Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

"КРЕПОСТИ" Б. ЮРЬЕВА МОНАСТЫРЯ НА ЗЕМЕЛЬНЫЕ УЧАСТКИ В ГОР. НОВГОРОДЕ

Царем государем и великим князем Иоанну Алексеевичу, Петру Алексеевичу всеа всликия и малыя и белыя России самодержцем бьют челом богомольцы ваши Великого Нова города Юрьева монастыря архимандрит Иов з братьею. Милосердые государи, цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич всеа великия и малыя и белыя России самодержцы, пожалуйте нас, богомольцев своих, велите, государи, на монастырские подворья, которые в Великом Новегороде и приписного Левохнова монастыря с писцовых книг и з даных выпись за дьячьею приписью дать. Цари, государи, смилуйтеся, пожалуйте.

А о чем великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичу, Петру Алексеевичу всеа великия и малыя и белыя России самодержцем Юрьева монастыря архимандрит Иов з братьею бьют челом.

И в Посольском столе, в списке с писцовых книг письма и меры Александра Чоглокова да дьяка Добрыни Семенова 7131 (1623) г. за приписью дьяка Максима Матюшкина написано:

В Великом Новегороде, на Софейской стороне, в каменном городе, от Володимерских ворот по правой стороне двор Юрьева монастыря, а живет в нем софийской поп Гаврило. Поперек 19 сажен, а в длину 11 сажен.

На Софейской же стороне, в деревяном городе, на Черницыне улице от деревяного города к реке к Волхову, по левой стороне, место нетяглое новые пустоты Юрьева монастыря, а под тем местом места дворовые тяглые: место тяглое Шани квасника, место тяглое Лукинское площадного подьячего в длину 20 сажен, а поперег 5 сажен.

А в отмерных книгах Городничего Кузмы Меркурьева в 7167 (1659) году написано:

В Великом Новегороде, на Софейской стороне, в большом деревяном городе, на Черницыне улице, что есть оброчные места Юрьева монастыря за архимандритом Иларионом з братьею: оброку и пошлин с того места 3 алтына 2 деньги, и те места отданы Новгородского приказу стрельцом под дворы.

Да в даных книгах 7172 (1663) года за приписью дьяка Семена Углецкого написано:

Сентября в 11 день по приказу боярина и воеводы князя Ивана Борисовича Репнина и по выписки за пометою дьяка Семена Углецкого дано на дворовое поставление на Софейской стороне, в большом деревянном городе, на Росткине улице, Юрьева монастыря архимандриту Феодосию з братьею, что осталось за стрелецкими дачами от меншого деревянного города, к Росткину монастырю по правой стороне, а через улицу против Арсеньевского саду поперег 26 сажен, а в длину 30 сажен, вместо старинного их дворового места, и ему, архимандриту Феодосию, з [114] братьею на том даном месте поставить двор, а в пахоту й на оброк никому не отдавать и того даного места никому не продать и не заложить.

Да в списке с писцовых книг писма и меры Александра Чеглокова да дьяка Добрыни Семенова 7131 (1623) году за приписью дьяка Михаила Матюшкина написано:

В Великом Новегороде, на Софейской стороне, в большом деревянном городе, на Рядетине улице, от деревянного города к реке Волхову, по левой стороне, место тяглое старые пустоты Игнашка земца, место тяглое старые пустоты Сенки, отъезжего купчины, место тяглое новые пустоты пушкаря Ивашка Кобылы, место нетяглое новые пустоты пушкаря Ивашка Кандрицкого, а после того было за вдовою за татаркою за Оринкою и за Ивановою женою Елболдина, место нетяглое старые пустоты пушкаря Соболя Нефедьева, место нетяглое старые пустоты Сенки Пентелеева, место нетяглое старые пустоты Нечайка пушкаря, место нетяглое старые пустоты Рудни Лукина, место нетяглое старые пустоты Ивашка рукавичника, место тяглое старые пустоты Бориска, портного мастера, место тяглое старые пустоты Ивашка лняника, место тяглое старые пустоты Ермолки гончаря, а были те места на оброке Преображения спасова новые пустоты за строителем старцем Антонием з братьею; оброку было пять алтын и по выписки за приписью дьяка Ефима Телепнева сто пятогонадесят (1607) году того оброку имать не велено, а сколько того места в длину и поперег сажен, и того в тех писцовых книгах не написано,

В Горчанском конце, на Лукине улице от реки от Волхова к деревянному городу, по левой стороне, сад, что был Михаила Косицкого, а в нем 75 дерев яблоней розни, длина саду 55 сажен, а поперег 22 сажен, да к тому месту прилегли место нетяглое Спаса новые пустыни с Левохнова, а под тем дворовым местом два места: место тяглое старые пустоты Сидорки лняника, да место нетяглое старые пустоты Богданка ржаника, а ныне тот сад на оброке за подьячим за Родионом Юрьевым, а оброку с того саду в государеву казну платить по 8 алтын по 2 деньги на год, а до новгородского разорения владели тем садом по государеве грамоте Спаса новые пустыни строители и братьею.

