Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 1

1609 г. января 9. – Указная грамота (первая) ц. Василия Ивановича (Новгородской четверти) в Нижний Новгород воеводам кн. Александру Андреевичу Репнину, Андрею Семеновичу Алябьеву и дьяку Василию Семенову с похвалой за службу и с извещением о ситуации в Москве.

Список з грамоты слово в слово.

От царя и великаго князя Василья Ивановича всеа Ру[сии] в Нижней Новгород воеводем нашим князю Александру Андреевичю Репнину, да Андрею Семеновичю Алябьеву, да дьяку нашему Василью Семенову. Писали есте к нам, что вы и наши всякие ратные и посатцкие люди и всякие служилые и жилецкие люди в осаде сидели 1, а ты, Андрей, нам служил, и на воров ходил, и во многих местех воров побил, и многие места от наших изменников от воров очистил. И нам то ведомо подлинно, что вы нашим делом промышляли над воры с великим раденьем. И то ся делаете божьею волею. И мы о том о всем просим у Бога и у Пречистые Богородицы милости, чтоб нам Бог дал на враги победу. А за вашу службу и за раденье вас пожалуем великим своим жалованьем. А только велит Бог вам наши очи видеть, и мы вас пожалуем тем, чево у вас и на разуме нет.

И как к вам ся наша грамота придет, и вы б тотчас собрав нижегородцких всяких лю[дей] // служилых и посацких и всяких ратных людей, и велели б естя им сю нашу грамоту вычесть всем вслух и наше б есми им жалованье сказали. Служба их и раденье нам ведомо подлинно, и мы их за их службу пожалуем нашим великим жалованьем – голов, и дворян, и детей боярских, и всяких служилых людей поместьною и денежнею многою придачею, и наше жалованье велим им дать; а посацких жилецких и всяких людей пожалуем в денежных наших податех лготою на многие лета, а торговать им велим беспошлинно и во всем их велим отарханити – и всех их, служилых и жилецких людей, службу вовеки учиним 2 памятну. И они б, дворяня, и дети боярские, и всякие служилые люди, и посадцкие и всякие люди, службу свою и раденье совершили, как начали, так бы и докончали, а во всем бы нам служили без претыканья, а на наше б жалованье во всем были надежны. Да и вы б, воеводы наши, к нам по тому ж службу свою и раденье вершили, как начали, так бы и докончали, и во всем бы промышляли, смотря по тамочному делу, как вас Бог наставит. А мы вас пожалуем нашим великим жалованьем, тем, чего у вас на разуме нет. А что у вас и по городам делаетца, и где ныне боярин наш и воеводы Федор Иванович Шереметев с товарыщи, и вы б о том к нам почасту писали.

А у нас на Москве божиею милостию и Пречистые Богородицы заступлением и всех святых молитвами генваря по 9 число все здарова, и в людцких и в конских кормех всяким нашим ратным // и жилецким людем нужи никакие нет. А бояря, и дворяня, и столники, и стряпчие, и всякие служилые люди, и стрелцы, и казаки, [213] и всякие служилые и жилецкие люди 3 от мала и до велика все единомышленно за православную крестьянскую веру, и за чюдотворные образы Пречистые Богородицы, и за чюдотворцовы мощи, и за все православное крестьянство против воров стоят крепко. А ожидаем из Великаго Новагорода боярина нашего и воевод князя Михаила Васильевича Шуйсково с наугородцкою и со псковскою ратью и с немецкими людми, да боярина ж нашего и воевод Федора Ивановича Шереметева, да из Смоленска воевод с 4 смоленскою ратью. А как с людми придут, и прося у Бога милости, учнем 5 над воры промышлять.

И вы б однолично нашим делом промышляли, как вас Бог наставит, а на 4 наше жалованье во всем есте были надежны. А твои, Андреевы, дети и племянники на Москве нам служат так же с великим раденьем. Да посланы наши грамоты в Нижней Новгород к головам, и дворяном нашим, и к детем боярским, и ко всяким служилым людем, и к нижегородцким посадцким людем, и приежжим гостем, и к торговым ко всяким людем нашего государьства, которые ныне в Нижнем. И вы б тем всяким лутчим людем велели быть к себе и наше им жалованье за их службу сказали, и грамоты им роздали, и велели им те наши грамоты объявить всяким людем, чтоб однолично в Нижнем всем людем за их службу на наше жалованье было надежно.

Писан на Москве, лета 7117-го, генваря в 9 день.

А припись у подлинной грамоты дияка Григорья Елизарова.

РГАДА. Ф. 1209. Столбцы по Нижнему Новгороду, № 866/21135. Л. 423-425. Список 1628 г.

1. В ркп.: сидечи.

2. В ркп.: учим.

3. В ркп.: люлюди.

4. В ркп. пропущено.

5. В ркп.: унем.

№ 2

1609 г. января 9. – Указная грамота (вторая) ц. Василия Ивановича (Новгородской четверти) в Нижний Новгород воеводам кн. Александру Андреевичу Репнину, Андрею Семеновичу Алябьеву и дьяку Василию Семенову с похвалой за службу и с извещением о ситуации в Москве.

Список з государевы грамоты слово в слово.

От царя и великаго князя Василья Ивановича всеа Русии в Нижней Новгород воеводем нашим князь Александру Андреевичю Репнину, да Ондрею Семеновичю Олябъеву, да дьяку нашему Василью Семенову. Писали есте к нам, что вы и с вами наши всякие ратные и посадцкие люди и всякие служилые и жилецкие люди в осаде сидели, и ты, Ондрей, нам служил, и на воров ходил, и во многих местех многих воров побил и живых поймал, и многие места от наших изменъников от воров очистил. И нам то подлинно ведомо, и мы, слыша о том, обрадовались и Всемилостивому Богу и Пречистой Богородице и великим чюдотворцем со слезами хвалу воздали. А за вашу службу и раденье всегда о вас милосердуем и просим тово у Бога, чтоб нам велел Бог против вашие службы воздати вам нашим великим жалованьем. А толко велит Бог вам наши очи видети, и мы вас пожалуем тем, чего у вас и на разуме нет.

И как к вам ся наша грамота придет, и вы б тотчас собрав нижегородцких всяких служивых, и посацких, и всяких ратных, и жилецких людей, и велели б [214] есте сю нашу грамоту вычесть всем вслух и наше б есте жалованье им сказали. Служба их и раденье нам ведомо подлинно, и мы их за их службу пожалуем нашим великим жалованьем – голов, и дворян, и детей боярских, и всяких служивых людей поместною и денежною многою придачею и наше жалованье велим дати; а посацких и всяких жилецких людей пожалуем во всяких наших податех лготою на многие лета, и торговати им велим без пошлин, и во всем их велим отарханити – и всех их, служилых и жилецких людей, службу вовеки учиним паметну. И ани б, дворяня, и дети боярские, и всякие служивые люди, и посацкие всякие люди, службу свою и раденье совершили, и как начали, так бы и докончали, во всем бы нам служили без претыканья, а на наше б жалованье во всем были надежны. Да и вы б, воеводы наши и дьяк, по тому ж службу свою и раденье совершили, как начали, так бы и докончали, и во всем бы промышляли, смотря по тамошнему делу, как вас Бог наставит. А мы вас пожалуем нашим великим жалованьем, тем, чево у вас на разуме // нет. А что у вас и по городом делаетца, и где ныне боярин наш и воеводы Федор Иванович Шереметев с таварыщи, и вы б о том к нам почасту писали.

А у нас на Москве божиею милостию и Пречистые Богородицы заступлением и всех святых молитвами генваря на 9 число все здарово, и в людцких и в конских кормех всяким нашим ратным людем и жилецким нужи никакие нет. А бояря, и дворяня, и столники, и стряпчие, и всякие служилые люди, и гости, и посацкие всякие люди, и стрелцы, и казаки, и всякие служилые и жилецкие люди от мала и до велика все единомышленно за нашу православную веру, и за чюдотворной образ Пречистые Богородицы, и за чюдотворцовы мощи, и за все православное крестьянство против воров стоят крепко. А ожидаем из Великаго Новагорода боярина нашево и воевод князя Михаила Васильевича Шуйсково с ноугородцкою и со псковскою ратью и с немецкими людми, да боярина нашего и воевод Федора Ивановича Шереметева с понизовною ратью, да из 1 Смоленска воевод с 2 смоленскою ратью. А как с людми зберемся, и мы, прося у Бога милости, учнем над воры промышлять.

И вы б однолично нашим делом промышляли, как вас Бог наставит, а на наше б жалованье во всем были надежны. А твои, Ондрей, дети и племянники на Москве нам служат так же, как и ты; и ты б одноконечно свою службу совершил.

Писано на Москве, лета 7117-го, генваря в 9 день.

А припись у подлинной грамоты дьяка Томила Луговскова.

А привез в Нижней государеву грамату Степан Алексеев 3.

РГАДА. Ф. 1209. Столбцы по Нижнему Новгороду, № 866/21135. Л. 435, 436 (противень 1). Список 1628 г.

Списки противней: Там же. 2) Л. 429, 430; 3) Л. 431, 432; 4) Л. 437, 438. 1628 г.

Все четыре противня грамоты были за приписью дьяка Т. Луговского; текстуальные разночтения между ними несущественны.

1. В ркп.: и.

2. В ркп. пропущено.

3. Данная помета имеется только в списке этого противня.

№ 3

1609 г. февраля 17. – Указная грамота ц. Василия Ивановича (Новгородской четверти) в Нижний Новгород воеводе Андрею Семеновичу Алябьеву о [215] выступлении с войсками к Москве и доставке нижегородской и балахонской казны.

Список з грамоты слово в слово.

От царя и великаго князя Василья Ивановича всеа Русии в Нижней Новгород воеводе нашему Андрею Семеновичю Алябьеву. Писал еси к нам, что ты, а с тобою наши ратные, и всякие служилые, и посадцкие, и жилецкие люди в Нижнем в осаде сидечи, нам служили, да ты ж с нашими ратными людми на воров ходил, и нам служил, и во многих местех воров побил, и многие места от наших изменников от воров очистил. И нам твоя служба подлинно ведомо учинилась, что ты нашим делом над ворами промышлял и нам служил и прямил с великим раденьем. И за твою службу 1 и за раденье пожалуем тебя своим великим жалованьем. А про боярина нашего 2 и воевод про Федора Ивановича Шереметева с товарыщи писал еси к нам, что он с понизовою силою из Чебоксар февраля по 1-е число в Нижней Новгород не бывал.

И как к тебе ся наша грамота придет, а боярин наш и воеводы Федор Иванович Шереметев с товарыщи ис Чебоксар в Нижней будет по сю нашу грамоту, как к вам придет, не бывал, и не чаете ево вскоре, дни 3-в три -3 или четыре, и ты б, Андрей, и с тобою головы стрелецкие Андрей Микулин да Богдан Износков, и нижегородцы дворяня, и дети боярские, и литва, и немцы, и московские и астараханские и нижегородцкие стрелцы, и новоприборные казаки, и все наши ратные люди, которые были с тобою в походех, и с нижегородцкими сотники, и стрелцы, и с наемными, и охочими, и з земель с нижегородцкими и з балахонскими з даточными людми, и со всякими служилыми людми, которые с тобою из Нижнево ходили на наших изменников на воров, с теми со всеми людми из Нижнева шел на нашу службу к нам к Москве вскоре, не мешкая, коими месты доведетца итти. И идучи дорогою, над воры, где на встрече будут, промышлял, как Бог вразумит. А в Нижнем Новегороде и на Балахне в нашей казне сколко есть ныне наших всяких денежных доходов, и ты б те наши все денежные доходы привез с собою к нам к Москве. А к Москве приехав, тое нашу денежную казну велел целовалником отдати в Ноугородцкой 4 чети дияком нашим Григорью Елизарову да к Ондрею Иванову. А как, даст Бог, ты из Нижнева и наши дворяне, и головы, и дети боярские, и всякие служилые люди на нашу службу к нам к Москве придут и наши очи видят, и мы тебя и их за вашу службу пожалуем своим великим жалованьем, чего у вас и на разуме нет. А будет боярин наш и воевода Федор Иванович Шереметев с товарыщи из Нижнего с силою пошел к нам к Москве до сее нашие грамоты, или будет он ныне в Нижнем, // и боярин наш и воевода Федор Иванович Шереметев с товарыщи с силою пойдет к нам к Москве по прежнему нашему указу, а ты б по-прежнему был в Нижнем. А будет по ся места боярин наш и воевода Федор Иванович с товарыщи в Нижнем не бывал, и ты б с нашими с ратными людми шел к нам к Москве тотчас. А шел бы еси бережно рекою Окою, по которой стороне доведетца, и бережнее, а перед собою бы еси послал в розъезд станишников 5. А коим местом пойдешь, и которых городов в те месте будут наши дворяня и дети боярские и всякие служилые люди, и ты б к ним писал, чтоб они, помня наше крестное целованье, шли с тобою ж на нашу службу к нам к Москве.

