Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Известия о нескольких древних, и доныне бывших неизвестными, граматах

(Статья третья)

Граматы, жалованные Российскому Дворянству до XVII-гo столетия, составляют неисчерпаемый источник для Отечественной Истории. Сии храбрые сыны, защищая мужественно от врагов Отечество, получали за подвиги от Великих Князей и Царей жалованные грамоты на имения. В сих то граматах, как в верных фактах, встречаются очень часто описания и тех происшествий о которых наши Летописи, или не вполне повествуют, или совершенно умалчивают. Весьма много доставило-бы пользы для Отечественной Истории, если-бы кто принял на себя труд сделать хотя краткое обозрение оных. Труд огромный, утомительный, но необходимый и полезный. С [247] ними так-же должно поступать, как с летописями, т. е. сделать свод. Взаимное сличение оных с летописями, без всякого сомнения, покажет верный результат. Но для этого нужно время, и глубокое сведение в Археологии. Сего мы более должны ожидать от путешествия Г. Строева, разыскания коего подают утешительную надежду.

С самого того времени, как обнародование древних актов соделалось необходимым условием в Археологии, Отечественная История начала приближаться к усовершенствованию. Было время, когда Pyccкиe Дееписатели следовали одним сказаниям Летописцев, нимало не заботясь поверять их древними актами. Следствием сего был не только ошибочный взгдяд на Историю, но и самые происшествия облекались в какую-то непроницаемую таинственность. Прилепляясь к одним рассказам Летописцев, оставляли без внимания наказы, граматы и другие акты, в коих так живо отражаются права народные, характер правления, отношения правителей к подданным, и даже самый дух народный.

№ 13

Наказ Царя и Великого Князя Феодора Иoaнновича Наместнику в Рыльске Ивану Филатьевичу Бибикову, писанный в 1587 году 1

От Царя и Великого Князя Федора Ивановича всея Руссии в Рылеск, Наместнику Нашему Ивану [248] Филатьевичу Бибикову. Послали есмя для Нашего дела ко Князь к Михаилу Кружинскому дворянина своего Афонасья Федоровича Зиновьева; и как Афонасей в Рылеск приедет, и ты-б с ним Наше дело делал, по Нашему Наказу, за один, тотчас без мешкания, как ему Афонасью по Нашему Наказу надобе. Писан на Москве, лета 7095, Ноября в 7 день.

№ 14

Наказ Царя и Великого Князя Феодора Иоанновича Афонасью Федорову Зиновьеву, писанный в 1589 году

