Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

К ИСТОРИИ УТВЕРЖДЕННОЙ ГРАМОТЫ 1598 г.

Обстоятельства избрания Бориса Федоровича Годунова и сегодня еще не вполне ясны. Писатели начала XVII в. оставили несколько ярких, но тенденциозных рассказов о том, как согнанные силой москвичи «слез ради под очию слинами мочаша» просили Бориса стать царем 1. Первым обратил внимание на вопиющее несоответствие этих рассказов и грамоты избрания Бориса Годунова, опубликованной еще в 1774 г. И. А. Навроцким 2, М. М. Щербатов. Свои соображения в пользу грамоты историк изложил в 9 пунктах, в частности, он поставил вопрос о подлинности грамоты («грамота сия имеет все знаки тогдашнего времени, как в слоге, так и в образе сочинения, и снабженная великим числом подписей, которыя все справедливости ея утверждают») и о ее достоверности, сопоставив грамоту с другими источниками. Отметив, что она датирована июлем 1598 г. и содержит «105 печатных страниц в осмушку», М. М. Щербатов решил, что грамота не могла быть начата позднее конца февраля, «ибо пространство ея конечно требовало не малаго времени» 3.

В 1788 г. грамота была напечатана еще раз с устранением некоторых опечаток в Древней Российской вивлиофике 4. Но Н. М. Карамзин в своей «Истории» пользовался не этими изданиями, а новым списком грамоты с более полным перечнем участников собора, который стал ему известен через А. И. Ермолаева 5. После опубликования в Актах Археографической экспедиции 6 этот последний список окончательно заменил для историков первое издание грамоты И. А. Навроцкого и сделался основным источником при изучении хода и социального состава собора 1598 г.

Однако оказалось, что даже простой подсчет участников собора по новому списку невозможен без специального исследования. Н. М. Карамзин пришел к выводу, что на соборе было около 500 человек, Н. И. Костомаров – 476, С. М. Соловьев и П. В. Павлов – 474, Н. П. Загоскин и В. Н. Латкин – 457, И. Д. Беляев – 456, Д. И. Иловайский – более 450, М. Ф. Владимирский-Буданов – 417. Такой разнобой вызван сложной структурой грамоты, в которой кроме подписей [128] имеется еще перечень участников собора. Способы подсчета при этом могли быть различны: одни историки руководствовались при счете перечнем, другие подписями в конце грамоты.

Обстоятельно изучил происхождение грамоты В. О. Ключевский. Он заметил, что «до нас дошла не подлинная утвержденная грамота…, а ее копия с позднейшими прибавками, переменами в обоих перечнях членов собора и даже с ошибками в воспроизведении имен некоторых рукоприкладчиков». Историю сложения грамоты В. О. Ключевский постарался связать с ходом избирательного собора; перечень, по его мнению, «был составлен в начале собора, и в него внесены имена членов, которые присутствовали на первых февральских и мартовских заседаниях», затем в деятельности собора наступил перерыв, вызванный серпуховским походом, и, когда 1 августа грамота была подписана, наличный состав собора изменился. Прибавив к первому перечню тех, кто в него не вошел, но оставил на обороте грамоты свою подпись, Ключевский нашел, что «собор 1598 г. состоял из 512 членов» 7.

Можно лишь пожалеть, что до нас не дошла подлинная соборная грамота 1598 г. Из текста самой грамоты известно, что она была составлена в двух экземплярах: «большая» грамота с 14 золотыми и серебряными святительскими печатями хранилась в царской казне, «меньшая» с восковыми, красными и черными печатями – в ризнице патриарха 8.

Исчезновение царского экземпляра следует, вероятно, отнести к «смутному» времени начала XVII в.; во всяком случае, в описи архива Посольского приказа 1614 г. (и последующих) он не упомянут. Что касается патриаршего экземпляра, то, вероятно, его имеет в виду дьяк Иван Тимофеев, когда пишет, что Борис принудил святителей положить хартию с подписями всех людей о своем избрании в раку чудотворца Петра в Успенском соборе 9. По воцарении самозванца это «мнимое утвержение» было уничтожено, конечно, в первую очередь. О том, как выглядели подлинные грамоты, можно судить и по двум сохранившимся экземплярам грамоты избрания Михаила Романова 10. Они написаны на столбцах, скреплены печатями иерархов и подписаны на обороте. И текст и подписи имеют заметные различия, которые вызваны тем, что экземпляры были составлены не одновременно и подписывались на протяжении ряда лет.

Сохранились три списка утвержденной грамоты 1598 г.

1. Строгановский список 11 (далее – С) сохранился в составе рукописного сборника (ГПБ, О. IV. 17). Истории сборника посвящен блестящий источниковедческий этюд Е. Н. Кушевой 12. Е. Н. Кушева убедительно доказала, что сборник сложился в первой четверти XVII в. в Соль-Вычегодской канцелярии Строгановых из нескольких литературных произведений и грамот с 1592 по 1616 г. Сохранились признаки того, что грамоты списаны непосредственно с подлинников, некоторые из них имеют заголовки: «Список з грамоты слово в слово». Часть сборника, в том числе и утвержденная грамота, написана рукой стряпчего Ждана [129] Воронина, который занимал видное положение в канцелярии Строгановых в первой четверти XVII в.

2. Плещеевский список 13 (далее – П) сохранился в составе разрядной книги второй трети XVII в. (ГБЛ, М. 737). В текст книги вставлены местнические дела окольничего П. М. Плещеева с П. Г. Заболоцким и И. Ф. Басманова-Плещеева с М. Б. Шейным, на основании чего этот разрядный список назван В. И. Бугановым «Плещеевским». Утвержденная грамота (лл. 621 об.–665) не дописана, между грамотой и последующими разрядными записями оставлено несколько чистых листов.

3. Список Малиновского (далее – М) сохранился в рукописи первой четверти XIX в. (ЦГАДА, ф. 197 А. Ф. Малиновского, портф. 4, № 27). В 1°, 55 л. Водяной знак типа Pro Patria совершенно совпадает с № 169 у С. А. Клепикова (1812 г.), но год другой – 1814. Список Малиновского почти идентичен не дошедшему до нас списку Навроцкого (далее – Н), напечатанному в «Опыте трудов...» и ДРВ, и является, по-видимому, копией с него 14.

Все три списка утвержденной грамоты 1598 г. имеют некоторые существенные особенности, при этом Н резко отличается от двух других списков. Текст грамоты в С и П очень схож, различия в основном касаются титулатуры, порядка слов, эпитетов. Небольшие, крайне немногочисленные добавления в С по сравнению с П не носят редакционного характера. Можно заметить в С лишь некоторое пристрастие к «высокому слогу».

