Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИЗ АРХИВА МИХАЛКОВЫХ

VI.

Державнейший Царь, Государь всемилостивейший.

В прошлых Государь годех муж мой Симон Тихонович Языков был на твоей Великий Государь службе в полку у боярина Василья Борисовича Шереметева и взят в полон в Крым, и по ныне про него ведомости нет, а я нижеименованная осталась с детьми своими с Васильем и с Никитою в одном доме, а после мужа моего остались поместья в розных городех жилое и пустое, и после мужа моего били челом дети мои Василий и Никита о поместьи мужа моего а своего отца, а меня в челобитьи своим не написали, и ему Василью и Никите то отца их поместье все отдано. И в прошлых Государь годех сына моего Василья убили до смерти воровские люди на дороге, а после его жены и детей не осталось, а другой сын мой Никита в прошлом 705 году с женою своею умре, а после него осталась одна дочь его Марфа в малых летах, и после-ж сына моего Никиты из поместья дано дочери его а моей внучке Марфе на прожиток 41 четверть, а которое за прожитком остаюсь поместье, и то в прошлом Государь 714 году с другими выморочными поместьи и вотчины отписаны на тебя Великий Государь. И я нижеименованная после мужа своего и детей своих о поместьи себе на прожиток, как была в белицах и в монатстве, не била челом за тем, что дети мои как живы были поили и кормили, а ныне меня богомолицу вашу после детей моих поить и кормить некому, а я пострижена, в доме в болезни своей и живу и но ныне у приходской церкви и питаюсь Христовым именем...

Вашего Величества нижайшая богомолица инока Ираида Кузьмина дочь, Симановская жена была Языкова.

Ноября 6-го 1719 году. [24]

VІІ.

Дети боярские, быти им на съезде с Ондреем Тимофеевичем Михалкова:

Смоленск

по 400 четвертей

Посник Васильев сын Битяговской

по 250 чети

Елизарий Иванов сын Самарин

Григорий Русинов сын Лихарев

Фодор Веснин сын Суворов

Павлин Володимеров сын Уваров

Афонасий Федоров сын Тухачев

Алеша Тимофеев сын Кушелев

Михайло Пятого сын Федин

Лучане по 250 чети

Михайло Григорьев сын Трофимов

Федор Власьев Чудов

Андрей Неклюдов сын Арбузов

Ржева пустая

по 350 чети

Федор Володимеров сын Карамышев

Иван Степанов сын Елагин

Федор Яковлев сын Кустов

Данило Михайлов сын Горяинов

по 300 чети

Петр Иевлев сын Прасолов

Замятня Иванов сын Елагин

Торопец 300 чети.

Михайло Семенов сын Козлов

100 чети

Иван Богданов сын Чихачев

Лучане 300 чети

Ондрей Пересветов сын Марков

250 чети

Ждан Дмитриев сын Арбузов. [25]

* * *

Что Михалковы свои тому кругу, который шел за Романовыми, ясно из отношений их к Федору Никитичу, Кн. Б. К. Черкаскому, к Шестовым и Салтыковым, родству Великой Старицы Марфы, на которую указывает завещатель. Связи с Шестовыми особенно заметны, а следовательно – и с Грязново, свойством Ф. Н. Романова, теща которого, Марья Тимофеевна, была дочерью Тимофея Васильевича Грязново.

Не менее интересны и Угличские связи этих семей, их владения по Угличу и в частности переход владения Угличеким селом Климотиным, которое то принадлежит одним, то другим, и путем Грязновых достается Великой Старице Марфе Ивановне, которая окончательно отдает его Новоспасскому Монастырю.

Связи Шестовых совсем особые, они же и Салтыковские отразились на начале царствования Михаила Феодоровича, до возвращения из плена Патриарха Филарета.

В частности эти связи отразились на злополучном деле Хлоповой, принадлежавшей семье, тесно связанной с «Никитичами», со времени их ссылки при Царе Борисе.

* * *

VIII.

Царю Государю и Великому Князю Михаилу Федоровичу всеа Русии биет челом холоп твой Васька Федоров сын Михалкова да вдо... Марья Федоровская жена Федоровича Михалкова. Дано нам в Вологодском уезде твое царское жалование вотчинка сельцо Турунтаево, да деревня Дылево, да земля что была под Стрелецкой слободою и с сенными покосы и со всеми угодьи и с лесом, и мы холопи твои твое царское жалование ту вотчинку сельцо Турунтаево да деревню Дылево да землю что была под Стрелецкою слободою [26] розделили меж себя полюбовно и пополам, и мне холопу твоему Ваське досталося с полюбовнаго розделу в том сельце Турунтаеве крестьян (следует список), да половина Стрелецкия земли от лугу и от Ямския слободы. Милосердый Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович в. Р., пожалуй нас холопей своих, вели Государь то сельцо Турунтаево и деревню Дылево и землю что была под Стрелецкою слободою с лесом и с сенными покосы и со всеми угодьи пополам росписати за нами холопами твоими. Царь Государь смилуйся пожалуй.

IX.

Се яз Василий Федорович Михалков сговорил есми женитца у Александра Игнатьевича Чоглокова на дочери на его на девке на Анне, а женитца мне Василью у Александра на дочери его на девке на Анне на срок нонешняго 129 году перед масляной недели в четверг, а не женюся яз Василии у Александра на дочери его на девке на Анне на тот срок, и на мне на Василье по сей записи заставы 300 рублев. А на то послуси: Костентин Иванович Михалков, да Богдан Артамонович Михалков, да Григорий Микитич Орлов, а запись писал Василий Олександров сын Чоглоков (в) лето 7129 (1621) году.

