Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

К ИСТОРИИ ФОРМ ПРИКАЗНОГО ДЕЛОПРОИЗВОДСТВА КОНЦА XVI ВЕКА

Как известно, большая часть приказных документов XVI – начала XVII в. не сохранилась до наших дней. Страшные пожары Москвы 1571 и 1626 г., гражданская война и интервенция сказались на состоянии московских приказных архивов самым губительным образом. В этой связи сведения об утраченных документах представляют известный интерес. Публикуемая ниже память Владимирского судного приказа 1668 г. содержит текст судебного приговора 1623 г. по тяжбе между С. Я. Молвяниновым и братьями Е. Ю. и Г. Ю. Прокудиными о вотчине во Владимирском уезде. Обычная на первый взгляд земельная тяжба интересна тем, что для проверки ссылок спорящих сторон судьи были вынуждены прибегнуть к архивам ряда центральных и местных учреждений, в результате чего в дело попали выписки из впоследствии погибших делопроизводственных материалов конца XVI в.

В 1623 г. братья Прокудины обвинили Семена Молвянинова в захвате их родовой владимирской вотчины сельца Хмелева. В свою очередь ответчик заявил, что сельцо перешло к нему от матери, а той оно было дано в качестве приданого его бабкой, происходящей из рода Прокудиных. Также Семен припоминал, что бабка благословила тем сельцом его мать и отца Якова, когда тот приехал из Рима, куда он был послан в связи с миссией папского посланника Антонио Поссевино, то есть в 1582 г. Заметим, что факт посольства Я. С. Молвянинова в Рим находит свое подтверждение в других источниках. Кроме того, ответчик ссылался на записные вотчинные книги и некие «земляные вотчинные списки с 88-го году», хранившиеся в Поместном приказе. Поскольку истцы также ссылались на материалы Поместного приказа, туда был отправлен запрос. Служащие Поместного приказа подтвердили наличие у них списка «з записных книг с 88-го году по 99-й год» за приписью дьяка Герасима Мартемьянова, однако в отношении самих записных вотчинных книг за эти годы было заявлено, что таковых в архиве «после московского разоренья не сыскано». Сделанная ими выписка подтверждала правоту ответчика. В ответ на это истцы обвинили дьяка Г. Мартемьянова в пособничестве ответчику и выразили сомнение в подлинности обнаруженного списка. Таким образом частная земельная тяжба вышла на новый уровень.

На допросе дьяк Герасим Мартемьянов отвел обвинение братьев Прокудиных, сказав, что выписка из записных вотчинных книг разных лет была найдена им на Казенном дворе вскоре после освобождения Москвы от интервентов и подписана по листам, «чтоб хто воровски каким умышленьем статьи не выдрал». Для проверки его показаний вновь была отправлена память в Поместный [415] приказ, откуда пришел подтверждающий его слова ответ. Оказывается, что 1 ноября 1612 г., то есть спустя пять дней после взятия Кремля, руководители ополчения поручили Мартемьянову организовать розыск материалов Поместного приказа. По всей видимости, Д. Т. Трубецкой и Д. М. Пожарский хорошо понимали значение архивов для деятельности центральных учреждений. В результате этих поисков на Казенном дворе «в коробьех в розных делах Поместново приказу» и был обнаружен «перечневой список», который при уточнении оказался выпиской из записных вотчинных книге 1571/72 («80-го») по 1590/91 («99-й») год с росписью сделок по Владимиру, Мурому, Костроме, Ярославлю, Бежецкому Верху, Кашину, Угличу, Москве, Волоку, Рузе, Звенигороду и Верее. По свидетельству приказных, выписка заслуживала полного доверия.

