Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЗАХВАТ НОВГОРОДА ШВЕДАМИ В 1611 Г.

По мнению участника штурма Новгорода Матвея Шаума «всякому может показаться странным и невероятным, что Новгород был так неожиданно и скоро взят шведами», «почти не ведая, как это случилось,... так что едва 100 или 150 человек погибло из наших». 1 Город был захвачен четырехтысячным отрядом Якова Делагарди. На фоне героической обороны Смоленска 1610-1611 гг. и Пскова 1615 г. Новгород пал буквально в несколько часов. В трудах И. Видекинда, X. Альмквиста, Г. А. Замятина, И. С. Шепелева рассмотрены переговоры между Швецией, первым подмосковным ополчением и Новгородом накануне его захвата в 1611 г. 2 Обстоятельства штурма Новгорода остаются во многом не ясны. Исследователи выдвигали различные причины столь легкого захвата города. В. А. Фнгаровский и И. П. Шаскольский видели их в обострении классовых противоречий среди новгородцев. 3 Р. Г. Скрынников указывает на «просчеты» и «рискованную игру» воеводы В. И. Бутурлина. 4 Настоящая работа ставит своей целью уточнить обстоятельства и причины падения Новгорода.

Источники о взятии Новгорода имеют неодинаковое значение. Наибольшую ценность представляет переписка Я. Делагарди с новгородцами и шведским королем, использованная И. Видекиндом, X. Альмквистом и Г. А. Замятиным. Оригинальные сведения содержатся в сочинении очевидца М. Шаума. Последнее во многом использовано другим осведомленным современником [117] Петром Петреем. Среди русских источников самое подробное описание захвата Новгорода находим в «Новом летописце». Можно предположить, что в данном случае в рассказе «Нового летописца» использованы какие-то новгородские источники. 5 На это указывает целый ряд подробностей, которые могли быть известны только очевидцу. «Новый летописец» излагает как бы новгородскую точку зрения на событие: превозносятся подвиги новгородцев во время штурма, тогда как действия представителя общеземского ополчения В. И. Бутурлина всячески осуждаются.

В составе Новгородской III летописи имеется описание захвата Новгорода, составленное во второй половине XVII в. Основой для его создания послужила повесть «О взятии Московском и о пленении земли Руские от царя Тахтамыша».

Повесть

«Добрии людие моляхуся Богу день и нощь, предстоаще посту и молитве, ожидающе смерти, готовляхуся с покаянием и с причастием и слезами. Нецин же недобрии человеци... упивахуся даже и до пиана, и к шатанию дерзость прилагаху, глаголюще: Не устрашаемся нахождения поганых татар... И паки възлазяще на град пиани суши шатахуся, ругающеся татаром образом безстудным досаждающе». «Татарове... на град взнидоша, никому же взбраняющу с забрал... И быстр внутрь града сечя велика, а висуду такоже... Людие християньстии, сушии тогда в граде, бегающе по улицам семо и овамо, скоро рищище толпами» и т. д. 8

Новгородская III летопись

«Искуснии же людие моляхуся Богу день и нощь, прилежаще посту и молитве, ожидающе смерти с покаянием и причастием и со слезами; овии же суровин человецы пиюще и упивашеся друг друга утешаху и шатанию дерзости прилагаху и глаголаху: не устрашайтеся немецкого нашествия… и паки пиянии на град лазяще и ругающеся образом безстудным, досаждающе немцам». 7

«И виидоша во град и начата сечи никому им не возбраняющим с забрал и бысть внутрь града сеча зла, а вне такожде сеча... Людие же христнанстии... во граде бегающе по улицам, семо и овамо скоро рыщуще толпами» п т. д. 9

Описание захвата Новгорода в Новгородской III летописи можно использовать только после выделения сведений, не имеющих [118] аналогий в повести о сожжении Москвы в 1382 г. и при проверке другими источниками.

