Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

РАЗРЯДНАЯ КНИГА

1613-1614 гг.

 /л. 1/ Книга*, а в ней писано как великий (Написано вязью) государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии по избранию всего Росейского государства учинился на Владимерском и на Московском и на всех великих и на преславных государствах Росийского царствия государем царем и великим князем всеа Русии самодержцем и розряды 121-го и 122-го году (Написано золотом).

Лета 7121-го по милости всемогущаго в троице славимаго бога и пречистые его богоматере и великих московских /л. 1 об./ чюдотворцов Петра и Олексея и Ионы и всех святых молитвами, службою и промыслом и раденьем ко всей земле боярина и воевод князя Дмитрия Тимофеевича Трубетцкого да стольника и воеводы князя Дмитрея Михайловича Пожарского и всех ратных людей, которые за православную крестьянскую веру и за чюдотворный образ пречистые богородицы Владимерские и за многоцелебные мощи московских чюдотворцов стояли под Москвою крепко и неподвижно и своим мужеством /л. 2/ и храбростию царьствующий град Москву от польского и от литовского короля и от польских и от литовских людей из плену и из работы [181] очистили и учинили свободно ноября в 27 день.

И, очистя Московское государство, бояре и окольничие, и чашники, и стольники, и стряпчие, и дворяня большие, и жильцы, и из городов дворяне, и дети боярские, и гости, и торговые люди, и атаманы, и казаки, и стрельцы, и всяких чинов люди писали Московского государства в понизовые и в поморские, и в северские, и в украинные во все /л. 2 об./ города к митрополитом и к архиепископом, и к епископом, и к архимаритом, и к игуменом, и ко всему освященному собору, и к бояром, и к воеводам, и к дворяном, и к гостем, и к посадцим, и ко всяким служилым, и к жилетцким и к уездным людем: как были на Московском государстве великие государи цари и великие князи всеа Русии по их царьской степени, и при них Московское государство ширилось и множилось паче иных государств, и православная крестьянская вера была в цело/л. 3/сти, и божия святая и апостольская церкви в лепоте сияла, яко солнце, и люди божьи все православные крестьяне и мусульмани, которые были под державою великих государей и благочестивых царей росийских, жили в покое и в тишине. А как за умножение грех всех православных крестьян на Росийском государстве царьская степень пресечеся и учинилося межеусобье, и от того учинилося в Московском государстве градом пленение и запустенье и на Москве и в разореных городех и в уездех святые /л. 3 об./ божьи церкви от запустенья вдовствуют, стоят без пенья, и имя божье в них не славитца. А людей в Московском государстве и в городех многое безчисленное множество без числа погибло убойством и пленением, и многими города литва и немцы завладели. А без государя Московское государство ничем не строитца и воровскими [182] заводы на многие части разделяется и воровство многое множится. А попечися о православной крестьянской вере и о святых божиих /л. 4/ церквах и людьми божьими промышлять и городов ис плену у литвы и у немец достипуть некому. И вперед московскому государству без государя никоторыми делы строитца немочно. И в городех бы всякие люди меж себя о том совет и договор учинили крепкой: как бы в безгосударное время Московскому государству от иноплеменных от польских и от литовских людей и от немец и от межеусобные брани в погибели не быти, и православная б крестьянская вера от латын и от люторских и богомерских /л. 4 об./ вер в разоренье и в обруганье и досталь не учинилася, и православные б крестьяне, которые малодужеством своим пристали к литовским и к неметцким людем, от литовских и от неметцких людей отстали, и утвердилися б все люди Московского государства в православной крестьянской вере и в соединенье; и обрать бы на Владимерское и на Московское и на все великие государства Росийского царьствия государя царя и великого князя всеа Русии ково бог даст, опричь литовского и неметцкого короля /л. 5/ и королевичей, кем такое великое разореное государство собрать в единомыслие и святая непорочная крестьянская вера утвердить и святые божьи апостольские восточные церкви в первую лепоту облечи, чтоб в них божье имя славилось вовеки. А, учиня б в городех о том совет и приговор крепкой, выбрали изо всех городов лутчих и разумных постоятельных людей для земского великого совету и государьского сбиранья, прислали к Москве тотчас, чтоб милостью божиею по общему /л. 5 об./ совету Московского государства всяких людей обрати на Владимерское и на Московское и на [183] все великие росийские государства государем царем и великим князем всеа Русии кому поручит бог скифетр Московского государства в державу.

И как изо всех городов митрополиты и архиепископы, и епископы, и весь освященный собор, и бояре, и стольники, и приказные люди, и дворяне, и дети боярские, гости и всякие служилые и посадцкие, и уездные люди /л. 6/ для земского совету и государьского обиранья в царьствующий град Москву съехалися и многое время в соборне молили всещедраго в троице славимаго бога и пречистую его богоматерь и московских чюдотворцов и всех святых и советовали общим советом, чтоб милосердый бог отвратил от всех православных людей свой праведный гнев и подоровал бы на Московское государство праведна и милосерда из московских родов, ково бог даст и было б кому розхищенное стадо от инопле/л. 6 об./менных остаток народа крестьянского собрать и людьми божьими промышлять. И говорили на соборе о царевичех, которые служат в Московском государстве, и о великих родех, кому из них бог даст на Московском государстве быть государем, а литовского и свейского короля и их детей за их многие неправды и иных никоторых земель людей на Московское государство не обирать и Маринки с сыном не хотеть. И всещедрый в троице славимый бог по умолению пречистыя своея бого/л. 7/матере и молитвами великих московских чюдотворцов и всех святых, не хотя видети всего православного крестьянства в конечной погибели, а православной истинной крестьянской вере греческаго закона от латын и от люторских и богомерских вер во обруганье, по своему человеколюбию послал свой святый дух в сердца всех православных крестьян всего великого Росийского [184] царьствия от мала и до велика, не токмо в мужественном /л. 7 об./ возрасте, и до сущих младенец, единомышленной и нерозвратной совет, что быти на Владимерском и на Московском и на всех великих преславных государствах Росийского царьствия государем царем и великим князем всеа Русии самодержцом прежних великих благородных и благоверных и богом венчанных росийских государей царей и великих князей и от их царьского благородного корени блаженные славные памяти великого государя царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии сродичю, /л. 8/ племяннику его благоцветущей и неуведаемой отрасли Михаилу Федоровичю Романову-Юрьеву, а из иных государств королем и королевичем, и царем, и царевичем, и из московских родов, и Маринкину сыну, и иному никому на Московском государстве, опричь ево, государя, государем не быть.

И февраля в 21 день, уговев первую неделю великого поста, на зборное воскресенье по милости божьей и пречистые богородицы и по умоленью всех /л. 8 об./ святых и по всемирному благосоюзному общему совету, а по благословению Московского государства митрополитов и архиепискупов, и епискупов, и всего освященного вселенскаго собора бояре и окольничие, и чашники, и стольники, и дворяня большие, и приказные люди, и* жильцы (Написано над строкой более светлыми чернилами), и дворяня, и дети боярские из городов, и головы стрелетцкие и казатцкие, и атаманы, и казаки, и стрельцы, и всякие служилые люди, и гости, и посадцкие и всякие уездные люди всего великого /л. 9.).причь литовского и неметцко- / Росийского государства от мала и до велика, до сущих младенец, обрали на Владимерское и на [185] Московское, и на Ноугородцкое государство и на царство Казанское и Азстороханское, и Сибирское, и на все великие и преславные государства Росийского царьствия государем царем и великим князем всеа Русии самодержцем прежних великих и благородных и благоверных и боговенчанных росийских государей царей и великих князей от их царьского благородного корени блаженные /л. 9 об./ славные памяти государя царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии самодержца племянника благоцветущую и неувядаемую отросль Михаила Федоровича Романова-Юрьева. А, обрав и нарекши его государем царем и великим князем всеа Русии самодержцом Владимерским, Московским, Ноугородцким, царем Казанским, царем Азстороханским и Сибирским и иных многих великих государств росийских государем и обладателем Московского /л. 10/ государства, митрополиты и архиепискупы, и епискупы, и архимариты, и игумены, и весь освященный собор во богоспасаемом царьствующем граде Москве в соборной апостольской церкви божия матери святого и славного ея Успения и по всем соборным церквам и по монастырем царьствующаго града Москвы пели молебны з звоном и молили всещедраго и премилостиваго в троице славимаго бога нашего и пречистую его богоматере и московских чюдот/л. 10 об./ворцов и всех святых, просиявших (В рукописи просиявши) в Росийском царьствии, о здравие богом избранного и богом нареченного благовернаго государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа России самодержца, чтоб всесильный господь бог от своей святой велелепной славы послал на него, великого государя, свою святую милость и умножил бы господь бог лет [186] живота его, и царьство его устроил мирно и немятежно и ото всех врагов его непоколебимо и страшно /л. 11/ на веки, и возвысил бы господь бог его царьскую десницу надо всеми враги его, и покорил бы под нозе его все враги, востающая на ны, и чтоб святая и непорочная истинная православная крестьянская вера греческого закона была во всем Росийском государстве нерушима по-прежнему и сияла б во всю вселенную, яко же солнцо пресветлое под небесем, а все бы православное крестьянство было в тишине и в покое, и в благоденстве; и его б пресветлое /л. 11 об./ царьское имя передо всеми великими государи славно и страшно было ко очишенью и к разширению, и к прибавлению их великих государств, яко же весть святая его воля, и сподобил бы господь бог его, великого государя, венчатися царьским венцом и диадимою на великие и преславные государства на Владимерское и на Московское, и на Ноугородцкое, и на царство Казанское и Азстороханское, и Сибирское, и на все великие преславные государства Росийского царьствия /л. 12/ по древнему обычаю по их царьскому чину и достоянию.