Отличия в Н так велики, что подвести по нему разночтения к другим спискам почти невозможно – на протяжении многих листов Н совершенно расходится с ними. Эти особенности наводят на мысль о целенаправленной смысловой и стилистической правке текста. Так, в Н во много раз меньше первая часть текста грамоты – родословие русских царей; отсутствует повторенное дважды в других списках важное упоминание о том, что и при Федоре Ивановиче правил Борис Годунов 15; Тиборий, ставший императором в Византии, подобно Борису, не по праву престолонаследия, назван в Н «слугой», в С и П – «советником» прежнего царя 16. Вообще в поименовании Бориса Годунова заметны серьезные расхождения между Н и С, П.

Н

С и П

Буди нам, милосердый государь и правитель благоприятный всего Российского государства… 17

Буди нам, милосердый государь, царем и великим князем и самодержцем всеа Русии… 18

Великий же государь Борис Федорович, истинный правитель христианский… 19

Великий же государь Борис Федорович… 20

…он же… 21

…государь же Борис Федорович… 22

Рассказ о созыве собора в С и П подробнее, чем в Н; на протяжении всего текста С и П настойчиво подчеркивается его вселенский характер: [130]

Н

С и П

…И весь освященный собор и царский сигклит… 23

…И весь вселенский собор, и митрополиты, и архиепископы, и епископы, и архимариты и игумены и весь царский сигклит, боляре, и дворяне, и приказные служивые люди, и гости…. 24

…У всего освященного собора… 25

…У всего освященного вселенского собора, и у бояр, и у дворян, и у приказных, и служилых у всяких людей, и у гостей, и у всех православных крестьян… 26

В литературе остался как будто незамеченным тот факт, что два изданных списка грамоты (Н и С) датированы по-разному 27. В Н: «Уложена и написана бысть сия соборная утверженая грамота в преимянитом и славном в царствующем граде Москве, от создания миру лета 7106 июля в день, индикта 11» 28. В С: «А уложена бысть и написана сия утверженная грамота за руками и за печатми… от создания миру лета 7106, индикта 11, месяца августа в 1 день» 29.

Помимо дат еще некоторые признаки указывают на более ранний состав Н. Так, отсутствие в грамоте подписей митрополита Гермогена и рязанского архиепископа объясняется в Н тем, что Гермоген был «в своей митрополии во граде в Казани для великих церковных потреб и земских дел» 30, а кафедра рязанской епархии в то время была вакантна. Между тем в С есть подписи и Гермогена, и нового рязанского архиепископа Варлаама, а упомянутое объяснение их отсутствия соответственно опущено.

Кроме того, в Н говорится только об одном уже составленном экземпляре грамоты, который следует отнести в «царские хранила». О втором патриаршем экземпляре речь идет в будущем времени: «Подобает же и другую грамоту утвержену с тоя же грамоты слово в слово утвердити нам своим рукописанием и печатьми...» 31 В С мы находим описание обоих экземпляров грамоты, хранящихся уже в царской казне и ризнице патриарха 32.

При анализе перечней участников собора в Н, С и П 33 возникают известные трудности: Н содержит перечень только освященного собора; в П перечень не дописан, в него входят освященный собор, Боярская дума, частично дворянство; в перечне С сохранился полный состав собора. Таким образом, только перечни духовенства представлены во всех трех списках. Сравнивая их, мы приходим к выводам, аналогичным тем, которые были получены при анализе текстов утвержденной грамоты: перечни С и П близки между собой, резко отличаются от перечня Н, и составление их должно быть отнесено к более позднему времени.

В перечнях духовенства С и П по 82 имени, они расположены в одном порядке, и лишь в двух случаях приводятся разные имена [131] настоятелей одних и тех же монастырей. В перечне Н 115 духовных лиц, при этом упомянутых выше перемен в именах по сравнению с С и П значительно больше (7), а порядок монастырей изменен. В четырех случаях старые настоятели оказались в Н. Архимандрит Рождественского монастыря во Владимире Варлаам (1595–1598 гг.) в Н, Елизар (1598–1600 гг.)в С и П 34; архимандрит Новоспасского монастыря в Москве Сильвестр (1597–1598 гг.) в Н, Закхей (1598–1599 гг.) в С и П 35; архимандрит Симоновского монастыря в Москве Макарий (1596–1598 гг.) в Н, Иона (1598–1605 гг.) в С и П 36; архимандрит Борисоглебского Смоленского монастыря Дионисий (июль 1598 г.) в Н, Феодосий (1 августа 1598 г.) в С и П 37. В одном случае старый настоятель оказался в С – игумен Болдина Троицкого монастыря Феогност (1598 г.), а новый – Феоктист (1602–1603 гг.) в двух других (Н и П) 38. Наконец, в двух случаях нет возможности сделать определенный вывод: в Н стоят игумен Ферапонтова монастыря Савва (1597–1599 гг.) и игумен Николаевского Вяжицкого монастыря Закхей (1589–1607 гг.) 39, в С и П – Иона и Филарет, время пребывания которых в этих монастырях неизвестно.

Среди источников утвержденной грамоты 1598 г. необходимо отметить так называемое Соборное определение, которое сохранилось в том же сборнике, что и Строгановский список. К сожалению, Соборное определение не датировано, однако по смыслу документа можно предположить, что он был составлен весной 1598 г. Речь в нем идет о крестоцеловании Борису: «…и на том им, государем своим, души свои даем, все крест целуем от мала до велика». Известно, что собор целовал крест Борису Годунову в феврале–марте 1598 г. Утвержденная грамота говорит о крестоцеловании в прошедшем времени: «...Борису Федоровичу... в разрядных и земских делах кручины не приносити… по прежней целовальной записи...» 40

Сравнение списков грамоты с Соборным определением показало, что ближе других списков стоит к нему Н.

Соборное определение

Н

С и П

…и победителя прегордаго и хвалящагося и сильна находца царя Крымскаго, и превысоких и прегордых королей победителя, короля Полскаго и Свискаго и их сродников королей и князей корунных , и их поручников, и иже под их властью… 41

…и победил прегордохвалящагося и сильнонаходца царя Крымскаго, и прегордых и превозносящихся непослушника победил короля свйскаго, и его сродников и князей корунных, и иных подручников, иже под их властию… 42

…и победил прегордо хвалящагося царя Крымскаго и непосллушника короля свейского под государеву царьскую высокую десницу 43привел, и городы, которые были за свйским королевством, поимал… 44

…потом же Феодосием царем малым на царство возведен.

…потом же Феодосием царем Малым на царство возведен, по извещению Ивана Богослова; при сем бысть четвертый вселенский собор.

…поптом же Феодосием царем Малым 45 на царство[132] возведен, по извещению Ивана Богослова, при сем собор быть четвертый святый вселенский собор.

