Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 53

1753 г., декабря 31. — УКАЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВОЕННОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ПОВОДУ ПРЕДСТАВЛЕНННЫХ В ПРАВИТЕЛЬСТВУЮЩИЙ СЕНАТ ВОПРОСОВ О ПРОМЫШЛЕНИКАХ ИЗ ЧИСЛА ТУЛЬСКИХ ОРУЖЕЙНИКОВ, О СОХРАНЕНИИ ПРИВИЛЕГИЙ ВЕНЕВСКИХ ЗАСЕЧНЫХ СТОРОЖЕЙ И О РАССЛЕДОВАНИИ ПРОИСШЕСТВИЙ, ИЗЛОЖЕННЫХ В ДОНОШЕНИЯХ ТУЛЬСКИХ ПРОВИНЦИАЛЬНОЙ КАНЦЕЛЯРИИ И МАГИСТРАТА

Л. 87. Указ ея императорскаго величества а самодержицы всероссийской б из Государьственной Военной коллегии Оружейной канцелярии]. [191]

Понеже по указу ея императорскаго величества, присланному ис Правителствующаго Сената на доношении Военной коллегии тако ж Главного и Тулскаго магистратов, повелено выпущенным ис тулских оружейников в промышлиники сту девятнатцати человеком по силе имянного блаженныя и высокославныя памяти государя императора Петра Великаго [1]722 апреля 13 со изъяснением [7]208 году указа, и по указу ж [1]737 сентября 22, и кабинетной [1]739 октября 3-го резолюции, и по прежним Правительствующаго Сената [1]747-го ноября 9-го и [1]750 годов апреля 19 и декабря 14 чисел определениям быть по их торговым промыслам в тулском купечестве, понеже они по тому [1]737 году указу и по кабинетной резолюции со взятьем у них обученых оружейному мастерству людей и с платежем двойнаго сорокаалтынного окладу от оружейного дела для торговых их промыслов свобождены. И в силе тех указов и по Уложенью 1 кузнецкия и протчих разночинцов лавки, необрочные строени[я] шелаши и века 2, в которых местах им быть между тулскаго купечеству не подлежит, те все немедленно сломать, и впредь их до торгов не допускать, чтоб от того тулскому купечеству в торгах помешателства и раззорения, а оброчным лавкам запустения, последовать не могло, о чем в Камор-коллегию, в Главной и Тулской магистраты и в Тулскую правинциальную канцелярию указы из Сената посланы. И по тому Правителствующаго Сената указу по определению Военной коллегии февраля 13 сего же [1]753 году во Оружейную канцелярию указ послан, которым велено: какия в предписанных промышлениках /Л. 87-об./ при оружейных заводах нужды состоят, и какими они, промышлиники и оружейныя мастера в, торгами промышляют, и могут ли оружейныя мастера бес того от одной оружейной работы пробавитца, в Военную коллегию репортовать. На которой указ Оружейная канцелярия марта 1 и августа 31 чисел сего [1]753 году репортами и сообщенными при том ведомостми обьявляет, что из вышеписанных промышлиников знатные торги и свыше пятисот рублев имеют и к Санкт-Питеръбурхскому порту ездят, а один и живет тамо, дватцать, да торги имеют разные мелочные, и чтоб каждой до пятисот рублев производил, того не видно, и торгующих всякими сьестными мелкими товары сорак один, живут в прикащиках дватцать один, содержут харчевни, в которых на продажу пекут калачи и ворят квас, [192] три, торгов никаких не имеют, а живут праздно, четыре, торгов же не имеют, а пропитание имеют от детей своих, три, содержат железный заводы один, работает по завотчикам доменное мастеръство один, делает в доме на продажу уклад один, содержат в наймах мелницы двое, красят крашенину двое да торгов не имеют, а содержат аружеиные фабрики, в которых делают афицерския и другая ружья, два, итого сто четыре. Которых отцы и деды были дватцати шести тулския посадския, а протчих оружейныя кузнецы, салдацкия дети, засечныя сторожи, рейтары, стрелецкия дети же, однодворцы и церковный бобыли, который во Оружейную слободу взяты г по грамотам [7]186 и [7]187 и по имянному указу [1]701 годов. А казенные тулские оружейные мастера многая делают в свободное от казенных работ время железныя и медныя разныя вещи, который продают, кто что купит, /Л. 88./ а на что водных купцов нет, таковые вещи продают в лавки и тулским купцам, а протчия мастера для продажи таких вещей имеют собъственныя и наемный лавки в редах, с которых оброчныя платят денги. А иныя мастеровыя промышляли разными мелкими промыслами, мясом и рыбою, продавая оныя из лавок, иныя же содержат при своих домах харчевни и продают из них калачи и квас, а прочих мастеровых жены, живущия с мужьями, для прибавки в пропитании з домашними, также и вдовы, оставшие с малыми детми, продают на площади по бедъности своей трешневики, орехи и протчие съестные припасы, а отъставные и увечныя оружейныя мастера, тяжелого дела не работающий, делают разные мелочные вещи и продают, отчего себя, а иные малых своих детей, которые по возрасте д в службе ж ея императорскаго величества быть принадлежат, питают. И все де оное до купечества не подлежит, ибо кузнечное дело принадлежит до мастерства, а харчевыя торги до маркитантов, чем, как то обыкновенно во всех городех, а особливо и в Москве, крестьяня