Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ТАМОЖЕННАЯ ГРАМОТА 1596 г. НА СЕЛЬСКИЙ ТОРЖОК.

Таможенные уставные грамоты — ценнейший источник, необходимый не только для исследования таможенной политики Русского государства, но и для изучения торговли в России, решения проблемы создания предпосылок единого всероссийского внутреннего рынка 1. Особый интерес представляет изучение грамот на сельские торжки, рисующих картину развития товарно-денежных отношений в феодальной деревне. Таких грамот в науке известно весьма немного — за вторую половину XVI в. всего 5 грамот 2. Малочисленностью источников объясняется слабая изученность истории торговых сел 3. В связи с этим и публикуется таможенная грамота 1596 г. на сельский торжок в селе Высоком 4 Коломенского уезда — владении Московского Чудова монастыря.

Грамота 5 хранится в отделе рукописей Государственной библиотеки СССР имени В. И. Ленина в собрании историко-юридических актов И. Д. Беляева 6. [345]

Первое упоминание о селе Высоком находим в духовной грамоте Василия Темного 1461-1462 гг., по которой оно завещалось его княгине 7. 26 января 1536 г. крестьянам села была выдана уставная грамота, определявшая порядок управления и нормы жизни в селе Высоком 8. Под селом в данном случае подразумевалась, вероятно, целая волость 9, о чем свидетельствуют и обращение грамоты 10 и назначение в Высокое волостеля. Волостель и его агенты взимали с крестьян, с «семи деревень», натуральный корм. «А нелюб волостелю корм, и они (т. е. крестьяне. — Е. М.) ему дадут... денег...» 11.

В грамоте 1536 г. нет сведений о существовании в волости торга, но видно, что эпизодическими торговыми сделками ведал, вероятно волостель. Так, ему и его агентам принадлежала прерогатива пятна.

В 30-х-50-х гг. Высоцкая волость считалась черной, но находилась в ведении дворецкого 12. После земской реформы, завершившейся в 1555-1556 гг., волость, вероятно, была изъята из дворцового управления. В 1561-1562 гг. подати с нее шли в Четверть Василия Колзакова 13.

В ноябре 1562 г. волость была пожалована Московскому Чудову монастырю взамен взятого под ямскую слободу к Вяземскому яму села Спасского с деревнями в Вяземском стане Московского уезда 14. Чудов монастырь, во владение которого перешла Высоцкая волость, был одним из крупнейших феодальных собственников XVI века, тесно связанных с правительственными кругами 15. Выданная монастырю грамота распространяла на Высокое иммунитетные привилегии, данные прежним монастырским селам.

Территория волости, которой посвящена публикуемая грамота, представляла собой равнину, покрытую озерами и болотами и [346] пересеченную оврагами. По волости протекало несколько рек, принадлежащих к бассейну Оки и ее притоков — Клязьмы и Москвы-реки. Само село Высокое 16 располагалось на песчаном берегу реки Гуслицы, которая впадала в реку Нерскую.

Почва в волости малоурожайная, на возвышенных местах песчаная и глинистая, на низменных — иловатая и торфяная, значительная часть территории была покрыта лесами. Плохое качество земли и ее недостаток заставляли жителей волости, как увидим ниже, больше заниматься ремеслом и промыслами 17.

Важные сведения об экономическом состоянии волости, развитии в ней торговли и ремесла дают нам материалы писцовых описаний Коломенского уезда, проводившихся четыре раза на протяжении XVI века 18.

Первое из них было проведено в 1535-36 г. 19. В грамоте 1536 г., упоминавшейся выше, проводится различие между починками «племенными» и теми, «которые сели после писма» 20. Материалы этого описания до нас не дошли.

Второе описание было проведено в 1552-53 г. в связи с введением «большой сохи». О нем свидетельствуют следующие источники: сотная 1553-54 г. с Коломенских книг письма кн. Ю. Мещерского и Л. Мансурова на черные деревни Высоцкой волости 21, уже упоминавшиеся послушная и жалованная грамоты Чудову монастырю 1562 г. 22 Источники дополняют друг друга. В сотной перечисляются населенные пункты, дворы, помещены поименная роспись людей в каждом дворе и общие сведения об оброке. Основной окладной единицей являлась соха. Сведений о количестве земли нет. Общий итог отсутствует, что, как отмечает С. А. Шумаков, наводит на мысль о черновом характере книг, с которых делалась выпись 23. В жалованной же и послушной грамотах приводятся, кроме того, итоги количества пашни, леса, сена. Сведения о людях, их дворах и об оброке отсутствуют, а в послушной грамоте отсутствует, также и перечисление населенных пунктов. Книги письма кн. Ю. Мещерского не сохранились. Из жалованной и послушной грамот видео, что [347] они были составлены в 1552-53 г.: «А по книгам коломенских писцов писма князя Юрья Мещерского с товарищи лета 7061» 24. Упоминание такого же рода есть и в послушной грамоте 25.

В 1561 г. было проведено третье описание уезда. От него сохранилась сотная от 29 мая 1561 г. с коломенских писцовых книг письма кн. А. И. Елецкого с товарищи на черные деревни Высокой волости 26 и сокращенный список с нее от 25 декабря 1562 г. 27 Сотная дает перечень населенных пунктов, дворов, людей в них, сведения о количестве пашни, леса, сена, оброка; окладной единицей являлась выть; оброк крестьяне должны были платить в Четвертную избу дьяка В. Б. Колзакова два раза в год (на день Петра и Павла и на Рождество). Общий итог всем этим данным, кроме оброка, отсутствует. Книги письма кн. А. И. Елецкого не сохранились.