На обороте подписи:

К сей записи Костянтин руку приложил.

К сей записи Богдан руку приложил.

Григорей руку приложил.

К сей записи яз Василий руку приложил.

X.

Се аз Василий Федоров сын Михалков, что Государева жалованья из своего поместья в Романовском уезде из своей дачи, что мне дано из отца моего поместья, променил брату своему Федору Федоровичу пустошь, что было сельцо Скрылево, без хлеба и без хресьян со всеми угодьи на деревню на Быково, а что на брате Федоре моего хлеба заемнаго и соломы яровыя и оржаныя, и мне Василью того на брате не просить, и мне Василью ту пустошь Скрылево написать забратом в книги, и бити челом мне Василью [27] о росписке с братом вместе, и тою мне пустошью впред не владеть: а будете я не роспишу и не стану бити челом вместе с братом, и на мне на Василье по сей записи взять брату моему Федору сто рублев денег.

А се записи меж нами писаны по противнем и розняли по себе, а сю запись писал я сам Василий своею рукою лета 7130 (1622) году.

***

Се аз Федор Федоров сын Михалков, что Государева жалования из своего поместья в Московском уезде из своей дачи, что мне дано из отца моего поместья дер. Быкова со крестьяны да пустошь со всякими угодьи, променил брату своему Василью Федоровичу на пустошь на Скрылево, да яз же Федор отступился денег своих заемных, что были на моем брате, и мне Федору деревню да пустань (?) написать за братом за Васильем в книги и моею деревнею впредь не владеть и в нее не вступатца, а будете яз Федор учну вступатца, или денег своих на брате просить заемных, и на мне Федоре по се записи взять брату моему Василью за ряду сто рублев денег. А се записи меж нами писаны по противням своими руками и розняли по себе, а сю запись писал сам своею рукою. Лета 7130 (1622) году Августа в 14 день.

***

Царю Государю и Великому Князю Михаилу Федоровичу всеа Русии и Великому Государю Святейшему Патриарху Филарету Никитичу Московскому и всеа Русии бьете челом холоп ваш Васька Федоров сын Михалков. В прошлом Государи в 135 (1626) году судом Божьим брата моего родново Федора Федорова сына Михалкова не стало, а после его осталась жена его бездетна, а вашего Государева жалованья осталось после брата моего вотчинка в Вологодском уезде да поместейцо в Романовском уезде, и то поместейцо брата моего Федора родственной отца моего и деда отняли без очной ставки и отдали Тимофею Бабарыкину без меня, холопа вашего, как я был холоп ваш на вашей Государеве службе на Валуйке с окольничьим с Феодором Левонтьевичем Бутурлиным, а я холоп ваш бил челом вам Государям о том брата своего родного поместейце преже вашей Государевы службы и преже [28] всех челобитчиков на то брата моего поместейцо челобитье мое было, и как Государи вас докладывали о том поместейце Яков Бабарыкин, и в те поры мое челобитье в докладе вас Государей утаил дружа своему Тимофею Бабарыкину, а вотчинка Государи брата моево по вашему Государеву Уложенью дана мне холопу вашему, и о той моей вотчинке на брата моего Федора бил челом вам Государем ложно Феодор Андреев Олябьев до Московского пожару, как брат мой жив был, будто брать мой владеет лишнею землею, и на очной ставке брат мой Федор против его Федорова челобитья отвод дал и положил сотную грамоту, и по сотной грамоте брата моего оправили, потому что ваше Государское жалованье, да сельцо Турунтаево, да сельцо Кобылино, да деревня Иваньково, да деревня Дылева, да пустошь, что была деревня Селищо, отказано брату моему Федору по сотной грамоте, а его Федора Алябьева обвинили, и приговор у дела был за дьячею приписью и то дело в Московский пожар сгорело; а ныне Государи тот же Федор Алябьев бьег челом вам Государям ложно, после брата моего смерти на меня холопа вашего тем же старым ложным своимь челобитьем, и научил с собою бити челом Романа Бабарыкина, да Тимофея Бабарыкина, да Василья Бабарыкина, да Филона Оничкова, да он же Государи Роман Бабарыкин затеял ложно на мертваго брата моего на Федора на очной ставке перед твоим Государевым боярином перед Михайлом Борисовичем Шеиным с товарищи подать челобитную, а в челобитной его написано, будто та вотчинка у брата моего вылганая, а неведомо почему вылгана, и будто брат мой Федор на ту свою выслужоную вотчинку на сельцо Турунтаево, да на деревню Дылево, да на Стрелецскую землю того-ж сельца Турунтаева, что бывала преж сего под Стрелецкою слободою, вашу Государскую жалованную вотчинную грамоту печатал воровскою печатью, которая вынята у Богдана Михалкова, а не вашею Государскою печатью, и та Государи вотчинка дана брату моему Федору во 127 (1619) году за Московское осадное сиденье за Королевичев приход, а не вылганая, известно вам Государям и вашим Государевым боярам, как брат мой сидел на Москве в осаде в Королевичев приход и в осадном списке написан, и за то его осадное сиденье пожаловали вы Государи из его [29] поместья в вотчину тем сельцом Турунтаевым, да Стрелецкою землею, о котором бьет челом ложно вам Государям Роман Бабарыкин, и ваша Государева грамота дана брату моему на ту его вотчинку в 127 (1619) году Июля в 7 день, за приписью дьяка Гарасима Мартемьннова, и печать у той грамоты ваша Государева прямая, а не воровская. И не стало брата моего Федора в 135 (1626) году в Сентябре преже тое воровския печати, а в котором году Богдан Михалков сделал печать и кому он тою печатью печатал грамоты, и Богдан в том пытан, и про то его воровство сыскано, и в распросе и в сыске на нас холопей ваш их ни на кого не говорил и никаких ваших Государевых грамот нам не печатывал, а какову печать воровскую Богдан сделал, и та его воровская печать с вашею Государевою печатью не сошлась, и вели Государь тое печать, что у вотчинной грамоты брата моего Федора сложить (с) своею Государевою печатью старою, которою вашею Государевою печатью в тех годех печатаны ваши Государевы грамоты, и с тою сложить воровскою Богдановою печатью, и то его Романове ложное челобитье объявится, что он поклепал брата моего тою воровскою Богдановою печатью напрасно. А брат Государи мой преж тое воровския печати и умер во 135 году в Сентябре, а после смерти брата моего в 135 же году и в 136 году по вашему Государеву указу та вотчинка выслужоная брата моего дана мне холопу вашему, и даны мне холопу вашему ваши Государевы послушныя грамоты на ту вотчинку, по чему мне владеть, и те ваши Государевы грамоты у печати в книги записаны. Милосердый Государь Царь и В. К. Михаил Федорович в. Р, и Вел. Государь Св. Патр. Филарет Никитич М. и в. Р., пожалуйте меня холопа своего, не велите Государи его Романову ложному челобитью поверить, что он взвел тую воровскую печать или лишнюю землю ложно, и велите Государи тое печать, что у вотчинной грамоты брата моего Федора сложить своею Государевою старою печатью и с тою воровскою Богдановою печатью, а по вашему Государскому указу сотным грамотам велено верить и у писцев в наказах написано, где положат сотныя грамоты, и им велено верить, а у меня холопа вашего та же сотная грамота есть, по которой отказано то сельцо в поместье, и по той сотной грамоте лишку не будет ничего, и не велите Государи тое [30] вотчинки у меня холопа своего против их ложнаго челобитья отнять. Государи смилуйтесь.

