Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ДРЕВНИЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ АКТЫ

I

Божиею милостию, мы, Великий Государь, Царь и Великий Князь Михайло Феодорович, всея Руси Самодержец, пожаловали есмя живоначальныя Троицы и чудотворца Maкария Колязина монастыря, игумена Евфимия, да келаря старца Тихона и с братиею, или кто по них в том монастыре иный игумен или келарь и братия будут: в прошлом 131 году, по нашему указу, положили они пред нами нашу жалованную грамату 129 года, с приписью дьяка нашего Семена Головина, и дана им та наша грамата с прежней нашей граматы 122 года, за приписью дьяка нашего Добрыни Семенова, а в той нашей грамате написано их монастырская вотчина: в Кашине, на посаде, сельца Чагина слободка Перетрясова, да в остроге два двора монастырских, да в Кашинском уезде вотчины их село Карабузино с деревнями; село Чагино, приселок Ляхово, приселок Понкратово с деревнями, село Веденское с деревнями, село Ушаково, приселок Гаврениево с деревнями, село Городище, приселок Поговорино с деревнями, село Порогово с деревнями, сельцо Константиновское с деревнями, село Спасское, приселок Воскресенское, Высокое тож, с деревнями, село Крутец с деревнями, село Семендяево, приселок Собольи с деревнями, [674] село Спирово, да погост Спас на Куксе с деревнями, село Красное с деревнями, да полсельца Кожина на реке Кашинке, да под монастырем на реке на Волге, на берегу, слободка Микольская, а в ней торгуют по четвергам, да под тою же слободкою на реке на Волге перевоз, и там с того торжку перевоз дан в монастырь, да oт монастыря по реке по Волге плеса, рыбная ловля, в верх реки Волги по Романцово, а вниз реки по Троицкую вотчину Сергиева монастыря, по село Прилук, да в Дмитровском уезде сельцо Внуково с деревнями, да в Дмитрове на посаде, в Спасской слободе, монастырское дворовое место, да в Кашине на посаде, за острогом, три двора монастырские, двор у Варвары Христовой мученицы Карабузинской, да у Петра митрополита двор служенный Борисовской, да двор вдовы Лукерьинской, да на Москве в Китае городе, у Никольских ворот от стены двор монастырский промеж дворов Марьи Воронцовой, да гостя Ивана Кошурина; и мы, Великий Государь Царь и Великий Князь Михайло Феодорович всея Руси, и отец наш государев, великий государь, святейший патриарх Филарет Никитич, Московский и всея Руссии, Кашинскаго уезда Живоначальныя Троицы и чудотворца Макария Колязина монастыря игумена Евфимия, да келаря старца Тихона с братиею, или кто в том монастыре иные игумен, и келарь и братия будут, пожаловали: велели им тою их монастырскою вотчиною и всякими угодьи владети по прежнему по сей нашей государской жалованной грамате; а кто в их монастырской вотчине учнут жити, в их монастырских слободках, во дворех и в селах и в деревнях, и на пустошах, людей и крестьян и церковнаго причета попов, и дьяконов, и дьячков, и дворников, и бобылей, и всяких монастырских людей, и тем их монастырским людям и крестьянам, с их монастырския вотчины наших никаких податей и всяких денежных поборов, и казачьих хлебных запасов, и кормов с сошными людьми не давати, опричь ямских денег и стрелецких хлебных запасов, и городоваго острожнаго дела, а ямския им деньги и стрелецкие хлебные запасы давати, и городовое острожное дело делати, по писцовым и по дозорным книгам, с живущаго с сошными людьми вместе; также есми их пожаловали, с тоя их вотчины посошных людей ни в которые городы [675] и за ямчужное и за засечное дело денег не давати, и на ямех с подводами не ставити и ямов не делати, к соцким и к десятским с тяглыми людьми не тянутися ни во что, ни в которые проторы и в разметы, и никаких запасов не возят, и тюрем не ставят, и у тюрем сторожам их не стеречи, и целовальников к тюрмам и к губным делам и к ямчужному делу, и к тамге, и к денежному сбору не давати, и мостов не мостити и ни к которым делам людей не давати, опричь городоваго и острожнаго дела; также есми их пожаловали, наместницы наши и приказные люди Кашинские и Дмитровские, и иных наших городов воеводы наши и дьяки, и всякие наши приказные люди, волостели и их тиуны, игумена и келаря