Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ДОКУМЕНТЫ О ВОССТАНИИ 1614-1615 гг.

Восстанию 1614-1615 гг. 1 принадлежит важное место в истории гражданской войны в России начала XVII в. 2

Прежде чем перейти к разбору следственной документации, относящейся к восстанию, упомянем о некоторых обстоятельствах, которые сопутствовали ее возникновению.

Первая группа казаков во главе с атаманами Михаилом Баловневым и Родионом Корташевым была арестована в середине дня 23 июля 1615 г., когда предводителей казацкого войска вызвали в Москву якобы для получения жалованья. По официальной версии правительства, «лутчие люди» были взяты у казаков «для сыска» (док. № 5) 3, и не исключено, что этот сыск проводил Разрядный приказ. 24 июля 1615 г. 18 колодникам, «что сидели в Розряде за приставы, атаманом Баловню с товарыщи» были выданы кормовые деньги на два дня 4. Днем раньше в той же приходно-расходной книге Разрядного приказа была сделана запись об изъятии у других 18 атаманов и казаков (М. Баловнева и Р. Корташева среди них не было) 240 руб. 17 алтын 5. Отметим, что именно в Разрядном приказе проводились допросы и участников восстания Болотникова 6.

В сражении правительственных войск с казаками, которое произошло под Даниловым монастырем почти одновременно с арестом М. Баловнева, многие казаки попали в плен и прямо с поля боя были отправлены в Разрядный, Стрелецкий и Казачий приказы, где записывались расспросные речи пленных и показания задержавших их ратных людей. В Разрядном приказе в этих целях была заведена особая «Записная тетрадь» (док. № 3). В день сражения и в ближайшие дни после сражения в те же приказы отвели еще некоторых казаков, пытавшихся укрыться в Москве или окрестных лесах. Из приказов казаков отправляли в тюрьмы (док. № 1, 2 и др.). Более 30 человек были задержаны в июле — августе 1615 г. в городах вокруг Москвы — в соответствии с правительственными распоряжениями, местные воеводы и дьяки допрашивали и пытали пленных, а затем сообщали их имена и полученные от них сведения в Разрядный приказ.

Материалы следствия над атаманом Баловнем и другими казаками, арестованными вместе с ним, не сохранились, за исключением единственного документа — росписи 39 атаманов, есаулов и казаков, разосланных из Москвы в тюрьмы других городов 23 сентября 1615 г. (док. № 17). Эта роспись находится в настоящее время среди так называемых «безгласных» столбцов Разрядного приказа, но относится она, несомненно, к делопроизводству Приказного стола Разряда, который ведал, в [286] частности, содержанием колодников и ссыльных 7. Роспись подтверждает свидетельство Нового летописца о том, что после казни Баловня «с товарыщи» другие «старшины» были разосланы по тюрьмам 8.

Хотя подлинные расспросные речи рядовых казаков в московских приказах также не сохранились, они отразились в «делах» об освобождении «тюремных сидельцев», находящихся в одном из столбцов Приказного стола Разрядного приказа 9. Инициативными документами в таких «делах» являются челобитные об освобождении из тюрьмы, написанные от имени заключенных, их родственников, бывших владельцев или феодалов, которые просят выдать им казаков в холопы. Как правило, в связи с такой челобитной делалась выписка из подлинных расспросных речей казака в день ареста. Если расспросные речи не содержали дополнительного обвинительного материала (помимо принадлежности к мятежным казакам), а только такие дела и собраны в столбце, то по приговору Боярской думы думный дьяк Разрядного приказа С. Васильев делал на челобитной и на выписке помету об освобождении заключенного из тюрьмы на поруки. Поручная запись составляет обычно последний документ в деле. Иногда в «делах» встречаются и другие документы, связанные с дополнительной проверкой показаний казаков (сказка, обыск и т. д.). Такая проверка не обязательно требовала оформления специальным документом, но могла отразиться в помете дьяка (док. № 10). Наконец, в том же столбце имеются и иного рода документы о пленных казаках: переписка Разрядного приказа с городовыми воеводами и властями Троице-Сергиева монастыря (грамоты и отписки), роспись заключенных в тюрьмы по городам и др. Практика массового освобождения рядовых участников народных движений, на поруки и порядок оформления связанной с этим документации сложились, вероятно, в ходе гражданской войны. Только использованием более ранних образцов можно объяснить, например, запрещение отъезжать в «воровские города» в поручной записи по И. Ф. Кошелеве (док. № 18), принимая во внимание, что в 1615 г. вся территория государства, за исключением областей, захваченных Швецией и Речью Посполитой, контролировалась правительством М. Романова.

Хотя в соответствии с традициями делопроизводства XVII в. выписки из расспросных речей казаков делались, скорее всего, дословно, мы находим в них только сведения о социальном происхождении пленных, их службе и обстоятельствах ареста, но не о действиях или планах всего казачьего войска и его предводителей. Что особенно любопытно, в них ни разу не упоминается о пытках казаков. Быть может, такие данные, не имевшие прямого отношения к самому заключенному, в «выписки» не попадали. Но вероятнее другое. Арестовав М. Баловня и несколько десятков других предводителей войска, правительство не имело нужды выяснять намерения казаков у рядовых участников движения. Следует помнить также, что большинство казаков было арестовано в день сражения, и их допросы, происходившие также 23 июля, приказные судьи должны были вести в ускоренном темпе.

В других городах воеводы и дьяки отнеслись со всей серьезностью к требованию правительства пытать и расспрашивать пленных казаков. Не случайно именно в воеводских отписках (док. № 5, 6, 7, 8) сохранились уникальные сведения о руководителях, приговорах и планах казачьего войска. Отписки — наиболее ценный источник и для изучения социального состава казачества, так как почти все они точно сообщают, кем были пленные до вступления в казачьи отряды.

Сопоставление документов различных видов позволяет сделать некоторые наблюдения и об их достоверности. Отметим прежде всего, что казаки, как правило, верно указывали (если указывали) свое [287] происхождение — в противном случае им было бы трудно получить «крепкую поруку». Иногда можно проверить их показания не только по документам, собранным в этом столбце. Дмитрий Прокофьев, например, назвавшийся смоленским стрельцом и мастером портного и сапожного дела (док. № 11), значится среди стрельцов в крестоприводной книге Смоленска 1598 г. с профессией сапожника 10.

Для многих челобитных (особенно написанных родственниками казаков) характерно стремление доказать непричастность заключенного к мятежным казакам или вынужденность его пребывания в отряде (казаки взяли его силой, отбили у «литвы», а затем держали силой и т. д.). В этом отношении характерна челобитная стариц Московского Рождественского монастыря Евдокии и Понареи об освобождении их брата С. Петрова, которого арестовали в Москве «за козака место», хотя «в воровских казаках он не бывал» (док. № 27). Между тем из расспросных речей С. Петрова выясняется, что он стал казаком еще во время похода к Москве Лжедмитрия II и что в 1615 г. он пришел к Москве вместе с другими казаками (док. № 28). Вместе с тем у нас нет оснований сомневаться в достоверности всех без исключения утверждений о невольном пребывании у казаков, в частности служилого иноземца И. Шолковского, захваченного, по его словам, казаками в своем белозерском поместье (док. № 1).

Рассказывая другие подробности из жизни, казаки, естественно, умалчивали о деяниях, преступных с точки зрения правительства, в частности о службе у Лжедмитрия II (а тем более на стороне Болотникова) и, напротив, подчеркивали свое участие в борьбе с польскими и шведскими интервентами в 1611-1614 гг. Иногда они, по-видимому, приписывали себе «лишние» службы. А. Иванов, например, писал в челобитной, что «сидел» в Андомском остроге вместе с воеводой Б. Чулковым (док. № 31). Однако в составленном Б. Чулковым списке «вольных казаков», защищавших острог от запорожцев в ноябре 1613 г., он не упоминается 11. В отличие от воеводских отписок челобитные (и выписки из расспросных речей) не всегда позволяют судить и о социальном происхождении казаков.

Но, несмотря на некоторые ограничения, описанные документы содержат значительный материал как по истории восстания 1614-1615 гг., так и по истории более ранних событий гражданской войны начала XVII в. Особый интерес они представляют для изучения социального состава «вольного» казачества.

Публикуемые документы расположены в хронологическом порядке. Два дела (док. № 13 и 18) публикуются полностью. Из других извлечены отдельные документы. Утраченные и легко восстановимые части текста заключены в квадратные скобки. Документы публикуются по «Правилам издания исторических документов» 1969 г. Текстуальные подстрочные примечания обозначены буквами, примечания по содержанию документов отмечены арабскими цифрами и помещены после публикации.

А. Л. Станиславский [287]


1. Не ранее 1615 г. июля 23. — Челобитная иноземца И. Шолковского об освобождении из тюрьмы

/л. 313/ Царю государю и великому князю Михаилу Федоров[и]чю всеа Руси бьет челом твой иноземец Ивашка Шолковской старых иноземцов.

Служил яс, холоп твой, твои царьские службы [с] своею братьею с иноземцы с Москвы в роте Федора Старовского. И было, государь, за мною твое царьскоя жялованья, поместейца на Белеозере 12. И как, государь, пришли на Бело-озеро козаки, и меня, холопа твоево, казаки взяли в твоей царьской жалованье, в моем поместейце, и меня, холопа [288] твоево, били и мучили нещядно, и животы мои поимоли. И как, государь, те козаки пошли з Бела-озера под Москву, и меня, холопа твоево, взяли с собою неволею. И как те козаки пришли под Москву, и я, холоп твой, от них отъехол к Москве (В рукописи ошибочно Мскве) и стал на Тверской улицы у немчина, твоево государева сопальника (Так в рукописи), у Костентина. И как, государь, велел ты тех Козаков имать в своей царьской опале, и меня, холопа твоево, в те же поры взял с подворья сотник стрелецкой с стрельцами Семен Федоров и привел, государь, меня в Стрелецкой приказ. И с Стрелецкова, государь, приказу послали меня, холопа твоево, в тюрьму. И яс, холо[п] твой, и по ся мест живот свой мучю в темнице, помираю голодною смертью.

Милосердый государь царь и великий князь Михайла Федорович всеа Руси, пожалуй меня, холопа, вели меня, холопа своево, ис темницы выкинуть и вели, государь, меня дать на поруку, чтобы я, холоп твой, сидечи в темнице, напраснаю см[е]ртью не умер и твоей царьскай службы впредь не отст[ал].

Царь государь, смилуйся, пожалуй!

Под текстом отметка: Пристав Сергей Олексеев.

На об. помета: Государь пожаловал — будет крепкая порука будет, кому мочно верить, и ево дать на поруку.

ЦГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, № 2 л. 313. Подлинник.

2. 1615 г. не ранее июля 23. — Выписка из расспросных речей казака Ф. Андреева в Разрядном приказе 23 июля 1615 г.

