Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

К ИЗУЧЕНИЮ СИНОДИКА ОПАЛЬНЫХ ЦАРЯ ИВАНА ГРОЗНОГО 1583 г.

Известный царский синодик 1583 г., в котором перечислены имена лиц, погибших во время опричнины, за 1564-1575 гг., давно используется учеными 1, публикуется 2. Всего к настоящему времени известно 14 царских синодиков — по числу монастырей, в синодиках которых они сохранились; количество же списков больше, впрочем, ненамного (некоторые синодики сохранились в двух-трех списках; например, [146] известны два списка синодика Нижегородского Печерского монастыря; два — Переяславского Никитского; два — Кирилло-Белозерского; три — Московского Богоявленского); всего их — 19 списков,

В исследовании Синодика 1583 г. больше всего сделали С. Б. Веселовский и Р. Г. Скрынников. Первый из них, использовав помимо опубликованных, несколько архивных списков синодика (Чудовский, Костромской Богоявленский, Троице-Сергиев) и другие источники, хорошо показал обстановку, обстоятельства, при которых составлялся этот своеобразный источник. Хотя последний был известен со времен Карамзина, однако, по словам С. Б. Веселовского (его работа написана в 1940 г. ), синодик «остается недоступным историкам и даже непрочтенным, как будто он написан на неизвестном нам языке» 3. Достаточно сказать, что до Веселовского считали само собой разумеющимся, что царь Иван IV, расправляясь с неугодными ему лицами, их имена тут же заносил в синодик, чтобы обеспечить им, по тогдашним понятиям, не только нормальные похороны, но и хорошую загробную жизнь. Последняя гарантировалась не только добродетельным поведением при жизни, но и, что очень важно, покаянием в грехах перед смертью, исповедью духовнику, пострижением в монахи перед смертью, различными поминовениями по усопшем (поминки-третины, девятины, полусорочины, сорочины и др.; поминания в церковных службах).

Молитвы за умерших способствовали, как тогда считали, улучшению баланса добрых дел и грехов в преддверии «страшного суда». Особо ценилось вечное поминание в церквах и монастырях, которое поручалось приходскому духовенству и монахам. Оно обеспечивалось вкладами — деньгами, вещами, которые были платой за постоянное чтение синодика с именами умерших.

В представлении царя Ивана, он волен в жизни и смерти своих «холопей»-подданых, а «собаки-изменники» недостойны ни христианского погребения, ни посмертного поминания; на «страшном суде» он будет оправдан за то, что предавал их смерти. Опричный террор принял такие формы, которые сопровождались внезапными казнями, без покаяния и предсмертного распоряжения убиваемых; опальных запрещали погребать (бросали трупы собакам, птицам, зверям), поминать, т. е. лишали надежды на «вечную жизнь». Так [147] продолжалось в течение всей опричнины, до последних лет жизни Грозного.

Поражения на поле боя, бесплодность разорительной Ливонской войны, смерть сына Ивана (19 ноября 1581 г.) потрясли царя, и он, примерно за год до кончины, отказался от непримиримой позиции по отношению к опальным и казненным. По словам С. Б. Веселовского, царь «сдал эту позицию, как сдал свои позиции перед Баторием и Делагарди» 4, т. е. перед Речью Посполитой и Швецией. Весной 1583 г. из царской казны рассылают по монастырям вклады деньгами и имуществом (церковная утварь, одежда, богослужебные книги), в том числе и конфискованным у казненных. Одновременно монастыри получали и список опальных. Составляли его, по наблюдениям Веселовского, приказные дьяки на основании следственных и судебных дел, наказов опричникам и прочим лицам, совершавшим казни, их донесений, погодных записей о событиях, которые велись в Разрядном и Посольском приказах с целью их использования в официальном летописце. Указанные источники позволили составить «далеко не полный и несколько случайный список опальных», «не в порядке событий, а задним числом, наскоро, по разным источникам» 5. Ряд лиц, казненных Иваном Грозным, в синодик не вошел.

Составление списка опальных, его рассылка вместе с вкладами происходили в течение целого года; в него вносились изменения и дополнения. А в монастырях их текст тоже подвергался изменениям: в ряде списков опущены фамилии казненных, их прозвищные (нехристианские) имена, упоминания о немцах, татарах; подробности, связанные с казнями. Некоторые из списков представляют собой перечень одних только имен, поскольку именно они произносились во время поминальной службы. Переписчики других списков (при внесении их в монастырские синодики) не были так последовательны, и в них мы находим перечни разной степени полноты, правда, с ошибками, описками, искажениями.