с братиею, и их слуг, и всяких монастырских людей не судят ни в чем, опричь душегубства и разбоя и татьбы с поличным, и кормов своих у них не емлют и не высылают к ним ни почто, а ведает и судит тех своих слуг и людей и крестьян игумен и келарь с братиею сами во всем, или кому прикажут; а случится суд смесной их монастырским людем и крестьянам с городскими людьми, или с волостными, и наместницы наши Кашинские и Дмитровские, и иных наших городов всякие приказные люди и волостели и их тиуны тех их монастырских людей судят и игумен и келарь с братиею, или их прикащик, с ними ж судит; а прав будет или виноват монастырский человек, и он в правде и в вине игумену и келарю с братиею, или их прикащику, а наместницы Кашинские и Дмитровские и иных наших городов, и волостели и их тиуны, в их праваго и виноватаго человека не вступаются, а прав ли будет, виноват ли городской человек, или волостной, но и в правде и в вине наместником нашим и волостелем и их тиунам, а игумен и келарь с братиею, или их прикащик, в городскаго и в волостнаго человека праваго и виноватаго не вступаются; и кому будет чем искати на игумене, и на келаре, и на братии, или на их слугах, или на крестьянех, и то их сужу яз Царь и Великий Князь Михайло Феодорович всея Русии, или яз прикажу кому судити их; а по нашему государскому указу учинены им, и их слугам, и всяким монастырским людем и крестьянам, к суду в год три срока, Рождество Христово, да Троицын день, да Семень [676] день летопроводца, а опричь тех указных трех сроков их, и их слуг, и всяких монастырских людей и крестьян к суду не ставити; а в духовном деле игумена и келаря с братиею судит богомолец наш apxиепископ Тверский и Кашинский; а опричь тех наших указных сроков иных сроков никто не наметывают, а кто опричь тех наших указных трех сроков даст на поруку, или срок накинет, не по тем нашим указным срокам, и Колязина монастыря игумену и келарю и братии, и их монастырским слугам и крестьянам тем сроком не ездити; а кто на их и безсудную возмет, и та безсудная не в безсудную и правая не в правую, а пристав езду лишен; также есми их пожаловали, которыми будут делы в их монастырской вотчине, в селех и деревнях, учинится душегубство, а душегубца в лицах не будет, и Кашинскому и Дмитровскому наместникам взяти на всем стану, на их монастырских крестьянех, веры за голову четыре рубля, а больше того неимати ничего; а учинится у них в волости душегубство безхитростно, кто в лесе с древа убьется, или в воде утонет, или сгорит, или возом сотрет, или зверь съест, или от своих рук утеряется, или мертваго из иных волостей водою принесет к их монастырской земле, и они про то явят наместником нашим и волостелем, и их тиуном, а монастырским людям, и крестьяном в том веры и продажи нет; также есми их пожаловали кто приедет к их монастырским людям и ко крестьяном на пир и на братчины не зван и они того незванаго вышлют вон безпенно, а не пойдет вон и учинится у них какая гибель, и тому незваному та гибель платить в двое, без суда и без правды; также у них, в их монастырской вотчине у всяких монастырских людей и крестьян наши служилые ратные ездоки в селех и в деревнях сильно не ставятся, и подвод, и проводников и корму своего и конскаго не емлют, а кто у них станет, и те всякие люди корм свой и конской купят по цене, как им продадут; также наши посланники в монастырскую вотчину для каких наших дел будут посланы, и они монастырским и их всяким людем и крестьяном убытков и насильства никаковаго не чинят, и на дорог и по торгом у их слуг и крестьян и всяких монастырских людей подвод и проводников, и кормов [677] своих у них не емлют; также есми их пожаловали, игумен и келарь в вотчинах своих в селех и в деревнях держат свое монастырское пятно и велят у своих монастырских слуг и у крестьян лошадь пятнати своим монастырским пятном, и наместницы наши, и волостели, и их пошлинники, в их монастырское пятно не вступаются, и пятна и пропятения на их монастырских слугах и на крестьянех не емлют; также есми их пожаловали, кто у них в монастырских вотчинах, в селех и в деревнях, и на погостех, и в слободках, и в их монастырских дворех, и