В данной работе привлечены новые источники. Это память новгородского воеводы И. Н. Одоевского июня 1611 г. о починке городских укреплений (см. Приложение), а также документы новгородской приказной избы, вывезенные в Швецию в 1617 г. Часть из них находится ныне в коллекции С. В. Соловьева архива ПФИИР. Документы, хранящиеся в Стокгольмском государственном архиве, использованы нами в микрофильмах.

Новгород присоединился к первому подмосковному ополчению не позднее начала февраля 1611 г. Во время переговоров с новгородцами в марте — апреле Я. Делагарди передал предложение шведского короля избрать шведского королевича на русский престол. Однако стороны не смогли прийти к соглашению. 10 В мае во главе крупного отряда в Новгород прибыл представитель ополчения Василий Иванович Бутурлин. Выбор пал на Бутурлина не случайно. Он был сторонником союза со Швецией против Польши. Еще в войске М. В. Скопина-Шуйского Бутурлин завел дружеские отношения с Я. Делагарди. Новгородские власти встретили земского воеводу с честью. Он получил в кормление Коростынский погост. 11 После прибытия Бутурлина Новгород продолжал настаивать на том, чтобы Я. Делагарди не приближался к городу и после заключения соглашения покинул страну. 12

Вопреки требованиям новгородцев Я. Делагарди выступил к Новгороду и 2 июня встал лагерем у Хутынского монастыря. Новгород был совершенно не подготовлен к осаде. Уже после прихода шведской армии воеводы предприняли меры для ремонта крепости. Осмотр городских укреплений показал, что они находились в плачевном состоянии: в случае штурма из города было невозможно взойти на крепостную стену из-за отсутствия лестниц (см. Приложение).

Под Новгородом переговоры приняли иное направление. 6 июня, ссылаясь на новые инструкции из-под Москвы, Бутурлин предложил Делагарди назвать новгородские крепости, которые тот согласен занять в обмен на немедленную шведскую помощь против поляков. Втайне от новгородцев Бутурлин сообщил Делагарди о возможности выбрать шведского королевича [119] русским царем. 13 Новые инструкции были присланы Бутурлину в связи с движением войска Я. Сапеги к Москве на помощь осажденным полякам. Бутурлин был вынужден спешить и не скупился на обещания. 8 июня стороны договорились заключить перемирие на 14 дней, с тем, чтобы послать гонцов в Стокгольм и под Москву для выработки условий использования шведской армии.

Послы Делагарди прибыли под Москву 16 июня и вернулись, по мнению Г. А. Замятина, не ранее 25 июня. 14 Приходо-расходные книги винного погреба в Новгороде подтверждают расчеты Г. А. Замятина. 27 июня Бутурлину было выдано 16 ведер вина «для немецкого большого съезду» в Хутынском монастыре. 15 Очевидно, съезд состоялся после возвращения послов Делагарди. Стороны обменялись заложниками. 28 июня из Новгорода было отпущено вино И. Савину и П. Мусину «для того, што они сидят в закладе у немец». 16 2 июля в Новгород пришло официальное известие о состоявшемся под Москвой 23 июня приговоре предложить русский престол шведскому принцу Густаву Адольфу. Однако, Делагарди не собирался идти под Москву на помощь ополчению. С его стороны переговоры имели только одну цель — обеспечить захват новгородских земель.

2 июля войско Делагарди подошло ближе к новгородским стенам — из Хутынского в Колмов монастырь. Несмотря на этот недружелюбный шаг со стороны шведов Бутурлин продолжал переговоры с Делагарди. 4 июля ему было выдано 10 ведер вина для «немецкие посылки». 17 «Новый летописец» с осуждением описывает тайные переговоры Бутурлина со шведами: «С ними съезды творяще и пияше с ними, а мысли их нихто не ведаше». Летописец обвинял воевод в нерадении: «Иные пияху безпрестани». 18