В столпу дворовых дач (7136 1628) году за приписью дяка Григорья Волкова написано:

В списке з государевы царевы и великого князя Василия Ивановича всеа Русин грамоты 7117 (1609) году написано: пожаловал государь Новгородского уезда, Шелонские пятины, Бурецкого погоста, Преображенья спасова новые пустыньки с переходу реки строителя старца Антония а братьею или хто по нем в том монастыре иных строитель или игумен и братья будут, в Великом Новегороде, на Софейской стороне, на Лукине улице, сад Неудаченской Цыплетева, и мера тому садку в длину 57 сажен, а поперег до пруда, до Большие улицы, 12 сажен, а в другом месте против [115] пруда 18 сажен, да дворового места Онашки горшечника к городовым воротам по улице в длину 7 сажен, а поперег от улицы к пруду 12 сажен, и что пахали лебетчики, а им на том месте, велено поставить двор для монастырского приезду, да на Рядетине улице для монастырского обиходу на капусту огородец безоброчно, и сад, и двор, и огородец во всяких государевых податех во всем велено обелити, для того то им дано на монастырское строение и на свечи, и на просфиры, и на темян, и на ладон и на всякое монастырское строенье.

А в мерных книгах городничего Кузмы Меркурьева 7167 (1659) году написано:

Стрелецкая слобода в большом деревяном городе по приказу боярина и воеводы и наместника псковского князя Григорья Семеновича Куракина с товарищи отмерено Новгородского Семенова приказу Охлебаева стрелцом от церкви живоначальные троицы в Рядетину улицу к болшому городу по правой стороне отмерено: двор старых дачь и дворовых новых мест стрельцом на 47 дворов, а отмеривано стрельцом под дворы в длину по 7 сажен, поперег по 5 сажен человеку, а в остатке за стрелецкими дворовыми отмерными местами на Рядетине улице за Спасским Левохновым монастырем земли в тех отмерных книгах не написано.

Да к выписки Юрьева монастыря стряпчей Клементий Филипов подал выпись 7183 (1675) году, какова выпись дана из дворцового приказу за приписью дьяка Федора Тютчева Левохнова монастыря строителю старцу Ефросиму з братьею, а в выписи написано: по выписи 7106 (1598) году дано Преображенью спасову строителю старцу Антонию з братьею по ево челобитью в Великом Новегороде, на Софейской стороне, на Лукине улице, сад Неудачинской Цыплетева, а мера тому садку в длину 57 сажен, а поперег от пруда Большие улицы 12 сажен, а в другом месте против пруда же 18 сажен, да дворового посадского Анашкинского места горшечника к городовым воротам по улицы в длину 7 сажен, а поперег от улицы к пруду 12 сажен, что пахали лебетчики, а им на том месте велено поставить двор для монастырского приезду, да к тому же Преображенье спасову строителю старцу Антонью з братьею, или хто по нем иные строители или игумен или братья будут, во 7111 (1603) году; по его Антоньеву челобитью писцы Афонасий Овцын с товарыщи дали в Великом Новегороде, на Рядетине улице, для монастырского обиходу на капусту огородец безоброчно, а сколько того места мерою в длину и поперег сажен, и того не написано.

Да по сказке Левохнова монастыря строителя старца Ефросима в Великом Новегороде, по Лукине улице, сад подле Лебежья озерка и тем садом он владеет, что был огород стрелецкой слободе в Рядетине улице, и на том огороде построено семь дворов стрелецких, и тем огородом он не владеет, а в то место инде нигде земли не дано. [116]

И великим государем, царем и великим князем Иоанну Алексеевичу, Петру Алексеевичу всеа великия и малый и белыя России самодержцем Юрьева монастыря архимандрит Иов з братьею бьют челом, что великие государи пожаловали велели им на монастырские подворья, которые в великом Новегороде и приписного Левохнова монастыря с писцовых книг и з даных дать им выпись.

На подлинной челобитной приказная помета:

7197 (1689) генваря в 16 день, по указу великих государей дать Юрьева монастыря архимандриту 3 братьею на дворовые их места с писцовых книг и з даных и приписного их монастыря на дворовые ж места, что за ним по дачам написано, и на сад, в чем спору нет, выпись опричь тяглых мест.