у рыбных ловлей, и у всяких монастырских дел учнут жити, старцы, и слуги, и крестьяне, дворники и детеныши, и наместницы наши и волостели, и их тиуны, Колязина монастыря старцов и слуг, и дворников и детенышев, и всяких монастырских людей не судят ни в чем, и монастырские их крестьяне наместником и волостелем, и их пошлинником, столовых кормов и конских не дают нигде, и доводчики их в монастырскую вотчину, и всякие пошлинники не въезжают ни почто, и поборов своих не берут, и явки и пятеннова и подшиново, и никаких пошлин не дают же; также по городам наместницы и волостели, и их тиуны и губные старосты, и городовые прикащики и всякие наши приказные люди чудотворца Макария Колязина монастыря из всяких монастырских людей, и из дворников, и из крестьян ни к которым делам не выбирают, и с волостными с посошными со всякими людьми никаких наших дел не делают, и повозов хлебных и всяких не возят и изделий никаких не делают, опричь городоваго и острожнаго дела; а случится в их монастырской вотчине от заволостных людей, от дворян и детей боярских, и от их людей, и от крестьян, и от монастырей, и от всяких в котором город ни будь, или в волости, разбой, или татьба и убийство Калязинским людем и крестьяном, и учнут Калязинские монастырские слуги и крестьяне, или дворники, бити челом, в городех бояром нашим, и воеводам, и дьяком, и всяким нашим приказным людем, и наместником, и волостелем, и их тиунам и губным старостам, и городовым прикащиком о приставе, и им приставов на поличное давати, и всяких людей по их челобитью с поличным имати; также есми [678] их пожаловали, по нашему государскому указу и по прежней нашей грамате, указали им про монастырской годовой обиход купити монастырских годовых всяких запасов на церковной обиход, воску и ладону и фимиаму, и вина церковнаго, и для книжнова всякова письма бумаги на сто на шестдесят рублев, да на иконы киноварю и всяких красок и досок иконных на сорок рублев, да про монастырской обиход всякия рыбы на триста на двадцать рублев, да на братию и на слуг, и на служебников всяких сукон чернеческих и мирских, и холстов на двести на тридцать рублев, и всего на монастырской обиход годовой купити им всяких обиходов на семьсот на пятдесят рублев одинова в году, и с того монастырскова покупнаго обиходу, в которых городех ни буди, что их монастырские люди купят, и воеводам нашим, и всяким приказным людям, и таможенным головам и всяким пошлинникам тамги и весчева и явки и всяких пошлин не имати, а что они сверх нашего государскаго указу купят, и с того покупнаго всякия пошлины имати потому ж, как и с торговых людей; также есми пожаловали, как они в которой город для тех монастырских обиходов годовых учнут посылати старцов, и слуг и крестьян, с тех монастырских старцов и слуг и со всех монастырских людей, по всем городам, где им случится ехати без товаров, по рекам перевощиком и по мытом мытчиком и всяким пошлинником пошлин не писати, и пропущати их везде без зацепки, чтоб в том монастырским людям убытков в простое нигде не было, а сколько они в котором городе на те на семьсот на пятдесят рублев купят, или где чего на те деньги не докупят, и им по городам приказным людям и пошлинником в том давати отписи, а у воевод и у приказных людей и у пошлинников имати по городом отписки, чтоб им монастырских запасов купити в году одинова на семсот на пятдесят рублев, а не в двое; также есми их пожаловали, велели им сию нашу государскую жалованную грамату держати в монастыре, в казне, а с сей нашей государския жалованной граматы велели давати список, за дьячьею приписью, слово в слово, и возити им тот список по городам для наших бояр и воевод и всяких приказных людей, а где они cию нашу государскую [679] жалованную грамату, или с нея список, за дьячьею приписью, явят, и они явки не дают ничего; а кто через сю нашу государскую жалованную грамату Колязина монастыря игумена и келаря, и старцов, и слуг и крестьян чем изобидит, и тому от нас Великаго Государя Царя и Великаго Князя Михайла Феодоровича всея Русии быти в опале. Дана ся наша государская жалованная грамота на Москве, лета 7137 (1629) года, Января 23 дня.

