Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИЗВЕСТИЕ О НЕПОВИНОВЕНИИ КРЕСТЬЯН В ВОТЧИНЕ АНТОНИЕВО-СИЙСКОГО МОНАСТЫРЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVI в.

Публикуемое известие о неповиновении крестьян монастырским властям содержится в житии Антония Сийского. Имеется две редакции этого жития: первую написал монах Антониево-Сийского монастыря Иона в 1577-1578 гг. по поручению игумена Питирима, а вторую — царевич Иван, сын Ивана Грозного 1.

Сообщение о неповиновении крестьян в житии заключено в форму рассказа об одном из чудес, якобы совершенном Антонием уже после его смерти.

Приводим его текст по списку XVII б. первой редакции с поправками по списку XVI в. второй редакции, которые даны в подстрочных примечаниях.


«Чюдо 14 2. О попе некоем его же преподобный Антоний наказав за маловерие его явлением некоим и паки исцеление дарова ему, покаявшуся ему чисто:

Поп некий, Харитон зовомый, жительство 3 имея недалече от обители святаго, яко за десять поприщь (т. е. верст.— В. К.) расстояние имать, в прежреченном Емецком стану глаголемом, служаще пресвятому 4 рождества Иоанна предтечи. Сому попу случися искушение таково быти, в не 5 же время посланнику некоему прислану бывшу во обитель святаго от самодержавного великого государя царя и великого князя Иоанна Васильевича всеа России, милости царския устрояющу в потребу оратии, учеником святаго, жителем же во окрестных весех, не хотящим .монастырю повинутися 6, яко же поведено им бысть по царскому наказанию, и сего ради молву в людех немалу воздвигоша и ропот велик на святаго с хулами составиша, о них же речено бысть, приложися скотом несмысленным и уподобися им. Иде же бо паче благодарити бога, яко таковаго свотилника воздвиже им в последних сих временах на просвещение всему роду их, они же вместо благодарения хулу на святаго глаголяше сему вышереченному поду.

Яко услышавшу молву сию 7 в людех немалу зело, смутися и поп сей в сердцы своем, яко же обычай имут некрепцыи в разуме, от инех услышавше, сице и они яеомысленне тоже клевещут. Яко же слышав безумие глаголющих, сице и он, поп, на святаго глаголаше, не помысли бо в себе безумный поп сей к таковым глаголаннаго: яки учители болши препростых истязани будут о всяком словоси в день судный. И господем глаголаннаго: яко иже на сына человеческаго глаголавшему, оста-вится ему, а иже на духа святаго хулу глаголавшему, не оставится ему ни в сии век, ни в будущий, ибо святил вси духом святым просвещени сотворяют чюдеса преславная и дивная. Сице убо несмысленный поп сей двоеверен быв в сердцы своем ко святому, единаче безпрестани по вся дни хулу на нь глаголаше» (лл. 175-177).


В заключение рассказывается о том, как Антоний «покарал», а затем «простил» попа после того, как тот обещал «впредь хулы на нь никако же глаголети, но и веровати чюдесем его» (л. 177 об.).

При датировке этого известия мы можем исходить лишь из материалов самого жития. Помощь здесь нам оказывают слова Ионы о том, что нападки на Антония, сопровождавшие волнения в монастыре, были уже описаны им выше: «и сего ради молву в людех немалу воздвигоша, и ропот велик на святаго с хулами составиша, о них же речено бысть» (л. 176). Сообщение о «хуле» на Антония находим в «чуде» втором, где говорится о каком-то монахе, впервые взявшемся написать житие Антония: «по преставлении его 8 (т. е. Антония. — В. К.) немалу времени прешедшу святому же житию его еще ни от кого не написану бывшу, достоверных же свидетелей, помнящих житие блаженного, тогда уже мало обретающихся, от них же рече слышав той монах» (л. 143 об.— 144). Замысел предшественника Ионы не осуществился: «воздвигоша нецыи внозапну молву бесовскую деющи на нь завистию диаволею движими о составлении жития святаго, крамолующи на него (монаха, задумавшего писать житие. — В. К.) глаголющи: яко прежде сего никто же дерзну писати, а сей пишет и жития святых составляет, инии же от сих крамолующе на святаго хулу дерзнуша глаголети» (курсив мой. — В. К.) (лл. 144-145).