Наиболее полно сохранились материалы четвертого описания уезда, проведенного в 1577-78 г. До нас дошли выпись от 28 апреля 1578 г. с коломенских писцовых книг письма и меры 1577-78 г. Д. П. Житова и Ф. Комынина на волость Высокую 28 и список с их писцовых книг, современный документу 29. В выписи подводятся итоги числу населенных пунктов, дворов и людей в них, количества пашни, леса, сена. Сведения об оброке отсутствуют. Текст выписи полнее списка с писцовых книг, где отсутствуют сведения о числе дворов и людей 30. Вероятно, выпись была сделана с недошедшего до нас более полного подлинника. Для сопоставления данных трех последних описаний обратимся к составленной по указанным выше материалам таблице. (См. след. стр.).

Сопоставление приведенных в таблице данных показывает, что в начале 1560-х гг. Высоцкая волость переживала начавшийся, как видно из таблицы еще в 1550-х гг., экономический подъем. Об этом подъеме свидетельствуют увеличение к 1561 г. числа крестьянских дворов и крестьян, рост количества пашни и пашенного леса. В 1570-х гг., напротив, наблюдаем упадок хозяйственной жизни — из 3802 3/4 четей земли, бывших под пашней в 1561 г., распахивалось всего 833 чети с третником, 830 четей было занято под перелогом, а 990 четей даже поросло лесом. Эти данные не только подтверждают наличие хозяйственного кризиса в стране в 70-80-х гг. 31, но и позволяют отнести его начало к концу 60-х — началу 70-х гг. 32 (по крайней мере в рассматриваемой волости). Если в 50-х гг. мы [348]

Сравнительная таблица писцовых описаний Высоцкой волости Коломенского уезда в 1552-53, 1561 и 1577-78 гг. 33

 

1552-53 г.

1561 г.

1577-78 г.

Села

1

Деревни

95

черные

95

черные

65

монастырские

Починки

13

13

Погосты

1

1

Селища

12

1

Пустоши

29

Крестьяне

268

430

189

Дворы

267

409

189

Беспашенные крестьяне

10

Дворы

10

Бобыли

49

Дворы

49

Церковные служители

1

5

Пустые дворы

6

56

Дворовые места

142

Пашня в четвертях

2653

худая земля

3802 и 3/4 средней худой и добре худой земли 34

833 с третником, земля худая

Перелог в четвертях

15 35

830

Перелог, поросший лесом, в чет-вертях

15 35

990

Лес пашенный в десятинах

96,5

156

102

Лес непашенный в десятинах

270

139,5

Лес по болоту в кв. верстах

ок. 0,23

ок. 5

Лес поверстный в кв. верстах

3,5

30

Лес хоромный в кв. верстах

1.55

Сено в копнах

2496

4325

2381

Оброк

натуральный

9 пудов меду 36

и денежный

16 р. 4 гривны

 

денежный

214 р. 40 алтын 37

встречаем починки — обживаются новые места, если в 60-х гг. количество починков остается неизменным, то в 70-х гг. их уже нет, уменьшается на 30 число деревень, появляется 29 пустошей, резко уменьшается число дворов и крестьян, отмечаются не только пустые дворы, но и дворовые места, что опять-таки свидетельствует о хозяйственном упадке в Высоцкой волости. [349]

Материалы писцовых описаний дают весьма интересные сведения о таких категориях феодального крестьянства, как бобыли и беспашенные крестьяне. Небольшое количество беспашенных крестьян встречается в описании 1561 г., то есть в то время, когда волость была еще черной, — 10 человек, что составило около 2,3% от общего количества крестьян в волости. В описании 70-х гг., когда волость уже принадлежала Чудову монастырю, категория беспашенных отсутствует, зато появляется термин бобыли. В 1577-78 г. бобыли (49 чел.) составляли около 21% от общего числа крестьян. Сопоставление имен беспашенных крестьян и бобылей не позволяет непосредственно отождествить беспашенных крестьян из описания 1561 г. с бобылями 70-х гг., но и те и другие, вероятно, были людьми, для которых сельское хозяйство не было основным источником существования. Присутствие этих категорий крестьян в источниках и большой процент бобылей в 70-х гг. свидетельствуют не только о хозяйственном упадке в волости, но и о наличии в ней ремесленников 38. На это же указывают связанные с профессиями ремесленников названия некоторых населенных пунктов волости — деревни Кузнецово, Ведерниково, Горшковское, Болтинекая, Сырьевская, Санинское, починки Санников, Дранников и др. 39

О торгово-ремесленных занятиях многих жителей волости свидетельствует и переход от уплаты в 30-х-50-х гг. смешанного натурально-денежного оброка к уплате в 60-х гг. (когда в источниках впервые появляются беспашенные крестьяне в Высоцкой волости) только денежного оброка (214 р. 40 алтын) 40. Денежный оброк крестьяне волости платили и впоследствии — в оброчной тетради приходо-расходной книги Чудова монастыря за 1585-86 г. мы находим сведения о сборе с крестьян волости 50 руб. 9 алтын денежного оброка. Окладной единицей оставалась, как и в описании 1561 г., выть 41. Сотная 1553-54 г. ясно говорит об основном промысле населения волости. Им было бортничество. Поэтому население волости платило медовый оброк — 9 пудов. Взимание с оброка пошлин «с пуда по пяти денег» указывает, по-видимому, на крестьянскую торговлю медом.

