остатка сусленика, в длину тритцать сем сажен, а поперег шесть сажен, оброку платил в монастырь два алтына; место старые пустоты Офонки Матвеева Гразнина, в длину тритцать сем сажен, а поперег шесть сажен, оброку было в монастырь три алтына; место старые пустоты Ивашка Петрова, в длину [61] тритцать сем сажен, а поперег дватцать четыре сажени, оброку платил в монастырь два алтына две денги. В Коростелеве улице к Холопыо ручью по правой стороне на Юрьевской земле: место дворовые старые пустоты Степанка варца, в длину осмнатцать сажен, а поперег шесть сажен, оброку платил в монастырь сем денег; место старые пустоты, в длину осмнатцать сажен, а поперег шесть сажен; место старые пустоты Гаврилка Бабака, в длину семнатцать сажен, а поперег шесть сажен, оброку платил в монастырь девять денег; место старые пустоты Ивашка Шалатинского, в длину осмнатцать сажен, а поперег шесть сажен, оброку платил в монастырь девять денег; место старые пустоты Фетки Ушакова, в длину осмнатцать сажен, а поперег шесть сажен, оброку платил в монастырь девять денег; место старые пустоты в длину осмнатцать сажен, а поперег шесть сажен; место старые пустоты Захарка Мнкулина, в длину осмнатцать сажен, а поперег шесть сажен, оброку платил в монастырь два алтына; место старые пустоты Агафонка мясника, в длину осмнатцать сажен, а поперег шесть сажен, оброку было в монастырь два алтына; место старые пустоты в длину осмнатцать сажен, а поперег шесть сажен.

От Холопья ручья в Коростелеву улицу к варницам по правую сторону земля Юрьева монастыря: место старые пустоты Ондрюшки Мухи, в длину воем сажен, а поперег пять сажен, оброку платил в монастырь три алтына; шесть мест старые пустоты, в длину по осми сажен, а поперег по пяти сажен; место старые пустоты Климка Иванова, в длину воем сажен, а поперег пять сажен, оброку платил в монастырь сем денег; место старые пустоты Якушка Микулина, в длину воем сажен, а поперег пять сажен, оброку платил в монастырь сем денег; место старые пустоты Ивашка Черново, в длину воем сажен, а поперег пять сажен, оброку платил в монастырь сем денег; место старые пустоты Прошки Васильева, в длину воем сажен, а поперег четыре сажени, оброку платил в монастырь девять денег.

От Коростелевы улицы Красною Лукою земля Юрьева монастыря: место старые пустоты Ивашка Свербихина, в длину дватцать четыре сажени, а поперег сем сажен, оброку платил в монастырь три алтына; место старые пустоты Перши Мамонова, в длину дватцать четыри сажени, а поперег сем сажен, оброку платил в монастырь шесть алтын; место старые пустоты Микифорка Лыскова да сына ево Микифорка ж, в длину дватцать четыре сажени, а поперег сем сажен с полусаженью, оброку платил в монастырь четыре алтына; место старые пустоты Сенки Сидорова, в длину дватцать четыре сажени, а поперег сем сажен, оброку платил в монастырь три алтына; место старые пустоты Ондрюшки Моковского, в длину дватцать четыре сажени, а поперег сем сажен, оброку платил в монастырь шесть алтын; место старые пустоты Максимка Васильева Шанева, в длину дватцать четыре сажени, а поперег сем сажен, оброку платил в монастырь [62] шесть алтын; место старые пустоты Максимка Васильева Шанёва, в длину дватцать четыре сажени, а поперег сем сажен, оброку платил в монастырь пять алтын.

В Лаптеву улицу по правой стороне от зарниц к Холопью ручью на земли Юрьева ж монастыря: место старые пустоты Мишки Дедова, в длину девять сажен, а поперег пять сажен, оброку платил в монастырь сем денег; десять мест дворовых старые пустоты на земли Юрьева же монастыря: в длину по девяти сажен место, а поперег по пяти сажен место; место старые пустоты Савки Федорова, в длину девят сажен, а поперег пять сажен, оброку платил в монастырь сем денег.

