Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

БЕЛЬСКИЙ ЛЕТОПИСЕЦ

ПОСЛАНИЕ ПАТРИАРХА ГЕРМОГЕНА

Публикуемое послание патриарха Гермогена содержится в летописи, составленной в начале 30-х годов XVII в. современником, связанным со служилыми людьми, на западе России, вероятно, в районе г. Белая. Летопись охватывает период с 1598 г. по 1632 г. Начало ее, к сожалению, пока не найдено.

Летопись находится в составе большого сборника 1 ГИМ, Увар., № 569, который описан дважды — И. Строевым и Леонидом 2. Его рассматривал также А. Н. Насонов, который указал на наличие в конце его «рассказа местами в более или менее оригинальной редакции о смерти Федора Ивановича, о царствовании Бориса Годунова и т. д.» 3 Однако никто из исследователей не обратил внимания на то, что в конце сборника имеется особая летопись, названная нами «Бельской», и не отметил наличия в ней уникальных известий о закрепощении крестьян в России, а также ценных сведений о восстании Болотникова, иностранной интервенции начала XVII в. и освободительной борьбе русского народа. Летопись имеет и несомненный литературный интерес. Помимо послания патриарха Гермогена в нее включены два доселе неизвестных послания Лжедмитрия I: одно — патриарху Иову, представляющее первый известный образец литературных упражнений самозванца, другое — рязанскому епископу Игнатию, которого он прочил на патриарший престол 4.

В летописи публикуемое послание патриарха Гермогена помещено так, что оказалась нарушенной хронологическая последовательность событий. Посланию и известию о «теснотной смерти» Гермогена «на Москве от безбожных поляк и литвы» предшествует известие о приходе под Москву летом 1612 г. Второго ополчения, когда патриарх уже скончался (умер он 17 февраля 1612 г.). О путанице свидетельствует и киноварный заголовок, вынесенный на поля рукописи: «О приходе под Москву боярина (Так! — В. К.) и Кузьмы Минина и о поучении патриарха Гермогена» (в рукописи: Германа. — В. К.). Следом же за посланием и известием о смерти Гермогена сразу говорится о попытке гетмана Ходкевича выручить осажденных в Кремле поляков и об отражении польского нападения князем Д. М. Пожарским и К. Мининым. Следовательно, в данном случае мы имеем дело с неудачной вставкой: послание Гермогена надо отнести не ко Второму, а к Первому ополчению.