Передвижение войска Делагарди ближе к новгородским стенам вызвало обострение борьбы внутри города между сторонниками и противниками соглашения со шведами: «В воеводах [120] не бысть радения, а ратным людем с посадцкими людьми не бяше совету». 19 Бутурлин стремился достигнуть соглашения любой ценой. В письме королю 26 августа 1611 г. Делагарди сообщил, что перед штурмом Бутурлин тайно предложил ему удалиться со всем войском на несколько миль от Новгорода по ямской и копорской дорогам с целью овладеть городами, признавшими Лжедмитрия III. В это время Бутурлин обещал вывести большую часть новгородского гарнизона и сообщить об этом Делагарди. Тогда шведы могли бы легко захватить город. 20 Как будто об этом же сообщает М. Шаум: «Они просили нас предпринять поход то на Иван город противу Дмитрия, то на Ям, то на Копорье. маня странными предложениями». 21

Напротив, новгородский воевода И. Н. Одоевский «О граде пекийся, вооружи люди». 12 июня от его имени в шведский лагерь явился крестьянин с обвинением в адрес Делагарди и требованием уйти из новгородских земель». 22 Среди новгородцев было немало противников передачи новгородских крепостей шведам. 23 Против соглашения со шведами выступил дьяк Афиноген Голенищев. Во время переговоров 8 июля он высказал «непотребные и несправедливые обвинения и угрозы» в их адрес. 24

Достаточно было повода, чтобы антишведские настроения прорвались наружу. Около шведского лагеря располагался русский конный отряд, с которым в тот же день, 8 июля, произошла стычка. В письме 8 июля Делагарди возлагал вину за инцидент на русских, утверждая, что они первыми открыли огонь. 25 Антишведская партия добилась обострения отношений. Дальнейшие переговоры стали невозможны. Осажденные сожгли деревянные строения и «порубили сады и рощи» вокруг города. 26 На шведском плане штурма Новгорода 1611 г. Указаны [121] монастыри и предместье у северных крепостных стен, сожженные новгородцами. 27

Уничтожение окрестных дворов до предела накалило обстановку в городе. В Новгороде укрылись окрестные жители, которые «на несколько миль заблаговременно все стащили в город». 28 С крепостных стен они с болью смотрели, как горят их дома: «Василей Бутурлин умыслив зажже посады около Новаграда; во граде же бысть молва велика». 29 Настроения окрестных жителей отразились в «Повести о видении бывшему мниху Варлааму в Великом Новеграде». Когда шведы стояли в Колмове монастыре, население «утекающе семо во град сей, — они же (горожане. — П. С.) их оскорбяще и поношающе их и наругающе им и досаду им приносяще, яко невернии; а сами бо ядущи и пиюще безпрестани». 30 Конфликт в городе не имел классового характера, а был вызван тяготами осады и разногласиями воевод по поводу соглашения со шведами.

В документах приказной избы в Новгороде накануне штурма упоминаются четыре дворянские сотни (450 чел.), московский стрелецкий приказ В. Гаютина (400 чел.), четыре сотни астраханских стрельцов, половина казачьего приказа Т. Шарова (230 чел.), девять казачьих станиц, сотня Т. Тыртова (49 татар и 69 монастырских слуг). 31 По этим данным, возможно неполным, в Новгороде было не менее двух тысяч служилых людей. Этих сил было достаточно, чтобы при поддержке посада оборонять крепостные стены. 12 июля новгородцы даже «сделали самую сильную вылазку». 32

Переход к открытой вражде между шведами и новгородцами не изменил доверительных отношений Делагардн и Бутурлина. В письме 12 июля Делагарди просил короля написать Бутурлину особую грамоту с выражением своего благоволения. 33 [122]