и разночинцы обоих полов, а не купцы, безпрепятственно промышляют. Сверх же того все, как промышлиники, так и казенные оружейныя мастера, имеют на то особыя позволителныя грамоты. И в разсуждени[и] того им за дело оружейных вещей ис казны платятца деньги только на одно, и то неболшое, пропитание. И каждой мастер на пропитание себя с домашними и на содержание дома от одного оружейного казенного дела за [192] покупкою к тому припасов и материалов в год получит как на свое пропитание, так и на содержание кузниц и инструментов, чем казенный ружья работают /Л. 88-об./ не более, как: стволной четырнатцать рублев десять копеек с половиною, замочной четырнатцать рублев сорак четыре копейки с половиною, приборной шестнатцать рублев дватцать три копейки, ложевой четырнатцать рублев восемдесят семь копеек, штыковой двенатцать рублев семдесят копеек в год. Ныне ж в силе ис Правителствующаго Сената указов промышлиники к тулскому купечеству приписаны, а казенным оружейным мастерам предписанные их промыслы Тулской магистрат про- изъводить, и лавок в рядех и харчевен в домех их держать, и в них промышлять не допускает. И сверх того на торговой плошади у водных крестьян привозимой ими на продажу хлеб и другия сьестныя припасы и деревянную всякую посуду покупать е им, мастеровым, запрещают, а велят все покупать у тулских купцов, чего никому ни по каким указам не запрещено, а оныя купцы, купя дешево, продают уже с немалую к тому в цене для своей прибыли прибавкою. И неудоволствуясь тем, Тулской магистрат с согласия с тамошним воеводою Квашниным-Самариным 3 и секретарем Разнотовским 4, которой сам в противность указов торговые промыслы чрез харчевни, масленые избы и кузницы имеет ж, посыланными от них ассесором Загряским и ратманом Паповым 5 с протчими у тулских оружейников две лавки, состоящее не в купеческих рядах, но на их, оружейниковых, дворех, сломали. И, пришед в кузнечной ряд, где тулских оружейников состоят кузницы, в которых оружейныя казенныя дела работают, а времянем токмо в свободное время партикулярные поделки, хотели те оружейныя кузницы, оставя протчих разночинцов все безъоброчные строени[я] в противность указов в целости, /Л. 88-а./ ломать. Токмо Оружейная канцелярия, не имея о том ниоткуда указа, оных кузниц, дабы без них во оружейном деле всеконечной остановки не последовало, ломать не допустила. Чрез что Военная колегия, усмотря такую всекрайную не толко для одного нынешняго состояния, но и впредь для прочности, толь веема важно потребного для целости всей империи дела, и приняла была намерение представить о том к раземотрению Правителствующему Сенату. Но между тем сего декабря 5 дня по присланному из Правителствующаго Сената по доношениям Тульской правинцыальной канцеляри[и] и тамошнего магистрата указу [194] велено Военной коллегии по силе прежних Правителствующаго Сената указов в сломке имеющихся в Туле, кузнецких и протчих разночинцов лавок и необрочного строения шалашей и век, в которых местах им быть между тулского купечества не подлежит, Тулской Оружейной канцеляри[и] никакого препятствия отнюдь чинить не велеть, и впредь их до торгов не допускать. И о том ис той коллегии в Тульскую Оружейную канцелярию накрепко подътвердить. А для чего та Оружейная канцелярия в сломке тех кузнецких лавок и протчих строеней за посланными указы чинит помешателство, о том и о учиненных Тульской провинциальной канцелярии от той Оружейной канцелярии] репремантах 6 по силе прежде посланных указов разсмотреть и надлежащее решение учинить. И о вышеозначенных в присланных ныне ис Тулских правинциальной канцелярии и магистрата доношениях к ломке оных кузнечных лавок и протчаго недопущениях и противностях, и о бою магистратского подьячего кузнецами и шкодниками 7, и о похвалных /Л. 88-а-об./ маеором Кошелевым славах з, и о протчем, о чем в тех доношениях ис Тулских правинцыальной канцелярии и магистрата показано, Военной коллегии чрез нарочно посланного накрепко наследовать и с винными той коллегии учинить по указом без всякого упущения; и что учинено будет в Сенат репортовать; и впредь таковых поступок ведомства оной Тулской Оружейной канцелярии кузнецам и протчим обретающимся в той команде людям чинить накрепко запретить с таким при том объявлением, что, ежели кто из них впредь, хотя в малых тому подобных продерзостях, явятся виновны, то с ними поступлено будет наижесточайше. А Тулской правинцыалной канцелярии по силе преждепосланных указов вышеписанные кузнецкие и протчих разночинцов лавки, шелаши и веки конечно сломать и до торгов их впредь не допускать, как о том преждепосланными указами чинить поведено неотменно. О чем де в Камор-коллегию, в Главный и Тулской магистраты и в Тулскую правинцыальную канцелярию указы из Сената посланы.

