Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

РИЧАРД ДЖЕМС

РУССКО-АНГЛИЙСКИЙ СЛОВАРЬ-ДНЕВНИК

РУССКО-АНГЛИЙСКИЙ СЛОВАРЬ-ДНЕВНИК РИЧАРДА ДЖЕМСА
(1618-1619 гг.)

СЛОВАРЬ-ДНЕВНИК

В Записной книжке Ричарда Джемса (1618-1619 гг.)
(По рукописи Бодлеянской библиотеки в Оксфорде)

ВВЕДЕНИЕ

В первой колонке нашего издания транскрибирована рукопись Ричарда Джемса (Ms. James, 43*, p. 1-73, Bodleian Library): его словарные и фразеологические материалы по русскому языку, занесенные в Записную книжку, которая была заполнена постепенно, как дневник. Рукопись Р. Джемса издается по фотокопии, сделанной по заказу проф. Лилиас, Армстронг Джоном Джонсоном (John Johnson. Printer to the University Press) в Оксфорде.

В нашем издании сохранены, по возможности, даже характерные особенности графики Р. Джемса, именно — широкое вкрапление в основную для него латиницу нескольких греческих и славянских букв. Только букву р я всюду заменил эквивалентным ей написанием у Р. Джемса: th. Далее, раскрыты изредка встречающиеся сокращения морфем или служебных слов как в латинском тексте (pro-,-que, -bus, окончания на m), так и в английском тексте (w ch = which, w th = whith, y u = you и т. д.). Наконец, не соответствующие принятым теперь латинские написания с г, и вм. j, v (или с j, v вм. i, и) я заменил привычными нам. Все эти замены имели единственной целью сделать издаваемый текст более доступным, быстро читаемым, но они не нанесли никакого ущерба точности издания.

Интересующиеся палеографической стороной обратятся к воспроизведению фотоснимков в конце книги, а описание рукописи приведено в приложении («Материалы для истории издания Dictionariolum russico-anglicum из Записной книжки Ричарда Джемса»).

Во второй колонке дан русский перевод толкований слов и всяких пояснений к ним, сделанных Р. Джемсом на английском, латинском, французском и других языках. Только в начале Записной книжки Р. Джемс ограничивается однословным переводом русских слов. Чем дальше, тем больше он вводит обстоятельные комментарии энциклопедического характера. Стиль его (и латинский, и английский) уже в силу разнообразия тематики записей очень многогранен. То научно-сухой и точный, то бытоописательно-изобразительный, то иронический или шутливый при передаче событий — забавных или предосудительных, при описании нравов и воззрений, не вызывающих у него сочувствия и одобрения. Так словарь-дневник постепенно превращается в путевые заметки, краткие очерки. В силу этого переводчик должен был передать не только основной смысл иноязычного текста, но и его литературный облик. Очень трудно воспроизвести всю гамму стилистических оттенков в записях Р. Джемса, но [212] я стремился по крайней мере избегнуть нивелировки стилей в том якобы «научно-точном» языке перевода, который грешит буквализмом и на самом деле удаляет от верного восприятия подлинника через перевод.

В третьей колонке дана реконструкция слова (или оборота речи), записанного Р. Джемсом, в том виде, как оно могло быть произнесено в Холмогорах или Архангельске в первой четверти XVII в. При этом необходимо было отвлечься от колебаний в степени точности записи, так как иногда острое восприятие фонетических оттенков при недостаточном понимании фонологического состава или морфологической структуры слова приводили Р. Джемса к странной, на наш взгляд, фиксации русской речи. Необходимо было преодолеть и неизбежно постоянное удаление записи от русского произношения в силу далеко идущих различий между звуковой системой английского и русского языков. Именно эти различия и обусловили крайнее неудобство применения английской орфографии для воспроизведения русской речи, что и заставило Р. Джемса часто отклоняться от «английской» записи и пользоваться вкраплениями греческих, французских, голландских, итальянских, португальских и прочих написаний.

Если бы система записи Р. Джемса не было так сложна, а по временам и причудлива, непоследовательна, если бы не было таких колебаний в полноте и точности воспроизведения русской речи, то можно было бы дать простую транслитерацию его написаний русской азбукой. Но транслитерация здесь не помогла бы, а, скорее, затемнила бы то ценное, что дают записи Р. Джемса. Понадобилась именно реконструкция — на основе тщательного изучения рукописи Р. Джемса в целом, так как в ней немало повторных, но несовпадающих записей одних и тех же слов, а с другой стороны, есть аналогичные, однотипные записи разных слов, что позволяет понять самые принципы этих пестрых отражений русского языка в рукописи ученого англичанина.

Кроме рукописи Р. Джемса опорой для реконструкции послужили опубликованные данные о говорах Холмогор и Архангельской области, собранные с доступной мне полнотой. Моя поездка летом 1946 г. в Холмогоры и Архангельск и еще несколько выездов в Архангельскую область позволили мне собрать новый дополнительный материал о современном состоянии этих говоров. Изучение письменных источников XV-XVII вв., относящихся к архангельскому Поморью и Северной Двине, было третьей опорой предлагаемых реконструкций.

Рядом с основной реконструкцией иногда дан в скобках возможный, но менее вероятный, на мой взгляд, вариант реконструкции (за знаком ~). Кроме того, в тех случаях, когда текст Р. Джемса содержит явную погрешность, искажение, рядом с реконструкцией в скобках указано, как эта погрешность могла бы быть передана, причем сигналом искажения служит помета «зап.», т.е. «записано». Добавляемые при реконструкции восполнения всегда заключены в ломаные скобки, например: чорниц<а>.

Мне не представлялось необходимым Доводить реконструкции до той «утонченности», какая потребовала бы применения сложной фонетической транскрипции, так как это повело бы лишь к увеличению числа спорных допущений, а основное назначение реконструкций — подготовить возможно более достоверный лексический и фразеологический материал из Записной книжки Р. Джемса для исторического словаря и исторической лексикологии. Поэтому реконструкции даны в нашей обычной орфографии с незначительными отступлениями для характерных диалектальных особенностей. Мои соображения о приемах записи, примененных Р. Джемсом, и о фонетическом составе записанного Р. Джемсом Холмогорского говора, об отражении в его записях других [213] восточнославянских говоров начала XVII в. изложены во вступительной главе.

Третья колонка — мои реконструкции — может быть оставлена без внимания читателем, если ему удастся лучше понять записи Р. Джемса. Первая колонка дает неоспоримый текст русско-английского словарика для всех, кто намерен самостоятельно и заново его исследовать.

После текста с переводом и реконструкциями помещены краткие комментарии к наиболее затрудняющим словарным статьям Р. Джемса. А за этим следует полный указатель русских слов, внесенных Р. Джемсом в свою Записную книжку. [214]

Текст воспроизведен по изданию: Три иностранных источника по разговорной речи Московской Руси ХVI-ХVII веков. СПб. СПбГУ. 2002

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.