Торгово-ремесленный характер волости выясняется и из других показаний приходо-расходной книги 1585-86 г. Так, 22 декабря старец Пафнутий привез из села Высокого «восемь рублев и две гривны присудных денег и явочных и таможенных» 42. В книге отмечается покупка у «высотцких крестьян на монастырской обиход 400 четвертей хмелю» за 100 рублей 43, выплата «высотцким крестьяне м Якимку Фадееву с товарищи 25 алтын денег провозу от [350] струга» 44. Имеются также сведения об уплате в Таможенный стол Большого прихода таможенных денег с Высоцкого и Вежинского торгов (другая монастырская вотчина) 45. Крестьянами Высокого был сделан по заказу монастырских властей котел для варки селитры («ямчужного онбару»), за который им было уплачено 2,5 рубля 46.

В связи с этим вполне естественно оформление в Высоком сельского торжка. В 1581 г. его было официально разрешено создать: архимандриту Христофору была выдана из Большого прихода уставная таможенная грамота, текст которой до нас не дошел, так как она была похищена «разбойниками» 47 (известна по упоминанию в тексте публикуемой грамоты). В 1596 г. архимандрит Пафнутий бил челом Федору Ивановичу о выдаче новой таможенной уставной грамоты, «почему в том селе крестьяном их таможные пошлины збирати». 24 января 1596 г. грамота была выдана «с прежние с таможные уставные грамоты». Такова была обстановка, в которой появился публикуемый документ.

Из грамоты выясняется, что Высоцкий торжок был в откупу за крестьянами, вероятно, зажиточными, по справедливому предположению В. И. Корецкого 48. С торга они платили в Приказ Большого прихода 12 рублей в год. В дальнейшем эта сумма постепенно возрастала. Из жалованной грамоты от 5 марта 1601 г. 49 выясняется, что в 1598-99 г. крестьяне платили таможенные пошлины в сумме 12 р. 20 алтын в год, а в 1599-1600 г. «москвитин торговый человек» Ждан Иванов взял на откуп таможенные сборы за 18 рублей в год. Эта сумма оказалась непомерной. Монастырские власти даже обвиняли алчного откупщика в том, что он назначил такой откуп, «хотячи имати лишние таможные пошлины и крестьян их розогнати». Монастырь воспользовался этим случаем, чтобы самому взять на откуп таможенные пошлины: деньги было поручено собирать «старцу да слуге и крестьяном лутчим». Было собрано, по словам монастырских властей, 13 рублей, которые и были отправлены в Большой приход. Одновременно архимандрит Пафнутий просил узаконить этот порядок сбора и сумму пошлины и на будущее, что и было сделано грамотой 1601 г. В 1605 г. монастырь получил новую грамоту на эту же пошлину — в 13 рублей. 50 [351]

Размеры откупных сумм позволяют судить о размерах торга в селе Высоком. В Весьегонской грамоте мы встречаем сумму откупа в 35 рублей 51. Известно, что знаменитый торг на Холопьем был крупнейшим. Другие же сельские торжки отдавались на откуп за 1,5-2 рубля в год (см. грамоты: на села Еремейцево 52 и Федоровское 53 Ярославского уезда, а также на село Рождественское) 54. Следовательно, торг в селе Высоком значительно превышал размеры обычного сельского Торжка 55.

При знакомстве с известивши уставными таможенными грамотами обращает на себя внимание большое разнообразие их по форме и содержанию. Эти различия формуляров и содержания грамот связываются с тем, что они действовали на территориях разных географических районов, в разных типах поселений (одни в селах, другие в городах) с различным экономическим развитием, составлялись в разное время, зависели от размеров торгов. Выяснить значение публикуемой грамоты в кругу уже известных уставных таможенных грамот можно только путем сравнительного анализа их.

Общая схема формуляра таможенных грамот разработана А. Т. Николаевой, тщательно изучившей 44 уставные таможенные грамоты 56. Формуляр публикуемой грамоты в основном совпадает с рубриками предложенной А. Т. Николаевой схемы. В нашей грамоте отсутствует только один раздел — о таможенных пошлинах с «иноземцев».

Формуляр таможенных грамот не мог охватить все разнообразие торговых операций. Это подтверждается частым употреблением таких общих формулировок, как «всякий лесной товар», «всякое жито», «всякий мягкий товар» и т. п. Вероятно, зачастую отдельные положения давно выданных грамот не проводились в жизнь, могла иметь место и автоматическая переписка устаревшего формуляра в новые грамоты. Точная проверка достоверности положений таможенных грамот очень затруднена, так как мы не располагаем документами таможенного делопроизводства XVI в. 57 Вместе с тем, отсутствие других источников придает таможенным грамотам особое значение, каждая новая введенная в научный оборот уставная таможенная грамота обогащает наши представления о развитии товарно-денежных отношений, ремесла и торговли, дает сведения о косвенных налогах в Русском государстве XVI в. — торговых пошлинах.