Критическая ситуация, в которой оно было написано, раскрыта в Новом летописце. Здесь повествуется о настойчивых обращениях поляков и русских изменников во главе с Михаилом Салтыковым к патриарху, чтобы тот осудил действия Прокопия Ляпунова по созданию Первого ополчения, а затем, когда оно двинулось к столице, призвал бы его повернуть назад 5. Решительный отказ Гермогена удовлетворить эти требования привел к сведению его с патриаршества и заключению в Чудове монастыре 6. Осадив поляков в Москве, деятели Первого ополчения в своих апрельских грамотах 1611 г. прямо утверждали, что сошлись «по благословению нового исповедника и поборателя по православной вере, отцем отца, святейшего Ермогена, патриарха московского и всеа Русии, втораго великого Златоуста, исправляющего несумненно безо всякаго страха слово Христовой истины, обличителя па предателей и разорителей нашия христьянские веры...» 7 Интервенты снова попробовали прибегнуть к посредничеству Гермогена. И снова потерпели провал. «На Москве ж сидя, литовские люди, Александр Гашевской да Михаиле Салтыков с товарыщи, — сказано в Новом летописце, — посылаху к патриарху Ермогену и сами к нему прихожаху, чтоб он послал к бояром и ко всем ратным людем, чтоб они от Москвы отошли прочь, «а пришли они к Москве по твоему письму; а будет де ты не станешь писати, и мы тебя велим уморить злою смертию». Он же рече им: «что де мне вы уграживаете, единого де я бога боюся; будет вы пойдете все литовские люди из Московского государства, и аз их благословляю отойти прочь; а будет вам стояти в Московском [23] государстве, и яз их благословляю всех против вас стояти и помереть за православную христианскую веру». Той же Михайло, слышав такие речи от патриарха, ноипаче ему делаша тесноту» 8. Однако, несмотря на исключительно суровые условия заключения и угрозу смерти, патриарх сумел обратиться к ополченцам с призывом продолжать борьбу. Его послание было переправлено в полки, очевидно, посредством «лазутчиков», храбрецов, с риском для себя находивших дорогу к патриарху. Так, еще в конце декабря 1610 г. его посетили посланцы от нижегородцев — сын боярский Роман (Ратман) Пахомов и Родион Мосеев, получившие словесный наказ патриарха идти, собравшись с другими городами, «к Москве на литовских людей» 9. Эти «бесстрашные люди» проникали к патриарху и тогда, когда он был взят под арест. А в августе 1611 г. Родион Мосеев принес грамоту от патриарха против казаков, собиравшихся признать «воренка», сына Марины от Лжедмитрия II. Согласно этой грамоте, казанский митрополит Ефрем должен был писать в полки к боярам «учительную грамоту, чтоб они стояли крепко в вере» и не присягали «Маринкину сыну». «Бесстрашным людям», свияженину Родиону Мосееву и Ратману Пахомову, поручалось вести устную агитацию именем патриарха («в городы послать их же, а велети им говорить моим словом»).

Кто-нибудь из таких «бесстрашных людей» «втайне» доставил в полки, стоявшие под Москвой, и публикуемое послание. На запад же России, где оно было включено в состав Бельской летописи, послание Гермогена могло попасть либо через смоленских служилых людей, входивших в полки, осаждавшие Москву в 1611-1612 гг., либо, скорее всего, через тех белян, которые в числе смольнян составляли поначалу военное ядро Второго ополчения 10.

С. Ф. Платоновым 11, а вслед за ним С. Кедровым 12, был высказан взгляд об активном участии в деятельности Первого ополчения патриарха Гермогена, поддерживавшего этот патриотический почин своими грамотами. Поскольку до последнего времени не было известно ни одного послания Гермогена, адресованного ополченцам, и приходилось довольствоваться косвенными указаниями на их наличие, Л. М. Сухотин счел возможным отнестись к этому выводу скептически 13. Хотя публикуемое послание Гермогена и написано в момент, когда Первое ополчение уже стояло под Москвой, но оно, несомненно свидетельствуя о связях патриарха с ополченцами, серьезно подрывает мнение Л. М. Сухотина о непричастности Гермогена к делу Первого ополчения и заставляет предполагать наличие таких связей и ранее.

Послание патриарха Гермогена написано в литературной форме поучения, имевшей издавна хождение на Руси. Оно примыкает к тому ряду поучений, проникнутых патриотическим духом, который открывается поучениями Серапиона, епископа владимирского 14. В своем предуведомлении, которое также ниже публикуется, летописец сообщает о способе, посредством которого поучение Гермогена было переправлено из Москвы («втайне»), об адресатах его — «к боярам и воеводам и ко всем служилым людям», стоявшим под Москвой, и его основной патриотической цели — «чтоб не смущались всякие люди никакою прелестию и стояли бы за один единодушно вкупе противо врагов и разорителей и крестопреступников Московского государства противо поляк и литвы». Возможно, что при составлении предуведомления летописец воспользовался адресом, содержавшимся в самом послании и пересказанным им своими словами.

В свое время Гермоген одобрил проект призвания на русский престол польского королевича Владислава, если он примет православную веру. Патриарх присоединился к мнению тех бояр и других представителей господствующего класса, которые полагали, что «лучше убо государичю служити, нежели от холопей своих побитыми быти и в вечной работе у них мучится» 15. Национальные интересы были принесены в жертву узкосословным. Но когда обнаружился обман польского короля Сигизмунда III, лелеявшего планы установления государственной и религиозной унии под главенством католической Польши, патриарх занял непреклонную позицию, которой остался верен до смерти.