Основную часть труда С. Б. Веселовского составляет алфавитный список казненных, упоминаемых в синодике 1583 г. и других источниках (летописи, разрядные, писцовые книги, актовый материал и др.). По подсчетам автора, в наиболее полных списках синодика упоминается о казни 3,3 тыс. человек. Из них 2060 чел. не названы по [148] именам — это представители социальных низов (холопы, псари, прочие «простые люди»). По именам же названы 1240 чел., из которых удается установить фамилии только около 400 чел.; это — бояре, князья, дворяне и дети боярские, деятели государственного аппарата (казначеи, думные и недумные дьяки, подьячие, московские и провинциальные, например, новгородские) и представители купеческого сословия.

Р. Г. Скрынников, опираясь на исследования С. Б. Веселовского, продолжил его. Если Веселовский в общей форме отметил те источники, которые легли в основу синодика, а его список казненных не «привязан» к отдельным судебным делам, то Скрынников провел специальную работу, в результате которой установил последовательность дел, процессов и включение, в соответствии с ней, в синодик списков лиц, проходивших по этим делам. Таковы дела (и, соответственно, списки казненных) дьяка Казарина Дубровского (конец 1567 г.), с имени которого начинается ряд списков синодика, митрополита Филиппа Колычева (1568 г.), боярина и конюшего И. П.Федорова Челяднина (1568 г.), княгини Е. Старицкой (1569 г.), новгородское «изменное» дело (декабрь 1569 — февраль 1570 гг.), дело князя В. А. Старицкого (1569 г.), псковское дело (февраль 1570 г.), дела о казнях в Москве летом 1570 г., о казнях 1564-1565 гг. Как пишет автор, основную, часть синодика, девять десятых его объема, составляют подробные и полные списки лиц, казненных в 1567-1570 гг.; эти годы — время апогея опричного террора; все судебные дела, послужившие источниками синодика за эти лихие годы, — части единого политического процесса об измене Старицких. В конце же синодика (одна десятая его объема) помещены взятые тоже из судных дел списки лиц без всякой хронологической последовательности, не отличающиеся полнотой; многие судебные дела к моменту составления царского синодика оказались утерянными (прошло ведь почти два десятилетия с момента введения опричнины), работа велась впопыхах, может быть, и небрежно. Но в целом, синодик «перестает быть неполным и случайным набором имен», поскольку «в основе его лежат подлинные материалы опричных архивов» 6.

Исследователи уже отмечали, что наличие списков различной степени полноты, их дополнения друг к другу позволяют составить более полный список казненных в опричнину Ивана Грозного, судить о [149] тексте протографа (может быть, — протографов?) царского синодика С. Б. Веселовский не без основания полагал, что «в ходе составления списков и рассылки вкладов, затянувшихся не менее чем на год. были дополнения и изменения первоначальной редакции списка». Думается, что, несмотря на его переработки, имевшие место в монастырях, эти различия в текстах списков, получаемых обителями в разное время, не могли быть сглажены до конца. Именно этим можно объяснить отличия списков разных монастырей в передаче имен, количестве последних и прочие индивидуальные особенности, присущие отдельным спискам или группам списков.

Оригиналы царского синодика до нас не дошли. Их списки сохранились в составе монастырских синодиков конца XVI-XIX вв. Здесь находим ссылки на то, что перечни казненных вписаны в тот или иной синодик из «государева указа», «царевой грамоты», «государских книг», царского «поминания», «сенаника» (синодика). Очевидно, каждый из монастырей получал грамоту от имени царя с повелением поминать убиенных в опричнину согласно списку, приложенному к ней. Для этого нужно было записать имена из царского синодика в монастырский синодик, что и делали монастырские писцы-грамотеи. Но делали это по-разному, исходя из текста царской грамоты и своего разумения.