Уже при слушании этого судебного дела членами Боярской думы вопрос о достоверности выписки из записных вотчинных книг за 1571-91 гг. так заинтересовал бояр, что в Поместный приказ была послана еще одна память. Бояре хотели выяснить, кто писал раздел со спорной вотчиной, были ли этим подьячим написаны другие разделы, жив ли он и если умер, то когда, а также кто еще из подьячих принимал участие в составлении выписки, живы ли они и знают ли они руку первого подьячего. Если кто-либо из составителей выписки был еще жив, их следовало прислать к допросу во Владимирский судный приказ, в случае же их смерти, про них надлежало допросить старых подьячих. В ответ на боярский запрос из Поместного приказа сообщали, что раздел был написан подьячим Прокофием Яковлевым, кроме того им были записаны вотчины бояр князя Ф. И. Мстиславского, князя И. В. Сицкого, Д. И. Годунова и других служилых людей, всего 85-и человек, а также дополнительно вотчины трех человек по памятям из приказов и судным делам, сам же он умер в 1617/18 г. Вместе с ним авторами выписки указывались подьячие Б. Степанов, уехавший «писать» Двину, а также И. Переславцев, П. Карпов и многие другие, которых уже не было в живых.

Напомним, что записные вотчинные книги, первично писавшиеся в столбцовой форме делопроизводства, появились на рубеже 1550-60-х гг. в связи с возложенной на Поместный приказ функцией контроля за движением феодальной собственности. Они фиксировали светские земельные сделки, как правило, в связи с переходом владений в другой род (акты купли-продажи, завещания, передачи в приданое и другие) и представляли собою довольно сложный по составу комплекс. В них входили челобитные заинтересованных лиц, текущие выписки и списки самих крепостей. В настоящее время в РГАДА в фонде Поместного приказа хранится сорок семь таких книг за 1626-54 гг. 1 Приведенные сведения о выписке из записных вотчинных книг за 1571-91 гг. расширяют наши представления об имевшейся в Поместном приказе справочной документации, отражающей состав и характер земельных владений широких слоев служилого сословия. По-видимому, выписка наряду с «перечневыми» списками и некоторыми другими материалами использовалась приказными при составлении «земляных» списков для Разрядного приказа. Указанный в выписке наиболее ранний год использованых книг (1571/72) не случаен: очевидно, все предыдущие книги погибли в огне московского пожара 24 мая 1571 г. [416]

В ходе судебного разбирательства также были отправлены запросы во Владимир и Разрядный приказ. В первом случае судей интересовали выписки из находившихся во Владимире платежных книг, во втором же случае нужно было свериться с показаниями хранившегося в Разряде «сметного земляного» списка за приписью дьяка Богдана Иванова, составленного при царе Федоре Ивановиче. В этой связи из Владимира пришел весьма интересный ответ. Оказывается, что в местной съезжей избе нашлись только три дозорные книги 1612-21 гг. В отношении же более ранних книг воевода сообщал, что платежные книги 1599/1600 г. (кстати, на основании которых определялись нормы доставки камня для строительных работ в Смоленск) были обнаружены им в губной избе, поскольку, как он замечал, «прежде сево в Володимере съезжие избы не было, владели губные старосты и городовые приказщики и всякие государевы подати збирали они». Данный факт отражает процесс становления в ценральных уездах страны системы воеводского управления, взявшей на себя ряд функций сословно-представительных органов самоуправления 2.

Присланные из Владимира выписи из платежной и дозорных книг и память Разрядного приказа говорили в пользу Молвянинова. Правда, в отношении даты составления «земляного перечневого» списка, каков был найден в Разряде после «московского очищенья», приказные не могли дать точного ответа, так как тот не имел начала. Заметим, что ко времени царствования Федора Ивановича относятся упоминания о «земляных» списках 7102 и 7104 г., а от последнего из них сохранилась выписка на владения окольничего А. П. Клешнина 3. По данным С. Б. Веселовского, Б. Иванов служил дьяком в Поместном приказе в 1592-94 гг. 4 Таким образом, вероятное время составления использованного приказными «земляного» списка – 7102 (1593/94) год.

