Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПРИЛОЖЕНИЯ

ОТПОВЕДЬ ДУХОВЕНСТВА, ДВОРЯН, ДЬЯКОВ, ДЕТЕЙ БОЯРСКИХ И ГОСТЕЙ НОВГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВА ЭВЕРТУ ГОРНУ НА ПРЕДЛОЖЕНИЕ УНИИ НОВГОРОДА СО ШВЕЦИЕЙ 1615 г. ПОСЛЕ 27 мая

Пресветлейшего и высокороженного государя королевича и великого князя Карлуса Филиппа Карлусовича свеского, готцкого, вендейского отчинного князя и архуца судерманлянского, иерякейского и варменлянского, також и ноугородцкого государства, богомолец преос(вя)щенный Исидор митрополит, и игумены, и весь освящённый собор, да боярин и воевода княз Иван Никитич Большой Одоевской, и дворяне, и дьяки, и дети боярские, и гости ноугородцкого государства королевского величества боярину и болшому ратному моршалу Эверт Карлусовичю Горну противовопросных речей даём отповедь.

В нынешнем, государь, во 123-м году майя в 27 ден говорил нам в соборе ты, великий боярин, что-де пригнали к тебе от велеможного и великороженного князя и государя государя короля Густава Адольфа Карлусовича многие гонцы о том, на чем мы, ноугородские люди, хотим стояти и как за нас государю королю стояли и ратных людей посылали, и о чем нам ты, великий боярин Эверт Карлусович, по зиме говорил,

и то-де нам ведомо, и в те-де поры мы били челом о том, чтоб послал к Москве о добром деле;

да будет московские люди за доброе дело не примутца, и мя-де хотели ко государю королю;

и московские-де люди возгордели; а ныне-б-де тебе великому боярину нам дали отповедь, ко государю ли королю к Густаву Адольфу Карлусовичю мы ноугородские люди хотим или к недрузем.

И на то, государь, тебе боярину и большому ратному маршалку Эверт Карлосовичю Горну ответ. Твой (твои?) государь, великого боярина речи, что ты говорил нам по зиме, а после того в апреле, и, написал о том, велел нам отдали, и то, государь, нам ведомо,

и противо того всего совету дали тебе великому боярину писменные ответы и о том, на чем мы, ноугородские люди, хотим стояти и о обороне нам от его королевского величества и про ссылку нашу с московскими людми, о чем ныне и ты, великий боярин, в своих речех поминаем, мы в тех же своих ответах писали.

Да и ныне еще тебе, боярину и большому ратному маршалку Эверту Карлосовичу Горну чиним отповедь, что мы, ноугородцкие всяких чинов люди, стояти хотим во всем по своему прежнему крестному [410] целованью, на чем договорилис и укрепилис крестным целованьем и записи королевского величества с вами великими бояры,

и государю великому князю Карлусу Филиппу Карлусовичю по тому ж крестному целованью и по утверженью служим во всём вправду безе всякие хитрости,

а велеможного и высокороженнаго князя и государя короля Густава Адольфа Карлусовича по государе своем королевиче пресветлейшем и высокороженном великом князя Карлуса Филиппа Карлусовиче, а его королевского величества по сердобительном брате, и за милосердное его королевского величества и нам призрен(ь)е и оборону имеем оборонителем вместо его королевского величества сердолюбительного отца блаженные памяти государя короля Карлуса Густавича, о том мы в прежних своих ответах писали ж.

А мимо государя своего королевича пресветлейшего и высокороженнаго великого князя Карлуса Филиппа Карлосовича мы, ноугородцкие люди, по своему крестному целованью и по утверждённым записем иного государя не хотим и королевского величества к недрузем приставати никакими обычаи не хотим же,

про то, государь, и тебе великому боярину и болшому ратному маршалку Эверту Карловичю Горну ведомо, что в нас никакие хитрости нет, во всем и пос(я)места стояли по своему крестному целованью крепко безо всякие хитрости.

А к московским, государь, людем мы, ноугородцкие люди, писали и посланников своих посылали, взяв в том повольность у тебя, боярина и болшого ратного маршалка у Эверта Карлусовича Горна, для того, чтоб доброе посредие меж государств учинити и кровопролитию хрестьянскому престати:

и московские люди к нам с теми ж нашими посланники писали, что государь де их о мирном постановенье с велеможным и высокороже иным государем королём и великим князем Густавом Адольфом Карлусовичем послы своими и посланники сослатися хочет;

и английского государя короля про посла оно в той же своей грамоте к нам писали, что де английский посол идет к велеможному и высокороженному государю королю к великому князю Густаву Адольфу Карловичю о добром посреди меж государства.

А в чем московские люди возгордели, и то, государь оне чинят не с нашего совету и думы.