На обороте:

Государь пожаловал, велел по тому делу доложити себя Государя.

XI.

Се аз вдова Варвара Ивановская жена Зиновьевича Стенина с детьми своими, с Михаилом да с Иваном Ивановыми детьми Стенина, в нынешнем во 178 (1670) году Июля в 26 число сговорила есми я вдова Варвара дочерь свою, а мы, я Михайло да Иван, сестру свою девицу Маремьяну замуж за стольника за Дмитрия Васильевича Михалкова. А благословляю я вдова Варвара дочерь свою а мы сестру свою Маремьяну Божием милосердием – образ Богоявления Господа Бога и Спаса нашего Исуса Христа да образ Иванна Предтечи на одной дцке обложены серебром и позлачены, да образ Пречистыя Богородицы Введения обложена серебром и позлачена, да образ Пречистыя Богородицы Казанския обложена серебром и позлачена, да образ Чудотворца Тихона да мученицы Христовы Маремьяны на одной дцке на празелени, да на ней платье, шапка низаная жемчужная подух прямой бобровой, ожерелье жемчужное манисто с крестами, чепочка серебряная на ней 7 крестов позолочены, четверы серьги – двои жемчужные на Турское дело, а третьи на Турское же дело без жемчугов, а четвертые двойчатки с жемчугами, да 15 перстней, да платья – шуба камчатая черчатая на белках, пугвицы серебряные позолочены, кружево золотное, да шуба тафтяная жаркой цвет на белках же, пугвицы серебряныя, кружево серебряное, охабень дорогилной черчатой пугвицы серебряныя с кружевом, шуба киндяшная лазоревая на заецах, другая шуба киндяшная осиновой цвет на заецах, да два охабня киндячных. Да старинных своих людей я вдова Варвара с детьми своими с Михаилом да с Иваном даю за дочерью своею, а мы за сестрою своею девицею Маремьяною – парня Гришку Солуянова, да к ларцу девку Федорку Иванову дочь, а на те люди вдове Варваре с детьми своими дать ему Дмитрию Васильевичу даная; да я же вдова Варвара с детьми своими с Михаилом да с Иваном поступаемся, [31] я за дочерью своею, а мы за сестрою своею девицею Маремьяною Ивановной Государева жалованья а своего поместья в Романовском уезде в Васильевском стану поместную пустошь Ступино большое Ступищино тоже 15 четвертей с осьминою в поле а в дву потому же, с лесом и с сенными покосы, сена 56 копен без четверти копны, лесу во всех трех полях 3 десятины в кол и в жердь, со всеми угодьи по Писцовым Книгам и по старым межам. А как его Дмитрия Васильевича Великий Государь пожалуете тою пустошью Ступиным, за ним Дмитрием справите, и мне вдове Варваре дочь своя, а нам, мне Михаилу да Ивану, сестра своя девица Маремьяна за него Дмитрия Васильевича выдать на срок 179 (1670) году Сентября 15 число, а буде я вдова Варвара с детьми своими, с Михайлом да с Иваном, я дочери своей, а мы сестры своей девицы Маремьяны за него Дмитрия Васильевича на тот срок, как писано выше сего, не выдадим и приданаго супротив сей записи на полтораста рублев по оценке не дадим и людей по записи и тое поместные пустоши за ним справить не дадим, или стороны чем оспоряте, а мы не очистим, и на нас, на мне вдове Варваре и на детях моих на Михаиле да на Иване, по сей записи взять ему Дмитрию Васильевичу 600 рублев денег. А запись писал по веленью вдовы Варвары Ивановны и детей ея Михаила да Ивана Ивановичев, а у рядной записи сидели Зубчанин Кирила Данилович Акинин, да Романовец Стефан Иванович Стенин, да Пошехонскаго уезду села Рунова Воскресенский поп Алексей Гаврилов, а запись писал Никольский вдовой дьякон Игнатий Петров, лета 7178 году Июля в 26 день.