Собранные в ходе следствия материалы, в том числе найденная во Владимерском судном приказе «в явочной коробье» явка Молвянинова «121-го году» о гибели его вотчинных крепостей на спорную землю в «московское разоренье», полностью подтвердили правоту ответчика и поставили точку в его тяжбе с братьями Прокудиными.


* * *

1668 г. января 11. – Память Владимирского судного приказа в Поместный приказ с изложением судебного приговора 1623 г. сентября 5 Семену Яковлеву сыну Молвянинова по тяжбе между ним и Елизарием и Григорием Юрьевыми детьми Прокудина о вотчинном сц. Хмелева с пустт. в ст. Рог Малый Владимирского у.

/Л. 77/ Лета 7176-го, генваря в 11 день, по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца указу, дьяком думному Григорью Караулову да Ондреяну Яковлеву, да Степану Венедиктову. [417]

В нынешнем во 176-м году, сентября в 10 день в Володимерской судной приказ к стольнику к Никите Ивановичю Шереметеву да к Василью Дмитриевичю Овцыну, да к дьяком к Ондрею Галкину, да к Ивану Пескову в памяти за твоею, Степановою, приписью написано:

В прошлом во 175-м году, сентября в 25 день бил челом великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу Матвей Прокудин. Прародительская ево вотчина в Володимерском уезде сельцо Хмелево с пустошми дана была в приданые за теткою ево за девкою Марьею Григорьевою дочерью Иванова сына Прокудина Якову Молвянинову. И у Якова де Молвянинова с теткою ево Марьею детей только был один сын Семен, а у Семена сын Прокофей, у Прокофья сын Ларион. И в прошлом де во 167-м году /Л. 78/ на государеве службе он, Ларион, убит под Лукомлем, а после де ево детей-вотчичей той родственной вотчине не осталось. И по тому де ево челобитью та вотчина и по се число за ним не справлена, потому что в Помесном приказе, как та вотчина дана в приданые, сыскати негде – дело давное. А в писцовых де книгах та вотчина писана за Прокофьем Молвяниновым по правой грамоте с судного дела, а какая та вотчина, и того в писцовых книгах не написано. А с которого судного дела та грамота дана, и то де судное дело и ныне в Судном Володи-мерском приказе цела. И великий государь пожаловал бы ево, велел для подлинной ведомости той вотьчине в Судной Володимерской приказ к тому судному делу послать память и с приговору того судного дела списать список слово в слово и прислать в Поместной приказ; а какая та вотчина, и то знатно будет подлинно.

И в Володимерском судном приказе сыскано судное дело 131-го году, что искали Елизарей да Григорей Прокудины на Семене Молвянинове перед боярином перед князем Иваном Васильевичем Голицыным /Л. 79/ с товарыщи родственной своей вотчины сельца Хмелева с пустошми. И того судного дела с приговору списан список слово в слово, каков приговор в судном деле за дьячьею приписью Семена Бредихина, написано:

132-го, сентября в 5 день бояре сей выписки слушели и приговорили ответчика Семена Молвянинова в вотчине в селце Хмелеве с пустошьми оправити, а исцев Елизарья да Григорья Прокудиных обинить, потому:

В челобитной Елизарья да Григорья Прокудиных написано, владеет де тот Семен Молвянинов старинною родственною их вотчиною да братьи их Рохманина да Олексея Прокудиных селцом Хмелевым с пустошьми в Володимерском уезде в Малом Рожьку неведомо почему.

А ответчик Семен Молвянинов, выслушев челобитные, в ответе сказал, Елизарьевою да Григорьевою вотчиною Прокудиных он, Семен, не владеет, а владеет он, Семен, вотчиною селцом Хмелевым с пустошми по приданой матери своей Марьи. А за матерью ево тое вотчину дала /Л. 80/ в приданые мать матери его 5, а ево, Семенова, бабка Фетинья Григорьева жена Иванова сына Прокудина да сын ее Алексей. А благословили де они тою вотчиною отца ево, Семенова, и мать ево в те поры, как отец ево, Семенов, Яков Молвянинов пришол ис посылки из Риму, как был на Москве Онтон Посемиус, тому сорок третей год.