Послание Гермогена состоит из двух частей. В первой части, краткой и выразительной, он призывает ополченцев «отринута от себя женскую немощь, и восприять мужескую храбрость». Во второй части Гермоген, как глава русской православной церкви и глубоко религиозный человек, предлагает единственное, с его точки зрения, действенное средство сплочения национальных сил, — укрепление веры и нравов, пошатнувшихся в «смутное время»: [24] «Токмо отрините от себя всяческую ересь и всяко нечестие, его же ненавидит бог». С подобными увещеваниями патриарх обращался и ранее к московской пастве. Князь И. А. Хворостинин приводит в своей «Повести» содержание одной из устных проповедей Гермогена в Кремле, исполненной сходных мотивов 16. Однако теперь проповедь патриарха перестала носить мирный характер и обращена к служилым людям — ополченцам, призвана воодушевить их на вооруженную борьбу с интервентами. Особое место в поучении занимает обличение тех, кто прибегает к «ересным», волшебным, гадательным книгам и колдовству 17. Увещевая верящих в волхование, Гермоген предлагает им прочитать «мучение священномученика Киприяна». Имеется в виду житие и мучение Киприяна и Устины. Волхв Киприян, колдуя на волшебных штагах, послал «демонов на святую деву Иустину, хотя прельстити ю», но потерпел неудачу. После этого он явился с покаянием к епископу Анфиму, который сжег волшебные книги, а самого Киприяна, «благословив отпусти, рекый: подщися в церковь божию» 18. Сжигать волшебные книги призывает и Гермоген 19.

Преимущественное обличение в публикуемом послании «ересных, гадательных, волшебных книг», очевидно, имело целью искоренить отклонения от православия, получившие наибольшее распространение в служилой среде. Под «ересными книгами» могли подразумеваться также католические и униатские книги, которые в обстановке «смутного времени» и иноземного вторжения стали все чаще попадать в руки дворян.

Обращение к широкой служилой массе, составлявшей основу Первого ополчения, оказало решающее влияние и на литературный стиль послания Гермогена. Он прост, доходчив и ясен, приобретая временами живость и образность. Так, высмеивая веривших в колдовство, Гермоген прибегает к яркому сравнению: «А на волшебные и на годательные книги и на ведовство что надеющеся, и те, что на воду опирающеся, а хто опретца на воду, тот и погрузитца и потонет». Состав аудитории определил и строй бытовых примеров, использованных Гермогеном. У служилых людей были живы в памяти недавние времена восстания Болотникова и суровых расправ над пленными болотниковцами, среди которых было немало бывших холопов. И обращаясь к дворянам-ополченцам, патриарх не преминул вызвать эти ассоциации, близкие каждому холоповладельцу: «По себе всяк знай: только раб твой ко врагу твоему прибегает, и поклоняется ему, и угодная творит ему, что ты — добро сотворишь рабу своему?»

Отдельные грамматические ошибки и стилистические неувязки, встречающиеся в послании, произошли, очевидно, в процессе неоднократной его переписки. Не исключено, что в распоряжении летописца был дефектный список послания (без адреса), если только он сам не пересказал адрес своими словами.


О ПРИХОДЕ ПОД МОСКВУ БОЯРИНА И КУЗМЫ МИНИНА И О ПОУЧЕНИИ ПАТРИАРХА ГЕРМОГЕНА 20

Того же году летом вооружася князь Дмитрей Михайловичь Пожарской да Кузьма Минин со многою силою пошли из Ерославля на помощь под Москву на безбожных поляк, призывая бога на помощь и пречистую богородицу, скорую помощницу, тихим и смиренным сердьцем. И пришедчи стали под Москвою и учинили литовским людем за их неправду и тесноту и крестопреступленье, многую им тесноту.