Проведем сопоставление публикуемой грамоты со всеми известными таможенными грамотами на села: Весь Егонскую Городецкого уезда (от 4 августа 1563 г.) 58, Еремейцево Ярославского [352] уезда (от 12 октября 1588 г.) 59, Федоровское Ярославского уезда (от 17 марта 1595 г.) 60, Клементьевское (от 8 марта 1595 г.) 61 и Рождественское (от 9 августа 1596 г.) 62.

Отсутствие единообразного формуляра сравниваемых грамот не позволяет сопоставить все встречающиеся в них пошлины, так как многие пошлины, присутствующие в одних грамотах, отсутствуют в других. Публикуемая грамота на село Высокое отличается от других грамот, привлеченных для сравнения, тем, что представляет собой сокращенный вариант обычной таможенной грамоты.

Прежде всего, попытаемся сопоставить пошлины, имеющиеся в грамоте на село Высокое: тамгу, поштучную пошлину, померное, пошлину за лесной товар и штраф заповеди с аналогичными пошлинами в других исследуемых грамотах. Эти пошлины сопоставимы, так как только в одной из грамот — на Весь Егонскую — отсутствует пошлина за лесной товар. Тамга взималась в размере от 1 до 1,5 деньги с рубля (с цены товара) с местных жителей и в размере 4 денег с рубля с иногородцев, померное — с 4 четвертей московских «всякого жита» 1 деньга, поштучная пошлина — от 0,5 до 1,5 деньги, пошлина за лесной товар — с рубля деньга, штраф заповеди (для грамот 1590-х гг.) — с человека гривна.

В публикуемой грамоте отсутствует также ряд пошлин, встречающихся в других грамотах. Это пошлины с товарного воза, весчее, порядное, за продажу лошади, амбарное, проезжие и проплавные пошлины 63, замытное, поплашное, за рогатый скот, штраф протаможье и хоженое.

Отсутствие в грамоте целого ряда пошлин не может служить доказательством небольших размеров Высоцкого Торжка (хотя в сравнении с торгом на Холопьем он был меньше). Указанные выше размеры откупных сумм свидетельствуют как раз об обратном. Сравнение грамоты на Высокое с уставными таможенными грамотами на села за первую половину XVIII в. не позволило выяснить причины краткости формуляра публикуемой грамоты 64.

При взимании в селе Высоком одной из пошлин, но [353] важнейшей — тамги, делалось различие между местными и иногородними торговцами. Это положение затрудняло пришлым купцам конкуренцию с местными жителями. В грамоте на Весь Егонскую встречается, кроме тога, иной термин — «иноземец», который расшифровывается следующим образом: «рязанец или казанец, також и всякой иноземец» 65. В отличие от иногородцев, они платили более высокую тамгу в 7 денег. Таким образом, иноземец, в отличие от иногородца, это выходец из дальних городов, тем более, что та же весьегонская грамота под иногороднем подразумевает купца из северных городов — Новгорода, Пскова и т. п. Отсутствие в публикуемой грамоте (как и в ряде других) термина «иноземец» подтверждает предположение о местном характере торга в Высоком, куда не приезжали торговые люди из отдаленных районов.

Остановимся кратко на штрафе «заповеди», взимавшемся за нарушения правил торговли. Грамоты приводят в качестве основания для штрафа различные нарушения — за неявку товара таможникам (публикуемая грамота, а также еремейцевская, федоровская и клементьевская грамоты. Отметим, что в публикуемой грамоте в качестве основания для штрафа названы только это нарушение и отказ от уплаты тамги), продажу или покупку весового товара без веса (весьегонская, федоровская и клементьевская грамоты), продажу и покупку «всякого жита» без меры (весьегонская, клементьевская и рождественская грамоты), торговлю вблизи села, там, где нет специального торга (весьегонская грамота). Штраф этот ни в одной из грамот не различается в зависимости от того, о местном жителе или иногородце идет речь; в публикуемой грамоте даже специально подчеркивается, что он одинаков для местных и иногородних торговцев: «а которые торговые люди учнут приезжати (разрядка моя. — Е. М.) впредь в село в Высокое с товаром торговати, и им, неявяся таможником, на подворье не ехати. А хто учнет в селе Высоком торговати или, приехав в село Высокое, не учнет таможником являтися..., и таможником имати с тех людей заповеди».

Из числа специфических особенностей грамоты на Высокое отметим отсутствие встречающейся почти во всех грамотах оговорки о невзимании тамги с жита (нет также в еремейцевокой грамоте). Почему опущена здесь эта клаузула — потому ли, что в Высоком брали с жита тамгу или (что более вероятно) невзимание тамги с жита казалось само собой разумеющимся, — сказать трудно.

Важно отметить, что все пошлины, встречающиеся 6 публикуемой грамоте, как и в других грамотах на сельские торжки 66, платились деньгами и в основном в 90-х годах с цены товара, а не с его количества. Это создавало возможность для перехода впоследствии к единой рублевой пошлине.