По склейкам:

К сей записи Нивольский поп Григорий Гаврилов вместо дочери своея духовныя вдовы Варвары и сына своего духовнаго Михаила Стенина руку приложил.

К сей записи Степан Стенин у записи сидел.

К сей записи Иван Стенин руку приложил.

К сей записи Воскресенский поп Алексей Гаврилов вместо прихожанина своего Кирила Акинина по его веленью руку приложил.

По сей рядной записи дошло до меня на 100 рублев приданаго платья, а на 50 рублев не дошло, и того не спрашиваю, а подписал на сей записи я Дмитрий Михалков своею рукою. [32]

***

Се яз вдова Варвара Ивановская жена Зиновьевича Стенина, да яз Михайло да Иван Ивановы дети Стенина, в нынешном во 178 (1670) году Июля в 26 день, сговорила я вдова Варвара дочь свою, а мы сестру Михайла да Иван сестру свою девицу Маремьяну замуж за стольника за Дмитрия Васильевича Михалкова, а поступились ему Дмитрию поместную свою пустошь Ступино, Ступишино большое то-ж, 15 четвертей с осминою в поле а в дву потому-ж, с лесом и сенными покосы и со всеми угодьи по старым межам и по Писцовым Книгам за нею ему Дмитрию Васильевичу, и та поместная пустошь Ступино, Ступишино большое то-ж, со всеми угодьи за ним Дмитрием Васильевичем в Поместном Приказе справить, в том ему Дмитрию Васильевичу дали зарушную челобитную к справке и в том ему Дмитрию Васильевичу дали запись, что мне вдове Варваре дочь своя, а нам Михайлу да Ивану сестра своя девица Маремьяна замуж за него Дмитрия выдать 179 (1670) году Сентября в 15 день, и я вдова Варвара и дети мои Михайло да Иван срок учнинили ближе, не дождався на выписке пометы, для Государевы службы женитца ему Дмитрию нынешнаго 178 (1670) году Августа в 21 день, а что он Дмитрий но нашей зарушной челобитной тое пустоши Ступина до сроку до женитьбы своей справить не успел и не дождався на выписке пометы женится ту пустошь Ступино за собою не справя, а мне вдове Варваре и нам Михаилу да Ивану о той пустоши Ступине Великаго Государя указом и Соборным уложением после женитвы его Дмитриевы Великому Государю Царю и Вел. Кн. Алексею Михайловичу в. В. и М. и Б. Р. Самодержцу не бити челом и ни в чем не спорить, а буде я вдова Варвара и мы Михайло да Иван или кто сродич наш после его Дмитриевы женитвы в чем оспорим, или Государевым Указом и Соборным уложением та пустошь Ступино по чьему челобитью ни есть от него Дмитрия отойдет, и мне вдове Варваре и нам Михаилу да Ивану дать ему Дмитрию за сестрою своею вместо тое пустоши на приданое восемьсоть рублев денег. В том мы на себя и запись дали, а запись писал Степан Стенин Лета 7178 (1670) Августа в 20 день.

На обороте:

К сей записи Никольский поп Григорий Гаврилов вместо дочери своей духовной вдовы Варвары Ивановны и сына своего [33] духовнаго Михаила Стенина по их челобитью руку приложил.

К сей записи Иван Стенин руку приложил.