/л. 483/ Сыскано в Розряде в приводном списку. 123-го июля в 23 день, как побили воров под Даниловским, и на том бою Переславля Залесского Макар Смольников взял казаков Федку Ондреева (Написано по другому слову). А Федко Ондреев сказался Стародубовы станицы. Бывал Царева Займища пашенной крестьянин. А как вор стоял в Тушине, и он был на Москве, а стоял в Овчинной слободе у Тимохи у Быка. А с Москвы съехал на Вологду перед Московским разореньем (В рукописи второе е ошибочно написано два раза) марта в первом числе 13. И как розорили Вологду 14, и он ушол душею да телом в Ерославль и кормился извозом. И нынешнего 123-го перед Рожеством Христовым за неделю до Спиридонова дни ехал он с ызвозом из Ерославля на Вологду, и против Карнильева монастыря на Вологотцкой дороге казаки их (Написано над строкой теми же почерком и чернилами) перебили и переграбили, а иных насмерть перебили. И ево де взяли ранена и водили с собою и привели к вере, что ему от них бегом не отойти, и был у них по неволи.

И государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Руси бьет челом Фетка Ондреев, чтобы государь его пожаловал — велел свободить.

На об. отметка: Выписал Офонко Мезенцов.

Под текстом помета: Указать.

ЦГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, № 2, л. 483. Подлинник.

№ 3. 1615 г. не ранее июля 23 — 1615 г. не ранее июля 26. — Дело об освобождении из тюрьмы на поруки бывшего сына боярского казака Ф. И. Квашнина

/л. 212/ Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Руси бьет челом бедная горкая вдова Ивановская женишка Квашнина Акулиница.

Служил, государь, муж мой твои государевы службы всякие сорок лет, и при царе Василье на Москве в осаде сидел. И мужа моего взяли в полон литовские люди в те поры, как послали с Москвы Сердомирсково провожать 15, и посажен был во Ржеве в тюрму, и сидел в тюрме три[т]цать недель, а изо Ржевы ис тюрьмы муж мой ушол в Великий Новго[род] к боярину ко князю Михаилу Васильевичю Скопину и во всем пох[о]де был и к Москве со князем Михаилом пришол, а в ызмене не бывал. [289] И как Московское государство литовские люди розорили, и муж мой с литовскими людьми бился, и литовские люди убили мужа моего в Московское розоренья. А сынишка моего Федку да дочеришко Варварицу в полон взяли. И сынишка моего отгромили у литвы козаки в Ноугородцком уезде, и держал сынишка моего у собя козак. И как пришли козаки под Москву, и нынеча сынишка моего взяли в козачьих таборех, и приведен в Розряд.

Милосердый государь царь и великий князь Михаила Федорович всеа Руси, пожалуй меня, горкую вдовицу, вели сынишка моего освободить на поруку, чтоб мне, бедной безприютной и безплемянной, волочась меж двор, без сынишка своего з голоду позорною смертью не умерла.

Царь государь, смилуйся!

На л. 212 об. помета: Государь пожаловал — велел сыскать (Далее текст написан вторым почерком). /л. 213/

И выписан из записной тетрати. 123-го июля в 23 день, как побили воров в Даниловском и по Серпуховской дороге, и с тово бою привел в Розряд смольнянин Илья Микулин казака Герасимовы станицы Обухова Федку Иванова сына Квашнина, а взял его за Котлом в погоне. А Федка сказался ржевитин, сын боярской, Иванов сын Квашнина, а в казакех он другой год з бедности.

А ныне бьет челом государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русий Федкина мать Квашнина Окулина, чтоб государь ее пожаловал — велел сына ее Федку ис тюрьмы дать на поруку.

На л. 213 об. справа: Справил Васька Сав[и]н.

На л. 212-213 по склейке и на л. 213 под текстом помета: 123-го июля в 26 день государь пожаловал — велел дать на крепкую поруку з записью, что вперед не воровать и х казаком не приставать (Далее текст написан третьим почерком). //

/л. 214/ Се яз, Григорей Офонасьев сын Озеров, зубченин, да яз, Михайло Данилов сын Озеров, зубченин, да яз, Григорей Поспелов сын Дирин, Ржевы Володимеровы, да яз, Олександра Матвеев сын Голенищев, Ржевы Володимеровы, да яз, Максим Юрьев сын Озеров, Ржевы Володимеровы, да яз, Осан Ондреев сын Хвостов, Деревские пятины, да яз, Ортемей Яковлев сын Бараков, Деревские пятины, да яз, Буган Микитин, сын Кляпунов, старичанин, да яз, Илья Васильев сын Чемесов, Ржевы Володимеровы, да яз, Пятой Ратаев сын Мусин, Деревские пятины, да яз, Захарей Фадеев сын Дирин, Деревские пятины, да яз, Юрьи Давыдов сын Дирин, Деревские пятины, да яз, Гарасим Тимофеев сын Зеленой, да яз, Иван Яковлев сын Бараков, да яз, Сила Вешняков сын Ивков, Деревские пятины, да яз, Иван Михайлов сын Козлов, зубчанин, да яз, Ондрей Офонасьев сын Зезевитов, государев жилец (Далее текст написан четвертым почерком), — все мы дети боярские выручили есми Московского розряду у пристава у Ондрея Напольского Ржевы Володимеровы сына боярского Федора Иванова сына Квашнина, что ему за нашею порукою в Крым и в Литву, и в Немцы, и в ыные ни в которые господарства, ни к воровским казакам не отъехать и с ними не воровать, и не знатца, и не зсылатца.

А будет он за нашею порукою в Крым и в Литву или в Немцы, или в которые в ыные господарства, или к воровским казаком отъедят, или с ними учнет воровать, или знатца, или ссылатца, и на нас, на порутчиках, пеня государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии пеню, что государь укажет. И наши порутчиковы головы в его головы место. А как нас, порутчиков, будет в лицах, на том государева пеня.

И порука на то послуси: Григорей Федоров сын Володимеров. А запись писал Маркелко Семенов сын Никитина лета 7000 сто двадесят третьяго году.

На л. 214 об. рукоприкладства: Михайла ручал и руку приложил. Александра ручал и руку приложил. Григорий Дирин ручал и руку приложил. Ондрей Зезевитов ручал [290] и руку приложил. Максим ручал и руку приложил. Осан ручял и руку приложил. Иван Козлов ручал и руку приложил. Илья ручал и руку приложил. Пято[й] Мусин ручал и руку приложил. Захар ручал и руку приложил. Сила ручал и руку приложил. Послух Гришка руку приложил.

ЦГАДА, ф. 210. Столбцы Приказного стола, № 2, л. 212-214. Подлинник.

№ 4. 1615 г. между 23 и 29 июля. — Челобитная певчего дьяка А. Порывкина об освобождении из тюрьмы его сына казака Т. Порывкина

/л. 235/ Царю государю и великому князю Михаилу Федорович[ю] всея Русии бьет челом холоп твой государев певчей дияк Ондрюшка Порывкин.

В Московское, государь, разорения вз[яли] у меня в полон литовские люди сынишка Тимошку. Да и по ся места, государь, про того сынишка моего вести не бы[ло]. И нынечя, государь, тот сынишко мой, Тимошка, объявился в козачьих таборах у казака в холопех и прибежал бед[ной], государь, тот сынишко мой ко мне. И я, холоп твой, без твоего царьского ведома ево у собя держати не смел и отвел е[го] в Розряд. И нынечя, государь, живот свой мучит в Розряде за приставом.

Милосердый государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, пожалуй меня, холопа своего, вели, государь, того сынишка моего, Тимошку, мне, холопу своему, из-за пристава выдати за моею порукою.

Государь царь, смилуйся, пожалуй!

На об. помета: 123-го июля в 29 день государь пожалов[ал] — велел ему дать на поруку.

ЦГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, № 2, л. 235. Подлинник.

№ 5. 1615 г. между 24 и 31 июля. — Отписка коломенского воеводы кн. В. А. Звенигородского и дьяка Д. Яковлева в Разрядный приказ о поимке казаков

/л. 232/ Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Р[уси]и холопи твои Васка Звенигородцкой да Данилко Яковлев челом бьют.

В нынешнем, государь, 123-м году июля в 24 день в твоей государеве грамоте писано к нам, холопем твоим, что были в воровстве в Заводских и в Поморских городех атаманы и казаки. И пришли к Москве бутто де к тебе, государю, вину свою принесли. И по твоему государеву указу взяты у них для сыску лутчие люди, и те де воры от Москвы побежали Коломенскою и Коширскою дорогою, и на побеге те воры побиты и пойманы. И нам бы, холопем твоим, жити на Коломне с великим береженьем, чтоб те воры, пришед украдом, над городом какова дурна не учинили. А по дорогам и по стежкам велеть заказ крепкой учинити и станицы и подъезды послати по всем дорогам, и велети про тех воров про казаков проведывати * всякими обычаи (Написано над строкой теми же почерком и чернилами), и их имати и, розпрашивая, пытати, и с пытки вершити их.

И по твоей государеве грамоте мы, холопи твои, послали в подъезды и по дорогам и по стежкам дворян и детей боярских, которых на твою государеву службу збирает зборщик Микита Маслов, и велели про казаков, где объявятца, проведывати и имати, и приводити на Коломну. И того ж, государь, часу дети боярские привели к нам, холопем твоим, Томила Долгова станицы Трофимка Иванова — был де в товарыщех у есаула у Никитки Зубахина, да Васку Кондратова, Гаврилка Матвеева.

И в розпросе и с пытки Трофимко сказал. Переговаривали де атаманы и есаулы /л. 500/ и казаки, а он у них слышел: будет де государь не пожалует, вины не отдаст, и у [а]т[а]манов де и у казаков мысль и совет был отъех[ать] в Литву, а к Лисовскому де хотели отписывать 16. А в заводе де были атаманы Михайло Баловень да Ермола 17 да Родка Корташ. А иного де он не слыхал. А Васка Панкратов (Так в рукописи, ср. выше Васку Кондратова) да Гаврилка Матвеев в розпросе и с пытки не сказали ничего.

И мы, холопи твои, тех воров велели посадить в тюрьму до твоего государева указу. [291]

На л. 232 об.:

Отметка о подаче: 123-го июля в 31 день подал Евсей Рышков.

Помета: Писать, чтоб их ис тюрьмы без государева указу не пущать, и написать в роспись в Розряде, где что во всех городех объявилось.

ЦГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, № 2, л. 232 и 500. Подлинник.

№ 6. 1615 г. между 25 и 29 июля. — Отписка боровского воеводы Т. И. Поливанова в Разрядный приказ о поимке казаков

/л. 215/ Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии холоп твой Тимошка Поливанов челом бьет.