Государъственная Военная коллегия приказали и:

1. В Правителствующии Сенат подать доношение, в котором представить, что оная коллегия по вышеобьявленному ныне присланному указу о сломке промышлениковых, а особливо казенных кузнецов, лавок, шелашей и протчаго в разсуждени[и] сохранения оружейных заводов, кои до [195] [о]собливого коллегии той наблюдения принадлежат, чтоб чрез то оныя в совершенной упадок, а мастера в крайнее раззорение не пришли, не пред ставя в свое оправдание Правителствующему Сенату к разсмотрению следующих и веема крайне /Л. 89./ нужных обстоятелств, исполнения учинить.

И, во-первых, что в Туле дело казенного ружья, кое к государственной обороне и защищению веема важно нужное есть, начато заводитца близ ста шестидесят лет по грамотам [7]103, [7]179, [7]180, [7]186, [7]187 и [7]193 и особливо по имянным блаженныя и вечной славы достойныя памяти государя императора Петра Великого [1]701, [1]712 к и 11 ]715 годов указом. И всякими способы от времяни до времяни оныя размножали, и к тому мастеровых, несмотря ни на что, всяких чинов из самых посадских, которыя ныне паки от заводу в посад отърешаютца, собираны, чего ради для удоволствия им и промыслами промышлять позволено. И чрез такое великое старание собранные из разных чинов, а иныя уже в Туле при заводе от них родившияся и обучившияся того ж мастерства, оружейныя мастера так размножены и во оружейном искустве распростронены, что на всю многочисленную ея императорскаго величества армию, также на леиб-гвардию гусар и протчия нерегулярныя воиски ружья, фузеи и пистолеты, карабины, ручницы 8, шпаги, тесаки и сабли вместо того, что прежде сего все оное из других государств дорогими ценами, со многим трудом и государъственным убытком, да еще не все так годное, и не всегда с удобным времянем доставаемо было (как то за вышеписанное из Саксони[и] в [1]736-м году ружье, шпаги и поныне еще недоплаты от саксонского двора более ста тысяч реихсъталлеров с усилностию требуетца), ныне в Туле оными мастеровыми делается с крайним довольствием, /Л. 89-об./ и без всякого недостатка и препятствия, и без нималейшей выписыванием оных из других государъств прибавки. И сверх того делаютца теми же мастеровыми во дворцы ея императорскаго величества, Воскресенской Новодевич манастырь 9 и в другая казенныя места шпаниолеты, дверныя замки, задвишки и протчия куриозной работы вещи. За что все платятца им положенныя умеренныя дешевыя, а не поволныя другая цены, и та, как за ружье, так и за протчие вещи, дешевая цена положена и им производитца не для чего онаго, как только в том разеуждении, что те мастера между тем в прибавок к своему пропитанию кроме оружейного [196] дела делаемыми ими в собственных их кузницах медными и железными вещами и харчевыми и другими промыслами по силе вышеписанных жалованных грамот доныне промышляли и лавки имели, и от того себе некоторую пользу для своего содержания в прибавок к получаемым за дело казенного ружья денгам получали. И чрез ту производимую им умеренную плату казенному инътересу немалая прибыль получаетца, ибо указная цена положена за ружье за фузею по два рубли по пятидесят копеек, за пару пистолет по тому ж, оружейным мастерам платитца за фузею по два рубли а за пару пистолет по тому ж, а в год они того ружья делают по тритцати тысяч, отчего в казне остаетца из статной цены денег по пятнатцати тысяч рублев в год, которыми оружеиныя казенныя фабрики, платины, машины и протчее содержатца, тако же командиром и служителям при заводах жалованье производитца, бес чего и обойтитца невозможно.

Ежели ж те прежние /Л. 90./ жалованные промыслы их производить для одного толко тулскому посаду партикулярного удовольствия вовсе пресечь, то их, мастеров, дабы они, лишився тех промыслов, безбедное пропитание иметь могли и к делу ружья были всегда исправны, должно л награждать каждогодно теми оставающимися из статной цены денгами, а на содержание завода, фабрик, служителей и протчаго надлежит определить особливую сумму, отьчего в казне ея им ператоръскаго величества в каждом году по пятнатцати тысяч рублев убытку напрасно происходить будет. А ежели их в том без удоволствия оставить, то они имеют нести крайнею бедность и недостаток, и во исправном деле ружья от них никакой надежды чаять не должно, ибо всяк из них более будет тщание иметь о своем з бедными м домашними пропитани[и], а не о чистоте и крепости делаемого ими казенного ружья. А сверх того опасно от такого их бедного содержания и побегов. Чрез что все, как делу ружья, так и всему заводу, неминуемого повреждения или и вовсе упущения ожидать должно.

