Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Указ об амнистии 1598 года

Одним из мероприятий, проводившихся царским правительством накануне земского собора 1598 года, наиболее значительным, но еще недостаточно изученным, является указ об амнистии «тюремных сидельцев», то есть заточенных в тюрьмы и сосланных в отдаленные места по различным, в том числе и политическим мотивам.

В обнаруженной В. И. Корецким в ЦГАДА (фонд Новгородской приказной избы) памяти, присланной из Москвы новгородскому воеводе князю Д. А. Ногтеву и дьяку Д. Алябьеву 15 января 1598 года, говорится: «...которые люди сидят по тюр[ьмам] и стоят на правежах в Великом Нов[городе] и по всей Ноугородской земле в приг[ородах] и по станом в губах в государевых и во всяких з[аписных] делах, тотчас ис тюрем свободити, и оп[равив] в государевых деньгах, спустити безпоручно и з[аписи] поручные и переводные им выдати» 1.

Об амнистии 1598 года сообщают также записки императорского гонца Михаила Шиля, побывавшего в Москве в 1598 году: «Великий князь воротил назад и освободил всех иностранцев, особливо немцев, сосланных несколько лет тому назад в пустынные места, и отдал на волю каждого из них, либо вернуться в Москву и проживать там, либо же совсем выехать из страны...» 2. О своем освобождении из вологодской тюрьмы после смерти царя Федора и разрешении жить в тверской вотчине писал в 1598 году опальный И. Г. Нагой 3. Но и Нагой и Шиль ошибочно полагали, что указ об амнистии исходил от Бориса Федоровича Годунова. В «Повести о честном житии царя и великого князя Федора Ивановича всея Руси» есть прямое указание на то, что не Б. Ф. Годунов, а царица Ирина Федоровна (в иночестве Александра) по смерти мужа «вся же темница и узилища тогда отверзе и сущих в них повинных смерти всех на живот свобожая» 4.

Ниже публикуется грамота царицы-инокини Александры Федоровны, посланная в Яренск и Вымские волости 5 в феврале 1598 года, в которой имеются дополнительные сведения об амнистии. Грамота дошла до нас в списке 30-х годов XIX века в составе сборника XVIII—первой половины XIX века, хранящегося в Рукописном отделе Государственной публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина б. Копии грамоты и некоторых других документов в сборнике были сделаны «библиотекарем титулярным советником Андреем Поповым с подлинных грамот и протчих старинных рукописей, находящихся в Усть-Сысольской общественной библиотеке» 7. Из материалов конца XVI — начала XVII века, помимо указанной грамоты 1598 года, в сборник вошли: небольшая компилятивная повесть о «смутном» времени, не представляющая самостоятельного значения (лл. 4-5), выписки из писцовых книг Яренского уезда 1608 года (лл. 6-16 об.) 8, жалованная грамота крестьянам Глотовой слободки 1591 года (лл. 24-24 об.) 9 и неизвестная грамота руководителей первого ополчения на Вымь и в Яренский городок 24 апреля 1611 года о сборе налогов для нужд ратных людей (лл. 8-19).

Публикуемая грамота Александры Федоровны уточняет, прежде всего, дату указа: он был объявлен «назавтрие же преставления... Федора Ивановича всеа Русии, генваря в 8 день», то есть еще до пострижения царицы Ирины. Из текста документа следует также, что грамоты об освобождении заключенных царица указала разослать «по всем городом». Далее мы узнаем, что амнистия была всеобщей и распространялась на всех без исключения «тюремных сидельцев», в том числе и на политических 10. Судя по [85] всему, тюрьмы тех лет не пустовали. В них находились опальные Нагие, участники угличского восстания 1591 года, «многие простые люди украинские», схваченные по обвинению «в речах» на царского конюшего и «слугу» Б. Ф. Годунова 11, должники и прочие. О строгом тюремном режиме в те годы ярко повествует грамота царя Федора Ивановича, посланная в Рязань 16 июня 1591 года вскоре после смерти в Угличе царевича Дмитрия: «А в тюрьмах бы есте тюремных сидельцов, татей и разбойников, велети беречь накрепко, чтобы к ним нихто с ножи и с пилами не подходил. И целовальники б губные и тюремные сторожи в день и в ночь жили у тюрем безотступно, ежечас, бес перемены» 12.

Как было сказано выше, в Великий Новгород указ об амнистии пришел 15 января 1598 года. Следовательно, послан он был из Москвы сразу после объявления амнистии. В Яренске же и Вымской земле, крае малонаселенном, удаленном от Москвы и потому удобном месте для ссылок, об амнистии не знали еще и в феврале 1598 года по недосмотру, как это следует из текста грамоты, четвертного дьяка Ивана Вахромеева.

