Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

УКАЗ ЦАРЯ БОРИСА ГОДУНОВА О МЕРАХ ПРОТИВ ГОЛОДА

3-го ноября 1601 г. 1

От царя и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии. К Соливычегоцкой на посад и в Усольской уезд в станы и в волости данным и оброчным и таможенным и кабацким и становым и волостным старостам и целовальником и судьям всее Усольские и Вычегодские земли. Ведомо нам учинилося, что у Соливычегодские на посадех и в уездех хлеб дорого купят. Четь ржи по рублю, овес в двадцать алтын, ячмень по тридцати алтын без гривны. А в Усольском уезде в архиепискуплих вотчинах и в монастырских у архима(нд)ритов и у игуменов и у детей боярских, епискуплих, и у десятильников, и у Строгановых самих, и у их приказщиков и у посадских людей, и у наших волостных и у монастырских крестьян, и у Строгановых половников, и у приезжих наших московских гостей, и у вологоцких и у пермских и у двинских и у вяцких торговых прожиточных и у иных у всяких у тутошних богатых людей, прошлых лет старые пахоты изукупу и привозу ржаново и ярового молоченого и в кладех немолоченого всякого хлеба много. А [500] архимариты, и игумены, и епискупли, дети боярские, и десятильники, и Строгановы, и их приказщики, и посацкие люди, и наших волостей, и монастырских сел крестьяне, и приезжие многие прожиточные и пашенные люди меж себя сговоряся, для своей корысти хотя хлебною дорогою ценою обогатети, тот весь хлеб у себя затворили, и затаили, и для своих прибылей вздорожили в хлебе великую цену; а которые де и продают, и они тот свой хлеб отдают скупщиком богатым приезжим и тутошним людем на большие деньги в отвоз свальным обычаем чети по сту, и по двести, и по триста, а врознь по четьям на торги не возят, и молотчим посацким людем, и нужным пашенным крестьяном никому ни какова хлеба четью и осминою не продают. Да у Солиждевычегоцкой на посаде многие скупщики хотя такою-же корыстью хлебною продажею от дорогие цены обогатети преже сего до нынешные поры за полгода ездя и розсылая по всей Вычегоцкой земле в станы, и в волости, и в села, и в слободы, и в погосты в хлебную дешевую пору роздали и иззадачили на хлеб по дешевой цене многие деньги. И из задачя де и иззакупя хлеб ныне многие люди, смотря на них, потому-ж ездят задатчат, и закупают, и отсылают в отвоз и цену в хлебе вздорожили; и тот свой закупной хлеб продают по той по большой цене, а посадским, и волостным, и всяким людем такою дорогою ценою воровством своим учинили в хлебе тесноту великую и скудость, что держат у себя во дворех, и по житницам, и по анбаром, и по лавкам, и по ямам многой хлеб, а у иных стоит не молочен в кладех, и в скирдах, и в одоньях многих лет; а на продажу де тово хлеба не явят, а и вывозят на торги, и на ярманки, и на торжки по немногу, сговорясь воровством, цену  —  вздораживая и ожидая тово, чтоб им также вперед еще тово больши хлеб в своей корысти вздорожити; а которые де крестьяне живут у Соливычегодской вблизи верстах в дватцати, и в тритцати, и в сороке, и больши, повезут в Соливычегоцкой, и на торшки, и на ярманки своего крестьянского прежнего и нынешнего паханья и привозного хлеба, и посацкие де, и всякие люди скупщики, зговорясь на многие статьи, выезжают и выходят к ним на встречу по всем дорогам во всякие дни и стоят на тех дорогах [501] версты за две, и за три, и за десять, и больши, не хотя тех крестьян с хлебом на торг и на ярманку для вольные дешевые продажи пропустите и у них тот весь хлеб на тех дорогах не допустя к торгу, закупают; а которые де крестьяне хлеб на продажу в город или на которые торжки и на ярманки привезут, и теж де и скупщики, потому-ж меж себя сговорясь и приходя семьями, и тому привозному хлебу у крестьян цену вздораживают-же и меж себя делают вяску и в цене перекупанье многое для того, чтоб им в том закупном хлебе цены не одешевити и продавати-б им тот свой закупной хлеб дорогою большою ценою из цены не опустя. И цена хлебу у Соливычегоцкой от часу прибывает и дорожает, со дни на день болыпи прежнего; а посацким и волостным людем делаетца многая нужа, что им по такове по большой дорогой цене у скупщиков, и у хлебников, и у колачников хлеб зкупити не изможно.

И мы, великий государь царь и великий князь Борис Федорович всеа Русии самодержец и наш сын великий государь царевич князь Федор Борисович всеа Русии, с Божиею помощию и Пречистые Богородицы нашие  —  крестьянские надежи милостию и заступлением управляя и содержая государственные свои земли, вам всем людем к тишине и покою, и льготе и оберегая в своих государствах благоплеменный крестьянский народ во всем и в том есмя по нашему царскому милосердому обычаю, жалея о вас, о всем православном крестьянстве и сыскивая вам всем, всего народа людем полезная, чтоб милостию Божиею и содержанием нашего государского управления было в наших во всех землях хлебное изобилование, житие немятежное и неповредимый покой у всех ровно, велели есмя в нашем царствующем граде Москве и в наших московских и во всех городех нашего царского держанья, хлебных скупщиков, и тех всех людей, которые цену в хлебе вздорожили, и на хлеб деньги задатчили, и хлеб закупали, и затворили, и затаили, сыскивати. И вперед того смотрети-ж и беречи, и проведывати накрепко и о скупщиках, и о закупном хлебе по всем городом нашего государства учинити укрепление и береженье великое, чтоб от тех скупщиков и ни от каких [502] людей однолично нигде хлеб не дорожал и от тое дорогови нужи и скудости и оскорбления никаким людем не было.

