Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Документ о землевладении чувашских тарханов в первой половине XVII века

Литература о чувашских тарханах бедна. Отрывочные сведения о них представлены в работах И. Д. Кузнецова 1, В. А. Нестерова 2, Н. Р. Романова 3. Встречающиеся в источниках данные о чувашских тарханах и комплексный фактический материал о них, относящийся к 1679-1680 гг., был проанализирован автором этих строк 4. Нами сделан вывод о том, что чувашские тарханы XVII в. представляли собой наследников потомственных тарханов времен Казанского ханства и лиц, получивших звание от московского правительства за содействие русским войскам при завоевании Казани, за боевые заслуги и за услуги, оказанные властям во время подавления классовой борьбы крестьянства.

Поместья тарханов были небольшие. Освобожденные от денежного и хлебного ясака, других податей и ряда повинностей (работной, подводной, постойной, дорожно-мостовой и пр.), тарханы служили в конном строю вместе с русскими дворянами и детьми боярскими в одних полках 5.

Представления о тарханах, в частности, о верстании в тарханы в Русском государстве, порядке наследования тарханами звания и поместной земли расширяет публикуемый ниже документ.

Он свидетельствует о том, что в начале XVII в. были случаи верстания в тарханы тех чувашей, которые имели перед царским правительством заслуги в подавлении классовой борьбы [95] крестьянства. Чуваш из д. Яндоба Юмачевской волости Чебоксарского (позднее — Курмышского) уезда Яникен в 1602/03 г. донес чебоксарскому воеводе Г. Пушкину и дьяку Ж. Зиновьеву о готовящемся восстании чувашских крестьян, за что был пожалован в служилые тарханы и получил в награду и за службу большую площадь земли в бассейне реки Булы, речек Ихниреи и Шороута, мельницу на р. Шоре и кабак на Большой Казанской дороге между Чебоксарами и Свияжском. Пожалованная земля была расположена на юго-востоке Чувашии — в «диком поле». Здесь Яникей поставил дворы. Но жизнь предателя-тархана оказалась недолгой: он был убит восставшим народом в 1605/06 г. После его смерти тарханское звание, земли, мельницу и кабак унаследовал его старший сын — Яникеш Яникеев. Однако и он умер скоро, и малолетний младший сын Яникея — Яндемир, не «поспевший» по возрасту в службу, не унаследовал отцовского звания и недвижимого имения. Следовательно, землевладение тарханов, как и помещиков, было условным. Правда, царские власти не спешили передавать тарханские земли, не унаследованные малолетним сыном тархана, чужеродцу. В данном случае земли тархана Яникеша были оставлены за его не «поспевшим» в службу братом на оброке. Достигнув служилого возраста, Яндемир мог верстаться в тарханы и унаследовать отцовскую землю. Согласно документу, с 1638 г. Я. Яникеев и его родственники — тарханы Б. Байгулов и А. Астимов закрепляют за собой Яникеевскую пустошь с условием несения за нее государевой военной службы и платы оброка. Однако Я. Яникеев еще не прошел акта верстания.

Публикуемый документ важен и для изучения истории классовой борьбы в Чувашии в начале XVII в.

В документе ценны упоминания названий чувашских волостей (Юмачевская, Ишаковская) и деревень (Яндоба, Пичурина), старой Цивильской засеки — укрепленной линии на юго-востоке Чувашии, построенной после вхождения края в состав России, дорог — Большой Казанской и Большой Алатырской, рек, речек, оврагов и болот, представителей флоры юго-востока Чувашии — дуба и березы, имен чувашских крестьян и тарханов, русских воевод и приказных служителей.

Чувашские крестьяне Чебоксарского, Цивильского, Ядринского, Курмышского и Кокшайского уездов традиционно названы в документе «черемисами». Этноним «черемисы» здесь означает не мари, а чувашей. Примечательно, что у этих «черемисов» названия речек чувашские: Сирикли от чув. cирeклe — «ольховая», Шороут от чув. шурут — «пырей», Шора от чув. шор (шур), шорa (шурa) — «белое» или «болото». В топониме «Миръялово болото», возможно, представлено чувашское слов» ял — «деревня». Важно одно из ранних упоминаний злого божества киреметя — в топониме «Киреметев враг» (овраг). [96]

Обычно даже в одном документе чувашские антропонимы нередко пишутся в разных вариантах. В данном источнике, публикуемом по копии конца XVIII в., различных написаний одних и тех же имен и фамилий очень много: количество разночтений мог увеличить копировальщик, слабо знавший скоропись середины XVII в. К тому же многие русские слова им были переписаны по орфографии конца XVIII в., и местами нам пришлось произвести незначительное восстановление орфографии XVII в.: вместо окончания «-аго» писать «-ого», вместо «уезда» — «уезду».


