Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

РУКОПИСЬ РАЗРЯДНОЙ КНИГИ ПОЛОЦКОГО ПОХОДА 1563 г. И ЕЕ ПУБЛИКАЦИИ

Победоносный поход русской армии на Полоцк — важнейшую литовскую крепость — по праву считается крупнейшим событием Ливонской войны. Падение Полоцка открыло путь на ливонскую Ригу, и Россия вновь обрела стратегическую инициативу в Ливонии, получив новые возможности диктовать условия Литве и Польше. В этом состоит его историческое значение.

Вместе с тем полоцкий поход имеет важное историографическое значение. Он прошел, как говорится, под счастливой звездой для исторической науки. Это единственный из многих великокняжеских и царских походов XV — первой половины XVII в., сведения о котором дошли до нас не только в краткой летописной версии, но и в виде отдельной книги Разрядного приказа, составленной из повседневных записей по ходу событий.

Рукопись книги хранится в Российской национальной библиотеке 1. В настоящее время в научном обороте находятся три публикации.

Впервые рукопись была опубликована в 1885 г. А. П. Сапуновым и озаглавлена им как «Разрядная книга полоцкого похода царя Иоанна Васильевича 1563 г.» 2. Вскоре это издание нашло живой и благоприятный отклик со стороны быстро растущего специалиста в генеалогических изысканиях, знатока разрядных и родословных книг 25-летнего Н. П. Лихачева, сверившего, по его словам, публикацию с «подлинником замечательной разрядной книги полоцкого похода 1563 года». По отзыву Н. П. Лихачева, «опечаток, ошибок и пропусков» в публикации «оказалось очень немного». 3

Так за источником закрепилось и сохранялось на протяжении 120 лет определение в качестве разрядной книги полоцкого похода 1563 г. Незыблемым оставалось и благоприятное, лихачевское, восприятие историками издания А. П. Сапунова. Многие поколения исследователей опирались на сапуновскую публикацию и нареканий, в целом, она не вызывала. [375]

С теми же чувствами в свое время использовал автор этих строк публикацию А. П. Сапунова для определения состава и численности служилых людей, участвовавших в полоцком походе. Однако при этом обнаружился ряд существенных вопросов к числовым данным текста публикации. Напрашивалась дилемма: либо источник в данном смысле грешит недостоверностью, либо издание было осуществлено с ошибками Помимо этого вызвал сомнение и способ подачи материала источника в публикации, т. е. в виде сплошного текста, тогда как массовые источники — книги Разрядного приказа, как, впрочем, и других приказов, всегда составлялись с обязательной разбивкой текста на отдельные разделы, рубрики и подрубрики (чаще всего размещавшиеся в пределах тетрадей), которые затем сшивались в единую книгу. Все размышления по этому поводу сводились к необходимости обращения к рукописи источника, благо до Публичной библиотеки — рукой подать. Но круговерть службы, текущие обязательства перед факультетом и товарищами по «Аграрной истории Северо-Запада России» надолго закрыли мне путь к источнику. Как знать, быть может, в этом был свой смысл...

Между тем в 2004 г. появилось второе издание источника, предпринятое К. В. Петровым по постановлению Редакционно-издательского совета РНБ. 4 В брошюру объемом в 107 страниц вошли: авторская вступительная статья «Об истории текста и рукописи книги полоцкого похода 1563 г. I публикация текста «Книги Полоцкого похода 1563 г.», приложение — «Хронология событий по книге полоцкого похода 1563 г.» и два указателя — именной и географический.

Как видно из оглавления публикации и ее разделов, а также из содержания вступительной статьи, К. В. Петров отказал источнику в его ставшей традиционной для исторической науки сущности «Разрядной книги полоцкого похода» (Н. П. Лихачев, 5 П. Н. Милюков, 6 В. И. Буганов 7) и предпочел именовать его просто «книгой полоцкого похода 1563 г.».