***

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа Святыя Живоначальныя Троицы, се аз раб Божий многогрешный стольник Дмитрий Васильев сын Федоровича Михалкова пишу сию свою духовную своим целым умом и разумом, с Москвы едучи на Государеву службу полковую под Киев, будет меня на бою убьют или мне Дмитрию на Государеве службе волей Божией смерть случится собою, и я Дмитрий приказываю стольнику Андрею Андреевичу Шестакову да отцу своему духовному Николы Божедомскаго священноиерею Федору Панфильевичу после себя вотчину мою продать в Рязанском уезде в Каменском стану жеребей села Перкиина на реке на Проне, да в Рязанском же уезде в Старо-Рязанском стану половина пустоши Тимохинской на реке на Оке, а дана мне Дмитрию та вотчина по родству после дяди моего постельничаго и наместника трети Мосвовския Костентина Ивановича Михалкова, а крестьян в той вотчине: (в) Левка Степанов сын Макаров с женою и с детьми, да с братом Гришкою, (в) Сенька Иванов сын Попков с женою и с детьми и с невестками и со внучаты и с детьми холостыми, (в) Спирка Иванов сын Попков с женою и с детьми, (в) Микитка Титов сын Ноиков с детьми, (в) Симошка Богданов с женою и снохою и с племянники родными, (в) Митрошка Алексеев сын Оникина с матерью, да к той же вотчине и жеребью села Перкина продать крестьян с земли с женами и с детьми и с невестками и со внучаты в Ряском уезде в Пехлецком стану из выслуженный вотчины сельца Высокаго: (в) Федька Пахомов с матерью... (и пр.). Написать в той же вотчине к жеребью села Перкина тех Ряских крестьян с женами и с детьми и со внучаты, которые писаны в сей духовной в продаже в одной купчей с их крестьянским хлебом, что в земле стоячим орженым и яровым со всяким и смолоченым орженым и яровым со всяким крестьянским хлебом, что у них в житницах, с лошадьми и с коровами и со всякою животиною, что у них есть и крупною и мелкою, [34] и со всеми их крестьянскими животы, а Рязанскую вотчину жеребий села Перкина продать с боярским хлебом со всяким и с их крестьянским хлебом стоячим, что в земле орженым и яровым, со всяким и с боярским орженым и яровым, что в земле и смолоченым орженым и яровым, со всяким с боярским хлебом и с крестьянским хлебом, с лошадьми и с коровами и со всякою животиною, что у них, с крупною и мелкою и со всеми их крестьянскими животы. А четвертные пашни в той вотчине в жеребью села Перкина по Писцовым Книгам 63 чети с половиною пустошью Тимохинскою, окроме распашной земли, что в поверстном лесу, с лесы и с сенными покосы со всеми угодьи по старым межам. А продать как цена подымет и теми деньгами в поместьи Романовском построить церковь деревянную во имя Спаса Вседержителя, теплую, а лесу купить на Волге доброво красново, образы и всякое церковное строенье и ризы построить вотчинными деньгами, а остатки Ряской вотчины 5 дворов крестьян и земли вотчинной Ряской 150 чети брату моему Исаю Васильевичу Михалкову отдать, а вместо тое вотчины Ряские половины сельца Высокого вместо 5 дворов брату моему Исаю не спрашивать из животов доли, потому животы мои небольшия, судов серебряных нет, теми же деньгами вотчинными выкупить серьги яхонты с зерны бурмицкими да ожерелье мужское жемчужное и долги платить кабальные и бескабальные и душу мою грешную поминать и на сорокоусты роздать по скольку доведется на Москве и в деревнях, отцу духовному на Москве 10 рублев, у Козьмы Демьяна на Шубине (sic) на весь крылос три рубли, отцу духовному на Романове Григорью 4 р., своему попу дать 3 р. на весь крылос, а остатки вотчинных денег дать жене моей Маремьяне, будет замуж после меня не пойдет. И теми вотчипными деньгами, что останется у церковнаго строения и у долгов, жене моей Маремьяне век жить и душу мою поминать и людей кабальных, которых можно, после меня отпустить на волю, а сее духовную писал я Дмитрий Михалков своею рукою.

На обороте:

К сей духовной Николаевский поп Федор сидел и слушал и вместо сына своего духовнаго Дмитрия руку приложил. [35]

XII.

Всепресветлейшая Державнейшая Великая Государыня Императрица Екатерина Алексеевна Самодержица Всероссийская.

Бьет челом Лейб Гвардии Семеновскаго полку сержант Петр Михалков, а о чем, тому следуют пункты.

1. В прошлом 704 году с смотру блаженные и вечно-достойные памяти Его Императорскаго Величества в Москве в Преображенском на Генеральном дворе из недорослей написан я Лейб Гвардии в Семеновский полк в солдаты и служил в том полку по 707-й год.

2. А в 707 году по смотру Генерала Фельдмаршала и Кавалера Графа Шереметева в Польше под Острогом написан в прапорщики в Тобольской пехотной полк, а в 718 году за болезнию отпущен был в Москву в военный приказ и явился, и в тот полк на мое место определен другой офицер, а я был при военном приказе по 712 год, а в 712 году смотру Генерала Пленипотенциара Крикс Комисара Князя Долгорукова написан на ваканции и был по 715 год.

3. А в 715 году велено обретающимся на ваканции офицерам явиться в С. Петербург к Генеральному смотру, и явился. И с Генеральнаго смотру написан во оный Семеновский полк в солдаты и служил в том полку в солдатах по 719 год, а в 719 году написан в фуриеры, а в 721 написан в сержанты и служил и по ныне и во всех походах был везде безотлучно.

4. А ныне прислан я в Военную Коллегию при доношеиии от Генерала и Кавалера и Лейб Гвардин Преображенскаго полку Подполковника Ивана Ивановича Бутурлина об отдаче мне прежняго ранга и определении в полки.

5. А имею я фистульную болезнь, в костях ломоту и в голове шум и временно маю слышу и глазами весьма бываю болен, и за такою болезнию в службе быть мне не возможно.

6. Того ради прошу, дабы повелено было Вашего Императорскаго Величества указом, за показанною моею скорбию от службы меня отставить вовсе и отпустить в дом свой, а за службы мои против протчих моей братьи наградить рангом. [36]

Всемилостивейшая Государыня Императрица, прошу Вашего Императорскаго Величества о сем моем прошении решение учинить. А сию челобитную писал Казанской гарнизонной капцелярии писарь Иван Бабушкии.

К поданию надлежит в Государственную Военную Коллегию.

1726 году Генваря в день

Подпись по листам.

К сей челобитной сержант Петр Михалков руку приложил.

***

Тысячу семсот двадцать шестого года Февраля в 16 день, по указу Ея Императорскаго Величества Самодержицы Всероссийской и пр, и пр, и пр., дан сей Ея Императорскаго Величества указ из Государственной Военной Коллегии порутчику Петру Михалкову, который напред сего служил в Тобольском иехотном полку прапорщиком с 707 году, а в 715 году того ранга лишен и написан Лейб Гвардии в Семеновский полк в солдаты и служил в том полку капралом и сержаптом и для оиределения прислан в Военную Коллегию, а по смотру дохтура Энглерта, что у него сухотная болезнь и глазами худо видит, к тому же у него жестокое кровное течение и череп на голове вогнут убоем, отчего и не дослышит. И сего Февраля 11 дня по Ея Императорскаго Величества указу и по определению Государственной Военной Коллегии за вышепоказанною болезнию от службы отставлен он вовсе, и при отставке против других его братии Гвардии сержантов отставных дан ему порутческой ранг и но резолюции Правительствующаго Сената Сентября 24 числа 725 году отпущен в дом его в Пошехонский уезд в село Петровское вовсе, и ни к каким делам его не определять.