Делагарди не поверил в искренность предложения Бутурлина сдать город и готовил штурм Новгорода. Он сделал вид, что будет атаковать северную часть Софийской стороны. На рассвете 16 июля шведы внезапно начали штурм в другом месте — у Чюдинцовой башни. В момент штурма была «по стенам стража худа». Шведы «взошли на вал и в миг в город». 34 И. Тимофеев свидетельствует, что враг «не о Бозе, но льстивне стену прелез». 35 Изменник — холоп Ивана Лутохина Иван Шваль — открыл шведам Чюдинцовы ворота. 36 Гарнизон пытался дать отпор врагу: «Русские по обеим сторонам на валу отступили к башням» и «еще долго стреляли с башень». Бой был неравным, но упорным: «Немцы сбивали русских с валу и от одного зубца к другому, от одного места к другому». 37 На улицах города погибли В. Д. Гаютин, Т. Шаров с 40 казаками, А. Ф. Голенищев, В. Орлов, новгородские дворяне А. Батенев, Т. Бундов, С. Т. Кузмннский, М. Нармацкин, Р. Д. Хомутов, Ш. Палицын; были ранены князь М. И. Мещерский и есаул приказа Т. Шарова С. Неустроев. 38 Эти служилые люди не входили в отряд Бутурлина, а составляли собственно новгородский гарнизон.

Сражалось также и мирное население. В описи Новгорода 1617 г. упомянуты новгородцы, погибшие во время штурма: 30 человек и 2 семьи с Софийской стороны и 12 человек с Торговой. Среди них были убитые «в остроге», т.е. на крепостной стене. 39 Эти данные касаются дворохозяев и не учитывают [123] пришлое население. Сведения о новгородцах, погибших во время штурма, находим также и в других документах. 40

Символом героического сопротивления врагу стал протопоп Софийского собора Амос Иванович. Он известен как человек, близкий к М. В. Скопину-Шуйскому. Во время следствия в апреле 1611 г. оказалось, что Амос утаил у себя на дворе два образа, которые он хотел без разрешения новгородских властей «вести к Москве ко государю, ково нам государя Бог пожалует». 41 Видимо, с этим делом связано церковное запрещение Амосу от новгородского митрополита Исидора, которое митрополит снял, видя с кремлевской стены гибель протопопа. Амос «запершусь на своем дворе с своими советники и бьющеся с немцами многое время и много немец побил». Амос отверг предложение сдаться и был заживо сожжен шведами — «ни единово не взята живьем». 42

Новгородцы бережно хранили предание о подвиге протопопа. В конце XVII в. они так рассказывали о нем: во время штурма в городе вспыхнул пожар. В Земляном городе «монастыри же девичьи и церкви прихоцкие каменные и дворы разных чинов людей многие и то все оприч Николаевского Розважского монастыря и Протопопова двора свейские воинские люди во 119 году пожгли ночью и людей побили многих, а иные в тот пожар сгорели, а которые от бою их бежали на Торговую сторону в той же ночи и из них потонули в реке многие. А в вышеписанном... монастыре и в Протопопове дворе сели от них, свиян, в осад разных чинов людей немалое число, а им не сдалися, и они, свияне, за то, подкатя под тот монастырь и под двор ночью ж бочки с порохом, тех осадных людей и старцов сожгли всех». Вместе с Амосом сожгли «детей его и людей». 43 Еще в 1617 г. церковь Розважского монастыря стояла «разорена от немецких людей, кровля ободрана и паперти обозжены и стены порозбиты». В таком же состоянии оказались после штурма и многие другие церкви Софийской стороны. 44 [124]

Двор Амоса и Розважский монастырь стояли в начале Розважской улицы, у Волхова, недалеко от Кремля. Шатер Бутурлина располагался в северной части Софийской стороны. По мнению М. Шаума, воевода «сам убежал» к своему шатру. Здесь «не обошлось без шума и без сильного сопротивления». Однако остановить шведов было уже невозможно: «русские быв вытеснены силою, — продолжает Шаум, — бросились в воду, иные в лодках, иные без лодок и друг друга топили вместе с лодками». 45 Бутурлин не пытался более своим личным примером воодушевлять войска. Командиры новгородского гарнизона В. Д. Гаютин, Т. Шаров погибли во время штурма. Напротив, Бутурлин со своим отрядом бежал на Торговую сторону. Здесь казаки и стрельцы «начали сами разбивать... купеческие лавки и грабить своих под тем предлогом, что шведы отнимут же все». 46

Бегство Бутурлина подтверждается и русскими источниками: «Как начаша сещи стражи по городу и по дворам, той же Василей Бутурлин с ратными людьми на Торговой стороне выграбив лавки и дворы пойде из города вон». 47 Когда на валу и улицах Новгорода шел бой, Бутурлин отвел свои войска и бросил новгородцев на произвол судьбы.