Р. Г. Скрынников отметил списки, передающие текст царского синодика более подробно или в сокращении. Новый список синодика 1583 г., найденный в Финляндии, относится к числу кратких — в нем приведены лишь имена казненных, все остальное опущено (фамилии, прозвища, обстоятельства и места казней и др.), как и имена иноземцев, иноверцев (немцев, татар). Он находится в составе синодика Валаамского монастыря начала XVII в. 7 Рукопись синодика, в 4°, состоит из 108 лл. (лл. 68-108 — чистые, на них имеются лишь отдельные записи), написана полууставом разных почерков XVII в. с дополнениями более позднего времени. Переплет — мягкая кожа конвертом (в плохом состоянии). На корешке имеется бумажная наклейка с заголовком, который написан почерком XVIII в. (сохранился [150] плохо): «Синодик, присл[анный от] царя Иоанна Ва[сильеви]ча на Валаам[... у]биеннных, дре[вний, по]длинной, [кни]га 7091».

На л. 1 поздний киноварный заголовок: «Синодик древняго Валаамского монастыря чудотворцев Сергия и Германа, присланный 1583-го лета от царя и государя великаго князя Иоанна Васильевича всеа Руси».

Синодик 1583 г. помещен на лл. 1-7. Следом за ним идут записи других поминаний: «Род Семена Скрыпицына: митрополита скимника Иосафа, Тимофея, иноку Маремьяну» и т. д. (л. 7об.); «Род митрополита Варлама ростовского» (л. 8); «Род троецкого попа Феофана» (л. 8); «Род старца валамского Якима. Род валамского старца Арсения» (л. 8об.); «Род князя Володимера Ондреевича: князя Андрея, князя Андрея, князя Ивана, Петра, Ксенью, князя Владимера, княгиню Анну, иноку Ефросинью, князя Василья, княгиню Евдокею» (л. 9).

Из высших церковных иерархов упомянутый митрополит московский и всея Руси Иоасаф умер 27 июля 1555 г., ростовский Варлаам — 25 марта 1603 г. 8

На лл. 10об.-11: «Род Андрея да Василья Щелкаловых».

Среди более поздних записей, сделанных в XVII — первой половине XIX вв., представляет интерес: «Род Александра Иоанновича Сулакадзева» (запись датирована 27 марта 1812 г., л. 46об.).

Таким образом, синодик Валаамского монастыря, составленный в основной своей части в начале XVII в. (после 1603 г.), пополнялся в течение последующих столетий новыми записями о поминовениях.

Валаамский синодик является кодексом, который представляет собой составную рукопись. При ее создании первоначально были свернуты тетради из бумаги с гербом г. Каменца, датируемым концом 80-х — 90-ми гг. XVI в. 9 Первый блок рукописи записывался постепенно. Сначала крупным четким полууставом был скопирован более [151] ранний Синодик, присланный в монастырь Иваном IV (л. 1-7, после текста — приписка о поминании одного из слуг монастыря). Вторым, основным почерком рукописи (менее профессиональным полууставом) на бумагу был переписан монастырский синодик (составленный в начале XVII в.) — л. 7об.-17об., 21-26. Он затем пополнялся тем же писцом периодически (л. 26об.-27, 31об.-32об., 34-35); в первые годы XVII в. в этой работе принимали участие и другие писцы (л. 32об.-33, 35об.).

Второй этап составления кодекса относится к 20-30-м гг. XVII в. Тогда из нескольких видов бумаги (В, D, С-G, F и Н) была сложена еще одна часть рукописи (вторая и последняя) 10.

На ней разными почерками вносились поминальные записи о лицах, сделавших вклады начиная с первых лет XVII в. 11 и до конца 1650-х гг. 12 Судя по почеркам, к более ранним относятся тексты на л. 37-40, 40-43об., к более поздним — на л. 48об.-55об. Далее записи становились все реже и после л. 96об. прекратились.

Необходимо отметить, что, как и в других подобных памятниках, в рукописи Валаамского синодика между записями, как правило, оставлялись большие пробелы и даже чистые листы, на которые позже вносились не только дополнения (к родовым помянникам), но и поминовения других родов. Следы такой работы хорошо видны на л.18об.-19, находящихся среди записей начала XVII в. и содержащих поминовения (напр., о роде кн. Мышецкого), написанные почерком середины XVII в. Туда же был вставлен лист бумаги конца [152] 1640 гг. (филигрань «голова шута») 13, на нем и на обороте предшествующего л. 19 еще позже были сделаны приписки 1670-х гг. 14

Таким образом, перед нами подлинник Валаамского синодика функционировавшего с начала XVII в. по 1670-е гг. Копией с более ранней рукописи является только его первая часть (л. 1-17об., 21-26), содержащая синодик Ивана Грозного и древний Валаамский синодик.