А, пев молебны и моля бога о государеве многодетном здоровье, бояре и окольничие, и стольники, и диаки думные, и стряпчие, и приказные люди, и дворяня московские, и жильцы, и из городов дворяня, и дети боярские, и головы стрелетцкие и казатцкие, и сотники, и атаманы, и казаки, и стрельцы, и всяких /л. 12 об./ чинов люди Московского государства государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии крест целовали в соборной апостольской церкви пречистой богородицы чеснаго и славнаго ея Успения.

А как на Владимерское и на Московское, и на все великие государства Росийского царьствия [187] обрали государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии, и в те поры его, государя, на Москве /л. 13/ не было, а был в своей государеве отчине на Костроме.

И с Москвы ото властей и от бояр, и ото всяких чинов людей Московского государства на Кострому посланы бити челом государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии всяких чинов люди, чтоб государь милость показал, умилился над остатком рода крестьянского, был на Владимерском и на Московском и на всех великих /л. 13 об./ государствах Российского царьствия государем царем и великим князем всеа Русии. А в челобитчикех к государю посланы изо властей Феодорит, архиепископ резанской и мурамский, архимарит чюдовской, Троицы-Сергиева монастыря келарь старец Аврамей, /л. 14/ Спаса Нового монастыря архимарит, Симанова монастыря архимарит да из соборов протопопы. А из бояр и из окольничих посланы к государю бояре Федор Иванович Шереметев, /л. 14 об./ князь Вододимер Иванович Бахтеяров-Ростовской, окольничей Федор Васильевич Головин. А с ними стольники и стряпчие, и дворяне московские, и дияки, и жильцы, и дворяне и дети боярские из городов, и головы стрелетцкие, и гости, и атаманы, и казаки, и стрельцы, и всяких чинов люди по списком. /л. 15/

А грамота к государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии з боярином с Федором Ивановичем Шереметевым с товарищи писана такова:

"Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии богомольцы твои государевы ростовской митрополит Кирил и архиепископы, и епископы, и весь освященный собор, и хоропи твои бояре, и окольничие, и чашники, /л. 15 об./ и стольники, [188] и стряпчие, и дворяня большие, и приказные люди, и жильцы, и дворяня и дети боярские из городов, головы стрелетцкие, и сотники, и гости, и торговые люди, и атаманы, и казаки, и стрельцы из городов выборные, и всяких чинов Московского государства челом бьют. Праведными, государь, судьбами божьими грех ради всех православных христьян на превысочайшем престоле великий Росеи Московского государства царьский корень /л. 16/ пресекся. И после того были избранные государи. А последней был на Московском государстве царь и великий князь Василей Иванович всеа Русии. И по общему земскому греху, а по зависти дьяволи многие люди его, государя, возненавидели и от него отстали; и учинилася в Московском государстве рознь. И, послыша, государь, то, польской и литовской король своим злым умыслом, сослався з богоотступники Московского государства, с изменники с Михалком Салтыковым с товарыщи, прислал под Москву гетмана Желтковского, а велел /л. 16 об./ договариватца, будто он для успокоения Московскому государству дает сына своего Владислава на Московское государство, и, преступя крестное целованье, Московским государством завладел, а хотел к Польше и к Литве в подданстве учинить и церкви божьи разорить, и святую нашу непорочную християнскую веру греческого закона попрать и учинить в Росийском государстве свою латынскую и проклятую веру, и, умысля, польских и литовских людей в Москву ввели обманом, а бояр захватили в Москву сильно и держали /л. 17/ их за приставы. И по его злому умыслу литовские люди Московское государство и святые божьи церкви осквернили и многонародное множество людей безчисленно побили. И по милости, государь, божьи, собрався з [189] боярином со князем Дмитреем Трубетцким да с стольником князем Дмитреем Пожарским в городех, всякие люди пришли под Москву и Московское государство от польских и от литовских людей очистили; и церкви божьи в прежнюю лепоту облеклися, и божье имя славитца в них по-прежнему. А без государя Московскому государству /л. 17 об./ стоять немочно и печися об нем и людьми божьими промышлять некому. И без государя и досталь Московское государство учинилося в разоренье. И мы, богомольцы и холопи твои государевы, всяких чинов люди Московского государства, писали во все украинные и в поморские, и в понизовые, и в северские городы, чтоб обрати на Владимерское и Московское государство и на все великие государства Росийскаго царьствия государя царя и великого князя ково бог даст и ково всею землею оберут; и для б государьского обиранья ехали из горо/л. 18/дов к Москве изо всяких чинов люди, договоряся в городех накрепко и взяв у всяких людей о государьском обиранье полные договоры. И выборные люди лутчие к Москве съехалися и, о государьском обиранье мысля многое время, чтоб на Московское государство обрати государя из московских родов, кого государя бог даст, а литовского и неметцкого короля и королевичев и иных земель царей и царевичей на Владимерское и на Московское государство не обирать и Маринки с сыном на Москов/л. 18 об./ское государство не хотеть, и о государственном обиранье бога молили в соборне по многие дни. И февраля, государь, в 21 день на зборное воскресенье пришли в соборную церковь ко пречистой богородицы чеснаго и славнаго ея Успения к нам, твоим государевым богомольцом, бояре и окольничие, и чашники, и стольники, и стряпчие, и [190] дворяня московские, и приказные люди, и дворяня и дети боярские всех городов, и головы, и сотники, и атаманы, и казаки, и стрельцы, и гости, и черные люди, и всего государства Московского всяких чинов /л. 19/ люди с сущими младенцы со слезами и с воплем и молили всемилостиваго в троице славимаго бога и пречистую богоматерь и великих московских чюдотворцов, чтоб всемилостивый бог объявил, кому быть на Владимерском и на Московском государстве и на всех великих государствах Росийского царьствия государем царем и великим князем всеа Русии. И во всех людех всяких чинов от мала и до велика человеколюбивый бог по смотрению своему вложи в сердца единомышление обрати на Владимерское и на Московское /л. 19 об./ государство и на все великие государства Росийского царьствия государем царем и великим князем всеа Русии праведнаго корени блаженные памяти великого государя царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии племянника, тебя, государя Михаила Федоровича, чтоб было вечно и постоятельно, так же как при нем, государе, Росийское государство аки солнце сияло и на все стороны ширилось и многие окрестные государства у него, государя, учинились в подданстве и в послушанье и никоторая кровь /л. 20/ и война при нем, государе, не бывала. И по милости веемогущаго бога и по избранию всех людей тебя, государя, на Владимерское и на Московское государство государем царем и великим князем всеа Русии обрали и крест тебе, великому государю, на Москве бояре и окольничие, и всяких чинов люди от мала и до велика целовали с великою радостию и во все города всяких людей хрестному целованью приводити послали. И изо многих городов к тебе, ко государю, писали, что оне в [191] городех крест целовати почали тебе, государю, все /л. 20 об./ радосными душами на том, что им тебе, государь, служити и прямити безо всякие хитрости и с неприятели с твоими государевыми, с польскими и с литовскими и с неметцкими людьми и с изменники, которые тебе, государю, служити не учнут, битися до смерти. И тебе б, государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии, умилитися над остатком роду християнского и многоразхищенное православное христьянство и всех людей Росийского государства, от распленения сыроятцов /л. 21/ польских и литовских людей собрав во единство, приняти под свою государеву паству и под крепкую высокую свою десницу, всенародного слезново рыдания не презрети, по изволенью божью и по избранью всех чинов людей на Владимерском и на Московском государстве и на всех великих государствах Росийского царьствия государем царем и великим князем всеа Русии быти и пожаловати б тебе, великому государю, ехати на свой царьской престол к Москве и подати нам благородием своим избаву ото всех /л. 21 об./ находящих нас бед и скорбей. А как ты, государь, на своем царьском престоле будешь на Москве, и, послыша твой царьской приход к Москве, литовские люди и все твои государевы недруги и неприятели будут в страхованье, а Московского государства всякие люди твоим царьским приходом обрадуютца и от печали в радость придут. И тебе б, великому государю, к нам ко всем милость показать, для христьянсково покою и тишины на свой царьской престол к Москве ехати и своим царьским приходом /л. 22/ всех людей обрадовати, а недругов своих и всех неприятелей Московскому государству учинити в страхованье и в боязни. А как ты, государь, на свой царьской [192] престол в царьствующий град Москву поедешь, и мы, богомольцы твои государевы и холопи, встретим тебя, государя, с чюдотворными иконами и животворящими кресты по вашему царьскому достоинству и служити тебе, государю, и прямити, и головы за тебя, государя, класти все люди от мала и до велика ради. А послали мы /л. 22 об./ к тебе, государю, бити челом и просити у тебя, государя, милости ото всех людей Московского государства Феодорита, архиепискупа резанского и муромского, да архимарита чюдовского, Троицы-Сергиева монастыря келаря, Спаса Нового монастыря архимарита, Симанова монастыря архимарита, благовещенского и архангельского протопопов и ключаря да бояр Федора Ивановича Шереметева, князя Володимера Ивановича Бахтеярова-Ростовского, окольничего Федора /л. 23/ Васильевича Головина и стольников, и стряпчих, и дворян больших, и приказных людей, и жильцов, и дворян и детей боярских из городов, и московских гостей, и чорных людей, и изо всех городов выборных всяких людей, и атаманов, и казаков, и стрельцов. И тебе б, великому государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии, нас пожаловати, моления нашего и слезново рыдания не презрети, ехати на свой царьской престол к Москве, /л. 23 об./ не мешкая".

А государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии к матери к великой государыне старице иноке Марфе Ивановне власти и бояре, и стольники, и стряпчие, и дворяне, и всяких чинов люди писали: /л. 24/

"Великого и благородного государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии матери государыне великой старице иноке Марфе Ивановне богомольцы ваши государевы Кирил, [193] митропалит ростовской и ярославской, и архиепискупы, и епископы, и весь освященный собор, и холопи сына твоего, государя нашего, царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии, бояре и окольничие, и чашники, и стольники, и стряпчие, и дворяня большие, и приказные люди, и жильцы, и дворяня и дети боярские из городов, головы /л. 24 об./ стрелетцкие и сотники, гости и торговые люди, и атаманы, и казаки, и стрельцы, и из городов выборные люди всяких чинов Московского государства челом бьют. Праведными, государыня, судьбами божьими, грех ради всех православных крестьян на превысочайшем престоле великие Росии Московского государства царьской корень пресекся. И после того были избранные государи. А последней был на Московском государстве царь и великий князь Василей Иванович всеа Русии. И по общему земскому греху, а по за/л. 25/висти дьяволя ево, государя, не возлюбили и от нево отстали. И в Московском государстве от того учинилася межеусобная брань, и стали всякие люди в розни. И послыша, государыня, то, польской и литовокой король своим злым умыслом, сослався з богоотступники и Московского* государства (В рукописи Московское государство) с ызменники, с Михалком Салтыковым с товарищи, прислал под Москву гетмана Желтовского, а велел договариватца, будто он для успокоенья Московскому государю дает сына своего Владислава на Московское /л. 25 об./ государство и, преступя крестное целованье, Московским государством завладел, а хотел к Польше и к Литве в подданстве учинить и церкви божьи разорить и святую нашу непорочную крестьянскую веру греческого закона попрати и учинити в [194] Росийском государстве свою латинскую веру; и, умысля, польских и литовских людей в Москву ввели обманом, а бояр захватили в Москву сильно и держали их за приставы. И по его злому умыслу литовские люди Московское государство разорили и святые божие /л. 26/ церкви осквернили и многонародное множество людей без числа побили. И по милости, государыня, божий, собрався з боярином со князем Дмитреем Трубетцким да с стольником со князем Дмитреем Пожарским в городех, всякие люди пришли под Москву и от польских и от литовских людей Москву очистили; и церкви божии в прежнюю лепету облеклися и божья имя славитца в них по-прежнему. А без государя Московскому государству стоять немочно и печися об нем и людьми божьими промышлять /л. 26 об./ некому, и* без государя (Написано над строкой более светлыми чернилами) и досталь Московское государство (Далее зачеркнуто без государя) разорят все. И мы, богомольцы ваши и холопи сына твоего, всяких чинов люди Московского государства, писали во все поморские и в понизовые, и в северские города, чтоб обрати на Владимерское и на Московское государство и на все великие государства Росийского царьствия государя царя и великого князя ково бог даст и ково всею землею оберут; и для б государьского обиранья ехали (В рукописи было приехали, но слог при зачеркнут) из городов к Москве изо всяких чинов люди, договорися в городех накрепко /л. 27/ и взяв у всяких людей о государьском обиранье полные договоры. И из городов власти и выборные люди лутчие к Москве съехалися и о государьском обиранье мыслили долгое время, чтоб на Владимерское и на Московское государство обрати [195] государя из московских родов, кого государя бог даст, а литовского и неметцково короля и королевичев и иных земель царей и царевичев на Владимерское и на Московское государство не обирать и Маринки с сыном на Московское государство не хо/л. 27 об./тети; и о государеве обиранье бога молили в соборне по многие дни. И февраля в 21 день на зборное воскресенье пришли в соборную церковь ко пречистой богородицы чеснаго и славнаго ея Успенья к нам, к вашим государевым богомольцом, бояре и окольничие, и чашники, и стольники, и стряпчие, и дворяня московские, и приказные люди, и дворяня и дети боярские всех городов, и головы, и сотники, и атаманы, и казаки, и стрельцы, и гости, и черные люди, и всего государства /л. 28/ Московского всяких чинов люди с сущими младенцы со слезами и с воплем и молили всемилостиваго в троицы славимаго бога и пречистую богоматерь и великих московских чюдотворцов, чтоб всемилостивый бог объявил, кому быть на Владимерском и на Московском государстве и на всех великих государствах Росийского царьствия государем царем и великим князем всеа Русии. И во всех людех всяких чинов от мала и до велика человеколюбивый бог по смотрению своему вложил в сердца едино/л. 28 об./мышление, что обрати на Владимерское и на Московское государство и на все великие государства Росийского царьствия государем царем и великим князем всеа Русии праведнаго корени блаженные памяти великого государя царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии племянника, а твоего, государыня, сына, государя Михаила Федоровича, чтоб было вечно и постоятельно тако же, как при нем, государе, Росийское государство аки солнце сияло и на все стороны ширилось и многие окрестные государи у него, [196] государя, в поддан/л. 29/стве и в послушанье учинилися (Написано над строкой) и никоторая кровь и война при нем, государе, не бывала. И по милости всемогущаго бога и по избранию всех людей его, государя, на Владимерское и на Московское государство государем царем и великим князем всеа Русии обрали и крест ему, великому государю, на Москве бояре и окольничие, и всяких чинов люди от мала и до велика целовали с великою радостию и во все города всяких людей х крестному целованью приводить послали. И изо многих городов к нему, государю, писали, /л. 29 об./ что ему, государю, крест почали целовать все радостными душами на том, что ему, государю, служить и прямить безо всякие хитрости и с неприятели его государевыми, с польскими и с литовскими людьми и с немцы и с ызменники, которые ему, государю, служить не учнут, битися до смерти. И тебе б, государыня, Московского государства всех православных крестьян всенародного слезнаго рыдания не презрить, по изволению божию и по избранью всех чинов людей на Владимерское и на Московское /л. 30/ государство Росийского царьствия государем царем и великим князем всеа Русии благословить сына своего, государя нашего царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии, и ему, государю, говорить, чтоб он, государь, ехал на свой царьской престол к Москве; да и самой бы тебе, государыне, нас пожаловать, подвиг свой с сыном своим, государем нашим царем и великим князем Михаилом Федоровичем всеа Русии, к Москве учинить и нас всех, всенародное множество православных крестьян, /л. 30 об./ приходом своим к Москве обрадовати. А как он, государь, [197] на своем царьском престоле будет на Москве, и, послыша про его царьской приход к Москве, литовские люди и все государевы недруги и неприятели будут в страхованье, а Московского государства всякие люди обрадуются и от печали в радость придут. И ему б, государю, для крестьянского покою и тишины на свой царьской престол к Москве ехать, не мешкая, и своим царьским приходом всех людей обрадовати, а недругов своих и всех /л. 31/ неприятелей Московского государства учинить в страхованье и в боязни. А как он, государь, на свой царьской престол в царьствующий град Москву приедет, и мы, богомольцы ваши и холопи сына твоего, государя нашего царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии, всех чинов люди от мала и до велика его, государя, встретим с чюдотворными иконами и з животворящими кресты по его царьскому достоинству и служить ему, государю, и прямить, и головы свои за него, государя, /л. 31 об./ класти все люди от мала и до велика ради. А полслали мы к вам, к государем, бити челом и просить у вас, государей, милости ото всех людей Московского государства Федорита, архиепископа резанского и муромского, да архимарита чюдовского, Троицы Сергиева монастыря келаря Аврамия, Спаса Нового монастыря архимарита, благовещенского и архангельского протопопов да ключаря, да бояр Федора Ивановича Шереметева да князя Володимера /л. 32/ Ивановича Бахтеярова-Ростовского, да окольничего Федора Васильевича Головина и стольников, и стряпчих, и дворян больших, и приказных людей, и жильцов, и дворян и детей боярских из городов, и московских гостей и торговых людей, и атаманов, и казаков, и стрельцов. И тебе б, государыня, нас пожаловати, моления нашего и [198] слезнаго рыдания не презрить, сына своего государя нашего царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии на Владимерское и на Московское государство /л. 32 об./ и на все великие государства Росийского царьствия государем царем и великим князем всеа Русии благословить и ему, государю, говорить, чтоб он, государь, ехал на свой царьской престол во царьствующий град Москву, не мешкая. Да и тебе б, государыня, подвиг свой учинить, ехать с сыном своим государем нашим царем и великим князем Михаилом Федоровичем всеа Русии к Москве". /л. 33/