Хотя же по указом [1]737 и [1]739 годов ис показанных оружейников сто четыре человека от дела ружья со взятьем от них людей и освобождены с платежей сверх того в казну двойных подушных денег, но н то, разсуждается, с ними учинено в показание к ним ея императорскаго величества всевысочайшаго милосердия за их при оружейных делах труды, [197] а не для приписки в купечество, ибо того во оном указе, чтоб их в купечество приписать, не упомянуто. Да и чрез ту их свободу они и кроме написания их в купечество /Л. 90-об./ и отягощены паче всех, потому что с купечества и крестьянства рекруты берутся всегда с несколко сот человек, и так с них с начала рекрутских наборов не более как, например, з десяти душ по одному рекруту сошло, а оныя оружейники заплатили за себя каждой по одному человеку, да еще отьменных от рекрут людей, таких, которые обучены коштом их оружейному мастерству, кои им коштовали в немалую сумму. Двойной же оклад платят в России одни толко расколники 10, а протчие все в одинаком окладе состоят. А оныя оружейники, будучи правоверными, платеж чинят равно с расколниками. С торгов же своих и с лавок пошлины платят с купечеством вравне. По приписани[и] ж их к тулскому купечеству и долее от накладок оного купечества и поборов придут в раззорение по следующим о обстоятелствам. Они, будучи во оружейном ведомстве, торги имели общим з живущими вместе с ними родъственниками, оружейного ведомства мастерами, капиталом. А по написании их в купечество уже общим капиталом торговать им не можно, ибо должно их в купечество выпустить, отделя от них детей, и внучат, и племенников, состоящих во оружейной команде, особо, чтоб можно было их, смотря по их собственному капиталу, которой им на отдел достанетца, в оклад поборов по купечеству положить. И так они в купечество выдут с малым капиталом, которым против того, как общим капиталом торги производили и пошлины платили, будучи одинаками в купечестве, торгов производить /Л. 91./ и пошлин с них толикого числа платить же не могут. А особливо по видимой на них же от тулскаго купечества зависти и злобе могут от времяни до времяни и наипаче притьтить в крайнее изнеможение, отьчего не толко казенной прибыли, но и купечеству ползы быть не может. Но вместо того им, промышлиникам, одно разорение следовать может, ибо из семьи, имеющия общей достаточной капитал, написанныя в посад получат себе на отдел малаю долю, а оставшия от них в ведомстве оружейном также получат по малой доле, отьчего должны по разделе жить все гораздо скуднея, нежеле вобще доныне жили. И, следственно, самое их каждого дому на многия части разделение явное разорение доказывает, чрез которое они з женами и з детми имеют нести крайную нужду и бедность. По определениям же Правителствующего Сената декабря 3 [198] [1]747 и генваря 4 [1]751 годов поведено: по первому, оных промышлиников в нынешнею перепись прежде написать в Туле с цеховыми наряду, а по второму, с цеховыми не числить, а числить с тулским купечеством с платежем подушных денег по-прежнему, а во Оружейную слободу не приписывать. Но за вышепредписанными всеми обстоятелствами, и, яко они по своим мастерствам и обучениям стали быть, яко всегда, когда ни спросятца, люди казенныя, до купечества не принадлежит, ибо именованныя в указе [7]208 года звонари и протчаго звания, яко волныя торговыя люди, ко оным оружейным мастерам или /Л. 91-об./ промышлиникам сопричтены быть не могут, да и оныя оружейники с теми не именованы. А как прежде, так и после того, по состоявшимся особливым грамотам и указом набираны и содержаны при тех заводех, для чего и при первой бывшей при жизни государя императора Петра Великаго переписи 11, так и при нынешней последней ревизии 12 оставлены все при тех заводах без изятия. Из них же торги свыше пятисот рублей имеют толко дватцать человек, и тот капитал разумеетца еще до разделу их из семей, а когда разделятца, то и не один из них, упователно, указного капитала иметь не могут, а протчие из них, кроме тех дватцати человек, таких торгов, и иные п ж и никаких, и ныне же не имеют, а по разделе и паче иметь не могут. И таковых людей малое число при числе тулскаго купечества, коего счисляетца до трех тысяч человек, как малая прибыль купечеству приносить имеют, само чрез себя доказуетца. И таковые недостаточные, а паче и ничего не имеющия, в купечестве быть веема неспособны, ибо от них не толко казне ея императорскаго величества, но ни тулскому купечеству прибыли никакой быть не может. Что же в купечество они привлекаютца от тулского купечества для сверстания в накладках и поборах с тем купечеством, но они накладки не менше, как и в купечестве будучи, получаемыми от них заводскими пользами выносят. В купечестве ж оныя их накладки и поборы на партикулярную купечеству ползу употреблятца будут, а при заводе оные употреблялись на казенныя расходы, чем другому ея императорскаго величества интересу соблюдение и замена /Л. 92./ чинилась. А подати они, для них определенные, тако же и пошлины с торгов платят и платить имеют и без написания их в купечество, которых по написани[и] их в купечество весма менше быть имеет, едва с какою-либо купецкою ползою. И хотя они по силе генералных о приписке разночинцов в [199] посад