Того же лета выписал из Москвы втайне Гермоген патреарх московской и всеа Русин за город к боярам, и к воеводам, и ко всем служилым людем поучение и свое святительское благословленье, чтоб не смущалися всякие люди никакою прелестию и стояли бы за один единодушно вкупе противо врагов и разорителей и крестопреступпиков Московского государьства, противо поляк и литвы, имеюще писание сицево:

[Послание патриарха Гермогена]

Просите у бога милости и призывайте на помощь крепкую пашу заступницу, и святых и небесных сил, и всех святых и отринути от себя женскую немощь, и восприять мужескую храбрость, и стояти противо врагов божыих и наших губителей [25] крепко, уповая и на бога, и па пречистую богородицу, и на всех святых, понеже с нами бог и заступленье пречистые богородицы и молитвам 21 всех святых, и поотринути от себя всяко зло. И поборает по нас господь сам бог, живопосными усты своими рек сам господь: «Аз есми по вся дни с вами до скончания века». И паки рече: «Аз есми с вами и никто же на вы». И паки рек: «Идеже два или три собрани во имя мое, ту есмь и аз посреди их». И паки рек: «Ничто же творите и приступите ко мне и противитеся, и лица ваша || не постыдятся, врази наши да будут пред вами, яко прах пред лицем ветру». И ангел господень погоняя их, понеже с нами бог и молитвы пречистые богородицы и всех святых поспешествуют вам. Токмо отрините от себя всяку ересь и всяко нечестие, его же ненавидит бог. Кто будет был блудник возлюби целомудрие, еже есть чистота телесная, и кроме жены своея со иными не блудите. Или кто разбойник, или тать, или клеветник, или судья неправедной, или посульник, или книги гадательные 22 и волшебные на погибель держыт, или ведует, впредь обещайся богу таковых дел не творить. То чистое покаянье именуетца, что от грех престати 23, а не отчайся никакоже никто — несть бо того греха, котораго божие человеколюбие не превозходит. Отчяявшися сам себе заколает, что мертвый не может встать. Тако отчаявшися спастися, согрешил еси. Прибегни к богу и помяни царя Манасию: и лета отворил 24 люди от бога и в мало время спасеся из медяные тюрмы, ангелом взят и принесен во свое царьство Езекею. Много согреши и обратней ко истинне покаянья и прослезися. И каково знамение на небеси его ради показа господь солнцем: тогда бе 25 и в нощи день. И бе при том же ангел господен, уби от полку асирийска 185 000. Помяните паки разбойника, и мытаря, и блудницу: многим ли времянем и не единым ли словом спасошася? А на волшебные и па гадательные книги и на ведовство что надеющеся, и те, что на воду опирающеся, а хто опретца на воду, тот и погрузитца и потонет. И тако и на ересные и волшебные и па гадательные книги кто па них надеетца, их держытца, тот вскоре и погибнет и душею и телом. Не может бо человек двема || господинам работать, и тако не может единым оком смотрети на небо, а другим на землю. Сам убо господь рече: «Где есмь аз, тут и слуга мой будет». То доброй ли слуга, что господина своего оставя, да не токмо господина, но и творца своего и бога, имущаго вся в руку своею, владеющаго животом и смертию, да отдаст себя врагу божию и своему губителю сотане и диаволом? Сотона же з бесы своими, хотя мало что и польстят и сотворят ему по его воли хотение его, и палят ого мечтанием своим к тоске. И как отведет его от бога, тогда по своему злодейству, смеявся ему, поругаются и всю волю свою сотворят над ним, и смертию злою уморят и погубят, понеже отступи от своего создателя, и во оном веце учинят его бес конца горети. И те душегубительные книги и ведовство, которые православных крестьян во ад сводят и сотворяют с сотоною и з бесы мучитися в бесконечныя веки, подобает вам, держащимся их, почитающим их, служащим их 26 огнем сожигати вместо собя, то сами не будете горети в бесконечные веки, да и зде приимите благодать божию, и подаст вам бог вскоре. А тем не прельщайтеся, что со враги божиими и со дияволы знатися и бога бы милостива сотворити собе. По собе всяк знай: только раб твой ко врагу твоему прибегает, и поклоняется ему, и угодная творит ему, что ты — добро сотворишь рабу своему? И вы не могите держатися таковых соблазн и поразумейте; свет или тма, живот ли или смерть, бог ли или бес, ково оставляете и х кому прибегаете? И хощете ли до конца не погибнути, прочтите мучение священномученика Кипреяна, той и вам объявит прелесть вражию и покажет. Обращаямся 27 к богу: неизреченно божие к нам человеколюбие. Волшебствующии бо и волше[б]ство || делающем, аще и святые троицы имя нарицают, аще и знамение честнаго креста Христова сотворяюще и знамение некое, некое волшвенье творят. Бегати их подобает и отвращатися, понеже не бе место покойно богу в них неверия ради. И яко же сам рече: «Сын человеческый не имать где главы подклонити». Блюдиси таковый, да не па тебе исполнитца речение: «Приемлете, зане зле просите». А благочестиву мужу бог помогает, понеже па бога надежу держых, а не на душедьявольския, душегубительные книги и козни его, от них же да избавит нас Христос, бог наш. Кое убо приобщение свету ко тме, или кос причястие дьяволу со Христом? Не подобает нам, крестьяном, усты и языком бога [26] призывати, а душею и телом дьяволу работать Помните реченное господем: «Раб ведая господина своего волю, а не творит, бьен будет много». И паки: «Аще бысть 28 и слепы были, то не бысть 29 бы и греха имели». И паки: «Подобает покаятися к богу, ему же слава в веки». Аминь.