Peter Lacy.
Алексей Волков
Обер Секретарь Петр Ижорин
Секретарь Василий Козлов
Канцелярист Алексей Добрынин

У сего указу Ея Императорскаго Величества печать (черно-восковая). [37]

***

1736 г. Февраля в 4 день Лейб Гвардии Семеновскаго полку солдатская Иванова жена Петрова сына Михалкова Анна Иванова дочь при семь подписуется в том, что имеющееся у меня мужа моего объявленного Михалкова пожитки, которые у меня имеются, по нижеписанному реестру отдать ему Михалкову, или кому он письменно поверить впертом (?) сего 1736 году Марта в 25 день, а что каких пожитков, о том значит ниже сего именно: образ Знамения Пресвятыя Богородицы оклад и риза серебряные золоченые, образ Неопалимыя Купины оклад и венчики серебряные золоченые, два образа с серебряным окладом золоченые, коляска покоевая на ремнях без колес, места разные вызолочены, два кафтана людских васильковые, парик, два седла Немецких, сани Казанския, хомут наборный с уздою, вожжи, дуга, баул непрою обит, скрыня плоская обита белым железом. К сему письму Анна Михалкова подписуюсь своеручно.

***

1736 г. Февраля в 4 день (начало то же) ...... Анна Иванова дочь (Михалкова) дала сие письмо мужу моему объявленному Ивану Михалкову в том, что имеющиеся мои Аннины приданые пожитки, которые были при мне Анне, когда я жительство имела с ним мужем моим, и те все имеются при мне Анне и ныне, а которые я оставила у него Михалкова, и тем имеется у меня за его Михалкова рукою реестр, с которого прилагаю при семь за рукою моею точную копию, а опроче тех оставленных мною у него Михалкова пожитков никаких не имеется, и в том во всем, как оставленные получу, ни в каких пожитках ни о чем я Анна на него Михалкова не истица, в чем сие письмо дала. К сему письму и реестру Анна Михалкова подписуюсь своеручно.

На обороте копия реестра.