От Холопья ручья Лаптевою улицею к варницам по правой стороне на Юрьевской ж земле два места дворовые старые пустоты, в длину воем сажен, а поперег тож; место старые пустоты Матюшки Михайлова, в длину воем сажен, а поперег тож, оброку платил в монастырь два алтына; четыре места старые пустоты, в длину воем сажен, а поперег тож.

От Лаптевы улицы по Красной же Луке на Юрьевской ж земли: место старые пустоты Мишки судоплата, в длину девять сажей, а поперег пять сажен, оброку платил в монастырь пять алтын; место старые пустоты Тимошки Косолапа, в длину девять сажен, а поперег пить сажен, оброку платил в монастырь девять денег; место старые пустоты Матюшки Созонова, в длину девять сажен, а поперег пять сажен, оброку платил в монастырь шесть алтын; место старые пустоты Максимка Синицы, в длину девять сажен, а поперег пять сажен с полусаженью, оброку платил в монастырь три алтына; место старые пустоты Сергушки гребенщика, в длину девять сажен, а поперег пять сажен; место старые пустоты Нефетки Налишкина, в длину девять сажен, а поперег пять сажен, оброку платил в монастырь десять денег; место старые пустоты Ульянка Федорова, в длину девять сажен, а поперег пять сажен, оброку платил в монастырь три алтына; место старые пустоты Фетки Микитина, в длину девять сажен, а поперег пять сажен с полусаженью, оброку платил в монастырь два алтына; место старые пустоты Истомин Шворкуна, в длину девять сажен, а поперег пять сажен, оброку платил в монастырь два алтына; три места старые пустоты Нечайка Малово да Олешки Долгова да Истомин кузнеца, в длину по девятинатцати сажей, а поперег по пяти сажен. По Струге по левой стороне: место старые пустоты Олешки кузнеца, в длину пятнатцать сажен, а поперег шесть сажен, оброку платил в монастырь два алтына, место старые пустоты Исейки Степанова кузнеца, что было нищего Михейка Иванова, в длину пятнатцать сажен, а поперег шесть сажен, оброку платил в монастырь два алтына; место старые пустоты Сенки Заплесника кузнеца, в длину пятнатцать сажен, а поперег шесть сажен, оброку платил в монастырь три алтына; три места старые пустоты Овсейки да Ермолки да Лучки Колачниковых, в длину по пятнатцати сажен с полусаженью [63] место, а поперег по шести сажен; место старые пустоты Гришки Степанова Заплестина, в длину пятнатцать сажен, а поперег шесть сажен, оброку платил в монастырь два алтына; место старые пустоты Спаского служки Суворка, в длину пятнатцать сажен с полусаженью, а поперег шесть сажен, оброку платил в монастырь два алтына; место старые пустоты Мишки Зорина да Федки, в длину пятнацать сажен с полусаженью, а поперег шесть сажен, оброку платил в монастырь два алтына; место старые пустоты Мишки Поплеталкина, в длину пятнатцать сажей с полусаженью, а поперег воем сажен с четью, оброку платил в монастырь два алтына.

За Тининым переулком на Юрьевской земле: место дворовое старые пустоты Васки Утятникова, в длину десять сажен, а попепег пять сажен с третью, оброку платил в монастырь два алтына; место старые пустоты варничново варца Потапка, в длину десять сажен, а поперег пять сажен с третью, оброку платил в монастырь три алтына; место старые пустоты Насонка портново мастера, в длину десять сажен, а поперег пять сажен, оброку платил в монастырь три алтына.

За ручьем за Княжанским в Спаской улице по левой стороне место новые пустоты на Юрьевской земле Ондрюшки Струнникова и Ондрюшка умер во 7116 (1608) году, а то место пашет из оброку жена ево вдова Марьица, в длину пятнатцать сажен, а поперег осмнатцат сажен с третью, оброку платил в монастырь четыре алтына четыре денги; место старые пустоты на Юрьевской земле Ивашка Спирова, в длину пятнатцать сажен, а поперег осмнатцать сажен, оброку платил в монастырь четыре алтына четыре денги; место старые пустоты на Юрьевской ж земле Стенки Фролова, в длину пятнатцать сажен, а поперег осмнатцать сажен, оброку платил в монастырь четыре алтына четыре денги; четыре места старые пустоты на Юрьевской земле: в длину по дватцати по семи сажен место, а поперег по осминатцати сажен, оброку платили в монастырь четыре алтына четыре денги.