А наказ архиепискупу резанскому да бояром Федору Ивановичю Шереметеву с товарыщи дан таков:

"Лета 7121-го марта в 2 день преосвященный Кирил, митрополит ростовской и ярославской, и архиепискупы, и епискупы, и весь освященный собор, и бояре, и окольничие, и чашники, и стольники, и стряпчие, и дворяня большие, и приказные люди, и жильцы, и дво/л. 33 об./ряня и дети боярские из городов, головы стрелетцкие, и сотники, гости и торговые люди, и атаманы, и казаки, и стрельцы, и из городов выборные люди, и всяких чинов люди Московского государства с собору приговорили: ехати к государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии в Ярославль или где он, государь, будет Феодориту, архиепискупу резанскому и муромскому, да архимариту чюдовскому, Троицы Сергиева монастыря келарю Аврамию, Спаса /л. 34/ Нового монастыря архимариту, Симанова монастыря архимариту, благовещенскому протопопу, архангельскому протопопу и с собору ключарю, Николы Зарайского протопопу да бояром Федору Ивановичю Шереметеву да князю Володимеру Ивановичю Бахтеярову-Ростовскому да окольничему Федору [199] Васильевичю Головину и стольником, и стряпчим, и приказным людем, и жильцом, и выборным людем из городов по списком. А списки даны бояром и архи/л. 34 об./епискупу Федориту и архимаритом. Да боярину Федору Ивановичю Шереметеву с товарищи, приехав к государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии, бити челом государю. А говорити архиепискупу Федориту резанскому речь: "Московского государства митрополит Кирил ростовской и ярославской и архиепискупы, и архимариты, и игумены, и весь освященный собор тебя, великого государя царя /л. 35/ и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии, благословляют и бога молят и челом бьют".

Боярину Федору Ивановичю Шереметеву говорить речь: - "Великий государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии! Твои государевы бояре и окольничие, и чашники, и стольники, и стряпчие, и дворяня московские, и приказные люди, и дворяня /л. 35 об./ из городов, и жильцы, и головы стрелетцкие, и сотники, и атаманы, и казаки, и стрельцы, и всякие служилые люди, и гости, и торговые люди, Московского государства и всех городов всяких чинов люди велели тебе, государю, челом ударить и о твоем государеве многолетном здравье спросить".

Да после тово бити челом государю и говорити архиепискупу речь: - "Великий и благородный /л. 36/ государь, праведнаго и благочестиваго корени благоцветущая отрасль, царь и великий ккязь Михайло Федорович всеа Русии! Ведомо тебе, великому государю, нынешние наши настоящие скорби, что праведными судьбами божьими грех ради всего православного крестьянства на превысочайшем престоле великии Росии Московского государства [200] царьской корень пресекся. И после того были избранные государи. А последний был не Московском государстве царь и великий князь Василей Иванович всеа Русии. И по общему /л. 36 об./ земскому греху, а по зовидению дьявола многие люди ево, государя, возненавидели и от нево отстали. И в Московском государстве учинилась рознь. И, послыша то, польской и литовской король своим злым умыслом, сослався з богоотступники, Московского государства с изменники с Михалком Салтыковым с товарыщи, прислал под Москву гетмана Желтовсково, а велел договариватца, будто он для успокоения Московскому государству дает сына своего Владислава на Московское государство, и, преступя крестное /л. 37/ целованье, Московским государством завладел, а хотел к Польше и к Литве в подданстве учинить и церкви божии (Второе и переделано из я) разорит (И переделано из я) и святую нашу непорочную христьянскую веру греческаго закона попрать и учинить в Росийском государстве свою проклятую латынскую веру и, умысля, польских и литовских людей в Москву ввели обманом, а бояр захватили в Москву сильно и иных держали за приставы. И по злому умыслу литовские люди Московское государство разорили /л. 37 об./ и святые божии церкви осквернили, и многонародное множество людей без числа побили. И по милости божии, собрався в городех с ратными людьми, боярин и воевода князь Дмитрей Тимофеевич Трубетцкой да стольник и воевода князь Дмитрей Михайлович Пожарской пришли под Москву и царьствующий град Москву от польских и от литовских людей очистили; и церкви божии в прежнюю лепоту облеклися, и божье имя славитца в них [201] по-прежнему. А ныне о Московском государстве печися /л. 38/ и людьми божьими промышлять некому, а государя на Московском государстве нет. А без государя ни на малое время быть немочно, и досталь Московскому государству быть в разоренье. И боярин и воевода, и всяких чинов люди Московского государства писали во все украинские и в поморские, и в понизовые, и в северские городы, чтоб обрать на Владимерское и на Московское государство и на все великие государства Росийского царьствия государя царя и великого князя ково бог даст и ково /л. 38 об./ всею землею оберут и для б государьского обиранья ехали из городов к Москве изо всяких чинов лутчие люди. И взяв у всяких людей о государьском обиранье полные договоры, и из городов власти и выборные лутчие люди к Москве съехалися и о государьском обиранье мыслили многое время, чтоб на Московское государство обрати государя из московских родов ково государя бог даст, а литовского и неметцкого королей и королевичев и иных земель царей и царевичев на Владимерское и на Московское /л. 39/ государство не обирать и Маринки с сыном на Московское государство не хотеть; и о государеве обиранье бога молили в соборне по многие дни. И февраля в 21 день на зборное воскресенье пришли в соборную церковь к пречистой богородицы чеснаго и славнаго ея Успения к митрополиту и к архиепискупом, и епискупом, и ко всему освященному собору бояре и окольничие, и чашники, и стольники, и стряпчие, и дворяня московские, и приказные люди, и дворяня и дети боярские /л. 39 об./ всех городов, головы и сотники, и атаманы, и казаки, и стрельцы, и гости, и чернне люди, и всего Московского государства всяких чинов люди и с сущими [202] младенцы со слезами и с воплем и молили всемилостиваго в троицы славимаго бога и пречистую богоматере и великих московских чюдотворцов, чтоб всемилостивый бог объявил, кому быть на Владимерском и на Московском государстве и на всех великих государствах Росийского царьствия государем царем и великим /л. 40/ князем всеа Русии. И во всех людех Московского государства всяких чинов от мала и до велика человеколюбивый бог по смотрению своему вложил в сердца единомышление, чтоб обрати на Владимерское и на Московское и на все государства Росийского царьствия государем царем и великим князем всеа Русии праведнаго корени блаженные памяти великого государя царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии племянника, тебя (Написано над строкой), государя Михаила Федоровича. /л. 40 об./ И по милости всемогущаго бога и по избранью всех людей тебя, государя, на Владимерское и на Московское государство государем царем и великим князем всеа Русии обрали и крест тебе, государю, на Москве бояре и окольничие, и всяких чинов люди от мала и до велика целовали с великою радостию и во все города всяких людей х крестному целованью приводить послали. И изо многих городов к тебе, государю, писали, что крест тебе, государю, целовати почали радосными душами /л. 41/ на том, что им тебе, государю, служить и прямить безо всякие хитрости и с неприятели твоими государевыми, с польскими и с литовскими людьми и с неметцкими, с ызменники, которые тебе, государю, служить не учнут, битца до смерти. И тебе, великому государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии, митрополит и архиепискупы, и епискупы, и [203] весь освященный собор, и бояре, и окольничие, и всяких чинов всякие люди бьют челом, чтоб тебе, великому государю, умилитца над остатком /л. 41 об./ роду крестьянского (Далее зачеркнуто и), многорасхищенное (В рукописи было многоросхищеныя, затем другими чернилами буквы ыя были переделаны в ное) православное крестьянство Росийского царьствия от разплемения сыроядцов, от польских и от литовских людей, собрать во единство и принять под свою государеву паству и под крепкою высокую свою десницу и всенароднаго (В рукописи было всенароднаго, но слог го зачеркнут) и слезнаго рыдания не презрить, по изволению божью и по избранию всех чинов людей на Владимерском и на Московском государстве и на всех великих государствах Росийского царьствия государем царем и великим князем всеа Русии быти и пожа/л. 42/ловать бы тебе, великому государю, ехать на свой царьской престол к Москве и подати нам благородием своим избаву ото всех находящих нас бед и скорбей. А как ты, государь, на своем царьском престоле будешь на Москве, и, послыша про твой царьской приход к Москве, литовские люди и все твои государевы недруги и неприятели будут в страхованье, а Московского государства всякие люди твоим царьским приходом обрадуютца и от печали в радость придут". /л. 42 об./

Боярину Федору Ивановичю Щереметеву бити челом государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии и говорити речь: "Великий государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии! Прислали к тебе, великому государю, бити челом и милости просити твои государевы бояре и [204] окольничие, и чашники, и стольники, и стряпчие, и дворяня московские, и приказные люди, и жильцы, и из городов дворяня и дети боярские, и головы стрелетцкие, и сотники, и атаманы, и казаки, /л. 43/ и стрельцы, и пушкари, и всякие служилые люди, гости и чорные, и всяких чинов люди всего Московского государства, чтоб тебе, государь, великому Московскому государству ко всяким людем милость показать, для крестьянского покою и тишины на свой царьской престол пожаловать, к Москве итти и своим царьским приходом всех людей обрадовать, а недругов своих и всех неприятелей Московскому государству учинить в страхованье и в боязни. А как твой государев на свой царьской престол в царьствую/л. 43 об./щий град Москву подвиг будет, и с Москвы митрополит и архиепискупы со всем освященным собором и бояре, и всякие люди встретят тебя, государя, с чюдотворными иконами и з животворящими, кресты по вашему царьскому достоинству и служить тебе, государю, и прямить, и головы свои за тебя, государя, класти все люди от мала и до велика ради".