Автор новой публикации источника, обосновывая необходимость в его переиздании, справедливо отметил, что подобных документов за XVI век сохранилось «совсем немного», а потому особое значение имеет «критическое переиздание источников, уже введенных в научный оборот». 8 Правда, уместно было бы, прежде всего, подчеркнуть раритетность изданий таких источников. Далее, характеризуя публикацию А. П. [376] Сапунова, он замечает, что «издание не лишено недостатков». В качестве доказательства приводится ряд примеров обнаруженных неточностей в публикации 1885 г.: 9 так называемых «ошибок чтения», т. е. искажений в именах, отчествах и фамилиях; 6 пропусков отдельных фраз и всего лишь одна «ошибка в цифровых данных». В целом «аутентичность» передачи текста в предыдущем издании источника оказалась для К. В. Петрова приемлемой и позволила ему сделать вывод о том, что «с этой точки зрения издание А. П. Сапунова сохраняет свое научное значение». 19 При этом, для усиления убедительности своего заключения, автор переиздания источника тут же отсылает читателей к авторитетному в науке мнению Н. П. Лихачева, который «также писал об относительно небольшом количестве ошибок в публикации Сапунова по сравнению с текстом рукописи». 10

Интересная картина получается: две публикации на руках, в их правильности, казалось бы, нет оснований сомневаться, но ясности в природе выявленного мною несоответствия текущих и итоговых числовых данных дважды опубликованного источника как не было, так и нет. Плюс к тому нарочитое цитирование К. В. Петровым мнения Н. П. Лихачева о высоком качестве издания А. П. Сапунова, что косвенно должно свидетельствовать и в пользу новой публикации. Конечно, только сличение обеих публикаций с рукописью источника поможет прояснить ситуацию. Но предварительно хотелось бы выявить причины благоприятного, но далекого от конкретности отзыва Н. П. Лихачева об издании А. П. Сапунова. С этой целью необходимо уделить более пристальное внимание отчету ученого о его научных занятиях в Петербурге во второй половине 1886 г. и в начале 1887 г.

Итак, петербургская часть командировки Н. П. Лихачева пришлась на сентябрь — декабрь 1886 г. и январь — первую половину февраля 1887 г. Он сверстал для себя разнообразную и очень насыщенную для пяти с половиной месяцев программу. Судя по его же словам, он стремился к тому, чтобы не «ограничиваться исключительно занятиями по специальному, выбранному для диссертации, вопросу ... и стараться следить за ходом быстро двигающейся вперед исторической науки». 11 Он горел желанием познакомиться с возможно большим кругом специалистов. Одновременно Н. П. Лихачев живо интересовался в Петербурге состоянием дел во вспомогательных исторических дисциплинах, к которым тогда относили археологию, нумизматику и библиографию. 12 [377]

Большую часть времени исследователь проводил в хранилищах Академии наук, Общества любителей древней письменности, Археографической комиссии и Публичной библиотеки. Здесь, по моим подсчетам, он работал с текстами около 30 разрядных и родословных книг, разрядно-местнических сборников и других древних рукописей общим объемом почти в 10 тысяч листов с оборотами. 13 Это колоссальный и «трудноподъемный» материал для просмотра и ознакомления, но по нему еще нужно было сделать различные выписки, оформить наброски возможных будущих исследований и т. п.

В течение всего пребывания в столице Н. П. Лихачев уделял много времени, «по ряду вечеров в неделю», участию в ученых собраниях, заседаниях научных обществ и в собраниях у частных лиц. Особенно часто он бывал по пятницам «почти без пропусков», в Обществе любителей древней письменности и по субботам дома у Д. Ф. Кобеко. 14

По линии увлеченности вспомогательными историческими дисциплинами ученый был частым гостем в Археологическом обществе и Археологическом институте, в хранилищах нумизматических ценностей. В том числе Н. П. Лихачев «имел счастье представиться Его Высочеству Великому Князю Георгию Михайловичу и осмотреть Его великолепное собрание русских монет, в котором хранится несколько единственных экземпляров». 15

Все это требовало огромных затрат времени, которого к концу пребывания в Петербурге у него осталось крайне мало. Но именно на последний период командировки у Н. П. Лихачева были запланированы занятия в Императорской Публичной библиотеке, где ему, в ряду других дел, предстояло ознакомиться в рукописью книги полоцкого похода и сверить по ней издание А. П. Сапунова.

Отчет Н. П. Лихачева о занятиях именно в Отделении русских рукописей Императорской Публичной библиотеки играет ключевую, на мой взгляд, роль в разгадке природы его положительного, но лишенного конкретики, отзыва о публикации А. П. Сапунова. Здесь принципиально важно уяснить степень погруженности ученого в исследование библиотечных рукописей, уделив особое внимание его откровенной самооценке своей работы.