***

Прошлаго 743 году Маия 9 дня волею Божиею родителя нашего Петра Дмитриевича Михалкова не стало, а после него остались сожительница его, а наша родительница Александра Никитишна с нами детьми Иваном, Никитою, Александром, княгинею Акилиною, ныне имеющею за мужем князь Федором Федоровичем Гагариным, Анною имеющею замужем за бывшим Тайной [38] Канцелярии Секретарем Тихоном Григорьевичем Гуляевым, а ныне вдовою, с детьми ея Иваном и Дмитрием, и изволила родительница наша при свойственниках наших нижеподписавшихся раздел между нами в недвижимом имении после родителя нашего тако-ж и что надлежит ей после сожителя своего а нашего родителя седьмую часть и свое приданое, недвижимое имение разделить по нижеписанному, и по тому разделу досталось нам что ныне имеется душ на лицо, а именно: мне Ивану досталось из деревень родителя нашего в Романовском уезде половину сельца Семеновскаго с деревнями ... душ, в Ряском уезде из деревень же родителя нашего в сельце Высоком ... душ; мне Никите досталось из деревень родителя нашего в Романовском уезде половину сельца Семеновскаго с деревнями ... душ, да в Ряском уезде из деревень же родителя нашего в сельце Высоком ... душ; мне Александру досталось из деревень родителя нашего в Рязанском уезде в селе Перкипе 43 души, да из деревень родительницы нашей в Пошехонском уезде в селе Петровском с деревнями ... душ; мне княгине Акилине достаюсь из деревень родительницы нашей в Пошехонском уезде сельцо Конягино с деревнею Аносовой ... душ; мне Анне досталось из деревень родительницы нашей в Пошехонском уезде деревня Омут ... душ, да половину пустоши Глинника. А в которых станех пли волостях оные деревни, и кто имяны в них мужеска полу ныне на лицо имеется душ, и по скольку в которой деревне душ, об том значится в роздельном имянном списке, который список за руками всех нас вышеписанпых, и о том нашем розделе принесть нам о росписании за нами оных деревень (в) Вотчинную Коллегию челобитную и к допросам стать ничем не споря, а движимое имение разделить нам братьям во всех четырех усадьбах по третям, а нам сестрам до того движимаго имения дела нет, ибо мы при отдавании замуж движимым имением от родителей своих награждены. А которыми деревнями в Романовском уезде по неправому отказу завладел насильно князь Борис Григорьевич Юсупов-Княжево которые деревни даны деду нашему Прокофью Дмитриевичу Михалкову в иск из деревень князь Матвея Димитриева сына. Юсупова-Княжево, а после смерти онаго дяди нашего достались те деревни по наследству [39] родителю нашему, и оные деревни разделили мы братья между собою по третям, а что кому душ и в которых деревнях досталось, о том значится в том же имянном раздельном спнске, и о возвращении оных деревень старатца и на то дело расход иметь нам братьям купно, а ежели паче чаяния сильною рукою отойдут, а достальныя деревни в том же Романовском уезде, которыя за насильным владением онаго князя Юсупова-Княжево той же дачи, что даны дяде нашему в иск из деревень князь Матвея Юсупова-Княжево 40 душ остались за отказом онаго князя Юсупова-Княжево, и из оных досталось мне Ивану ... душ, мне Никите ... душ, а в которых деревнях кому достались, об том значится в именных раздельных между нами росписях, а мне Александру из оных деревень ничего не досталось, и дать мне Александру братьям своим Ивану и Никите за оные убылые души по счислению душ из своей доли ничем не споря, ибо досталось мне Александру против оных душ против их братей моих Ивана и Никиты из деревень родителя и родительницы наших, а которые крестьяня перевезены из деревень родителя нашего Рязанской провинции Пронскаго уезда из села Перкина (следуют имена) в деревню родителя нашего в Рязской уезд сельцо Высокое после подушнаго окладу, да из приданых деревень родительницы нашей Пошехонскаго уезду и Ущенской волости из сельца Ерша (следуют имена) в деревни родителя нашего в Романовский уезд, и в подушном окладе они написаны во оном Романовском уезде в деревни Перепечине, а онное сельцо Ерш пустое без крестьян по крепости от родительницы нашей ныне во владении за братом родительницы нашей родным князь Иваном Никитичем Ухтомским, да из деревень же приданых родительницы нашей Пошехонскаго уезду Каменской волости деревни Омута крестьянин Петр Гаврилов с детьми в деревни родители нашего в Романовской уезд и в подушной оклад положены в Васильевском стану в деревни Спиридове-Починке, и после вышеписанного крестьянина ныне на лицо имеется сын его Петров Иван, у Ивана сын Игнатей, и по розделу ныне приданые деревни родительницы нашей достались нам Александру, княгине Акулине и Анне, а нам Ивану и Никите из деревень родительницы нашей ни чего не [40] досталось кроме двух человек дворовых людей, и нам Александру и княгине Акулине и Анне и мужьям и детям нашим до тех вывозных крестьян дела нет и не почему не вступатся. Да имевшееся ныне дело в судном приказе о беглом нашем крестьянине Ряскаго уезду сельца Высокого Федоте Дементьеве иметь вобще-ш, и какие будут убытки по делу деревень с князем Юсуповым-Княжево, так же и об оном беглом крестьяннне, то оные убытки платить нам купно-ж, а ежели за оного крестьянина с женою и с детьми укажут нам взять пожилые деньги, то оные деньги разделить нам всем трем братам по равным частям. А оной беглой крестьянин ныне умре, а после его остались дети сын Антон, которой с ним из бегов пришол и ныне живет в Ряском уезде в помянутом сельце Высоком, а другой сын его Иван с женою его а с их матерью Анною живет ныне за прежними владельцы, и оные достались Антон мне……Иван и с матерью мне…, а в пред сего нашего розделу какие дела случатца, то отправлять нам, как братьям так и сестрам, каждому с определенных своих деревень. А по каким делам родителя нашего до сего нашего розделу ежели кто будеть чего взыскивать, то за оным делом или что явитца ходить нам братьям купно и убытки и протчая платить купно-ж, а нам сестрам княгине Акулине и Анне и мужъям и детям нашим до показанных деревень, которые завладел насильно князь Юсупов-Княжево, и до беглаго крестьянина дела нет, и в те дела не вступатца, так же и нам братьям Ивану, Никите и Александру к показанным делам помянутых сестер своих не принуждать, и дела им до того нет, и об оных деревнях впред о переделе никому нам вышеименованным братьям и сестрам и мужьям и детям их друг на друга не бить челом и быть по сему розделу вечно, и для лутшаго утверждения и впред чтоб между нами спору никакого не было, и об вышеписанном обо всем, что в сем письме писано, подкрепится всем нам братьям и сестрам записьми.

К сему договорному и розделыюму письму Иван Михалков подписался.

К сему договорному и раздельному письму Никита Михалков подписался. [41]

К сему договорному и раздельному письму Александр Михалков подписался.

К сему договорному и раздельному письму в место княгини Акулины Гагариной и в место-ж вдовы Анны Гуляевой архитектуры порутчик князь Дмитрий Ухтомский по их прошению подписался.

При семь договорном и роздельном письме капитан кпязь Иван Ухтомской был и подписался.

При сем договорном письме и роздельном порутчик Иван Березников был и подписался.

При сем договорном и роздельном письме гвардий отставной капрал Василей Леонтьев был и подписался.

XIII.

1749 году месяца Маиа аз недостойный Иван Петрович сын Михалков вручаю по исходе души своей священнику села Рославлева Тимофию Тихановичу в начале Божие Милосердие.

Братцу Никите Петровичу образ Казанские Богоматери, окладный, а другой образ Николай Чудотворец окладной же.

Братцу Александру Петровичу образ Владимирские Богоматери что в створах, а другой образ Преображение Господне.

Сестрице княгине Акилине Петровне образ Владимирские Богоматери, на ней венец и риза кованая.

Сестрице Анне Петровие образ Иоанна Богослова, венец и риза кованая.

Племяннику моему Ивану Тихоновичу образ Владимирские Богоматери, по стороне Иоанн Богослов, а но другую Николай Чудотворец, складни маленькие.

Отцу своему духовному Тимофию Тихановичу образ Иоанна Воинственника, образ Рождества Христова, то в церковь Божию.

Дочь свою крестную Спасителевым образом Нерукотворенным благословляю, образом Тихона Чудотворца благословляю Михаила Петрова, а приказываю по помнновению себя отцу своему духовному Тимофию 5 рублев, да в церковь Божию на сорокоустие 5 рублев, да в село Раменье священнику Галахтиону Тихоновичу 2 рубли, да на сорокоустие 3 рубли. [42]

Сорокоустие по церквам: в село Лапушку 3 р., в село Петровское 3 р., к Богоматери на Югу 3 р., в село Поньгило 3 р., к Благовещению 3 рубли, в собор в Романов 5 р., в Рябниину пустыню 3 р., к Богоявлению Господню на Остров 2 р. с полтиной, к Николе на Тропу 2 р. с полтиной, в Москву к Козме и Дамиану на сорокоустие 5 р., да ко Иоанну Богослову что в Бронной священнику Антипу Никитичу 2 р., на сорокоустие 3 р., итого всех денег 50 рублев. Еще же дать хлеба 8 четвертей Михайлу 4, Илье 4, да ему же Михаилу епанчу холодную серо немецкую.