ПРИЛОЖЕНИЕ

1638 г. июля 20. — Владенная выпись, данная служилым тарханам д. Яндобы Юмачевской волости Курмьииского уезда Б. Байгулову, А. Астимову, тарханскому сыну Я. Яникееву и др. Чебоксарской съезжей избой.

г. Чебоксары

Лета 7146-го 6 июля в 20-й [день] по государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всеа Русин указу столник и воевода князь Семен Васильевич Александров-Мосальской велел Курмышского уезду Юмачевские волости деревни Яндобинской служилого тархана сыну Яндемирку Яникееву да служилым тарханом Байку Байгулову да Бигейку Астимову с братьею владети в Чебоксарском уезде пашенною землею и сенными покосы за старою Цильвинскою 7 засекою на диком поле Яникеевской пустошью, что в прошлом во 145-м году 8 дана была та пустошь в оброк курмышским служилым татаром Кангилку Биюшеву с товарищи, потому в нынешнем в 146-м году в государеве Цареве и великого князя Михаила Федоровича всеа Русин грамоте за приписью дияка Сергея Матвеева писано в Чебоксар к воеводе Василию Пушкину. Били челом государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии они, Адемирка 9 Яникеев да Баико Байгулов, да Бигечко Атимов 10 з братьею: государева де жалованья по окладу велено за Банком да за Абичеком 11 поместья учинити — за Абичеком на сто на пятьдесят чети 12, а за Байком на сто четвертей, а поместья за [97] ними нет нигде. А в прошлом де во 111-м году 13 Ендемирков отец, а их, Байков, дядя Еникей извещал в Чебоксарех воеводе Григорию Пушкину да дьяку Ждану Зиновьеву на чебоксарской черемису 14 на старосту на Теньсеитка с товарыщи, что они хотели государю изменить, руских людей 15 побивать. И за то де Яндемирков отец, а их, Байков, дядя Еникей был пожалован в служилые тарханы, да ему ж де за службу дана была мелница на речке на Шоре да кабак на ево ж пашне на Большой Казанской дороге, что ездят к Москве меж Свияжска и Чебоксар верст со сто, а от Свияжска шездесят верст, да ему ж де дано было в Чебоксарском уезде дикое поле за старою Цывильскою засекою отъезжая пашня и сенные покосы с Ыхнирея речки и Булы и Шороута речки. А та земля и кабак, и мельница в Чебоксарех в писцовых книгах написана истари за отцом ево, Ендимерковым, и за их, Байковым, дядею за Ени[к]еем, потому что та Юмачевская волость была в Чебоксарском уезде.

И в прошлом же во 114-м году 16, как были понизовых городов чуваша и черемиса на службе под Коломною, и те изменники и заговорщики того Ендемиръкова отца Енекея убили. И тою землею и сенными покосы, и кабаком, и мельницею пожалован был брат ево, Яндемирков, родной, а их, Байков, двоюродной брат Еникеш Еникеев. И того де Яникеша не стало.

И в прошлом во 145-м году били челом государю курмышски татаровя Кангилка Биюшев с товарыщи одинатцать человек о той их старинной земле — о Еникеевской пустоши ложно. А в челобитье своем написали, что отца ево, Ендемиркова, а их, Байкова, дяди Еникея не стало, а та земля лежит впусте. А они де Ендемирко з братьею с тое земли в государеву казну в Чебоксарех оброк платят как не стало Еникеша с тех мест и по ся мест по два рубли по осми алтын по две денги 17 на год, и в оброчных де книгах написано за ними, Ендемирком з братьею. А те де татаровя их, Ендемирка з братьею, в челобитье своем утаили. А та де земля их, Едимиркова, родственная старинная.

И государю их пожаловать, Кангилькову ложному [98] челобитью не верить и без сыску тое их земли у них отнимать не велети, и велети Ендимирку дать в службу и в оброк по-прежнему. А они с того учнут в государеву казну оброк платить в Чебоксарех, почему они ныне платят в Чебоксаре ж.