При том подписано на всей выписи: диак Лев Ермолаев.

Справил Ларко Савельев.

_______________________________

Лета 7172(1663) сентября в 11 день по государеву цареву и великого князя Алексея Михаиловича всеа великия и малый и белыя Росии самодержца указу боярин и воевода князь Иван Борисович Репнин да дьяк Семен Углецкой велели подъячему Семену Протопопову отмерить на Софейской стороне, в большом деревянном городе, на Росткине улице, пустое дворовое место Юрьева монастыря архимандриту Феодосию з братьею на дворовое поставление, что осталось за стрелецкими дачами, от меньшого деревянного города к Росткину монастырю, по правой стороне, а через улицу против Арсеньевского саду поперег двадцать шесть сажен, а в длину тридцать сажен, вместо старинного их дворового места, и ему, архимандриту Феодосию, з братьею на том их месте поставить себе двор, а в пахоту и на оброк никому не отдавать и того даного места никому не продавать и не заложить. К сей даной государеву цареву великого князя Алексея Михаиловича всеа великия и малыя и белыя Росии самодержца великого Новагорода печать боярин и воевода князь Иван Борисович Репнин приложил.

У подлинной даной: печать на черном воску.

На той же на обороте пишет тако:

Диак Семен Углецкой. Справил Васка Зеленин.

_______________________________

1703 майя в 14 день Георгиева монастыря архимандрит Сильвестр, келарь монах Илия, казначей монах Геласий, иеромонахи Тихон, Геронтий, Леонтий, иеродиакон Галахтион, Ираклий, конюшеной старец Спиридон, житейной иеродиакон Феодосий, хлебенной старец Гурий, хлебодар старец Тимон, чашник старец Пантелеймон, сушиленной старец Варлам и вся рядовая и больничная братья приговорили: монастырское подворье, что в Великом Новегороде, на Росткине улице, продать столнику и полковнику Мирону Григорьевичу Баишеву для того, что то подворье от каменного города и от воды удалено, а от посторонних разных чинов людей [117] от челобитчиков, как в прошлых 1701 и 1702 годех били челом в приказной палате, как по указу великого государя из каменного из земляного городов и в большем городе от валу сломаны были дворы и отнимали то место за пустоту не по один на коне, и от того монастырю многие убытки чинились и волокита, а для пристани монастырским приезжим приехать неугодно и стать негде, потому что хоромного строения нет, а которое и было малое, и то все огнило и отвалилось, а построить в нынешние скудные годы невозможно и нечем, а за то подворье взять нам в монастырь по договору у него, полковника, денег пятьдесят рублен, а на те деньги купить нам в монастырь в Новегороде двор или место в угодном месте, где сыщется, а ныне тс деньги принять в монастырскую казну казначею старцу Геласию и написать в приходные книги имянно и х купчей руку приложить ему, казначею.

У подлинного приговору на обороте руки приложены:

Архимандрит Сильвестр руку приложил.

Иеромонах Геронтий вместо сына своего духовного келаря монаха Илии руку приложил.

Казначей монах Геласий руку приложил.

Иероманах Тихон вместо детей своих духовных, конюшево старца Спиридона, житейного старца Феодосия, подкеларника старца Тимоиа и вместо всей больнишной братьи по их велению руку приложил

Иеромонах Геронтий руку приложил и вместо детей своих духовных, старцев Гурия, Пантелеймона, Варлама.

Иеромонах Леонтий руку приложил.

Иеродиакон Галахтион руку приложил.

Иеродиакон Ираклий приложил руку.

_______________________________

Лета от рождества Христова 1706 году майя в 18 день Юрьева монастыря по приказу архимандрита Сильвестра з братьею казначей монах Геласий, будучи в Великом Новегороде, продал монастырское дворовое место и с хоромным строением столнику и полковнику Мирону Григорьевичу Баишеву, а стоит то монастырское дворовое место на Софейской стороне, на Росткине улице, идучи к Росткину монастырю в межах подле дворов; по правую руку двор Максима да Федора Ивановых детей Базаниных, а но другую руку двор Артемия Никитина сына Селивачева, а против того дворового места, через улицу, двор Осипа Пушкина, да дворцового приказу подьячего Григорья Михайлова, да Ивана Базанина, да приказные палаты подьячего Родиона Игнатьева да Кондрата Скобелцына, а мера тому монастырскому и огородному месту поперег двадцати шесть сажен, а в длину тридцать сажен, а за оное монастырское дворовое и огородное место, я, казначей монах Геласий, по приказу архимандрита Сильвестра з братьею, в монастырь по договору денег сорок девять рублев ныне напред все сполна у него, Мирона Григорьевича, взял, а то монастырьское дворовое место до его, Мирона, иному на сторону никому не продано, не заложено и не применено и в дачю никому не отдано; кроме [118] сея купчей крепости, а буде кто в тое монастырское дворовое и огородное место и в хоромное строение умнет по крепостем вступатца, и того Юрьева монастыря архимандриту Сильвестру з братьею и впредь иным архимандритом з братьею его, Мирона, во всем Очищать и убытка и волокит никаких не учинять, а буде какие в том дворовом месте убытки и волокиты учинятца и те убытки и волокиты взять ему, Мирону, того Юрьева монастыря на архимандрите Сильвестре з братьею и кто будет по нем архимандрит з братьею.