Вот его слова: «К материалам, хранящимся в Императорской Публичной библиотеке, мне пришлось только прикоснуться (курсив мой. — В. В.). Я сделал подробные выписки из рукописных каталогов и увидал, что мне будет необходимо просмотреть до сорока рукописей. Начав с [378] рукописей наиболее для меня важных, я успел воспользоваться лишь немногими номерами». 16

Перечислив и кратко охарактеризовав девять особо важных для него рукописей (в основном разрядных книг), Н. П. Лихачев в двух предложениях поделился впечатлениями от сверки издания А. П. Сапунова с рукописью источника: «Кроме того мною была сверена с подлинником (т. е. с источником. — В. В.) замечательная разрядная книга полоцкого похода 1563 года.., весьма старательно напечатанная А. Сапуновым... Опечаток, ошибок и пропусков оказалось очень немного». 17

По словам Н. П. Лихачева, его работа в Публичной библиотеке в условиях жесткой нехватки времени свелась к поверхностному ознакомлению с источниками. Он резко сократил число рукописей, отобранных для просмотра, с сорока до десяти. Последней в этом числе значится рукопись разрядной книги полоцкого похода, что неудивительно, поскольку источник уже был ему знаком по недавно изданной публикации. Поэтому сравнение двух текстов свелось, вероятно, к оценке полноты передачи публикацией содержания рукописи в самой общей форме. Заметив «весьма незначительные опечатки» и пропуск «одной-двух строчек» в публикации, Н. П. Лихачев пришел к выводу, что разрядная книга «издана очень тщательно», и тем самым закрыл вопрос. 18

Показательно, что при оценке качества издания А. П. Сапуновым рукописи разрядной книги полоцкого похода в отчете Н. П. Лихачева нет ни слова по поводу числовых данных источника. Однако они занимают значительную часть книги и именно они являются одной из уникальных составляющих данного источника. Более того, визуально числа представляют собой (в буквичном, под титлами, выражении) наиболее яркие и характерные пятна в тексте источника, так что не заметить их просто невозможно. Объяснить данный факт умолчания можно лишь тем, что эта часть информации источника была малоинтересной для ученого и находилась, так сказать, на периферии его сознания.

С учетом очерченных выше наблюдений следует признать, что в данном случае ссылки на мнение Н. П. Лихачева не могут ни подтвердить, ни опровергнуть позицию исследователя, взявшего на себя труд конкретной оценки качества издания А. П. Сапунова.

На читательском столе Отдела рукописей Российской национальной библиотеки сошлись рукопись книги полоцкого похода и две ее публикации, предварительно изученные и сверенные между собой. При этом были определены места возможных неточностей в публикациях. [379]

Непосредственное обращение к источнику показало, что его археографические, палеографические и кодикологические характеристики, приведенные К. В. Петровым во вступительной статье собственного издания, корректны и дают читателю возможность составить в целом правильное представление о рукописи описания полоцкого похода. 19 Поэтому в рамках данной статьи нет необходимости подробно останавливаться на них. Здесь имеет смысл сосредоточиться на другом.

Рукопись действительно восходит к 60-м годам XVI в., судя по филиграням на бумаге и скорописным почеркам. Описание полоцкого похода, представленное в версии данного источника, дошло до нас в полной сохранности, о чем свидетельствует потетрадный и полистный просмотр рукописи. Никаких механических утрат текста нет. Книга написана аккуратными четкими почерками, текст ее поделен на отдельные разделы, рубрики и подрубрики. Все это производит впечатление правильности и завершенности в оформлении книги. Именно так выглядят беловые варианты официальных документов.

По мнению К. В. Петрова, текст книги является подлинным, рукопись представляет собой «беловой экземпляр описания похода», на что указывают «характер передачи известий в сохранившейся рукописи, отсутствие помет, отчеркиваний, редакционной правки». 20 Действительно, все перечисленные признаки налицо. Но был ли изучаемый источник подлинным официальным документом? Вот в чем вопрос. Именно под этим углом зрения следует воспринимать мнение Н. П. Лихачева по поводу сущности рукописи книги полоцкого похода. Вот оно: «А. Сапунов прямо признает эту рукопись официальной разрядной книгой; я не могу согласиться с этим, потому что по записке делам, вынесенным в пожар 7134 (1626. — В. В.) года, государева разрядная книга за это время состояла из нескольких лет в одном переплете, однако предположение, что это черняк официального текста является весьма вероятным». 21 К. В. Петров не уделил должного внимания данной мысли Н. П. Лихачева, а зря. Дело в том, что К. В. Петров посчитал ее за антитезу своему выводу о том, что рукопись представляет собой беловой экземпляр описания похода: «Н. П. Лихачев считал книгу полоцкого похода 1563 г. "черновиком официального текста", не приводя, впрочем, никаких аргументов в пользу данного утверждения». 22 Между тем Н. П. Лихачев не подвергал сомнению ни подлинности, ни белового характера исполнения рукописи. Он отказался видеть в ней официальную редакцию разрядной книги полоцкого похода 1563 г. [380] одновременно высказал свое предположение, что это «черняк официального текста», т. е. официального документа Разрядного приказа.