За Порусьем рекою на Красной Луке кузница Олешки Мардасова на Юрьевской земле, оброку с нее в государеву казну три алтына две денги, а з земли оброк платят в монастырь.

Кузница Калинки Заплестина на Юрьевской же земле, оброку три алтына две денги, аз земли оброк платят в монастырь.

Три полоски Юрьева монастыря в соляных лушках были за Исачком Зватциным, умер во 7120 (1612) году, а полосы пусты не паханы, в длину сто сажен, а поперег пятьдесят одна сажень, оброку и пошлин было рубль три алтына четыре денги. На Струге против Богоявления Христова был сад судные избы за сторожем за Пяткою Федоровым, а под тем садком два места Юрьевские земли да место Спаского монастыря, что в Русе. Пятко умер во 7120 (1612) году, а сад высох весь, в длину все три места дватцать сажен, а поперег пятнатцать сажен, оброку [64] было с саду пять алтын полторы дети, а ныне те садовые места пашут на монастыри.

В Троетцкой улице па Юрьевской земле был садок за двором у Спаского слуги у Фетки Иванова, высох весь, в длину тритцат сажен, а поперег дватцать сажен, оброку и пошлин было с саду сем алтын, а ныне то садовое место пашут староруские посадцские люди, а оброк платят в монастырь.

В Староруском же уезде пожню Юрьева монастыря на Юрьевской Луке, на реке на Ловоте выше устья дана на Парфянской Луке, по мере полторы десятины, сена ставилось шестьдесят копен, была на оброке Рамышевского погоста деревни Заклинья за крестьяны за Васкою Клементьевым, умер во 7120 (1612) году, а та пожня пуста, не кошена, оброку было четырнатцать алтын, пошлин четыре денги.

Пожня на Ловоти на Юрьевской земле промеж Дурневской пожни Столбовские, по мере полдесятины, сена ставилось дватцать копен, была на оброке Рамышевского погоста деревни Березитцка за крестьянином за Васкою Клементьевым, умер во 7120 (1612) году, а ныне лежит впусте, не кошена, оброку и пошлин было дватцать алтын.

Пожня на Юрьевской Луке у Чортова озерка словет Сороки да пожня Витожецкая заполосок, по мере полторы десятины, сена ставилось сто копен, была на оброку Рамышевского погоста деревни Краснова за Степанком Микитиным, умер во 7120 (1612) году, пожня лежит впусте, лесом поросла, оброку было восемь алтын две денги, пошлин полтретьи денги.

В Песье конце по реке по Порусье варница на Красной Луке Юрьева монастыря, что в Новегороде, в длину полсем сажени, а поперег полпяты сажени, площади в длину десять сажен, а поперег полпяты сажени, а лубничные им за то ночные пошлины платят в государеву казну с наряду по полтине, а наряд выходит в сем ден и воем ден, а варят соль з Дмитреева дни по Велик день, а коли станут ранее Дмитреева дни варить, и они пошлины платят по тому ж с наряду.

От Холопья ручья по Порусью реке берегом вниз на Юрьевской земле места варничные и по Красной Луке.

Место варничное Васюка Аслабишева да сына ево Матюшки, умер Васка во 7120 (1612) году, в длину места и площади восм сажен, а поперег полнят сажени.

Место варничное Куземки Семенова кузнеца, умер во 7120 (1612) году, в длину места и площади воем сажен, а поперег полпяты сажени.

Место варничное Пленки Боранова, умер во 7120 (1612) году, в длину места и площади воем сажен, а поперег полпяты сажени; место варничное Ивашка Хахина, умер во 7120 (1612) году, в длину места и площади воем сажен, а поперег полпяты сажени; место варничное Родивонка Филипова пастуха, умер во 7120 (1612) году, в длину места и площади воем сажен, а поперег полпяты сажени. [65]

Место варничное Первушки Тюткова, умер во 7120 (1612) году, в длину места и площади воем сажен, а поперег полпяты сажени; место варничное Сенки Заплестина, умер во 7120 (1612) году, в длину места и площади девять сажен, а поперег полпяты сажени.