Захват Новгорода означал конец надеждам на шведскую военную помощь. Для Бутурлина новгородская земля превратилась во вражескую территорию, и он разрешил своему отряду грабить имущество, чтобы оно не досталось неприятелю. В 1611 г. архимандрит Юрьева монастыря жаловался новгородским властям, что монастырские луга «как ехал из Новагорода Василей Бутурлин с казаки да стрельцы выкосили и вытравили». 48

16 июля шведы захватили только Софийскую сторону. Торговая сторона и Кремль оставались в руках новгородцев. Однако потрясенные новгородцы не видели возможности для дальнейшего сопротивления. К тому же Бутурлин увел многих служилых людей из Новгорода. И. Н. Одоевский немедленно начал переговоры с Делагарди. 17 июля шведский отряд вступил в Кремль. В тот же день подьячий Я. Вешняков преподнес [125] шведским военачальникам бочку вина 49. 25 июля после некоторой борьбы новгородцы были вынуждены принять шведские условия и подписать договор. 50

Покинув Новгород, Бутурлин встал лагерем на Бронницах. Вместе с ним из города ушли воевода Л. А. Вельяминов и часть новгородских дворян и казаков. После того как Новгород заключил договор с Делагарди и целовал крест шведскому королевичу, новгородские дворяне вернулись в Новгород. «Новый летописец» не упустил случая еще раз упрекнуть Бутурлина, сообщив, что шведы «весь живот (его. — П. С.) сыскаша и послаша к нему» на Бронницы. 51

Однако дальнейшее поведение Бутурлина не позволяет подозревать его в пособничестве шведам. Через несколько месяцев после взятия Новгорода отряд Бутурлина воевал новгородские пределы, «отлучившиеся» теперь от Московского государства. В. И. Бутурлин и Л. А. Вельяминов «с тотары и с казаки» сделали набег на Устретенскую волость, к северо-западу от Боровичей, где, как жаловались крестьяне, «из корму мучили на смерть». В феврале 1612 г. соединенный шведско-новгородский отряд вынудил их уйти. 52 Вероятно, об этих же набегах говорится и в «Новом летописце»: «А Левонтей Вельяминов пойде на Романов и многие уезды запустошиша». 53

В 1614 г. Бутурлину довелось еще раз оказаться на Бронницах в составе рати Д. Т. Трубецкого, направленной для освобождения Новгорода. Московские власти не видели злого умысла в действиях Бутурлина в 1611 г., иначе они не послали бы его в этот поход. Новгородская точка зрения была иной. В 1615 г. новгородский архимандрит Киприан указал на Бутурлина как на шведского лазутчика во время похода 1614 г.: «И на что больше того лазутчества, что Василий Бутурлин, как стояли на Бронницах» Д. Т. Трубецкой с товарищами, «и Василий з Бронниц в Новгород с Яковом Пунтосовичем о всяких [126] вестех про Московское государство ссылался». 54 Как видим, в 1614 г. Бутурлин снова вступил в переговоры с Делагарди, на этот раз по поручению московского правительства.

В литературе высказывались совершенно различные оценки личности В. И. Бутурлина: от изменника 55 до стойкого патриота. 56 Обе эти крайние оценки исходят из современных понятий о патриотизме, отличных от представлений начала XVII в. В. И. Бутурлин не был изменником. Сведения о переходе впоследствии В. И. Бутурлина на шведскую службу являются результатом недоразумения. В. И. Бутурлин умер в 1614 г. при отступлении от Бронниц. Как выяснил Г. А. Замятин, на шведскую службу перешел В. Ф. Бутурлин. 57 Ведя переговоры с Делагарди, Бутурлин выполнял указания центральных правительств: сначала первого ополчения, а потом — Михаила Романова. Для новгородцев же всякое соглашение со шведами за счет новгородских интересов и в тайне от них походило на измену. Примечательно, что источники новгородского происхождения честят В. И. Бутурлина как изменника.