На обороте:

Государь мой братец Никита Петрович и Александр Петрович. Прошу вас покорно, которой скарбишко есть мой в Москве в скрынке с крепостьми, крепости изволь принять все к себе, а скарб мой всякой разделить на трое, а именно: сестрице Анне Петровне дать долю, понеже я перед ней обещал Никифора с матерью ей, да не отдал, и за оное сим награждаю, по росписям Никиты Петровича раздели на трое, а вотчины и в доме моем и люди дворовые все братцам Никите и Александру все пополам, которые имеются ныне за мною и по разделу, кроме приданой полудеревни Трощеево. А писал сие духовное письмо при животе его Иерей Тимофий Тиханов. Подпись: Иван Михалков.

XIV.

1755 года Февраля в 17 день, по указу Ея Императорскаго Величества Государыни Императрицы Елисавет Петровны Самодержицы Всероссийской и пр. и пр. и пр., дан сей Ея Императорскаго Величества указ из Государственной Военной Коллегии отставному от воинской и статской службы артиллерии штык-юнкеру Никите Петрову сыну Михалкову для того: прошлаго 754 году декабря 15 дня в Военную Коллегию мемориалом из Канцелярии Главной артиллерии и фортификации объявлено, оный-де Михалков челобитьем просил, чтоб его от Ундер-цейхвартерской должности, к которой он определен, за болезнями отрешить, почему Канцеляриею другим и сменен; а по свидетельству артиллерийских доктора Бахерахта и штаб-лекаря Урлиха явилось, имеет он [43] застарелую цинготную болезнь в грудях и в ногах великий лом, из глаз в ненастную погоду идет слеза, и имеет тяжелое дыхание с кашлем и чахотку, в которых болезнях он Михалков пользовался в Риге при полевой артиллерии лекарем Лау с 749 году, в Петербурге штаб-лекарем Урлихом с 752 году, токмо по застарелости оныя не токмо умаляются, ио более умножились, и за тем он как в военной так и в статской службе быть не способен, и требовала, чтоб его Михалкова за его свидетельствованными доктором и штаб-лекарем болезнями, за которыми он никакой службы нести не в состоянии, от службы отставить с награждением за добропорядочную его службу ранга. А сказкою в Коллегии он Михалков показал от роду себе 30 лет, в службе из дворян с 740 г., в штык-юнкерах 754 г. Апреля с 25-го, и служа был в разных командированиях, испомещен в Романовском, Ряском, Пошехонском и в Вологодском уездах, мужеска полу за ним 290 душ желает на свое пропитание. А по справке в Коллегии по табели о рангах 722 г. артиллерийские штык-юнкеры рангами состоят против сухопутных подпоручиков. Того ради минувшаго Генваря 27 дня по указу Ея Императорскаго Величества в Государственной Военной Коллегии обще с собранным Генералитетом определено его Михалкова за показными болезнями от воинской и статской службы отставить вовсе тем же чином, для того что он в нынешнем чину года еще не выслужил, и отпустить в дом его, который сим Ея Императорскаго Величества указом и отпущен и из артиллерии выключен.

Генерал Степан Апраксин.

Обер-шталмейстер и Кавалер Петр Сумороков.

Обер-секретарь Сергей Попов.

Секретарь ……

Канцелярист Никита Ашурков.

У сего указа Ея Императорскаго Величества печать (черно-восковая).

1755 года Октября 20 дня сей Ея Императорскаго Величества указ в Романовской воеводской канцелярии явлен и в книгу записан под № 9 и копия взята.

Никитин Петелин. [44]

В небытность Коллежскаго Регистратора Канцеляриста Григорий Степанов.

Копиист Михайло Некрасов.

XV.

Лета 1769 Февраля в 10 день капитан Иван Алексеев сын Бибиков дал я Иван сию рядную на себя запись дяди своему родному Лейб Гвардии подпоручику Александру Петрову сыну Михалкову в том, что взял я Иван от него дяди своего в приданство за племянницею его после брата его роднаго дочери а моей женою Екатериной Никитиной собранные им дядем моим с крестьяп племянницы его а моей жены Екатерины Никитиной дочери оброчные за четыре года деньги 334 руб.

К сей рядной записи капитан Иван Алексеев сын Бибиков вышеписанные 334 руб. деньги от дяди своего Александра Петровича Михалкова в приданство за племянницею его а моей женой получил и руку приложил.

У сей рядной записи Шерванскаго пехотнаго полку подпоручик Козьма Степанов сын Дмитриев свидетелем был и руку приложил.

У сей рядной записи Воронежскаго гарнизоннаго баталиона поручик Федота Михайлов сын Рукавишников свидетелем был и руку приложил.

1769 г. Февраля 10 дня сия рядная запись Ярославской провинции в Рыбнослободския креностныя книги записана, от письма 35, от записи 10 к. на расход 1/4 за гербов. бумагу донятых 72 коп., повоположенных 50 к. принял. Рядную запись писал и совершил надсмотрщик Александр Коростелев.

Текст воспроизведен по изданию: Из архива Михалковых // Старина и новизна, Книга 17. 1914

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.