В Рогове ж конце по Красной Луке на Юрьевской же земле:

Место варничное Мишки Слапцова, сшол безвестно, в длину места и площади девятнадцат сажен, а поперег полпяты сажени.

Место варничное Фетки Шурина, умер во 7122 (1614) году, в длину места и площади девятнадцать сажен, а поперег полпяты сажени.

Место варничное Ивашка Захарова иконника, умер во 7120 (1612) году, в длину места и площади девятнатцат сажен, а поперег полпяты сажени; место варничное Ивашка Мартемьянова, а ныне живет в остроге, в длину места и площади девятнатцат сажен, а поперег полпяты сажени; место варничное Ивашка Смолина да сына ево Гришки, сошли безвестно, в длину места и площади девятнатцат сажен, а поперег полпяты сажени; место варничное Богдашка да Ивашка Матвеевых, умерли во 7120 (1612) году, в длину места и площади девятнатцат сажен, а поперег полпяты сажени.

Место варничное старые пустоты, в длину места и площади девятнатцат сажен, а поперег полпяты сажени.

Место варничное Нефедка Жеравлева, умер во 7120 (1612) году, в длину места и площади девятнатцат сажен, а поперег полпяты сажени.

Место варничное Басюка Самохвалова, умер во 7120 (1612) году, в длину места и площади девятнатцат сажен, а поперег полпяты сажени.

Место варничное Исачка Взвацкого, умер в моровое поветрее, в длину места и площади девятнатцат сажен, а поперег полпяты сажени.

Место варничное старые пустоты, в длину места и площади девятнатцат сажен, а поперег полпяты сажени.

Место варничное бывала варница Ивашка Гольева, умер во 7120 (1612) году, в длину места и площади девятнатцат сажен, а поперег полпяты сажени.

Место варничное, что была варница Ондрюшки Моковского да Гришки Степанова, померли во 7120 (1612) году, в длину места и площади девятнатцат сажен, а поперег полпяты сажени.

Место варничное Тимошки Павлова Кулка, умер во 7120 (1612) году, в длину места и площади тритцат две сажени, а поперег полпяты сажени.

Место варничное Микитки Ондреева Лыскова, умер во 7120 (1612) году, в длину места и площади тритцат две сажени, а поперег полпяты сажени.

Место варничное Еремейка Мартемьянова сына Пятка, умер [66] во 7120 (1612) году, в длину места и площади тритцат две сажени, а поперег полпяты сажени.

Место варничное Васюка Самохвалова, умер во 7122 (1614) году, в длину места и площади тритцат две сажени, а поперег полпяты сажени.

Место варничное Серешки Иванова сына Вытерева, умер во 7120 (1612) году, в длину места и площади тритцат две сажени, а поперег полпяты сажени.

Место варничное, что было Ивашка Скопина, умер во 7130 (1622) году, в длину места и площади тритцат две сажени, а поперег полпяты сажени.

Место варничное Ивашка Софонова меншаго, умер во 7120 (1612) году, в длину места и площади тритцат две сажени, а поперег полпяты сажени.

Место варничное, что была варница Серешки Бологижина, умер во 7122 (1614) году, в длину места и площади тритцат две сажени, а поперег полпяты сажени.

Место варничное Обросимка Дементьева, умер во 7122 (1614) году, в длину места и площади тритцат две сажени, а поперег полпяты сажени.

Место варничное вдовы Маринки Федотьевские жены Коловщика, сошла безвестно, в длину места и площади тритцат две сажени, а поперег полпяты сажени.

Место варничное Мишки перевощика да Ивашка Шубы, умерли во 7120 (1612) году, в длину места и площади тритцат две сажени, а поперег полпяты сажени в Еметцком конце.

Место варничное Первушки Филипова сына Лабзы, убили неметцкие люди во 7122 (1614) году, в длину места и площади тритцат две сажени, а поперег полпяты сажени.