указов х купечеству и причитаютца, но то б действительно быть могло, ежели б об них, промышлениках, особливых отменно от крестьян и других чинов имянных указов не было. Но понеже об них особыя имянные ж указы, как им состоять, точные есть, в которых о написани[и] их в купечество не упоминаетца, а особливо по состоявшемуся [о] освобожден и [и] их от оружейного дела [1]737 году указу велено и по свободе их, которые двойнаго подушнаго окладу платить будут не в состояни[и], таких писать ко оружейному делу в вертелшики и молотобойцы, посему они стали быть от тех заводов неотъемлемы. К тому ж, ежели они по купечеству окажутся не в состояни[и], в таком случае и от купечества в рекрутство отдаваны быть могут. Для содержания ж оружейных заводов в них по употрелению их в завоцкие службы интересная надобность ноиболее состоит, как и прежде Правителствующему Сенату представлено, что Военная колегия за веема нужно признавает. Но чрез приписку их в купечество того завод лишитца должен. Да по выпуске их, промышлиников, от заводских работ представление генерала-лейтенанта р де Генина было учинено по раз[с]мотре- нию Военной коллегии, конечно, бесполезным для казенного заводскаго интереса разеуждением, в напрасное толко убовление от заводов мастеровым или для мнимой тем промышлиниками ползы, которой было ему против казенной потребности /Л. 92-об./ за важнейше почитать, и о том представлять не надлежало. И, следственно, им по тем всем обстоятельствам за их оружейное мастерство и отягощение по крайней мере должно остатца на таком основани[и], как же о них указами определено, как то в высочайшем ея императорскаго величества соизволени[и] есть, и всякого чина людям свои привилегии или волности всемилостивейше жаловать и многие оные иметь. Да и по имянному c ея императорскаго величества всевысочайшему указу, данному Военной коллеги[и] майя 12 дня [1]747 году, велено все оружеиныя дела содержать на прежнем основани[и] и поступать по состоявшимся о том указом. И Правительствующий Сенат из всех о том обстоятельств соизволит усмотреть, что тулское купечество, которое поныне чрез сколько лет без признания себя от них, тулских оружейников и промышлиников, тягости, кою ныне мнят чрез приписание малого числа промышлиников и чрез запрещение малых торгов оружейным мастерам облехчить, свое купечество исправляли [200] и о[т] того в казенных зборах никакова недостатка не было, о записке оных промышлиников в посад и о запрещени казенным оружейникам торговать старание свое прилагает не для инаго чего, как для одной зависти, и крайняго их раззорения, и приведения чрез то казенного ея императорскаго величества оружейного завода, которой ко обороне всего государъства веема нужно потребен, х крайнему упадку, презирая для своей безделной корысти и ненавести все наблюдении казенного интереса. Ибо та их ненависть так далеко простираетца и себя ясно доказует, как ис последних представленей правинцыальнои канцеляри[и] и Тулского магистрата Правительствуищий Сенат /Л. 93./ ясно изволит усмотреть, что тулское купечество не толко для одной своей купеческой ползы, но более для раззорения тулских оружейных казенных мастеров от одной ненависти, желая чрез то самой оружейной завод привести в конечное несостояние, те свои притворные представлени и беезполезные жалобы чинят. Ибо точно они от Правительствующаго Сената теми последними представлениями требуют о сломке не токмо кузнецких лавок, но самых их кузниц, называя их необрочными, умалчивая, что в тех кузницах делаетца для армии ея императорскаго величества казенныя ружья, и они для того у них содержатца. Тако же под имянем необрочных строеней и самыя их избы, как Оружейная канцелярия представляет, называет их харчевнями, ломать хотят, желая чрез то учинить, чтоб тем оружейным мастерам не токмо казенного ружья за сломкою кузниц делать было негде, но и жить бы им было за сломкою их изб не в чем, и тем принудить их к побегу, а завод чрез то привести к раззорению, представляя Правительствующему Сенату ложно, бутьто Оружейная канцелярия до сломки кузнецких лавок ассесора Загряского не допустила. Ибо Оружейная канцелярия представляет, что оной ассесор приходил многолюдством точно ломать оружейных мастеров кузницы, а не лавки, отьважась к сломке оных кузниц на написанъную в указе ис Правителствующаго Сената речь о необрочных строениях, в числе чего и те кузницы, почитая, ломать хотели. Но понеже в указе из Правительтвующего Сената о сломке точно кузниц никакой /Л. 93-об./ речи не упоминаетца, оныя ж кузницы для отьправления в них самонужнейшаго ради всего государъства оружейного дела весма потребны, и без них обойтитца не можно, и для того ломать их он, Загряской, и не допущен. А что касаетца до сломки состоящих между купечеством лавок, те уже и сломаны, и ныне не одной их между купеческих лавок не осталось. Но как того, так и о сломке протчих разночинцов и Тульской правинциальной канцеляри[и] [201] секретаря Разнотовскаго необрочных лавок и строеней, коих по объявлению Оружейной канцеляри[и] имеетца более семидесяти, ничего не представляют. И у себя никакова определения те правинцыалныя канцелярия и магистрат не учинили, но для одной отьволочки той сломки определили следовать.