Изучение формуляра и содержания публикуемой грамоты в основном подтверждает известные в науке положения о таможенной политике Русского государства XVI в. 67. [354]

Публикуемая грамота содержит также важный материал о занятиях населения Высоцкой волости. Прежде всего, она свидетельствует о разнообразии ремесленного производства. Как видно из грамоты, крестьяне волости занимались производством тканей (сукон, холстов), плотничеством: на рынке встречались в большом количестве материалы для построек — бревна, лубья, драницы 68, тес, доски, колье, тычье, срубы, колоды. Распространена была и заготовка леса — на торг привозят дрова. Продавались также изготовленные из дерева корыта, решета, коробьи, гребенки, мочала, рогожи и т. п. Из сельскохозяйственных промыслов можно назвать пчеловодство (продавались мед и воск), рыболовство 69, заготовка пушнины (бобры, куницы, белки). Судя по представленным товарам, в волости было развито скотоводство (мясо, кожи); кроме обычных сельскохозяйственных культур (рожь, овес, ячмень, гречиха), жители волости специализировались на выращивании хмеля 70.

Как видно из грамоты, на торжке было много изделий ремесленного производства. Это подтверждает высказанное выше предположение о развитии в волости ремесла, о постепенном отрыве населения от сельского хозяйства. Это и привело через два столетия к превращению села в городское поселение.

Публикуемая грамота на сельский торжок является одним из важных источников по истории создания предпосылок единого всероссийского рынка, с образованием которого В. И. Ленин связывал начало «нового периода русской истории» 71.

* * *

Грамота публикуется по подлиннику. Писана четкой скорописью, на двух листах размером 38,8 х 30,3 и 39 x 30,5.

Текст передается в соответствии с общими правилами издания документов XVI-XVII вв. 72 После текста помещены краткие примечания.

Автор приносит глубокую благодарность А. А. Зимину, под наблюдением которого была осуществлена настоящая работа, а также И. М. Кудрявцеву, А. Т. Николаевой и Б. Н. Флоре, взявшим на себя труд ознакомиться с работой и сделавшим ряд ценных замечаний. [355]

Приложение

1596 января 24. — Уставная таможенная грамота царя Федора Ивановича Чудову монастырю на село Высокое Коломенского уезда

Лета (писано вязью) 7104-r[o] генваря в 24 д[ень] бил челом государю царю и великому князю Федору Ивановичю всеа Русии Чюдова монастыря архимарит Пахнутей 73 з братьею, а сказал: в Коломенском-де уезде, Чюдова монастыря в вотчине, в селе в Высоком, торг в откупу за крестьяны их, а таможных денег с того торгу платят они в государеву цареву и великог[о] князя Федора Ивановича всеа Русии казну, в приказ Большого приходу, по двенатцати Рублев на год. И на тот-де торг в селе в Высоком была у них таможная уставная грамота, и тое-де уставную грамоту взяли у них розбойники. И ныне-де в селе в Высоком крестьяном их збирати таможных пошлин непочему. И государь бы царь и великий князь Федор Иванович всеа Русии их Чюдова монастыря архимарита Пахнутья з братьею пожаловал, велел им в село в Высокое дати иную таможную уставную грамоту, какова им дана преж сего ис приказу Большого приходу, почему (слова от преж до поче подчеркнуты) в том селе крестьяном их таможные пошлины збирати.

И будет так, как государю царю и великому князю Федору Ивановичю всеа Русии Чюдова монастыря архимарит Пахнутей з братьею бил челом, а села Высокого таможную уставную грамоту взяли будет у них розбойники, и ныне крестьяном их в том селе таможных пошлин збирати будет непочему. И Чюдова монастыря архимариту Пахнутью з братьею в вотчину их, в село в Высокое, дана иная таможная уставная грамота села Высокого ж с прежние с таможные с уставные грамоты, какова дана была Чюдова ж монастыря архимариту Христофору 74 з братьею в 89-м году.

Брати в селе в Высоком тамга, хто привезет в село Высокое мед, воск, хмель, соль, рыбу и мяхкой товар: бобры, куницы, белку, и всякой мяхкой товар иногородец, и таможником у них имать с рубля по четыре деньги, а хто тутошней человек, коломнетин и Коломенского уезда, привезет в село в Высокое мед, воск, хмель, соль, рыбу и всякой мяхкой товар, и таможником у них имати с рубля по полуторе деньге. /л. 2/ А хто понесет мясо, и сукна, и холсты, и таможником имати: с мяса с пяти полот полденьги, с стяга мяса — деньга, с коровы — деньга, з десяти боранов — деньга, с пяти холстов — полденьги, з десяти овчин — полденьги, с пяти понев — полденьги, с кожи коровьи или с лошадины — полденьги же. А хто привезет в село в Высокое всякой лесной товар: бревна, дрова, лубья, драницы, тес, доски, скалы, вереи, корыта, струбы, колоды, колье, тычье, решета, коробьи, гребенки, гребени, рогожи, хомутины, лыка, мочала, золу, и таможником с того лесного товару имати с рубля по деньги. А хто привезет больши или менши того, и ему имати тамга по розчету. А которые торговые люди учнут приезжати впредь в село в Высокое с товаром торговати, и им, не явяся таможником, на подворье не ехати. А хто учнет в селе в [356] Высоком торговати или, приехав в село Высокое, не учнет таможником являтися и тамги с товару не учнут платити, и таможники их в том уличат, и таможником имати с тех людей заповеди с человека по гривне. А померное таможником имати со ржи, с овса, о ячмени, и з гречихи со всякого жита, с четырех четвертей московских — деньга. А брати им тамга и все таможные пошлины с царевых и великог[о] князя Федора Ивановича всеа Русии сельчан, и з деревеньщиков, и с патриарших, и с митрополичих, и с орхиепископлих, и со владычных, и со княжих, и з боярских, и с монастырских, и з грамотчиков, и со всех людей без омены, чей хто ни буди, по сей уставной грамоте, как в ней писано.