Здесь уместно договориться о терминах (понятиях). При определении характерных признаков (атрибутов) исторических документов необходимо различать смысловое и юридическое значение понятий, которые при этом используются в научном обиходе.

Одно дело — сличение документов по смысловому значению. В этом случае они группируются по двум признакам. По признаку происхождения подлинник (оригинал) противопоставляется списку (копии). По признаку оформления беловик (чистовик) противопоставляется черновику (подготовительному материалу). Однако в определенных ситуациях обе пары понятий совпадают по признаку происхождения. Так, беловик и черновик могут быть в конкретных случаях как подлинниками, так и списками.

Другое дело — сопоставление исторических документов по юридическому значению. Будь документ по происхождению подлинником и по оформлению беловиком, но при этом не скрепленным подписями официальных лиц и не имеющим других атрибутов официальности, он не может рассматриваться как подлинник в смысле его юридической действенности, его официальной силы. В данном случае он противопоставляется документу, имеющему все необходимые атрибуты официальности, а значит и юридической действенности, и может рассматриваться только как проект, черновик («черняк») официального документа.

Именно в этом смысле Н. П. Лихачев использовал термин «черняк официального текста» в контексте своего предположения. Однако он мог бы высказаться по данному поводу более определенно, а не ограничиваться предположением со ссылкой на косвенный аргумент. Характер оформления рукописной книги — вот самый надежный показатель ее неофициальности. Дело в том, что беловик книги полоцкого похода 1563 г. лишен главного атрибута официального документа — подписей ответственных лиц Разрядного приказа.

Между тем приказная практика предусматривала на завершающей фазе подготовки официальных документов исполнение следующих необходимых действий. Первое — тщательная вычитка беловика. Второе — полистное скрепление текста готового документа подписью дьяка Разряда. В таком случае посередине правого поля каждого листа документа читается соответствующая часть дьячей подписи (скрепы), осуществленной вразбивку: «Ди-акъ-Иван-Ко-стю-рин». 23 Встречаются и документы, скрепленные «рукоприкладствами» двух дьяков. В подобных случаях для скреп используются правые и нижние поля листов документа: на правых полях [381] помещается скрепа первого ответственного лица — «Ди-якъ-Оле-ксей-Ар-га-ма-ко-въ», а на нижних второго — «Ди-якъ-Сте-па-нъ-Пу-сто-шъ-ки-нъ». 24 Комбинации скреп могут быть различными, но завершение документа в виде книги всегда одинаково. Сразу же за последней фразой текста книги, причем без каких-либо пробелов, следуют подписи подьячего, ответственного за правильность передачи текста документа, и дьяка, отвечавшего за данный документ в целом. Например, встречается такое сочетание подписей: «Справил подьячей Костька Петров» и «Диякъ Михайло Милославской». 25

Итак, книга с описанием полоцкого похода 1563 г. действительно представляет собой оформленный набело подлинник. Нет никаких свидетельств в пользу того, что она является списком (копией). Но ее текст не скреплен подписями официальных лиц Разрядного приказа. А если рукопись книги не подтверждена скрепами (в различной комбинации) дьяков и подьячих, то она, при всей «беловитости» ее текста, не может рассматриваться в качестве официального документа, обладающего необходимой силой юридической действенности. Значит, в данном случае, мы имеем дело с рукописью по какой-то причине неутвержденного проекта официального документа Разрядного приказа. Однако этот факт истории рукописи ни в коей мере не умаляет ее достоинств в качестве уникального источника по истории организации и осуществления полоцкого похода русских войск под командованием царя Ивана Васильевича IV.

Сопоставление первой публикации источника с оригиналом обнаружило в ней немало фактических ошибок, которые сведены воедино и представлены в виде Перечня.

Перечень фактических ошибок в публикации А. П. Сапуновым рукописи разрядной книги полоцкого похода 1563 г.