Да слался истец Елизарей Прокудин на платежные книги в том, что с той вотчины плачено с тетки их с Фетиньи по ее смерть.

И ответчик Семен Молвянинов на платежницы, которые сыщутца, слался ж в том, что та вотчина написана за бабкою ево за Фетиньею, а после за отцом ево и за матерью, и за ним, за Семеном. Да ответчик же Семен Молвянинов слался на явки, как в [418] московское разоренье на ту у нево вотчину на сельцо Хмелево с пустошьми даная и иные вотчинные крепости згореяи, и он о том бил челом государю и являл во 121-м году, – будет тот Елизарей да Григорей Прокудины тое явку умышленьем не выкрали. Да Семен же слался в Поместной приказ на записные книга и на земляные вотчинные /Л. 81/ списки с 88-го году, – будет де после московского разоренья сыщатца, – в том, что в записных книгах ту матери ею приданую вотчину селцо Хмелево с пустошьми Алексей Григорьев сын Прокудин, а матери ево брат родной, по даной матери своей и по своей за отцом ево записал и в матери своей и в свое место к тем записным книгам и руку приложил.

А истец Елизарей Прокудин в Поместной приказ на записные и на земляные вотчинные списки с 88-го году слался ж в том, что в Поместном приказе в записных и в земляных вотчинных списках та вотчина за Семеновым отцом не написана.

И для тово в Поместной приказ посылана память, а велено выписать /Л. 82/ из вотчинных из записных книг и из земляных вотчинных списков с 88-го году – в Володимерском уезде селцо Хмелево с пустошьми за кем в вотчине записана и чья у той записки рука.

И ис Поместного приказа в памяти написано, после московского разоренья сыскан список з записных книг с 88-го году по 99-й год, и в том списку за приписью дьяка Гарасима Мартемьянова написано: Яков Семенов сын Молвянинов взял в приданые за своею женою у Фетиньи Прокудины да у ее сына у Олексея в Володимере в Рожку в Малом селцо Хмелево с пустошьми, семдесят чети. А записных книг тех годов в Поместном приказе после московского разоренья не сыскано.

И генваря в 14 день Елизарей да Григорей Прокудины подали челобитную, а в челобитной своей написали, в нынешнем де во 131-м году искали они на Семене Молвяниное родственной /Л. 83/ своей вотчины, и с суда де Семен Молвянинов слался на записные книги да на земляной список, и в записных книгах и в земляном списку той вотчины за отцом ево не сыскано. А написал де ему, Семену, Гарасим при боярех, норовя Семену, по скаске и руку прикладывал к перечьневому списку после московского разоренья, а тот де перечень неведомо с чево писан. И государь бы их пожаловал, Гарасима Мартемьянова велел поставить и допросить – с которых книг тот перечьневой список списан

И дьяк Гарасим Мартемьянов ставлен и про то роспрашиван, а в роспросе сказал, как де после московского разоренья сыскивали Поместного приказу дел, писцовых и дозорных книг, и столпов, и дач в Посольском приказе и по иным по розным приказом, и в те де поры сыскали на Казенном дворе в розных делех Поместново приказу выписку из записных из вотчинных книг многих городов и многих годов. А выписаны де в том списке из записных книг многие вотчины всяких людей, а писмо де в той выписке Поместного приказу розных подьячих. И многой де земляной сыск в той выписке вотчинным землям объявился, и он де, Гарасим, тое выписку подписал /Л. 84/ своею рукою не для Семена Молвянинова, а 6 для земляново сыску, чтоб хто воровски каким умышленьем статьи не выдрал.