Указания на то, что монах, предшественник Ионы, начал составлять житие, когда после смерти Антония «немалу времени прешедшу» и осталась уже немного людей, знавших его при жизни, свидетельствуют о возникновении волнений в монастыре спустя значительный промежуток времени с 1556 г. С другой стороны, они не могли быть позднее 1577 г., когда во главе монастыря стал игумен Питирим, поручивший написание жития Ионе, который, по его же собственным словам, пользовался сведениями, собранными первым автором: «Мы же сия изо уст его (т. е. первого автора, которому но удалось написать житие из-за волнений в монастыре. — В. К.) по-ведуемая слышавше, аки пред богом писанию предахом» (л. 146). Поэтому мы вряд ли ошибемся, если отнесем волнения, происшедшие в вотчине Антониево-Сийского монастыря, к 70 годам XVI в. Не исключена возможность, что с ними было связано и назначение в Антониево-Сийский монастырь игумена Питирима, переведенного сюда в 1577 г. из Озерского Николаевского монастыря.

Как видно из публикуемых материалов, толчком для взрыва недовольства в среде определенной части .монахов, сельского духовенства и крестьян окрестных сел и деревень послужила предпринятая монастырскими властями попытка прославления Антония путем составления его жития. Подлинной же причиной волнений в Антониево-Сийском монастыре была крепостническая политика монастырских властей, направленная на увеличение земельных богатств, вовлечение в зависимость от мона стыря новых контингентов черных крестьян, усиление эксплуатации крестьян монастырских. Обстановка в монастыре была достаточно острой и до случая открытого неповиновения крестьян монастырским властям. На это указывает автор жития, когда, описывая положение дед в монастыре при приемнике Антония игумене Галасии, вкладывает в уста Антония, якобы чудесно явившегося братии и монастырским крестьянам, слова о том, что «работницы наши монастырстии о службах не радят» (л. 151).

В волнениях приняли участие не только монастырские, но и черные крестьяне Емецкого стана, видевшие для себя угрозу в захватнической политике монастыря.

Волнения в Антониево-Сийском монастыре были настолько серьезными, что монастырские власти были вынуждены обратиться за помощью к царской администрации. Слова «яко же повелено им бысть по царскому наказанию» могут быть расценены как невыполнение крестьянами какого-то предшествующего царского распоряжения.

Публикуемые материалы о неповиновении крестьян в вотчине Антониево-Сийского монастыря в 70-х годах XVI в. расширяют наши представления о процессе вызревания предпосылок крестьянской войны начала XVII в.

В. И. Корецкий


Комментарии

1. Списки первой редакции: ГБЛ, Ундольск., № 310/284, л. 136; ЦГАДА, ф. 181, №№ 283, 440, 456. Списки второй редакции: ГБЛ, Ундолъск., № 310/285, л. 1. Между двумя этими редакциями существенных разночтений нет. См. В. О. Ключевский. Древнерусские жития святых как исторический источник. М., 1871, стр. 301.

2. Во 2-й редакции «чудеса» не нумерованы, но расположены в том же порядке.

3. «Житие».

4. «Престолу».

5. Так в тексте обеих редакций.

6. «Монастыреви повиноватися».

7. «Молву велию»

8. Антоний умер 7 декабря 1556 г

Текст воспроизведен по изданию: Известие о неповиновении крестьян в вотчине Антониево-Сийского монастыря во второй половине XVI в. // Исторический архив, № 4. 1957

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.