№ п/п Текст рукописи Текст публикации
1 2 3
1 «А со царем и великим князем... да царевич Ибак...» — л. 2 об. «А со царем и великим кн... да царевич Иван...» — с. 27
2 «В Сторожевом полку царевич Ибак...» — л. 6 об. «В Сторожевом полку царевич Иван...» — с. 28
3 «Во Ржеве збиратися к бояром ...» — л. 11 об. «В Оржеве сбиратися к бояром...» — с. 30

[382]

1 2 3
4 «... и темниковским, и цненским, и мордве, кадомским то-таром, муромской мордве и бортником...» — л. 13

«... и темниковским, и цненским и мордве, и бортником...» — с. 30

5 «... с Корякова и з Белогородья 50 ч...» —л. 15

«...с Корякова и с Белогорода 50 ч...» —с. 31

6 «... и наряду б у них было: саадак или тул с луком и з стрелами...»— л. 16 об.

«... и наряду б у них было: саадак и литул с луком и с стрелами...» — с. 31

7 «... Дмитрей Шафериков сын Пушкина». — л. 17 об.

«... Дмитрейша Фериков сын Пушкина». — с. 31

8 «... князь Григорей Голова Звенигородцкой». — л. 17 об.

«... князь Григорей, голова Звенигородцкой». — с. 31

9 «Со царем и великим князем в полку: ... столников и стряпчих и жилцов 244 ч...» — л. 21

«Со царем и вел. кн. в полку: ... столников и стрячих и жилцов 144 чел...» — с. 33

10 «Со царем и великим князем в полку: ...да приборных из городов новых 166 ч...» — л. 21

«Со царем и вел. кн. в полку: ... да приборных из городов 166 чел...» — с. 33

11 «Со царем и великим князем в полку: ... изо Ржевы 3 ч...» — л. 21 об.

«Со царем и вел. кн. в полку: ... из Оржевы 3 ч...» — с. 33

12 Со царем и великим князем в полку: ... тулян дворовых 20 ч., городовых 248 ч...» — л. 22

«Со царем и вел. кн. в полку: ... тулян дворовых 20 ч., городовых 140 ч...» — с. 33

13 «Да з году из неметцких городов: ... из Алыста годовых 70 ч. И всех годовых и с помещики 443 человеки. Да с малых статей будет...» — л. 23-23 об.

«Да с году из неметцких городов: ... из Алыста годовых 70 ч. Да с малых статей будет...» — с. 33

14 «Да со царем же... из Юрьевца...» — л. 24 об.

«Да со царем же... из Юрьева...»— с. 33

15 «А з боярином и воеводою со князем Петром Ивановичем Шуйским будет детей боярских: ... ружан дворовых 13 ч., а городовых 65 ч... — л. 26 об.

«А с боярином и воеводою со кн. Петром Ивановичем Шуйским будет детей боярских: ... ружан дворовых 3 ч., а городовых 65 ч...» — с. 34

16 «А з боярином и воеводою со князем Дмитреем Ивановичем Немого...» — л. 34 об.

«А с боярином со князем Дмитреем Ивановичем Немого...» — с. 36

17 «... да муромская мордва и бортники 551 ч., збирал их Семейка Девочкин...» — л. 37 об.

«... да муромская мордва и бортники 551 ч., сбирал их Семенка Девочкин...» — с. 37

[383]

1 2 3
18-20 «А у князя Михаила головы: Семен Аксаков.., Олексей Старого, Стрет Зузин». — л. 39

«А у князя Михаила головы: Семен Ксаков.., Олексей Старого Стретзузин». — с. 37

21 «А з боярином Михаилом Ивановичем Волынским детей боярских: ... ростовского архиепископа 50 ч...» — л. 39

«А с боярином Михаилом Ивановичем Волынским детей боярских: ... ростовского архиепископа 8 ч...» — с. 37

22 «А головы у Бориса: Федор Дурасов, Данило Бортенев». — л. 39 об.

«А головы у Бориса: Федор Дурасов да Нило Бортенев». —

с. 37

23 «Околничеи: ... князь Иван Михайлович Хворостинин...».