Писан на Москве, лета 7117-го, февраля в 17 день.

А припись у грамоты дьяка Андрея Иванова. [216]

РГАДА. Ф. 1209. Столбцы по Нижнему Новгороду, № 866/21135. Л. 433, 434. Список 1628 г.

1. В ркп. пропущено; восстановлено по смыслу.

2. В ркп.: шего.

3. В ркп. пропущено; восстановлено на основании следующей грамоты.

4. В ркп.: Ноугодцкой.

5. В ркп. последние два слога написаны неразборчиво.

№ 4

1609 г. февраля 17. – Указная грамота ц. Василия Ивановича (Новгородской четверти) в Нижний Новгород воеводе кн. Александру Андреевичу Репнину и дьяку Василию Семенову об отпуске Андрея Семеновича Алябьева с войсками к Москве, присылке нижегородской и балахонской казны и наказании пойманных изменников.

Список з грамоты слово в слово.

От царя и великого князя Василья Ивановича всеа Русии в Нижней Новгород воеводе нашему князю Олександру Ондреевичю Репнину да дьяку нашему Василью Семенову. Писали есте к нам, что боярин наш и воеводы Федор Иванович Шереметев с товарыщи с гюнизовскою силою ис Чебоксар в Нижней Новгород февраля по 1-е число не бывал. И по нашему указу велено ныне быть на нашу службу к нам к Москве из Нижнего воеводе нашему Ондрею Семеновичю Олябьеву со всеми с нашими с ратными людми, которые с ним ходили из Нижнего на наших изменников на воров.

И как к вам ся наша грамота придет, а боярин наш и воеводы Федор Иванович Шереметев с товарыщи из Чебоксар в Нижней будет по сю нашу грамоту, как к вам придет, не бывал, и не чаяте его в Нижней вскоре, дни в три или в четыре, и вы б, воеводу нашего Ондрея Семеновича отпустили к нам к Москве тотчас да с ним голов стрелецких Ондрея Микулина да Богдана Износкова, а с ними московских и астараханских стрелцов, которые пришли снизу в Нижней из Казани, и нижегородцов наших дворян и детей боярских, и иноземцов литву и немец, и нижегородцких сотников и стрелцов, и с наемными с охочими, и с нижегородцкими и з балахонскими и з даточными, и со всякими служилыми людми, которые с Ондреем из Нижнего ходили на наших изменников на воров. А в Нижнем же и на Балахне в нашей казне сколко есть ныне наших всяких денежных доходов, и вы б те наши все денежные доходы из Нижнего прислали к нам к Москве с Ондреем же, как он пойдет с нашими людми на нашу службу к нам к Москве. И вы б в Нижнем наши всякие дела и город делали и от наших изменников от воров оберегались по прежнему нашему указу, и нам служили и прямили так же, как и ныне нам служите. А мы вас за службу пожалуем своим великим жалованьем. // А которые наши изменники пойманы, а сидят в Нижнем ныне в тюрме, или вперед которые изменники объявятца, и вы б их вершили вскоре по прежнему нашему указу, хто до которой казни дойдет, чтоб в их воровстве смуты людем никоторым не было.

Писан на Москве, лета 7117-го, февраля в 17 день.

А подлинная грамота за приписью дьяка Ондрея Иванова.

РГАДА. Ф. 1209. Столбцы по Нижнему Новгороду, № 866/21135. Л. 439, 440. Список 1628 г. [217]

№ 5

1609 г. февраля 18. – Указная грамота ц. Василия Ивановича (Новгородской четверти) в Нижний Новгород воеводам кн. Александру Андреевичу Репнину, Андрею Семеновичу Алябьеву и дьяку Василию Семенову с похвалой за службу, о посылке ратных людей с войсками боярина Федора Ивановича Шереметева к Москве и совместных действиях с поволжскими воеводами, с извещением о ситуации в Москве, действиях смоленских воевод и прибытии гонцов от Сигизмунда III.

Список з грамоты слово в слово.

От царя и великого князя Василья Ивановича всеа Русии в Нижней Новгород воеводам нашим князю Александру Ондреевичю Репнину, да Ондрею Семеновичю Олябьеву, да дьяку нашему Василью Семенову. Февраля в 7 день писали есте к нам с Крисанком Юрьевым, что вы и с вами дворяне, и дети боярские, и литва, и немцы, и всякие ратные люди, и гости, и торговые и посадцкие люди, и всякие жилецкие и служилые люди в Нижнем Новегороде здорово и нам служите и нашим земъским делом над воры промышляете. А ты, Ондрей, з головами, и з дворяны, и з детми боярскими, и со всякими ратными людми ходил на воров многижда. И божиею милостию и Пречистые Богородицы заступленьем и всех святых молитвами на многих боех многих воров и наших изменников побили и языки многие, и наряд, и набаты поимали. А на последнем деле в селе в Богородцком воров всех побил наголову и воровских воевод князя Семена Вяземъскова да Тимофея Лазарева и иных многих началных воров и языки многие поимали. И многие городы и волости от воровские смуты к нам обратилися, и к 1 кресному целованью привел. И нам то все ведома подлинно. И мы, слыша о том, обрадовалися и всемилостивому Богу и Пречистые Богородицы и великим чюдотворцом со слезами хвалу воздали. А за вашу службу и раденье всегда о вас милосердуем 2 и просим того у Бога, чтоб нам велел Бог против ваши службы воздати вам нашим великим жалованьем. А толко велит Бог вам наши очи видети, и мы вас пожалуем тем, чего у вас и на разуме нет, и ото всей вашей братьи вас велим отвести нашим жалованьем, и службу вашу вовеки учиним памятну.

И как к вам ся наша грамота придет, и вы б тотчас собрав к себе дворян, и голов стрелетцких, и сотников, и детей боярских, и литовских и немецких людей, и гостей, и торговых людей, и стрелцов, и казаков, и всяких служилых и жилецких и приезжих всяких людей, а собрав, сказали б есте им наше жалованное слово. Служба их и раденье нам и всему нашему государьству ведама подлинно. И мы их за их службу всегда о них милосердуем и пожалуем их нашим великим жалованьем – голов, и дворян, и детей боярских, и литовских и немецких людей, и всяких служивых людей помесною и денежною многою придачею, и велим их всех испоместить и наши жалованье велим дать, и ото всей их братье велим их нашим жалованьем отвести; а гостей, и посадцких, и всяких жилецких и приезжих людей, которые ныне с вами в Нижнем, пожалуем во всяких наших податех лготою на многие лета, и торговати им велим безпошлинно, и во всем их велим оторханити, и всякие их разоренья и убытки велим пополнити – и всех их, служивых и жилецких всяких людей, службу вовеки учиним памятну. И они б, дворяне, и дети боярские, и иноземцы, и всякие служивые люди, и [218] гости, и посадцкие, и всякие люди службу свою и раденье совершили, как начали, так бы и докончали, во всем бы нам служили без претыканья, а на наше б жалованье во всем были надежны. И нашу б есте грамоту велели им вычесть вслух. Да и вы б, воеводы наши и дьяк, по тому ж службу свою и раденье совершили, как начали, так бы и докончали, и во всем бы промышляли нашим и земъским делом с великим раденьем, смотря по тамошнему // делу, и как вас Бог наставит. А мы вас пожалуем нашим велик[им] жалованьем, тем, чего у вас и на разуме нет. А как боярин наш и воеводы Федор Иванович Шереметев пойдут к нам к Москве, и вы б с ним ратных людей послали, а в Нижнем бы оставили осадных людей, без которых быти нелзе.

Да февраля ж в 7 день писали к нам з Болохны Степан Голенищев и посадцкие всякие люди, да из Юрьевца Поволскова Степан Гора Башмаков, да нашего дворцового села Мыта всякие люди, что они нам служат, и с людми збираютца, и против воров стоят крепко, и битися с ними хотят досмерти, и от себя зборных ратных людей на Кинешму и в Гороховец в помочь на воров посылают, а от вас де из Нижнева им никакие пособи нет. И вы б наши городы, которые мочно, от воров оберегали и помочь бы им на воров во всем 3 делали. И к ним бы от собя отписали, чтоб они о всяких наших делех к вам писали почасту. А будет на которые места почаят воровскова приходу, а ис тех мест учнут к вам о людех писать, и вы б к ним голов с сотнями посылали и им помогали, смотря по тамошнему делу и по людем. И их бы своими гонцы почасту обнодоживали 4, чтоб им на вас было надежно, и во всем бы есте их не оскорбляли. И о всем бы есте в Нижнем Новегороде и по г[о]родом делали и промышляли о всем, смотря по там[о]шнему делу, как вас Бог наставит. А мы Нижней Новгород и иные городы, которые 5 подошли к Нижнему во всем промыслу, положили есмя на вас, воевод своих. А что ныне у вас и по городом делаетца, и где ныне боярин и воеводы Федор Иванович Шереметев с товарыщи, и вы б о том к нам почасту писали.

А то б есте ведали, что у нас на Москве божиею милостию и Пречистые Богородицы заступленьем и всех святых молитвами февраля по 18 число все здорова, и в людцких и в конских кормех всяким нашим ратным людем и жилецким нужи никакие нет. А бояре, и дворяне, и столники, и стряпчие, и всякие служилые люди, и гости, и посадцкие всякие люди, и стрелцы, и козаки, и всякие служилые и жилецкие люди от мала и до велика все единомышленно за нашу православную крестьянскую веру, и за чюдотворной образ Пречистые Богородицы, и за чюдотворцовы мощи, и за все православное крестьянство против воров стоят крепко. А ожидаем из Великого Новагорода боярина нашего и воевод князя Михаила Васильевича Шуйского с новгородцкою и со псковскою со многою ратью и с немецкими людми, а чаем его вскоре, да боярина нашего и воевод Федора Ивановича Шереметева с понизовною ратью, да из Смоленска воевод с 1 смоленскою ратью.

А генваря в 10 день писали к нам из Смоленска боярин наш и воеводы Михайла Борисович Шеин с товарыщи, что отпустили они к нам к Москве из Смоленска воевод князя Якова Борятинскова да Семена Ододурова со многими людми. И как оне будут 4 на реке на Уже от Смоленска к Дорогобужу за десять верст, и на них пришли из Дорогобужа с атаманом с Чижом литовские люди и черкасы и руские многие люди, и с ними билися. И божиею милостью и Пречистые Богородицы помощию и всех святых молитвами воеводы наши тех [219] литовских // людей и черкас побили наголову, а живых взяли сто десять человек да два рохмистра, и топтали их до Дорогобужа, и Дорогобуж очистили. А из Дорогобужа послали к Белой. А собрався в Дорогобуже з дворяны и з детми боярскими, пойдут к нам к Москве вскоре.