Да сверх того оной же магистрат не точию оружейникам нападки и разъзорении, как видно, намерен чинить, но и приписным ко оружейным заводам по имянному [1]738 году указу Веневских засек сторожам 13: в старинных их в оброки за ними написанных кузницах кузнечные партикулярные дела, что они имели еще и до приписки к заводам, работать и калачи на продажу в домех их сторожевых печь запретили. А окроме того им, сторожам, пропитать себя нечим, ибо им никакова жалования давать по тому [1]738 году указу не положено и не платитца, и тем одним промыслом пропитание они имеют, и за то казенныя засечныя леса, потребныя ко оружейным делам, всегда хронят.

И понеже, по разеуждению Военной коллеги[и], надлежит /Л. 94./ оной Тулской оружейной так для государъственной пользы и обороны крайне нужно потребной завод во всегдашней целости сохранять и оной совершенно наблюдать и распростронять, и в том крайнее старание со усилностию не токмо для славы, но хотя ради самой необходимой нужды Российской империи прилагать, и обретающихся в том так нужном мастерстве мастеров, которые своим искуством то оружейное дело распространили и в совершенную исправность привели, высочайшею ея императорскаго величества милостию обнадеживать, и снабдевать, и ни до какого раззорения и бедности не допускать, как то во всех других государъствах наикрепчаише наблюдаетца, а по крайней мере того, что им от их величеств высокопомянутых великих государей особливыми всемилостивейшими грамотами и указами пожаловано, не лишать, дабы они, видя высочайшую ея императорскаго величества милость, лутче от времяни до времяни в том столь нужном государъству деле тщание употребляли, и всякие к дальнейшему того совершенству ползы и удобности с надеждою своего безбедного пропитания и состояния изъискивали, и тем не токмо государъственную нужду удовольствовать могли, но и славу Российской империи умножали. Ныне ж против того для партикулярного тулского купечества интереса без всякой ноималейшей казенной прибыли, которую, хотя б какова она ни была, со означенным государъству нужным интересным делом никак сравнять не можно, оной завод конечно по вышеписанным [202] обстоятельствам, ежели Правителствущий Сенат в том ево защитить не соблаговолит, может притти и в несостояние. Но должно ль в то несостояние оной /Л. 94-об./ оружейной завод и оружейное дело допустить, никакой к тому потребы не усматривается, ибо купцов в государъстве весма довольно, и всякий своим купецким промыслом для своего партикулярного интереса промышлять без казенного для них убытка может, а означенной оруженой завод не ради партикулярной чьей-либо, но ради всеобщей государъственной ползы и защищению всей империи так исправной один состоит. И таковых мастеров, каковы на тех заводах состоят, по приведени их в бедность, чрез что опасно их, и умаления паки собрать, и учредить вскоре никак не можно. И хотя б тулских купцов ни одного на лицо не осталось т, и с них в казну никакого доходу не доходило, то б менши было казенному инътересу убытку, нежели каков безвозвратной убыток может учинится, ежели означенной завод в несостояние придет, что вышеписанным раззорением тулских оружейных мастеров чрез лишение их промыслов и сломкою их кузниц, где казенное ружье работают, также и их жилищ лехко последовать может.