Июля, государь, в 24 день привез ко мне, холопу твоему, Василей Подымов твою государеву грамоту за приписью дьяка Марка Паздеева. А в твоей государеве грамоте пишет. Были в воровстве в Заволских и в Поморских городех атоманы и казаки и пришли к Москве бутто тебе, государю, вину свою принесли. И по твоему государеву указу взяты у них для сыску лутчие люди. И те воры от Москвы побежали Колужскою и Серпуховскою, и Коширскою дорогою. И на побеге те воры побиты многие и пойманы. И мне, холопу твоему, велено тотчас по всем дорогам и по стешкам велети заказ крепкой учинити и станицы и подъезды послати по всем дорогам, и велети про тех воров про козаков проведывать всякими обычаи накрепко. Да будет воры объявятца, и мне, холопу твоему, велено посылать на них голов, а велети над ними промышлять, сколько милосердый бог помочи подаст. А каво воров козаков учнут ко мне приводить в Боровеск, и мне, холопу твоему, велено их велети пытать, а с пытки велеть вешать.

И по твоему государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии указу я, холоп твой, тотчас в Боровске на посаде и по слободам и около Боровска верст по пяти и по шти заставы и заказы про тех /л. 216/ воров учинил. [И] где хто тех воров объявитца, велел, имая, приводить к себе в Боровеск. А над заставщики приказал досматривать боровитину Степану Татаринову.

И того ж, государь, числа с понедельника против вторника в другом часу ночи Степан Тотаринов з заставщики поймали в Боровске на посаде на заставе и ко мне, холопу твоему, привели тех воров казака Ермочка Провторова, прозвища Малой. И в роспросе и с пытки мне, холопу твоему, тот Ермочко сказал. Был де он в станице у Матвея у Губоря, и стояли под Москвою. И июля де в 23 день в неделю в другом часу дни почели выходить из Москвы твои государевы ратные люди и учели урежать полки. И он де из воровских табор поехал в Боровеск к жене своей побывать. А ходил он, Ермочко, с теми ворами в Заволских и в Поморских городех два года.

И июля ж, государь, в 25 день посылал я, холоп твой, Степана ж Тотаринова с козаки по заставом дозирать. И в пятом часу дни Степан Тотаринов с козаки и з заставщики поймали на заставе под Боровском под посадом и ко мне, холопу твоему, привели в[оро]в /л. 217/ козаков пяти человек. А в роспросе и с пытки передо мною, холопом твоим, те воры скозались. Баловневы станицы: Томилка Иванов, прозвище Хрипун, бывал рязской козак, да Лукьянко Григорьев, бывал Московского уезда Троицы Сергиева монастыря села Рахмы крестьянин, да Солтанко Сергеев, бывал Ерославльскаго уезда князь Яковлевской человек Лвова. Да Мотвеевой станицы Губорева Мишка Мартинов, бывал Можайскаго уезда села Потапова Григорьев крестьянин Татищева. Да Будаевы станицы Семенова Ивашка Иванов, бывал нижегорадец, козак. И с воры, с отоманы и с козаки, были в воровстве в Заволских и в Поморских местех — с Ермаком да з Баловнем, да с Кордаш[ем], да с Матвеем Губарем с товарыщи. И пришли де к М[о]скве для твоей царьския милости, вину свою к тебе, государю, принесли. Июля ж де в 23 день в неделю взяли у них атоманов и козаков, Ермока и Баловня и Родю Корд[а]ша, к Москве. И часу де в другом дни почели из Моск[вы] выходить твои государевы ратныя люди и полки. А к ним де в табор с Москвы приехол атоман Ермак, а велел им лошедей седлать и коши отпускать, а скоз[ал] им, что [292] на Москве атоманов Баловня и Кордаша и лучших козаков падовали за приставы. И оне де, слыша от Ермока такия речи и увидя твоих государевых ратных людей, что твой государев боярин князь Борис Михайлович Лыков пошол на Воробьевскою гору, а из Рагозскай идут на них полки, и оне д[е], исторопяся, побежали. И твои де государевы ратные люди их топтали от Москвы тритцать верст да реки Похры и многих казаков побили. А иныя розбр[е]лись по лесу. А отоман Ермак с розгрому утек с теми же [во]ры. А пошли де их товарыщи врознь, розным[и] дарогами и проселочными стешкоми. А таво не ведоют, где тем варом товарыщем их итти. А ушли де немногия люди.

Да с теми ж, государь, воры с козаки, с Томилком с товарыщи, на заставе поймали тех же станиц козачьих товарыщев, робят. Адин сказался Якушко Петров, лет в петнадцать, каргополец, дворцового села Верхних Барков деревни Борисовы крестьянской сын. Жил Баловневы станицы у козока Митки. Да Таропецкаг[о] (Ошибочно повторено дважды) /л. 218/ уезда Русина Челищева крестьянин Федка Иванов, лет в тринатцать, у козока живет в Матвееве стани[це] Губарева семой год у Мотвея Березникова. А тот М[а]твей был можаетин сын боярской, и ныне он ис п[о]д Москвы побежал с ворами и козоками. Да Третья[ко]вы станицы козачей малой Митка Жданов, лет в (Далее утрачены три-пять букв — обрыв) ... натцоть, крестьянский сын, жил в Матвееве же станиц[е] у козока Мотвеевы станицы Губарева. Козачей детина Микитка Семенов, волочении, Осипова м[онастыря] крестьянской сын, лет в дватцоть, взят был под Волокам Ламски[м], и был у литвы на рубежи за Смоленским, козаки у л[и]твы ево взяли на бои, и жил у козака в Мотвеевы станице у Трофимка з год.

И я, холоп твой, тех козаков Ермочка Ляда и Томилка с товарыщи [и ко]зачьих робят, каторыя с ними приведены, велел вкинуть в тюрьму до твоего государева указу.

Июля ж, государь, в 22 день по твоему государеву указу и по грамоте ис Поместного приказу в Ерославецкой уезд Малого в Филиповское поместье для лова, для росправного дела, * посылал я (Написано над строкой более светлыми чернилами) вереитина сына боярскова Зверя Исаева. Да июля же в 25 день послал я, холоп твой, про воров про казоков в Колугу к твоем [у] государеву боярину и воеводам ко князю Дмитрею Михайловичю Пожарскому с отпискою боровитина посадцкого человека Ивашка Розщиби Шапку, да в подъезд Ерославца Малова сына боярскова Родиона Бокеева. И воры козаки того Зверя Исаева в Ерославце Малом убили до смерти, а Родиона Бокеева изсекли до полусмерти, а Ивашка Розщиби /л. 219/ Шапку ранили ж и, ограбя, замертва покинули 19.

И я, холоп твой, тех приведеных воровских Козаков Ивашка (Ошибочно повторено дважды) Иванова, нижегородца, послал к тебе, государю, к Москве с Степаном Тотариновым для роспросу. А о достальных, государь, воровских козакех, Ермочке и о Тамилке с товарыщи и о робятех, которые с ними приведены, мне, холопу своему, как укажешь?

На л. 215 об.:

Отметка о получении: 123-го июля в 29 день боровитин Степан Татаринов.

Помета: Взять и роспрашивать.

ЦГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, № 2 л. 215-219. Подлинник.

№ 7. 1615 г. не ранее августа 2.Отписка суздальского воеводы И. В. Щелкалова и дьяка В. Бормосова в Разрядный приказ о поимке казаков

/л. 484/ Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии холопи твои Ивашко Шелкалов, Васка Бормосов челом бьют.

Июля, государь, в 26 день прислана к нам, холопем твоим, твоя государева царева и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии [293] грамота из Розряду за приписью твоего государева диака Марка Поздеева. А велено нам, холопем твоим, по всем дорогам и по стешкам заказ крепкой учинити и станицы и подъезды посылати по всем дорогам, и жити велено с великим береженьем, и про воров про казаков проведывати. Да где воры объявятца, и на тех воров велено посылати посылки голов, а велено над ними промышлять, сколько бог помощи подаст, чтоб те воры в Замосковные городы никуды не прошли. А которых воров казаков учнут к нам, холопем твоим, приводить, и тех казаков велено пытать, а с пытки вешати.

И июля, государь, в 28 день привел к нам, холопем твоим, в Съ[ез]жью избу суздалец сын боярской Михайло Соколов дву человек казаков: Серешку Данилова да Федку Максимова. А приехали де к нему те казаки июля в 25 день в поместье без нево, а тот де Серешка преж тово у него у Михайла служил и в прошлом де во 122-м году под Новым городом от Михайла збежал. А того де Федки Максимова мать живет за ним за Михайлом в бобылех. Да августа, государь, во 2 день привел к нам, холопем твоим, в Съ[ез]жью избу суздалец посадцкой человек Петрунка пирожник мужика. А пришел де к нему тот мужик начевать, а сказался Федоров крестиянин Тороканова да Ивана Загосткина. Да июля ж, государь, в 13 день привел к нам, холопем твоим, в Съезжею избу архиепискупли отчины села Красного шоп Олексей малово. А пришел де к нему тот малой начевать, а сказал /л. 485/ де, что он отстал от казаков от Троицы, как шли те казаки к Москве. Да июля ж, государь, в 29 день привел к нам, холопем твоим, в Съ[ез]жью избу покровской служка Иван Лошкин малово, а стоял на стороже на Московской дороге. А тот де малой шол от Москвы большою дорогою, а ушел де от казаков с Москвы.

И мы, холопи твои, тех казаков роспрашивали и пытали. А что нам, холопем твоим, те казаки в росспросе и с пытки говорили, и мы, холопи твои, те распросные и пытошные речи и имяна их послали к тебе, государю, с сею отпискою вместе. А тех, государь, казаков посадили мы, холопи твои, в тюрьму до твоего государева указу.

И о том, государь, нам, холопем своим, как укажешь?

На л. 484 об. помета: Что московским будет указ, быть тож.

ЦГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, № 2, л. 484-485. Подлинник.

№ 8. 1615 г. не ранее августа 2. *Расспросные речи казаков в Суздалъской съезжей избе

(* Датируется на основании времени поимки казаков (ср. док. № 7))

/л. 486/ Роспросные речи воровских казаков

Казак Серешка Данилов в роспросе сказал. Преж деи тово служил он у Михайла Соколова. И в прошлом деи в 122-м году был он с Михайлом на государеве службе под Новым городом и от Михайла збежал и был и по ся мест у казака у таварыщах. И как деи те казаки пришли к государю к Москве, и он у тех казаков * с Москвы (Написано над строкой теми же почерком и чернилами) ушел и приехал опять к Михайлу Соколову.