Лета 7097, Апреля в 26 день, Царь и Великий Князь Федор Иванович всеа Pycии велел Афонасью Федоровичу Зиновьеву ехати из Путивля на поле, на Донец Северской, и на Оскол, на свою Государеву службу, в которое место пригоже и Государеву делу прибыльнее, в котором месте от Царева походу уберечися, а над ним и над кошем поиск учинити, обсылаяся с Черкасы, которые пришли из Запорожья на Донец, Матвей Федоров с товарищи; а кому с ним детем боярским и головам с козаки итти на Донец, и что жалованья козакам дати, и ево Афонасья с теми со всеми людьми пересмотря, отпустити на Донец, и жалованье раздати детем боярским и казакам послан дворянин Матвей Павлович Проестев, и роспись с сим Наказом к Афонасью послана, и Афонасью вместе с Матвеем в Путивле Государевым делом промышляти, чтоб ранее детей боярских и козаков собрати из Чернигова, и из Стародуба, и из Рылеска вскоре итти для Государева дела на [249] Донец, или на Оскол, а пойти-бы однолично, собрався с людьми с Вознесеньева. А как из Рылеска, и из Стародуба, и из Чернигова дети Боярския и головы с Козаки в Путивль сойдутца к тому сроку, и в Путивль головы белодворцев и охочих козаков приберут, и Государево жалованье денежное детям Боярским и белодворцем и казакам раздаст Матвей Проестев, и Афонасью, собрався с детьми Боярскими, и с Путивльцы, и с Черниговцы, и с Рылескими и с Стародубскими козаки, итти на Государеву службу на поле на Донец или на Оскол, на которое место пригоже, то по вестям смотря Афонасью yчинить. И пришед на Донец, или на Оскол, на котором месте пригоже, стати, в которое место крепкое на Донце и на Осколе став, и укреплясь в крепких местах посылать от себя станицы, чтоб про Царев поход и про больших людей уведав и самому сметя по сакме людей, каковы люди пойдут, послать х которой Украйне к Государю, и отписать подлинно, многие-ль люди и стрельба пищальная и тележные признаки будут ли со Царем, о том проведав и сметя сакмы, тотчас на скоро Государю отписати, а к Запорожским Черкасом к Отоману к Maтвею с товарищи, которые ныне пошли з Днепра на Донец, будут ли они Государю прямы; а прослышишь про них, что от них Государю правды чаять для того, как они ко Государю, служити хотят и пришли на Донец, что бы им, будучи на Донце, Государю служить и над Крымскими людьми промышлять [250] Государевым делом и над кошем над Царевым, как Царь или Царевичи пойдут на Украйну промышлять, а поставят кош в котором месте пригоже. А к Черкасом послан голова Станичная с Тулы Федор Киреев и быть ему с ними велено. И Афонасью к Федору и к Черкасом к Матвею Федорову с товарыщи обослатись и проведать Черкасские правды: как стоят и как промышляти хотят Государевым делом, и станичников и сторожей Путивльских берегут-ли, и козаков и севрюков Государских, которые по Донцу стоят, берегут-ли, и Петра Зиновьева с Крымскими гонцы пропустили-ль и не погромлят-ли его. А которые воры Черкасские ходят преже сего летом и сея весны, а житьем живут по Осколу и по Сети, и что на Дон ходит Мишак с товарыщи, и с ним оне вместе непойдут ли воровать, или над ними почнут промышлять хто именно. К Государю Запорожские Козаки, Отоман Матвей Федоров с товарыщи, писали: что им над теми воры, над Черкасы, которые ходят по Донцу, и по Осколу, и по Дону, и громят Государевых людей, хотят над ними промышляти и их побивати, и ко Государю переимав посылати, и только Афонасей про тех Черкас про Матвея Федорова с товарищи проведает, что они перед Государем прямы будут. А вести будут, что Царь сам или Царевичи пойдут на Государевы Украйны, и Афонасью с теми Отаманы, с Матвеем Федоровым с товарыщи, обослався с Черкасы и сшедшися с Федором Киреевым и с Черкасы [251] Государевым делом над Крымскими людьми промышляти вместе, за один, и над Крымскими людьми и над коши их приходить и итти за ними к Украйне, на которые места пригоже, и на них на походе промышляти, зъзади на них приходить; а Отаманы и Черкасы, Матвей Федоров с товарыщи, со всем войском своим с Федором с Киреевым шли бы с ним с Афонасьем за Крымскими людьми и промышляти с ним за один. А будет Царь или Царевичи пойдут многими людьми, и покинут кош по прежнему на Осколе и меж Щенева и Алым, или далее или ближе, в котором месте нибудь, Афонасью и Федору со всеми Черкасы проведати кош, где покинут, и итти со всеми Черкасы на кош, и взяв кош и отступя с людьми к Путивлю, или в которой город, самому перебрався с лудшими людьми и с Черкасы на лучших конех итти за Царем или за Царевичи х которой Украйне ближе и сшедшися с Воеводами Государевым делом промышляти. А будет на Донце, в котором месте на перевозех Афонасей или Черкасы погромят Крымских людей и языков поемлют, и с языком с лучтим с одним послать ко Государю, который вестей больше ведает, х которой Украйне ближе. А будет Черкасы, Отаман Матвей Федоров с товарыщи, Государю не прямы и над Крымскими людьми промыслу их почают с ними за один, и Афонасью, не сходясь с Черкасы, над Крымскими людьми и опричь Черкас промышлять, и на кош их приходить, а за Крымскими людьми итти к Украйне. [252] А будут вести прямые, что Царь Казыгирей со всеми Крымскими людьми пошел на Казылбашу, а Крымских людей, и Азовских и Ногайских людей приходу на Государевы Украйны почают, и Афонасью промышляти над дворы над Черкасы, которые ныне на Донце, и на Осколе и на Семи живут и воруют Мишук с товарыщи, а бывал Путивлец казак, и ходят пo Осколу и по Семи воруют, станичников громят и грабят, и Афонасью над теми Черкасы промышляти, чтобы тех воров переимати и перевешати, а перевешав воров Черкас, быти Афонасью на Донце и на Осколе со всеми людьми, смотря по вестям до Государева Указу, а к Государю отписывать о всяких вестях, и Государь по тому Указу свой учинит. А будет Казыгирей Царь на Казылбаши не пойдет, а пойдут Царевичи и Князи и Мурзы с Крымскими и с Ногайскими людьми, и Афонасью над ними Государевым делом, сослався с Черкасы, промышляти, и в перевозех перевозитесь им не давать, и языков бы в те поры на перевозех подобыти, и с вестью ко Государю прислати наперед их, как пойдут Крымские люди на Государевы Украйны, и хто именем: Царевич-ли, или Казыев улус, и самому Афонасью со всеми людьми за ними итти к Украйне, к которому городу пригоже, и сшешшися с Государевыми Украинскими Воеводами и Крымских людей назад промышляти, и о всем Афонасью будучи на Донце Государевым делом промышляти по сему Государеву Наказу, как его [253] Бог вразумит и Государь, а о всем без вести не держати, а отписывать ко Государю.

