Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЛИВОНСКИЙ ПОХОД ЦАРЯ ИОАННА ВАСИЛЬЕВИЧА ГРОЗНОГО В 1577 И 1578 ГОДАХ

(Продолжение).

Царская грамота к Магнусу.

Милосердия ради милости Бога нашего, в них же посети нас восток свыше, воеже направити ноги наша на путь мирен, сей убо в Троицы славимаго Бога нашего милостию удержахом скифетры Росискаго царствия, Мы Великий Государь, Царь и Великий Князь Иван Васильевич всеа Руси, Владимерский, Московский, Ноугородцкий, Царь Казанский, Царь Астораханский, Государь Псковский, и Великий Князь Смоленский, Тверский, Югорский, Пермский, Вятцкий, Волгарский, и иных, Государь и Великий Князь Новагорода, Низовские земли, Черниговской, Резанской, Полотцкий, Ростовский, Ярославский, Белозерский, Удорский, Обдорский, Кондиский и всея Сибирские земли и Сиверные страны Повелитель, Государь вотчинные земли Вифлянские и иных, [95] голдовнику нашему Арцыманусу Королю Крестьяновичу, отчичу и дедичу Норбецкому, Ардугу Слезвицкому, Олченскому, Скорманскому и тех Делмарских, Графу Олдньбарскому и Делманскому. Прислали к нам твои люди, а того не ведомо хто имянем писал, твою грамоту; а в твоей грамоте писано: что тебе сдались: город Кесь, город Нитов, город Шкуин, город Зборск, город Голбин, город Чествин, город Тыржин, город Пиболда, город Лавдун, город Барзун, город Канцлов, городок Ерла, городок Фес, городок Леневард, городок Воршевад, городок Суижел, городок Роденбжь, городок Какенгауж. И по той по твоей грамоте, сложась с нашими недруги, нашу вотчину отводишь; а которая у них казна, и ты тое казну у нас теряешь; а как еси у нас был во Пскове, и мы тобе тех городов не поступывались, одну есмя тобе поволили доставити Кесь, да те городки, которые на той стороне Гови реки, и ты в те городки вступился неподельно. И ныне Мы Божею волею свою отчину Вифлянскую землю очищаем, и Бог нам в руки дал: город Влех (Вальк), город Лужу (Лудзен), город Резицу (Розиттен), город Навгин (Дюнебург), город Круцбор (Крейбург), город Голбин (Шваненбург), город Чествин (Зесвеген), город Левдун (Лаудон), город Барзун (Берсон); Анцклава мыза Выжжена, а Фелдатыржин мыза в нашей отчине, промеж тех городов, которые есмя взяли. И будет похочешь и ты их у нас емли, а мы здеся с тобою блиско и в тех городкех с Божею волею наши воеводы и люди сидят, и тобе о тех городкех печись непригоже и без тебя их уберегут. А приставов в твои городки, сколко нам Бог помочи подаст, столко пошлем их, а и сами сколко можем в пристовстве в твоих городкех будем; а денги у нас и сухари, каковы лучились, таковы и везем; и будет не похош нас слушати, и Мы наготове, а тобе было нашу вотчину отводить непригоже. А будет тебе не начем на Кеси и на тех городкех, которые за Говею, сидят, и ты поди в свою землю Езел да и в [96] Датцкую землю за море, а нам тобя имати нечево для, да и в Казань тобя нам ссылати; то лутчи толко поедешь за море; а Мы с Божею волею очистим свою отчину Вифлянскую землю и обережем.

Тогож дни в 25 день Государь, Царь и Великий Князь, приговоря с сыном своим с Царевичем со Князь Иваном Ивановичем и с бояры, послал к Кукокосу из передового полку окольничего и воеводу князя Петра Ивановича Татева да Данила Борисовича Салтыкова да из Двора дворенина Баима Васильевича Воейкова.

А с ними детей боярских:

Княж Петрова полку Татева

324 чел.

Да из Передоваго полку от кн. Федора Ивановича Мстиславскаго Дорогобужан

109 чел.

Да из Болшова полку от кн. Ивана Петровича Шуйскаго Суздальцов

227 чел.