К сей грамоте царь и великий князь Федор Иванович всеа Русии велел печать свою приложити. Печать черного воска.

На обороте:

Диак Ждан Порошин 75 (скрепа по листам).

Правили подьячие Посничек Парфеньев да Данилко Запольской.

Комментарии

1. Чаев Н. С. Двинская уставная таможенная грамота 1560 г. — «Летопись занятий постоянной историко-археографической комиссии за 1926 г.». Вып. 1(34). Л., 1927, стр. 199-203; Николаева А. Т. Отражение в уставных таможенных грамотах Московского государства XVI-XVII вв. процесса образования всероссийского рынка. — «Исторические записки», кн. 31, 1950, стр. 245-266; Тихонов Ю. А. Таможенная политика Русского государства с сер. XVI в. до 60-х гг. XVII в. — Там же, кн. 53, 1955, стр. 258-290; 3имин А. А. К изучению таможенной реформы середины XVI в. — «Исторический архив», 1961, № 6, стр. 129-133.

2. Николаева А. Т. Указ. соч., стр. 265.

3. Некоторые сведения о сельских торжках XVI в. см.: Вершинский А. Н. К истории внутренней торговли Московского государства в XVI веке. — «Тверская старина». Старица, 1911, № 7, стр. 24-29, № 8, стр. 23-33; Веселовский С. Б. Село и деревня в Северо-Восточной Руси XIV-XVI вв. М.-Л., 1936, стр. 25-26; Смирнов П. П. Посадские люди и их классовая борьба до середины XVII века. Т. 1. М.-Л., 1947, стр. 70-77 (здесь речь идет о торговых «рядках» в XVI веке); Бахрушин С. В. Очерки по истории ремесла, торговли и городов Русского централизованного государства XVI — начала XVII в. (К вопросу о предпосылках всероссийского рынка). — В кн.: Бахрушин С. В. Научные труды. Т. 1. М., 1952, стр. 188-203; Зимин А. А. Реформы Ивана Грозного. М., 1960, стр. 128-130.

4. В грамотах село иногда называется также Высоцким. Далее всюду мы будем его именовать Высоким.

5. Публиковать текст указанной грамоты мне предложил А. А. Зимин.

6. Коллекция актов И. Д. Беляева (ф. 28), № 1.200. Грамота, также как и все другие использованные в работе акты из этой коллекции, описана. См.: Лебедев Д. Собрание историко-юридических актов И. Д. Беляева. М., 1831, стр. 37-38. Отдельные положения грамоты были использованы в ряде исследований. См.: Садиков П. А. Очерки по истории опричнины. М.-Л., 1950, стр. 297; Корецкий В. И. Очерки по истории закрепощения крестьян в России в конце XVI — начале XVII в. М., 1957, стр. 52-53, 90. (Неопубликованная диссертация, хранящаяся в ГБЛ. Машинопись). Упоминание о грамоте см.; Тихонов Ю. А. Указ. соч., стр. 262-263 (примечания). Однако в целом текст грамоты специальному изучению не подвергался.

7. Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI вв. Подгот. к печ. Л В Черепнин. М.-Л., 1950, № 61, стр. 196.

8. Акты исторические, собранные и изданные Археографическою комиссиею (далее АИ). Т. 1. Спб., 1841, № 137, стр. 19300; Наместничьи, губные и земские уставные грамоты Московского государства. М., 1909, стр. 19-22.

9. С. Б. Веселовский отмечает, что «многие волости носили название по селам» (Веселовский С. Б. Село и деревня..., стр. 18).

10. «Се яз, князь великий Иван Васильевич всеа Русии, пожаловал есми Высоцкого села старосту и всех крестьян, селчан и деревеньщиков: кто у них наш волостель ни будет, и он у них ходит по нашей грамоте» (АИ. Т. I, № 137, стр. 198).

11. Там же.

12. В 1536 г., после «урочных лет», подати волостелю шли с Высокого, «как и с старых деревень с черных» (там же, стр. 199). Вместе с тем на село распространялась юрисдикция дворцового пристава («а не дворцовому приставу не ездити по них») (там же, стр. 200). В 1553-54 г. волость Высокая считалась черной («сотная... волости Высокой черных деревень») (Шумаков С. Сотницы, грамоты и записи. Вып. 3. М., 1904, стр. 20). В то же время крестьяне платили с оброка пошлины «дворецкого, ключничьи...» (там же, стр. 24). Мнение П. А. Садикова по этому вопросу см. указ. соч., стр. 231.

13. Там же.

14. См. Послушную грамоту от 21 ноября 1562 г. архимандриту Чудова монастыря Левкию на погост и деревни волости Высоцкой: ЦГАДА, Грамоты Коллегии экономии (далее ГКЭ) (ф. 281), № 9/6913, 9 также Жалованную льготную грамоту от 23 ноября 1562 г. Чудову монастырю: Коллекция актов И. Д. Беляева (ф. 28). № 1.125.

15. Подробнее о Чудовом монастыре и его землевладении см.: Кобрин В. Б. Две жалованные грамоты Чудову монастырю (XVI в.). — Настоящий вып., стр. 289-322.