Необходимо учитывать и личные качества самого В. И. Бутурлина. Он не проявил себя на поле брани, зато обнаружил склонность к тайным переговорам, к политической интриге. В списке «ушников» царя В. Шуйского В. И. Бутурлин удостоился самой нелестной характеристики: «А такова вора и доводчика нет и на отца роднова доводил». 58

В политической игре представителя подмосковного ополчения В. И. Бутурлина судьба новгородской земли была разменной монетой. Он стремился получить шведскую военную помощь любой ценой и даже манил Делагарди обещаниями сдать город. В решающий момент штурма Бутурлин отвел свой отряд на Торговую сторону, а оттуда на Бронницы. Новгородцы иначе относились к защите родного города. На переговорах в июне-июле 1611 г. они всячески противились передаче их древних форпостов шведам. Во время штурма стрельцы и казаки из отряда Бутурлина занялись грабежом на Торговой стороне, тогда как собственно новгородский гарнизон и многие посадские люди отчаянно защищали город. Беспечность воевод, не [127] подготовивших крепость к осаде, разногласия между новгородцами и представителем общеземского ополчения В. И. Бутурлиным были непосредственными причинами падения Новгорода в 1611 г.


Комментарии

1. Шаум М. История достопамятных происшествий, случившихся со Лжедмитрием и о взятии шведами Великого Новгорода. М, 1847. С. 17-23

2. Видекинд И. История шведско-московитской войиы / Пер. с лат С. А. Аннинского // Архив ЛОИИ АН СССР, ф. 276, оп. I, № 140; Замятин Г. А. Из истории борьбы Польши и Швеции за московский престол в начале XVII столетия. Юрьев, 1918/Дам же, оп. 2, № 90; Шепелев И. С. Шведская интервенция в России в 1610-1611 гг. и отношение к ней первого земского ополчения // Сб. науч. тр. Пятигорского гос. пед. ин-та. Пятигорск, 1949. Вып 4; Almquist Н. Sverige och Russland (1595-1611) Uppsala 1907; Sveriees krig. 1611-1632. Stockholm, 1936. Bd. 1.

3. Фигаровский В. А. Отпор шведским интервентам в Новгороде // НИС. Новгород, 1938. Вып. 3-4. С. 62-64; Очерки по истории СССР: Период феодализма. Конец XV — начало XVII в. М., 1955. С. 574.

4. Скрынников Р. Г. Минин и Пожарский: Хроника Смутного времени М., 1981. С. 196-201.

5. Морозова Л. Е. Смутное время в России. М., 1990. С. 60-61.

6. Эта повесть не раз использовалась как символ захвата города обманом (Рукопись Филарета // Сборник Муханова. СПб., 1866. С. 307).

7. В. А. Фигаровский использовал данное свидетельство Новгородской III летописи для обоснования вывода о борьбе в Новгороде между «большинством новгородской знати» и «широкими массами населения» по поводу соглашения со шведами (Фигаровский В. А. Отпор шведским интервентам... С 63)

8. Памятники литературы древней Руси XIV — середины XV в. М., 1981. С. 194. 198.

9. ПСРЛ. СПб., 1861. Т. 3. С. 265.

10. Almquist Н. Sverige och Russland. S. 229, 231-233; Замятин Г. А. Из истории борьбы... С. 13-16; Sveriges krig. Bd I. S. 357-362.

11. Архив ЛОИИ АН СССР. Микрофильмы, № 337 (без пагинации).

12. Almquist Н. Sverige och Russland. S. 234-236; Замятин Г. А. Из истории борьбы... С. 16; Sveriges krig.Bd 1. S. 362-363.

13. Almquist Н. Sverige och Russland. S. 237-238: Замятин Г. А. Из истории борьбы... С. 16-18; Шаум М. История... С. 20-21; Sveriges krig. Bd 1. S. 363-365.