ГИМ, Увар., № 569, лл. 339 об. — 341 об.


Комментарии

1. ГИМ, Увар., № 569; 1°. Она написана несколькими довольно четкими почерками и занимает последние листы рукописи (лл. 309- 353 об., послание Гермогена — лл. 339 об. — 341 об.). Водяные знаки бумаги, па которой помещена летопись, гербы типа: Гераклитов, №№ 233-240, 30-е годы XVII в.; с литерами ID, №№ 265-266, 1649 г. См. А. А. Гераклитов. Филиграни XVII века на бумаге рукописных и печатных документов русского происхождения. М., 1963, стр. 78, 84.

2. И. Строев. Рукописи славянские и российские, принадлежащие Ивану Никитичу Царскому. М., 1848, стр. 197, под № 234; Леонид. Систематическое описание собрания графа А. С. Уварова, ч. III, М., 1894, стр. 82, под № 1392 (569).

3. А. Н. Насонов. Летописные памятники хранилищ Москвы, — «Проблемы источниковедения», т. IV. М., 1955, стр. 264.

4. Два последних послания см. в опубликованной нами части Бельской летописи: В. И. Корецкий. Новое о крестьянском закрепощении и восстании И. И. Болотникова. — «Вопросы истории», 1971, № 5, стр. 145-146.

5. «ПСРЛ», т. XIV, стр. 107-108.

6. Там же, стр. 109.

7. «ААЭ», т. II. СПб., 1836, № 188, IV, стр. 326.

8. «ПСРЛ», т. XIV, стр. 110.