И по государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии указу велено про ту землю, про пустошь Еникеевскую, сыскать всякими сыски накрепко, и в писцовых и в оброчных книгах про ту землю и мельницу, и кабак в Чебоксарех в езжей 18 избе досмотреть.

Да будет по сыску и по писцовым книгам написано за отцом ево, Ендемирковым, а за Байковым дядею за Еникеем, а в оброчных книгах написано за Ендемирком з братьею, и оброк они в государеву казну с тое земли платят по два рубли по осми алтын по две денги на год, и Ендемирку з братьею тою землею велеть владети и оброк в государеву казну платить по-прежнему по чему они в государеву казну платили 19.

В нынешнем же во 146-м году по государеву указу посылай ис Чебоксар на тое землю для сыску чебоксаренин сын боярской Григорей Романов да подячей Иван Резанов, да толмач Клим Петров.

А в сыску, каков они в Чебоксарех в езжей избе стольнику и воеводе князю Семену Васильевичу Александрову-Мосалскому за своими руками и сыскных людей черемисы за знамяны подали, написано: Чебоксарского, Цывильского, Ядринского, Кокшайского уездов черемисы сто тритцать человек сказали по своей вере по шерти, что та пашенная земля и сенные покосы, что за старою Цывильскою засекою меж Шороута и Сирикли речек, изстари деревни Андубов 20 служилово тархана Яндемиркова отца Яникея, а пожалован де был он, Яникей, тою пашенною землею и сенными покосы за службу, что он извещал на яндобинскую черемису про измену, что они хотели изменить. И тою де пашенною землею и сенными покосы по свою смерть владел он, Яникей. А после де ево, Яникея, тою землею и сенными покосы владел по тому ж сын ево тархан Янигеш. И тог де Янигеш умре же, а после остался брат ево, Янигешев, меншой Яндемирко Яникеев мал и в службу не поспел. И ему де тою землею и сенными покосы в Чебоксарех воеводы владеть не дали. И он де, Ендемиръко, з братьею своею и с племенем Курмышского уезду с яндубинскою 21 черемисою тое пашенную землю и сенные покосы взяли в Чебоксарех на оброк для того, чтоб де тою отца ево выслуженною землею и сенными покосы владел из оброку он, Ендемирко, з братьею и с племянем [99] своим, а впусте та пашенная земля и сенные покосы не бывали.

А межу де той Яникеевской пашенной земле и сенным покосом от Шороута речки, от старых дворищ, которые дворища на той земле были при Яндемиркове отце, при [Е]никее, едучи вверх к горе — Киреметев враг, а от того Киреметева врагу налево суходолной враг, что подле земли Чебоксарского уезду Ишаковские волости черемисина Кизылбака Емишева, да от того су[хо]дольного врагу от вершины по Алаторскою дорогу, да по той дороге вверх к горе на конец Шороутовского острова на дуб, а на том дубу была старинная грань, и та грань высечена ново, да от того дуба подле того острова прямо по надолбы старые Цывильские засеки, да подле тех надолб и подле Миръялова болота и подле острова прежние Цывильские засеки по дуб, а на дубу старая грань крест, а с того дуба прямо на вершину речки Сирикли по сенные покосы Чебоксарского уезду Ишаковские волости деревни Пичурины черемисы, да по той речке Сирикле на низ к Буле реке по вражек, что за Большою за Алаторскою дорогою, по нижную по матеру березу, а на березе старинная ж грань заросла..., да от тое березы поперег поля по Алаторской дороге до Шороута ж речки до старого мосту, а от мосту вверх по Шороуте речке до стары двориш, которы писаны в сей владельной выше сего, а в начале в межах.

Да сысконые ж люди Казанского уезду черемиса пятдесят девять человек сказали по своей же вере по шерти: ведают де они, что тое землю пахали и сена косили Андемирков отец Яникей, а после ево владели дети ево Янигеш да Яндемир, а почему владели, того де они не ведают, и меж де они той земле не знают.