Иван Семенович Вахромеев впервые упоминается в 1573 году в списке «двора» Ивана Грозного с окладом 12 рублей 13. В 1588-1589 годах он выборный дворянин по Ржеву с поместным окладом 600 четвертей 14. В 1580-1590-х годах И. С. Вахромеев несет обычную для выборного дворянина службу, но в характере его назначений угадывается будущий дьяк: в 1584—1587 годах он голова у городового дела в Орешке и Торопце, в 1588—1590 годах — «намесничей доход ведает» в Путивле, в 1593/94 году составляет описание Путивльского у. 15. С июня 1596 по 1599 год он возглавляет четвертной приказ, в ведении которого, кроме Яренска и Вымской земли, находились Усть-Цилемск, Устюжна, Кола, Тверь, Торжок и Сибирь 16. В 1598 году И. С. Вахромеев принимает участие в земском соборе и подписывает Утвержденную грамоту 17. О высоком положении И. С. Вахромеева в приказной среде свидетельствует тот факт, что в списке приказных дьяков, составленном около 1599 года, он стоит третьим 18. С 1599 по 1601 год он первый дьяк Новгородской или Новой четверти 19. В 1602 году И. С. Вахромеев, едва ли не перед пострижением, дает в ростовский Борисоглебский монастырь 200 руб. деньгами и свой московский двор 20.

Итак, в служебном положении И. С. Вахромеева видимых изменений после февраля 1598 года не произошло, и дьяк не понес наказания, несмотря на обещание царицы подвергнуть его «великой опале» 21.

Земский собор, как известно, открылся 17 февраля 1598 года, а Б. Ф. Годунов согласился стать царем 21 февраля. Значит, грамота в Яренск и Вымь, датированная февралем 1598 года и написанная от имени царицы-инокини Александры Федоровны, была послана, вероятнее всего, еще до избрания 21 февраля на царство Б. Ф. Годунова. Однако Борис Федорович Годунов, став царем, по-видимому, также не считал нужным наказывать дьяка Вахромеева за задержку отсылки грамоты об амнистии в Яренск и Вымские волости в январе 1598 года. В этой связи заманчиво предположить, что задержка грамоты в Яренск и Вымь была вызвана желанием Б. Ф. Годунова изолировать находившихся в ссылке некоторых своих противников накануне земского собора, хотя данных для такого предположения пока недостаточно. В то же время нельзя исключать [86] того, что в период острой борьбы боярских группировок за русский престол «оплошка» И. С. Вахромеева была преднамеренной.

Грамота царицы-инокини Александры Федоровны в Яренск и Вымь содержит новые сведения об обстановке перед земским собором 1598 года. Она представляет интерес не только для изучения одного из интереснейших моментов русской истории, но и является наиболее ранним известным описанием амнистии в Московском государстве.

Следует отметить, что при переписке подлинной грамоты библиотекарь А. Попов допустил несколько описок: «сиделков» вместо «сидельцов», «всем» вместо «всех» и другие погрешности. При этом слова, написанные ошибочно, в копии не зачеркнуты, а взяты в квадратные скобки. После текста грамоты, вслед за датой, переписчик поместил описание внешних особенностей подлинника, отметив среди прочего собственноручную подпись царицы Александры Федоровны на обороте грамоты. В последнем можно усомниться, так как в допетровское время царские подписи на официальных грамотах — явление исключительное 22.

Публикацию подготовила С. П. Мордовина.


1598 г. февраля. — Грамота царицы-инокини Александры Федоровны старостам и целовальникам Яренска и Вымских волостей об освобождении из тюрем заключенных

От государыни царицы и великия княгини Александры Федоровны всеа Русии на Вымь в Яренский городок и во все Вымские волости старостам и целовальником.

Божиим изволением блаженныя памяти государя царя и великого князя Федора Ивановича всея Русии не стало. А которые люди по своим винам в его государеве Цареве 23 и великого князя Федора Ивановича всея Русии опале в изменах и во всяком воровстве и на 24 всей татьбе и в розбое сидели по городам в тюрьмах, и яз, поминаючи блаженные памяти государя царя и великого князя Федора Ивановича всея Русии, тех всех винных людей и татей и розбойников по всем городам не тюрем велела выпустить назавтрие ж преставления блаженныя памяти государя царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии, генваря в 8 день, и грамоты о том велела розослать по всем городом.

И на Вымь по ся места о том нашей грамоты не послал дьяк наш Иван Вахромеев, и ему за ту свою вину быть от нас в великой опале.

И как к вам ся наша грамота придет, и вы б тотчас, что ни есть на Выми в Яренском городке 25 и во всех великих 26 волостях в тюрьмах наших и опальных людей, которые сидят по своим винам в ызменах и во всяком воровстве, и татей, и розбойников, и всяких винных людей, всех переписав по имяном, ис тюрем выпустить тотчас. А которые тати и розбойники самые пущие воры, от которых и вперед чаять воровства, тех бы выпускать с поруками, а по кому поруки не будет, тех выпустить и без поруки тотчию 27, только б то было ведомо, где кто станет жити. А ни один бы человек тех старых сидельцов 28 в тюрьме не был, всех 29 бы есте повыпустить. А сколько человек, которые сидели в ызменных, и татей, розбойников и всяких тюремных сидельцов выпустите, тому б есте имянную роспись прислать к нам к Москве в Четь дьяка нашего Ивана Вахромеева с ыными нашими делы.