Да ис 6 Смоленска ж писали к нам и прислали литовской опасной лист на литовских гонцов. А в листу в литовском написано, что король литовской отпустил к нам гонца своего о добром деле, что меж нами и меж нашими государьствы учинено перемирное постановленье 7, и он того не нарушивает и держит тот мир крепко, а по литовскому по всему рубежу заказ велел крепко учинить, чтоб из Литвы и из Полши в наше государьство никаких полских и литовских людей не пропущали. А другова гонца посылает король к полским и к литовским людем, которые ныне в нашем государьстве, и листы де к ним посылает з запрещеньем под смертным заказом, чтоб ане все шли в Полшу и в Литву тотчас не мешкая. А ныне де те гонцы пришли на смоленской рубеж.

А февраля в 13 день писали к нам смоленские воеводы князь Яков Борятинской с товарыщи, что приходили на них к Дорогобужу многие руские и литовские люди, а было де их в зборе всяких людей з десеть тысеч. И они на них из Дорогобужа выходили со всеми людми и с ними, на речке на Восме сшедшись, бились. И божиею милостию и Пречистые Богородицы заступленьем и всех святых молитвами воеводы наши тех воров и литовских людей побили наголову. А побивали их на пятинатцати верстах и воровских воевод, и наряд, и знамена, и набаты поимали, а живых взяли с четыреста человек, и в Смоленск отослали. А сами смоляне пришли в Вязму, и стоят в Вязме, и збираютца с людми, а собрався, пойдут к нам к Москве вскоре.

Как с людми сождався, и мы, прося у Бога милости, над воры учнем промышлять и вас от них оберегать. И вы б однолично нашим делом промышляли, как вас Бог наставит, а на наше б жалованье во всем были надежны. А однолично б есте в Нижнем жили с великим береженьем и нашим и земъским делам промышляли с великим раденьем, как вас Бог взразумит 4, и смотря по тамошнему делу. И к нам бы есте во всем почасту писали, а посылали б есте гонцов так же розными дорогами, чтоб нам про вас и про боярина нашего и воевод Федора Ивановича Шереметева с товарыщи было ведомо. Да посланы наши грамоты в Казань, и по городом, и к нагаем, и к бортникам, и к мордве. И вы б те наши грамоты, будет мочно, послали с кем пригож, дав ему нашего жалованья рубли два или три, чтоб в тех городех про наше Московское государьство было ведомо. А хто ныне с вами дворян, и детей боярских, и иноземцов, и всяких служилых людей, и хто как нам служит, и вы б то все велели писати на список, чтоб нам было ведома про всех людей службу.

Писан на Москве, лета 7117-го, февраля в 18 день.

А у подлинной грамоты припись дьяка Томила Луговскова.

РГАДА. Ф. 1209. Столбцы по Нижнему Новгороду, № 866/21135. Л. 426-428. Список 1628 г.

1. В ркп. пропущено.

2. В ркп.: мрдуем.

3. В ркп.: свем.

4. Так в ркп.

5. Вркп. написано дважды.

6. В ркп: и.

7. В ркп.: постановенье. [220]

№ 6

1609 г. февраля 18. – Указная грамота ц. Василия Ивановича (Новгородской четверти) в Нижний Новгород всему нижегородскому ополчению с похвалой за службу и о выступлении с войсками боярина Федора Ивановича Шереметева к Москве.

Список со государевы грамоты слово в слово.

От царя и великого князя Василья Ивановича всеа Русии в Нижней Новъгород головам, и дворяном, и детем боярским, и литве, и немцом, и стрелцом, и казаком, и всяким служивым тутошним и приежжим людем. Ведомо нам подлинно, из Нижнева Новагорода воеводы писали к нам и не одинова, что вы, будучи на нашей службе и не в одном месте нам служите и прямите, и в походех на многих делех наших изменников воров многих людей побивали и воровских воевод и промышлеников взяли, и языки многие и наряд и знамена поимали, и многие городы и волости от воровские смуты к нам обратили, и для православные крестьянские веры себя ни в чем не щадите и нещадно головы свои и души за крестьянскую веру пологаете. И мы, слыша про то, всегда о вас милосердуем, бес престани у Бога милости просим со слезами, чтоб нам велел Бог вас всех здоровых и радостных видети и против бы вашие службы вам воздати нашим великим жалованьем. А только велит Бог вам наши очи видети, и мы вас за вашю службу пожалуем нашим великим жалованьем и многою помесною и денежною придачею, и наше жалованье велим вам дать и велим вас испоместити, и ото всее вашие братьи велим вас нашим жалованьем отвести. Да и сверх того вас пожалуем, чево у вас и на разуме нет, и службу вашю учиним вовеки паметну.

И как к вам ся наша грамота придет, и вы б для Бога и для Пречистые Богородицы и великих московских чюдотворцов и для нашие православные крестьянские веры службу свою и раденье совершили, и как начали, так бы и доконъчали, нам служили и прямили, против бы воров стояли и нам бы на воров помочь учинили. И сшеччися з боярином нашим и воеводы с Федором Ивановичем Шереметевым с товарищи, шли к нам к Москве не мешкая, чтоб вашею службою и раденьем нам и нашему государству помочь на воров учинилася, и славу б себе и честь вечную получили. А мы вас пожалуем нашим великим жалованьем, чего у вас и на разуме нет, и нужи ваши и разоренья велим исполните, и службу вашу учиним вовеки паметну.

А сю б естя нашу грамоту велели вы честь всем нашим ратным людем вслух, чтоб наше жалованье всем было ведомо.

П[и]сано на Москве, лета 7117-го, февраля в 18 день.

РГАДА. Ф. 1209. Столбцы по Нижнему Новгороду, № 866/21135. Л. 422. Список 1628 г.

№ 7

1609 г. октября 27. – Указная грамота ц. Василия Ивановича (Разрядного приказа) во Владимир служилым людям армии боярина Федора [221] Ивановича Шереметева о выступлении на соединение с войсками кн. Михаила Васильевича Скопина Шуйского.

Список з грамоты слово в слово.

От царя и великаго князя Василья Ивановича всеа Рус[ии] в Володимер головам, дворяном, и детем боярским, и сотником, и стрелцам, и казакам, и всяким служил[ым] людем, которые з боярином нашим и воеводами с Федором Ивановичем Шереметевым да с Ываном Дмитреевичем Плещеевым. Писано от нас к боярину и воеводам Федору Ивановичю Шереметеву да к Ивану Плещееву, а велено им с вами, з дворяны, и з детми боярскими, и с 1 стрелцы, и з казаки, и со всеми ратными людми итти всход к боярину и воеводам ко князю Михаилу Васильевичю Шуйскому. И октября в 24 день писали к нам боярин и воеводы Федор Иванович Шереметев да Иван Плещеев, что присланы к н[им] наши грамоты, а велено им со всеми с вами итти въсход к боярину ко князю Михаилу Васильевичю Шуйскому, и они вам в поход с собою сказали. И вы, дворяня и дети боярские и всякие служилые люди, боярину Федору Ивановичю и Ивану Плещееву говорили, что вам итти на нашу службу невозможно – наги, и босы, и безлошадны, и на нашу службу поднятися нечем. И принесли вы к боярину Федору Ивановичю и к Ивану // челобитные за руками, чтоб нам вас пожаловать своим царьским жалованьем. И они ваши челобитные списав, прислали к нам. И нам ведомо ваша всякая 2 нужа и тощета, и мы вас, голов, и дворян, и детей боярских, и сотников 3, и стрелцов, и казаков, и всяких служилых людей пожаловали, велели наше жалованье дать в полкех боярину и воеводе князю Михаилу Васильевичю Шуйскому. И о том от нас к боярину ко князю Михаилу Васильевичю писано.

И как к вам ся наша грамота придет, и вы б, головы, и дворяня, и дети боярские, и сотники, и стрелцы, и казаки, и всякие служивые люди, исполняя свою великую службу и раденье к нам и ко всему Московскому государьству, шли тотчас з боярином и воеводами с Федором Ивановичем Шереметевым да с Ываном Плещеевым всход к боярину князю Михаилу Васильевичю Шуйскому не мешкая ни за чем. И сшедшися, с воры и с литовскими людми бились, сколко милосердный 4 Бог помочи подаст. А боярин наш князь Михайло Васильевич Шуйской со всеми рускими и с немецкими людми идет из слободы Александровы на воров и на литовских людей. А мы, прося у Бога милости, со всеми людми хотим итти на воров и на литовских людей с своей стороны и за святые божие церкви и за всех православных людей с воры и с литовскими людми битись, чтоб вор с литовскими людми до конца нашу веру не разорил. И вам бы однолично свою великую службу к нам и ко всем православным крестьянам совершить, тотчас не мешкая итти з боярином с Федором Ивановичем всход к боярину ко князю Михаилу Васильевичю; тем бы вам своя великая служба красить. А как, аже Бог благоволит, увидите наши 2 царьские очи, и мы вас за ваши неизреченные службы пожалуем нашим царьским великим жалованьем, и ото всех людей в том примете во многие лета честь и славу.

Писан на Москве, лета 7118-го году, октября в 27 день.

А привез грамоту Семен Глебов.

РГАДА. Ф. 1209. Столбцы по Нижнему Новгороду, № 866/21135. Л. 441, 442. Список 1628 г. [222]

1. В ркп. пропущено.

2. В ркп. написано дважды.

3. В ркп.: отников.

4. В ркп.: млсрды (без титла).

№ 8

1628 г. – Сказки нижегородских дворян о службе в 1606-10 гг.

I. Сказка Мясоеда Никитина сына Рокотова о своей службе.

/Л. 404/ Сказал на очной ставке Мясоед Никитин сын Рокотов.

Служил я царю Василью Ивановичю, з боярином с Федором Ивановичем Шереметевым с товарищи на Балчике в осаде сидел, всякую осадную нужю терпел. А как боярин пошел вверх под Царицын и город Царицын взятьем взял, и я царю Василью Ивановичю служил и у взятья города был на приступе и языки имал. Из Царицына меня боярин отпустил в станице к Москве к царю Василью Ивановичю. И царь Василей Иванович меня пожаловал, отпустил в Нижней в осаду.

И я в Нижнем служил и в осаде сидел, и в походы с воеводою с Андреем Олябьевым ходил, и на многих боех был, и во многих местех многих воров побивал, а иных живых приводил. И воевод воровских князь Семена Вяземскова с товарищи на Богороцком, знамена и наряд поимали и воров побили. И город Балахну взятьем взяли и воевод воровских Степана Голенищева и Елизарья Редрикова и Тимоху Таскаева, и знамена и наряд поимали, и воров побили, и языки привели. И под Муром ходили, и Муром царю Василью Ивановичю добил челом. А как боярин Федор Иванович Шереметев в Нижней из Чебаксар пришел, и яз во многих посылках от боярина посылан был и с ворами бился.

И как боярин Федор Иванович из Нижнева пошел под Касимов, и Касимов взятьем взяли и наряд поимали, и я у приступу был и царю Василью Ивановичю служил. И в Володимер з боярином пришел, и из Володимеря з боярином 1 с Федором Ивановичем Шереметевым всход к боярину князь Михаилу Васильевичю Шуйскому в Олександрову слободу пришел, и из Олександровы слободы з бояры к Москве. И царь Василей Иванович меня отпустил в Нижней к воеводам ко князь Александру Андреевичю Репнину да ко князь Алексею Михайловичю Львову.