Не мний же сих и Михаил, прозванный Рагкавей, зять Никифора царя, иже преже бысть Сирополат, еже есть в палатах царьских великий синклит… 46

Не мний же сих и Михаил, прозванный Рагкавей, зять Никифора царя, иже преже бысть Кирополат, еже есть в палатах царских великий сиглит…

 

…Сему же подобен и Василей македонянин, но и сей не мал во царех, благоверен и прехвален зело и в чину камитсте учинен, еже есть царев конюшей: и той в себе место и царьский венец возложи на главу его, Фотием патриархом на царство помазан бысть… 47

…Сему же подобен и Василей македонянин, но и сей не мал во царех, благоверен и прехвален зело. бяше же царем Михаилом любим зело и в чину камитстем учинен, еже есть царев конюшей, и толико возлюблен и предпочтен Михаилом царем, яко в себе место, и царский венец возложе на главу его, Фотием патриархом на царство помазан бысть. Не праведен же будет рачитель сих, аще и сих на среду не приведет Иустина Малаго глаголю, и Тивирия, царствующа убо… 48

Подобен сим царема Феодосию и Маркияну

Иустин малый и Тиверий царствующу убо… 49

В «Опыте трудов...» и ДРВ непосредственно перед текстом изданной грамоты мелким шрифтом дано следующее предисловие: «Из тое грамоты выбрав написаны две грамоты и отнесены к государю царю и великому князю Борису Федоровичу, всеа Русии самодержцу, а сию первую грамоту святейший Иев патриарх оставил у себя, и велел положити в свою казну, потому что она за руками, и она б в небрежении не была. А писана сия грамота вскоре после преставления блаженный памяти великаго государя царя и великаго князя Федора Ивановича всеа Русии самодержца» 50. В копии, сделанной для А. Ф. Малиновского, такого предисловия нет. Из С нам известно, что грамота была составлена в двух экземплярах, подписанных и скрепленных печатями 51.

Имея это в виду, справедливо будет предположить, что различия между Н и С, П объясняются их происхождением или от чернового и окончательного вариантов грамоты, или от первого и второго ее экземпляров. Действительно, С и Н по-разному датированы, причем ошибки здесь быть не может, так как более ранняя дата в Н подтверждается целым рядом фактов. Сличение списков с Соборным определением показало более древний состав Н. Изменения в тексте С и П по сравнению с Н носят не случайный характер, при этом значительно более апологетичны к Борису Годунову С и П. Речь идет, разумеется, не об антигодуновской направленности Н, а о том, что при составлении окончательного текста грамоты (или второго экземпляра) была проведена значительная историко-политическая и литературная работа.

Но ни С, ни П не являются точной копией с подлинной утвержденной грамоты. Как заметил В. О. Ключевский, «в списке членов, [133] внесенном в текст грамоты... некоторые члены обозначены чинами, которые они получили уже в сентябре того года по случаю коронации царя Бориса» 52.

Эти пожалования происходили с 3 сентября по 25 декабря 1598 г., всего было пожаловано около 20 участников собора, и все они, за одним лишь исключением, на котором мы остановимся ниже, приводятся в С и П с новыми чинами. Таким образом, экземпляр грамоты, представленный дошедшими до нас С и П, был перередактирован не ранее 25 декабря 1598 г. Новая редакция возникла также не позднее начала 1600 г., когда упомянутые в грамоте стольники П. Ф. Басманов и А. А. Телятевский получили новые чины: первый – окольничего 10 февраля 1600 г. 53, второй – боярина «на велик день» 1600 г. 54 Предложенную датировку подтверждают последующие пожалования: в 1601 г. стал боярином М. Г. Салтыков, окольничим В. П. Морозов и т. д.

Однако полнота и характер наших представлений о составе избирательного собора в значительной степени зависят от того, можем ли мы объяснить происхождение перечня участников собора, внесенного в грамоту. Если прав В. О. Ключевский и перечень был составлен в начале деятельности собора, а подписи сделаны в конце, то мы можем определить состав собора довольно точно. Если же перечень не более чем проект собора, то задача сильно усложняется.

Для решения вопроса о том, когда лица, обозначенные в грамоте, могли присутствовать на соборе в Москве, нами была составлена [134] таблица движения участников собора за 1597–1599 году. Объем статьи не позволяет нам привести всю таблицу, отразившую службы более 400 человек. Составлена она была по следующему образцу.

Фамилия, имя, отчество

Чин

1597 г.

1598 г.

январь

февраль

март

апрель

май

Буйносов-Ростовский В. И.

дворянин

 

Псков

 

Псков

 

 

Вельяминов Г. И.

дворянин

Михайлов

 

 

Михайлов

 

Серпуховской поход

Годунов М. М.

окольничий

 

 

 

 

 

Москва

Звенигородский Ф. А.

дворянин

IV–Москва

 

 

 

 

Серпуховской поход

Окончание

Фамилия, имя, отчество

1598 г.

1599 г.

июнь

июль

август

сентябрь

октябрь

ноябрь

декабрь

Буйносов-Ростовский В. И.

 

 

 

 

 

 

Псков

 

Вельяминов Г. И.

 

 

 

Михайлов

 

 

 

осень – Орешек

Годунов М. М.

 

 

 

6.IX–Москва

 

 

 

 

Звенигородский Ф. А.

 

 

Москва

Москва

 

 

 

 

Прежде всего проверим, найдем ли мы в перечне тех, чье присутствие на соборе было обязательным, например – членов Боярской думы.

В состав Боярской думы весной 1598 г. входило около 40 человек. Из них в перечне грамоты (С и П) отсутствуют бояре А. И. Голицын, И. И. Голицын, А. П. Куракин, И. В. Сицкий, Ф. И. Хворостинин, Ф. Д. Шестунов и И. И. Шуйский 55, окольничие И. М. Бутурлин и И. В. Великого-Гагин; думные дворяне Е. Л. Ржевский, Д. И. Черемисинов, т. е. более четверти думы.

И. М. Бутурлину и Д. И. Черемисинову еще в 1597 г. «велел государь быть в Царицыне за опалу» 56. Едва ли случайно отсутствие в перечне и подписях Ф. Д. Шестунова, попавшего вскоре в опалу по доносу слуги 57, и И. В. Сицкого, пострадавшего также одним из первых по делу Романовых.

Но если перечень в грамоте – проект собора, то совершенно необъяснимо отсутствие в нем тех членов Боярской думы, которые не были в опале. И. И. Голицын, Е. Л. Ржевский и И. И. Шуйский участвовали в серпуховском походе в мае–июне 1598 г. 58 И. В. Великого-Гагин и Ф. И. Хворостинин, как ближние люди, были посланы Борисом Годуновым приводить ко кресту Псков и Казань 59, в апреле окольничего И. В. Великого-Гагина «во Пскове не стало» 60, а Ф. И. Хворостинин, вернувшись, подписал утвержденную грамоту. Подписали грамоту и бояре А. П. Куракин и А. И. Голицын, последний был в 1598 г. первым воеводой во Пскове 61.