«Околничеи: ... кн. Иван Михайлович Хворостин... » — с. 38

24 «В суде у бояр: Петр Васильевич Зайцов» — л. 43

«В суде у бояр: Петр Васильевич Волынской», — с. 38

25 «У пищалей: ... Юшко Соловцов». — л. 47

«У пищалей: ... Ошко Соловцов». — с. 39

26 «Князи и дети боярские, которым спати в стану: ... Федор Мешков Валуев...» — л. 48

«Князи и дети боярские, которым спати в стану: ... Федор Мешков, да Луев...» — с. 39

27-28 «Дозорщики: ... Михайло Блудов... Утеш Капустин...» — л. 51

«Дозорщики: ... Михайло Булгаков.. . Утешка Пустин...» — с. 40

29 «Князи и дети боярские прибраны в ясоулы: ... Голова князь Григорей Звенигородцкой...» — л. 53 об.

«Князи и дети боярские прибраны в ясоулы: ... голова князь Григорей Звенигородцкой ...» — с. 41

30 «Которым от государя быти на посылки: ... Яковец Федоров сын Попадьин Волынской...» — л. 57

«Которым от государя быти на посылки: ... Яковец Федоров сын Попалин Волынской...» — с. 42

31 «Со князем Иваном Канбаровым ... Вотцкие пятины

45 дворовых и городовых 127 ч...» л. 60

«Со князем Иваном Канбаровым... Вотцкие пятины дворовых и городовых 127 ч...» — с. 43

32 «С Володимером Карповым: жилцов 3 ч., новоприборных 13 ч., Вотцкие пятины 32 ч., мещан 31 ч., ярославцов 21 ч. И всего 100 ч.». — л. 65

«С Володимером Карповым: жилцов 3 ч., новоприборных 13 ч., мещан 31 ч., ярославцов 21 ч. И всего 100 ч.». — с. 45

33 «И царь и великий князь послал боярина Льва Ондреевича Салтыкова ...» — л. 72

«И царь и вел. кн. послал боярина Иван Ондреевича Салтыкова...» — с. 46

[384]

1 2 3
34 «А царь и великий князь того дни был в Правой руке и в Передовом полку и стоял того дни у Передового полку на Стрелы озере». — л. 76 об.

«А царь и вел. кн. того дни был в Правой руке и в Передовом полку на Стрелне озере». — с. 48

35 «И которые люди из города на пожарище вылазили, и головы князь Дмитрей Овчинин да князь Дмитрей Хворостинин, да посланник князь Ондрей Стригин да голова Володимер Карпов с теми людми царево и великого князя дело делали и в город их втоптали». — л. 89 об.- 90

«И которые люди из города на пожарище вылазили, и головы кн. Дмитрей Хворостинин да посланник кн. Ондрей Стригин да голова Володимер Карпов с теми людми царево и вел. кн. дело делали и в город их втоптали». — с. 52

36 «Февраля 14 дня посланы под город головы: князь Олександра Прозоровской да князь Олександро Вяземской, да князь Иван Золотово». — л. 95 об.

«Февраля 14 д. посланы под город головы: кн. Олександра Вяземской да кн. Иван Золотово». — с. 54

37 «Марта во 2 день для затору головы: Иван Очин Плещеев да Федор Карпов, а на наслезе за сторожи князь Федор Лыков». — л. 131

«Марта во 2 д. для затору головы: Иван Очин Плещеев да Федор Лыков». — с. 65

38 «На Велиже... А со князем Офонасьем детей боярских: ржевич дворовых и городовых 46 ч. да велижских помещиков 12 ч. И обоих 58 ч. А с Михаилом Сумбуловым: ржевич 30 ч. да велижских помещиков 8 ч. И обоих 38 ч. И всех с обема 108 ч.». — л. 147

«На Велиже... а со князем Офонасьем детей боярских: ржевич дворовых и городовых 46 ч. да велижских помещиков 12 ч. И обоех 58 ч.; а с Михаилом Сумбуловым: ржевич 30 ч. да велижских помещиков 8 ч. И обоих 38 ч. И всех с обема 150 ч.». — с. 69

Примечание. Данный Перечень, помимо основного назначения, может стать подспорьем для тех, кто по ряду причин имеет возможность обращаться к материалу источника только через его издание в «Витебской старине».