И тот казак Серешка пытан, а с пытки говорил. Слышал деи он у казаков в кругах, как пошли к государю к Москве: что деи было им государю вина своя принесть, а будет деи их государь пожалует, вины им отдаст и жалованье даст, и им де было итти под Смоленск, а будет деи государь велел бы розбирати, которые были в казаках боярские люди или крестьяня, и им деи было за то помереть всем за один и итти по городом, а иным на Дон. А приговор деи у казаков был в Пушкине: которые боярские люди были в казаках, а учнут отъезжати к государю к Москве — и тех деи казаков вешати. И отъехал деи было от них к Москве казак, а бывал Иванов человек Измайлова, и оне деи тово казака на заставе поймали да и повесили. А иново деи никаково умышленья у казаков не слыхал. [294]

Казак Федка Максимов в роспросе сказал. Был деи он преж тово Спассково Еуфимьева монастыря в вотчине в Медвежье Углу во крестьянех. А после деи тово жил Спас/л. 487/скова ж Еуфимьева монастыря у служки у Якова Скрябина. А после деи Якова Скрябина жил у вдовы у Василисы у Ермолины жёны Недоброво, и в прошлом де в 122-м году от Василисы вбежал и пристал х казаком и был и по ся мест в воровских казаках. А нынече де было он приехал в Михайлово поместье Соколова к матери своей, а хотел деи жить за Михайлом Соколовым во крестьянех на пашне.

И тот казак Федка Максимов пытан, и с пытки говорил тож.

Казак Васка Яковлев — сказался Федоров крестьянин Тараканова да Ивана Загоскина. А ездил деи он к Москве з запасом к Федору Тараканову.

И тот казак Васка Яковлев пытан, а с пытки говорил. В прошлом деи в 122-м году побежал он из Федорова помесья Тараканова от отца и пристал к вором х казаком, да и по ся мест был с казаки. И как деи те казаки стояли под Москвою, и сказывали деи им московские харчевники, что на казаков хотят бояря приходить и их побити, а имян харчевником не ведает. И он деи, послыша то, от казаков побежал.

Малой Ондрюшка Степанов — сказался Юрьев да Федоров человек Тиринова. А взяли деи ево литва и немцы в полон в Углецком уезде. И ево деи у немец отгромили казаки на Ладоге, да и по ся мест деи жил у казаков. И как деи на Москве на ка/л. 488/заков был погром, а ево деи в тот день послали по траву. И послышал деи он зук от казаков, и он, покиня сено, побежал, и ево де ограбили на Яузе. А иные деи казачьи многие ребята побежали в розные городы.

Малой Окулько Федоров — сказался Суздальсково уезда Быковские волости крестьянин. А как деи та Быковская волость была в помесье за ст[о]льником за князем Васильем Семе[н]овичем Куракиным, и в прошлом деи в 122-м году взял ево князь Василе[й] в люди под Бронницы з запасом. И как деи немцы розгромили боярина и воеводу князя Дмитрея Тимофеевича Трубецково, и ево покинули 20. И он деи пришел под Тихвину и жил в наймитах у крестьянина. А как деи князь Микита Волконской ис под Тихвины пошел к Москве, и он пристал х казаку и шол с казаки до Троицы, а от Троицы деи ево казаки отпустили 21. И он деи было пришел жити в Быковскую ж волость к брату своему родному х Куземке. А умышленья деи никаково у казаков не слыхал.

На л. 486 об. помета: Ждать, что московским будет указ, а им тож.

ЦГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, № 2, л. 486-488. Подлинник.

№ 9. 1615 г. между 3 и 11 августа. — Отписка тульских воевод кн. В. С. Куракина, Р. А. Вельяминого и дьяка С. Зеленого в Разрядный приказ о поимке казаков

/л. 238/ Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии холопи твои Васка Куракин, Ратманко Вельяминов, Сенка Зеленой челом бьют.

Августа, государь, в 2 день привели к нам, холопем твоим, от острожных от Фроловских ворот с караула стрельцы дву человек. А в роспросе сказались гулящие люди Старитцкого уезду села Молочина деревни Кокошины Баженко Фофанов да Овдюшка Кондратьев, произвище Воробей, и пришли на Тулу кормитца.

И мы, холопи твои, роспрашивали их некрепко: не были ль они (Написано над строкой теми же почерком и чернилами) в казакех? И оне, государь, сказали, что в казакех были и за Волго[ю] и в Поморских городех воровали, и под Москву пришли с казаки ж, и были в Лавринове станицы Дубровского. А как ис под Москвы казаки побежали, и они с ними ж были. И как деи боярин князь Борис Михайлович Лыков дошол их за Ярославцом Малым, и они от казаков отворотили пеши [295] и шли мимо Кологу (Так в рукописи) на Тулу. И по тем речем они пытаны, а о пытки сказали тож, что и в роспросе.

Да августа ж, государь, в 3 день привели к нам, холопем твоим, на Съезжей двор от Никольских ворот с караула стрельцы прихожего человека. А в роспросе сказался тульской жилец Кленка Матвеев, а был в казакех со 116-го году, а к Москве пришол с казаки, воровав за Волгою и в Поморских городех, а был в станицы у Ондрея Стародубова. И как деи казаки ис под Москвы побежали, и он деи в те поры остался на Москве и прибежал к брату своему в Малые Лужники к барышнику к Васке Людоедову, и по ся места жил, укрываясь, у него, Васки. А как с Москвы побежал на Тулу, и он оставил у того брата своего мерин карь с седлом да самопал. А укрывал де ево во всем тот Васка. И по тем, государь, речем он пытан, а с пытки сказал тож.

И мы, холопи твои, тех казаков велели посадить в тюрьму до твоего государева указу.

И о том, государь, нам, холопем своим, как укажешь?

На об.:

Отметка о подаче: 123-го августа в 11 день подал Карп Киреев.

Помета: Отписать — велеть в тюрьме их держать до указу, а на Москве написать в список.

ЦГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, № 2, л. 238. Подлинник.

№ 10. 1615 г. не позднее августа 18. — Челобитная сибирского царевича М. Атаулова об освобождении из тюрьмы татарина К. Кайбалова, взятого в плен казаками

/л. 460/ Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии б[ьет] челом холоп твой сибирской царевич Маметкул Атаулов.

Были, государь, двора моего татар десять человек на твоей государеве службе з боярином и воеводою со князем Борисом Михайловичем Лыковым, а голова у них был Офонасей Алалыкин. И как, государь, боярин князь Борис Михайлович Лыков послал голов под Углеч за ворами, и головы ис под Углеча посылали в посылку татар, как воры стояли в Прилуках под Колязиным, Баловень с товарыщи. И не доходя Прилука версты за две, сошлися с воры, и было тут дело 22. И на том деле взяли воры моего двора тотарина Келдебека Кайбалова и возили его с собою, и пришли к Москве. И как побежали те воры от Москвы, и тот тотарин Келдебек от тех воров побежал к Москве. И на побеге его зграбил казак, князя Микиты Волконского полку — Планидою зовут — и привел его в Розряд. И нонеча, государь, тот мой тотарин Келдебек, в тюрьме седя, живот свой мучит.

Милосердый государь царь и великий князь Михайло Федоров[и]ч всеа Русии, пожалуй меня, холопа своего, вели того тотарина Келдебека выкинуть ис тюрьмы и отдати мне, чтоб, государь, тот тотарин, в тюрьме седя, с нужи не умер, а я б, холоп твой, вперед твоей царской службы не отбыл.

Царь государь, смилуйся, пожалуй!

На об.:

Отметка: Приходил подьячей Микита Петелин августа.

Помета: Боярин князь Борис Михайлович Лыков сказал, что он с ним был, и его поймали за делом. И его отпустить. Августа в 18 день.

ЦГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, № 2, л. 460. Подлинник.

№ 11. 1615 г. не позднее августа 18. — Челобитная боярина кн. А. В. Лобанова-Ростовского о выдаче ему из тюрьмы в холопы казаков Я. Константинова, В. Иванова, А. Дмитриева и Д. Прокофьева

/л. 368/ Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии бьет челом холоп твой Офонка Лобанов-Ростовской.

Взяты, государь, у воровских казаков в языкех Якушко Костянтинов, а бывал посадцкой человек ноугородец, да Васка Иванов, сказался — [296] бывал княж Федоров человек Шехонсково, да Оксенко Дмитреев, сказался москвитин посадцкой человек Ордынские сотни да Митко Прокофьев, сказался — бывал смоленской стрелец, портные и сапожные мастеришка. *А сидят в тюрьме (Написано над строкой теми же почерком и чернилами).

Милостивый государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, пожалуй меня, холопа своего, вели мне тех людей ис тюрьмы выдать в холопи.

Царь государь, смилуйся!

На об. помета: 123-го августа в 18 день государь пожаловал — велел ему дать.

ЦГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, № 2, л. 368. Подлинник.

12. 1615 г. августа 20. — Сказка атамана Таира Федорова в Разрядном приказе о службе посаженного в тюрьму казака З. Савельева

/л. 491/ И 123-го ж августа в 20 день атаман Таир Федоров сказал по государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии крестному целованью. Казак Захар Савельев был в станице с ним, с Таиром. И был под Ладогою и государю служил. И пошли были под Ладогу к городу, и он поехал был наперед для заимки. А в те поры у них учинился с воровскими казаки от Ладоги за полтретьятцать верст бой. И он, Таир, со князем Никитою пошли на Тихвину. А того казака Захарка отхватили под Ладогою воровские казаки. А проехать было ему ко князю Никите нельзе 23. А воровства деи за ним никоторого не было. А к Москве он пришол с казаки, з Баловнем с товарыщи, и от них отстал. А как воры побежали, и он в те поры был на Москве.

На об. рукоприкладство: К сей скаске в Таирово место руку приложил (Далее зачеркнуто с) Таировы станицы Федорова Фетка Иванов.

ЦГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, № 2, л. 491. Подлинник.

№ 13. 1615 г. августа 27. — Память в Разрядный приказ о высылке в приказ пленных казаков, которые были до казачества детьми боярскими

(* Состав судей не позволяет определить, из какого приказа послана память)

/л. 477/ Лета 7123-го августа в 27 день. По государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии указу память дьяком думному Сыдавному Васильеву да Марку Паздееву.

По государеву наказу за твоею Сыдавновою приписью велено Борису Микифоровичу Давыдову да дьяку Василью Семенову казаков, которые бывали преж сего в детех боярских, отобрав, отослати в Розряд. А хто именем детей боярских из казаков отобраны, и имян их список подклеен под сее память за дьячьею приписью — послан к вам в Розряд * с подьячим с Романом Шестовым (Вписано на оставленном свободном месте дьяком В. Семеновым). И дьяком думному Сыдавному Васильеву да Марку Паздееву тех казаков * у подьячево у Рамана (Вписано на оставленном свободном месте дьяком В. Семеновым) велети взяти.

ЦГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, № 2, л. 477. Подлинник.

№ 14. 1615 г. августа 27 *. — Список посланных в Разрядный приказ пленных казаков, которые были до казачества детьми боярскими

(* Датируется на основании памяти о составлении этого списка и высылке бывших детей боярских в Разрядный приказ (ср. док. № 13))

/л. 473/ Казаки, которые приходили из лесу к Москве после боярина князя Бориса Михайловича Лыкова.