Подлинная выпись закреплена по листом тако:

Диак Дементий Образцов.

Справил Михалко Патрекеев.

* * *

Выпись с отводной отмерной памяти, какова отводная память положена в Великом Иове городе в Съезжей избе отводу подьячего Алексея Степанова Юрьева монастыря на Староруские варничные места в прошлом во 7162 (1654) году июля в 8 день. По государеве Цареве и великого князя Алексея Михайловича всеа великие и малые и белыя России самодержца грамоте, 7162 (1654) году за приписью диака Григория Одинцова и по прежним государевым жалованным грамотам и по выписи с писцовых книг Александра Чоглокова за приписью дьяка Добрыни Семенова 7133 (1625) году подьячей Алексей Степанов отмерил в Юрьев монастырь в Старой Русе их монастырские варничные старинные места на Красной Луке от Холопья ручья по Порусье реке берегом внис: место варничное Юрьева монастыря, где были при писце Александре Чоглокове да при диаке [67] Добрыни Семенове варницы от государевы порозжие земли от площади в длину от реке в гору полсемы сажени, а поперег полпяты сажени, площади в длину десять сажен, а поперег полпяты сажени, а от ручья того Холопья площади выше того варничного места по реке по Порусью вине берегом дватцат воем сажен, а длинник тое площади пошол в гору к государевы к посадцкой земли, а от того Юрьевского варничного места по Порусье ж вниз берегом подле того места место варничное по Красной же Луке Пасюка Алабышева да сына его Матюшки, в длину места и площади воем сажен, а поперег полпяты сажени; место варничное Куземки Семенова кузнеца, в длину места и площади воем сажен, а поперег полпяты сажени; место варничное Илейки Боранова, в длину места и площади воем сажен, а поперег полпяты сажени, место варничное Ивашка Хахина, в длину места и площади воем сажен, а поперег полпяты сажени; место варничное Родионка Филипова пастуха, в длину места и площади воем сажей, а поперег полпяты сажени; место варничное Первушки Тюткова, в длину места и площади воем сажен, а поперег полпяты сажени; место варничное Сенки Заплеснииа, в длину места и площади девять сажен, а поперег полпяты сажени; а от тех мест варничные государевы земли вниз по реке по Порусью до места Юрьевского варничного, что в Рогове конце по Красной Луке Мишки Слопцова по берегу по Васильеву лавку Тленного поперег пятдесят, а в длину и с улицею в гору до дворов дватцат воем сажен; а от тое государевы земли в Рогове ж конце но Красной Луке на Юрьевской же земле место варничное Мишки Слопцова, в длину места и площади девятнатцат сажен, а поперег полпяты сажени; место варничное Федки Шуина, в длину места и площади девятнатцат сажен, а поперег полпяты сажени; место варничное Ивашка Захарова иконика, в длину места и площади девятнатцат сажен, а поперег полпяты сажени; место варничное Ивашка Мартемьянова, в длину места и площади девятнатцать сажен, а поперег полпяты сажени; место варничное Ивашка Смолина да сына ево Гришки, в длину места и площади девятнатцать сажен, а поперег полпяты сажени; место варничное Богдашка да Ивашка Матфеевых, в длину места и площади девятнатцат сажен, а поперег полпяты сажени, место варничное старые пустоты, в длину