И на подлинной купчей руку приложил он, казначей Геласий.

Денег за то место взято 50, а что написано 49, и то для малого герба, чтоб на болшем не писать для пошлин.

Ноября в 18 день против купчей казначей Геласий допрашиван, а в допросе сказал: в нынешнем 1703 году майя в 18 день по приказу архимандрита Сильвестра з братьею дворовое место продал, писано против купчей всей, и деньги приполнено, и той купчей и продаже ныне не спорит и впредь спорить не будет, а крепко то дворовое место по даной и с приказной палаты 7172 (1664), и та даная с ыными крепостьми в пожарное время в прошлых годах згорела.

Таков допрос записан у крепостных дел в книгу и к тому допросу казначей руку приложил.

_______________________________

Лета 7146 (1638) г. июня в 7 день по государеву цареву и великого князя Михаила Федорвича всеа Русин указу диаки Иван Софонов да Федор Дружинин дали под двор Юрьева монастыря архимандриту Нифонту з братьею по писцовым книгам князя Василия Кропоткина с товарыщи [70] 94 (1588) году на Софейской стороне, на Черницыне улице, от деревянного города по левой стороне к Волхову прежнее их дворовое монастырское место, что было за архимандритом Юрьева монастыря за Мисаилом з братьею, а под тем двором пустых мест место тяглое Шани квасника, в длину пять сажен, да место тяглое Лучннское площадного подъячего восемь сажен, да место Васильевского попа Парейского Ивана по площади пять сажен, да место Васильевского попа Даниловское пять сажен, да место Васильевского дьячка Парейского Сенки шесть сажен и всего длина двадцать девять сажен, поперег по площади шестнадцать сажен, а по заду в огороде двадцать сажен, и Юрьева монастыря архимандриту Нифонту з братьею, или хто по нем вперед архимандриты и братья будут, теми дворовыми месты под монастырским двором владети по прежнему против писцовых книг [70] 94 (1588) году и с того двора в государеву казну посаженные деньги платити с сошными людьми вместе.

У подлинной пишет тако:

Диак Иван Софонов.

Писал подъячей Ивашко Карпов.

_______________________________

Се аз, Василей Леонтьев сын Зеновев, дал есми всемилостивого спаса и страстотерпца Христова Георгия Юрьева монастыря [119] келарю старцу Филарету да казначею старцу Исаию и всем старцем того монастыря двор свой за вклад за двадцать рублен, а стоит тот мой двор в Великом Новегороде, в каменном городу за олтарем святых богоотец Иоакима и Анны подле Троицкого Клопского подворья, а по другую сторону Андреева Соболева двора, а хором на том моем дворе: горница белая на подклете на житецком, да сени на подсеньи, да клеть на подклете, да сенница, да другая горница на подклете. а под нею погреб, да на дворе мыльня, да поварня, да ворота дощатые, и нет того моего, Васильева, двора ни у кого в закладе, ни в кабалах, ни в записях, ни в духовных памятех и ни в каких прежних крепостех, а хто выищется на тот мой двор з закладною кабалою или з записью или с духовною памятью или с прежнею крепостью, какою ни буди, и мне, Василью, тот свой двор ото всего очищать и убытка и волокиты никоторого не учинить, а что в том моем дворе учинитца им убытка, и волокиты в моей неочистки, и те убытки и волокита взять Юрьева монастыря келарю Филарету з братьею на мне, на Василии, по сей записи все сполна, да и роду и племени моему, Васильеву, до того двора впредь дела нет, а на то послуси Ортемей Афанасьев да Григорей Фролов сын Беурин, а запись писал Фотка Исаков лета 7183 (1675) июля в 7 день.

У подлинной записи на обороте пишет тако:

К сей вкладной Василей Леонтьев сын Зеновев руку приложил.

Послух Ортемко и руку приложил.

Послух Гриша руку приложил.