Того ради от Правителствующаго Сената требовать, чтоб благоволено было тулских оружейников, названных промышлиниками, по вышеписанным об них обстоятелствам, в сходство следующих об них указов и в разеуждени соблюдения чрез то ея императоръскаго величества интереса по-прежнему в ведомстве Оружейной канцеляри[и] оставить и в торговле им запрещения не чинить, а с купцами их для одной тульского купечества партикулярной ползы, которой для них, как выше писано, веема мало будет, а в казне и ничего против нынешняго от них доходу прибыли, кроме их разорения, быть не имеет, не верстать и тем их /Л. 95./ от вящаго разорения своим благораземотрением избавить. А чтоб от тех торговых промыслов казенныя доходы не проподали, оныя велеть им, равно как и купцам, платить по указом, как то они и поныне чинили, чрез что казенному интересу никакого ущербу быть не может. Тулским же оружейным казенным мастерам вышеписанными их промыслами, чем они доныне промышляли и чрез то излишней расход казны платою им умеренных за ружье и протчие вещи цен поныне был соблюдаем, и впредь в силе жалованых им грамот и потому же в соблюдение оного высочайшаго интереса промышлять и лавки для того иметь по-прежнему дозволить. [203] Ибо им за дело ружья денги производить положено в том разсуждени[и], что они к тем денгам получаемым от промыслов своих, прибытками еще несколько у себе ползы присовокупляли и тем обще с получаемыми за дело ружья денгами в пропитани[и] себя содержали. А бес тех промыслов одними получаемыми на ружье денгами себе з домашними пропитать, тако же дом, кузницы, инструменты к делу казенного ружья каждой содержать будет, конечно, не в состояни[и]. Ежели ж неотъменно ради одного тулскому купечеству партикулярного и без всякой казенной прибыли требуемого ими удоволствия те промыслы им иметь вовсе пресечь, то на доволствие их, дабы безбедное пропитание имели и всегда при деле ружья были исправны, должно на них каждогодно ис казны ея императорскаго величества вышеписанное число денег по пятнатцати тысяч рублев напрасно выбывать, вместо которых будет ф ли от тулских купцов чрез запрещение в промыслах /Л. 95-об./ им оружейникам столко в казну ея императорскаго величества прибыли, веема не уповательно. А особливо имеющияся у них кузницы, в которых они делают казенные ружье, а времянем в свободное время партикулярныя поделки исправляют, тако же их изб, где они живут, ломать и тем особо в деле казенного ружья помешательство чинить поведено б было накрепко запретить. И таковыя их купецкия затейныя вымыслы, кои точно к убытку ея императорскаго величества интереса простираютца, пресечь. А веневским засечным сторожам кузнечныя партикулярныя дела работать в их кузницах и калачи на продажу печь в домах их позволить х по-прежнему, ибо они по имянному [1]738 году указу приписаны и состоят равно при казенных заводах как и оружейныя кузницы, и за тот один позволенной им промысл и засечныя леса смотрять. А окроме тех их партикулярных работ пропитать им себя нечем, понеже им жалованья никакова производить по тому [1]738 года об них указу не положено. Егда ж они того промысла лишатца, то должно им определить к пропитанию надлежащее жалованье, которое также не инако, как убытком ея императорскаго величества интереса для одной самой бесприбылной ненависти тульских купцов почестся должно. И на все вышеписанное от Правительствующего Сената требовать ея императорскаго величества указа. [204]

2. О бою магистратского подьячего кузнецами, школниками и в похвалных маеором Кошелевым словах изследовать генералу-лейтенанту ц Девицу; и что по следствию явитца, для учинения /Л. 96./ с винными по указом со мнением своим представить в Военную коллегию.

3. Во Оружейную канцелярию послать указ, по которому велеть впредь таковых поступок ведомства оной кузнецам и протчим той команды людям чинить запретить с таким обьявлением: ежели кто из них впредь хотя в малых тому подобных продерзостях явитца виновны, то с ними поступлено будет ноижесточае.

А доколе на вышеписанное Военной коллегии представление от Правительствующаго Сената указ получен не будет, покамест ч во Оружейной слободе, которая как ис представлениев оной канцеляри[и] усмотрено, состоит от города Тулы и от тамошняго купечества во отьдалени, отьграничена рекою, и особливо во оной по имянному [1]739 году указу купцам жить не велено, состоящия тулских оружейных мастеров как лавки и харчевни, ис которых для доволствия оружейных мастеров сьестныя припасы мастерами ж продаютца, так оружейниковы кузнецы и рабочия избы, в которых оружейный дела работаютца, ломать не допускать, дабы особо бес кузнец во оружейных делах остановки не последовало, ибо и по вышеписанному последнему ис Правителствующаго Сенату указу лавки, шелаши и века велено сломать только те, в которых местах им между тулского купечества быть не подлежит; о сломке во Оружейной слободе лавок в том указе не показано. И Оружейной канцелярии] о том ведать и чинить /Л. 96-об./ по сему ея императорскаго величества указу. А в Правителствующи[й] Сенат доношение подано быть имеет.

У подлинного подписано тако:

Петр Сумароков. Секретарь Алексей Немой щ. Подканцелярист Илия Вырапаев.

Декабря 31 дня 1753 года.

По листам скрепы: Секретарь Николай Мясоедов. Канцелярист Иван Сатов.