Да архиепискупу же и бояром бити челом государя царя и великого князя /л. 44/ Михаила Федороровича всеа Русии матери великой государыне старице иноке Марфе Ивановне, а говорить архиепискупу речь: "Московского государства митрополит Кирил ростовской и ярославской и архиепискупы, и епискупы, и архимариты, и игумены, и весь освященный собор тебя, великую государыню, благословляют и бога молят и челом бьют".

Боярину Федору Ивановичю Шереметеву говорить речь: /л. 44 об./ "Великая государыня старица инока Марфа Ивановна! Московского государства бояре и окольничие, и чашники, и стольники, и стряпчие, [205] и дворяня московские, и приказные люди, и дворяня и дети боярские всех городов, и головы, и сотники, и атаманы, и казаки, и стрельцы, и пушкари, и всякие служилые люди, и гости, и торговые и чорные люди, и всех чинов всякие люди велели тебе, государыне, челом ударить".

Да архиепискупу бити челом государыне старице иноке Марфе Ивановне /л. 45/ и говорить речь: "Праведными судьбами божими, грех ради всево православного крестьянства на превысочайшем престоле великие Росии Московского государства царьской корень пресекся. И после тово были избранные государи. А последней был на Московском государстве царь и великий князь Василей Иванович всеа Русии. И по общему земскому греху, а по завидению дьяволю многие люди его, государя, возненавидели и от него отстали. И Московского государства всякие люди межусобною /л. 45 об./ бранью стали в розни. И, послыша то, польской и литовской король злым своим умыслом, сослався з богоотступники, Московского государства с изменники с Михалком Салтыковым с товарищи, прислал под Москву гетмана Желтовского, а велел договариватца, будто он для успокоенья Московскому государству дает сына своего Владислава на Московское государство и, преступя крестное целованье, Московским государством завладел, а хотел к Польше и к Литве в подданстве учинить и церкви /л. 46/ божии разорить и святую нашу непорочную крестьянскую веру греческого закона попрать и учинить в Росийском государстве свою проклятую латынскую веру; и, умысля, польских и литовских людей в Москву ввели оманом, а бояр захватили в Москву сильно и иных держали за приставы. И по его злому умыслу литовские люди Московское государство [206] разорили и святые божии церкви осквернили, и многонародное множество людей без числа побили. И по милости божии, собрався в городех /л. 46 об./ с ратными людьми, боярин и воеводы князь Дмитрей Тимофеевич Трубетцкой да стольник и воевода князь Дмитрей Михайлович Пожарской пришли под Москву и царьствующий град Москву от польских и от литовских людей очистили; и церкви божии в прежнюю лепоту облеклись, и божие имя славитца в них по-прежнему. А ныне о Московском государстве печися и людьми божьими промышлять некому. А государя на Московском государстве нет. А без государя ни на мало время быть немочно, /л. 47/ и досталь Московскому государству быть в разоренье. И бояре и воеводы, и всяких чинов люди Московского государства писали во все украинные и поморские, и в понизовые, и во все северские города, чтоб обрати на Владимерское и на Московское государство и на все великие государства Росийского царьствия государя царя и великого князя ково бог даст и ково всею землею оберут, и для б государьского обиранья ехали из городов к Москве изо всяких чинов лутчие люди, взяв (Написано черными чернилами над строкой) у всяких людей о государьском /л. 47 об./ обиранье полные договоры. И из городов власти и выборные лутчие люди к Москве съехались и о государьском обиранье мыслили многие время, чтоб на Московское государство обрати государя из московских родов ково государя бог даст, а литовского и неметцкого королей и королевичев и из ыных земель царей и царевичев и Маринки с сыном на Московское государство не хотеть; и о государеве обиранье молили в соборне по многие дни. И февраля в 21 день на зборное [207] воскресение /л. 48/ пришли в соборную церковь к пречистой богородицы чеснаго и славнаго ея Успения к митрополиту и к архиепископом, и епископом, и ко всему освященному собору бояре и окольничие, и чашники, и стольники, и стряпчие, и дворяня московские, и приказные люди, и дворяня и дети боярские всех городов, и головы, и сотники, и атаманы, и казаки, и стрельцы, и гости, и чорные люди, и всего государства Московского всяких чинов люди и с сущими младенцы со слезами и с воплем молили всемилости/л. 48 об./ваго в троицы славимаго бога и пречистую богоматере и великих московских чюдотворцов, чтоб всемилостивый бог объявил: кому быть на Владимерском и на Московском государстве и на всех великих государствах Росийского царьствия государем царем и великим князем всеа Русии. И во всех людех Московского государства всяких чинов от мала и до велика человеколюбивый бог по розсмотрению своему вложил в сердца единомышление, чтоб обрати на Владимерское и на Московское государство и на все государства /л. 49/ Росийского царьствия государем царем и великим князем всеа Русии праведнаго корени блаженные памяти великого государя царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии племянника, сына* твоего (Написано над строкой) государя Михаила Федоровича. И по милости всемогущего бога и по избранию всех людей его, государя, на Владимерское и на Московское государство государем царем и великим князем всеа Русии обрали и крест ему, государю, на Москве бояре и окольничие, и всяких чинов люди от мала и до велика целовали с великою радостью и во все города /л. 49 об./ всяких людей х крестному целованью приводить [208] послали. И изо многих городов к нему, к государю, писали, что крест ему, государю, всякие люди целовать почали радостными душами на том, что им ему, государю, служить и прямить безо всякие хитрости и с неприятели его государевыми, с польскими и с литовскими людьми и с немцы, и с ызменники, которые ему, государю, служить не учнут, битися до смерти. И тебе, великой государыне иноке Марфе Ивановне, митрополит и архиепискупы, и весь священный /л. 50/ собор, и бояре, и окольничие, и всяких чинов люди бьют челом, чтоб тебе, великой государыне, умилитца над остатком рода крестьянского и всенародного б слезнаго рыдания не презрить, по изволению божию и по избранию всех чинов людей на Владимерское и на Московское государство сына своего государя нашего Михаила Федоровича благословить (Слог ить переделан из ила) быть государем царем и великим князем всеа Русии; и ему б, государыня, говорила, чтоб он ехал на свой царьской престол к Москве. А как он, государь, на своем царьском /л. 50 об./ престоле на Москве будет, и, послыша про его царьской приход к Москве, литовские люди и все его государевы недруги и неприятели будут в страхованье, а Московского государства всякие люди его государевым приходом обрадуютца и от печали в радость придут; и подати б нам благодарением своим избаву от всех находящих бед и скорбей".

Боярину Федору Ивановичю Шереметеву бити челом государыне иноке /л. 51/ старице Марфе Ивановне и говорить речь: "Великая государыня старица иноко Марфа Ивановна! Прислали к сыну твоему, государю нашему царю и великому князю Михаилу [209] Федоровичю всеа Русии, власти и бояре, и всякие люди московского государства молить и бити челом, чтоб он, государь, милость показал, ехал на свой царьской престол в царьствующий град Москву. И ты б, государыня, нас пожаловала, сына своего, государя нашего царя и великого князя /л. 51 об./ Михаила Федоровича всеа Русии благословила; и чтоб он, государь, нашего моленья и челобитья всех людей не презрил, шол на свой царьской престол к Москве; да и тебе б, государыня, милость показать, подвиг свой учинить и итти с сыном своим, з государем нашим царем и великим князем Михаилом Федоровичем всеа Русии".

А как государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии Московского государства всяких людей пожалует и как его государьской /л. 52/ подвиг к Москве будет в котором числе, и о том отписать к бояром к Москве; и бояре и всякие люди государя встретят.