Так как трудно представить, что столько представителей первостатейной знати могло быть пропущено при составлении проекта или при последующей переписке, очевидно, что перечень отражает состав собора в определенный момент его деятельности. Но в какой именно?

Допустим, что в перечень «внесены имена членов, которые присутствовали на первых февральских и мартовских заседаниях...» 62 Хронологию этих заседаний дает сама утвержденная грамота: 17 февраля 1598 г. состоялось первое заседание собора, 21 февраля Борис Федорович был наречен на царство, а 9 марта патриарх Иев «повеле писати сию утверженую грамоту» 63.

Однако до серпуховского похода (май–июнь 1598 г.) перечень участников собора мог быть составлен только между 17 и 21 февраля, так как «тот час» по наречении «послал государь… в Крым гонца своего Левонтья Лодыженского (внесен в перечень (!) – С. М.) к крымскому государю объявить свое государство...» 64 [135]

Из Крыма стрелецкий голова возвратился в самый разгар серпуховского похода – около 10 июня 1598 г. 65

Но 17-21 февраля на соборе не было многих других лиц, внесенных в перечень. С 1596 г. служат в Белгороде М. В. Ноздроватый и Г. К. Волконский, 20 апреля 1598 г. они пишут из Белгорода в Москву о возможном походе Казы-Гирея 66.

17 января 1598 г. в Новгород-Северский послан Л. О. Щербатый, а в Брянск Семен Отяев, непосредственно оттуда они взяты в Серпухов в мае 1598 г. 67

В январе 1598 г. в Чернигове служит Ю. Г. Ловчиков, там же он оставался и в «107 году» 68.

Едва ли к 17 февраля успел вернуться с далекой Лозвы бывший казначей И. В. Траханиотов, служивший там еще в январе 1598 г. 69 Следует учесть также, что он не участвовал в серпуховском походе и не назван среди лиц, оставленных в это время «на Москве».

В марте участники собора – дьяки В. Нелюбов и Т. Петров были посланы в Псков и Смоленск, И. О. Полев в Переславль-Рязанский, И. П. Ромодановский и Б. П. Татев служат в Дедилове, М. Г. Салтыков в Переславле-Рязанском, В. Б. Сукин в Новосили 70 и т. д.

Приведем также факты другого рода, подтверждающие невозможность составления перечня 17–21 февраля 1598 г.: в него не попали ближние к Б. Ф. Годунову люди, члены Боярской думы, определенно находившиеся в это время в Москве, Ф. И. Хворостинин и И. В. Великого-Гагин. Последний до посылки в Псков сидел в Судном приказе 71 и, наверное, должен был участвовать в первом заседании собора. Боярин и наместник коломенский Ф. И. Хворостинин был тогда же послан приводить «ко кресту» Казань на место опального и ненадежного И. М. Воротынского. До этого мы встречаем Хворостинина в Москве в июле 1597 г. на приеме австрийского посла 72. Оба они в перечень не попали.

Все эти факты доказывают, что перечень был составлен не до, а после серпуховского похода, когда стрелецкий голова Л. Лодыженский вернулся из Крыма, а окольничий И. В. Великого-Гагин уже умер во Пскове.

Из серпуховского похода Борис Годунов и большинство участников собора вернулись в Москву 2 июля 1598 г., следовательно, перечень С и П был составлен между 2 июля и 1 августа, когда грамота была подписана и утверждена. Но мы можем уточнить время составления перечня. 10 июля 1598 г. в Москву из Рязани было велено ехать окольничему М. Г. Салтыкову 73. Так как М. Г. Салтыков включен в перечень, мы можем считать, что он был составлен не ранее середины июля 1598 г.

Незадолго до этого возник, видимо, и перечень духовных лиц, внесенный в Н. В этот перечень не попал рязанский архиепископ, «понеже в то время того престола на Рязани не бысть» 74. Эта вакансия появилась только в июне 1598 г. 75, очевидно раньше этого времени перечень первого экземпляра составлен быть не мог. Характерно, что в Н появление [136] перечня связывается с составлением самой утвержденной грамоты, перечень начинается словами: «А у сей утверженной грамоты были...» 76

Итак, перечни Н и С были составлены незадолго, не более чем за полмесяца до подписания грамот, вероятно, с тем, чтобы обеспечить порядок рукоприкладств 77.

Но и в С и в Н между перечнем и подписями имеются довольно существенные разночтения. Так, в С в перечне 455 лиц, в подписях – 491, по сравнению с перечнем в них нет 53 лиц и появляется – 89. Не меньше различий между перечнем и подписями в Н.

Кроме количественных различий между перечнем и подписями есть и другие несоответствия, которые касаются точности и полноты передачи званий и имен рукоприкладчиков. Иногда в перечне или подписях, а то сразу и в перечне, и в подписях встречаются явные описки 78.

Указанные различия объясняются рядом причин: кроме пропусков и вставок при переписке следует учесть и то, что подписи могли ставиться на грамоте в течение длительного времени и не обязательно отражают состав собора на июль–август 1598 г. Так, в перечень Н включен игумен Святогорского монастыря Исайя, а подписал грамоту вместе с ним и новый игумен Игнатий (1598–1603 гг.) 79.

Кроме того, многие из членов собора, «в место» которых подписались другие, возможно, были неграмотны. Характерно, что в грамоте нет подписей «в место» дьяков, хотя не все дьяки, включенные в перечень, поставили свои подписи в конце грамоты. В этом отношении интересно сравнить избирательные грамоты 1598 г. и 1613 г. Из 34 общих для этих соборов членов 30 подписались в обеих грамотах 80, «в место» двоих И. А. Хованского и Мирона Шаховского расписались и в той и в другой грамоте. И лишь Никита Пушкин, «в место» которого расписался в грамоте 1613 г. его брат, подписал сам грамоту 1598 г., а «в место» боярина А. П. Куракина, подписавшего грамоту 1598 г., в грамоте 1613 г. подписался окольничий Ф. Головин.

Такой сравнительно большой процент совпадений, видимо, не случаен 81, тем более, что стольник И. А. Хованский, занятый исключительно дворцовой службой, почти наверное должен был находиться в Москве, а А. П. Куракин в 1613 г. был уже стар (встречается в разрядах с 1572 г., по Шереметевскому списку, боярин с 1584 г., умер в 1615 г.) и, возможно, не мог подписать грамоту 82.