И за таким нашим царским великим утвержением, и за крепко учиненною заповедью велели есмя учинити у Соли хлебную цену одну: купити и продавати ржи четь по полтине, овса четь в полполтины, ячмени четь в четыре гривны: а купити есмя велели всяким людем понемногу про себя, а не в скуп, чети по две, и по три, и по четыре человеку.

И как к вам ся наша грамота придет и вы-б вперед про закупщиков и про закупной хлеб сыскивали и проведывали крепко, да где, у ково у Соли на посаде и в уезде Московских гостей, и Устюжских, и у Вологоцких, и у тутошних Усольских посацких у богатых торговых людей закуплен хлеб или у кого заперт, а всыпан во дворех и по житницам, и по анбаром, и по лавкам сыщетца ныне и вперед объявитца, и вы-б тот хлеб переписывали; а переписав велели-б естя тем людем у кого тот хлеб перепишете продавати всяким людем врознь по немногу по чети, по две и по три человеку по нашей указной цене: четь ржи по полтине, овес по полуполтине, ячмень по четыре гривны: и свальным обычаем многим хлебом на в скуп продавати и в отвоз отсылати не велели никому никоторыми делы и за городом-бы естя около Усольского посаду, на проезжих овологородных дорогах, потому-ж тутошних деревень крестьянок, которые живут по дорогам приказали смотрети и беречи того на крепко, чтобы скупщики за город на те проезжие дороги на встречу против хлеба не выходили и не закупали. Да и на торгех-бы естя и на ярманках у Соли тово над закупщики смотрети приказали-ж, чтобы однолично закупщики и ни какие люди не воровали и цены хлебу не дорожили и меж себя вяски и в цене перекупанья не чинили отнюдь ни которыми делы, чтобы в том хлебе посацким людем и пашенным крестьяном нужи и скудости ни которые не было. и

А будет где у Соли и в Усольском уезде после сего нашего уложенья и крепко учиненные заповеди учнут которые люди по прежнему воровати, ездя по селам и по деревням деньги на хлеб задатчить, и закупать, и цену хлебную дорожити, и всяку чинити, и хлеб продавати не по нашей [503] уложенной указной цене и вы-б тех воров скупщиков велели по торгом бити кнутьем нещадно; а ково изымают в другие и в третие и вы-б их били кнутьем, и метали их в тюрьму на время; а которые люди не хотя по нашей указной цене хлеб продавати, да тот хлеб у себя затаят и затворят и вы-б тех людей метали в тюрьму и правили на них заповеди по пяти рублев на человеке; а хлеб переписав, имали и продавали по нашей уложенной цене против сее нашие грамоты. А деньги на том хлебе взяв, отдавати тем людем, у ково тот хлеб отпишете, чтоб за наших царским укреплением у Соли на посаде скупщиков от того однолично уняти и хлебная цена по нашему царскому уложенью была учинена и укреплена всяким людем одна. И в торговые-бы естя дни у Соли на посаде и в Усольском уезде на торжкех и на ярманках, о той нашей уложенной хлебной цене и о продаже велели кликати еженедель и учинили-бы естя по сей нашей грамоте заповедь и указ крепкой по всей Усольской вычегодской земле, чтоб наше царское уложенье о хлебной цене и о продаже было ведомо всем людем; а которые будет вымичи учнут в Соли или в которые села и волости, и в погосты, и слободы, и на торжки, и на ярманки, приезжая покупати хлеб и вы-б им про себя хлебных запасов чети по две, и по три, и по четыре человеку велели купити по той-же нашей цене, хто им учнет продавати, и отпущать их с тем хлебом велели безо всяково задержанья, чтобы нашим жилетским людем в хлебе нужи и скудости ни которые не было.

Да писано от нас к вам наперед сего, чтоб у Соли у вычеготцкой на посаде и во всем Усольском уезде наших чорных волостей и архиепископли, и монастырские слуги, и крестьяне, и всякие люди вина однолично не курили ни которыми делы, и судов винных у себя не держали, и о том велено вам от Соли от Вычеготцкой с посаду розослати во весь Усольской уезд в станы и в волости целовальников, а велети им по нашему указу про корчемное питье сыскивать на крепко и впредь о том учинити крепкую заповедь, чтоб у Соли у Вычеготцкой на посаде и во всем Усольском уезде продажное питье нигде не именовалося и вы-б однолично по [504] прежней и по сей нашей грамотам у Соли у Вычеготцкой на посаде и во всем Усольском уезде в станех и в волостях крестьяне и всякие люди пив и вин не варили, а кому будет для великие нужи на великие празники, и на родительские памети, и на родины, и на свадьбы сварити не ото многа пива, и то б с великим береженьем, чтоб в том их во многом, в хмельном питье хлебу лишних росходов не было; да и о том бы есте у Соли на посаде и во всем Усольском уезде велели заказ учинити крепкой, чтоб солодовники многово хлеба не закупали и солодов многих, для хлебного недороду, на продажу не ростили и не продавали.

Писан на Москве лета 7110, ноября в 3 день.

(На столбцах по склейкам скрепа): Диак Федор Янов. Справил подъячий........ Внизу приложена печать.

Примечание. Подлинник написан на столбце длиною в 4 аршина 5 вершков, писан очень четко и превосходно сохранился.  —  Ред.


Комментарии

1. Указ этот, обращенный к «Соливычегоцкой на по сад из уезд Усольской», сохраняется в подлиннике в нашем архиве «Русской Старины».  —  Ред.

Текст воспроизведен по изданию: Указ царя Бориса Годунова о мерах против голода, 3-го ноября 1601 г. // Русская старина, № 12. 1891

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.