16. В 1778 г. село Высокое было преобразовано в уездный город Рязанской губернии и переименовано в город Егорьевск; это название он носит и сейчас. Расположен в 115 км к юго-востоку от Москвы.

17. О географическом положении волости см.: Селиванов А. Ф. Егорьевск. — Энциклопедический словарь изд. Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона, т. XIa. Спб., 1894, стр. 546-547; Готье Ю. В. Замосковский край в XVII веке. (Опыт исследования по истории экономического быта Московской Руси). М., 1906, стр. 567.

18. Об описаниях Коломенского уезда в XVI в. см.: Готье Ю. В. Указ. соч., стр. 53-54; Веселовский С. Б. Сошное письмо. Т. II. М., 1916, стр. 602; Грушевский С. Писцовые описания Коломенского уезда в XVI в. — «Працi Наукозого товариства на Донеччинi». Луганьск, № 1, 1928, стр. 32-35.

19. Акты феодального землевладения и хозяйства XIV-XVI вв. Подгот. к печ. Л. В. Черепнин. Ч. 1. М., 1951, № 21, стр. 39-40.

20. АИ. Т. 1, № 137, стр. 199.

21. Шумаков С. Указ. соч., стр. 20-24; Сташевский Е. Д. Опыты изучения писцовых книг Московского государства XVI в. Вып. 1. Московский уезд. Киев, 1907, стр. LXI-LXV.

22. ЦГАДА. ГКЭ (ф. 281), № 9/6319; ГБЛ. Коллекция актов И. Д. Беляева (ф. 28), № 1.125. Об этом же описании упоминает разъезжая грамота на земли в Коломенском уезде: село Липетино — владение Чудова монастыря и село Семеновское — поместье Д. И. Толстого. — Коллекция актов И. Д. Беляева (ф. 28), № 1.107.

23. Шумаков С. Указ. соч., стр. 24.

24. ГБЛ. Коллекция актов И. Д. Беляева (ф. 28), № 1.125.

25. ЦГАДА, ГКЭ (ф. 281), № 9/6319.

26. Сташевский Е. Д. Указ. соч., стр. LXVI-LXXXIV.

27. ГБЛ. Коллекция актов И. Д. Беляева (ф. 28), № 1.126.

28. Там же, № 1.159.

29. Писцовые книги Московского государства. Спб., 1872. Ч. I, отд. 1, стр. 569-575 (данные по Высоцкой волости).

30. Сличение указанного выше издания с подлинником (см. ЦГАДА. Поместный приказ (ф. 1209), кн. 200, лл. 941-958) показывает, что данные по волости Высоцкой в этом издании опубликованы полностью.

31. Рожков Н. А. Народное хозяйство Московской Руси во второй половине XVI века. — «Дела и дни». Кн. I. Пб., 1920, стр. 44-48; Греков Б. Д. Хозяйственный кризис в Московском государстве в 70-80-х годах XVI века. — «Вопросы истории», 1945, № 1, стр. 6-21.

32. А. А. Зимин начальный момент запустения центра относит к 50-м годам XVI века. См.: Зимин А. А. Реформы Ивана Грозного, стр. 403.

33. В том случае, когда в источниках приводятся итоги, цифры даются по итогам. Пропуски в таблице означают, что в тексте источников или в их итоговых данных сведения отсутствуют.

При подсчете количества непашенного, «по болоту», поверстного и хоромного леса все данные приведены в кв. версты, исходя из того, что одна межевая верста (2 путевых) равнялась 2,134 км, а в одной кв. версте ок. 400 десятин (ом... Черепнин Л. В. Русская метрология. М., 1944, стр. 59-61; Устюгов Н. В. Очерк древнерусской метрологии. — «Исторические записки», кн. 19, 1946, стр. 322-323).

34. В том числе средней земли 1475 четвертей.

35. «И лесом поросла и запустела та пашня от дороги от Володимерское».

36. Платили пошлины с оброка: «дворецкого, ключничьи и записнова с пуда меда по 5 денег».

37. Платили пошлины с оброка, с 1 рубля по 2 алтына.

38. Убедительно показывает ремесленный характер бобыльства А. Л. Шапиро. См.: Шапиро А. Л. Бобыльство в России в XVI-XVII вв. — «История СССР», 1960, № 3, стр. 49-66. Несколько иную точку зрения на бобыльство см.: Греков Б. Д. Крестьяне на Руси. Т. II. М., 1954, стр. 185-209.

39. Шумаков С. Указ. соч., стр. 21-22; Коллекция актов И. Д. Беляева (ф. 28). № № 1.125, 1.159; Сташевский Е. Д. Указ. соч., стр. LXXXI.

40. О причинах такого резкого увеличения оброка см.: Садиков П. А. Указ. соч... стр. 231.

41. ЦГАДА. Собрание Мазурина (ф. 196), № 273, лл. 73-73об.

42. Там же, л. 10 об.

43. Там же, л. 141. Разведение в волости хмеля хорошо согласуется с отмеченной выше торговлей медом, так как хмель добавлялся в алкогольные напитки, а из меда в то время варили вино.

44. ЦГАДА. Собрание Мазурина (ф. 196), № 273, л. 168 об.

