Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

«...Да я же, холоп твой, в Черемисе ... Царев город ставил ...»

Изучение всего многообразия письменных источников сохранившихся до наших дней, позволяет получить подлинную картину исторических событий прошлого.

Среди огромного комплекса письменных источников, несомненный интерес представляют челобитные. Данный вид исторического источника представлял собой просьбу, жалобу, донос («извет»). Подавались челобитные, как отдельными лицами, так и коллективами дворян, посадских людей, крестьян на имя царя, помещиков, церковных иерархов и др. В XV - начале XVIII веков принятием, рассмотрением и решением челобитных занимался Челобитный приказ.

Следует отметить, что наряду с прошением или жалобой челобитчик описывал в ней, порой довольно подробно, свои заслуги, в том числе о его участии в каких-либо значимых событиях (военных походах, строительстве крепостей, подавлении восстаний и др.). Именно эти сведения, при сопоставлении с другими источниками, позволяют с большой долей вероятности датировать и оценивать исторические события, упоминаемые в челобитных. [255]

Публикуемая ниже челобитная неслучайна, поскольку именно в ней мы находим сведения о первых строителях г. Царевококшайска.

В настоящее время эта челобитная хранится в фондах Российского государственного архива древних актов. Впервые она полностью была опубликована в Чтениях в Обществе истории и древностей российских при Московском университете. СПб, 1909. Кн. 4, отд. 4. С. 5-6, а так же цитировалась в работах А. А. Андриянова 1 и К. Н. Санукова 2.

Челобитная публикуется по рукописному подлиннику. Археографическое оформление источника проведено по существующим правилам. 3


1644 г. — Челобитная Алексея Фролова о службе его при царях Федоре Ивановиче и Борисе Годунове, в Смутное время и в Сибири при царе Михаиле Федоровиче.

При отписке воеводы Туринскаго острога, полученной в Сибирском приказе 5 марта 1644 г., прислана была челобитная пашенных крестьян приказчика Алексея Фролова, в коей написано:

«Царю г.[осударю] и в.[еликому] к.[нязю] Михаилу Федоровичу в.[сея] Р.[усии] бьет челом из Сибири Туринскаго острогу отставленой пашенных крестьян приказчик Алексей Фролов.

Служил я, государь, из Казани из Лаишевскаго города конную службу в Немецких походех под Ругодевым с государем царем с Федором Ивановичем всея Русии в передовом полку с воеводою со князем Тимофеем Романовичем Трубецким, да со князем Меркурьем Щербатовым, да с головою с Федором Туровым; да я же, государь, служил под Выборгом с боярином со князем Федором Ивановичем Мстиславским, да с Иваном Васильевичем Годуновым, да с головою с Залешанином с Волоховым в большом полку; да я же, холоп твой, в Черемисе с Иваном Чипчигом Царев город ставил, и Самару город с Казанским сыном боярским с Федором Струковым ставил, да я ж с Леонтьем с Лодыженским Уржум город ставил; да под Серпуховым с г.[осударем] ц.[арем] и в.[еликим] к.[нязем] Борисом Федоровичем в.[сея] Р.[усии] был с воеводою с Силою с Пушечниковым, и Тарский город из Казани с головою с Мамлеем ставил же, и береговую службу на Туле по два годы с головою с Иваном с Мансуровым, да с Андреем с Олябьевым служил.

И во [7]150 (1641/42) г.[оде] я, холоп твой, переведен по выбору дьяка Алексея Шапилова в Туринской в пашенные крестьяне и мне твоя государева пашня не за обычай: дед мой и отец были не пашенные, служили государю стрелецкую службу, переведены из Переславля из Залесскаго, пришли с г.[осударем] ц.[арем] и в.[еликим] к.[нязем] Иваном Васильевичем в.[сея] Р.[усии] под Казань; и как государь Казань взял, и велел моему деду и отцу в Казани служить стрелецкую службу.

А как я прислан в Туринской к голове к Федору Янову, и острог ставил, и пашню твою государеву пахал, наймуючи великою нужею три года; да в те же, государь, годы посылали меня, холопа твоего, головы Федор Янов да Федор Фофанов в Пермь Великую и к Соли Камской в Кай городок и к Вятке пашенных крестьян называть на твою государеву пашню и ямских охотников. И те, государь, крестьяне в Туринском остроге твою государеву пашню пашут и ныне, а ямские охотники ям гоняют.

И как наехал голова Иван Лихарев, разсмотря мою службишко и работу, велел бить челом на Москве; и я, холоп твой, бил челом на Москве г.[осударю] ц.[арю] и в.[еликому] к.[нязю] Борису Федоровичу в.[сея] Р.[усии], чтоб мне государь велел быть в Туринском в пушкарях, а в свое место поставить. И я, государь, в свое место в пашню поставил пришлаго человека Омельку Федорова с детьми и с зятем, отдал дворенко и [256] пашенной завод весь коров и лошадей по цене на 53 рубля. И в то время, государь, в Туринском служилых людей не было, всего было три пушкаря; а в пушкарях я, холоп твой, был 16 лет, за твоею государевою пашнею в дозор ходил за севом и за молотьбою и у ясашного сбору по вся годы был, и караулы караулил, и с твоими государевыми хлебными запасы плавал до Тюмени и до Тобольска, и до Пелыми.