девятнатцать сажен, а поперег полпяты сажени; место варничное Нефедка Журавлева, в длину места и площади девятнатцат сажен, а поперег полпяты сажени, место варничное Васюка Самохвалова, в длину места и площади девятнатцат сажен, а поперег полпяты сажени; место варничное Исачка Звадцкого, в длину места и площади девятнатцат сажен, в поперег полпяты сажени; место варничное старые пустоты, в длину места и площади девятнатцат сажен, а поперег полпяты сажени, место варничное бывала варница Ивашка Гольева, в длину места и площади девятнатцат сажен, а поперег полпяты сажени; место варничное, что была варница Ондрюшки Моковского да [68] Гришки Степанова, в длину места и площади девятнатцат сажен, а поперег полпяты сажени; место варничное Тимошки Павлова Кулка, в длину места и площади тритцат две сажени, а поперег полпяты сажени; место варничное Микитки Ондреева Лыскова, в длину места и площади тритцат две сажени, а поперег полпяты сажени; место варничное Еремейка Мартемьянова сына Пятка, в длину места и площади тритцат две сажени, а поперег полпяты сажени; место варничное Васюка Самохвалова, в длину места и площади тритцать две сажени, а поперег полпяты сажени; место варничное Серешки Иванова сына Вытерева, в длину места и площади тритцат две сажени, а поперег полпяты сажени; место варничное, что бывало Ивашка Скопина в длину места и площади тритцат две сажени, а поперег полпяты сажени; место варничное Ивашка Софонова меншаго в длину места и площади тритцат две сажени, а поперег полпяты сажени; место варничное, что бывала варница Серешки Бологижина в длину места и площади тритцат две сажени, а поперег полпяты сажени; место варничное Обросимка Дементьева, в длину места и площади тритцат две сажени, а поперег полпяты сажени; место варничное вдовы Маринки Федотовские, жены коловшика, в длину места и площади тритцать две сажени, а поперег полпяты сажени; место варничное Мишки Перевозщнка да Ивашка Шубы, в длину места и площади тритцат две сажени, а поперег полпяты сажени; а что у тое выписи записано в Еметцком конце место варничное Первушки Филипова, сына Лабзы, в длину места и площади тритцат две сажени, а поперег полпяты сажени и в того варничного места отмереного подле тех же варничных мест земли толко же в длину тритцат две сажени, а поперег полпяты сажени. И всего по выписи с писцовых книг отмерено в Юрьев монастырь тритцат три места, а ныне на тех варничных местах стоит государева таможенная изба и государев кружечной двор и торговая бання и староруских посадцких всяких чинов людей поставлены дворы и огород и лавки и пристены и погребы и анбары и соляные варницы и рыбные мосцы и животинные бойницы, а отмерив та земля в Юрьев монастырь староруским посадцким людем сказано, чтоб оне впред теми монастырскими варничными местами и землею безоброчно нихто не владели, а дана ся выпись по челобитью Юрьева монастыря архимарита Лариона з братыо. К сеи выписи Государеву Цареву и великого князя Алексея Михаиловича всеа великия и малые и белыя Росии самодержца Великого Нова города печат боярин и воевода князь Григорей Семенович Куракин приложил лета 7162 — (1654), декабря в 21 день.