Справил подьячий Гришка Стараго.

II

Се яз князь Юрий Иванович пожаловал есми Троицкаго Калязинскаго монастыря игумена Паисию с братьею, что их села и деревни монастырские в моей отчине, в Кашинском уезде в Чючцком стану, село Карабузино с деревнями, пашни соха без полутретьи сохи, в Нереходцком стану сельцо Ушаково, да сельцо Резанино с деревнями, пашни три сохи с четвертью, в Белегородке деревня Судилово, пашни половина половины полу четверти сохи; в Жабне села Костантиновское, да Семендяево, да Пирогово, да Спасское с деревнями, пашни восемь сох без полутрети сох, и всего написано в тех селениях в деревнях пашни двенадцать сох без половины половины полутрети сохи, и яз князь Юрий Иванович пожаловал игумена Паисию с братьею с тех их сел и с деревень с монастырских своим данщиком Кашинским дани вешния Петровския с сох имати не велел, а ту есми им дань Петровскую отдал, лета 7019; писана в Дмитрове, лета 7019 (1511) Июня в 28-й день.

В конце сей граматы печать чернаго воска, а на обороте подписано: Князь Юpий Иванович.

III

Се яз Князь Великий Борис Александрович пожаловал есми игумена Макария Калязинскаго с братиею, продал есми им село Сергиевское Молявина, и с деревнями и с пустошьми, и что к тому селу издавна потягло, а взял есми у них десять рублев да десять волов, а печаловалася княгиня великая Настасья, да князь Михайла. [680]

IV

Се яз князь Юрий Иванович пожаловал есми Троицкаго Колязина монастыря игумена Пимена с братиею, или по них у Живоначальныя Троицы иной игумен будет, что их куплю в моей отчине, в Кашинском уезде в Нерехотском стану, сельцо Рушново, да сельцо Собакино, да деревня Домалихово, да деревня Тетялинкина, да деревня Остолобцово, да деревня Молчаново, да деревня Костюшино, а пашни в тех сельцах и деревнях полторы четверти, и они мне били челом, а сказывают, что те сельца и деревни пусты, и яз князь Юрий Иванович пожаловал игумена с братиею, кто у них в тех сельцах и деревнях учнет жити люди, и тем людем не надоби моя княж Юрья Ивановича дань Петровская и Рожественская, ни ям, ни примет ни посошно, ни волостелин корм, ни иный, но которыя пошлины на десять лет, опричь городоваго дела, ни подвод на яму неставить; а как отседят свои урочные лета, и они потянут в мою княж Юрьеву Ивановича в Петровскую и Рожественскую дань, и в ям и в примет, и в посошно, волостелин корм, и во всех пошлин, и по книгам; а как пошлю граматы к своим городовым прикащиком и на грамотчики граматы, а на сю грамоту иной моей грамоты нет. Писана в Дмитреве, лета 7039 (1531) Июля в 14-й день.