А будет государь царь к великий князь Михайло Федорович всеа Русии архиепискупа и архимаритов, и бояр, и окольничих, и всяких людей не пожалует, учнет отказывать или за чем учнет государь розмышлять, и архиепискупу, и архимаритом, и бояром Федору Ивановичю и князю Володимеру Ивановичю да окольни/л. 52 об./чему Федору Васильевичю государю бити челом и умолять ево, государя, всякими обычаи, чтоб он, государь, милость показал, челобитья их не презрил, был на Вдадимерском и на Московском государстве государем царем и великим князем всеа Русии и пожаловал, ехал к Москве вскоре; такое великое божье дело зделалося не от людей, и не его государьским хотеньем, по избранью бог учинил его, государя, государем царем и великим князем всеа Русии и в сердца [210] вложил всяким людем и до сущих /л. 53/ и беззлобивых младенцов, что быть на Владимерском и на Московском государстве и на всех великих государствах Росийского царьствия ему, государю Михаилу Федоровичю.

А будет государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии учнет розсужать о отце своем, государе нашем, о митрополите Феларете, что он, государь, ныне в Литве, и ему на Московском государстве быти нельзя для тово, чтоб отцу /л. 53 об./ его за то какого зла не учинили, и архиепискупу, и архимаритом, и бояром, и окольничему (Переделано другими чернилами из окольничим) государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии бити челом и говорити, чтоб он, государь, про то не розмышлял, - бояря и вся земля посылают к литовскому королю, а отцу твоему, государю нашему, дают на обмену литовских многих лутчих людей; /л. 54/ да и всякими обычаи государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии бити челом и его, государя, умолять, чтоб он шол на свой царьской престол к Москве, не мешкая.

А в городы о государьском обиранье, что на Владимерское и на Московское и на все великие преславные государства Росийского царьствия обрали государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии, с Москвы /л. 54 об./ власти и бояре, и всяких чинов люди грамоты писали за руками таковы:

"В Володимерь архимаритом и игуменом, и всему освященному собору, и стольнику и воеводе господину Тимофею Васильевичю Измайлову, и дворяном, и детем боярским, и стрельцом, и казаком, [211] и гостем, и посадцким и уездным и всяким людем великого Московского государства ростовской митро/л. 55/полит Кирилл и архиепискупы, и епискупы, и архимариты, и игумены, и великих обителей честных монастырей старцы, которые собраны для царьского обиранья к Москве, и бояре, и окольничие, и чашники, и стольники, и стряпчие, и дворяня, и приказные люди, и дети боярские, и головы стрелетцкие, и сотники, и атаманы, и казаки, и стрельцы, и всякие служилые люди, и гости московские, и торговые люди всех городов, и всякие жилетцкие люди челом бьют. /л. 55 об./ Ведомо, господа, вам всем, как в Росийском государстве царьской корень пресекся. И после тово были избранные государи. А последней был на Московском государстве царь и великий князь Василей Иванович всеа Русии. И по общему земскому греху, а по зависти дьяволя многие люди его, государя, возненавидели и от нево отстали; и учинилася в Московском государстве рознь; и царя Василья от государства отставили. И, послыша то, польской и литовской король злым своим /л. 56/ умыслом, сослався з богоотступники с Михалком Салтыковым с товарищи, прислал под Москву гетмана Желтковского, а велел договариватца, будто он для успокоенья Московского государства дает на Московское государство царем сына своего Владислава, и Московским государством завладел оманом, а хотел к Польше и к Литве в подданстве учинить и церкви божии разорити и святую нашу непорочную крестьянскую веру греческаго закона попрати и учинити /л. 56 об./ в Росийском государстве свою проклятую латынскую веру; и по своему злому умыслу царьствующий град Москву разорили и святые божьи церкви осквернили и оборугали и разорили и многонародное множество людей [212] без числа побили. И по милости божьей, собрався бояре и воеводы князь Дмитрей Тимофеевич Трубетцкой да стольник и воевода князь Дмитрей Михайлович Пожарской Московского государства со всякими ратными людьми, царьствующий град Москву /л. 57/ от польских и от литовских людей очистили. И ныне многие церкви божьи в прежнюю лепоту облеклися, божье имя в них славитца по-прежнему, а царьской престол вдовеет. А без государя нам всем быти ни на малое время немочно. И бояре и воеводы всею землею писали к вам, чтоб вы для государьского обиранья ехали к Москве. И выборные люди для государьского обиранья из замосковных и ис поморских, и из украинных городов всяких чинов люди для государьского /л. 57 об./ обиранья к Москве съехалися и живут на Москве долгое время. А без государя Московское государство ничем не строитца и воровскими заводы на многие части розделяетца, и воровство многое множитца. А без государя никоторыми делы строить и промышлять и людьми божьими всеми православными крестьяны печися некому. И мы со всего собору и всяких чинов выборные люди о государьском обиранье многое время мыслили, чтоб литовского и свийского /л. 58/ короля и их детей и иных неметцких вер и никоторых государств иноязычных некрестьянской веры греческаго закона на Владимерское и на Московское государство не обирати и Маринки и сына ее на государство не хотети, потому что польского и неметцкого короля видели к себе неправду и крестное преступленье и мирное нарушенье, как литовской король Московское государство разорил, а свейской король Великий Новгород взял оманом за крестным же целованьем. /л. 58 об./ А обирали на Владимерское и на Московское [213] государство и на все великие государства Росийского царьствия государя из московских родов ково бог даст. И всех чинов во всяких людех от мала и до велика вместилося в сердца, чтоб обрати на Владимерское и на Московское государство и на все великие государства Росийского царьствия от племяни праведнаго и великого государя царя и великого князя блаженные памяти Федора Ивановича всеа Русии, чтоб было /л. 59/ вечно и постоятельно, так же как при нем, великом государе, Росийское царьство передо всеми государствы аки солнце сияло и на все стороны ширилось; и многие окрестные государства учинилися у него, у государя, в подданстве и в послушанье; и никоторая кровь и война при нем, государе, не бывала, все есмя при его царьской державе жили в тишине и в благоденстве. И о том, кому благоволит бог на Владимерском и на Московском и на всех государствах Росийского /л. 59 об./ царьствия государем царем и великим князем всеа Русии быти, многие соборы у нас были. И февраля в 21 день на зборное воскресенье пришли в соборную церковь пречистой богородицы чеснаго и славнаго ея Успения к митрополиту и ко всему освященному собору мы, бояре и окольничие, и чашники, и стольники, и стряпчие, и дворяня московские, и приказные люди, и дворяня из городов, и дети боярские всех городов, и головы, и сотники, и атаманы, и стрельцы, и казаки, гости и чорных /л. 60/ слобод и всего государства Московского всяких чинов люди и с сущими младенцы, и молили всемилостиваго бога и пречистую богоматерь и великих московских чюдотворцов с великим молением и воплем, чтоб всемилостивый бог дал нам на Владимерское и на Московское и на все государства Росийского царьствия государем царем и великим князем [214] всеа Русии от племяни благоверново и праведнаго государя царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии племянника Михаила Федо/л. 60 об./ровича Романова-Юрьева, чтоб по милости божьи вперед царьская степень укрепилась навеки и всего государства Московского люди были в покое и во благоденстве под одним кровом и под царьскою высокою рукою. И били мы челом великого государя царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии племяннику Михаилу Федоровичю Романову, чтоб он над Московским государством и надо всеми нами, Московского государства людьми, умилосердился, нас, сирых, пожаловал, /л. 61/ всенародного моления и слезнаго рыданья не презрил, был на Владимерском и на Московском и на всех государствах Росийского царьствия государем царем и великим князем всеа Русии, чтоб во всем Росийском государстве всякие люди под одним кровом и под его царьскою высокою рукою были; и кровь бы крестьянская и межеусобство его царьским бодроопасным правительством уталилося. И по милости всемогущаго в троице славимаго бога его, государя Михаила Федоровича, на Владимерское и на Московское /л. 61 об./ и на все государства Росийского царьствия обрали государем царем и великим князем всеа Русии и крест ему, государю, целовали, что нам ему, государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии, служити и прямити и с недруги его государьскими и с неприятели государства Московского, с польскими и с литовскими и с неметцкими людьми, и с татары, и с ызменники, которые ему, государю, служити не учнут, битца до смерти. И вам бы, господа, прося у всемилостиваго в троице /л. 62/ славимаго бога милости и у пречистой богоматери, за государево царево и великого князя Михаила Федоровича всеа [215] Русии многолетье пели молебны з звоном, чтоб господь бог отвратил от нас свой праведный гнев и подал бы государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии многолетное здоровье и на ево государевых недругов и на всех на крестьянских неприятелей победу и одоление и крестьянское б государство мирно и в тишине и во благоденстве /л. 62 об./ устроил; а, пев молебны и просив у бога милости о государеве многолетном здоровье и о устроение всего мира, быти с нами под одним кровом и державою и под высокою рукою крестьянсково государя нашего царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии. А мы з божьею помощью такому великому неизреченному божью милосердию всего государства Московского всяких людей от мала и до велика и из городов выборные и невыборные люди все обрадовались /л. 63/ сердечною радостью, что во всех человецех прошение у бога и едина мысль в сердца вместилася, что по изволению божью быть на Владимерском и на Московском государстве и на всех государствах Росийского царьствия государем царем и великим князем всеа Русии великого государя царя и великого князя блаженные памяти Федора Ивановича всеа Русии племяннику Михаилу Федоровичю. Ни по чьему заводу и кромоле бог ево, государя, на такой великой царьской престол /л. 63 об./ изобрал мимо всех людей по своей неизреченной милости, и всем людем о его царьском обиранье бог в сердца вложил едину мысль и утверждение. Писан на Москве лета 7121-го февраля в 25 день".