И для подлинного сыску посылана в Поместной приказ другая память, а велено отписать – дьяк Гарасим Мартемьянов почему к списку с книг руку прикладывал, по государеву ль указу или по боярскому приговору, или по сыску, и в котором году руку прикладывал, и где тот список с книг взят, и иные вотчины в том списку есть ли, и будет есть, и одново ль города или розных городов многие вотчины, и в Поместном приказе в вотчинных делах тому списку верят ли.

И в памяти ис Поместного приказу за приписью диака Ивана Грязева написано, 121-го, ноября в 1 день, как боярин и воевода князь Дмитрей Тимофеевич [419] /Л. 85/ Трубецкой да стольник и воевода князь Дмитрей Михайлович Пожарской взяли Москву и приказали поместному дьяку Гарасиму Мартемьянову сыскивать Поместного приказу писцовых книг и дач и земляных поместных и вотчинных списков, и диак Гарасим Мартемьянов сыскал на Казенном дворе в коробьех в розных делах Поместново приказу список – выписку черную из записных ис вотчинных книг прошлых годов без начала. А руки в том списку Поместного приказу подьячих. В начале написано: «Володимер. Яков Семенов сын Молвянинов взял в приданые за своею женою у Фетиньи Прокудины да у сына ее у Олексея в Володимере в Рожьку в Малом сельцо Хмелево с пустошьми»; и к тому по сставом: «Дьяк Гарасим Мартемьянов руку приложил вперед для вотчинных споров». А тот перечневой список з записных вотчинных книг розных годов с 80-го по 99-й год. А городов в нем – Володимер, Муром, Кострома, Ярославль, Бежецкой Верх, Кашин, Углеч, Московской уезд, Волок, Руза, Звенигород, Верея. А которые старые писцовые книги и земляные списки и дачи сысканы после московского разоренья, и по тем по всем писцовым книгам и по спискам и по дачам /Л. 86/ в Поместном приказе поместные и вотчинные и всякие дела делают.

И февраля в 15 день Елизарей да Григорей Прокудины подали челобитную, а в челобитной их написано, искали де они на Семене Молвянинове родственной своей вотчины, и с суда де опчая их ссылка на платежьные старые книги, которые до литовского разоренья, и государь бы их пожаловал, в Володимер для их вопчей правды велел послать свою государеву грамоту.

И в Володимер к стольнику и воеводе посылана государева грамота, а велено из володимерских из старых и из новых платежных книг выписать – вотчина сельцо Хмелево с пустошьми за кем имянем в вотчине написано, и хто имя-нем и в котором году с тое вотчины государевы подати платит и с сколких чети, и за чьею приписью те платежницы и которых годов и ково имянем писцов или дозорщиков. Да та выпись за своею рукою и за печатью велено прислать к государю к Москве в Володимерской судной приказ.

И апреля в 8 день писал к государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю /Л. 87/ всеа Русии из Володимеря столник и воевода князь Федор Хилков, сыскано де в Володимере в съезжей избе трои книги – одни писма и дозору воеводы Микиты Лопухина, а другие писма и дозору Василья Кирикрейского да подъячево Кирила Немцова, а третьи писма и дозору Иева Изъединова да подъячево Федора Посникова. А прежде сево в Володимере съезжие избы не было, владели губные старосты и городовые приказщики, и всякие государевы подати збирали они, и старее де тех книг в съезжей избе сыскать негде. И ныне де тех книг старее сыскано в губной избе платежные книги за приписью Марка Баскакова, как по тем книгам возили из Старицы в Смоленеск стенной камень. И с тех дозорных и с платежных книг прислал выпись, а в выписи написано:

писма и дозору воеводы Микиты Лопухина 120-го году, которые сысканы в Володимере в съезжей избе, в стану в Рогу Малом за вдовою за Фетиньею Григорьевскою женою Прокудина, а ныне за Яковом Молвяниновым сельцо Хмелево да за Иваном Лисицыным /Л. 88/ сельцо Фетиново, в живущем пол-пол-полчетверти сохи;