Назади у граматы написано: «Подпись великово князя Ивана Васильича всея Русии. Князь Великий Иван Васильич всея Русии, по сей грамоте пожаловал Троицкаго Колязина монастыря игумена Пимена с братьею, или кто по нем в том монастыре иной игумен будет, дал им на те села и на деревни льготы, до их урочных лет, потому ж, как в сей грамоте писано, а наместником нашим Кашинским и волостелем, и их тиунам, да и данщиком Кашинским сея граматы рушить у них не велел ни кому ни чем, а велел у них ходить всем потому, как в сей грамоте писано. Писано на Москве, лета 7046 (1538) года, Февраля 1-го дня. Подписал великаго князя дьяк Федор Мишерин.

V

От Царя и Великаго Князя Михайла Феодоровича всея Русии в Кашинской уезд, в Колязин монастырь, игумену Ионе, да келарю старцу Тихону, да казначею старцу Мисаилу Гаврилову с братиею. Указали мы и отец наш [681] великий государь, святейший Филарет Никитич, патриарх Московский и всея Русии, для нашей службы взяти с митрополитов, с архиепископов, и с епископов, и с монастырей, со всех вотчиных земель даточных людей, с трех сот четь по человеку по конному, добрых и оруженных, в збруях, в латах и в шишаках, в пансырех и в бахтерцех, в саадацех и с пищальми, и как к вам ся наша грамота придет, и вы б от Калягина монастыря с вотчин, сколько за Колязиным монастырем вотчиныя земли есть, с живущаго и с пустаго прислали к нам к Москве даточных людей, выбрав монастырских слуг добрых, конных и оруженных, с трех сот четь по человеку по конному, со всей службой и с запасы, на срок на сех неделех нынешняго 141 года, однолично без всякаго переводу, а были б те все даточные люди в збруях, в латах, и в шишаках, и в пансырех и в бахтерцех, со всяким ратным боем, а лошади б под ними были добрыя, меньше б 10 рублей лошади не было, а худых бы людей и наймитов в тех даточных людех не было б; а быти тем даточным людем на нашей службе год, с тех мест, как их на нашу службу пошлем, а будет по милости Божией город Смоленск от Польских и от Литовских людей наши люди очистят, и мы тех даточных людей с нашея службы из под Смоленска велим распустить тот час; а однолично б есте прислать даточных людей с Колязина монастыря с вотчин со всех четь, с живущих и с пустых, что есть по писцовым книгам земли, в правду, опричь Московскаго уезда вотчиных земель, а с Московскаго уезда даточных людей не присылали бы а буде пришлете даточных людей не противу вотчинных земель, что за Колязиным монастырем земли, а после про то сыщется, и мы велим ту монастырскую вотчинную землю, что объявится в утаеньи, отписати на нас, а для ведома Колязина монастыря монастырския вотчиныя земли указали мы выписать в Поместном Приказе и в иных Приказех из писцовых и из дозорных книг, сколько за Колязиным монастырем земли, а что Колязина монастыря в Московском уезде вотчин, сел и деревень и пустошей, и в них четвертныя пашни, и вы б про те Московскаго уезда вотчинныя земли прислали к нам к Москве тотчас росписи, за своими [682] руками, и велели отдать в Приказе Большаго Дворца, окольничьему нашему, князю Алексею Михайлычу Львову, да дьяком нашим Герасиму Мартемьянову, да Максиму Чиркову, а однолично б даточных людей прислать к нам к Москве на срок, на Ильин день нынешняго 141 года, без всакаго переводу, не дожидаяся в том на себя нашея опалы. Писано на Москве, лета 7141 (1633), Июня в 30-й день.

Текст воспроизведен по изданию: Древние исторические акты // Русский вестник, Том 3. 1841

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.