Валаамский список синодика 1583 г. близок по времени написания ко времени составления последнего. Царский перечень казненных в опричнину был включен в монастырский синодик, но, что очень характерно, помещен в его начале, перед записью о митрополите Иоасафе Скрипицине, хронологически относящейся к более раннему времени. И это неудивительно, поскольку переписали сначала царский синодик, к тому же обеспеченный, без сомнения, огромным вкладом, потом все остальное.

Текст Валаамского списка (далее — В) близок по типу, представленному Александро-Свирским (АС) и другими краткими списками. Имеют некоторое сходство уже заголовки обоих списков:

В

АС

«Лета 7091-го царь и государь великий князь Иван Васильевич всея Руси прислал в свое царьскоя богомолья на Волам сия имена убьенных и велел поминати во векы и кормы по них ставити месяца октября в 8 день да генваря в 10 день, да июня в 12 день» 15. «Си имена убиенных в опритчину прислал царь государь и великий князь Иван Васильевич, а велел поминати и кормы по них ставити» 16. [153]

Как и в других списках, составители В и АС отталкивались от грамот Ивана Грозного, но, давая заглавие царскому синодику, делали это по-разному, хотя в данном случае и сходно. Только в В царская грамота пересказана более подробно, причем только в нем точно названы месяцы и дни, в которые царь повелел устраивать «кормы» (поминки с едой) по убиенным в опричнину (три раза в году); во всех других списках этого нет, только в АС в общей форме, без точных дат, говорится, что царь велел «кормы по них ставити».

После фразы «Помяни, господи, душа раб твоих» (слова монастырского переписчика) идет перечень имен. Как отмечалось выше, В опускает все фамилии, нехристианские имена и прозвища (напр., Истома, Ишук, Смирной, Третьяк, Брех, Хозяин и мн. др.), указания на родственные отношения (отец, сын, жена, дочь, племянник), должности (казначей, дьяк, подьячий), чины (боярин, думный дворянин), отношения подчиненности (дворовые, постельные и пр.), обстоятельства, способы и места казней (напр., как в других списках: «раба своего Казарина Дубровской да дву сынов его, да 10 человек его, которые приходили на пособь»; «в Солославле отделано два человека»; «по Малютине скаске новгородцев отделал тысящу четыреста девяносто человек, ис пищали отделано 15 человек»; «в Торжку сожен (вариант СП: «сожженых» — В. Б.) Невзора Лягин... пскович з женами и з детми 30 человек»; «у 14 человек по руки отсечено»; «двенадесять человек, скончавшихся ручным усеченьем» и др.).

Начинается В перечнем имен, которые отсутствуют во всех других списках: «Андрея, Михаила, Никиту, Никиту». Но в нем нет указаний на Казарина Дубровского, его сыновей и слуг, пришедших «на пособь», когда опричники приступили к расправе с их господами. Нет и имен Ишука (Ивана) Бухарина, Богдана Шепякова. Между тем эти имена, отсутствующие в В, есть во всех других списках синодика. Это отличие (отсутствие одних имен, наличие других), как и различие в заголовке, может свидетельствовать, что В представляет собой особую редакцию царского синодика — одну из тех, которые появились в промежуток от весны 1583 г. (начало рассылки перечней по монастырям) до весны 1584 г. (Грозный умер 18 марта). [154]

Текст царского синодика в В в целом сходен с текстами других списков. Но есть и отличия. В одних случаях они незначительны. Например, валаамский писец иначе вписывает некоторые имена (вместо «Федора» пишет «Феодора», вместо «Семена» — «Симеона» и далее в том же духе: «Елизаря» — «Елеозара», «Гордея» — «Гордия», «Еремея» — «Иеремия», «Игната» — «Игнатия», «Осея» — «Иосию», «Якова» — «Иякова» и др.); здесь видна рука монаха, старавшегося, чтобы имена поминаемых звучали не по-мирскому, по-обыденному, а «по священному чину».

В В имеются новые имена, отсутствующие в других списках, и, наоборот, опущены упоминания о некоторых опальных, которые сохранились в последних. Так, в том же начальном перечне казненных после ноября 1567 г. (Казарин Дубровский и др.) В не упоминает Истому Кузьмина (из-за его нехристианского имени, конечно) (Скрынников, с. 67-68; ПЦМ, № 67, л. 1). В перечне по «делу» боярина И. П. Федорова (список № 1) В опускает ряд имен, подробностей, но добавляет имена Михаила, князя Дмитрия, Феодора, Симеона, инока Никиты, Григорья, Ивана (Скрынников, с. 68-71; ПЦМ, № 67, л. 1об.-2об.).