в других книгах писма и дозору Василья Кирикрейского да подъячево Кирила Немцова 121-го году в стану в Рогу Малом вотчина за Семеном Яковлевым сыном Молвяниновым в селце Хмелеве пол-осмины; [420]

да в третьих книгах писма и дозору Иева Изъединова да подъячево Федора Посникова 128-го и 129-го году написано, в Володимерском уезде в Малом Рогу вотчина за Семеном Молвяниновым деревня Хмелево, пол-осмины;

да в володимерских платежных книгах, каковы сысканы в губной избе, даваны по тем книгам выписки в каменной воске за губных старост руками, а по выписи тем людем вести камень стенной из Старицы в Смоленеск во 108-м году, и в тех книгах в Володимерском уезде в Малом Рогу вотчина за вдовою за Фетиньею Григорьевскою женою Прокудина да за зятем ее за Яковом Молвяниновым село Хмелево, пол-пол-полчетверти сохи.

Да Семен же Молвянинов бил челом, а сказал, искали де на нем Елизарей да Григорей /Л. 89/ Прокудины приданой матери ево вотчины сельца Хмелева с пустошми, будто он, Семен, завладел у них тою вотчиною в московское разоренье насильством, и ныне де сыскан сметной земляной список за пометою поместного дьяка Богдана Иванова, и та де вотчина написана за ним, как он, Семен, был в житье при царе Федоре Ивановиче всеа Русии, а опричь тое матери ево приданые вотчины в Володимерском уезде иной вотчины нет. И государь бы ево пожаловал, велел про тот список сыскать.

И для того в Розрят посылана память, а велено выписать из сметново земляново списка, каков сыскан в Розряде, за пометою дьяка Богдана Иванова – в Володимерском уезде в Малом Рожьку вотчина селцо Хмелево с пустошьми за кем имянем написана, и что в той вотчине сел и деревень, и починков, и пустошей, и четвертные пашни.

И в памяти из Розряду за приписью диака Федора Степанова написано, сыскано в Розряде в земляном перечневом списку, каков сыскан после московского очищенья, за жилцом за Семеном Яковлевым сыном Молвяниновым поместье в Суздале /Л. 90/ триста чети да вотчины в Володимерском уезде сто две чети. А сел и деревень и пустошей в том списку не написано. А которово году тот список, тово неведомо, потому что начало оторвано.

Да сыскано в Володимерском судном приказе в явочной коробье явка Семена Молвянинова за приписью дьяка Якова Демидова 121-го году. И в той явке селцо Хмелево с пустошьми написано имянно, и иные вотчины в той явке объявились.

И июля в 21 день бояре того дела слушели и приговорили, послать в Поместной приказ память, а велели выписать ис списка, каков сыскан после московского разоренья, з записных книг с 80-го году по 99-й год, и в том списку вотчина Якова Семенова сына Молвянинова, что он взял в приданые за своею женою у Фетиньи Прокудины да у ее сына у Олексея в Володимере в Рожку в Малом селцо Хмелево с пустошми, – хто имянем подъячей тое статью в том списке писал, и иные такие ж статьи иным вотчинам тово ж подъячево, которой тое Яковлеву вотчину в тот список писал, рука ево есть ли, и будет есть, и кольких вотчин и чьи имянем те вотчины он записывал и в корых городех, или иных вотчин, опричь той Яковлевы вотчины, в том списку того подьячего /Л. 91/ рука в записке не объявилась, и жив ли тот подъячей ныне или умер, и будет умер, и в котором году, и в ыных делах и в книгах в Поместном приказе того подьячего рука есть ли, и будет есть, и в которых годех та рука ево объявилась. И иных подьячих в том списке руки есть ли, и будет иных подъячих в том вотчинном списку руки есть, и чьи имянем, и живы ль те подъячие, и тово подъячево рука, которой ту Яковлеву вотчину в том списке писал, знают ли, и тех подъячих, которые тот список писали, а ныне они в лицах, прислать к допросу в Володимерской судной приказ. А будет те [421] подъячие, которые тот список писали, померли, и про то Поместного приказу старых подъячих допрося, отписать подлинно – сколь давно тех подъячих, которые тот список писали, и в котором году которого подъячево не стало. И по боярскому приговору о том в Поместной приказ память посылана.