А в ыные во все города грамоты писаны таковы же. /л. 64/

И марта в день с Костромы Феодорит, архиепискуп резанской и муромской, да бояре Федор [216] Иванович Шереметев с товарищи писали к Москве ко властем и к бояром и всяких чинов людем Московского государства:

"Государства Московского великому господину преосвященному Кирилу, митрополиту ростовскому и ярославскому, и архиепискупом, и епискупом, и архимаритом, и игуменом, и всему освященному собору, и господам бояром, /л. 64 об./ и стольником, и стряпчим, и дворяном московским, и приказным людем, и дворяном и детем боярским из городов, и головам стрелетцким, и сотником, и атаманом, и казаком, и стрельцом, и всяким служилым людем, и гостем, и торговым и всяким жилетцким людем, и всего Московского государства всяких чинов и из городов приезжим людем Феодорит, архиепискуп резанской и муромской, и архимариты, и игумены, и весь освященный собор, и Федор Шереметев с товарыщи, и стольники, /л. 65/ и стряпчие, и дворяня московские, и приказные люди, и дворяня и дети боярские из городов, и головы стрелетцкие, и сотники, и атаманы, и казаки, и стрельцы, и гости, и торговые и всяких чинов люди челом бьют. Послали вы, господа, нас к государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии бити челом и милости у нево, государя, просити, чтоб он, государь, шол на свой царьской престол и был бы на Владимерском и на Московском государстве и на всех государствах Росийского царьствия государем царем и великим /л. 65 об./ князем всеа Русии. И мы, господа, приехали к государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии на Кострому марта в 13 день в вечерню. И государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии нас пожаловал, велел нам быти у себя, государя, марта в 14 день. И мы, господа, сослався города Костромы с [217] воеводы и с архимариты, и с ыгумены, и з дворяны, и з детми боярскими, и со всякими служивыми людьми, и з гостми, и с торговыми и со всякими жилетцкими людьми, /л. 66/ пришли с чюдотворными образы пречистые богородицы и московских чюдотворцов и со кресты в Ыпатцкой монастырь к государю царю и великому князю Михаилу Федоровичи всеа Русии. И государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии и государыня наша и великая старица инока Марфа Ивановна образ встретили за монастырем и нас всех пожаловали, очи свои дали видеть. И мы, господа, государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии и его матери великой старице иноке /л. 66 об./ Марфе Ивановне челом ударили и их, государей, о здоровье спрашивали. И государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии и мать ево великая старица инока Марфа Ивановна говорили нам с великим гневом и с плачем, что он, государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, на Московском государстве государем быти не хочет, и она, государыня, ево на Московское государство не благословляет, и за кресты в соборную церковь не шли долгое время. И мы, господа, государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии /л. 67/ и мать ево великую старицу иноку Марфу Ивановну молили многое время и просили и одва умолили, чтоб пошли за кресты в соборную церковь живоначальные троицы по достоинству и в соборной церкве живоначальные троицы, пев молебны, государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии и великой старице государыне иноке Марфе Ивановне били челом, грамоты подали и речь по наказу говорили, чтоб государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии [218] Московского /л. 67 об./ государства митрополита и архиепискупов, и епискупов, и весь освященный собор, и бояр, и окольничих, и чашников, и стольников, и стряпчих, и дворян московских, и приказных людей, и дворян и детей боярских из городов, и голов стрелетцких, и сотников, и стрельцов, и атаманов, и казаков, и гостей, и торговых и всяких жилетцких людей пожаловал, был на Московском государстве государем царем и великим князем всеа Русии и шол бы на свой царьской престол к Москве; а на Москве бояре и околь/л. 68/ничие, и стольники, и стряпчие, и дворяня московские, и приказные люди, и дворяня и дети боярские из городов, и головы стрелетцкие, и сотники, и стрельцы, и атаманы, и казаки, и всякие служивые люди, и гости, и торговые и всякие жилетцкие люди и во всех городех ему, государю, крест целовали. И государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, выслушав речь и грамот, и нашего челобитья, со слезным плачем и гневом нам отказал, что ево государева помышленья на то нет, /л. 68 об./ что быть на таких великих государствах государем. И мы, господа, били челом матери его великой старице иноке Марфе Ивановне, чтоб она пожаловала Московского государства всех чинов людей, не презрила моления и слезного рыдания, благословила на Московское и на Владимерское государство и на все государства Росийского царьствия государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии, и подвиг бы свой он, государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, и великая старица /л. 69/ инока Марфа Ивановна на Московское государство с сыном своим, а с нашим государем учинили, чтоб недругом ево государевым, польским и литовским людем, слышачи про его приход в царьствующий град [219] Москву, было страшно, а Московского б государства всякие люди их государевым приходом обрадовалися. И государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии и великая старица инока Марфа Ивановна нам с великим гневом отказали, что у государя царя и великого князя /л. 69 об./ Михаила Федоровича всеа Русии и у ней, государыни, и в мысли тово нет, что на таких великих преславных государствах быти государем, а он, государь, ещо не в совершенных летех; да и потому, что Московского государства всяких чинов люди по грехом измалодушествовалися, прежним московским государем, дав свои души, непрямо служили, как грех ради всего Московского государства праведными судьбами божьими пресекся корень в Росийском государстве прироженных великих государей, и блаженные памяти /л. 70/ государя царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии не стало. И после его, государя, выбрали на Московское государство царя и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии и крест ему целовали, что было ему и детем его служить и прямить и опричь его и детей его на Московское государство иново никово не хотети. И судом божьим царя Бориса не стало, и на Московском государстве учинился государем царем и великим князем всеа Русии сын его государь царь и великий князь /л. 70 об./ Федор Борисович всеа Русии, и, крест ему целовав, Московского государства всяких чинов люди ему изменили, отъехали к вору к Гришке Ростриге, что по умышленью польского и литовского короля назвался царевичем Дмитреем. И государя царя и великого князя Федора Борисова и мать ево царицу Марью тот вор Гришка предал горькой смерти, а царевну Оксинью постриг. А после и того вора [220] Гришку Отрепьева, которого назвали царевичем Дмитреем, убили и сожгли и выбрали на государство государя царя /л. 71/ и великого князя Василья Ивановича всеа Русии и, крест ему целовав, изменили же, многие отъехали в Тушино к вору. А которые от нево, государя, не отъехали, были на Москве, и царя Василья, с царства скинув, постригли, а, постригши, отдали в Литву и з братьею. И, видя такие прежним государем крестопреступление и позоры, и убивствы, и поругание, как быти на Московском государстве и прироженному государю государем, видя Московского государства в людех измены и многое /л. 71 об./ непостоянство и крестопреступление; да и потому Московское государство от польских и от литовских людей и русских людей непостоянством разорилося до конца. И прежних великих государей из давных лет сокровища царьские литовские люди вывезли, а дворцовые села и чорные волости, и пригородки, и посады розданы в поместья дворяном и детем боярским и всяким служилым людем и запустошены; а всякие служивые люди бедны. И будет судьбами божьими /л. 72/ кому повелит бог быть на Владимерском и на Московском государстве государем царем и великим князем всеа Русии, и ему, будучи на Московском государстве, чем служивых людей жаловати и свои государевы обиходы полнити, и против своих недругов, польского и литовского короля и иных пограничных государей, стоять. Да государь же царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии и великая старица инока Марфе Ивановна говорили, что быти ему на государстве, а ей, государыне, благословить сына своего, /л. 72 об./ а нашего государя на государство лише на погубление; да и для того, что государя нашего царя и великого князя Михаила Федоровича всеа [221] Русии отец, Филарет митрополит, ныне у короля в Литве в великом стесненье. А сведает то король, что по прошенью и по челобитью всего Московского государства учинитца на Московском государстве сын его и ее, а наш государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, и король тотчас велит над отцом ево, государя нашего, Филаретом митрополитом какое зло зделать. А ему, /л. 73/ государю, без благословенья отца своего на Московском государстве никак быти немочно. И мы, господа, со всем освященным собором и Московского государства всяких чинов люди со слезами молили и били челом государю царю и великому князю всеа Русии и великой старице иноке Марфе Ивановне, чтоб государь нашего моления и челобитья и нас всех не презрил, пожаловал бы, был на Владимерском и на Московском государстве государем, а великая старица иноко Марфа Ивановна его, государя нашего, на государство /л. 73 об./ благословила, а Московского государства всяких чинов люди ему, государю, учнут служить и прямить во всем, на чом ему, государю, крест целовали и души свои дали. А обрали ево, государя, на Московское государство и на все государства Росийского царьствия по изволению всемилостиваго в троице славимаго бога и пречистые его богоматери и всех святых, не ево государевым