У подлинной выписи печать на черном воску.

На обороте, закрепа сицевая:

Диак Иван Зиновьев.

Справил подьячей Олешка Степанов. [69]

Се аз, Старой Русы мирской челобитчик Давыд Микофоров сын, да яз Василий Дементьев сын прозвище белозерец, да яз Юрьи Афанасьев сын Боровиков, да яз Василей Еремеев сын Дудихин и во всех старорушан посадцких людей место дали есми, будучи на Москве, се запись из Великово Нова города Юрьева монастыря архимариту Илариону з братьею в том, что в нынешнем во сто шездесят первом году по ево архимарита Илариона з братьею челобитью прислана государева грамота за приписью дьяка Глеба Патрикиева по приказу судных дел, а велено по той государеве грамоте в Старой Русе их Юрьева монастыря варницу и старые варнишные места тратцать три места по прежним государевым жалованным грамотам и с писцовым и построечным книгам и по приговору боярина князя Юрья Алексеевича Долгорукова и дьяков велено та варница и варнишные тритцет три места отвесть и очистить к ним в Юрьев монастырь по прежнему, а с кем учинится спор о той земли Юрьева монастыря варнишных мест и та земля вымерит против писцовых книг, потому что тем варнишным местам земли Юрьева монастыря длинник и поперешник написан в писцовых книгах. В нынешнем во сте шездесят первом году ноября в семыйнадесят день на Москве в Пушкарском приказе перед боярином перед князь Юрьем Алексеевичем Долгоруково да перед дьяки перед Григорьем Одинцовым да перед Андреем Галкиным, вместо старорушан посадцких людей у меня мирского челобитчика у Давыда Микифорова и вместо Юрьева монастыря архимарита Илариона з братьею с их монастырским стряпчим с Микитою Микиткнным сыном Г'речюхиным, о тех их монастырских о тритцати о трех варничных местах о земли была у нас очная ставка, и ныне я Давыд, да Василей Дементьев, да Юрье Афонасьев, да Василей Еремеев и вместо всех своих товарыщев старорушан посадких людей не дожидая государева указу, с очной ставки меж себя вместо того Юрьева монастыря архимарита Илариона з братьею с их монастырским стряпчим с Микитою Гречюхиным полюбовно помирились, что нам Давыду и Юрыо и Василию Дудихину и Василию же Дементьеву и товарыщам нашим старорушанам посацким людем, которые живут па их Юрьевской земли на старых на варнишных местах в Песье конце по реке по Порусью на Красной Луке варнишное место, да от Холопья ручья но Порусье -же реке берегом вниз и по Красной Луке тритцат три места варнишные, и у нас старорушан посацких людей на тех их Юрьевских старых варнишных местех земли поставлены дворы и огороды и лавки и пристены и погребы и анбары и соляные варницы и рыбные мосцы и животинные бойницы, а с тех дворов и с огородов и с лавок и пристенов и погребов и с анбаров и с соляных варниц старых и новых и с рыбных мосцов и с животинных боиниц платить нам старорушанам посацким людем в тот Юрьев монастырь с тое их монастырские земли с тех варничных мест оброк ему архимариту Илариону [70] з братьею и впред хто по кем в том Юрьеве монастыре иные архимариты и келари и братья будут, против прежняго как мы платили прежде сего оброк во сто пятдесят девятом году против их монастырских зборных книг и описей, а платить нам старорушанам посацким людям, у которых поставлены на их Юрьевской земли на тех варнишных местах дворы и огороды и лавки и пристены и погребы и амбары и соляные варницы и рыбные мосцы и животинные боиницы с тех со всех мест с нынешнего сто шездесят перваго году и впред давать на всякой год безволокидно, а платить нам тот оброк тому, ково он архимарит из монастыря к нам пришлет с книгами, и впред нам Давыду и Василю и Юрью и Василью же и товарищам нашим старорушанам посацким людем, которые ныне живут и впред учнут жить на их Юрьевской земли на тех варнишных местех, об оброку государю царю и великому князю Алексею Михаиловичу всеа Росии и ево государевым бояром и воеводам и приказным людем не бить челом и тое монастырские варнишних мест земли и оброку не отстаивать и челобитья не заводить и никакими делы и убытка и волокиты ему, архимариту Илариону з братьею и впред и инем архимаритам и братьи, в той земля и в оброке убытка никакова не учинить, а буде мы, Давыд и Юрье и Василей Дементьев и Василей же Дудихин или наши товарищи старорушаны посацкие люди, учнем государю бить челом о той их Юрьевской земли варнишных мест или оброку впред не учнем с тое земли платить по вся годы к ним в монастырь или учнем какое челобитье о той их земли и об оброке вчинять какими нибудь делы, и ему архимариту Илариону и впред иным архимаритам и братьи взять на нас на Давыде и на Василье и на Юрье ж и на Василье ж и на товарищах наших на старорушанах посадких людях по сей записи двесте рублей денег да проести и волокиты и убытки, что архимарит з братьею скажут, взять на нас же по сей записи все сполна, а хто будет впред на той их Юрьевской земли на варнишных местех после сей записи учнут внов ставить соляные варницы и дворы и огороды и лавки и погребы и анбары и пристены и животинные боиницы и рыбные мосцы, и тем людем по тому же оброчица того Юрьева монастыря у архимарита з братьею класть на них оброк поразсмотреть против инех посацких людей, а мимо нас посацких тяглых людей тое земли впред сей записи нетяглым людем из оброку не отдавать, а где доведется про монастырской обиход варницы поставить на оброчном на порожжем месте кому будет в оброк не отдано иних, то им не владеет на их монастырской земли и им монастырем поставить варницы и нам посацким людем о том варнишном месте на них государю не бить челом, а что нам посацким людем в том их монастырском челобитье учинилось проестей и волокиты и убытков, и нам посацким людем тех проестей и волокиты и убытков на архимарите з братьею не спрашивать. А на то послуси Семен Гурьев, Василий Любимов. [71] Иван Соколов, Борис Крохин, Степан Панкратьев, а запись писал Ивановской площади подьячей Дмитрейко Афонасьев, лета 3 сто шездесят перваго ж году декабря в девятый на десять день. На подлинной записи на обороте пишет тако:

К сей записи Давыдко Никифоров и в место посадких людей, которые на варничных местах дворами живут и владеют, по их веленью руку приложил

К сей записи Юшка Афанасьев руку приложил

К сей записи Васка Дудихин и вместо Василья бедозерца по его веленью руку приложил

Послух Сенка руку приложил

Послух Васка руку приложил

Послух Ивашка руку приложил

Послух Бориска руку приложил

Послух Степка руку приложил

Се аз, новгородец посадской человек Гаврила Гаврилов сын Псковков, занял есми Юрьева монастыря у архимарита Феодосия з братьею монастырских казенных денг двесте рублев московских числом прямых без приписи, а заплатить мне ему архимариту Феодосию з братьею те депги на срок на масленыя заговена в нынешнем во сто семдесят четвертом году, а в тех денгах заложил я, Гаврила, ему архимариту Феодосию з братьею в Старой Русе на Красной Луки варницу свою с варничным местом, что дано под ту варницу и под дровяное кладбище и дреном и со всем варничным заводом, а стоит та варница подле Ивановой варницы Седельникова, а по другую сторону подле Еремеевой варницы Артемьева, а не выкуплю я, Гаврила, тое своей варницы у него архимарита Феодосия з братьею на тот срок, которой срок в сеи закладной кабале писан, и ему, архимариту Феодосию з братьею на тое мое варницу и на варничное место и на варничной завод ся закладная кабала и купчая, вольно ему архимариту Феодосию з братьею тою моею варницей и варничным местом и заводом после того сроку самому владеть и на сторону продать; а нет у мены, Гаврилы, тое варницы и варничного места и варничного заводу ни у кого в закладе, ни в кабалах, ни в записях, ни в духовных памятех, ни в каких крепостех окроме сей закладной кабале; а хто учнет в тою варницу и в варничное место и в завод вступатца, окроме ево, архимарита Феодосия з братьею, и мне, Гаврилы, очищать, убытка и волокиты не учинить; а что ему архимариту Феодосию з братьею в той варнице и в варничном месте и в заводе в моей Гаврилине не очистит от кого нибуди учннитца убытка и волокиты, и те убытки и волокита взяти ему, архимариту Феодосию з братьею на мне, Гаврилы, по сей закладной кабале все сполна; а закладную кабалу писал Новгороцкие земские избы подьячей Степанко Никифоров по ево Гаврилову велению лета 7174 — (1666) генваря и 15 день. [72]

На подлинной руки приложены тако:

Новгородец посадкой человек Гаврила Гаврилов денги занял и варницу свою заложил и руку приложил.

1700 майя в 13 день по указу великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича всеа великия и малыя и белый Росии самодержца и по приказу ближнего боярина и воеводы князя Ивана Юрьевича Трубецкого с товарищи сея купчая и заемная закладная кабала в Великом Нове городе в приказной полате записана и пошлины великаго государя в казну по указу взяты.

У подлинной пишет тако:

Справил Матка Екимов.


Комментарии

1. Флетчер, "О государстве русском". СПБ., 1906. стр. 45.

2. В Новг. отд. облархива хранится дело с рукописными документами XVI-XVII вв. о варничных местах Новг. Духова мон. в Старой Руссе.

3. Описание рукописи см. в работе Тихомирова М. Н. "Рукописи Новгородского музея". Новг. Истории. Сборн. № 5. 1940 г.

4. Беляева А. А., "Землевладение Юрьева монастыря в Новгороде". Новг. Истории. Сборн. № 3-4, 1933 г.

Текст воспроизведен по изданию: Земельные владения и соляные варницы новгородского Юрьева монастыря в Старой Руссе // Новгородский исторический сборник, Вып. 8. Новгород. 1940

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.