Приведенный расчет не исключает и того, что в ряде случаев подпись «в место» могла ставиться за целую группу присутствующих родственников (брат за себя и остальных братьев, отец за себя и сыновей), подписывались и за действительно отсутствующих членов собора, а может быть, и не только за его членов; нет уверенности, например, что боярин А. И. Голицын, «в место» которого расписался его брат и которого нет также в перечне, был в 1598 г. в Москве: 12 января 1598 г. он был [137] назначен первым воеводой во Псков, там он находился в марте 1598 г. и в 1599 г. 83

Во всяком случае все это следует иметь в виду при подсчете общего числа участников собора.

В заключение обратимся к перечню П. Если его начало с именами членов освященного собора совпадает с С (за исключением настоятелей двух монастырей), то перечень светских участников собора П сильно отличается от С. Кроме многочисленных перестановок и уточнений имен (добавлений к ним отчеств, прозвищ и т. д.) в перечне П по сравнению с С нет одного боярина (И. В. Годунова) и девяти стольников. С другой стороны, в П появляются 34 новые фамилии.

Эти изменения, однако, не дают никаких указаний на политический или фамильный смысл редакционной правки: нет И. В. Годунова, Г. В. Сабурова, Ф. Т. Вельяминова, но появляются Н. В. Годунов и четверо Вельяминовых. Наряду с родственниками Бориса Годунова в перечень включены: представитель круга Романовых И. Д. Шестунов, племянник В. И. Шуйского – М. В. Скопин-Шуйский, В. В. Голицын и т. д. Так же пестр состав лиц, появившихся в П, и в возрастном отношении, среди них есть и старые и очень молодые люди, служба которых по разрядам целиком относится к XVII в. (служба П. А. Хилкова и М. А. Вельяминова, например, продолжается до 1640/41 г.; в 1605 г. в разрядах впервые встречается В. И. Бутурлин; М. В. Скопину-Шуйскому в 1598 г. было всего 12 лет).

Наряду с теми, кто участвовал в серпуховском походе (А. П. Вельяминов, В. И. Гвоздев-Ростовский и т. д.) или был в 1598 г. в Москве (в сентябре – Н. В. Годунов), в перечень вошли лица, которые почти наверное не могли участвовать в работе собора: В. И. Бахтеяров-Ростовский с декабря 1596 г. воевода в Тюмени, где находится еще и в марте 1598 г. 84 Е. В. Бутурлин был послан в Тобольск в феврале 1597 г., и он же в августе 1598 г. отправлял из Тобольска в Москву жен и детей Кучума, захваченных в мае 1598 г. 85 Видимо, не был на соборе И. И. Бахтеяров-Ростовский: в 1597 г. он послан в Пронск, и «князь Иван для болезни в Пронску не был» 86, по Троицкому синодику умер в конце 1598 г. 87 Наконец, двое умерли до 1598 г.: Е. М. Салтыков в 7102 г. – воевода в Стародубе, на этой службе «Елизарья не стало» 88; последнее упоминание о Д. Б. Салтыкове относится к 1596 г., по Троицкому синодику он умер между 7105 и 7106 гг., вероятно в конце 1596– начале 1597 г. 89

В П, как и в С, члены Боярской думы, пожалованные в конце 1598 г., вошли с новыми чинами, но с одним исключением: среди 34 новых фамилий в рубрике «дворяне большие с Москвы» мы находим Н. В. Годунова, произведенного 5 сентября 1598 г. в окольничие 90. Если исключить двойное совпадение: Н. В. Годунов был случайно пропущен при редактировании, а затем и вообще утрачен в С, – то можно сделать вывод, что Н. В. Годунов и 33 другие фамилии внесены в П из какого-то источника, в котором будущий окольничий стоял еще среди дворян 91. [138]

Трудно судить о характере и времени составления этого источника, скорее всего это был список типа боярских списков. То, что в нем был и Е. М. Салтыков, умерший в 7102 г., как будто говорит о том, что список был составлен до этого времени. Возможно, источником П была предварительная роспись участников собора, использовавшая список чинов, составленный при жизни Е. М. и Д. Б. Салтыковых, и приведенная в соответствие с действительностью в июле 1598 г. 92 В последнем случае нам легче объяснить кажущееся несоответствие между более ранним происхождением Н (по сравнению с С и П) и тем, что, хотя в четырех случаях старые настоятели действительно находятся в Н, а новые в двух других списках (С и П), один раз имеет место обратное. Приведение предварительной росписи в соответствие с действительным представительством духовенства на соборе было сделано в окончательном варианте (или во втором экземпляре) грамоты не совсем последовательно или невнимательно: так, в перечне С появился старый, а не новый настоятель Болдина-Троицкого монастыря.

В 1598 г. были составлены два экземпляра избирательной грамоты, черновой вариант грамоты или один из ее экземпляров подписан в июле, другой утвержден 1 августа. Незадолго до утверждения грамот появились перечни участников собора, призванные обеспечить порядок их подписания. Возможно, до начала собора в Разрядном приказе была составлена роспись его членов, позднее использованная при создании одного из списков грамоты; таким образом, небольшая часть ее и сохранилась в составе П 93. Новые подписи ставились на грамотах, вероятно, и после их утверждения, поэтому считать всех подписавших грамоты членами собора мы можем лишь условно. Условной будет и общая цифра участников собора по перечням и подписям двух списков, причем в нее можно включить и некоторых лиц из П, так как они могли присутствовать на заседаниях собора 94. В эту цифру не войдут многие участники первых заседаний февраля–марта 1598 г. и, напротив, будут включены некоторые лица, не участвовавшие в соборе, но подписавшие грамоту.

Всего по трем спискам мы насчитали около 600 человек. В действительности собор был гораздо шире, так как его состав быстро менялся, а мы знаем участников только самых последних заседаний.

В приложении приводится перечень Плещеевского списка утвержденной грамоты 1598 г. Текст передается в соответствии с принятыми правилами публикации документов XVI–XVII вв. Новые по сравнению со Строгановским списком имена выделены курсивом.