Ларионовы станицы Дубровского. Ивашка Томилов сын Сторокашева — епифанец сын боярской.

Захарьевы станицы Киреева дети боярские. Боровеск — десятник Гаврило Иванов сын Синицын. Нижней Новгород — Пинайко Семенов сын Хлуденев. Кошира — Мокарко Юменев сын Боранцов. Белая — Мишка Яковлев сын Терпигорев.

Под текстом припись: Василий Семенов.

На л. 477-478 по склейке помета: Дать на крепкую поруку.

ЦГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, № 2, л. 473. Подлинник. [297]

№ 15. 1615 г. не ранее августа 27 *. — Челобитная боярина Б. М. Салтыкова и кравчего М. М. Салтыкова о выдаче им из тюрьмы казаков К. Панова, Б. Недякова и С. Недякова — бывших холопов В. И. Бутурлина

(* Датируется на основании записи о выдаче казаков из тюрьмы челобитчикам (ср. док. № 16))

/л. 473/ Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Р[уси] бьют челом холопи твои Бориска да Михалка Салтыков[ы].

Васильевский, государь, люди Бутурлина Кречко Панов да [Бо]риска да Серешка Недяковы были в коза[ках], а нынеча, государь, оне переиманы и сидят в тюрь[ме].

Милосердый государь царь и великий князь Михаила Фе[до]рович всеа Руси, пожалуй нас, холопей своих, вели, г[осударь], тех Васильевских людей Бутурлина ис тюрьм[ы] выпустить и нам отдать.

Царь государь, смилуйся, по[жалуй]!

На об. пометы:

Государь пожаловал — велел им тех людей отдати. Дать.

ЦГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, № 2, л. 473. Подлинник.

№ 16. 1615 г. августа 27. — Запись о выдаче из тюрьмы Б. М. и М. М. Салтыковым казаков К. Панова, Б. Недякова и С. Недякова

/л. 474/ 123-го августа в 27 день взяты * ис тюрьмы (Написано над строкой теми же почерком и чернилами) и отданы боярину Борису Михайловичю да Михаилу Михайловичю Салтыковым Васильевские люди Бутурлина: Кречко Панов — ростом середней человек, чермен, бороду стрижет укурчева, на голове волосы русы, глаза кари; Бориско Недяков — ростом середней, плоек, в лице бледноват, борода чермна, на голове волосы русы, у левые руки от мизинца по персту по мычелку ранен бывал, и перст свело; Серешка Недяков — ростом высок, тонковат, смугол, борода и ус и на голове воласы русы, по правой руке по пальцу в мычелок застрелен ис пищали, рана велика, зажила. Взял их Богдан Шорин.

ЦГАДА, ф 210, Столбцы Приказного стола, № 2, л. 474. Подлинник.

№ 17. 1615 г. сентября 23. — Роспись атаманов, есаулов и казаков, посланных из московских тюрем в тюрьмы других городов

/л. 24/ 124-го сентября в 23 день посланы по городом в тюрьму воры — атаманы и казаки.

В Нижний Новгород. Атаманы: Третьяк Чорной — свобожон (Написано над строкой теми же почерком и чернилами). Олександр Трусов — свобожон (Написано над строкой теми же почерком и чернилами). Войсковые ясаулы: Сергей Омельянов. Микита Зубахин. Таврило Левонтьев. Казаки: Влас Степанов. Карп Назарьев. Гришка Орефьев.

На Коломну — Атаманы: Мурза Семенов. Петр Ондреев. Ясаулы: Олексей Иванов. Гарасим Ондреев. Феоктист Иванов — умре (Написано над строкой теми же почерком и чернилами). Еремей Петров. Ондрей Кузьминской. /л. 25/ Казак Федка Максимов.

В Касимов. Атаман Фторой Крылов. Казаки: Микифор Созонов. Осипко Васильев. Васка Сергеев. Михалко Максимов. Фомка Левонтьев. Титко Матвеев. Ондрюшка Иванов.

На Балахну. Атаман Родя (Далее зачеркнуто Григорьев) Гурьев. Казаки: Петрушка (Над словом поставлен знак +) Левонтьев. Ивашко (Над словом поставлен знак +) Микифоров. Михалко (Над словом поставлен знак +) Васильев. Ивашко (Над словом поставлен знак +) Матвеев. Семейка (Над словом поставлен знак +) Олексеев. Ивашко (Над словом поставлен знак +) Григорьев.

На Кострому. Атаман Левонтей Олексеев. /л. 26/ Казаки: Кондратко Иванов. Митя Фролов. Иванко Федоров. Ондрюшка Коршунов. Мартынка Михайлов. Ивашко Заборовской — свобожон (Написано над строкой теми же почерком и чернилами). Онкудинко Микифоров — 124-го августа в 8 день прислан (Написано над зачеркнутым по грамоте) к Москве по государеве грамоте по челобитью чашника Ивана Офонасьевича Плещеева. [298]

В Галич. Атаман Василей Тимофеев. Казаки: Пятуня Иванов Ситцкой. Куземка Остафьев. Беляйко Федосеев. Сенка Селиванов. Федунка Федоров. Ивашко Симонов. Титко Игнатьев.

В Суздаль. Атаман Ондрюшка Стародуб. Казак Обросимко Яковлев сын Милютенин.

ЦГАДА, ф. 210, Столбцы Безгласного стола, № 11, л. 24-26. Копия первой четверти XVII в.

№ 18. 1615 г. не позднее сентября 25. — 1615 г. не ранее октября 9. — Дело об освобождении из тюрьмы на поруки казака И. Ф. Кошелева

/л. 256/ Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии бьет челом и плачетца ис тюрьмы сирота твой государев москвитин посатцкой человек Ивашка Федор[о]в.

Служил я, сирота твой, казачью службу с Московского разоренья и под Москвою служил полтретья года, а ис под Москвы был на Броннице с воеводою со князем Дмитреем Тимофеевичем Трубетцким. И з Бронниц с розгрому пошли ратны[е] люди розна и пришли в Торжок. И я, сирота, тво[й], ис Торжку поехал было к Москве, и на дороге взяли меня казаки с собою по неволе. И нынече, как приехали казаки к Москве, и я, сирота твой, прибрел с ними ж к Москве. Был в ста[ни]це у Петра Ондреева. И приехал ис полков в город к зятю своему на подворье. И как стали казаков имать в город, и в тот же день взял [и] меня здеся на Москве в городе у зятя на п[о]дворье и привели меня в Козачей приказ, а ис Козачья приказу отослали меня в Большой Розряд, а из Розряду вкинули меня в тюрьму. И нынече в тюрме помираю голодною смертью.

Милосердый государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Руси, пожалуй меня, бедново сироту, не дай умереть в тюрьме голодною смертью, вели, государь, меня ис тюрьмы выкинуть на поруки.

Царь государь, смилуйся, пожалуй! (Далее текст написан другим почерком)

На л. 256 об. помета: 124-го сентября в 25 день государь пожаловал — велел дать на крепкие поруки, будет так. /л. 257/

И выписано ис приводу

123-го июля в 25 день прислан ис Казачья приказу казак Петровы станицы Ондреева Ивашко Федоров. А в роспросе сказал в Казачье приказе. Приехал он в палачи к зятю своему к полачю к Микитке Григорьеву того дни, как бояре побили казаков. И его, ограбя, привели в Казачей приказ. А то в роспросных речах не написано, какой он человек преж казачьи службы бывал.

А нынешнего 124-го сентября в 25 день по[т]пись на челобитной думново дияка Сыдавново Васильева: Государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии пожаловал — Москве на посадцкого человека тюремново сидельца Ивашка Федорова велел дать на крепкую поруку, буде так, как он бьет челом.

И в сыску про Ивашка Федорова Покровские улицы торговые люди сказали (Далее текст написан третьим почерком). /л. 258/

Лета 7124-го октября в 6 день по государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии указу Иван Волохов обыскивал по Покровской улице торговыми лавочными людьми про торгового человека про Ивашка Федорова сына Кошелева: преж сево ево, Ивашков, отец и он, Ивашко, торговые ль люди были и где торговали, и каким товаром, и лавочные места у них Покровской улице ест ли, и тот Ивашко Федоров сын Кошелев как стал в казаки, и сколь давно, а как учинился над казаками под Москвою розгром, и тот Ивашко в тот розгром где взят?

И в сыску сказали по государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии кресному целованью Покровские улицы торговые лавочные старинные люди Лука Спиридонов, Ом[е]льян [299] Дмитреев, Иван Сидоров, что де тот Иван и отец ево Федор Кошелев изстари прямые торговые лавочные люди, а торговали с нами на одной Покровской улице, а на Покровке де и ныне их два лавочные места, а торговали де оне в тех лавках хмелем и медом и всяким товаром, а в Московское де разоренье тот Иван был в казаках, а как де в казачей розгром, и где его взяли, того не ведаем. То де наши и речи.

А обыскные речи писал Митка Иванов сын Резвой лета 7124-го.

На л. 256-258 по склейкам и на л. 258 под текстом помета: 7124-го сентября в 8 день дать Покровские поруки з записми.

На л. 258 под текстом отметка: Октября в 9 день пристав Иван Волохов (Далее текст написан четвертым почерком).

/л. 259/ Яз, Гаврило Макарьев сын, сторож Олексеевского монастыря, торгую овощом, а живу своим двором в Олексеевской слободе, да яз, Семен Фомин сын Дегуня, Пушкарского приказу извощик, живу в Кузнецкой пушечной слободе своим двором, да яз, Микита Григорьев сын, Розбойново приказу мастер, да яз, Осип Кузьмин сын, масленик, да яз, Сава Тимофеев сын, стрельцы Данилова приказу Пузикова, * да яз (Ошибочно повторено два раза), Кондратей, прозвище Богдан, Власьев сын, ветошник, живу в Голутвине своим двором, да яз, Фома Игнатьев сын, извощик Пушечново приказу, живу своим двором, торгую в Железном ряду, да яз, Михайло Олферьев сын Утинок, кузнец Пушкарского приказу, живу своим двором, да яз, Дмитрей Микитин сын, железник, живу у Гаврила Беликова на Поганом прутце своим двором, торгую в Железном ряду, да яз, Иван Яковлев сын, Розбойново приказу мастер, выручили есми у розрядново сына боярсково у Ивана Микифорова сына Волохова казака Петровой станицы Ондреева Ивашка Федорова сына Кошелева в том, что жити ему за нашею порукою здесь, на Москве, по-прежнему. А в казаки ему ни в которую станицу не писатца и в казаках не быть и никаким воровством не воровать: не красть и не розбивать, и с воровскими казаки грамотками и никакими воровскими речми не ссылатца, и с Москвы без указу не съехать, и ни в которые воровские городы и к литве не ехать.