Подлинный Наказ за приписью: Дьяка Ондрея Щелкалова.

№ 15

Наказ Царя и Великого Князя Феодора Иоанновича Афонасью Федоровичю Зиновьеву, писанный в 1589 году

От Царя и Великого Князя Федора Ивановича всея Русии Афонасью Федоровичу Зиновьеву. Писали к нам ис Путивля Воевода Василей Вельяминов да Иван Вахромеев, что пришед в Путивль, сказывал им козак Васка Тарунин, что стоят на устьи Самары шесть сот человек Черкасов, а еще иных ждут к себе Черкас, а хотят де итти на Дон и на Донец на Петров день, и Донских козаков хотят громить. А к нам Запорожские Атаманы и Черкасы, Атаман Матвей Федоров писал и товарыщей своих прислали, Евсея с товарыщи, а хотели итти на Донец для Царева приходу. И ты-б по Нашему Указу, собрався с людьми шел ис Путивля на поле на Донец и на Оскол бережно, и ставился на станех усторожливо, чтоб те Черкасы Запорожские, Матвей Федоров с товарищи, которые стоят ныне на устьи Самары, на вас не пришли и вас не погромили. А пришед на Донец или на Оскол, в котором месте пригоже, по вестям смотря, с людьми стати в крепком месте, где пригоже, и тотчас с Федором с Киреевым, который поехал от нас на Донец [254] к тем Черкасом Запорожским, к Матвею Федорову с товарыщи, обослався: Черкесы Матвей Федоров с товарыщи на Донце естли? И будет Черкасы, Матвей Федоров с товарыщи не бывали еще, a те Черкасы ныне стоят на устьи Самары и сбираются с товарыщи, и Федор Киреев с станичники шел к тебе и с тобою был у наших дел по Нашему Наказу. Будет пойдут на Наши Украйны Царь или Царевичи с Крымскими людьми, и вы-б под ними Нашим делом промышляли и на них приходили; а про тех Черкас послал-бы еси проведать на устья Самары: те ли Черкасы, Матвей Федоров с товарыщи на устьи Самары, и как они пойдут на Донец, и не чаял-ли от них воровства, наших станичников и сторожей и Донских козаков не станут ли громити? И козаком Донским велел с собою быти. И будет те Черкасы, Матвей Федоров с товарыщи, сбираются для нашего дела, как они писали к нам, и воровства от них отнюдь нечаять, и придут на Донец, и похотят Нашим делом промышлять над Царем, а от них Нашим станичником и сторожем и Донским козаком дурна никотораго не будет, а будет учнут стояти на Донце смирно, и Козаков Донских с Дону не учнут сбивати, а учнут с вами ссылатися для Нашего дела, что им с вами вместе и с Донецкими козаками Нашим делом над Крымскими людьми промышляти, как пойдут Крымские люди. И будет те Черкасы прямы нам, как они нам писали о службе своей, и Черкасы тобе о том [255] пришлют, чтобы им, с вами сшедшися, Нашим делом над Крымскими людьми промышлять, и вы-б с ними сослались, и Нашим делом сопча промышляли; а стоять бы вам с ними порознь и беречись, a на них-бы неоплативались бы, чтоб над вами поману неучинили. А буде те Черкасы, Матвей Федоров с товарищи учнут, пришед на Донец, Наших станичников и сторожей и севрюков громити и грабити, и Козаков Донских учнут с Донца сбивати, и выб однолично с теми Черкасы несходились, а стоялиб есте на Донце или на Осколе в крепком месте, чтоб на вас те Черкасы не пришли и вас не погромили, а над ними сами промышляли, чтоб их самих погромить. А в прибавку людей к вам тот-час из Украинских городов пришлем над теми воры промышляти. А из Рылеска к нам писали, что под Рылеск воры Черкасы приходили на стада, и под Новосиль приходили на стада воры-ж Черкасы с Оскола. И буде ныне до заговена Царева походу не почаять на Наши Украйны, и вам бы однолично над теми воры над Черкасы промышляти, и тех воров Черкас переимати и перевешати, а к нам дву трех лучших прислати. А будет и Матвей Федоров, Атаманы Черкаские с Запорожскими придут на Донец, а почнут с тобою ссылатися и похотят Нашим промышляти с тобою, и правды в них почаешь, и тыб к ним приказывал, чтоб они Нам вперед тем правду свою показали, что-б себя очистили, и от Нас к себе похотели Нашего жалования. Над теми воры над Черкасы, которые [256] приходят из Переяславля, и под Наши городы приходят и Наших людей громят, и по Донцу и по Осколу станичников и сторожей грабят – и они-б их искаши послали, чтоб их побить, а Нам их служба тем прямее, что они тех воров побьют и к Нам пришлют.