/л. 660 об./ А на соборе были с первопрестольнейшим пресвятейшим Иевом патриярхом Московским и всеа Русии, о святем дусе сынове его: Варлам митрополит Великого Новаграда и Великих Лук, Ермоген митрополит Казанский и Свияский, Варлам митрополит Ростовский и Ярославский, Геласей митрополит Сарский и Падонский, Иона архиепископ Вологоцкий и Великопермский 95, Галахтион архиепископ Суздальский и [139] Таруский, Феодосей архиепископ Смоленский и Брянский, Варлам архиепископ /л. 661/ Резанский и Муромский, Захарей архиепископ Тверский и Кашинский, Арсеней архиепископ Архангельский, Генадей епископ Псковский и Езборский, Иосиф епископ Коломенский и Коширский, Селивестр епископ Корельский и Орешенский; архимариты и игумены: Троицы Сергеева монастыря архимарит Кирил, из Володимера Рожественского монастыря архимарит Елиазар, Спаса Новаго монастыря архимарит Закхей, Чюдовской архимарит Пафнотей, из Великого Новагорода Юрьева монастыря архимарит Иоаким, Симанова монастыря архимарит Иона, Свияской архимарит Сергей, Ондронниковской архимарит Васьян, Казанский архимарит Арсеней, из Нижнево Новагорода Печорский архимарит Трифон, из Великого Новагорода Хутынский игумен Аркадей, Кириловский игумен Корнилей, ис Переславля Залеского Горицкой архимарит Феодосей, из Можайска Лужинской архимарит Селивестр, из Ростова Богоявленского монастыря архимарит Феодосей, Богоявленской, что на Москве за торгом, игумен Иев, из Ярославля Спаской архимарит Феофил, из Боровска Пафнотьева монастыря игумен Иосаф, Иосифова монастыря игумен Галасей, из Суздаля Спаской архимарит Левкей, из Великого Новагорода Антоньевской игумен Трифон, /л.661 об./ изо Пскова Печерской игумен Иоаким, Соловецкой игумен Исидор, из 96 Смоленска Борисоглебской архимарит Дионисей, с Резани Спаской архимарит Иона, из Великого Новагорода Тихвинской игумен Иосиф, с Вологды Спаской Каменного монастыря архимарит Иона, исо Твери Отроча монастыря архимарит Феодосей, с Волока Возмицкой архимарит Васьян, ис Переславля Залеского Даниловской архимарит Иона, Ферапонтова монастыря игумен Иона, Борисоглебской с Устья игумен Петр, с Резани Солоченской архимарит Андреян, с Вологды Прилуцкой игумен Гурей, из Дорогубужа Болдинской игумен Феоктист, из Великого Новагорода Вежитцкого монастыря игумен Филарет, Духова монастыря игумен Феогнаст, из 97 Звенигорода Сторожевской игумен Боголеп, с Вологды Спаской игумен Иоил, Глушитцкой игумен Андреян, ис Кашина Калезинской игумен Левкей, с Вологды Корнилевской игумен Иосиф, ис Переславля Залеского Никитцкой игумен Никон, из Можайска Колотцкой игумен Никандр, с Угреши Никольской игумен Тихон, з Двины Сийской игумен Иона; соборные старцы: Троецкой Сергиева монастыря старец Варсунофей Акимов, келарь старец /л. 662/ Акакей, казначей старец Илья, старец Мисайло Безнин, Троецкаго подворья строитель старец Еустафей Головкин, архидьякон старец Алимпей, патриярхов казначей старец Арсеней, старец Серапион Марков, Ипатцкого монастыря строитель Гурей Ступишин, Чюдова монастыря келарь старец Феодосей Креницын, казначей старец Иосиф, старец Васьян Торжнев, старец Герман Щербатой, Кирилова монастыря старец Леонид, Кириловского подворья строитель старец Елеуферей Братцов, старец Иосиф Монастырев, из Боровска Павфнутьева монастыря келарь старец Галасея, казначей старец Иона Наумов, Иосифова монастыря старец Моисей Неплюев, старец Тихон Ржевской, старец Левкей, из Ярославля Спаской строитель старец Мисайло, Соловецкого монастыря старец Васьян; боляре: князь Федор Иванович Мстиславской, князь Василей Иванович Шуйской, конюшей и боярин Дмитрей Иванович Годунов, князь Федор Михайлович Трубецкой, боярин и дворецкой Степан Васильевич Годунов, князь Дмитрей Иванович Шуйской, Богдан Юрьевич Сабуров, князь Микита да князь Тимофей Романовичи Трубецкие, Федор /л. 662 об./ Никитич Романов, князь Михайло Петрович Катырев-Ростовской, Александр Никитич Романов, князь Иван Михайлович Глинской, князь Александр [140] Иванович Шуйской, князь Борис Канбулатович Черкаской, князь Василей Карданукович Черкаской; окольничеи: Яков Михайлович Годунов, Семен Микитич Годунов, князь Ондрей Иванович Хворостинин, Михайло Микитич Романов, Дмитрей Иванович Вельяминов, Матфей Михайлович Годунов, Степан Степанович Годунов, кравчей Иван Иванович Годунов, Михайло Глебович Салтыков, Фома Афонасьевич Бутурлин, Ондрей Петрович Клешнин, Семен Федорович Сабуров, князь Василей Дмитреевич Хилков, Михайло Михайлович Салтыков, Богдан Яковлевич Бельской; у государыни царицы и великой княгини Марье у ествы князь Ондрей Иванович Гундуров, казначей Игнатей Петрович Татищев, печатник и посольской дьяк Василей Яковлевич Щелкалов; думные дворяне: князь Петр Иванович Ростовской-Буйносов, Остафей Михайлович Пушкин; постельничей Истома Осифович Безобразов, стряпчей с ключом Кузьма Безобразов, на Земском дворе боярин Григорей Борисович Васильчиков, сокольничей Иван Алексеев сын /л. 663/ Жеребцов, ясельничей Михайло Игнатьев сын Татищев; дьяки думные: Елизарей Вылузгин, Сапун Аврамов, Иван Алексеев сын Нарманской, Афонасей Иванов сын Власьев; стольники: князь Юрьи княж Никитин сын Трубецкой, Иван Микитин сын Годунов, князь Иван княж Никитин сын Адоевской, Иван Никитин сын Романов, князь Ондрей княж Ондреев сын Телятевской, Василей Никитин сын Романов, Петр Федоров сын Басманов, князь Иван княж Михайлов сын Катырев-Ростовской, Иван Михайлов сын Годунов, Алексей Иванов сын Годунов, князь Иван княж Семенов сын Куракин, Алексей Романов сын Плещеев, князь Иван да князь Микита княж Ондреевы дети Хованского, Богдан Семенов сын Сабуров, Замятня Иванов сын Сабуров, князь Федор княж Иванов сын Лыков, князь Иван княж Иванов сын Курлятев, князь Иван княж Борисов сын Черкаской, Михайло Борисов сын Шеин 98, князь Иван княж Микитин сын Меньшей Адоевской, Петр Дмитреев сын Обиняков-Вельяминов, князь Алексей княж Юрьев сын Ситцкой, Микита Дмитреев сын Вельяминов, княж Ондрей княж Васильев сын Ситцкой, князь Борис княж Михайлов сын Лыков, князь /л.663 об./ Иван княж Федоров сын Хованской, Семен Дмитреев сын Вельяминов, князь Данило княж Иванов сын Мезецкой, Данила да Степан Афонасьевы дети Вельяминовы, князь Сава княж Дмитрев сын Щербатой, князь Ондрей княж Ондреев сын Хованской, Сила да Борис Михайловы дети Вельяминовы, князь Иван княж Ондреев сын Хованской, Василей да Михайло Игнатьевы дети Вельяминовы, князь Василей княж Петров сын Тростенской, Петр Григорьев сын Сабуров, князь Борис княж Ондреев сын Хилков, князь Иван княж Дмитреев сын Хворостинин, князь Григорей княж Федоров сын Хворостинин, князь Юрьи князь Данилов сын Приимков, князь Юрьи княж Петров сын Ушатой, князь Роман княж Федоров сын Троекуров, Василей да Федор Ивановы дети Бутурлина, князь Иван княж Васильев сын Хилков, князь Петр княж Ондреев сын Хилков; дворяне большие с Москвы: Степан Александров сын Волоской, князь Иван княж Иванов сын Шуйской, князь Ондрей княж Иванов сын Голицын, князь Василей да князь Иван да князь Ондрей княж Ивановы 99 дети Голицыны, Дмитрей Ондреев сын Крабов, Федор Иванов сын Шереметев, Петр Микитин сын /л. 664/ Шереметев, князь Михайло князь Васильев сын Скопин-Шуйской, Елизарей Иванов сын Сабуров, Юрьи Иванов сын Вельяминов, Микита да Петр Васильевы дети Годуновы,Михайло Иванов сын Вельяминов, Иван Федоров сын Басманов, Володимер Иванов сын Вельяминов, князь Данило князь Борисов сын [141] Приимков-Ростовской, Василей Афонасьев сын Вельяминов, князь Михайло Темкин-Ростовской, Ондрей Петров сын Вельяминов, Петр Воеводин Мутянской, князь Михайло княж Федоров сын Кашин, Григорей Игнатьев сын Вельяминов, князь Василей княж Петров сын Туренин, Тимофей Иванов сын Сабуров,князь Михайло князь Самсонов сын Туренин, князь Василей княж Михайлов сын Лобанов-Ростовской, князь Ондрей княж Дмитреев сын Хилков, князь Григорей да князь Иван княж Петровы дети Ромодановские, князь Володимер княж Тимофеев сын Долгорукой, князь Федор да князь Дмитрей княж Васильевы дети Туренина, князь Володимер да князь Ондрей да князь Иван княж Ивановы дети Бахтеяровы-Ростовские, князь Борис княж Петров сын Татев, Михайло Богданов сын Сабуров, князь Иван да князь Федор да /л. 664 об./ князь Семен княж Ивановы дети Татева, князь Лука княж Осифов сын Щербатой, Матфей Васильев сын Бутурлин, князь Ондрей княж Васильев сын Хилков, князь Василей да князь Роман Агишевы дети Тюменского, Иван Селунской, Олексей Фомин сын Третьяков-Головин, Микита Михайлов сын Пушкин, князь Федор княж Тимофеев сын Долгорукой, князь Иван да князь Борис княж Никитины дети Приимковы-Ростовского, князь Василей князь Иванов сын Гвоздев-Ростовской, князь Александро княж Федоров сын Засекин, князь Василей да князь Федор княж Ондреевы дети Звенигородцкого,князь Иван княж Федоров сын Засекин, князь Семен княж Григорьев сын Звенигородцкой, Дмитрей Борисов сын Салтыков, Елизарей Салтыков, князь Петр Ахамашуков 100 сын Черкаской, князь Ондрей Чюмаков, князь ИванЕгупов сын Черкаской, князь Роман княж Васильев сын Охлябинин, князь Иван Шестунов, князь Петр княж Михайлов сын Шеховской, князь Володимер князь Васильев сын Кольцов-Мосальской, Василей Яковлев сын Кузьмин-Короваев, Василей Яковлев сын Волынской 101, Меньшой Иванов сын Волынской 102, Верига Федоров сын Сабуров, князь Петр князь Иванов сын Борятинской, /л. 665/ Ивашка Михайлов сын Пушкин, Ефим Варфоломеев сын Бутурлин, князь Федор Друтцкой 103.