Имеются в В большие пропуски в сравнении с другими списками. Так, в нем отсутствует большой кусок текста в перечнях казненных по новгородскому делу, делу боярина В. Д. Данилова (см. Скрынников, с. 73-74 — начиная с Ивана Глухова, последнего из новоторжцев, и 1505 новгородцев, «отделанных» Малютой Скуратовым, и кончая дьяком Ионой Юрьевым, Стефаном Оплечуевым и Семеном Паюсовым по делу боярина Данилова; ср.: ПЦМ, № 67, л. 3).

Из перечня лиц, погибших во время печально знаменитого похода Грозного и опричников на Новгород (декабрь 1569 — январь 1570 г.) и на Псков (февраль 1570 г.), В опускает текст начиная с Алексея Дыдылнина, Луки Шатернина (Терникова), Истомы Кузьмина с их домочадцами, новгородских подьячих и кончая всеми псковичами; нет и большей части лиц, казненных в Москве летом 1570, — с Третьяка Висковатого, брата знаменитого печатника, главы Посольского приказа И. М. Висковатого, до Петра Шепякова (Скрынников, с. 77-81; ср.: ПЦМ, № 67, л. 4об.). [155]

Далее текст В с теми же особенностями, о которых говорилось выше, сходен с другими списками; имеются по-прежнему новые имена; других, наоборот, нет в его перечне; встречается иная последовательность в расстановке имен; одни имена заменяются другими.

В конце В записано: «Помяни, господи, и прочих, въпричтину избиенных, всякого возраста, мужеска полу и женьска; их же имена сам веси, владыко» (ПЦМ, № 67, […]7). В Троице-Сергиевом списке имеется заголовок, перекликающийся с заключительной фразой В: «Избиенныя в опришнину, а поют по них понахиду на 7 недели в четверг по пасце. Помяни, господи, душа усопших раб своих и рабынь, убиенных князей и княгинь, и всех православных христиан, мужска полу и женска, и коих имена и не писаны». В Александро-Свирском списке тоже похоже, но короче: «Си имена убиенных в опритчину. Прислал царь государь и великий князь Иван Васильевич, а велел поминати и кормы по них ставити» (Скрынников, с. 67. прим. 1, списки ТС и АС). Ближе к В опять список АС. Но в последнем то, что в В передано и в заголовке, и в концовке, сконцентрировано в одном заглавии.

Таким образом, текст В передает царский синодик с пропусками и дополнениями, переделками и перестановками. Некоторые особенности В (иное в сравнении с другими списками начало, наличие многих новых имен, другая их последовательность в ряде случаев, замены одних имен другими) могут говорить в пользу того, что он (наряду, напр., с АС и др.) может представлять особую редакцию — одну из тех, которые составлялись в течение года с весны 1583 г. При таком допущении нужно сделать оговорку: список В сохранил не первоначальный текст этой редакции, а его более позднюю передачу, сокращенный вариант, изготовленный уже после смерти царя Грозного.

Введение в научный оборот текста Валаамского списка дает возможность дополнительного изучения (с привлечением других списков и всех прочих источников об опричнине) царского синодика, его места среди других источников по истории России XVI столетия.

Текст синодика по списку В передается по общепринятым правилам издания источников XVI-XVII вв. — с заменой [156] устаревших букв современными; знаки препинания расставлены также по современным правилам. Абзацы сделаны в соответствии с «делами» и списками, которые выделил Р. Г. Скрынников. Слова и буквы, написанные киноварью, выделены полужирным шрифтом.


Приложение

/л. 1/ Лета 7091-го царь и государь великий князь Иван Васильевич всея Руси прислал в свое царьское богомолья на Волам сия имена убьенных и велел поминати во векы и кормы по них ставити месяца октября в 8 день да генваря в 10 день, да июня в 12 день.

Помяни, господи, душа раб своих:

Андрея, Михаила, Никиту, Никиту, Ивана, Ивана, Игнатья, Григорья, Федора, князя Василья, Григория, Петра, князя Михаила, Михаила, Тихона, инока Афонасия.

Леонтия, Никиту, /л. 1об./ Федора, Симеона.