А будет он, Ивашко, за нашею порукою учнет воровать: красть или розбивать, или в казаки станет, или с воровскими казаки учнет знатись и грамотками или речми учнет ссылатца, или в которые воровские городы х казаком или к литве отъедет, и на нас, на поручиках, пеня государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Руси. А пеня, что государь укажет. И наши порутчиковы головы в его голову место. А кои нас будет, порутчиков, в лицах, на том пеня и порука.

А на то послуси Василей Павлов сын да Неудача Савельев сын Сухоносов.

А запись писал Гришка Лукьянов лета 7000 сто дватцать четвертаго.

На л. 259 об, рукоприкладства: Послух Васка и руку приложил. Послух Неудача и руку приложил.

№ 19. 1615 г. не позднее октября 19 *.Челобитная казака Б. Карпова об освобождении из тюрьмы

(* Датируется на основании пометы на выписке из расспросных речей В. Карпова, составленной в связи с этой челобитной (л. 269 — 270))

/л. 268/ Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии бьет челом и плачетца сирота твоя государева из нужные темницы ис тюрьмы Богдашко Карпов сын, москвитин, хлебник.

Как были, государь, твои государевы ратные люди под Москвою и стояли против твоих государевых изменников, против литовских людей, а я, государь, в те ж поры был в Межакове станицы в казачишках и с твоими государевыми изменники, с литовскими людьми, под Москвою бился и кровь свою проливал за тобя, праведнаго государя. И как, государь, Московское государьство от литовских людей очистилися, и я, сирота твоя, от казачества отстал и сшел в Ерославль, и жил в Ерославле, [300] и из Ерославля пошел к Москве. И на дороге, государь, меня к живоначальные троицы Сергееву монастырю наехали казаки Баловневы станицы знакомые, которые стояли с нами под Москвою. А сказалися, что идут к Москве на твое государево имя. И я, государь, к тем казаком пристал и к Москве с ними пришел. И как, государь, я шел Покровского улицей пьян, и меня, государь, туто на Покровской улице взяли на проходе пьянаго в травы решеточные прикащики и привели в Розряд. И в Розряде я по грехом своим сказался пьян Баловневы станицы казаком. И меня, государь, вкинули в тюрьму. И я, государь, сежю в заключеньи в тюрьме и по ся места и помираю голодною смертью и всякою темничною нужею.

Милосердый государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, пожалуй меня — вели, государь, меня из заключенья ис тюрьмы вон выкинуть и дати на поруку. А порука, государь, по мне будет добра, что я не вор и тебе, государю, не изменик.

Царь государь, смилуйся, пожалуй!

На об. помета: Выписать.

ЦГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, № 2, л. 268. Подлинник.

20. 1615 г. не позднее октября 22 *.Челобитная бывшего сына боярского казака С. Д. Милохова об освобождении из тюрьмы

(* Датируется на основании отметки на выписке из расспросных речей С. Д. Милохова, составленной в связи с этой челобитной (ср. док. № 21))

/л. 276/ Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии бьет челом холоп твой каширенин Сенка Дмитреев сын Милохов.

Был, государь, з бедности безцоместной в козаках. И как, государь, каза[ки] пришли в Тушина под Москву, и я, холоп твой, из Тушина от к[а]заков отъехал к Москве. А жил, государь, а бегал я, холоп твой, по лесу, блюлся твоей царьския апалы. И как, государь, твой государев боярин князь Борис Михайлович Лыков пришол к Москве, и я, государь, заслышав, что велели к Розряду приходить записаватца казаком, и я, государь, пришол к Москве из лесу и пошел к Разряду. И прихожю, государь, к Яузким воротам и встречю, государь, неделыцики Казачья приказу — привели в Козачей приказ, а из Казачьева, государь, приказу послали в Верх к бояром, а с Верху послали в тюрьму.

Милосердый государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, пожалуй, меня, холопа своего, для, государь, своей царьской светлости и вели, государь, меня, беднова, из темницы выкинуть и дать на поруки.

Царь государь, смилуйся, пожалуй!

На об. помета: Выписать.

ЦГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, № 2, л. 276. Подлинник.

№ 21. 1615 г. не позднее октября 22.Выписка из расспросных речей бывшего сына боярского казака С. Д. Милохова в Казачьем приказе 26 июля 1615 г.

/л. 277/ Выписано из казачья приводу, как во 123-м году июля в 23 день побили казаков под Москвою.

И после того на третей день, пойман на Москве, и приведен в Казачей приказ казак Первушиной станицы Булгакова Сенка Дмитреев сын Милохов. А в роспросе сказал. Пришол он к Москве ныне з Баловнем с товарыщи. А как атаманы и казаки, заворовав, ис под Москвы побежали, и он, Сенка, в те поры был на Москве за Яузскими вороты в Казачье слободе, начевал у казака у Шмака на дворишке. А лошади ево были в стаде под Симановым, и те его лошади поймали дети боярские. И после казачья розгрому по ся места бродил по Загородью и по слободам, и его за Яузскими вороты в слободе приставы поймали. А ис Казачья приказу прислан в Розряд, а из Розряду посажен в тюрьму. [301]

И Сенка Милохов бьет челом государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии, чтоб государь его пожаловал — велел дать на поруку.

Под текстом отметка: 124-го октября в 22 день. Пристав Гришка Кондратьев.

На л. 276-277 по склейке и на л. 277 под текстом помета: Дать на крепкую поруку з записью.

ЦГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, № 2, л. 277. Подлинник.

№ 22. 1615 г. не позднее октября 23. — Отписка властей Троще-Сергиева монастыря в Разрядный приказ о казаках, сидящих в монастырской тюрьме

/л. 284/ Государю царю и великому князю Михаилу Федорови[чю] всеа Русии живоначальные Троицы Сергиева монастыря богомольцы твои государевы архимарит Дионисей да келарь старец Авра[а]мей з братьею челом бьют.

Писали, государь, мы, богомольцы твои, к тебе, государю, преж сего пр[о] беглых воровских казаков, которые пойманы в тюрьме в селе Клеменьтеевском. И в прошлом, государь, в 123-м году авгус[та] в 5 день прислана к нам твоя государева грамота ис приказу Большого Дворца: тех воровских казаков велено держати в тюрьме до твоего государева указу. И по ся мест те казаки сидят в тюрьме, а милостыни им не дают — кормим монастырьским хлебом.

А хто имянем и чей сын, и которого города, и сколько лет в казаках, и мы тому послали к тебе, государю, роспись, подклея под сею отпискою.

На об.: Отметка о подаче: 124-го октября в 23 день подал троецкой слуга Федор Конищев.

Помета: Не велети выпущать и послать их в Переславль в тюрьму.

ЦГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, № 2, л. 284. Подлинник.

№ 23. 1615 г. не позднее октября 23 *. — Роспись казаков, сидящих в тюрьме Троице-Сергиева монастыря

(* Датируется на основании пометы на отписке, вместе с которой роспись была послана (ср. док. № 22))

/л. 285/ Имяна казаком, которые сидят в тюрьме

Казак Евсейка Иванов — Михайлавскаго уезда села Павелкова крестьянской сын, а в козацех четыре года. Гришка Степанов — Суздальскаго уезда Васильевскаго монастыря крестьянин, в казацех был пять лет. Осипка Григорьев — служил у казака Семейки Григорьева год, а преж был Фомин человек Шестакова. Баженка Павлов — служил у казака год, а преж того был Волагодцкаго уезда Бориса Михайлавича Салтыкова села Ильинскаго. Ивашко Григорьев — Вологодцкаго уезда села Кубенскаго Бориса Михайловича Салтыко[в]а, был у казака у Щербака пол-году. Григорьев человек Булгакова, государева стремяннава конюха, Матюшка — послал де меня с Вологды боярин в поместье в деревню Костянтиновское к теще своей Анне. Казак Васка Еремеев сын Харин Ростовскаго уезду села (Написано над строкой теми же почерком и чернилами) Караша, а стал в вольные казаки, как прибирал Григорей Волуев, тому осмой год. Казак Фетка Михайлов — Старицкаго уезду троецкие вотчины села Васильевскаго приселка Михайлавскаго крестьянской сын, а стал в казаки в те поры, как князь Михайло шол с немцами.

ЦГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, № 2, л. 285. Подлинник.

№ 24. 1615 г. не ранее октября 23. — Роспись пленных казаков, находящихся в тюрьмах Москвы и других городов

/л. 117/ Да на Москве в тюрме сидят воров казаков, которых побили под Москвою и иманы на деле, а иные иманы на лесех — 125 человек. И из них многие дают по себе в воровстве поруки.

Да по городом: в Володимере, в Суздале, в Переславле Залезском * и на Резани (Написано над строкой теми же почерком и чернилами) и в иных городех сидят казаков 33 человека, которые [302] в городы приходили от тех же воровских казаков и с побою ис под Москвы.

/л. 118/ И выписано из отписок которые воры казаки сидят в городех по тюрьмам.

123-го году июля в 29 день по отписки из Боровска воеводы Тимофея Поливанова посажены в Боровску воры казаки в тюрьму: Матфеевы станицы Губарева — Ермочка Протоворов, прозвище Ляд, Баловневы станицы — Томилко Иванов, прозвище Хрипун, Лукьянка Григорьев, Салтанко Сергеев, Матфеевы станицы Губарева — Мишка Мартинов, Будаевы станицы Семенова — Ивашко Иванов. Да тех же станиц казачьи таварыщи, робята: Баловневы станицы — Якушко Петров, Матфеевы станицы Губарева — Федка Иванов, Третьяковы станицы — Митка Жданов,. Матфеевы станицы Губарева — Микитка Семенов. А Ивашка Иванов прислан к государю к Москве.

Да июля ж в 31 день по отписке с Коломны воеводы князя Василья Звенигородцкого посажены в тюрьму на Коломне воры казаки Томиловы станицы Долгово: Трофимка Иванов, Васка Кондратов, Гаврилко Матфеев.

Да августа в 2 день по отписке ис Серпухова воеводы князя Ивана Масальского посажены в Серпухове воры козачьп робята Ивашка Данилов с товарыщи — 5 человек.

/л. 119/ Да августа ж в 5 день по отписке ис Переславля Резанского воеводы князя Федора Борятинского да дьяка Михайло Милославского посажены в тюрьму 2 человека: Федка Тимофеев да Степанко Иванов.

Да августа ж в 11 день по отписке с Тулы стольника и воевод князя Василия Куракина да Ратмана Вельяминова посажено казаков 3 человека: Баженка Фофанов, Овдюшка Кондратьев, прозвище Воробей, да Калинка Матфеев.

По отписке ж из Во[ло]димеря (В рукописи ошибочно Водимеря) воеводы Микиты Пушкина посажен в тюрьму Бориска Иванов.

По отписке ж из Суздаля воеводы Василья Щелкалова посажены в тюрьму Серешка Данилов да Федка Максимов да * Васка Яковлев (Написано над строкой теми же почерком и чернилами) [да] 2-е робят: Ондрюшка Степанов да Окулька Федоров.