Да меня ж, государь, послали к Москве воеводы Иван Годунов да Роман Тушин за казною; и в то время, государь, под Москвою стояли Литовские люди. И я, холоп твой, пришед, пошел с казною в Новгород к твоему государеву боярину князю Михаилу Васильевичу Скопину, пришед, казну отдал. И служил я, холоп твой, от Новагорода до Москвы в передовом полку с Корнилом Чеглоковым, да Иванисом Одадуровым, да с атаманом с Грозою да с Дружиною до Торжка; и как пошли под Торжек Литовские люди, и я, холоп твой, дрался, и на вылазке знаменьщика убил, и знамя взял. А из Торжку я, холоп твой, служил со князем Яковом Петровичем Борятинским в полку с Семеном Одадуровым, и под Тверью с Литовскими людьми дрался, и на драке меня, холопа твоего, ранили, из Переславля Литву выгнали и побили, а в Александрове слободе на драке литвина взял, и на Страмыне с Федором с Исаковым Литву побили и острог поставили и к Москве пришли.

И за ту службу меня, холопа твоего, государь пожаловал послугою 4 рубля, да сукно, да в оклад рубль; и после службы отпущен в Сибирь. И в тоже время прислан был в Туринской в приказчики к пашенным крестьянам березовской казак Василий Юрьев, а с Пелыми были присланы служилые люди; и я с ними служил 7 лет всякую твою государеву службу, и никоторая меня служба не миновала.

А как наехал воевода Данила Милославской, велел мне, холопу твоему, с подьячим с Иваном Гладышевым переписать в Туринском у всяких людей детей и племянников у пашенных крестьян и у посадских людей и у ямских охотников и пашенную землю велел перемерить; и в том тебе, государю, прибыль учинилась.

А во [7]128 (1619/20) году наехал воевода Семен Опухтин, а в Тобольской приехал боярин князь Юрьи Яншеевич Сулешев с товарищи, и прислал в Туринской печатную сажень и велел перемерить государеву десятинную пашню; и я, холоп твой, с воеводою с Семеном Опухтиным перемеряли и учинилась прибыль, что были те десятины в ручную сажень.

Да во [7]130 (1621/22) г.[оду] прислана твоя государева грамота к воеводе Семену Опухтину, что велено Василья Юрьева от приказу отставить, а велено приставить из служилых людей кто годен; и воевода Семен Опухтин велел быть мне, холопу твоему, в приказчиках, да мне же, холопу твоему, велел выделять выдельной хлеб. И я ездя выделял с подьячим с Иваном Гладышевым, а в приказчиках я тебе, государю, служил 20 лет.

И во [7]150 (1641/42) году стрелецкой десятник Иван Калуга бил челом тебе, государю, в мое Олешкино место, а сказал про меня, что я поставлен в приказчики из пашенных крестьян. И то он бил челом тебе, государю, ложно, а я поставлен, холоп твой, из пушкарей в приказчики по твоей государеве грамоте. Да тебе же, государь, служат детишка мои — один в пушкарях, а два в стрельцах.

И как наехал в Туринской твой государев воевода князь Петр Романович Борятинской, велел служить детишкам моим до твоего государева указу, и велел бить челом на Москве тебе, государю.

Милосердый г.[осударь] ц.[арь] и в.[еликий] к.[нязь] Михаил Федорович в.[сея] Р.[усии]! Пожалуй меня, холопа своего, за кровь мою и за работу, вели, государь, детишкам моим служить по прежнему, чтоб мне, холопу твоему, волочась меж двор, голодною смертью не умереть. Царь государь смилуйся, пожалуй!»

На обороте написано: «К сей челобитной Покровской поп Федор вместо сына своего духовнаго Алексея Фролова руку приложил, по его веленью». [257]

Помета: «Писать к воеводе в Туринской острог, велеть Олешкиным детям большим двум сынам быти в службе; а который поверстан в службу меньшой его сын во [7]150 (1641/42) году, и тому быть в пашне с отцом, чтоб старая их пашня в пусте не залегла. Приказал боярин князь Никита Иванович Одоевской».

На лицевой стороне по склейкам следующая помета: «[7]152 (1644) г. апреля в 7 день боярин князь Никита Иванович Одоевской, слушав сей выписки, приказал послать государеву грамоту в Туринской острог к воеводе ............ Олешкины ............. в стрелецкой, одному в пушкарях .............. в стрельцах ............. с отца их с Олешкины пашни; а Олешке для его старости и увечья ............. прежней службы в посаде ему не быть, а жить у детей».

(Там же. Столбец № 6167, лл. 194-208).

РГАДА: Ф-214, оп.З, д.123, лл.194-208. Подлинник. Рукопись.


Комментарии

1. См.: Андриянов А.А. Город Царевококшайск: страницы истории (конец XVI — нач. XVIII века). Йошкар-Ола, 1991. С. 29.

2. См.: Сануков К.Н. Царев город на Кокшаге. // Йошкар-Ола: прошлое, настоящее, будущее. Очерки о столице Марийской республики. Йошкар-Ола, 1984. С. 30.

3. См.: Правила издания исторических документов в СССР. М., 1990.

Текст воспроизведен по изданию: «...Да я же, холоп твой, в Черемисе ... Царев город ставил ...» // Марийский архивный ежегодник - 2009. Йошкар-Ола. 2009

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.