Александра, Тимофея, Феодора, Симеона, Ивана, Михаила, Трифона, Артемия, Михаила, Леонтия, Никиту, Григория, Алексия, Феодора, инока Никиту, Андрея, Василья, Григория, Иова, Василия, Михаила, Иосифа, князя Данила, Михаила, Андрея, Ивана, Ивана, Ивана, Никиту, Ивана, князя Дмитрия, князя Феодора, Григория, Андрея, Григорья, Алексия, Иякова, Андрея, Григорья, Симеона, Феодора, Ивана, Ивана, князя Симеона, Феодора, князя /л. 2/ Ивана, Симеона, Петра, Павла, Елеозара, Дмитрия, Георгия, Василья, Василья, Ивана, Ивана, Григорья, Андрея.

Афонасья, Андрея, Феодора, Петра, Тимофея, Гордия, Ивана, князя Ивана, Василья, Никиту, Марью, Алексия, Феодора, Ивана, Дмитрия, инока Никиту, [157] Феодора, Феодора, Ивана, Петра, Гаврила, Феодора, Василья, Ивана, Григорья, Василья, Андрея, Симеона, Феодора, Феодора, князя Владимера, князя Андрея, Афонасья, Ивана, Захария, Ивана, Феодора, Михаила, /л. 2об./ Феодора, Андрея, Василья, князя Ивана, князя Андрея, Григория, Семиона, Афонасья, князя Феодора, князя Иосифа, князя Григория, Михаила, Иосифа, князя Александра, Петра, Ивана, Ивана, Василья, Феодора, Дмитрия, князя Андрея, Карпа, Матфея, Феодора, Ивана, Григорья, Ивана, Григорья, Ивана, Григорья, Ивана, Симеона, Феодора, Елеозара, Ивана.

Ивана, Михаила, Мину, князя Андрея, князя Феодора, Михаила, Афонасья, Василья, Агрепену, князя Миха/л. 3/ила, князя Ивана, Никиту, Лва, Ивана, Григория, Тимофея.

Симеона, Петра, Алексия, Акилину, Акилину, Еуфимью, Ивана, Георьгия, Василья, Григорья, Георгия, Михаила, Козьму.

Петра, Василья, Феодора, Михаила, Ананию, Ивана, Данила, Ивана.

Михаила.

Княгиню иноку Евдокею, Марью, Анну, Ульянею, Марфу, Акилину, Иванна, Петра, Ивана, Феодора.

Феодора, Максима, Алексиа, Афонасья, Никиту, Симеона.

Григорья, Иосифа, Стефана.

Григорья, /л. 3об./ Елеуферия, князя Бориса, Андрея, Бориса, Деонисия, Андрея, Матфея, Феодора, Михаила, Григорья, Андрея.

Ивана, Илариона, Петра, Вавилу, Дионисия, инока Илинарха, Тимофея, Иеремия.

Коньстяньтина, Ивана, Леонтия, Игнатия, Симеона, Антония, Илариона, Феодора, Василья, Владимера, Симеона, Марью, Леонтия. [158]

Князя Владимера, княгиню Евдокею, Иякова, Василья, Анну, Дмитрия, Стефана, Иосию, Стефана, Ивана, Василья, священно/л. 4/иерея Григория, священоиерея Козьму, Марью, Василья, Варлама, Георгия, Ивана, Семиона, Семиона, Ивана, Андрея, Василья, Ивана, Андреяна, Ивана, Симеона.

Ивана.

Илариона, Григория, Ивана, Игнатия, Михаила, Кирияка, Феодора, Ивана, Матфея, Елену, Симеона, Алексия, Ивана, Григория, Алексия, Ивана, Григория, Фотия, Петра, Романа, Давыда, Петра, Никиту, Тимофея, Терентия, Петра, Никона, Матфея, Иванна, Андрея, Илью, Феодора, Ивана, Еустафия, /л. 4об./ Феодора, священаго иерея Феопента, Кирила, Какия, Дмитрия, Ивана, Пелагею, инока Александра, Иякова, Григория, Семиона, Никиту, Феодора, Василья, Ивана, Иродиона, Дмитрия, Феодора, Никиту, Ирину, Ивана, Стефана, Анну, Екатерину, Кирила, Василья, Марфу, Харитона, Карпа, Петра, Пелагею, Глеба, Мотрону, Феодора, Ивана, Григория, Симеона, Феодора, Данила, Алексия, Василя, Василья, Андрея, Лазоря, Алексия.