Да октября в 23 день по отписке ис Троетцкого ис Сергиева монастыря архимарита Деонисья да келаря старца Авра[а]мья з братьею посажены в тюрьму воры казаки: Евсейка Иванов, Гришка Степанов, Осипко Григорьев, Баженка Павлов, Ивашко Григорьев, Васка Харин, Федка Михайлов, Матюшка — а чей Матюшка словет, тово в отписке не написано.

На л. 116-117 по склейке и на л. 117 под текстом помета: Государь пожаловал — велел дать всех на крепкие поруки.

ЦГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, № 2, л. 117-119. Подлинник.

№ 25. Не ранее 1615 г. октября 23 *. — Челобитная костромского сына боярского Ф. К. Шестакова об освобождении из тюрьмы его холопа О. Григорьева, уведенного казаками

(* Датируется на основании пометы на отписке властей Троице-Сергиева монастыря о высылке пленных казаков в тюрьму Переяславля Залесского (ср. док. № 22))

/л. 185/ Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Руси бьет челом холоп твой костромитин Фомка Казаринов сын Шестаков.

В прошлом, государь, во 123-м году приходили, государь, в Костромской уезд воры казаки. И меня, холопа твоего, в те поры розграбили и розорили до конца, и человека моего, Оску Григорьева, поймали, и жены моей и детей сыскивая и животов моих, ево жгли и пытали всякими крепкими пытками, и, пытавши, ево взяли с собою. И как шли воры казаки под Москву, Ермолка Терентьев с товарыщи 24, и человек было мой, Оска, от них ушел и побежал ко мне, холопу твоему. И человека моего, Оску, поймали у Троицы в Сергиеве монастыре и сослали, государь, в Переславль в Залеской в тюрьму, и человек, государь, мой, Оска, и по ся места в Переславле седит в тюрме. [303]

Милосердый и праведный государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, пожалуй меня, холопа своего, вели моего человека Оску из тюрьмы освободить для ево крови и терпенья, чтоб ему внапрасне в тюрьме не умереть.

Царь государь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, смилуйся, пожалуй!

На об. помета: Выписать, где взят и за что посажен в тюрьму.

ЦГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, № 2, л. 185. Подлинник.

№ 26. 1615 г. не позднее октября 23 *. — Челобитная казаков В. Иванова и М. Иванова об освобождении из тюрьмы

(* Датируется на основании отметки на выписке из расспросных речей В. и М. Ивановых, составленной в связи с этой челобитной (л. 283))

/л. 282/ Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии гаг бьют челом бедные ис темницы холопи твои государевы козаки Сидоровские станицы Заварзина Васка да Мишка Ивановы детишка.

Служили, государь, мы, холопи твои, под Москвою с твоими государевы бояры со князем Дмитреем Тимофеевичем Трубецким без съезду. Да мы ж, холопи твои, были на твоей государеве службе з боярином жа вместе под Новым городом на Бронничах, стояли до отходу. И после, государь, отходу кормилися. И как, государь, козаки пришли под Москву и ис под Москвы пошли, и нас, холопей твоих, взяли на Москве и привели в Козачей приказ к Ивану Михайловичю Пушкину. И ис Козачьева приказу вкинули, государь, нас в тюрьму. И мы, бедные холопи твои, в темнице живот свой мучим с тех мест и по ся мест и помираем голодною смертью.

Милосердый государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, пожалуй нас, холопей своих бедных, и вели, государь, нас ис темницы выкинуть на поруки, чтоб мы, холопи твои, сидячи в темнице, вконец не погибли и голодною смертью не померли.

Царь государь, смилуйся, пожалуй!

ЦГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, № 2, л. 282. Подлинник.

27. 1615 г. не позднее ноября 6 *. — Челобитная стариц Московского Рождественского монастыря Евдокии и Понареи об освобождении из тюрьмы их брата С. Петрова

(* Датируется на основании пометы на выписке из расспросных речей С. Петрова, составленной в связи с этой челобитной (ср. док. № 28))

/л. 289/ Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии бьют челом нищие твои государевы богомолицы Рожества пречистые богородицы монастыря старица Евдоксеища да старица Понарища.

В прошлом, государь, во сто двадесят третьем году, как побили под Москвою воровских казаков, и в те поры, государь, взяли братишка нашего Степанка Петрова сына на Москве за козака места и вкинули ево в тюрьму. И с тех мест по ся места живот свой мучит, сидя в темнице, и помирает голодною смертью. А братишка, родимец, от Николы чюдотворца Заразского крестьянской сын и в воровских козаках он не бывал.

Милосердый государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, пожалуй нас, нищих своих государевых богомолиц, дай бедному свет видеть, вели, государь, братишка нашего ис темницы выкинуть вон на московскую поруку, что он, сидя в темнице, голодною нопрасною смертью не умер.

Царь государь, смилуйся, пожалуй!

На об. помета: Выписать ис приводу.

ЦГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, № 2, л. 289. Подлинник.

28. 1615 г. не позднее ноября 6. — Выписка из расспросных речей казака С. Петрова 23 июля 1615 г.

/л. 290/ Выписан ис казачья приводу

В прошлом во 123-м году июля в 23 день, как бояре и воеводы побили воров под Даниловским, и того дни приведен казак Мурзиной станицы [304] Семенова Степанко Петров. В роспросе сказался крестьянской сын от Николы Заразсково государевой Солоченской волости — был в казаках как вор пошел из Стародуба 25. И ныне он сидит в тюрьме.

И государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии бьют челом Рожественово монастыря старицы Евдокея да старица Понарья: как побили казаков, и в те поры взят брат их Степанко Петров, и государь был их пожаловал — велел брата их дать на поруку.

На об. справа: Справил Васка Савин.

На л. 289-290 по склейке и на л. 290 под текстом помета: 124-го ноября в 6 день бояре приговорили дать на крепкую поруку.

ЦГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, № 2, л. 290. Подлинник.

№ 29. 1615 г. не позднее ноября 21. — Челобитная казака Ф. Иванова об освобождении из тюрьмы

/л. 298/ Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии бьет челом. Васильевы жены Федоровича Воранцовы Марьи Васильевны крестьянинец из подмосковной деревни села Гребенева Фетка Иванов.

В Смутное, государь, время в Московское разарение был, государь, я, сирота твоя, с казаками под Москвою. И как, государь, нарекли тебя, государя, на Московское государства, и нас, государь, из Ерославля послали со князем Семеном Прозоровским на Тихвино в осаду 26. А из Тихвина были под Новым городом и под Ладогою, и на Бронницах в осаде, государь, сидели, и всякия твои царьские службы служил. И в прошлом, государь, во сто двадесят третьем году, как к тобе, государю, казаки пришли к Москве, и меня, сироту твою, взял сын боярской чебоксарец Федор княж Горской здесь, на Москве, и привел меня в Разряд, а назвал меня своим человеком, а хотел в свое поместье свести. А нынеча, государь, я, сирота твоя, сижу в тюрьме.

Милосердый государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, пожалуй меня, [сиро]ту свою, вели, государь, меня из тюрьмы на поруки выкинуть и вели, государь, мне быти за государынею сво[ею] по-старому во крестьянех.

Царь государь, смилуйся!

На об. помета: Государь пожаловал — велел дать на крепкие поруки ноября в 21 день.

ЦГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, № 2, л. 298. Подлинник.

№ 30. 1615 г. не позднее декабря 4. — Челобитная кравчего М. М. Салтыкова о выдаче ему из тюрьмы казака С. Уразова — бывшего холопа П. Ф. Басманова

/л. 301/ Царю государю и великому князю Михаилу Фёдорови[чю] всеа Русии бьет челом холоп твой Михалка Салтыков.

Милосердый государь царь и великий князь Михаил[о] Федорович всеа Русии, пожалуй меня, хо[ло]па своего, вели, государь, мне Петровского челов[ека] Босманова строшника Суханка Ураз[ова] ис тюрьмы дать. А тот, государь, Суханка Ураз[ов] был в казакех 27. Царь государь, смилуйся, пожал[уй]!

На об. пометы:

Государь пожаловал — велел дать.

124-го декабря в 4 день вынят, и взял его Михайлов человек Степан Не...сов. (Утрачены две-три буквы — обрыв)

ЦГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, № 2, л. 301. Подлинник.

№ 31. 1616 г. не позднее января 30 *. — Челобитная казака А. Иванова об освобождении из тюрьмы

(* Датируется на основании пометы на выписке иг расспросных речей А. Иванова, составленной в связи с этой челобитной (ср. док. № 32))

/л. 361/ Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Руси бьет челом бедной заключеной ис темницы Ондрюшка [Ива]нов.

Служил, государь, я тебе, государю, казачью службу. Бы[л] на твоей царской службе у Пречистый Богородицы в Тихвин[е у] стольника и воеводы со князем Семеном Васильевич[ем] Прозоровским да с [305] Левонтьем Ондреевичем Вельям[и]новым, от немец и от литвы в осаде сидел и всякую осадную нужу терпел, и ранен, государь, я был четыржи. И после тово был я, холоп твой, на т[воей] царской службе в Корельском уезде и на Немецком рубеж[е], и под Шавельским городком з головами с Ондреем Тюче[вым] да с Ываном Золиным. Да яс же, холоп твой, был на твоей царской службе в Заонеских погостех с в[о]еводою з Богданом Чюлковым, от литвы в Андомск[ом] и в Толвоском острошках сидел 28, да яс же, государь, был на твоей царской службе под Ладугою (Так в рукописи) з головою с Вилипом (Так в рукописи) Арцыбушовым.

И как, государь, казаки пошли к Москве к тебе, государю, а яс, бедной, прибрел с ними ж. И ис под Москвы, государь, казаки побежали, а яс, государь, был здесь в Москве и на другой день в понедельник прибрел яс, бедной, к записке в Розряд сам. И м[е]ня, государь, вкинули в тюрьму, и яс, бедной, мучю живот свой в тимнице от тех мест и по ся места, помираю голодною смертью.

Милосердый и праведный государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Руси, смилуйся, дай бедному свет видеть, вели, государь, меня, бедново, ис темницы выкинуть, чтобы яс, бедной, сидя в темнице голодно[ю] смертью не умер и вконец не погиб.

Царь государь, смилуйс[я]!

На об. помета: Выписать из роспросных речей.

ЦГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, № 2, л. 361. Подлинник.

№ 32. 1616 г. не позднее января 30. — Выписка из расспросных речей казака А. Иванова в Разрядном приказе 23 июля 1615 г.