14. Замятин Г. А. Из истории борьбы... С. 19, 26.

15. Архив ЛОИИ АН СССР. Микрофильмы, № 297 (без пагинации).

16. Там же.

17. Там же.

18. ПСРЛ. М., 1965. Т. 14. С. 113. Приходо-расходные книги винного погреба зафиксировали неоднократные выдачи вина в июне-июле 1611 г. новгородским воеводам И. Н. Одоевскому, В. И. Бутурлину, В. Вельяминову (Архив ЛОИИ АН СССР. Микрофильмы. № 297).

19. ПСРЛ. Т. 14. С. 113; ср.: Т. 3. С. 265.

20. Замятин Г. А. Из истории борьбы... С. 27; Almquist Н. Sverige och Russland. S. 245.

21. Шаум M. История... С. 21.

22. ПСРЛ. Т. 3. С. 264: Видекинд И. История шведско-московитской войны С. 173.

23. Замятин Г. А. Из истории борьбы... С. 26.

24. Almquist Н. Sverige och Russland. S. 246. О позиции дьяка Ивана Тимофеева в отношении союза со шведами см.: Солодкин Я. Г. Иван Тимофеев в Новгороде: Из истории русской публицистики начала XVII в. // НИС. Л., 1989. Вып. 3 (13). С. 114-115.

25. Шаум М. История... С. 21; Петрей П. История о великом княжестве Московском. М., 1867. С. 304; ПСРЛ. Т. 3. С. 265; Almquist Н. Sverige och Russland. S. 246.

26. Шаум M. История... С. 22; ср.: Петрей П. История о великом княжестве... С. 305; Видекинд И. История шведско-московитской войны. С. 175.

27. Sverlges krig. Bd 1. S. 369; О сожжении новгородцами построек вокруг стен см.: ЦГАДА. Заграничный архив (ЗА), оп. II. стб. 71, л. 72; Архив ЛОИИ АН СССР. Микрофильмы, № 338 (купчая 2 марта 1612 г.): Nordlander I. Real estate transfer deeds in Novgorod 1609-1616 // Akta universitafis Stockholmiensis. Stockholm Slavic studies. Stockholm, 1987. Vol, 18. S. 91. 106.

28. Шаум M. История... C. 22.

29. ПСРЛ. T. 3. C. 265.

30. РИБ. СПб., 1891. T. 13. Стб. 247: Платонов С. Ф. Древнерусские сказания и повести о смутном времени XVII века. СПб... 1913. С. 80.

31. ЦГАДА, ЗА, оп. II стб. 124: Архив ЛОИИ АН СССР, кол. 174, оп. 2, № 514-521; Микрофильмы, № 297.

32. Архив ЛОИИ АН СССР, кол. 174, оп. 2, № 514-521: Микрофильмы, № 297.

33. Замятин Г. А. Из истории борьбы... С. 19.

34. ПСРЛ. Т. 14. С. 114: Шаум М. История... С. 23; Петрей П. История о великом княжестве... С. 306; Попов А. Изборник славянских и русских сочинений и статей, внесенных в хронографы русской редакции. М. 1869. С. 355.

35. Временник Ивана Тимофеева. М.; Л., 1951. С. 78.

36. ПСРЛ. Т. 14. С.114: За свою измену И. Шваль получал при шведах корм. 22 сентября 1612 г. ему было выдано три четверти ржи. В 1615 г перебежчик из Новгорода назвал И. Шваля среди самых активных сторонников шведов, целовавших крест королю Густаву Адольфу (Архив ЛОИИ АН СССР. Микрофильмы, № 344 (без пагинации); Замятин Г. А. Очерки по истории шведской интервенции в Московском государстве начала XVII в (Рукопись канд. дне. 1942. С. 88)).

37. Шаум М. История... С. 23.