Ивана, Ивана, Петра.

Никиту, Василья, Ивана, /л. 5/ Григорья, Козьму, Андрея, Григорья, князя Василья, Саву, Данила, Григорья, Феодора, Гаврила, Симеона, Симеона, Матфея, Ивана, Симеона, Ивана, Констянтина, Феодора, Дмитрия, Ивана, Григорья, Иоакима, Симеона, Никиту, Ивана, Никиту, Василья, Василья, Бориса, Григорья, Василья, Стефана, Симеона петра, Моисия, Марью, Андрея, Михаила, Ивана, Козьму, Симеона, Григория, Михаила, Петра, Василья, Стефана, Бориса, Ивана, Григорья, Дмитрея, /л. 5об./ Стефана, Михаила, Никиту, Алексия, Григория, Ермолая, Силу, Петра, Никиту, Владимера, Пимина, инока Тихона, Алексия, Дмитрея, [159] Василья.

Саву, Ивана, Ивана, Никифора, Илью.

Княгиню Еуфимию, княжну Анну, Еуфимию, Алексия, Парасковьгию, Анну, Ирину, Агафью, Ксинию, Кака, Захария, Гликерью, Евдокею, Марью, Никифора, Пелагею, Андрея, Мамелфу, Ирину, Ирину, Тихона, Феодору, Евдокею, Андрея, Михаила, Андрея, Ивана, Агафью, Анастасию 17, Анну, /л. 6/ Марью, Симеона, Анастасию, Ульянею, Какия, Анну, Ксенью, Марью, Никифора, Ульянею, Михаила, Акилину, Иульяна, Анну, Гликерью, Андрея, Елену, Фому, Игнатия, Стефаниду, Агрепену, Варвару, Ирину, Дарью, Владимера, Анну, Анну, Ивана, Гаврила, Анну, Акилину, Марью, Евдокею, Андрея, Григорья.

Инока Дионисия, Петра.

Алексия, Петра, Захария, Ивана, Полиекта, Михаила, Ивана, Симиона, Василья, Василья, Ивана, князя Михаила.

Князя Михаила, князя Георгия, князя /л. 6об./ Ивана, князя Андрея.

Князя Александра, князя Петра, князя Дмитрия.

Князя Петра, Ивана.

Дмитрия, Никиту, Василья, князя Данила, Иосифа, Симеона, Никиту, князя Данила.

Протасия, Василия, Владимера.

Князя Василья, князя Ивана, Феодора, Никиту, Никифора, Феодора, Стефана, Симеона, Василья, Никиту, Ивана, Ирину.

Князя Бориса, князя Владимера, князя Андрея, князя Никиту, Михаила, Алексия, Василья, Феодора, Ирину, Феодора, Симеона, Иякова, Григорья, /л. 7/ Андрея, Александра, Тимофея, Венедикта.

Князя Петра, князя Никиту, князя Ондрея, Леонтия. [160]

Помяни, господи, и прочих, в ъпричтину избиенных всякого возраста, мужеска полу и женьска, их же имена сам веси, владыко 18.

Православный церковный музей в гор. Куопио (Финляндия). № 67. Л. 1-7.


Комментарии

1. См., напр.: Карамзин Н. М. История государства Российского. T. IX. СПб., 1821. С. 3-4, прим. 3; Устрялов Н. Сказания князя Курбского. Изд. 3. СПб., 1868. С. 371-372; Костомаров Н. И. Исторические монографии. Т. XIII. М., 1905. С. 44 и др.

2. Устрялов Н. Указ. соч. Прилож. С. 373-391 (список Кирилло-Белозерского монастыря); ЧОИДР. 1859. Кн. 3. Отд. IV. С. 94 и сл. (список Вологодского Спасо-Прилуцкого монастыря, привлечен также список Вологодского Спасо-Обнорского монастыря; издатель — Н. Суворов); ЧОИДР. 1868. Кн. 1. Отд. V. С. 6-9 (отрывок из списка Нижегородского Печерского Монастыря; издатель — Макарий); Титов A. A. Синодики XVII в. Переяславского Никитского монастыря. М., 1903. С.13-18, 70-73 (два списка этого монастыря); Сборник Нижегородской губернской архивной комиссии. Нижний Новгород, 1913. T. XV. Вып. 2. С.27-31 (список Нижегородского Печерского монастыря 1552 г.; издатель — Н. Левицкий); Скрынников Р. Г. Введение опричнины и организация опричного войска в 1505 г. // Вопросы истории XVI-XVII вв. Л., 1965. С. 67-86; на с.25-31 — обзор списков (помимо опубликованных, перечисленных выше, дано описание неизданных списков — Свияжского, Богородицкого, Чудова, Московского Богоявленского, Троице-Сергиева, Александро-Свирского, Костромского Богоявленского, Антониева-Сийского, Соловецкого, Киржачского Благовещенского монастырей).