_______________________________

Память патриаршу диаку Максиму Тимофееву сыну Куликову: дал есми двор свой в Великом Новегороде, в Славенском конце, на Большой улице, в пречесную и великую обитель в Юрьев монастырь архимандриту Дионисию з братьею за вклад за двадцать рублев. а на дворе, хором: горница четырех сажен, да сени четырех же сажен, да повалуша о двух полатех, да горница другая полутретьн сажени, да сени полутретьн же сажени, да ледник, да поварня, да мыльня, да в подсеньях две конюшни, и огород и сад, а что земли, тому книги, а как я, Максим, похочю, за тот свой вклад в Юрьеве монастыре быти, и архимандриту з братьею меня в монастырь принять и, как я захочу постричся, и архимандриту з братьею меня за тот мой вклад в том Юрьеве монастыре постричь и покоити, как прочую братью, а хто в тот двор станет вступатца, и мне, Максиму, тот двор очищать и убытка никоторого не учинить, а память писал патриарша разряда подъячей Сергушка Андреев. Лета 7132 (1624) августа в 29 день.

На подлинной памяти на обороте пишет тако:

К сей памети Максим Куликов руку приложил.

_______________________________

Се аз, Спаского бывшего попа Бориса Захарьева попадья Наталья Иванова дочь, продала есми по приказу мужа своего Бориса двор его и с дворовою землею Георгиева монастыря архимандриту [120] Лариону з братьею, а на том дворе хором: горница на подызбицы, да клеть на подклете, да меж горницы и клети сени на подсенье, да на том же дворе мшаник, да бания и щитовые ворота, а мера дворовой земли по писцовым книгам, а стоит тот, мужа моего двор, в каменном городе за Софеею премудростью божиею, идучи из города в Володимерские ворота на левой стороне, на углу подле Софсйского понамаря Прокофьева двора Григорьева, а против через улицу митрополича подьячего Андрея Демидова, а задом тот мужа моего двор стоит к Юрьевскому подворью, а взяла я, попадья Наталья, за тот мужа своего двор за землю у него, архимандрита Лариона, з братьею денег семь рублев шестнадцать алтын четыре деньги московских, и нет того мужа моего двора нигде ни у кого в закладе, ни в кабалах, ни в эаписех, ни в духовных памятех и ни в каких иных крепостех, а хто на тот мужа моего двор сыщетца с кабалою или з записью и з духовною паметью или с какою крепостью ни буди, а мне, попадье Наталье, тот мужа своего двор во всем очищать и убытка и волокиты никакова не учинить, а что ему, архимандриту Лариону, з братьею в том дворе от кого учинитца и убытка и волокиты в моей неочисткс, и те убытки и волокита взяти ему, архимандриту Лариону, з братьею на мне, на попадье Наталье. По сей купчей записи все сполна, а на то послух Федор Томилов, а запись купчую писал площадной подъячей Куземка Филипов. Лета 7159 (1650) году октября в 6 день.

На подлинной записи на обороте пишет тако:

К сей купчей поп Борисий руку приложил.

К сей купчей записи Ивашко Борисов в матери своей место Наталье по ее велению руку приложил.

Послух Федка и руку приложил.

На той же записи приказная помета:

7159(1650) декабря в 19 день. Записал в книги и пошлины взять по указу.

Того же дни по приказу боярина и воеводы князя Юрьи Петровича Буйносова-Ростовского да дьяка Василия Софонова ся купчая в съезжей избе в книги записана, и пошлины в государеву казну взяты.

При том подписано: Диак Василей Софонов.

_______________________________

Се аз, преподобные Марии египетские поп Иван Афанасьев, продал семи Георгиева монастыря архимандриту Илариону з братьею двор свой в каменном городе подле их монастырского подворья, а по другую сторону подле вдовой Софейской попадьи Парасковьи, со всеми хоромы и з дворовою землею, а хором на том моем дворе: горница ветчаная, да сени, да подклетишко, а взял я, Иван, у него, архимандрита, з братьею за тот свой двор денег пять рублев московских все сполна, и хто у них в тот мой двор учнет вступатца, и мне, попу Ивану, их во всем ото всяких крепостей очищать и убытка и волокиты не учинить, а что ему, архимандриту, з братьею в том дворе в моей неочистке от кого учинитца [121] убытка к волокиты, и ему, архимандриту, з братьею те свои убытки и волокита взяти на мне, попе Иване. По сей купчей записи все сполна, а дворовому месту мера писцовые книги, а на то послух Алексей Юрьев, а купчую запись писал площадной подьячей Гришка Аханатков. Лета 7163 (1655) марта в 6 день.

На подлинной купчей записи на обороте пишет тако:

Поп Иван Афанасьев двор продал, деньги взял и руку приложил, а тот двор бывал певчево Афонасья Прокофьева сына.

