Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СООБЩЕНИЕ М. КЛЕМЕНТЬЕВА

(РУССКОЕ ГОСУДАРСТВО ПОСЛЕ СМУТЫ ГЛАЗАМИ НОВГОРОДСКОГО ДВОРЯНИНА).

Во время русско-шведских переговоров в 1616 г. на сторону шведов перешел новгородский дворянин Михаил Клементьев. По сообщению шведского историка Ю. Видекинда, М. Клементьев, «знатный новгородский боярин... был захвачен в плен у московитов в Клушинской битве, затем бежал из заключения... ему хорошо было знакомо положение страны...». 1 В русских источниках сведений о нем практически не сохранилось. 2 Известно, что среди княжеских и боярских послужильцев, испомещенных Иваном III на конфискованных у новгородских бояр и монастырей землях, был послужилец бояр Тучек Морозовых Семен Клементьев, получивший поместье в Вотской пятине. 3 Известно также, что Фуник Григорьев сын Клементьев в годы Ливонской войны получил 500 четей земли в Перновском уезде. 4 Датский исследователь И. Линд предполагает, что Фуник Клементьев (отец Михаила Клементьева) представляет вторую ветвь рода Клементьевых. 5

Сообщение М. Клементьева о внутреннем положении Московского государства в первые годы правления новой династии, хранящееся в Государственном архиве Швеции, 6 в какой-то мере было использовано лишь шведскими историками. 7 Русским и советским историкам этот источник до сих пор не был известен. [129]


23 января 1616 г. один из новгородских бояр по имени Михаил Клементьев, который прежде был у московитов, бежал из русского посольства и, прибыв на квартиру королевских комиссаров в Глебове, рассказал следующее:

1. Прежде о свойствах ныне правящего великого князя 8 и его правления, что он по своему несовершеннолетию и детскому естеству не особенно занимается делами управления, а от природы имеет грубый и ограниченный ум и к тому же склонен более к безбожным и скверным делам содомитского свойства, нежели к христианским добродетелям, поэтому говорят, что эти неслыханные содомнтские дела здесь каждодневно входят в обиход.

2. Говорил, что его мать монахиня 9 живет в это время в Москве во дворце в помещении, где жили бывшие великие княгини и там ведет безбожную позорную и роскошную мирскую жизнь, так что подданные говорят о ней все зло, с насмешками и издевательством.

3. Говорил, что Русское государство управляется не знатными государственными сословиями, как прежде было принято, а его матерью и другими легкомысленными женщинами и мужчинами, которые у нее и великого князя пользуются особым благоволением. Главные среди них оба брата Борис и Михаил Салтыковы. 10 затем князь Афанасий Лобанов-Ростовский 11 и их именитый канцлер или дьяк Петр Третьяков 12 имеют власть в своих руках. Уже поэтому знатнейшие сословия государства и большая часть подданных должны питать к нему отвращение. [130]

4. Говорил, что не только знатным сословиям, но и его живому дяде Ивану Никитичу Романову 13 не доверяют советовать, что сверх того все, что великий князь со своей матерью заставили членов думы решать меж собой, это они будут беспрекословно выполнять, и если хотя бы государственные сословия меж собой договорятся, то они будут немедленно опрокинуты и уничтожены другими, и все будет исполнено по их произволу.

5. Что касается переговоров между Е. К. В. шведским и ныне правящим великим князем, 14 то рассказывает он, что великий князь и все русские сословия более склонны заключить мир с Е. К. В., нежели с поляками. И поскольку страна так бедна в это время и так ослаблена, что они такую большую сумму (которую Е. К. В., вероятно, желает) не могут выплатить. Так что они должны, без сомнения, уступить Е. К. В. много больше крепостей, поскольку от упомянутого канцлера в Москве слышал разговор об этом предложении.

6. Рассказал он о мирных переговорах между Польшей и московитами, 15 что оба посла прибыли сначала на местность у реки Днепр и встали лагерем друг против друга. Но так как они не поделили между собой и передрались друг с другом, так что с обеих сторон больше 200 человек было побито, русские комиссары отправились в частокол, где находились их войска под Смоленском, а польские в саму Смоленскую крепость, откуда они с обеих сторон должны были вновь вступить в переговоры. Но до сих пор не пришли к соглашению, а остались того мнения, что, чтобы не нарушить мирные переговоры между Е. К. В. и великим князем, должны русские большую часть страны (соседнюю со Смоленском, которые в прошлые времена к тому же принадлежали польской короне) уступить, коль скоро они хотят получить мир от них, о чем обыкновенно говорят московские бояре.

7. Рассказывает он также, что ногайские татары прошлым летом враждебно напали на многие места в России и много тысяч русских погубили и в полон увели. От них им надо освободиться будущим летом, а к тому же, ожидая прихода крымских татар в Россию, снарядили они свое посольство к крымским татарам во главе с Иваном Измайловым с подарками и дарами, чтобы предупредить их затею. 16 [131]

8. Рассказывает он о польском полковнике Лисовском. 17 После того, как он между Москвой и Осташковом прошел с 1500 человек через Торжок. Городище, Ярославль, Кострому и так до Нижнего Новгорода, Мурома и Касимова. Суздаля (?). Рязани и Северина (?) до Брянска и таким образом причинил стране большой вред смертью и огнем. Не меньше вреда причинили местные русские казаки, состоящие здесь на регулярной службе, несколько шаек которых в поисках добычи рыщут кругом, разрушают и опустошают страну, так что разруха и запустение больше, чем можно себе представить.