хотеньем, положил бог единомышлено в серца всех православных крестьян от мала и до велика на Москве и во всех городех всего Росийского /л. 74/ государства. А прежние государи царь Борис сел на государство своим хотеньем, изветчи государьской корень, царевича Дмитрея, и почал делати многие неправды. И бог ему мстил праведнаго и безпорочного государя церевича Дмитрея Ивановича убиенье и кровь богоотступником Гришкою [222] Отрепьевым. А вор Гришка Рострига по своим делом от бога месть приял, злою смертью умер. А царя Василья выбрали на государство немногие люди, и по вражью действу многие городы ему, государю, служить /л. 74 об./ не похотели и от Московского государства отложилися. И то все делалось волею божиею, а всех православных крестьян грехом; во всех людех Московского государства была рознь и межеусобство. Да в то же время по умышленью и по ссылке польского и литовского короля пришол под Москву колужской вор с рускими и литовскими людьми да гетман Желковской с польскими и с литовскими и с неметцкими людьми и с рускими изменники, умысля, чем бы Московское государство разорить и людей прельстить, /л. 75/ и з бояры ссылался, будто Жигимонт король прислал его для покою крестьянского и дает на Московское государство сына своего королевича Владислава. И Московского государства всякие люди, видя от вора и от польских и от литовских людей тесноту, били челом царю Василью, чтоб он государство оставил и крестьянская межеусобная кровь престала литца. И царь Василей царьство оставил. И как вошли в Москву польские и литовские люди и руские изменники, которые пришли от короля, Михаило Салтыков /л. 75 об./ да Федька Ондронов с товарыщи с своими советники, и гетман Желтовской за королевскою присягою и за своею царя Василья и з братьею свезли в Литву. А ныне Московского государства люди наказалися все и пришли в соединение во всех городех и за божьи апостольские церкви и за крестьянскую веру хотят помереть и сына твоего, государя нашего царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии, на Владимерское и на Московское государство и на все государства [223] Росий/л. 76/ского царьствия обрали всею землею и крест ему целовали и служить и прямить хотят, и головы свои за нево, государя, класти и кровь свою лити безо всякого сумненья до смерти. А то, государи, учинилось над царевичем Федором и над царем Васильем праведнаго владыки судьбами и рознью всех людей. А розмышляешь, государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, о отце своем Филарете митрополите, что он в Литве, чтоб король ему какова /л. 76 об./ зла не учинил, и для твоего отца, а нашего государя Феларета митрополита посылают с Москвы бояре и всяких чинов люди х королю посланников, а дают за отца твоего, а нашего государя Феларета митрополита на обмену многих польских и литовских людей; и за тем бы он, государь, и великая старица иноко Марфа Ивановна не розмышляли и противу воли божии не стояли. И государь, царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии нам говорил, что ему, /л. 77/ государю, никак на Московском государстве быти немочно, а великая старица иноко Марфа Ивановна на государство ево, государя, не благословила; и нам отказали с великим гневом. И мы, господа, с чюдотворным образом пречистые богородицы и великих московских чюдотворцов Петра и Олексея, и Ионы пришли к их к государеву месту и молили и били челом великой старице иноко Марфе Ивановне и государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии с великим воплем и со многим слезным /л. 77 об./ рыданием, чтоб они, государи, положилися на судьбы божьи, пожаловали, не презрили многочисленнаго народа слезнаго плача и рыдания, пожаловала, благословила на Владимерское и на Московское государство и на все государства Росийского царьствия сына своего, государя нашего [224] царя в великого князя Михаила Федоровича всеа Русии, а он, государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, пожаловал, был на Владимерском и на Московском, и на всех государствах Росийского царьствия /л. 78/ государем царем и великим князем всеа Русии; и молили и били челом ему, государю, и великой старице иноко Марфе Ивановне с третьяго часа дни до девятого часа и говорили ему, государю, чтоб он, государь, с воли божьей не снимал (В рукописи снимали), был на Московском государстве государем царем и великим князем всеа Русии, а мать бы ево великая старица иноко Марфа Ивановна его, государя, на царство благословила; и подвиг свой к Москве, не замешкав, учинили; и на Москве митрополиты и архи/л. 78 об./епискупы, и весь освященный собор, и бояре, и окольничие, и стольники, и стряпчие, и дворяня московские, и приказные люди, и дворяня и дети боярские из городов, и головы стрелетцкие, и сотники, и стрельцы, и атаманы, и казаки, и всякие служивые и жилетцкие люди, многочисленное народное множество обрадуютца и ево, государя, встретят с чюдотворными иконами и з животворящими кресты по их царьскому достоинству и ото многих находящих скорбей ево государевым /л. 79/ приходом от печали радости исполнены будут. А только он, государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, митрополита и архиепископов, и епископов, и всего освященного собора, и бояр, и окольничих, и стольников, и стряпчих, и дворян московских и из городов, и голов стрелетцких, и сотников, и стрельцов, и атаманов, и казаков, и всяких служилых людей, и гостей, и торговых и всяких [225] жилетцких людей, и нас всех не пожалует, моление наше и слезное челобитье презрит, на Мо/л. 79 об./сковском государстве не поволит быти и великая старица и иноко Марфа Ивановна его, государя, на государство не изволит благословить, и, услыша такую скорбь на Москве, Кирил митрополит и архиепискупы, и епискупы, и весь освященный собор, и бояре, и окольничие, и весь царьский синклит, и всякие служивые и жилетцкие, и приезжие люди в сетованье и в печали, и в конечном разоренье Московское государство от неприятелей будет, а святые божии и апостольские церкви и многоцелебные /л. 80/ мощи и чюдные иконы опоруганы будут и истинной православной христьянской вере и православным крестьяном разоренье и расхищенье. И того всего и православных крестьян душ взыщет бог на нем, государе, и на ней, великой старице иноке Марфе Ивановне. И мы, господа, с чюдотворными иконами и со всем освященным собором всяких чинов люди ево, государя, молили и били челом с великим плачем, чтоб он, государь, весь освященный собор и всяких чинов люди пожаловал, был /л. 80 об./ на Владимерском и на Московском государьстве госусударем царем и великим князем всеа Русии, а великая старица иноко Марфа Ивановна ево, государя, на царьство благословила; и принял государь от своей матери, а нашей государыни иноки Марфы Ивановны и ото архиепискупа, и ото всего освященного собору благословенье и царьской посох, шол к Москве на свой царьской престол по своему царьскому достоинству. И государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии и мать ево, государыня наша великая /л. 81/ старица инока Марфа Ивановна видя перед собою чюдотворные иконы и многонародное прошение с сердечным воздыханием [226] и нашего моленья и челобитья и слезнаго рыдания и вопля не презрили; много розмышляв, приклоняся к чюдотворным иконам пречистые богородицы и великих московских чюдотворцов Петра и Олексея, и Ионы, говорили, что они во всем положились на праведныи и непостчжимыи судьбы божьи. И пожаловала государыня великая старица инока /л. 81 об./ Марфа Ивановна, благословила на Владимерское и на Московское государство и на все государства Росийского царьствия государем царем и великим князем всеа Русии сына своего государя нашего царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии. А государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии нас пожаловал, прошенье принял и государем царем и великим князем всеа Русии на Владимерском и на Московском государстве и на всех государствах Росийского царьствия за многим /л. 82/ молением и челобитьем учинился в царьском нареченье и посох и благословение от Феодорита, архиепискупа резанского, и ото всего освященного собору принял и нам, бояром и окольничим, и стольником, и стряпчим, и дворяном московским, и приказным людем, и жильцом, и из городов дворяном и детем боярским, и головам стрелетцким, и сотником, и стрельцем, и атаманом, и казаком, и гостем, и торговым людем, и всяким людем /л. 82 об./ Московского государства, и приезжим людем пожаловал, велел быти у своей царьской руки и свое государево жаловальное слово о своем походе сказал, что поход ево государев будет к Москве вскоре. И мы, господа, такую неизреченную божию милость всещедраго владыки к православному крестьянству, что государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии всего Московского государства всяких чинов людей моления и челобитья не презрил, учинился на Московском государстве государем царем /л. 83/ [227] и великим князем всеа Русии, хвалу богу и пречистой его богоматери и всем святым воздали, пели молебны по всем божиим церквам по три дни з звоном о неизреченном смотрении божии и, воздав хвалу богу, государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии и матери ево великой старице иноке Марфе Ивановне бьем челом, чтоб государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии и мать ево великая старица иноко Марфа Ивановна /л. 83 об./ с сыном своим, а с нашим государем шла в царьствующий град Москву. А которого, господа, числа государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии с Костромы в Ярославль пойдет, и мы, господа, о том к вам тотчас отпишем. А с сею, господа, грамотою послали к вам Ивана Васильева сына Усова да Николы Заразского протопопа Дмитрея. И вам бы, господа, Ивана Усова велеть отпустить к нам, не задержав, тотчас". /л. 84/

Текст воспроизведен по изданию: Разрядные книги 1598-1638 гг. М. Институт истории СССР. 1974

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.