Над текстом пометы: № 108. Получен генваря 18 числа 1754 года и Копия. [205]

На левом поле л. 87. помета: № 8268.

В левом нижнем углу л. 87 помета: № 33.

ГАТО. Ф. 187. Оп. 1. Д. 178. Л. 87-96-об. Завер. копия.


Комментарии

1. Подразумевается Соборное Уложение 1649 г.

2. Веко, по В. И. Далю, — место для продажи мелочных товаров, а также ларь, ящик на прилавке для выставки мелких товаров, ящик для разноски товаров. Сидеть на веках — на вечернем базаре, торговать мелочами на лотке [66, с. 176].

3. Коллежский асессор, позднее надворный советник Осип Квашнин-Самарин был назначен тульским воеводой ок. 1747 г. Оставил свой пост он только 29 октября 1758 г. (ГАТО. Ф. 55. Оп. 2. Д. 2333. Л. 2-3-об.) — случай по продолжительности пребывания в этой должности для Тулы в провинциальный период ее истории выдающийся.

4. Подпись секретаря Василия Рознотовского (именно так сам он писал свою фамилию) встречается в делопроизводственной документации Тульской провинциальной канцелярии в период с середины 1740-х до середины 1750-х гг.

5. Как сообщает промемория из Тульского провинциального магистрата от 29 сентября 1753 г., ратман Петр Попов был откомандирован под командование капитана Загряжского для общего наблюдения и сломки принадлежащих кузнецам лавок (ГАТО. Ф. 55. Оп. 2. Д. 1524).

6. От фр. reprimande — выговор, неожиданность.

7. Состоявшие «в команде» Тульской оружейной конторы школьники находились «при науке у мастеров»: жили у них в домах и должны были пребывать в работах неотлучно. Но несмотря на контроль (за образом их жизни обязаны были следить надзиратели и старосты), нередко звучали нарекания на их поведение. Так, в 1745 г., лавочные сидельцы тульского торга, напуганные слухом, что школьники намерены поджечь лавки, заявили, что «завсегда видят» их «в несостояни[и]: пьянствуют, и за рядами играют всякою зернью и карты, и ходят по ночам и денно по рядам артелью, переходя с кабока на кабак» (ГАТО. Ф. 187. Оп. 1. Д. 53. Л. 1, 12).

8. Ручница — ручная пищаль, оружие пешей рати. Одна из наиболее ранних разновидностей огнестрельногго оружия, появившихся на Руси. По мере совершенствования конструкция ее менялась в первую очередь за счет улучшения способа воспламенения заряда и устройства, с помощью которого оно осуществлялось [69, с. 12-13,15-16].

9. Воскресенский Новодевичий монастырь — женский монастырь в Петербурге, основанный в 1748 г. (т.е. всего за пять лет до публикуемого документа) по указу имп. Елизаветы Петровны, взявшей его под свое покровительство [301, с. 184]. Именно по этой причине монастырь несколько неожиданно поставлен в тексте в один ряд с императорскими дворцами и другими «казенными местами».

10. Еще в начале 1716 г., т.е. до начала 1-ой ревизии, был дан указ о переписи раскольников, по итогам которой они были обложены двойным окладом (первоначально — исключая население приграничных старообрядческих поселений). Эта дискриминационная норма была закреплена, постоянно подтверждалась и была отменена только в 1782 г. [299, с. 354, 357].

11. Под первой бывшей при жизни Петра Великаго переписью подразумевается, вероятно, ландратская перепись 1715 г.

12. Последняя ревизия — 2-я (1742-1744 гг.).

13. Приписка к заводам тульских и калужских засек была осуществлена в несколько приемов в 1737-1738 гг. [65, с. 55].

а. Отсюда и до конца документа словосочетания ея императорского величества, императора Петра Великого, слова высочайшею (-ую), всемилостивейше (-ими) и империя в ркп. написаны прописными буквами. Следующие два слова также прописными буквами.

б. В данном документе буква й систематически заменяется буквой и, что является чертой индивидуальной манеры копииста. Отсюда и до конца текста восстанавливаем букву й в соответствии с современными нормами правописания.

в. В док.: местера.

г. В док.: взять.

д. В док.: возврасте.

е. В док:, покапать.

ж. В док: имеют.

з. В док. исправлено из: с лавок.

и. В док. последнее слово прописными буквами.

к. В док. исправлено из: 702.

л. В док. исправлено из: доволно.

м. В док.: бездными.

н. В док. исправлено из: на.

о. В док. исправлено из: следующих.

п. В док.: оные.

р. В док.: леитанта.

с. В док.: мянному.

т. В док.: состало.

у. В док:, неколько.

ф. В док: буде.

х. В док: безводлить.

ц. В док.: леитанту.

ч. В док.: потамест.

щ. Фамилия вписана позднее на пропущенном месте.

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.