38. ПСРЛ. Т. 14. С. 114; Попов А. Изборник... С. 355; Повесть о победах Московского государства. Л., 1982. Дон. С. 89; Акты Московского государства. СПб., 1894. Т. 2. № 437: ЦГАДА, ф. 210, оп. 23, л 6 л 53. Там же ЗА оп. II, стб. 71, л 54-55; стб. 195, 200: Архив ЛОИИ АН СССР. Микрофильмы, № 296 (обыскная книга 27 августа 1612 г.), № 318 (обыскная книга 21 мая 1612 г.); Sundberg Н. The Novgorod Kabala Books of 1614-1616; Text and Commentary // Acta Univ. Stockholmiensis Stockholm Slavic Studies. Stockholm, 1982. Yol. 14. P 33.

39. Опись Новгорода 1617 г. M., 1984. С. 163-168.

40. Варвара Харитонова и Осип Васильев с Воздвиженской улицы и Евдоким Игнатьев с Прусской (Архив ЛОИИ. Микрофильмы. № 337 (без пагинации)); пономарь церкви Василия Кесарийского (ЦГАДА, ЗА, оп. II, стб. 351 (без пагинации)).

41. Черепнин Л. В.: 1) Новые материалы о дьяке Иване Тимофееве — авторе «Временника» // Исторический архив. 1960. № 4. С. 164-167, 173-175; 2) Материалы по истории русской культуры и русско-шведских связей XVII в. в архивах Швеции // ТОДРЛ. М.; Л., 1961, Т. 17. С. 437-459, Солодкин Я. Г. Иван Тимофеев... С. 113-114.

42. ПСРЛ. Т. 14. С. 114.

43. Греков Б. Д. План части Новгорода конца XVII в. Л., 1926. С. 4, 13.

44. Опись Новгорода 1617 г. С. 80-85.

45. Шаум М. История... С. 23-24.

46. Там же; ср.. Петрей П. История о великом княжестве... С. 306; Видекинд И. История шведско-московитской войны. С. 178.

47. ПСРЛ. Т. 14. С. 114: ср.: Т. 3. С. 265-266; Попов А. Изборник... С. 355.

48. ЦГАДА, ЗА, оп. II, стб. 351 (без пагинации).

49. Шаум М. История... С. 24; Архив ЛОИИ АН СССР. Микрофильмы, № 297.

50. Черепнин Л. В. Материалы по истории русской культуры... С. 460-461, 466-467; Коваленко Г. М. Договор между Новгородом и Швецией 1611 г. // Вопр. истории. 1988. № 11. С 131-134.

51. ПСРЛ. Т. 14. С. 114.

52. ЦГАДА, ЗА, оп. 11, стб. 73, л. 33; Sveriges krig. Bd 1. S. 390-391.

53. ПСРЛ. T. 14. В апреле 1612 г. В. И. Бутурлин, Л. А. Вельяминов, атаманы новгородского гарнизона Б. Попов и бывший есаул приказа Т. Шарова — Ф Березкин упоминаются в составе нижегородского ополчения (там же. С. 120; СГГД. М., 1819. Ч. 2. С. 595); ЦГАДА, ЗА, on. II, стб. 71, л. 55-55 II; Любомиров П. Г. Очерки истории нижегородского ополчения 1611-1613 гг. М, 1937. С. 100, 130-131.

54. Цит. по: Фигаровский В. А. Отпор шведским интервентам... С. 63.

55. Там же; Русский биографический словарь. СПб., 1908 Т. 3 С. 543-544.

56. Любомиров П. Г. Очерки истории нижегородского ополчения… С. 273-274: Скрынников Р. Г. Минин и Пожарский. С. 196.

57. Замятин Г. А. Очерки по истории шведской интервенции... С. 71-72.

58. МЦГАДА, ЗА, оп. II, рулон 133, № 16. Приносим благодарность И. О. Тюменцеву, обратившему наше внимание на этот документ.

Текст воспроизведен по изданию: Захват Новгорода шведами в 1611 г. // Новгородский исторический сборник, Вып. 4 (14). СПб-Новгород. 1993

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.