Писано на Москве лета [7106-го] февраля в... день. Печать приложена восковая, небольшая, но от времени сгладилась.

На обороте подписано собственною рукою 30:

Государыня царица и великая княгиня Александра Федоровна всеа Русии.

На средине подписано:

Дьяк Иван Вахромеев.


Комментарии

1. В. И. Корецкий. Из истории закрепощения крестьян в России в конце XVI — начале XVII в. «История СССР», 1957, № 1, стр. 188.

2. ЧОИДР, М, 1875. кн. II, отд. IV, стр. 18.

3. С. М. Соловьев. История России с древнейших времен, кн. IV. М., 1960, стр. 359.

4. Полное собрание русских летописей, т. 14. М., 1965, стр. 22.

5. О Яренском уезде и Вымской земле см.: М. Н. Тихомиров. Россия в XVI столетии. М., 1962, стр. 257-262.

6. ГПБ, F. XVII, 52, лл. 17-17 об.

7. Описание сборника см.: «Отчет имп. публичной библиотеки за 1890 год». СПб., 1893, стр. 33-38.

8. Опубликованы в «Чтениях ОИДР», 1917, кн. 11.

9. См.: Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Археографическою экспедициею имп. Академии наук (далее ААЭ), т. 1. СПб., 1836, № 350.

10. По указу следовало освобождать «с поруками» даже самых опасных преступников, а если поручителей не окажется, и без поруки. Именные списки бывших арестантов после проведения амнистии должны были быть присланы в Москву.

11. Сыск по этому делу, по свидетельству Нового летописца, принял большие размеры: «...множество людей с пыток помроша, а иных казняху и языки резаху, а инии по темницам умираху» (Полное собрание русских летописей, т. 14. М., 1965, стр. 44).

12. Памятники русского права, вып. V. М., 1959, стр. 227-228.

13. Д. Н. Альшиц. Новый документ о людях и приказах опричного двора Ивана Грозного после 1572 года. «Исторический архив», кн. IV. М.-Л., 1949, стр. 23. Его отец Семен Тимофеевич в середине XVI в. — «литва дворовая» по Костроме (Тысячная книга 1550 г. и Дворовая тетрадь 50-х годов XVI в. Подг. к печати А. А. Зимин. М.-Л., 1950, стр. 151).

14. ЦГАДА, ф. 210. Столбцы Московского стола, № 751, столпик 3, л. 70. В эти годы И. С. Вахромеев с братом Образцом владел в Сижельской и Пороховской волостях Ржевского у. старым поместьем в 1013 четвертей — селом Воробьевым с 26 деревнями и пустошью (ЦГАДА, ф. 1209, кн. 70, лл. 51-57).

15. Разрядная книга 1475-1598 гг. Под ред. В. И. Буганова. М., 1966, стр. 347, 359, 377, 389, 398; С. Б. Веселовский. Сошное письмо, т. II. М., 1916, стр. 620.

16. П. А. Садиков. Указ. соч., стр. 393, 405. К сожалению, неизвестно, когда И. С. Вахромеев послал грамоты об амнистии в Сибирь и другие местности, которыми он ведал.

17. ААЭ, т. II, стр. 43, 49.

18. ЦГАДА, ф. 210. Столбцы Московского стола, № 1092, столпик 6, л. 1.

19. П. А. Садиков. Указ. соч., стр. 409-410, 416; С. К. Богоявленский. Приказные судьи XVII века. М.-Л., 1946, стр. 92.

20. А. А. Титов. Вкладные и кормовые книги Ростовского Борисоглебского монастыря. Ярославль, 1881, стр. 31, 37-38.

21. Переход И. С. Вахромеева в Новгородскую четверть, возглавлявшуюся окольничим М. Г. Салтыковым, нельзя считать понижением, так как эта четверть в конце XVI в. была наиболее значительной из четвертных приказов.

22. См. Ю. Н. Щербачев. Подписи царей Бориса Годунова и Алексея Михайловича. М., 1894.

23. В рукописи ошибочно «царстве».

24. Так в рукописи. В подлиннике, вероятно, было «во».

25. Далее в квадратных скобках «и волостях».

26. Так в рукописи. В подлиннике, по-видимому, было «Вымских».

27. Так в рукописи.

28. Здесь и далее в рукописи ошибочно «сиделков».

29. В рукописи ошибочно «всем».

30. Далее в квадратных скобках «так».

Текст воспроизведен по изданию: Указ об амнистии 1598 года // Советские архивы, № 4. 1970

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.