И в памяти ис Поместного приказу за приписью дьяка Третьяка Корсакова написано, сыскано в Поместном приказе в выписке из вотчинных из записных книг с 80-го году по 99-й год, каков сыскан после московского разоренья во 121-м году, ноября в 1 день и закреплен дьяка Гарасимовою рукою Мартемьянова, /Л. 92/ и в том списку написано: «Володимер. Яков Семенов сын Молвянинов взял за своею женою у Фетиньи Григорьевы жены Прокудина да у ее сына у Олексея в Володимере в Рошку в Малом селцо Хмелево с пустошьми». А писмо та статья подъячево Прокофьева рука Яковлева. Да в той же вотчинной выписке писмо того ж подъячево Прокофьева рука Яковлева в розных годех и в розных во многих городех купленые и закладные вотчины бояр князь Федора Ивановича Мстисловского, князь Ивана Васильевича Ситцкого, Дмитрея Ивановича Годунова, да дворян московских из городов и приказных и всяких чинов людей – князя Федора Ивановича Хворостинина с товарыщи – осмидесят пяти человек, да по помятям ис приказов за дьячьими приписми по судным делам записаны за тремя человеки вотчины. И подьячего Прокофья Яковлева во 126-м году не стало. А писмо ево руки в Поместном приказе в поместных и в вотчинных делах в столпах и в книгах до московского разоренья и после московского разоренья много. Да в том же в вотчинном списку писано /Л. 93/ подъячево Баженова рука Степанова, и подъячей Бажен Степанов послан из Новгороцкие чети на Двину писать и мереть. Да в той же вотчинной выписке писмо подъячих Ивана Перелавцова, Посника Карпова и иных подъячих многих руки, и тех подъячих не стало, а в котором году, того неведомо.

И то Елизарью да Григорью Прокудиным вина, искали они на Семене Молвянинове вотчины сельца Хмелева с пустошьми, а сказали, что завладел Семен тою их вотчиною после тетки их со 110-го году, и в том они, Елизарей да Григорей, слались в Помесной приказ на записные книги и на земляные вотчинные списки с 88-го году, что в Поместном приказе в записных книгах и в земляных вотчинных списках та вотчина за Семеновым отцом не написана. А в памяти за приписью дьяка Ивана Грязева написано, в списке з записных вотчинных книг с 80-го году по 99-й год та вотчина сельцо Хмелево с пустошьми за Семеновым отцом за Яковом Молвяниновым, а дала ему ту вотчину в приданые Фетинья Прокудина /Л. 94/ да сын ее Алексей.

Да и потому Елизарей да Григорей Прокудины в той вотчине виноваты, били они челом на тот вотчинной записной список, бутто тот список Гарасим Мартемьянов в тое вотчину написал за Семеном Молвяниновым, норовячи ему, Семену, и бутто тот перечьневой список неведомо с чево списан. И про то сыскано, что тот список не нарядной, потому что в том списку объявились многих годов и многих городов всяких людей многие вотчины, и в Поместном приказе тому списку в вотчинных делах верят, и писмо в том списке многих подъячих Поместново приказу, а тот подъячей, которой тое Семенову вотчину в том списке писал, умер да того их челобитья за пять лет, и записка того подъячево в том списку многих годов всяких людей многим вотчинам. И то Елизарей да Григорей тот список лживили неделом, и тому их лживленью верить нечему.