А в те поры приходили к Нижнему князь Роман Троекуров да Петр Бутурълин со многими людми конною и струговою, и я, холоп твой, в осаде сидел и с ызменники бился. А как пошли воеводы из Нижнево под Арзамас, князь Алексей Михайлович Львов да князь Василей Федорович Масалской, и я под Арзамасом был, и Орзамас воеводы взяли, и воров побили, и наряд поимали.

А в ызмене нигде не бывал и вором тушинскому, и колускому, и пъсковскому, и иным вором креста не целовал, все служил царю Василью Ивановичю. И за те службы мне дана вотчина при царе государе и великом князе Михаиле Федоровиче всеа Руси во сте дватцать осмом году, маия в девятый день из старово отца моево поместья, по государеву указу со ста по дватцати четвертей. Всево за мною в вотчине сто четвертей. На ту вотчину дана мне твоя, государь, вотчинная грамота.

На обороте:

Взять к делу. [223]

II. Сказка Василия Иванова сына Рушенинова о службе своего отца Ивана Васильева сына Рушенинова.

/Л. 405/ Сказал Василей Иванов сын Рушенников на очной ставке.

Служил отец мой Иван царю Василью Ивановичю з боярином и с воеводами с Федором Ивановичем Шереметевым с товарыщи на Балчике. И как боярин по государеву указу пошол вверх под Царицын, и Царицын взятьем взяли и на Царицане были. И боярин отца моево Ивана отпустил к царю Василью Ивановичю к Москве в станице. И царь Василей Иванович отца моего с Москвы отпустил в Нижней.

И в Нижнем отец мой служил и в осаде сидел, и в походы с воеводою с Ондреем с Олябьевым ходил, и на многих боех был, и во многих местех многих воров побивал. И под Балахною были и Балахну взяли и воеводу Степана Голенищева взяли. И на Богородцком воров побили и воевод князя Семена Вяземско-во с товарыщи поимали и наряд взяли. И под Муромом были, и Муром царю Василью Ивановичю добил ч[елом]. И ис под Мурома пришли в Нижней. И как пришел боярин Федор Иванович Шереметев ис Чебоксар в Нижней, и посылал отца моево из Нижнево во м[но]гие посылки, и отец мой царю Василью Ивановичю служил.

И из Нижнево боярин пришол под Касимов, и х Касимову приступали и Касимов взяли. И ис под Касимова боярин Федор Иванович отца моево послал к Москве к царю Василью Ивановичю с касимовским царевичем. И отец мой на Москве в осаде сидел, и в полку у боярина у князя Дмитрея Ивановича Шуйсково был, и царю Василью Ивановичю служил. И как боярин Федор Иванович Шереметев пришол в Володимер, /Л. 406/ и царь Василей Иванович отца моево отпустил с Москвы к боярину Федору Ивановичю Шереметеву в Володимер. И как боярин из Володимера пошол в сход в Олександрову слободу к боярину ко князю Михаилу Васильевичю Шуйскому, и из Олександровы слободы з бояры отец мой пришол к Москве. И с Москвы отпущен в Нижней.

И в ызмене отец мой нигде не бывал и вору тушинскому, и колускому, и псковскому, и иным вором креста не целовал, все служил царю Василью Ивановичю. И за те службы отцу моему дана вотчина при царе государе и великом князе Михаиле Федоровиче всеа Русии во 122-м году. И на ту вотчину отцу моему дана вотчинная жалованная грамота.

На обороте:

Взять к делу.

III. Сказка Афанасия Петрова сына Суровцева о своей службе.

/Л. 407/ Сказал на очной ставке Афонасей Петров сын Суровцов.

Служил я царю Василью Ивановичю, во 116-м году послан был на низ з боярином со князь Иваном Васильевичем Голицыным на перемену боярину Федору Ивановичю. И боярин Федор Иванович пришел снизу в Казань и по указу ратных людей взял у князь Ивана Васильевича и пошел вверх боярин Федор Иванович. И в Чебоксари я в осаде сидел, и во многие посылки на воров боярин Федор Иванович посылал, и многих воров в посылках и под городом 2-под Чебоксары -2 побивали, и языки3 многие имали и приводили к боярину к Федору Ивановичю. [224]

И на весну боярин Федор Иванович пошел в Нижней. Из Нижнева послал на Юрьевец Поволской с писменым головою с Мисюрем Соловцовым против Лисовскова. И Лисовской Юрьевец Поволской взял и многих у нас ратных людей побил. И я ранен ушел с Мисюрем в Нижней к боярину к Федору Ивановичю, а с нами ушли немногие люди. Из Нижнева боярин Федор Иванович послал голову Мисюря опять на Лисовскова, а с ним послал голов стрелецких с приказы Богдана Износкова да Тимофея Остр[е]нева. И выше Юрьевца на острову Лисовского побили и языки многие поимали и привели мы /Л. 408/ в Нижней к боярину к Федору Ивановичю.

Из Нижнева боярин Федор Иванович пошел под Касимов и Касимов взял. И меня под Касимовым ранили – пробили у приступа левую руку ис пищали насквозь самой локоть. Ис под Касимова боярин Федор Иванович отпустил меня в Нижней для раны.

И в Нижнем я в асаде сидел от воровских людей со князь Олександром Андреевичем Репниным да со князь Алексеем Михайловичем Лвовым. И как приходили 4-к Нижнему -4 многие воровские люди снизу, казаки и черемиса, из Нижнева князь Алексей Михайлович ходил в село Елну на тех воров, и был с воры бой. И на том бою мне отсекли саблею правую руку прочь. И после того на весну приходили к Нижнему снизу многие воры с приступом конные и струговые князь Роман Троекуров с товарыщи, и я в Нижнем от них в осаде сидел. И как пришел в Нижней околничей князь Василей Федорович Мосалской, и мы пошли под Орзамас со князь Алексеем Михайловичем Лвовым и Арзамас взяли.

И за те службы за нижегородцкое осадное сиденье и за чебоксарское, как мы сидели з боярином с Федором Ивановичем, и за раны дано мне в вотчину ис 5 старова моево поместья при государе царе и великом князе Михаиле Федоровиче всеа Руси во 123-м году. А в ызмене я нигде не бывал, тушинскому, ни колускому, ни псковскому ворам 6 креста не целовывал 7.

На обороте:

Взять к делу.

IV. Сказка Ивана и Василия Ивановых детей Сколкова о службе своего отца Ивана Никифорова сына Сколкова.

/Л. 409/ Сказали Иван да Василей Ивановы дети Сколкова на очной ставке.

Служил отец наш царю Василью Ивановичю, з боярином со князем Иваном Васильевичем з Голицыным в Казани был. И как снизу пришел боярин Федор Иванович Шереметев в Казань, и по государеву указу боярин Федор Иванович Шереметев взял ратных людей у князь Ивана Васильевича Голицына ив ис Казани пришел в Чебоксар. И в осаде в Чебоксаре з боярином си[де]л и на многих боех бился. И как из Чябоксар боярин Федор Иванович в Нижней пришел, и боярин отца нашего из Нижнева во многие посылки посылал на воровских людей, и отец наш царю Василью Ивановичю слу[жил].

И как пошел боярин из Нижнева под Касимов, и Касимов взятьем взяли, а отец наш под Касимовым на бою был. И боярин пошел в Володимер. Из Володимера отец наш з боярином пошел, в Олександрову слободу к боярину ко князь Михаилу Васильевичю Шуйскому пришел. Из Олександровы слободы отец наш пришел з бояры к Москве. И с Москвы царь Василей Иванович отца [225] нашего отпустил в Нижней.

И в Нижнем от воровских людей в осаде сидел с воеводою со князь Олексеем Михайловичем Лвовым. И отец наш на воровских людей от воевод во многие посылки посылан и на многих боех был, царю Василью служил.

А в ызмене отец наш нигде /Л. 410/ не бывал и вором тушенскому, и колускому, и псковскому, и иным вором креста не цоловывал, все служил царю Василью Ивановичю. И за те службы за чебоксарское и за нижегородцкое осадное сиденье отцу нашему дана вотчина при царе государе и великом князе Михаиле Федоровиче всеа Русии. А дана вотчинная грамота во сто в двадесят в третьем году, апреля в 17 день.

На обороте:

Взять к делу.

V. Сказка Тимофея Семенова сына Жедринского о службе своего отца Семена Ларионова сына Жедринского.

/Л. 411/ Сказал Тимофей Семенов сын Жедринской на очной ставке.

Служил отец мой Семен Жедринской царю Василью Ивановичю, послан был з боярином со князем Иваном Васильевичем Голициным на низ. И как снизу пришел боярин Федор Иванович Шереметев в Казань, и по государеву указу велено взять у князя Ивана Васильевича Голицына ратных людей боярину Федору Ивановичю Шереметеву и 6 итти со всеми ратными людми вверх, а отец мой з боярином вверх шел. И как боярин пришел в Чебаксар, и отец мой в Чебаксаре з боярином в осаде сидел. Из Чебоксара боярин пошел в Нижней, и отец мой был з боярином.

А как боярин из Нижнево пошел в Муром и пот Касимов и Касимов взятьем взял, а отец мой был з боярином. И как боярин пошел в Володимер, из Володимеря пришел на сход в Олександрову слободу к боярину к князю Михаилу Васильевичю Шуйскому, а отец мой был з боярином Федором Ивановичем Шереметевым. И до Москвы отец мой шел з боярином Федором Ивановичем Шереметевым. И с Москвы отец мой отпущен в Нижной.

А из Нижново всему городу велено быть в Шацъкой со князем Васильем Федоровичем Масалским. И воеводы князь Олександра Ондреевич Репнин да князь Олексей Михайлович Лвов из Нижнево не пустили, потому что пришли под Нижной многие воровские 2 люди, низовые стрелцы, и казаки, и таторовя, и черемиса, и о том писали воеводы 2 к государю к Москве. И отец мой в Нижнем в осаде сидел и с воры на выласках бился. И велел государь в Нижней быть на прибавку воеводам князь Василью Масалскому, да Самъсону Чевкину, да Якову Прокудину, да Володимеру Оничькову, а с ними дворяня и дети /Л. 412/ боярские из розных городов. И как воеводы сошлись в Нижнем, из Нижнево пошли под Арзамас, и отец мой был в полку со князем Олексеем Михайловичем Лвовым. И Арзамас взятьем взяли, и отец мой со князем Олексеем Михайловичем Лвовым государю служил.

А как царь Василей Иванович указал дать вотчины из их поместей, и в те поры отец мой был на службе в Арзамасе. Из Арзамасу воеводам князь Олексею Михайловичю Лвову с товарыщи велено быть к Москве со всеми ратными людми. И недошед до Москвы, а царство царя Василья Ивановича и переминилося. И потому отец мой при царе Василье Ивановиче вотчины взять не успел. [226]

А в воровстве нигде не бывал и креста никоторому вору не целовывал, служил царю Василью Ивановичю по его царство. И государю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Руси за те службы отец мой бил челом, и государь ево пожаловал, по своему государеву уложенью велел ему дать с окладу царя Василья Ивановича со ста по двацети четвертей.

На обороте:

Взять к делу.

VI. Сказка Василия Андреева сына Хохлова о службе своего отца Андрея Данилова сына Хохлова.

/Л. 413/ Сказал Василей Ондреевич Хохлов про выслуженую отца своего вотчину на очной ставке.

Дана отцу моему Ондрею вотчина в Нижегородцком уезде в Березополском стану жеребей села Борисовского да жеребей деревни Изосимьевы за службы царя Василья Ивановича, за казанские и за свияжские службы, как отец мой Ондрей посылан с Казани в головах с казанскими с ратными людми, а с ним был послан товарыщ Григорей Веревкин 2-с казанскими -2 князи и мурзы, и с новокрещены, и с чювашею, и с черемисою, от боярина и воевод от Василья Петровича Морозова с товарыщи во 117-м году, как приходил под Свияжской вор курмышенин сын боярской Васка Ртищев с товарыщи с рускими людми из низи, с мурзы, и с татары, и с чювашею, и с черемисою з горною. И отец мой Ондрей и Григорей Веревкин с казанскими ратными людми тех воров Васку Ртищева с товарыщи побили под Свияжским и языки многие поимали и отослали в Казань к Василью Петровичю Морозову с товарыщи.