А будет Царь или Царевичи пойдут на Наши Украйны – и ониб с вами по Нашему Наказу над Крымскими людьми промышляли, и о всем бы еси с Федором Нашим делом промышляли по нашему Наказу и смотря по тамошнему делу, как-бы Нашему делу прибыльнее; а вам-бы себя от Черкас уберечися, и над воры над Черкаскими промышлять, а нас о всем без вести не держати. Писан на Москве лета 7097, Мая в 11 день.

Подлинный Наказ за приписью: Дьяка Ондрея Щелкалова.

№ 16

Наказ Царя и Великого Князя Феодора Иоанновича Афонасью Федоровичу Зиновьеву, писанной в 1589 году

От Царя и Великого Князя Федора Ивановича; всеа Русии Афонасью Федоровичу Зиновьеву. Писал еси к Нам что велено с тобою по Нашему Указу отпустити на поле ис Путивля детей Боярских двадцати человек, да белодворцов пятидесят семь человек, да Черкас сорока пяти человек, да из Рылеска пришло детей Боярских [257] двадцать человек, да Рылеских козаков сорок семь человек, и те все дети Боярские, и белодворцы и Черкасы на Нашу службу готовы; да ис Чернигова Петр Кошкаров привел детей Боярских семьдесят человек, а лошадей у них только девяносто три лошади; да в Путивле велeнo головам прибрати: Ивану Киреву да Юрью Беззубцову охочих козаков сто два человека; да в Рылеску Ивану Никонникову да Яку Бобровскому велено прибрати пятьдесят человек; да в Стародубе велено прибрати Федору Щеголеву, да Якуту Лысому охочих козаков сто двадцать пять человек, а жалованья всем тем охочим козакам велено давати по два рубли человеку, а были-б те козаки о дву конь и о дву меринех. И в Путивле и в Рылеске головы не прибрали охочих козаков ни одного человека, и из Стародуба Федор Щеголев охочих козаков привел в Путивль только пять человек, и жалованья им дал в Стародубе по два рубли человеку; а что денег, за роздачею от козаков осталось, и те деньги взял Петр Совин. А атаман Якут Лысой в Путивле не бывал, а из Стародуба велено итти с Матвеем Безобразовым сту человеком козаков о дву конь, а жалованья им послано по два рубли человеку, а голова Матвей Безобразов привел козаков в Путивль девяносто два человека, а лошадей у них только десять кляч. Да в Путивле Сотнику Стрелецкому, Ивану Мордвинову, велено выбрати изо ста человек двадцать пять человек лучших, да из пушкарей из затинщиков лучших двадцать человек; а [258] подмогати велено тех стрельцов товарищам их стрельцом, а пушкарем и затинщиком своих двадцати человек велено подмогати, а были-бы стрельцы и пушкари о дву меринех. И стрельцы, приходя к вам говорят, что у них лошадей нет, а пушкари и затинщики у себя пищалей не сказывают, а Нашего Указу не слушают; а Стародубские козаки, Матвеева прибору Безобразова, лошадей у себя потому несказывают, а хотят пеши итти на поле, и то стрельцы, и пушкари и затинщики и козаки Стародубские воруют, что у себя лошадей не сказывают. И Мы о твоем отпуске о всем подлинно писали к Матвею Проестеву, а велели ему на Стародубских козаках лошадей доправить, чтоб с тобою были все конные, о дву конь или о дву меринех, а по неволе ино-бы у дву человек было три лошади; а будет на Стародубских козаках недоправить вскоре лошадей, и Матвею велели есми придать к прежним к дву рублям по рублю человеку, чтоб за тем Наше дело не стало; а что Путивльские стрельцы, и пушкари и затинщики у себя пищалей не сказывают, и Мы на них на всех пищали и лошади велели доправить тотчас; а что охочих козаков Мишинских Федор Щеголев прибрал двадцать пять человек, а привел в Путивль только пять человек, и будет которые козаки не бывали в Путивле, которых Федор Щеголев прибрал, и денежное жалованье им роздал, а Якут Лысой в Путивль не бывал-же, и Мы Матвею Проестеву тотчас по них велели послати, и те деньги, что