9. Что касается их военной силы, то имеют они больше войска наготове, нежели те 8 или 9 тысяч, которые находятся под Смоленском, и по причине неспособности страны они не могут больше войска привести в действие.

Пер. Г. М. КОВАЛЕНКО.


Комментарии

1. Widekind J. Thet Svenska i Ryssland Tijo ahrs Krygzhistorie. Stockholm 1671. S. 708-710.

2. Известно лишь, что в 1613 г. он подписал в Новгороде поручную запись о неотъезде новгородских дворян из своих поместий (ДАИ. Т. 2. № 9, С. 18).

3. ПКВП. 1539 г. С. 264; Карамзин Н. М. История Государства Российского. М., 1989. Т. 6. Примеч. 201; Базилевич К. В. Новгородские помещики из послужильцев в конце XV в. // Ист. зап. 1945. Вып. 14.: Веселовский С. Б Феодальное землевладение в Северо-Восточной Руси М.; Л. 1947 С. 226-227, 288, 296.

4. Новицкий Г. А. Новые данные о русском феодальном землевладении в Прибалтике в период Ливонской войны (1558-1582) // ВИ 1956. № 4 С. 137.

5. Lind J. De Ingermanlandske «Ryss-Bajorer»: Deres soziale og genealogiske baggrund // Gentes Finlandiae. Helsingfors, 1984. T. 6, S. 25-27.

6. Riksarkivet. Muscovitica. 24. M, Klementieff meddelande,

7. Widekind J. Thet Svenska i Ryssland… Tarkiainen K. De ryska «nationaleqenskaperna» enligt svenks uppfattning i borjan av 1600-talet. SSLF. 456. // Helsingfors, 1973. S. 30; «Var gamble Arffiende Ryssen» Uppsala, 1974. S. 43.

8. Романов Михаил Федорович (1596-1645) — первый русский царь из династии Романовых. Избран на царство 21 февраля 1613 г. Ставший царем в столь юном возрасте, он не играл самостоятельной роли в управлении государством, находился под сильным влиянием родителей, сначала матери — властолюбивой старицы Марфы, а после возвращения из польского плена и отца — патриарха Филарета, носившего титул «великого государя».

9. Ксения Ивановна Романова (Шестова) — жена боярина Федора Никитича Романова (Филарета), вместе с мужем подверглась опале в царствование Бориса Годунова, насильно пострижена в монахини и под именем инокини Марфы сослана в Заонежье. Освобождена из ссылки Лжедмитрием I в 1606 г. Имела большое влияние на Михаила Федоровича в сфере дворцового быта и придворных отношений. Скончалась в 1631 г.

10. Представители боярского рода, племянники Михаила Глебовича Салтыкова, автора «тушинского» проекта 1610 г. Борис Михайлович Салтыков благодаря родству с матерью царя пользовался при дворе большим влиянием. После возвращения Филарета были высланы из Москвы и вернулись туда только после его смерти.

11. Афанасий Васильевич Лобанов-Ростовский — участник Первого ополчения, был в плену в Польше. После освобождения из плена участвовал в освобождении Москвы в составе Второго ополчения.

12. Петр Алексеевич Третьяков — дьяк Разрядного, думный дьяк Поместного приказа, дьяк в Новгороде, дьяк Посольского приказа во Втором ополчении. С июня 1613 г. возглавлял Посольский приказ.

13. Иван Никитич Романов по прозвищу Каша — стольник, при Борисе Годунове был сослан в Пелым, в 1602 г. переведен в Нижний Новгород и вскоре возвращен в Москву. В 1606-1607 гг. был воеводой в Козельске. При Михаиле Федоровиче играл важную роль в международных делах.

14. Речь идет о Дедеринских переговорах между русскими и шведскими представителями 4 января — 22 февраля 1616 г., завершившихся подписанием перемирия (см.: Соловьев С. М. История России. Т. 5 (9). С. 79-85; Лыжин Н. П. Столбовский договор и переговоры, ему предшествовавшие СПб., 1857).

15. Имеются в виду, переговоры между русскими и польскими представителями под Смоленском зимой 1615-1616 гг. (см.: Соловьев С. М. История России. Т. 5 (9). С. 40-55).

16. Весной и летом 1615 г. отряды ногайских и азовских татар проникли далеко в глубь страны, расположились под Серпуховом и оттуда распространились по ряду уездов (см.: Новосельский А. А. Борьба Московского государства с татарами в XVII в. М.; Л., 1948. С. 77-78).

17. Лисовский Александр-Иосиф — польский полковник. За участие в шляхетском рокоше изгнан из Польши. Служил Лжедмитрию II. В 1610 г. перешел на сторону Сигизмунда III. Действия его отрядов в России отличались жестокостью.

Текст воспроизведен по изданию: Сообщение М. Клементьева (Русское государство после Смуты глазами новгородского дворянина) // Новгородский исторический сборник, Вып. 4 (14). СПб-Новгород. 1993

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.