Послух Алешка и руку приложил.

_______________________________

От рожества Христова тысеча семьсот четвертого на десять году апреля в первый на десять день новгородец посадцкой человек Трофим Иванов сын Ерославов дал сею купчую крепость в Юрьев монастырь келарю иеромонаху Деонисию з братьею, в том, что продал я, Трофим, ему, келарю иеромонаху Деонисию, с братьею в Юрьев монастырь двор свой з дворовою и огородною землею и со всем хоромным строением в великом Новегороде, на Торговой стороне, на Рогатине улице, идучи от реки Волхова в гору, на правой стороне, подле двора конного казака Андрея Емельянова сына Некрасова, а по другую сторону двор Дениса Яковлева сына Мелницкого, а против через улицу двор Михаила Михайлова сына Тыркова, а хоромного и дворового строения, чтоб на том дворе какова ныне есть налицо и со всем пазовым нутреным и деревянным и железным запасом, а по полюбовному договору взял я, Трофим, у него, келаря еромонаха Деонисия з братьею, за оной его проданный двор и за дворовую и огородную землю и за вес строение монастырских их денег дватцать девять рублеи, ныне напредь все сполна, а мера той дворовой и огородной земли длинику и поперешнику писцовая книга, и волно ему, келарю еромонаху Деонисию, з братьею и по нем будущим в том монастыре властей и братии оным моим проданным дворовым и огородным местом и двором со всем строением по сей моей крепости владеть вечно, безповоротно, а мне, Трофиму, и жены и детем и родственникам моим до того проданного двора и дворовой и огородной земли и до всего на той земли строения ныне и впредь вечно дела нет и не владеть и не вступать да отнюдь никоторыми делы, а напредь сего оной мой двор и з землею и со всем строением иному никому не продавать и не заложеть; и ни в чем ни в каких крепостех кроме сей крепости, не укреплен, а буде кто учнет у него, келаря еромонаха Деонисия, з братьею или у других по нем будущих в том монастыре властей и братии во оной двор и в дворовую и огородную землю и в строение по каким нибудь крепостем вступатца, и мне, Трофиму, и жене и детем моим в том во всем их властей и братию ото всего очищать, убытков и волокиты не учинить, а будо в нашей неочистке в том дворе и в дворовой и огородной земли и во всем строении в тот Юрьев монастырь властем с братьею учинятца какия убытки и волокиты, и те убытки и волокиты взять ему, келарю еромонаху Дионисию, з братьею или по [122] нем будущих в том монастыре властей и братии, на мне, Трофиме, и на жене и на детех моих по сей моей крепости, а с челобитья с убытки ж и с волокиты все сполна, а ся крепость и впредь в крепость вечно бесповоротно.

При подлинной крепости руки приложил тако:

Новгородец посацкой человек Трофим Еросланов в Юрьев монастырь келарю еромонаху Деонисию з братьею вышеписанной двор свой и з дворовою и огородною землею и со всем строением по сей крепости продал и денег двадцать девять рублев взял и сию крепость писать велел при свидетелех нижеподписавшихся, а вместо ево, по ево велению, новгороцкой артилерии подъячей Иван Федулов руку приложил.

У сей крепости новгородской пушкарь Яков Баранов свидетелем был и руку приложил.

Пушкарь Дмитрий Баранов у сей крепости свидетелем был руку приложил.

Подлинную крепость писал крепостного дела подъячей Петр Морозов.

1714 года апреля в 11 день по указу великого государя и по статьям сия крепость писана в Великом Новегороде, в приказной полате у крепостных дел, для ведома записана в книгу перечнем, а отписка и от записки в книгу и за излившую письма страницу взято по указу, что надлежало, пять алтын две деньги, а о совершении сей крепости у подлинной записки бит челом по указу н том приказе, в котором надлежит записывать в указных числех, а буде в том приказе записана не будет, и она не в крепость.

Надсмотрщик Иван Буистов.

1714 года апреля в 11 день по указу великого государя и по указной грамоте по сей купчей крепости продавец допрашиван и ся купчая крепость в приказной полате, в стол розрядных дел, в книгу подлинно записана и в казну великого государя пошлин по три деньги с рубля, итого четырнадцать алтын три деньги взято.

При том подписано; Дьяк Дмитрей Екимов.

Смотрел Федосей Евстафьев.