9. «ААЭ», т. II, № 194, стр. 333-334. Имя Родиона Мосеева встречается и в других документах, где он фигурирует как «свияженин». Романа (Ратмана) Пахомова, по словам И. Г. Любомирова, большого знатока нижегородских материалов, «не удалось отыскать среди нижегородских дворян во всех бывших у меня под рукой источниках» (И. Г. Любомиров. Очерки нижегородского ополчения. М., 1939, стр. 43, прим. 1). Отсюда он заключил, что Р. Пахомова нельзя относить к нижегородцам. Но это недоразумение. В 1613 г. Ратман Пахомов упомянут в числе челобитчиков нижегородских беспоместных детей боярских, которым было велено «за денежное жалование делать недели». См. ЦГАДА, ф. Печатной конторы, Пошлинная книга, 1613 г., кн. 1, № 1969.

10. Из июльской грамоты 1611 г. троицких властей явствует, что «которые дворяне и дети боярские, смолняно и брянчане и дорогобужаие и вязмичи и ярославцы и иных городов, были под Смоленском, и те все пришли к Москве, к боярам и воеводам па помощь». См. «ААЭ», т. II, № 190, стр. 329, а также: «ПСРЛ», т. XIV, стр. 110, 113. О пожалованиях смоленских служилых людей «при боярах» под Москвой в 1611-1612 гг. см.: ЦГАДА, ф. Оружейной палаты, оп. 24, стлб. № 38589, л. 2; стлб. № 38559, л. 2; стлб. № 38574, л. 5; стлб. № 38597, л. 3. Об участии белян во Втором ополчении говорится в самой Бельской летописи (Увар., № 569, л. 339). Сохранились челобитные белян, участников Второго ополчения, с указанием жалования в 24, 26 и 27 руб. См. Л. М. Сухотин. Четвертчики Смутного времени (1604-1617). — «ЧОИДР», 1912, кн. 2. М., 1912, стр. 257.

11. С. Ф. Платонов. Очерки по истории смуты в Московском государстве XVI-XVII вв. М., 1937, стр. 368-369. (Изд. 1. СПб., 1899.)

12. С. Кедров. Жизнеописание святейшего Гермогена, патриарха Московского и всея России. М., 1912, стр. 84-85.

13. Л. М. Сухотин. К вопросу о причастности Гермогена и князя Пожарского к делу первого ополчения. — «Сборник статей в честь И. К. Любавского». Пг., 1917, стр. 324-338.

14. Е. Петухов. Серапион Владимирский, русский проповедник XIII века. СПб., 1888, приложения, стр. 1-15; И. У. Будовниц. Общественно-политическая мысль древней Руси. М., 1960, стр. 335-339.

15. «Сказание Авраамия Палицына». М.-Л., 1955, стр. 208.

16. «РИБ», т. XIII. СПб., 1909, стлб. 550.

17. Веру в волхование осуждает и Серапион: «От которых книг или от них писаний се слышасте, яко волхвованием глади бывают на земли и пакы волхвованиемь жита умножаються?» См. Е. Петухов. Указ, соч., прилож., стр. 11.

18. «Великие Минеи Четии, собранные всероссийским митрополитом Макарием», изд. Археографическою комиссией. СПб., 1870, стлб. 50-51 (октябрь, дни 1-3).

19. Перечисленными уклонениями от православия не исчерпывался круг вопросов, беспокоивших Гермогена. Церковных неустройств он коснулся в своем «Послании паказательном... ко всем людям, паче же священником и диаконом о исправлении церковного пения», которое предшествовало публикуемому посланию и может быть отнесено к 1610 г. или к началу 1611 г. См. И. Сахаров. Исследование о русском церковном песнопении. — «ЖМНП», т. 1-III. СПб., 1849, стр. 157, 158.

20. В ркп. Германа. Далее вмешательство публикатора оговаривается в прямых скобках.

21. Так в ркп.

22. В ркп. подательные.

23. В ркп. предстати.

24. Так в ркп.

25. В ркп. Бо

26-27. Так в ркп.

28-29. Так в ркп.

Текст воспроизведен по изданию: Послание патриарха Гермогена // Памятники культуры: новые открытия. Письменность, искусство, археология. Ежегодник, 1975. Л. Наука. 1976

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.