Как видно из Перечня, в публикации А. П. Сапунова оказалось 38 фактических ошибок, которые в той или иной мере могут вызвать к жизни 39 искажений истории полоцкого похода, представленной в источнике. В том числе:

- в именах участников похода (№ 1, 2, 7, 8, 17-20, 22, 23-30, 33) — 18 (46,2%)

- в численности армии и подразделений (№ 9, 12, 13, 15, 21, 31, 32, 38) — 8 (20,5%) [385]

- в составе участников похода

(№4,35-37) —4(10,2%)

- в географии подготовки и осуществления похода (№3,5,11,14)—4(10,2%)

- в чинах участников похода (№10,16) —2(5,1%)

- в титулах участников похода (№ 37) — 1 (2,6%)

- в управлении армией (№ 34) — 1 (2,6%)

- в названии предметов вооружения (№ 6) — 1 (2,6%)

Перечисленные погрешности публикации А. П. Сапунова разнятся между собой не только по смыслу, но и по значению. Большая часть из них преодолима по мере погружения в изучение опубликованного источника. Это справедливо в отношении ошибок в именах, титулах, чинах участников похода, поскольку одни и те же лица упоминаются в разрядной книге похода по многим случаям и зачастую у исследователя бывает возможность восстановить подлинность имени, отчества, фамилии, чинов и титулов. Другое дело — пропуски фрагментов текста и искаженная передача числовых показателей. В такой ситуации без непосредственного обращения к оригиналу не обойтись.

Обратимся ко второй публикации разрядной книги полоцкого похода. Как уже отмечалось, К. В. Петров во вступительной статье обратил внимание читателей на 16 погрешностей в первой публикации. 26 Сравниваем их с Перечнем фактических ошибок и находим, что они соответствуют номерам 1, 2, 4, 7, 12, 13, 22, 24, 26, 27, 28, 33-37. В дальнейшем, в ходе подготовки своей публикации, К. В. Петрову удалось избежать еще 17 ошибок предшественника. Согласно Перечню — это № 3, 5, 8, 10, 11, 14, 16-20, 23, 25, 29-31, 38. На выходе в публикации К. В. Петрова осталось всего пять ошибок, но весьма серьезных. Одна — в наименовании предмета вооружения — «саадак и литул с луком и з стрелами» вместо положенного «саадак или тул с луком и з стрелами». Остальные же четыре — искаженная передача числовых показателей источника, относящихся к сведениям о численности армии и ее подразделений. Выявленные ошибки в работе К. В. Петрова соответствуют следующим номерам в Перечне: 6, 9, 15, 21, 32.

Теперь о третьей по счету публикации. Она, как и предыдущая, датирована 2004 г. и принадлежит историку-архивисту, сотруднику [385] Российского государственного архива древних актов К. В. Баранову. Вслед за своим предшественником по публикациям К. В. Баранов отказывается именовать рукопись разрядной книгой полоцкого похода. По его мнению, источник «в своем тексте имеет слишком много избыточных для разрядной документации сведений, сближающий (так в тексте. — В. В.) документ скорее с летописными памятниками. Правильнее поэтому именовать документ «Записной книгой», что учитывает сложный характер памятника как поденной записи событий Полоцкого похода». 27

Показатели качества публикации К. В. Баранова следующие. В ней обнаружилось шесть погрешностей. При этом четыре из них мы уже видели в издании А. П. Сапунова: три ошибки относятся к численности армии и ее подразделений (согласно Перечню — это № 13, 31, 38), а четвертая — к чину участника полоцкого похода (по Перечню — № 16). О пятой ошибке, казалось, и говорить бы не стоило. Это, можно сказать, вовсе и не ошибка, а элементарная опечатка в тексте: «И всех со князем Петром детей боярских московских городов дворовых и городовых 720 л.», т. е. вместо «720 ч.» (человек) значится «720 л.» (людей). Но эта ошибка является знаковой. Подобная подмена символов наблюдается сразу в двух публикациях: у А. П. Сапунова (с. 37) и у К. В. Баранова (с. 128). Прямо наваждение какое-то, это уже не простые ошибки-опечатки, а своеобразные «родимые пятна» публикаций. А вот шестая ошибка — это, как говорится, «своя, родная» опечатка: «956 ч.» на 126-й странице публикации вместо «966» на листе 30 об. рукописи.

Вот что мы имеем по части фактических ошибок в трех публикациях рукописи разрядной книги полоцкого похода. Теперь попытаемся посмотреть на них в целом и выявить присущие для них общие и особенные черты.