_______________________________

Лета от рожества Христова тысеча семсот первого на десять году апреля в десяты день вдова Мелания Фомина дочь иовгородцкого конного казака Андреевская жена Некрасова дала сию крепость Юрьева монастыря архимандриту Аарону з братнею и по них будущим того монастыря архимандритом и братьи в том, что продала я, Меланья, ему, архимандриту, з братьею двор свой з дворовою и огородною землею и со всем хоромным строением в тот Юрьев монастырь в вечное владение; которой двор прежде сего был новгородцкого пешего казака Трофима Иванова да новгородца посацкого человека Михаила Иванова скорняка, а стоит тот мой двор в Великом Новегороде, на Торговой стороне, на Рогатице [123] улице, идучи от реки Волхова в гору, на правой стороне, подле двора того ж Юриева монастыря архимандрита Аарона з братьею, а по другую сторону двор новгородца посацкого человека Трофима Иванова сына Ерославова, а против того двора чрез улицу двор новгородца посацкого человека Григория Дмитриева сына сумочника, а хоромного строения на том месте: изба поземная, да против той избы забраны сени в столбы, а мера тому дворовому и огородному месту по переписной книге прошлого семсот седмого году поперечнику сем сажен, а длиннику одиннадцать сажен, а чего против тои переписной книги в меру того места вышепнсанное саженное число не будет, и ему, архимандриту Аарону, с братьею и по ним будущим архимандритом и братии, той земли искать и бить челом мимо меня, вдовы, на того, хто тою землею завладел, а за тот свой двор и за вышеписанное хоромное строение взяла я, вдова Меланья, у него, архимандрита Аарона, з братьею, по договору денег двадцать рублен ныне напереди все и сполна, а напред сего тот мой двор з землею и с хоромным строением иному никому не продан и не заложен и ни в какие крепости не укреплен, кроме, сей купчей, а будет в тот мой проданой двор и дворовую и огородную землю у него, архимандрита Аарона, з братьею и по ним у будущих архимандритов и у братии кто учнет вступатца по каким нибудь крепостей, и мне, вдове Маланье, и детем моим ото всяких крепостей в том проданом дворе по сей купчей очищать, убытков и волокиты никаких не учинить, а будет по сей купчей неочисткою моею учинятца им какие убытки и волокиты, и те убытки и волокиты взять ему, архимандриту Аарону, з братьею и по них будущим властей и братья на мне, Мелании, и на детях моих, по сей моей крепости все и сполна, а ся крепость и впред в крепость и продажа в продажу вечно, безповоротно.

При подлинной крепости руки приложены тако:

Вдова Меланья Фомина дочь Андреевская жена Некрасова, двор свой з дворовою и с огородною землею Юрьева монастыря архимандриту Аарону з братьею продала и по ним будущих архимандритов з братьею и денег двадцать рублев взяла и сию крепость писать велела при свидетелях, нижеписащихся, и место ей, по ея велению, посадцкой человек Максим Чебаксаров руку приложил.

У сей крепости подъячей Агей Алексеев был и руку приложил.

У сей крепости конной казак Семен украинец свидетелем был и руку приложил.

Подлинную крепость писал крепостных дел подъячей Василей Рябинин.

1711 году апреля в 10 день по указу великого государя и по статьям писана ся крепость в Великом Новегороде у крепостных дел и перечнем записана. За писмо пошлин и о записки в книгу и за излишнюю писма страницу всего пять алтын две деньги великого государя н казну взято, а о совершении сей крепости [124] и подлинной записке бить челом в указное число и пошлины платить в том приказе, в котором надлежит по указу, а будет в указное число записано не будет, и она не в крепость.

Надсмотрщик Иван Шестаков.

1711 году апреля в 11 день по указу великого государя и по указной грамоте по сей купчей продавец допращиван и ся купчая в великом Новегороде в приказной полате в книгу купчих крепостей записана и пошлин с рубля по три деньги, итого десять алтын, взято.

Притом подписано: Дьяк Дмитрей Екимов.

Справил Василей Протопопов.