А после тово собралися воровские полки, руские люди и татарове, в Свияжском уезде в деревне в Едырчееве. И боярин Василей Петрович Морозов с товарыщи из Свияжского на те воровские полки велел итти с казанскими ратными людми отцу моему Ондрею и Григорью Веревкину. И отец мой Ондрей з Григорьем и с казанскими с ратными людми тех воров многих побили и языки многие поимали, а иных розогнали.

И после того воры собралися, стояли полками /Л. 414/ в Свияжьском же уезде в татарской в Ондрееве деревне. И боярин Василей Петрович Морозов с товарыщи с казанскими ратными людми велел итти отцу ж моему Ондрею з Григорьем с Веревкиным на тех воров. И отец мой да Григорей Веревкин те воровские полки розогнали и многих побили, и языки многие поимали.

И после того собралися воровские многие люди руские и тотарские полки в Свияжском же уезде в деревне Савелове. И боярин Василей Петрович Морозов велел отцу ж моему да Григорью Веревкину с казанскими ратными людми на тех воров итти. И как отец мой Ондрей з Григорьем Веревкиным и с казанскими ратными людми в ту деревню пришли, на отца моего и на Григорья Веревкина пришли в те поры ис под Чебоксар, скопясь, вор Янко Глятков с товарыщи и со многими воровскими людми. И отец мой Ондрей да Григорей того Янку Гляткова с воровскими людми побили и языки многие поимали.

И тое ж зимы послал боярин Василей Петрович Морозов с товарыщи отца моего Ондрея да Григорья Веревкина с казанскими ратными людми в Свияжской уезд в деревню в Бурундуки на болшие воровские полки на Федора [227] Киреева с товарыщи. И отец мой Ондрей да Григорей Веревкин тех воровских людей побили и языки многие поимали, и набаты, и знамена, и коши у них многие отписки, которые к ним из Тушина от вора писаны, поимали ж и прислали в Казань к боярину к Василью Петровичю Морозову.

Да в том ж во 117-м году, как пришли из Астарохани под Свияжской Петр Бутурлин да Офанасей Благой, а с ними низовые воровские многие астраханские стрелцы /Л. 415/ и волские и терские и яицкие казаки, и в те поры отец мой Ондрей да Григорей Веревкин от боярина от Василья Петровича Морозова с товарыщи были посылоны с казанскими ратными людми на помочь к Свияжскому с воеводаю с Степаном Чепчюговым. И воевода Степан Чепчюгов посылал отца моего Ондрея да Григорья Веревкина с казанскими ратными людми с князи и мурзы на перевоз против Вязовых гор перепроводить на свяжскую сторону казанских ратных людей. И в ту пору от казаков пришел на тот перевоз казачей атаман Тимоха Шелудяк в стругах со многими воровскими людми для того, чтоб не перепустить на свияжскую сторону казанских ратных людей. И отец мой и Григорей Веревкин на том перевозе с казанскими ратными людми воров побили и казанских ратных людей на свияжскую сторону перепровадили.

Да как в прошлом во 118-м году приходил з горной стороны на казанскую сторону на Подолские места изгоном чебоксарской татарин Крымсарко Карачюрин со многою з горною черемисою и с чювашею, и отца моего Ондрея да Григорья Веревкина посылал ис Казани боярин и воевода Василей Петрович Морозов с товарыщи на того Крымсарку с казанскими князи и с мурзы и с татары. И отец мой и Григорей Веревкин Крымсарку побили и языки многие поимали.

Да тое ж зимы посылан был отец мой Ондрей и Григорей Веревкин от боярина от Василья Петровича Морозова с товарыщи в горную сторону в деревню Мурлатов на воровские полки на князь Брюшея Кобякова, как он, князь Брюшей, пришел от вора сверху со /Л. 416/ многими воровскими рускими людми, с орзамаскими и з курмышскими и с олатарскими стрелцы, и с мордвою, и з кузмедемьянскою и с чебоксарскою и с цывилскою из Свияжску с чювашею и с черемисою, собрався со многими воровскими полки. И отец мой Ондрей и Григорей Веревкин с казанскими ратными людми тово князь Брюшея с воровскими полки, которые воры с ним в собранье были, побили и языки многие поимали.

И за те казанские и за свияжские службы, за многие походы дана отцу моему вотчина по государеву указу. И за те отца моего многие службы прислана от царя Василья Ивановича в Казань к отцу моему грамота с милостивым словом. И та царя Васильева жаловалная грамота ныне у меня. А как боярин Василей Петрович Морозов пошол ис Казани с казанскими ратными людми под Москву, и отец мой Ондрей в те поры был з боярином с Васильем Петровичем Морозовым. И под Москвою отец мой служил и за Московское государство стоял. И в воровстве и в ызмене отец мой нигде не бывал, и царю Василью не изменивал, и вору креста не целовывал, служил все царю Василью Ивановичю, покаместа был царь Василей Иванович на Московском государстве, а после служил все за Московское государство, покаместа Бог дал на Московское государство государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии.

На обороте:

Взять к делу. [228]

VII.. Сказка Мясоеда Никитина сына Рокотова о службе Ивана Петрова сына Хохлова.

/Л. 417/ Сказал Мясоед Рокотов в патчерицы своей место Матрены Ивановы дочери Петрова сына Хохлова.

Служил Иван Хохлов царю Василью Ивановичю, з боярином Федором Ивановичем Шереметевым с таварыщи на Балчике в осаде сидел и всякую асадную нужу терпел. А как боярин пошел вверх под Царицын, и город Царицын взятьем взяли, и он, Иван, царю Василью Ивановичю служил, у приступу был, с ворами бился и языки имал. А как боярин пошел с Царицына вверх в Казань, и на Волге приходили на боярина воровские казаки на Осиновке, и с ними был бой, и он, Иван, на том бою с варами бился и языки имал. А как боярин пришел в Казань, и дворян и детей боярских Нижнева Новагорода из Казани отпустил в Нижней в осаду, а ево, Ивана, с ними ж отпустил. И на них до Нижнева приходили во многих местех воровсие люди руские и черемиса, и оне, бъючись с ними, в Нижней в осаду прошли.

И в Нижнем в осаде 8 Иван сидел и с ворами бился, и языки приводил, и с воеводою с Андреем Алябьевым в походы из Нижнева ходил, и на многих боях 6 был, и во многих местех многих воров побивал, а иных живых приводил. И воевод воровских князь Семена Вяземскаго с таварыщи на Богороцком и знамены и с нарядом поимали и воров побили, а иных живых приводили. И город Балахну взятьем взяли и воевод воровских Степана Голенищева с таварыщи поимали и воров побили, и языки приводил. И под Муром ходил, и Муром царю Василью Ивановичю добил челом. А как боярин Федор Иванович 4-в Нижней -4 пришел, и во многих посылках от боярина Иван Хохлов был и с ворами бился.

А как боярин пошел из Нижнева под Касимов, и Касимов взятьем взяли и наряд и знамена поимали, и он, Иван, у приступу был, царю Василью Ивановичю служил, с ворами бился. И в Олександрову слободу к боярину ко князю Михаилу Васильевичю Шуйскому з боярином Федором Ивановичем Шереметевым пришел и з бояры до Москвы дошел. И с Москвы царь Василей Иванович отпустил ево, Ивана, в Нижней. И под Нижней как приходили многие воровские люди руские и черемиса конные и струговые, и он, Иван, в осаде в Нижнем сидел и с ызменники бился.

А в 6 воровстве нигде не бывал и вором тушинскому, /Л. 418/ и колускому, и псковъскому, и никоторым вором креста не целовывал и в ызмене нигде не бывал, служил царю Василью Ивановичю. И за те службы ему, Ивану, 4-дана вотчина -4 при государе царе и великом князе Михаиле Федоровиче всеа Руси из стараго отца его поместья с ево окладу с четырехсот с пятидесят четвертей. А дана ему вотчинная грамота во сто двацать четвертом году, июня в 25 день. И тое вотчины осталось за Матреною тритцать четвертей.

На обороте:

К сей сказке Мясоед Рокотов руку приложил.

Взять к делу.

VIII.. Сказка Никифора Владимирова сына Жедринского о службе своего зятя Ивана Козлова.

/Л. 419/ Сказал в племянников своих место в Корнилово да в Микитино место Ивановых детей Козлова Микифор Володимеров сын Жедринского на очной ставке. [229]

Служил зять мой Иван Козлов царю Василью, был на службе з боярином с Федором Ивановичем Шереметевым, на Балчеке в осаде сидел. И как приходили астараханские и терские люди и волские и донские казаки, и на Балчеке на многих боех был. И как боярин Федор Иванович по государеву указу пошел вверх, пришел под Царицын и Царицын взял взятьем, а Иван был з боярином с Федором Ивановичем. И как боярин по государеву указу пошел ис Царицына вверх, и сверху пришли в 6 въстречю воровские казаки, и был бой, а Иван был з боярином. И как боярин пришел в Казань, и ис Казани Ивана боярин Федор Иванович з головами с Ондреем Микулиным да з Богданом Износковым послал вверх в Нижней. А в те поры стояли многие воровские люди, и был с воровскими людми бой на тритцати верстах до Нижнева, и на том бою Иван был, и прошли в Нижней.

Из Нижнево на воров с воеводою со Андреем Алябьевым ходили и воров побивали, и набаты, и знамена, и наряд поимали во многих местех, и воевод воровских многих поимали, князь Семена Вяземъского да Тимофея Лазарева с товарищи, и многие городы царю Василью Ивановичю поимали /Л. 420/ и ко кресту привели. Да Ивана ж воевода князь Олександра Ондреевич Репнин з головою с клюшником Федором Красным посылал встречать боярина Федора Ивановича. И как встретил Иван боярина от Нижнева за шестьдесят верст, и пришол з боярином в Нижней. Из Нижнева боярин посылал голов на воров, Якова Соловцова с товарыщи, и был головам бой с воровскими казаки и с мордвою и черемисою в Нижегоротцком уезде в селе Пумре, и Иван з головами на бою был.

А как боярин пошол из Нижнева в Муром и из Мурома ходил пот Касимов и Касимов взял, а Иван был з боярином с Федором Ивановичем. И от Касимова Иван шол з боярином до Олександровы слободы на сход ко князю Михаилу Васильевичю Шуйскому. Из Олександровы слободы Иван шол и до Москвы з боярином. И как боярин князь Михайло Васильевич Шюйской пришол к Москве, Иван был отпущен в Нижней.

А из Нижнева всему городу велено быть в Шацкой со князем Васильем Федоровичем Масалским. И воеводы князь Олександра Ондреевич Репнин да князь Олексей Михайлович Лвов из Нижнева их не пустили, потому что пришли под Нижней многие люди низовые, стрелцы, и казаки, и татаровя, и черемиса, и о том писали к государю к Москве. И 6 Иван в Нижнем в осаде сидел и с воры на выласках бился. И велел государь в Нижней быть на прибавку воеводам князю Василью Масалскому, да Самсону Чевкину, да Якову Прокудину, да Володимеру Оничкову, а сними дворяня и дети боярские розных городов. И как воеводы сошлись в Нижней, и из Нижнева пошли под Арзамас, а Иван был в полку со князем Олексеем Михайловичем Лвовым. И Арзамас взяли взятьем, и Иван со князем Олексеем Михайловичем Лвовым государю служил.