И ответу мы за московских людей ни в чём не даём, и дати нам ответ пелзе, занеж они с нами не в соединенье и не под единым государьским кровом.

А что ты же великий боярин говорил нам, что королевского величества людми от московских людей боронитца, коли оне наезжают, и в том волен бог да государь король Густав Адольф Карлусович и государь наш королевич пресветлейший и высокороженный великий князь Карлус Филипп Карлусовичь, и вы, великие бояре;

а мы, ноугородцкие люди, противо королевского величества и государя своего королевича пресветлейшего и высокороженного великого [411] князя Карлуса Филиппа Карловича недрузем по своему крестному целованье стояти ради вместе королевского величества с людми,

а по утверженью, как обе стороны у наса с вами, великими бояры, утвержёное, королевского величества от людей никакого зла не чаем и сами королевского величества над людми никакого зла не делывали и вперед делами не хотим

и по своему крестному целованью и по преж имянованному утверженью с вами, великим бояры, во всём мы, ноугородцкие люди, стояли и пося места крепко и впередь такоже хотим крепко (наверное: стояти. — Г. З.) безо всякие хитрости.

На двух с ставах.

Стокгольмский государственный архив. Muscovitica. Handlingar ang. Hertig Carl Philipps utvaljande tili tsar 1612-1616.

ОТВЕТ ПЯТИКОНЕЦКИХ СТАРОСТ И ПОСАДСКИХ ЛЮДЕЙ НОВГОРОДА НА ПРЕДЛОЖЕНИЕ Э. ГОРНА ПРИСЯГНУТЬ ГУСТАВУ II АДОЛЬФУ 1615 г. ПОСЛЕ 27 мая

Лета 7123-го майя в 27 ден говорил боярин и воевода Эверт Карлусович Горн ноугородцким пятиконецким старостам Кирилу Молодожнику да Григорью Калинину с товарищи и всем ноугородцким посадцким людем, чтоб целовати крест велеможному и высокороженному государю Густав Адолфу королю.

И мы ноугородцкого государства пятиконецкие старосты и лутчие и середние и молотчие оставшие людишки тебе, великому боярину и болшому ратному маршалку, Эверт Карлусовичю Горну, покорно ответ чиним.

Как бог поручил ноугородцкое государства Королевскаго величества боярину и болшому ратному воеводе Якову Пунтосовичю Делагарду, Софейскую сторону взял взятьем,

а Каменново города и Торговые стороны гости и пятиконетцкие старосты и лутчие и середние и молотчие люди самовольно крест целовали государю своему пресветлейшему и высокороженному государю королевичю и великому князю Карлусу Филиппу Карлусовичю на том, что быти ему на новгородцком государстве государем царём и великим князем, а нам, посадским людем, охране его государя своего иного государя не подыскивати и во всём ему государю добра хотети.

А боярин и болшой ратный воевода Яков Пунтусович Делагарди укрепился — клятвою святым евангелием, что ему ноугородцково государства [412] под свейскую поруку не подводити и великих налогов на нас не накладывали,

и мы ноугородцкие государства гости и пятиконецкие старосты и лутчие и середине и молотчие люди по своему крестному целованью стоим крепко и неподвижно,

окроме государства своего пресветлейшего и высокороженного государя королевича и великого князя Карлуса Филиппа Карлусовича иного государя не подыскиваем и повеленья его государя своего, во всём твоим и по вашему боярскому веленью в корм неметцким ратным людем многие денги и по се время платим,

и от тех великих податей мы, посадские люди, до конца оскудели и три доли посадских людей от великих налогов померли напрасною нужною смертью,

а мы, оставшие посадские людишки, от великих податей всего своего животишка отбыли, а от государя своего королевича и великого князя Карлуса Филиппа Карлусовича по своему крестному целованью не отступали и вперед в своём крестном целованье хотим стоять крепко и неподвижно.

А будет государь наш пресветлейший и высокорожденный государь королевич и великий князь Карлус Филипп Карлусович велит нам на своё государево имя крестное целованье подкрепити, и мы ему государю своему чистыми душами крест целуем проливу своих прежних утверждённых записей, а окроме его государя своего нам иного государя не подыскивали.

Да и преж сего у нас о том дан писменой ответ за отцов наших духовных и за нашими руками.

На двух сставах.

Стокгольмский государственный архив. Muscovitica. Handlingar ung. Hertig Carl Philipps utraljande tili tsar 1612-1616.

Текст воспроизведен по изданию: Посольство архимандрита Киприана Я. Боборыкина и М. Муравьева из Новгорода в Москву в 1615 г. // Новгородский исторический сборник. Вып. 15 (25). Новгород. 2015

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.