_______________________________

1709 году ноября в 24 день по указу великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича всеа великия и малый и белыя Росии самодержца господин лантрихтер Ижерские губернии Яков Никитич Римской-Корсаков приказал дат даную Юрьева монастыря архимандриту Аарону з братиею на пустее Николаевского Медведцкого монастыря порозжее место, что в Великом Новегороде, на Торговой стороне, на Рогатине улице, идучи от реки Волхова в гору, на правой стороне и межах, подле двора новгородца посадского человека Козмы Чебаксарова, а по другую сторону подле места вдовы новгородцкого конного казака Андреевской жене Некрасова Мелании Фоминой дочери, для того в прошлом 1701-м году августа в 20-м числе из розрядного стола в стол посолских дел в ведомости написано: июля в 11-м числе великий государь царь и великий князь Петр Алексеевич всеа великия и малыя и белыя Росии самодержец указал но имянному своему великого государя указу в Великом Новегороде ис каменного города хоромное деревянное, строение всяких чинов людей снесть или сломать в нынешних скорых числех и места свои очистить, а вместо тех своих мест приискивать порозжие тяглые и белые места на Софейской и Торговой сторонах, чтоб то их хоромное деревяное строение перенесено было и сломано и с каменного города сего вышеписанного числа впред в две недели, и дават им те места в отмен безденежно в тое же меру; и по тому вышеписанному великого государя имянному указу в каменном городе деревянное строение снесено и сломано и места очищены, а в челобитье, ево, архимандрита Аарона, з братьею написано: в прошлом 1701 году по указу великого государя велено в Великом Новегороде ис каменного города хоромное деревяное всякое строение сносить вон и ставит на порозжих пустых местах, а у них де, архимандрита Аарона з братиею монастырской, их двор, которой был за соборною церковью премудрости божии для приезду, сломан, а дворовое их место под двором, где ныне алтилерия, а ныне до у них, архимандрита Аарона з братиею, двора нет, и в нынешнем же 709-м году великому государю бил челом же он, архимандрит, з братиею, об отдаче пустого дворового места бывшего Николаевского Медвецкого монастыря, что [125] на Рогатице улице, на Торговой стороне, и с посаженных денег и по тому ево челобитью указу не учинено, и для приезду подворья у них нет, а в отмен им, архимандриту Аарону, з братиею вместо их вышеписаиного дворового места против указу нигде не дано, и великий государь пожаловал бы ево, архимандрита Аарона, з братиею, велел то Николаевское дворовое место вместо их взятого дворового места отдать ему, архимандриту, з братиею, и под строение монастырского двора для приезду и против того ево, архимандрита Аарона, з братиею, челобитья на Торговой стороне, на Торговой |Рогатице?| улице, от реки Волхова в гору, на правой стороне, Николаевского Медвецкого монастыря пустое порозжее место перемерено государевою трехаршинною саженью, а по перемеру того места по Рогатице улице по лицу поперег девять, в длину одиннадцать сажен с полуаршином, и у перемеру о том месте тое Рогатицы улицы улицким старостою Володимером Тихановым и сторонними новгородцы посадцкими людьми, туточными жители, розыскивано, а в розыску сказали: то де вышеписанное Николаевского Медвецкого монастыря место з болшого пожару, которой был в 7204 (1696) году, лежит впусте, и никаково строения и слетья ни у кого не бывало, для того, что де то пустое место бывает завсегда водяно, а челобитчика, Юрьева монастыря архимандрита Аарона, з братиею, прежнее их дворовое каменногородное место мерою было: поперег девятнадцать, в длину одиннадцать сажен, и против того их монастырского отошлого места сверх вышеписаиного порозжего места в дачю им, архимандриту Аарону з братиею, против длинника одиннадцать сажен с полуаршина недостанет поперечнику десяти сажен; нынешнего же 709 году ноября в 10 день по указу великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича всеа великия и малыя и белыя Росии самодержца и по приказу господина лантрихтера Ижерские губернии Якова Никитича Римского-Корсакова и по помете на выписки дьяка Дмитрея Екимова велено по вышеписанному ево, великого государя, имянному указу вышеозначенное Николаевского Медвецкого монастыря пустое порозжее место, которое на Торговой стороне, на Рогатице улице, в отмен вместо прежнего отнятого их каменногородного монастырского дворового места отдать под дворовое строенье оному челобитчику, Юрьева монастыря архимандриту Аарону, з братиею, поперег девять, в длину одиннадцать сажен с полуаршином, и дать на то место даную, взяв пошлин по указу; потому, что по розыску то вышеписанное порозжее место з болшого пожару, которой был 7234 (1696) году, лежит впусте и никто тем местом не владеет и строения на том месте никакова нет и не бывало, и посаженные деньги в доимки, а не в платеже; и по вышеписанному ево, великого государя, указу и по сей даной Юрьева монастыря архимандриту Аарону з братиею тем вышеписанным даным местом вместо отошлого их прежнего каменногородного монастырского места, поперех девять сажен, в длину одиннадцать сажен с полуаршином, владеть и на том месте хоромиое [126] строение строить и с того места платить великого государя в казну посаженные деньги с ыными архимандриты вместе и с тое дано; по указу великого государя с челобитья пошлин двадцать пять алтын взято и в приходную книгу записано.

Дьяк Дмитрий Екимов.

Пошлин 25 алтын приняты и в приход записаны ноября в 24 день.

Текст воспроизведен по изданию: Землевладение Юрьева монастыря в Новгороде // Новгородский исторический сборник, Вып. 3-4. Новгород. 1938

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.