Да и потому Елизарей да Григорей Прокудины в той вотчине в сельце Хмелеве с пустошми приговорили обвинить, сказали они, Елизарей да Григорей, что Семен [422] Молвянинов завладел у них тою вотчиною после бабки их со 118-го году, и слались на платежные книги /Л. 95/ в том, что с той вотчины плачено с тетки их Фетиньи по ее, Фетиньину, смерть. А в платежных книгах 108-го году та вотчина написана за Фетиньею да за зятем ее за Яковом за Семеновым сыном. И так будет против Елизарьева да Григорьева челобитья та вотчина за Семеновым отцом объявилась до Фетиньиной смерьти за десять лет, а они, Елизарей да Григорей, сказали, что Семенов отец тою вотчиною не владел, а завладел бутто Семен со 118-го году, и то им вина ж.

Да и потому Елизарей да Григорей Прокудины в той вотчине виноваты, сказывают они, бутто Семен завладел тою вотчиною после тетки их со 118-го году, и в ту тринатцать лет со 118-го году по 131-й год во владенье на Семена не били челом и явок не давали. И то знатно, что они в те годы на Семена в той вотчине не били челом и явок не давывали, ведаючи, что та вотчина отдана в приданые Семенову отцу Якову Молвянинову. А только б Семен Молвянинов тою вотчиною без дачи завладел, и они б в те годы о той вотчине давно б били челом и явки давали многие.

Да и потому Семена Молвянинова в той вотчине приговорили оправить, после московского разоренья в троих дозорных книгах та вотчина объявилась за ним, за Семеном. И то знатно, что та вотчина написана за ним по старине, что преже тех книг объявилась та вотчина за отцом ево за Семеном 7.

Да и потому Семен Молвянинов в той вотчине прав, как у него, у Семена, в м[о]сковское разоренье вотчинные крепости згорели, и он, Семен, на те вотчинные крепости и на ту вотчинную даную крепость на сельцо Хмелево с пустошми после московского разоренья явку дал во 121-м году. А по государеву указу те явки, которые подаваны в крепостях во 121-м и во 122-м и во 123-м году, те явки крепки, и в дела их ставят.

А что слались Елизарей да Григорей Прокудины и Семен Молвянинов околь той их вотчины в обыск, /Л. 97/ и то приговорили отставить, потому что не дожидаючись после суда скаски и в том деле не отсроча, Григорей Прокудин с Москвы съезжал. И Семен Молвянинов о том бил челом, что тот Григорей ездил обысков скупать. И Григорей, приехав, бил челом, а сказал, что он гонял за беглым человеком, а не для обыскной скупки ездил. И тому верить нечему, толко б он, Григорей, ездил в погоню за человеком, и он бы и преж тово своево поезду бил челом в приказе и челобитье свое записал, а то Григорей съезжал, не бив челом в приказе, и челобитья своево не записал, а бил челом о том после тово, как приехал к Москве.

И сей приговор исцам Елизарью да Григорью Прокудиным и ответчику Семену Молвянинову сказать велели, а вотчиною селцом Хмелевым с пустошьми велели владеть по-прежнему Семену Молвянинову.

На обороте по склейкам и в конце памяти:

Диак Андрей Галкин.

На обороте первого листа памяти:

Взять к делу и выписать.

РГАДА. Ф. 1209. Столбцы по Владимиру, № 254/33667. Л. 77-97. Подлинник.


Комментарии

1. РГАДА. Ф. 1209. Оп. 4. Кн. 5969-6016.

2. О новом этапе в развитии местного управления в конце XVI-начале XVII в. см.: Павлов А. П. Государев двор и политическая борьба при Борисе Годунове. СПб., 1992. С. 239-247.

3. Антонов А. В. К биографии А. П. Клешнина // РД. М., 2001. Вып. 7. С. 374, 376, 377.

4. Веселовский С. Б. Дьяки и подьячие XV-XVII вв. М., 1975. С. 204, 205.

5. В ркп.: ее.

6. В ркп. пропущено.

7. Так в ркп.; следовало бы: Яковом.

Текст воспроизведен по изданию: К истории форм приказного делопроизводства конца XVI века // Русский дипломатарий, Вып. 9. 2003

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.