/л. 362/ И выписано ис приводу

В прошлом во 123-м году июля в 23 день, как побили бояре и воеводы воров казаков под Москвою, и тово ж дни привел в Розряд Ивановы жены Босманова человек Сомсонка Елизаров казака Олександровы станицы Трусова Ондрюшка Иванова. А сказал Самсонка Елизаров, что ево взял на Москве у Живого мосту. И приводной человек казак Ондрюшка Иванов в роспросе сказал. Хаживал он в Ямском приказе в неделях. А в казакех был с Тихвинской осады. А сказал: взят на Москве у Живого мосту.

И государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русий бьет челом Ондрюшка Иванов, чтоб государь ево пож[а]ловал — велел ево ис тюрьмы дать на поруку.

На об. справа: Справил Офонка Мезенцов.

На л. 361-362 по склейке и на л. 362 под текстом помета: 124-го генваря в 30 день дать на крепкую поруку з записью.

На л. 362 под текстом отметка: По сей помете февраля в 2 день пристав дал Кондратей Бобров.

ЦГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, № 2, л. 362. Подлинник.

№ 33. Не ранее 1616 г. февраля 3 *. — Челобитная казака И. Петрова об освобождении из тюрьмы

(* Датируется на основании пометы на выписке из расспросных речей И. Петрова, составленной в связи с этой челобитной (л. 370))

/л. 369/ Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии бьет челом и плачетца сирота твой ис темницы Ивашка Петров.

Служил я тебе, государю, твои государевы службы в стрельцах в Михайлове приказе Темкина. А после, государь, Московскаго розоренья служил казачью службу. И как, государь, казаки учали быть не в послушанье, и меня, сироту, с собою волочили сильно для рукоделишка, что стружю ножнишка сабельные. И ты, государь, на казаков положил свою государеву опалу — велел их своим государевым ратным людям побить, а достальных в тюрьму помятать. И меня, сироту, в те поры взяли за Котлом, и ныне в тюрьме живот кончаю.

Милосердый государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, пощади, пожалуй от смерти живот, вели, государь, дати меня на [306] поруки, а порука, государь, по мне крепкая. А воровства, государь, моего наперед тово нигде не бывало.

Государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, пожалуй!

На об. помета: Выписать ис приводу.

ЦГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, № 2, л. 369. Подлинник.

№ 34. 1616 г. не позднее марта *. — Челобитная казаков Р. Савельева и Я. Иванова об освобождении их родственников из угличской тюрьмы

(* Датируется на основании грамоты в Углич, посланной в связи с этой челобитной (л. 135-136))

/л. 134/ Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии бьют челом холопи твои козачишка псковские седельцы Таирово станицы Федорова Ромашко Савельев да Федоровой станицы Титова Якунка Иванов 29.

В прошлом, государь, во 123-м году, как был на Вологде твой государев боярин и воевода князь Борис Михайлович Лыков, и посылал от собя посылку юртовских татар под Баловня. И от Баловнева войска брели пеши к тебе, ко государю, к Москве мой Ромашков брат иноземец, затымской черкашенин, а мой Якушков братишко Милейко Семенов да племянник Фетка Булдаков. И в той, государь, посылке те юртовские татарове их на дороге поймали и привели на Углеч и посадили в тюрьму. И нынеча, государь, они на Углече сидят в тюрьме.

Милосердый государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, пожалуй нас холопей своих — вели, государь, нам дати свою государеву грамоту на Углеч и вели, государь, их ис тюрьмы выкинуть, чтоб они, сидятчи в тюрьмы, напрасною голодною смертью не померли.

Царь государь, смилуйся, пожалуй!

На об. помета: Отписать — больше того вины нет, дать на крепкие поруки.

ЦГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, № 2, л. 134. Подлинник.

№ 35. 1616 г. между апреля 9 и апреля 22. — Отписка Боровского воеводы Т. И. Поливанова в Разрядный приказ о побеге казаков из тюрьмы и их поимке

/л. 162/ Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии холоп твой Тимошка Поливанов челом бьет.

Писал я, холоп твой, к тебе, государю: в нынешнем во 124-м году апреля в 9 день в ночи поткопались ис тюрьмы тюремные сидельцы козаки шеснатцать человек, которые приходили после розгрому, как ходил боярин князь Борис Михайлович Лыков за воры за козаки, которые с погрому бежали ис под Москвы. И я, холоп твой, за теми тюремными утеклецы посылал Леонтья Поливанова да Михаила Хомякова, а с ними козаков. И Леонтей и Михайло и козаки тех воров поймали десять человек, а про достальных утеклецов заказ учинили. Тех достальных утеклецов шти человек поймали и в Боровеск привели Ивана Ондреева сына да Июды Загрязских люди и крестьяне да Несмеяновы крестьяне Чаплина. И я, холоп твой, тех воров велел в тюрьму пометать до твоего государева указу.

И о тех, государь, тюремных сидельцах как укажешь?

На об.: Отметка о получении: 124-го апреля в 22 день.

Помета: Сыскать прежнюю отписку и по тому отписать.

ЦГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, № 2, л. 162. Подлинник.

№ 36. 1616 г. не позднее мая 4 *. — Челобитная казака С. Угримова о возвращении лошадей, украденных служившими у него молодыми казаками

(* Датируется на основании грамоты в Троице-Сергиев монастырь, посланной в свя¬зи с этой челобитной (л. 141))

/л. 140/ Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичю всея Руси б[ьет] челом холоп твой козак Таировы станицы Федорова Семейко Угримов. [307]

Деелось, государь, в прошлом сто дватцать в третьем году — шли мы, холопи твои, с Тифины к тебе, государю, к Москве с твои государевы воеводы со князем Микитою Волхонским да Степаном Чемесовым. И в те поры побежали у меня с реки Учи трое моих робят, а с собою свели четверо лошадей: мерин гнед да мерин коур, да кобылу рыжу, да мери[н] же гнед. И тех, государь, моих робят переймали у Живонача[льной] Троицы в Сергиеве монастыре, и в записке ведомо ш[то] те лошади прямыи мои. А без твоей царьской грамоты мне, холопу твоему, не отдадут.

Милосердый государь царь и великий князь Михайло Федорович всея Руси, пож[а]луй меня, холопа своего, вели мне дать к живоначалыюй Троице в Сергиев монастырь по те мои лошади свою ц[ар]скую грамоту, чтоб я, холоп твой, твоей царьской службы [не] отстал и вконец в том не погиб.

Царь государь, смилуйся, пожалуй!

На об. помета: Дать грамота, а велеть сыскать да отписать.

ЦГАДА, ф. 210, Столбцы Приказного стола, № 2, л. 140. Подлинник.


Комментарии

1. См. о нем: Фигаровский В. А. Крестьянское восстание 1614-1615 гг. — ИЗ. М., 1963. т. 73, с. 194-218; Станиславский А. Л. Восстание 1614-1615 гг. — ВИ, 1978, № 5, с. 111-126.

2. Буганов В. И. Крестьянские войны в России XVII-XVIII вв. М., 1975, с. 50.

3. В скобках приводятся номера документов настоящей публикации.

4. РИБ. М., 1912, т. 28, стб. 356.

5. Там же, стб. 290.

6. Зимин А. А., Королева Р. Г. Документ Разрядного приказа. — ИА. М., 1953, т. 8, с. 30, 31 и др.

7. Описание документов и бумаг, хранящихся в Московском архиве юстиции. М., 1908, кн. 15, с. 1.

8. ПСРЛ. М., 1965, т. 14, с. 136.

9. ЦГАДА, ф. 210. Столбцы Приказного стола, № 2, л. 1-504.

10. Мордовина С. П., Станиславский А. Л. Крестоприводная книга Смоленска 1598 г. — В кн.: Источники по истории русского языка. М., 1976, с. 159.

11. Акты Московского государства, изданные имп. Академиею наук. СПб., 1890, т. 1, с. 83.

12. В 1612-1613 гг. в Белозерском уезде было испомещено значительное число новых помещиков, в том числе иноземцев.

13. «Московским разорением» в те годы называли сожжение Москвы поляками 20 марта 1611 г.

14. Вологда была захвачена и опустошена польско-литовским отрядом в сентябре 1612 г.

15. Посланный В. Шуйским для сопровождения М. Мнишек и ее отца отряд был разбит под Белой в августе 1608 г. войсками Лжедмитрия II.

16. Отряд А. Лисовского появился под Брянском весной 1615 г.

17. Ермола, Ермак — атаман Ермолай Терентьев (ср. док. № 25).

18. Далее приводится наиболее подробное по сравнению со всеми другими источниками описание сражения правительственных войск с казаками под Москвой.

19. Отступая из-под Москвы, казаки прошли мимо Боровска и были окружены под Малоярославцем на р. Луже (ср. док. № 9).

20. В Бронницком остроге в 1614 г. находилась основная часть армии боярина кн. Д. Т. Трубецкого, осаждавшей Новгород. Когда в июле шведы захватили острог, воевода с остатками войск отошел к Торжку.

21. В январе 1615 г. казаки согласились вернуться на царскую службу и во главе с присланными к ним воеводами кн. Н. А. Волконским и С. В. Чемесовым двинулись под Тихвин. В конце мая или в июне между Тихвином и Ладогой произошел раскол казачьего войска: большая часть казаков отъехала от воевод, меньшая вместе с воеводами возвратилась в Москву. С этими казаками и шел О. Федоров.

22. По приговору Земского собора боярин кн. Б. М. Лыков выступил против казаков в сентябре 1614 г. Определить точно время столкновения в Прилуцкой волости известные источники не позволяют.

23. Сказка содержит оригинальный рассказ о расколе казачьего войска (см. прим. 10), существенно дополняющий сведения разрядных книг.

24. Здесь Ермолай Терентьев (Ермак) именуется главой казачьего войска; однако большинство документов, а также Новый летописец, называют вождем казаков Михаила Баловнева. Е. Терентьев был, по-видимому, вторым по влиянию атаманом у восставших. В начале февраля 1614 г., еще находясь на правительственной службе, он отличился в бою с запорожскими казаками на Олонце (Акты Московского государства, т. 1, с. 86).

25. Отряды Лжедмитрия II начали поход из Стародуба в сентябре 1607 г.

26. Отряд кн. С. В. Прозоровского и Л. А. Вельяминова был осажден в Тихвине в августе 1613 г. и в течение месяца защищал город от осаждавших его шведских войск.

27. П. Ф. Басманов погиб вместе с первым Лжедмитрием в мае 1606 г. С этого времени, очевидно, его холоп и стал казаком.

28. А. Иванов описывает свое участие в военных действиях против находившихся на шведской службе отрядов запорожских казаков в конце 1613 — начале 1614 г.

29. Таир Федоров — один из атаманов, отъехавших к воеводам в результате раскола казачьего войска под Тихвином. После подавления восстания отряды казаков, в том числе Т. Федорова, были посланы в Псков, осажденный летом 1615 г. шведским королем Густавом-Адольфом.

Текст воспроизведен по изданию: Документы о восстании 1614-1615 гг. // Археографический ежегодник за 1980 год. М. 1981

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.