Да сыскано в Чебоксарех в съезжей избе — в приходной книге прошлого 142-го году 22 написано: дано на оброк Чебоксарского уезду Ишаковские волости служилому тархану Сапайку Тоганашеву сенокос в Чебоксарском уезде на речке на Шороуте на триста копен, что был наперед сего [з]а служилым тарханом за Янигешком Яникеевым, а оброку он, Сапай, платит с того покосу в Чебоксарех в государеву казну по два рубли на год. Да в приходной же книге 144-го году 23 написано: тот сенной покос отдан из наддачи Чебоксарского уезду Ишаковские волости черемисину Яндемирку Яникеюеву да Курмышского уезду Юмачевские волости служилым тарханом Баимку Багилову да Апкечку Адимову да ясачному черемисину Аксарку Бибарсову, а наддачи у них сверх прежнего оброку дву рублей взято восимь алтын две деньги. И с тех мест и покамест тот оброк с того сенного янигешевского покосу в приходных книгах написан на Яндемирке Яникееве з братьею. [100]

А писцовых книг в Чебоксарех в съезжей избе черемиским землям не сыскано.

И по государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии указу и по сыску черемисе Индемирку 24 Яникееву да тарханом Байку Байгулову да Абичеку Атимову 25 тою землею и сенными покосы, что за старою Цывильскою засекою, — Яникеевскою пустошью владети по-прежнему и с тое земли государева служба служити и оброк в государеву казну платити по-прежнему ж по два рубли по осми алтын по две денги на год ежегод безпереводно.

К сей владеной стольник и воевода князь Семен Васильевич Александров-Мосальской печать свою приложил.

По листам копии:

Сверил регистратор Алексей Федоров.

Центральный государственный архив древних актов,
ф. 1336
Межевая контора Симбирской губернии, оп. 2,
д. 4313, лл. 10-12 об
. — Копия конца XVIII в.


Комментарии

1. Кузнецов И. Д. Очерки по истории чувашского крестьянства, ч. 1. Чебоксары, 1957, с. 69-77.

2. Нестеров В. А. Чувашия в составе Русского государства во второй половине XVI и начале XVII веков. — «Материалы по истории Чувашской АССР», вып. 1. Чебоксары, 1958, с. 137-138.

3. Романов И. Р. Чувашия в XVII веке. Участие чувашского народа в Крестьянской войне под предводительством С. Т. Разина. — «Материалы по истории Чувашской АССР», вып. 1, с. 166-167.

4. Димитриев В. Д. Разбор князя Ф. Ф. Бельского в Чебоксарах в 1679-1680 годах. — «Учен. зап. Нучно-исследовательск. ин-та при Совете Министров Чувашской АССР», вып. XXXVI. Чебоксары, 1967, с. 62-75.

5. Там же, с. 66, 74, 75.

6. 7146 г. по мировой эре — время с 1 сентября 1637 г. по 31 августа 1638 г. Здесь: 1638 г.

7. Должно быть: Цывильскою.

8. [7]145 г. — время с 1 сентября 1636 г. по 31 августа 1637 г. (1636/37 г.).

9. Так в копии.

10. Так в копии.

11. Так в копии.

12. Четь, четверть — половина десятины. «150 чети» в данном случае означает 150 четвертей «в поле, а в дву по тому ж» — 450 четвертей, т. е. 225 десятин.

13. [7]111 г. — 1602/03 г.

14. Здесь под «чебоксарской черемисой» следует подразумевать чувашей. В русских и западноевропейских источниках XVI — начала XVIII вв. чуваши Чебоксарского, Цивильского, Свияжского, Кокшайского, Козьмодемьянского и Ядринского уездов часто назывались «черемисами», «горными черемисами» и «черемисскими татарами» (См.: Димитриев В. Д. О значении этнонима «черемисы» в русских и западноевропейских источниках XVI — начала XVIII веков. — «Учен. зап. Научно-исследовательск. ин-та при Совете Министров Чувашской АССР», вып. XXVII. Чебоксары, 1964, с. 118-132).

15. Здесь под русскими людьми подразумеваются воевода, дворяне и приказные служители.

16. [7]114 г. — 1605/06 г.

17. Алтын — 6 денег (3 копейки); деньга — 0,5 копейки.

18. Так в копии.

19. В копии описка: платит.

20. Должно быть: Яндобы.

21. В копии описка переписчика: виждубинскокх.

22. [7]142 г. — 1633/34 г.

23. [7]144 г. — 1635/36 г.

24. Так в копии.

25. Так в копии.

Текст воспроизведен по изданию: Документ о землевладении чувашских тарханов в первой половине XVII века // Вопросы истории Чувашии периода феодализма и капитализма, Вып. 1. (Труды научно-исследовательского института языка, литературы, истории и экономики при Совете министров Чувашской АССР, Вып. 93). Чебоксары. 1979

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.