Петр [259] Совин у Федора Щеголева взял, што у него за роздачею у охочих козаков осталось, те деньги велели ecмя к Матвею прислати в Путивль, и на те деньги прибрати охочих на людей, сколько мочно, не потому Указу сколько велено прибрати, по деньгам смотря. А жалованья велели есмя давать по три рубли человеку, и былиб те козаки о дву конь или о дву меринех, а по неволе у двух три лошади. А Черкасом Федору Городскому велели придать Нашего жалованья по прежнему Указу: Федору три рубли, а товарищам его трем человеком, которым дано Нашего жалованья по шти рублев, тем по два рубли человеку, а достальным его товарищам, которым дано по три рубля, тем велели есмя придати по два рубли человеку. А Агеевым товарищам, которые будут худы и лошадей у них нет, и Матвею тем Черкасом велели есми, придати по два рубли человеку, толко-бы Черкасы однолично все были на конех или на меринех. А Якутку Лыcaгo велели есми Матвею привести его к себе, и распросити про него Федора Щеголева, и козаков поставя с ним, и будет Якут воровал и пил, и Мы его велели, бив, тебе отдати, и был-бы Якут с тобою в рядовых Черкасех, а не в атаманех. А как Матвей на козаках Стародубских лошади доправит, и на стрельцех, и на пушкарех, и на затинщиках на Путивльских лошади доправит, а деньги козаком и Черкасом роздаст, и тех всех людей тебе отдаст, а отдав тебе людей, велели есми Матвею ехати к Москве; а ты-б Афонасей, взяв у [260] Матвея Проестева детей Боярских, и Стрельцов, и козаков, и пушкарей и затинщиков, сколько их сберется, шел на Нашу службу на Донец, смотря по вестям. Будет вести почаем Tатар Белогородцев и Черкас на Крымские места и в посад к Путивлю и к Рылеску, и ты-б на Донец и на Оскол ходить не поспешил, а выждал-бы еси подлинных вестей в Белогородских Татарех, и о Черкасех о походе, только пойдешь недождався вестей прямых, искати Черкас воров на Донец и на Оскол. А будет Белогородскиe люди и воры Черкасы придут без тебя к Путивлю и к Рылеску, и Нашему делу то будет убыток, а будет, вести прямые будут про Белогородских Татар, и не почаят будут их приходу к Путивлю и к Рылеску, и ты-б шел на Донец и на Оскол с теми людьми, что с тобою будет, и Нашим делом промышлять по нашему Наказу. А будет, вышед на поле, весть тебе объявится про Черкас, которые воры Черкасы почнут где стоять, и ты-б над ними промышлял, чем тобе иттить на Донец или в Оскол, и Нашего дела над ними искал. А будет весть у тебя, что чают приход Царев или больших людей на Наши Украйны, и ты-б шел на Наши Украйны, на Оскол или на Донец, Нашим делом над ними промышлял по Нашему Наказу, усмотря по тамошнему делу, как будет пригоже. А что селитры, и свинцу и серы послали есми в Путивль, и ты-б тое селитру и свинец у Матвея Проестева взял, и раздавал на пищали по фунту человеку, а иным по два, смотря [261] по людям; а досталь, что ся за тем останет, с собою бы еси взял на запас; а к Матвею о том от нас писано, и велено селитру и свинец отдать тебе. А как пойдешь из Путивля, и на которое место, и что у тебя на поле вестей поновится, а в котором месте почаешь быть, о том отпиши с поля немешкая; а только на Оскол пойдешь, и мы по тебе с Ливен в прибавку на Оскол пришлем людей. Писан на Москве, лета 7097, Мая в 23 день.

Подлинный Наказ за приписью Дьяка Андрея Щелкалова.

(До след. книжки.)


Комментарии

1. Наказы под № 13, 14, 15, 16, 17 и 18-м, вынесены мною из дела Гг. Зиновьевых, хранящегося в Арх. Тульского Двор. Депут. Собрания, за № 370.

Текст воспроизведен по изданию: Известия о нескольких древних, и доныне бывших неизвестными, граматах // Московский телеграф, Часть 41, № 18. 1831.

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.