Комментарии

1. «Русская историческая библиотека» (далее – РИВ), т. 13. Изд. 2. СПб., 1909, стб. 12–15.

2. «Опыт трудов вольного Российского собрания» (далее – «Опыт трудов...»), т. III. М., 1774, стр. 74–191.

3. М. М. Щербатов. История Российская, т. VII, ч. 1. СПб., 1790, стр. 16–18.

4. «Древняя Российская вивлиофика» (далее – ДРВ), ч. VII. М., 1788, стр. 36–127.

5. Н. М. Карамзин. История государства Российского, т. X. СПб., 1824, прим. 377.

6. «Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Археографическою экспедициею императорской Академии наук» (далее – ААЭ), т. 2. СПб., 1836, № 7, стр. 16–54.

7. В. О. Ключевский. Состав представительства на земских соборах Древней Руси. – Соч., т. 8. М., 1959, стр. 54–55. В. О. Ключевский использовал в работе только список, опубликованный в ААЭ.

8. ААЭ, т. 2, стр. 46.

9. «Временник Ивана Тимофеева». Под ред. В. П. Адриановой-Перетц. М.–Л., 1951, стр. 73–74.

10. С. А. Белокуров. Утвержденная грамота об избрании на Московское государство Михаила Федоровича Романова. Изд. 2. М., 1906.

11. По этому списку утвержденная грамота 1598 г. издана в ААЭ.

12. Е. Н. Кушева. Из истории публицистики смутного времени XVII в.– «Ученые записки Саратовского государственного университета», т. 5. Саратов, 1926, стр. 33 и др.

13. Подробные описания см.: В. И. Буганов. Разрядные книги последней четверти XV– начала XVII в. М., 1962, стр. 63; «Музейное собрание отдела рукописей ГБЛ», т. I. М., 1961, № 737, стр. 58.

14. Для удобства изложения в дальнейшем мы будем говорить лишь о трех списках грамоты (Н, С и П), так как М – поздняя копия Н.

15. ДРВ, ч. VII, стр. 40, 42; ААЭ, т. 2, стр. 19–21.

16. ДРВ, ч. VII, стр. 47; ААЭ, т. 2, стр. 22.

17. ДРВ, ч. VII, стр. 43.

18. ААЭ, т. 2, стр. 21; П, л. 629.

19. ДРВ, ч. VII, стр. 43.

20. ААЭ, т. 2, стр. 21; П, л. 629.

21. ДРВ, ч. VII, стр. 49.

22. ААЭ, т. 2, стр. 23; П, л. 632 об. Подобных примеров можно привести очень много.

23. ДРВ, ч. VII, стр. 42.

24. ААЭ, т. 2, стр. 21; П, л. 628 об.

25. ДРВ, ч. VII, стр. 52.