3. Веселовсхий С. Б. Указ. соч. С. 323.

4. Веселовский С. Б. Указ. соч. С. 340.

5. Там же. С. 324, 345.

6. Скрынников Р. Г. Указ.соч. С. 31-65.

7. Финляндия, Куопио, Православный церковный музей (далее ПЦМ), № 67; о монастыре см.: Зверинский В. В. Материалы для историко-топографического исследования о православных монастырях в Российской империи. Т. 1. СПб., 1890. С. 109-110.

8. Строев П. М. Списки иерархов и настоятелей монастырей российской церкви. СПб., 1877. Стлб. 5, 333; Арсений и Иларий. Описание славянских рукописей библиотеки Свято-Троицкой Сергиевой лавры. М., 1878. С. 206; Русский биографический словарь, Т. 8. СПб., 1897. С. 292.

9. Знаки на листах: 2, 3, 8, 10, 13, 15, 17, 22, 23, 25, 26, 28, 29, 31, 34, 35. Филигрань типа: Каманiн I., Вiтвiцька О. Водянi знаки на папертi украiнських документiв XVI и XVII вв. (1566-1651). Киiв, 1923. № 82-95 — 1586-1599 гг. (знак сходен с № 86 — 1588-1590 гг.).

10. Филигрань на л. 38-41, 51, 52, 57. 58, 60, 62, 63, 65, 70, 71, 73, 75, 78, 80, 95, 96, 99-101 — кувшин с одной ручкой, короной с полумесяцем над крышкой, с литерами РR/А на корпусе — не имеет прямых аналогий в альбомах; близкий тип см. Гераклитов А. А. Филиграни XVII века на бумаге рукописных и печатных документов русского происхождения. М., 1963. № 550 и далее — 1618-1638 гг. Другая филигрань (лл. 48-50) — кувшин с двумя ручками, короной с полумесяцем над крышкой, с литерами G/GG на корпусе имеет близкие анологии, см. Гераклитов, №№ 760-775, 793-824 — 1621-1638 гг. Третья филигрань (л. 83, 104) — контрамарка НВ (лигатуа) — не атрибутируется. Четвертая филигрань (л. 87, 88, 93, 94, 106-108) — кувшин с одной ручкой, короной с розеткой над крышкой, с литерами G/PV на корпусе — типа Гераклитова, № 437-452 — 1622-1623 гг. Пятая филигрань (л. 46, 86, 103) — круг с литерами, два варианта, один типа Лауцявичуса, № 1882 — 1624-1631 гг., другой типа № 813 — 1631 г.

11. См. запись на л. 41: «Лета 7115-го (1606-07 гг. — В. Б.) года род свяшенноерея Мисаила скимника четвертинка».

12. См. датированные записи под 1637 г. (л. 48об.), 1651 г.

13. Филигрань «Голова шута» (л. 20) — типа: Дианова Т. В., Костюхина Л. М. Водяные знаки рукописей России XVII в. М., 1980, № 436 — 1647 г. (ср. близкий тип под № 439 — 1664 г.).

14. См., напр., запись на левом поле л. 19об. о кончине строителя иеромонаха Сергия, датированную 7176 (1678) г. (л. 49об.), 1653 г. (л. 50об.), 1658 г. (л. 55об.).

15. ПЦМ. № 67, л. 1.

16. Скрынников Р. Г. Указ. соч. С. 67. Прим.1; здесь же приведены заголовки из других списков.

17. В тексте: Акастасию.

18. Далее более светлыми черными чернилами (основной текст написан коричневым) написано: слуги Валамского монастыря раба своего Стефана; темными чернилами добавлено: Настасии.

Текст воспроизведен по изданию: К изучению Синодика опальных царя Ивана Грозного 1583 г. // Архив русской истории, Вып. 3. 1993

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.