И как царь Василей Иванович указал им дать за их службы вотчины из их поместей, и в те поры Иван был на службе в Орзамасе. И из Арзамаса воеводам князю Олексею Михайловичю Лвову с товарыщи велено быть к Москве со всеми ратными людми. И не дошли до Москвы, а царство царя Василья Ивановича и переменилось. Потому Иван при царе Василье Ивановиче вотчины взять не поспел.

А в воровстве Иван нигде не бывал и креста никоторому вору не целовыввал, служил царю Василью Ивановичю по ево царство. И о той своей службе Иван бил челом государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа [230] Руси. И за те ево службы государь пожаловал вотчиною из ево поместья с царя Васильева окладу со ста по дватцети четвертей.

На обороте:

К сей очной скаске в племянников своих место Микифор Жедринской руку приложил.

Взять к делу.

IX. Сказка Федора Семенова сына Мостинина о своей службе.

/Л. 470/ Сказал на очной ставке Федор Мостинин.

Служил я царю Василью Ивановичю, в Нижнем с воеводами со князем Александром Репниным да с Ондреем Алябьевым в осаде от воров сидел и всякую осадную нужу терпел, и в походы с воеводою Андреем Алябьевым ходил. В селе Ворсме литву 2 и воров побили и воевод воровских князь Семена Вяземского с товарыщи поимали. И под Балахну на суздалских воров с воеводою с Ондреем ходил, и воров побили и воеводу Степана Голянищева взяли и город Балахну 9 взятьем взяли. Да я ж, Фетка, со Андреем Алябьевым в походе был, как ходил на Кадницы, и воров побили и воеводу воровских Ивана Калагривова взяли. И на том бою взял я атамана казачья Ивашка Телякова. Да я ж са Андреем Алябьевым под Арземасом в походе был, к городу ка Арзамасу приступали и слободы пожгли. И я был тут ранен – застрелен из лука в левое плече. Да я ж, Фетко, был посылан, а со мною стрелцы и казаки, в Юрьевец Поволской. И в Юрьевце посадцких и уездных людей привел ко кресту, целовали крест царю Василью Ивановичю. Да в то ж время я ж, Фетка, в Костромском уезде в Расном селе отбил у литовских людей, которые приходили из Суздаля, государев аргамак их, жеребцов и кобылиц сто девяносто и привел с собою в Нижней. Да я ж был в походе со Андреем Алябьевым, как приходил в Муром, и муромцы встретели воеводу и ратных людей с образы и крест царю Василью Ивановичю целовали. Да я ж был в походе со князем Васильем Масалским да со князем Алексеем Михайловичем Лвовым под Арземасом, и воров побили и город Арземас взяли. И как приходил под Нижней князь Иван 10 Троекуров с воровскими людми с конными и струговыми и к Нижнему приступал, и мы на выласки воров побили и языки поимали.

А как /Л. 471/ снизу в Нижней пришел боярин Федор Иванович Шереметев, а мне были приказаны стрелцы, и боярин меня послал преж себя в Муром, а со мною стрелцов и казаков, и я до боярина был в Муроме. А как боярин Федор Иванович пошел из Нижнево под Касимов, и я под Касимовым з боярином был, и город Касимов взяли и атамана Струну с товарыщи взяли. А как боярин из Мурома пошел в Володимер, и меня оставил в Муроме, а со мною стрелцов и казаков.

А в ызмене негде не бывал, тушенскому вору, и калускому, и псковскому, и иным вором креста не целовал. И за нижегородцкое осадное сиденье дана мне вотчина с трехсот с пятидесят чети семьдесят чети во сто дватцать во фтором году. И грамота мне жалованная вотчинная на ту вотчину дана.

На обороте и в конце:

137-го, декабря в 23 день. Взять к делу. [231]

X. Сказка Андрея Мисюрина сына Соловцова о службе своего отца Мисюря Иванова сына Соловцова.

/Л. 472/ Сказал Андрей Мисюрин сын Соловцов на очной ставке.

Дана отцу моему вотчина за службы царя Василья Ивановича, как был послан 11 на низ з боярином со князем Иваном Васильевичем Голицыным на перемену боярину Федору Ивановичю Шереметеву. А боярин Федор Иванович тово году пришел в Казань, и по государеву указу боярину Федору Ивановичю велено взять ратных людей всех у боярина князь Ивана Васильевича Голицына, а ити боярину Федору Ивановичю вверх со всеми ратными людми. А отец мой пошел ис Казани з боярином вверх и в Чебоксаре з боярином Федором Ивановичем в асаде сидел во 117-м году.

А ис Чебоксар боярин Федор Иванович пошел 2 вверх в Нижней, а отец мой з боярином же в Нижней пришел и в Нижнем в осаде з боярином сидел. А из Нижнево отец мой был посылан на воров на литовских людей на Юрьевец Поволской, и на Юрьевце Лисовского побил и языков многих поймав, к боярину в Нижней прислал.

И во 118-м году, как пошел боярин из Нижнево вверх и Касымов взял, а отец мой под Касымовым з боярином же был. И в Володимер боярин ис под Касымова пришел. А из Володимеря боярину Федору Ивановичю по государеву указу велено итти в Олександрову слободу к боярину князю Михаилу Васильевичю Шуйскому, а отец мой з боярином же в Олександрову слободу пришел. А из Олександровы слободы з боярином со князем Михаилом Васильевичем отец мой к Москве пришел, а с Москвы был посылан к Троице в Сергеев монастырь.

И за те службы и за походы дана отцу моему вотчина в Нижегородцком уезде селцо Кстова Поляна из отца моего поместья сто дватцеть пять чети. А в ызмене отец мой нигде не бывал и тушинскому, и колускому, и пъсковскому вору6, и иным, которые назывались царевичи, креста им нигде не целовал.

А как был в Поместном приказе боярин князь Иван Борисович Черкаской с таварыщи, и на отца моего о той вотчине были многие челобитчики – Михайло Бутурлин, князь Петр Пронской, Иван Салтыков, князь Михайло Белоселской, Иван Благой. И с Иваном Благим у отца моего очная ставка была. И с очной ставки государь указал тою вотчиною отцу моему владеть в вотчине по прежней своей государеве жалованной грамоте, и приговор той отца моего вотчине был написан. А как в прошлом во 135-м году отца моего не стало, и я, Ондрюшка, о той отца своего вотчине бил челом, и государь меня тою отца моего вотчиною пожаловал, а велено мне владеть по прежней отца моего вотчинной грамоте в вотчине ж.

На обороте и в конце:

Взять к делу.

XI. Сказка Василия Федорова сына Приклонского о своей службе и службе брата Осипа Федорова сына Приклонского.

/Л. 476/ Сказал Василей Федоров сын Приклонской.

Служили мы з братом своим с Осипом с Приклонским царю Василью Ивановичю з боярином и с воеводами с Федором Ивановичем Шереметевым с товарыщи на Балчике. И как боярин по государеву указу пошол вверх под Царицын, и [232] Царицын взятьем взяли и на Царицыне были год. И как боярин пошол с Царицына и будет на Камышенке, и тут на Камышенке с воровскими казаки был бой, и мы на том бою государю служили и с ними билися. И с того бою пришли в Казань, и ис Казани посланы мы от боярина в Нижней в осаду. И на дороге у нас с воровскими людми были бои многие, за тритцеть верст, без престани до Нижнева, и в Нижней прошли с воеводою со князем Олександром Ондреевичем Репниным.

И в осаде сидели, и под Нижним воровских людей побили, и во многие походы с воеводою с Ондреем Алябьевым на воровских людей ходили. Под Балахною были и Балахну взяли и воевод Степана Голенищева взяли. И на Богородцком воров побили и воевод князя Семена Вяземсково с товарыщи поимали и наряд взяли. И под Муромом были, и Муром царю Василью Ивановичю добил челом. И ис под Мурома пришли в Нижней. И как боярин Федор Иванович Шереметев, ис Казани идучи, сидел в осаде в Чебоксарех и ис Чебоксар пришол в Нижней, и нас посылал з головами на воровских людей и на черемису, и мы царю Василью Ивановичю служили и воров побили.

И из Нижнево пришол под Касимов и х Касимову приступал и Касимов взял, а мы з братом с Осипом царю Василью Ивановичю служили и с ворами билися. И ис под Касимова по государеву указу з боярином с Федором Ивановичем Шереметевым пришли в Володимер и из Володимера на литовских людей ходили. И по государеву указу из Володимера з боярином 2-с. Федором -2 Ивановичем к боярину ко князю Михаилу Васильевичю Шуйскому Скопину /Л. 477/ пришли в Олександрову слободу на зход.

А из Олександровы слободы послан яз, Василей, в проезжей станице к Москве з государевою денежною казною. И в то время до Москвы на дороге со многими воровскими людми были бои. И пришел к Москве и денги довез. А брат мой Осип остался в Олександрове слободе и пришол к Москве з боярином с Федором Ивановичем Шереметевым с товарыщи. И в то время при царе Василье Ивановиче дано нам в наши оклады изменичье поместье Богдана Путилова, и грамота у нас ввозная царя Василья Ивановича есть. И на Москве до отпуску были.

И в те поры пришли под Нижней воровские многие люди, и нас с Москвы послали в Нижней в осаду. И в Нижнем в осаде сидели с воеводою со князем Олексеем Михайловичем Лвовым и царю Василью Ивановичю служили. И пришли на сход воеводы в Нижней из городов околничей князь Василей Федорович Мосалской, да Яков Прокудин, да Самсон Чевкин. И ходили воеводы под Арзамас и Арзамас взяли и воевод поимали, а я з братом своим с Осипом был в ту пору в полку князя Олексея Михайловича Лвова.

А в ызмене нигде не бывали и тушинскому вору и колускому и иным вором никоторым креста не целовывали. И за те наши службы дана нам з братом с Осипом вотчина при государе царе и великом князе Михаиле Федоровиче всеа Русии во сто дватцать во фтором году. И жалованная вотчинная грамота нам с Осипом на ту вотчину дана.

На обороте:

Взять к делу.

XII. Сказка Ивана Яковлева сына Соловцова о службе своего отца Якова Иванова сына Соловцова.

/Л. 481/ Сказал Иван Яковлев сын Соловцов на очной ставке. [233]

Дана отцу моему вотчина за службы, как был послан при царе Василье Ивановиче на низ з боярином со князь Иваном Васильевичем Голицыным на перемену боярину Федору Ивановичю Шереметеву. А боярин Федор Иванович тово году пришел снизу в Казань, и по государеву указу боярину Федору Ивановичю велено взять ратных людей у боярина у князь Ивана Васильевича Голицына, а ити боярину Федору Ивановичю вверх. И в Чебоксарех з боярином с Федором Ивановичем в осаде сидел во сто семом на десять году.

А ис Чебоксар боярин Федор Иванович пошел вверх в Нижней, а отец мой з боярином в Нижней пришел и в Нижнем з боярином в осаде сидел. А из Нижнева отец мой был посылан на воров на руских казаков, на мордву и на черемису в Закудемской стан в село Помру и в деревню Прокошево, и где воры стоят. И в Закудемском стану в селе Помре и в Прокошеве и во многих местех в волостях и в деревнях отец мой воров побил и языков многих поймав, прислал в Нижней к боярину Федору Ивановичю.

И во сто осмом на десять году, как пошел боярин из Нижнева вверх и Касимов взял, а отец мой под Касимовым з боярином же был. И в Володимер боярин ис под Касимова пришел. А из Володимеря боярину Федору Ивановичю по государеву указу велено ити в Олександрову слободу к боярину ко князь Михаилу Васильевичю Шуйскому. А отец мой з боярином в Олександрову слободу пришел, а из Олександровы слободы з боярином со князь Михаилом Васильевичем Шуйским пришел к Москве, и на Москве в осаде сидел, и до отпуску на Москве был, и отпущен в Нижней, и в Нижнем в осаде сидел.