26. ААЭ, т. 2, стр. 24; П, л. 635.

27. За исключением примечания к грамоте во втором томе ААЭ. В П нет даты, так как грамота не дописана.

28. ДРВ, ч. VII, стр. 118. В грамоте об избрании Михаила Романова числа также нет.

29. ААЭ, т. 2, стр. 46.

30. ДРВ, ч. VII, стр. 115–116.

31. Там же, стр. 109–110.

32. ААЭ, т. 2, стр. 46.

33. Сравнительный анализ подписей в Н, С и П невозможен в связи с тем, что они дошли только в составе С (исключение составляет духовенство, подписавшееся в Н).

34. П. М. Строев. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российския церкви. СПб., 1877, стр. 662.

35. Там же, стр. 143.

36. Там же, стр. 151.

37. Там же стр. 602.

38. Там же, стр. 597.

39. Там же, стр. 65.

40. ААЭ, т. 2, стр. 13–16. На общую композицию и содержание грамоты 1598 г. оказала также заметное влияние Окружная грамота патриарха Иова от 15 марта 1598 г. (ААЭ, т. 2, № 1). Эти два документа являются первыми набросками официальной версии избрания на царство Бориса Годунова.

41. ААЭ, т. 2, стр. 15.

42. ДРВ, ч. VII, стр. 56.

43. В П руку.

44. ААЭ, т. 2, стр. 26; П, л. 636 об.

45. В П Малым царем.

46. Далее Соборное определение и Н совпадают на большом протяжении.

47. ААЭ, т. 2, стр. 16.

48. ДРВ, ч. VII, стр. 46–47.

49. ААЭ, т. 2, стр. 22; П, л. 631 об.

50. «Опыт трудов...», т. III, стр. 74.

51. Издавая грамоту, И. А. Навроцкий отметил, что печатей на ней нет.

52. В. О. Ключевский. Указ. соч., стр. 466, прим. 36.

53. ГПБ, Эрм. собр., № 3906 (далее – Э), л. 910 об. Пользуюсь случаем выразить признательность В. И. Буганову за возможность ознакомиться с этой разрядной книгой Пространной редакции по машинописной копии.

54. Э, л. 912.

55. По данным Шереметевского списка думных чинов, боярином в это время был отсутствовавший на соборе опальный И. М. Воротынский, безвыездно служивший в Казани в течение многих лет (ДРВ, ч. XX. М., 1791 (далее – Ш), стр. 68).

56. Э, л. 860 об.

57. «Полное собрание русских летописей», т. 14. М., 1965, стр. 52.

58. Э, лл. 878, 884 об., 888.

59. Э, лл. 875 об., 877.

60. Э, л. 874. И. В. Великого-Гагин умер 22 апреля 1598 г. («Список погребенных в Троице-Сергиевской лавре» (далее – «Список погребенных в Троице»). М., 1880, стр. 33.

61. Э, л. 865 об. Точнее «в его место» подписал грамоту его брат Иван Иванович.

62. В. О. Ключевский. Указ. соч., стр. 54.

63. ДРВ, ч. VII, стр. 93–94; П, л. 659 об. В ААЭ списати (т. 2, стр. 44).

64. Э, л. 873.

65. Э, лл. 887 об.–888.

66. Э, лл. 839, 842, 874 об., 877.

67. Э, л. 870 об.; «Разрядная книга 1475–1598 гг.» Подг. к печ. В. И. Буганов (далее – PK). М., 1966, стр. 541.

68. Э, л. 870 об.

69. РИБ, т. II, стр. 126, 149.

70. Э, лл. 873 об,–875, 892 об.

71. Э, л. 865.

72. Э, л. 862 об., 863 об.

73. PK, стр. 532.

74. ДРВ, ч. VII, стр. 116.

75. П. М. Строев. Указ. соч., стр. 421.

76. ДРВ, ч. VII, стр. 111.

77. В этом отношении любопытен комментарий грамоты к перечню в Н: «А архимандритом и игуменом, честных монастырей соборным и не соборным писаны быша имяна в сей утверженой грамоте памятию, а не по степенным книгам уложению: занеже в то время степенных списков вскоре не сыскано, которые были списки уложены при прежних государях. И впредь им о местех, как царь, государь и великий князь Борис Федорович, всеа Руссии самодержец, укажет» (ДРВ, ч. VII, стр. 116–117).

78. В. О. Ключевский. Указ. соч., стр. 54 и 466, прим. 36.

79. ДРВ, ч. VII, стр. 123.

80. ААЭ, т. 2, стр. 46–54; С. А. Белокуров. Указ. соч., стр. 75–92.

81. Можно заметить, что некоторые лица подписывались «в место» других особенно охотно: В. Я. Кузьмин расписался в грамоте 4 раза, Ф. П. Барятинский 3 раза, И. Чепчюгов 3 раза и т. д.

82. PK, стр. 248; Ш, стр. 61; «Список погребенных в Троице», стр. 22.

83. PK, стр. 534, 535; Э, л. 907.

84. PK, стр. 514; Г. Ф. Миллер. История Сибири, т. II, приложения. М.–Л., 1941, стр. 157.

85. Э, л. 840 об.; РИБ, т. II, стр. 128, 144; «Сибирские летописи». СПб., 1907, стр. 352.

86. Э, л. 842 об.; PK, стр. 508.

87. ГБЛ, ф. 304, № 41, л. 27 об.

88. PK, стр. 484.

89. Э, л. 834; ГБЛ, ф. 304, № 41, л. 27 об.

90. П, л. 664; Э, л. 894 об.

91. Нельзя вполне исключить и того, что через некоторое время после собора не была предпринята фальсификация грамоты, цель которой не ясна.

92. Во всяком случае источник был разрядный – П дошел в составе разрядной книги.

93. Вопрос о происхождении П требует дополнительных разысканий.

94. Например, М. Ф. Кашина и Ю. И. Вельяминова, находившихся в 1598 г. в Москве, Н. В. Годунова, который участвовал в серпуховском походе 1598 г. есаулом в государевом полку, а после похода вскоре стал окольничим и т. д. Однако пользоваться Плещеевским списком для анализа социального состава собора нельзя без тщательной проверки помещенных в нем новых фамилий по другим источникам.

95. В рукописи Великоперский.

96. В рукописи и.

97. В рукописи и.

98. Далее порядок имен в П перестает соответствовать С.

99. В отчестве описка, следует читать Васильевы.

100. В рукописи Амашуков.

101. В рукописи Вылынской.

102. Возможно, описка в отчестве, в разрядах этого времени встречается Меньшой Григорьевич Волынский.

103. Нa этом текст в рукописи обрывается.

Текст воспроизведен по изданию: К истории утвержденной грамоты 1598 г. // Археографический ежегодник за 1968 год. М. 1970

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.