45. «апреля в 30 де[нь] заплочено в Большой приход, в Таможенной стол, с дву торгов с Высотцког[о] да с Вежинсково тамги два рубля денег» (там же, лл. 185об. — 186). Упоминание о Таможенном столе в Приказе Большого прихода чрезвычайно интересно. П. А. Садиков в Очерках по истории опричнины, в главе о Приказе Большого прихода (стр. 247-299) нигде не говорит о наличии в Приказе Таможенного стола, хотя доводит историю Приказа до начала XVII века.

46. ЦГАДА. Собрание Мазурина (ф. 196), № 273, л. 119об.

47. К концу XVI в. деревенские «разбои», сопровождавшиеся захватом имущества феодалов и документации, подтверждающей их права на землю, крестьян, сбор различных налогов и т. п., достигли большого размаха. См. об этом: Корецкий В. И. Указ. соч., стр. 90.

48. Корецкий В. И. Указ. соч., стр. 52-53.

49. ЛОИИ. Коллекция Головина (к. 45), № 85. Приношу благодарность В. Б. Кобрину, указавшему мне местонахождение грамоты и скопировавшему ее текст.

50. Коллекция актов И. Д. Беляева (ф. 28), № 1. 228. Грамота от 19 декабря 1605 г.

51. Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Археографическою экспедициею имп. Академии наук (далее ААЭ). Т. I. Спб., 1836, № 263, стр. 292.

52. Там же, № 342, стр. 414.

53. Там же, № 362, стр. 443.

54. Там же, № 366, стр. 452.

55. На это обстоятельство обратил мое внимание Б. Н. Флоря.

56. Николаева А. Т. Указ. соч., стр. 246-247.

57. Тихонов Ю. А. Указ. соч., стр. 262; Зимин А. А. Реформы Ивана Грозного, стр. 56.

58. ААЭ. Т. I, № 263, стр. 291-297.

59. ААЭ. Т I, № 342, стр. 413-415.

60. ААЭ. Т. 1, № 362, стр. 443-445.

61. Там же, № 363, стр. 445-448.

62. Там же, № 366, стр. 452-454.

63. Отсутствие в грамоте проезжих и проплавных пошлин, взимавшихся в основном с иногородцев, наводит на мысль о местном характере торга в Высоком.

64. а) См.: Уставная таможенная грамота на село Словянский Волочек Кириллова-Белозерского монастыря. 25 июля 1602 г. — ААЭ. Т. II, № 21, стр. 71-72.

б) Уставная таможенная грамота на село Рогачево Николо-Песношского монастыря. 1 марта 1621 г. — ААЭ. Т. 111, № 117, стр. 161-164.

в) Уставная таможенная грамота на монастырскую слободу Пурдышевского монастыря. 3 февр. 1621. — АИ. Т. III, № 94, стр. 119-1Г4.

г) Уставная таможенная грамота на село Холм Бежецко-Антонова монастыря. 13 янв. 1641. — ААЭ. Т. III, № 300, стр. 443-444.

д) Уставная таможенная грамота на сельцо Семендяево Макариево-Колязииского монастыря. 10 янв. 1652. — ААЭ. Т. IV, № 55 стр. 2-,4.

Среди перечисленных грамот есть довольно краткие (ААЭ. Т. II, № 21 и ААЭ. Т. IV. № 55), но есть и очень подробные (ААЭ. Т. 111, № 117). Во всяком случае отсутствие многих пошлин в публикуемой грамоте не является особенностью времени. Множество таможенных пошлин было отменено торговым уставом только в 1653 г. (О торговом уставе см.: Николаева А. Т. Указ. соч., стр. 261-264; Тихонов Ю. А. Указ. соч., стр. 261-280).

65. ААЭ. Т. I, № 263, стр. 296.

66. За исключением поплашного в еремейцевской и федоровской грамотах.

67. Николаева А. Т. Указ. соч., стр. 245-264; Тихонов Ю. А. Указ. соч., стр. 289-290.

68. Отсюда, вероятно, название починка — Дранников.

69. Отсюда название деревни — Рыбинская.

70. Ср. приведенную выше запись приходо-расходной книги о покупке хмеля у крестьян села.

71. Ленин В. И. Полное собрание сочинений. Изд. 5-е. Т. 1, стр. 153-154.

72. Подробнее о способах передачи текста см. в статье В. Б. Кобрина, помещенной в этом же выпуске «Записок», стр. 317-318.

73. Пафнутий (Пахнутей) — архимандрит Чудова монастыря с 1595 по 1604 г. Впоследствии митрополит Сарский и Подонский. См.: Строев П. М. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российския церкви. Спб., 1877, стлб. 163.

74. Христофор — архимандрит Чудова монастыря с 1579 по 1587 г. См. там же.

75. Ждан Порошин — дьяк Приказа Большого прихода, известен в актах с 1592 по 1596 г. — См.: Садиков П. А. Указ. соч., стр. 295 и 297, а также документы (ф. Троице-Сергиевой лавры (ф. 304), кн. 533, Кострома, № 95, л. 918 и кн. 527, Кострома, № 452, л. 476 об.), на которые обратил внимание С. Б. Веселовский. См.: Веселовский С. Б. Дьяки и подьячие XV-XVII ее. Т. II, стр. 127 и 142. (Рукопись). МО архива АН СССР, ф. 620, № 65.

 

Текст воспроизведен по изданию: Таможенная грамота 1596 г. на сельский Торжок // Записки отдела рукописей, Вып 25. М. Государственная библиотека СССР им В. И. Ленина. 1962

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.