И за те службы и за походы дана отцу моему вотчина в Нижегородцком уезде из отца ж моево поместья в селе Шаве сто пятдесят четвертей. А в ызмене отец мой нигде не бывал и тушинскому и колускому вору и иным, которые назывались царевичами 12, креста им не целовал.

А как был в Помесном приказе боярин князь Иван Борисович Черкаской с товарищи, и о той отца моево вотчине на меня, Ивашка, были многие челобитчики – князь Яков Белоселской, Ондрей Совин, Иван Еропкин, брат мой Яков Соловцов. И с Яковом Соловцовым у меня, Ивашка, была очная ставка. И с очной ставки государь указал тою отца моево вотчиною мне, Ивашку, владеть в вотчине по прежней своей государеве жалованной грамоте, и приговор той отца моево вотчине в Помесном приказе был написан.

А писал Иван Соловцов своею рукою.

На обороте и в конце:

Взять к делу.

XIII. Сказка Сергея Малого о службе своего тестя Михаила Иванова сына Соловцова.

/Л. 487/ Сказал жилец Сергей Малого на очной ставке.

Дана мне вотчина тестя моего Михаила Иванова сына Соловцова в Нижегородцком уезде в селе Шаве шестьдесят чети. А тестю моему дана та вотчина за службу царя Василья Ивановича, как был на Балчике з бояринам с Федором Ивановичам Шереметевым, в осаде на Балчике сидел, на многих боях и приступах и на выласках бился, и был ранен. А как боярин Федор Иванович по государеву указу пошол вверх, пришол под Царицын и горад Царицын взял взятьем, и на Царицыне з бояринам сидел год. И по государеву указу боярин Федор [234] Иванович с Царицына пошол вверх. И сверху шли навстречу боярина воровские казаки, и боярину был бой с воровскими казаки. И тесть мой Михайла Соловцов на том бою з бояринам был, государю служил. И как боярин Федор Иванович пришол в Казань, и ис Казани меня 13 боярин послал в Нижней з головами с Онъдреем Микулиным да з Богданом Износковым. А в те поры стояли под Нижнем многие воры, и з головами был бой на тритцати верстах до Нижнева. А тесть мой Михайла на тех боях был и пришол в Нижней.

А из Нижнева с воеводою с Ондреем Олябьевым на воров ходил и воров побили, и набаты воровских воевод и наряд поимали, и воевод воровьских князь Семена Вяземъскава да Тимофея Лазарева с товарыщи взяли, и многие городы к царю Василью Ивановичю поворотили. Да из Нижнева ж воевода князь Олександр Репнин навстречю посылал боярину Федору Ивановичю Шереметеву, и боярина Федора Ивановича встретили до Нижнева Новагорада шестьдесят верст, и з бояринам в Нижней пришли. А из Нижнева боярин посылал голов на воров, Якова Соловцова с товарыщи, а тесть мой Михайла тут же был. И был головам бой с воровскими казаки и с мордвою и с черемисаю в Нижегородцком уезде в Закудемъскам стану в селе Помре. А тесть мой Михайла з головою с Яковом Соловцовым с товарыщи на том бою был и государю царю Василью Ивановичю служил.

А как боярин пошол из Нижнева в Муром, и из Мурома боярин ходил под Касимов и Касимов взял, а тесть мой Михайла з бояринам под Касимовым был. А как боярин Касимов взял, и ис Касимова послал к Москве Ивана Иванова сына Солтыкова с сеунчом, а тесть мой Михайла послан с ним, Иваном, к царю Василью Ивановичю /Л. 488/ к Москве. И пришли к Москве во сто седмом на десять году. И сидел на Москве в осаде, а был в полку у боярина князь Дмитрея Ивановича Шуйскава головою с Соловым Протасьевым, и в посылки с Москвы во Кжель и в Софьян острожек запасов встречать ходили. А как боярин князь Михайла Васильевич Шуйскай пришол к Москве, и тестя моего Михаила с Москвы из осады отпустили в Нижней.

А из Нижнева всему гораду велено 6 итить в Шацкой с князь Васильем Федоровичам Мосалским. И воеводы князь Олександр Ондреевич Репнин да князь Олексей Михайлович Лвов нас из Нижнева не отпустили, весь горад, потому что пришли под Нижней многие низавые воры, стрелцы 14, и казаки, и татарове, и черемиса, и о том писали государю к Москве. И тесть мой Михайла в Нижнем в осаде сидел и с воры на выласках бился. И велел государь в Нижней быть на прибавку воеводам князь Василью Мосалскаму, да Самъсону Чевкину, да Якову Прокудину, да Володимеру Оничкину 15, а с ними дворяне и дети боярские розных горадов. А как воеводы сошлись в Нижней и из Нижнева пошли под Орзамас, а тесть мой /Л. 489/ был у стрелцов голова. А Орзамас взяли взятьем, а тесть мой со князь Олексеем Михаловичам был, государю служил.

А как государь царь Василей Иванович указал дать вотчины дворянем из их поместей, и в те поры тесть мой был на службе в Орзамасе. И из Арзамасу воеводам князю Олексею Михайловичю Лвову с товарыщи велена быть к Москве со всеми ратными людми. А к Москве и недошли, а царьства царя Василья Ивановича переменилась. И потому тесть мой при царе Василье Ивановиче вотчины взять не поспел.

А в воровстве тесть мой ни в каком не бывал и креста никаторому вору не целовывал, служил царю Василью Ивановичю по его царьства. И о той своей [235] службе тесть мой бил челом государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии, о балчиковском осадном сиденье. И государь тестя моего Михаила Солавцова пожаловал за балчиковскую осаду, по своему государьс.кому уложенью вотчину с окладу царя Василья Ивановича со штисот чети сто дватцать чети.

Иван Соловцов по Сергееву веленью Малова руку приложил, потому что Сергея на Москве нет.

На обороте:

Взять к делу.

XIV. Сказка Григория Владимирова сына Жедринского о своей службе.

/Л. 491/ Сказал Григорей Жедринской на очной ставки.

Служил я царю Василью Ивановичю, был на службе з боярином Федором Ивановичем Шереметевым, на Балчике в осаде сидел, на многих боех в приступы и на выласках бился, и был ранен. А как боярин Федор Иванович по государеву указу пошел вверх, пришел под Царицын и город Царицын взял взятьем, а мне был приказан наряд, и на Царицыне з боярином сидел год. И по государеву указу боярин с Царицына пошел вверх, и сверху шли в 6 въстречю боярина воровъские казаки, и боярину был бой с воровскими казаки, я на том бою з боярином был, государю служил. И как боярин Федор Иванович пришел в Казань, и ис Казани меня послал в Нижней з головами с Ондреем Микулиным да з Богданом Износковым. А в те поры стояли под Нижним многие воры, и з головами был бой на тритцати верстах до Нижнево, и я з головами на боех был, и прошли в Нижней.

И из Нижнего с воеводою с Ондреем Алябьевым на воров ходил, и воров побивали и набаты воровских воевод и наряд поимали, и воевод многих поимали, князь Семена Вяземского да Тимофея Лазарева с товарищи, и многие городы к царю Василью Ивановичю поворотили. Да из Нижнево ж воевода князь Александр Ондреевич Репнин навстречю посылал боярину Федору Ивановичю Шереметеву голову ключника Федора Красново, и я с Федором был. И боярина Федора Ивановича въстретили ниже Нижнево Новагорода шестьдесят верст, и з боярином в Нижней пришел. И из Нижнево боярин посылал голов в посылку на воров, Якова Соловцова с товарищи, и был головам бой с воровскими казаки и с мордвою и с черемисою в Нижегородцком уезде в Закудемском стану в селе Пумре, и я з головою с Яковом Соловцовым на том бою был и государю служил.

А как боярин пошел из Нижнево в Муром, и из Мурома боярин ходил под Касимов, и под Касимовым велел боярин мне быть с сотнею, и на приступе меня под Касимовым ранили. И та моя служба известно боярину Федору Ивановичю Шереметеву. /Л. 492/ А как боярин Касимов взял, и ис Касимова послал ко государю к Москве с сеунчом Ивана Иванова сына Салтыкова, а меня послал с ним же. И пришли к Москве во 117-м году после Оспожина дни. И сидел на Москве, а был в полку у боярина у князь Дмитрея Ивановича Шуйскова з головою с Соловым Протасьевым, и в посылки с Москвы во Гжель и в Софьев острожик запасов встречать ходил. А как боярин князь Михайло Васильевич Шуйской пришел к Москве, и меня с Москвы отпустили в Нижней.

А из Нижнево нам всему городу велено быть в Шацком со князь Васильем Федоровичем Масальским. И воеводы князь Александро /Л. 493/ Ондреевич [236] Репнин да князь Олексей Михайлович Львов нас из Нижнево не пустили, потому что пришли под Нижней многие люди низовые, стрелцы, и казаки, тотаровя и черемиса, и о том писали к государю к Москве. И я в Нижнем в осаде сидел и с воры на выласках бился. И велел государь в Нижней быти на прибавку воеводам князь Василью Масалскому, да Самсону Чавкину 16, да Якову Прокудину, да Володимеру Оничкову, а с ними дворяне и дети боярские розных городов. И как воеводы сошлись в Нижней, и из Нижнево пошли под Арзамас, а я был в полку со князь Алексеем Михайловичем Львовым. И Арзамас взяли взятьем, и я со князь Алексеем Михайловичем был и государю служил.

А как царь Василей Иванович нам указал дать вотчины из наших поместей, и в те поры я был на службе в Арзамасе. И из Арзамасу воеводам князь Олексею Михайловичю Лвову с товарищи велено быть к Москве со всеми ратними людми. И не дошли до Москвы, а царьство царя Василья Ивановича и переменилось. И потому я при царе Василье Ивановиче вотчины взять не поспел.

А в воровстве я нигде не бывал и креста никоторому вору не целовывал, служил царю Василью Ивановичю по его царство. И о той своей службе я бил челом государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии, о балчиковском и о московском осадном сиденьи. И государь меня пожаловал за балчиковскую и за московскую осаду по своему государеву уложенью вотчину с окладу царя Василья Ивановича с пятисот чети сто чети.

На обороте и в конце:

В брата своево место в Григорья Микифор Жедринской руку приложил.

Взяти к делу.

XV. Сказка Афанасия Дмитриева сына Жедринского о своей службе.

/Л. 499/ Сказал Афонасей Жедринский на очной ставке.

Служил [я] царю Василью Ивановичю, сидел в Нижнем Новегороде в осаде с князь Олександром Андреевичем Репниным, и с воеводою с Ондреем Олябьевым в походы на воров ходил под Балахну и город взяли и воеводу Степана Голенищева взяли, и суздалца Елизарья Редрикова с суздалскими людми побили и ево жива взяли, и знамена и набаты и наряд поимали. Да под Нижней приходили приступом Ондрей Подбелской да Степан Низовцов, и на выласке с воеводою с Ондреем Олябьевым воров побили и воевод воровских и знамена и набаты поимали. И на тех боех я царю Василью Ивановичю служил и языки имал. Да в походе ж был я с воеводою с Ондреем Алябьевым, и воров на Богороцком литовских людей и руских воров побили и воевод воровских князь Семена Вяземсково да Тимофея Лазарева с товарыщи и знамена, и набаты, и наряд поимали. Да с Ондреем же был в походе на Кадницах, и воевод воровских Ивана Кологривова с товарыщи побили и знамена, и набаты, и наряд поимали. И к Орзамасу приступали и посады пожгли и многих воровских людей побили и языки многие поимали. И под Муром пришли и Муром ко кресту привели.