Общим для всех публикаций является то, что источник издан практически без учета традиционной для русского приказного делопроизводства системы организации текста подобного рода документов, которая предусматривала обязательное членение их содержания на разделы, подразделы, рубрики, подрубрики и т. п. Это была четкая и строгая система. Именно она обеспечивала ясность (однозначность) прочтения и толкования документов. Одновременно она защищала их от «поновления», т. е. подделок. Тем самым система обеспечивала официальную силу и юридическую действенность документов. Известно, что приказная документация в любой момент могла быть затребована государем или его порученцами для решения важных текущих вопросов, связанных с должностными назначениями, местническими спорами и т. п. Понимание данной системы открывает возможность приобщения к богатейшей, но скрытой от [386] поверхностного взгляда, информации. Поэтому строгое следование исторической структуре текста источника есть непременное условие любой публикации. Однако в рассматриваемых случаях этого не наблюдается. Так, в изданиях А. П. Сапунова и К. В. Баранова источник опубликован в виде сплошного текста с абзацами. К. В. Петров пытался сохранить историческую структуру текста источника, но делал это эпизодически и небрежно.

Об особенностях трех публикаций необходимо сказать следующее. А. П. Сапунов, вводя в научный оборот разрядную книгу полоцкого похода, опирался на источник. Его же последователи, К. В. Петров и К. В. Баранов, в своих публикациях книги полоцкого похода отталкивались от издания А. П. Сапунова. Об этом неопровержимо свидетельствует тот факт, что все, кроме одной, фактические ошибки во второй и третьей публикациях видны в Перечне ошибок, обнаруженных в издании А. П. Сапунова. Налицо технологическая зависимость новейших публикаций от изначальной. А технология проста до неприличия: текст публикации А. П. Сапунова сканируется и вводится в компьютер, затем сопоставляется с оригиналом на предмет выявления ошибок. На данном этапе подготовки «публикации» решающими факторами, определяющими уровень качества издания, становятся уровень общей грамотности «издателя» и его склонность к зоркому восприятию того или иного вида информации источника.

P. S. В 30-х годах XX в. в русской исторической науке завершился длительный, сопряженный с полемикой крупных ученых, процесс выработки общих принципов (канонов) издания источников. Главным его итогом, на мой взгляд, стало осознание того, что исторический источник является своеобразной формой заботливого послания к нам от наших предков, а потому к его публикации необходимо относиться бережно.


Комментарии

1. РНБ. Q. IV. 70 Ч. 4, л. 2-151 об.

2. Витебская старина. Витебск, 1885. Т. 4. Ч. 1, № 3. С. 27-70.

3. «Отчет о занятиях с 1 мая 1886 года по 1 апреля 1887 г. кандидата историко-филологических наук Н. П. Лихачева, оставленного при Императорском Казанском университете для приготовления к профессорскому званию по кафедре русской истории» // Отдельный оттиск. Казань: Типография императорского университета, 1888. С. 9-17.

4. Петров К. В. Книга полоцкого похода 1563 г. (исследование и текст). СПб., 2004.

5. Лихачев Н. П. Отчет о занятиях... С. 9, 17.

6. Милюков П. Н. К вопросу о составлении разрядных книг // ЖМНП. 1889. № 5. С. 182.

7. Буганов В. И. 1) Разрядные книги последней четверти XV — начала XVII в. М., 1962. С. 14; 2) Источники разрядных книг последней четверти XV — начала XVII в. // Историче ские записки. М., 1965. Т. 76. С. 222 и др.

8. Петров К. В. Книга полоцкого похода... С.6.

9. Петров К. В. Книга полоцкого похода... С. 7.

10. Там же. С. 7, 26.

11. Лихачев Н. П. Отчет о занятиях... С. 4.

12. Там же.

13. Там же. С. 6-9.

14. Там же. С. 4-5.

15. Там же. С. 5.

16. Лихачев Н. П. Отчет о занятиях... С. 8.

17. Там же. С. 9.

18. Там же. С. 17.

19. Петров К. В. Книга полоцкого похода... С. 8-10.

20. Там же. С. 10.

21. Лихачев Н. П. Отчего занятиях... С. 17-18.

22. Петров К. В. Указ. соч. С. 27.

23. РГАДА, Ф- 210. Д. д., кн. 116, л. 7-12 и т. д.

24. Там же, кн. 124, л. 1-214 об.

25. Там же, кн. 135, л. 243-244.

26. Петров К. В. Книга полоцкого похода... С. 7.

27. Баранов К В. Записная книга Полоцкого похода 1562/63 года // Русский дипломатарий. Вып. 10. М., 2004. С. 19 (вся публикация на с. 119-154).

Текст воспроизведен по изданию: Рукопись разрядной книги Полоцкого похода 1563 г. и ее публикации // Исследования по Русской истории и культуре. М. Парад. 2006

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.