И воевода меня Ондрей Олябьев послал к Москве к царю Василью Ивановичю с 6 сеунчом, а со мною в станице дворян и детей боярских. И прошли меж воровских людей до Коломны. И с Коломны послал столник и воевода князь Василей Федорович Мосалской нас провожать до Москвы татар. И как пришли в село Бронницы, /Л. 500/ и Млотцкой пан да Юшка Беззубцов с товарыщи пришли под Бронницы. И я сидел в осаде в Бронницах, а Млотцкой пан с [237] товарыши приступал, и мы бились и языки поимали, атамана Ивашка Носа с товарыши жива взяли. И пришли к Москве к царю Василью Ивановичю и сидели на Москве в осаде.

А с Москвы послан к боярину Федору Ивановичю Шереметеву з грамоты з головою с Нехорошим Лопухиным. И как пришли Синков острог, и пришли литовские люди и руские воры и голову Нехорошево учели гонять, и в гонке многих побили и живых поимали. А меня взяли и привели ко Млотцкому пану и Григорью Сунбулову с товарыщи под Коломну, и пытали, и сидел за приставом, а привели бита и изувеча. И послали сковав в Серпухов в тюрму, и в тюрме сидел в земляной, и ис тюрмы ушел к Москве. И за ту службу и за полон государь меня царь Василей Иванович пожаловал.

И после тово сидел в осаде ж в Нижнем с воеводою с князь Олексеем Михайловичем Лвовым и в походы многие ходил. И как князь Роман Троекуров с товарыщи струговою и конною под Нижней приходил и Юшка Соловцов, и князь Романа Троекурова и Юшку Соловцова князь Олексей Михайлович Лвов побил и знамена, и набаты, и языки многие поимали. И под Орзамас с воеводою со князем Олексеем Михайловичем Лвовым в походе был, и под Орзамасом воровских воевод побили и языки многие поимали, и Арзамас город взяли, и воевод живых и голов поимали. Как приходил Григорей Кошкаров с товарыщи с воровскими людми под Арзамас, и воевода князь Олексей Михайлович Лвов с товарыщи воровских воевод побили и знамена, и набаты, и языки поимали.

А вору тушинскому и колускому и псковскому не служивал и креста не целовывал и в ызмене не бывал. А дана мне вотчина государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии за нижегороцкое сиденье за царя Василья Ивановича службу 2-во 128-м году -2 ис 5 старых своих поместей, а не из дворцовых и не из бортных государевых сел. А оклад мне был при царе Василье Ивановиче пятсот пятдесят чети.

На обороте и в конце:

Афанасий Жедринской руку приложил.

Взять к делу.

XVI. Сказка Григория Владимирова сына Жедринского о службе своего дяди Никиты Саввина сына Жедринского.

/Л. 502/ Сказал Григорей Жедринской на очной ставке в место брата своего Богдана Никитина сына Жедринскаго.

Служил дядя мой Никита, Богданов отец, царю Василью Ивановичю, был послан з боярином со князем Иваном Васильевичем Голицыным. И как снизу пришел боярин Федор Иванович Шереметев в Казань, и по государеву указу боярин Федор Иванович взял ратных людей у князь Ивана Васильевича Голицына и ис Казани пошел в Чебаксар. А дядя мой Никита был з боярином с Федором Ивановичем в Чебоксарех, и на бою дядю моего Никиту взяли воровские люди и отвели к вору в Тушино. И ис Тушина вор послал Никиту в Орзамас в тюрму. И как из Чебаксар в Нижней пришел боярин Федор Иванович, и Микита из тюрмы ушел к боярину в Нижней.

И как боярин из Нижнево пошел в Муром, из Мурома под Касимов, и город Касимов взяли взятьем и воров побили. И из под Касимова боярин пошел в [238] Володимер, а из Володимеря пошел в Олександрову слободу въсход к боярину ко князю Михаилу Васильевичу Шуйскому. И Микита з бояры пришел к Москве и на Москве в осаде сидел, царю Василью Ивановичу служил.

А в ызмене нигде не бывал, вору тушинскому, и псковскому, и калускому, и иным вором креста не целовал. И за ту службу дана Никите вотчина и вотчинная жалованная грамота.

На обороте и в конце:

К сей скаске Григорей Жедринской руку приложил.

Взять к делу.

XVII. Сказка Павла Семенова сына Арбузова о своей службе.

/Л. 504/ Сказал Павел Семенов сын Арбузов на очной ставке.

Служил я государю царю и великому князю Василью Ивановичю всеа Русии з боярином Федором Ивановичем Шереметевым с товарыщи на Балчике. И как боярин по государеву указу пошел вверх под Царицын, и Царицын взяли взятьем, и я у приступов служил. И как боярин пошел с Царицына 17, и будет на Камышонке, тут был бой 18 с воровскими людми с казаки, и я на том бою служил и с воры бился. И пришли в Казань з боярином Федором Ивановичем Шереметевым, и ис Казани посланы мы от боярина в Нижней. И на дороге у нас были с воровскими людми бои многие, и под Нижным воровских людей побили и в Нижней в осаду прошли.

И в осяде в Нижнем сидели и во многие походы с воеводою с Ондреем с Олябьевым на воровских людей ходили. Под Балахною были и Балахну взяли и воеводу Степана Голенищева взяли ж. И суздалца Елизара Редрикова с товарыщи побили и знаменя, и набаты, и наряд поимали, и воевод воровских Елизарья Редрикова и Тимошку Таскаева живых поимали, и многие языки. И на Богородцком воров побили и воеводу князь Семеня Вяземсково с товарыщи поимали и наряд взяли. И под Муромом были, и Муром царю Василью Ивановичю добил челом.

И из Мурома послан в станице к царю Василью Ивановичю, и в Москву приехали от воевод Ондрея Олябьева. И царь нас Василей Иванович послал к боярину Федору Ивановичю Шереметеву з грамотами. И боярина яз встретил в Муромском уезде против села Клина на Оке реке. И боярин меня послал, Федор Иванович, в Колязин монастырь к боярину ко князю Михаилу Васильевичю Шуйскому Скопину с отписками. И боярин /Л. 505/ меня, князь Михайло Васильевич, опять послал к боярину Федору Ивановичю Шереметеву. И яз Федора Ивановича съехал в Касимове. И боярин меня взял с собою в Муром, и из Мурома меня послал с касимовским нарядом в Нижной ко князю Александру Репнину.

Да я ж ходил в поход из Нижнево со князем Алесеем Михайловичем Лвовым под Арзамас, и Арзамас взяли. И как приходил и приступал князь Роман Троекуров к Нижнему со многими людми конные и струговыми, и в Нижнем с воеводами в осяде сидел и на боях с ворами бился. И в походы меня воеводы из Нижнево на изменников с литвою и с немцы посылали, и я царю Василью Ивановичю служил и 4 с ызменники бился.

А в ызмене нигде не бывал и тушинскому и колускому 4-и иным вором -4 никоторым не служивал, ни креста не целовывал. И за балчиковскую служьбу [239] дана мне вотчина при государе царе и великом князе Михаиле Федоровиче всеа Русии.

На обороте:

Василей Сколков в Павлово место Арбузова руку приложил.

Взять к делу.

XVIII. Сказка Дмитрия Семенова сына Карамзина о своей службе.

/Л. 507/ Сказал Дмитрей Семенов сын Харамзин 19 на очной ставке.

Служил я царю Василью Ивановичю, в Нижнем Новегороде с воеводами со князем Александром Ондреевичем Репниным да с Ондреем Алябьевым в осаде сидел и всякую осадную нужу терпел. И как воровские люди, от вора воеводы, и атаманы, и казаки, и татаровя, и черемиса, и мордва, и многие воровские люди во многое время собрався, под Нижней приходили, и я в той нижегородцкой осаде служил и с воеводами со князем Александром Ондреевичем Репниным с товарыщи во многие походы на воровских людей ходил, и под Нижним у приступов и в Нижегородцком уезде в походех изменников многих и воров побивали. И под Балахною были и Балахну взяли и воеводу Степана Голянищева взяли. И на Богородцком воров побили и воевод воровских князя Семена Вяземскова с товарыщи поимали и наряд взяли. И под Муромом с воеводою с Ондреем Алябьевым был, и Муром царю Василью Ивановичю добил челом. И из Мурома с воеводою с Ондреем Алябьевым под Касимовым были и посады пожгли и воров побили. И ис под Касимова поворотились в Нижней.

И как боярин Федор Иванович Шереметев с товарыщи ис Казани идучи, сидел в осаде в Чебоксарех, и ис Чебоксар пришел в Нижней, и нас из Нижнева посылал з головами на воровских людей и на черемису, и я царю Василью Ивановичю служил, и воров побили. И из Нижнева пришел под Касимов и Касимов взял, а я царю Василью Ивановичю служил и с ворами бился. И ис под Касимова по государеву указу з боярином Федором Ивановичем Шереметевым с товарыщи пришли в Володимер. И из Володимеря на литовские люди ходил. И боярин Федор Иванович Шереметев с товарыщи из Володимеря послал меня в Нижней в осаду.

И из Нижнева /Л. 508/ с воеводою со князем Алексеем Михайловичем Лвовым в поход на воровских людей ходил, и на Кадницах многих воров побили. Да под Нижней же приходили атаманы и казаки и многие воровские люди, и воевода князь Алексей Михайлович Лвов у приступу тех воров струговую и конных побил, а я в те поры царю Василью Ивановичю служил и с ними бился. И воевода князь Алексей Михайлович Лвов из Нижнего с ратными людми пошел под Арземас, и многих воров под Арземасом побили и Арзамас взяли и воевод воровских Федора Киреева с товарыщи поимали, а я в те поры царю Василью Ивановичю служил и с воровскими людми бился.

И за то нижегородцкое осадное сиденье и за те многие службы дана мне вотчина при государе царе и великом князе Михаиле Федоровиче всеа Русии во сто дватцать во втором году. И жаловалная вотчинная грамота мне дана. А вору тушинскому и колушскому и иным вором креста нигде не целовывал и в ызмене и в воровстве нигде не бывал.

Иван Саловцов в Дмитреево место Карамзина руку приложил.

На обороте:

Взять к делу. [240]

XIX. Сказка Митрофана Владимирова сына Степанова о службе своего отца Владимира Кириллова сына Степанова.

/Л. 510/ Сказал Митрофанко на очной ставке.

Отец мой Володимер Степанов служил царю Василью Ивановичю, в Нижнем в осаде сидел, и в походы с воеводою с Ондреем Алябьевым на воров ходил, и в посылках во многих был, царю Василью служил. А в ызмене негде не бывал, вором тушинскому, и колускому, и псковскому, и иным вором креста не целовал. И за ту службу дана отцу моему вотчина и вотчинная грамота.

Взять к делу.

РГАДА. Ф. 1209. Столбцы по Нижнему Новгороду, № 866/21135. Л. 404-420, 470-472,476, 477, 481,487-489, 491-493, 499, 500, 502, 504, 505, 507, 508, 510. Подлинники.


Комментарии

1. В ркп.: боярим.

2. В ркп. вписано над строкой.

3. В ркп.: язы.

4. В ркп. написано дважды.

5. В ркп.: и.

6. В ркп. пропущено.

7. В ркп.: цовывал.

8. В ркп.: оде.

9. В ркп.: Бахну.

10. Так в ркп.; правильно: Роман.

11. В ркп.: пос.

12. В ркп.: царевича.

13. Так в ркп.

14. B ркп.: стрел.

15. Так в ркп.; правильно: Аничкову.

16. Так в ркп.; правильно: Чевкину.

17. В ркп.: Тцарицына.

18. B ркп.: буй.

19. Так в ркп.; правильно: Карамзин.

Текст воспроизведен по изданию: К начальной истории нижегородского ополчения // Русский дипломатарий, Вып. 6. М. Памятники исторической мысли. 2000

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.