Да Торопчан

62 чел.

Да Даниловы сотни Салтыкова

99 чел.

И всего с ними послано детей боярск.:

821 чел.

Да с ними ж послано стрельцов:

Семенова приказу Панина

500 чел.

Да Московских стрельцов с головою с Иваном Змеевым

472 чел.

Дорогобужских стрельцов

266 чел.

И всего стрельцов:

1 238 чел.

И обоего детей боярских и стрельцов:

2 059 чел.

И Данило Салтыков бил челом Государю, что ему кн. Петра Татева менши быти невместно. И Государь, для своего дела, велел быти Данилу со кн. Петром без мест; а как служба минетца и Государь тогды рекся пожаловать со кн. Петром дати суд. И Данило после службы, 86-го, мая в 24 день, бил челом Государю Царю и Великому Князу Иваню Васильевичу всеа Руси, что посылал Государь к Куконосу окольничего [97] кн. Петра Ивановича Татева да его Данила, и он под Куконос со кн. Петром ходил и делом промышлял для Ево государева дела, и Государь бы его пожаловал Данила велел дати со кн. Петром в очестве суд и счот. И Государь Царь и Великий Князь Иван Васильевич всеа Руси Данила пожаловал, велел в разряде челобитье его записати и паметь ему пожаловал велел дати с записки, за дьячею рукою, что ему та служба была со кн. Петром без мест. И которая паметь дана Данилу с записки и в ней пишут:

Лета 7086-го мая в 24 день бил челом Государю Царю и Великому Князю Ивану Васильевичу всеа Руси Данила Борисович Салтыков, что посылал Государь Царь и Великий Князь, для своего дела и земскаго, окольничего своего и воеводу кн. Петра Ивановича Татева да и его Данила да дворового своего дворенина Баима Васильевича Воейкова к Куконосу; Данило Салтыков со кн. Петром под Куконос ходил и государевым делом промышлял заодин для государева дела. И Государь бы его пожаловал дал в очестве со кн. Петром счот. И Государь Царь и Великий Князь Данилово челобитье в розряде велел записати, что Данилу та служба была без мест со кн. Петром. А у памети припись дияка Василья Щелкалова.

Того ж дни Августа в 25 день Царь и Великий Князь с сыном своим с Царевичем со Князь Иваном Ивановичем пришел под Куконос всеми полки и велел всем полком стояти по росписи.

Государев полк стоял, не дошед Стаполя мызы каменные с полверсты на поле, к городу идучи, на праве от города 2 версты, а от Двины реки полверсты.

 

А полки стояли:

Болшой полк стоял у деревни у Сарковы на поле, oт Государева стану с версту, а от города с пол-2 версты.

Правая рука на Двине реке на Седне поле, идучи к городу на леве, от Государева полку с пол-2 версты, а от города 2 версты. [98]

Передовой полк стоял на Двине, нижь города, по Рисской дороге, от города пол-2 версты.

Сторожевой полк стоял на Сомоне поле, переехав гору, от Болшова пол-2 версты, а от Государева пол-2-ж версты.

Левая рука меж Сторожевого полку и Передового полку на Армонове мызе, от Сторожевого полку пол-2 версты, а от Передового пол-2 версты, а от города тож.

Наряд стоял, проехав Валеву мызу, по конец Валева поля, от Государева полку за пол-2 версты.

И Царь и Великий Князь с сыном своим с Царевичем со Князь Иваном Ивановичем пошел к Куконосу, а с ним бояря и дворяне его Государева полку; а не доходя Куконосу, по приговору, велел стояти по местом.

А Царь и Великий Князь поехал в город, а с ним Князь Великий Семион Бекбулатович Тверской, да бояря и воеводы кн. Петр Тутаевич Шейдяков, да кн. Федор Михайлович Трубецкой, да кн. Иван Петрович Шуйской, да Микита Романович Юрьев, да кн. Василей Ондреевич Ситцкой, да которые все у Государя в стану спят.

Детей боярских из полков:

Болшова полку

110 чел. лучш.

Правой руки

100 чел. лучш.

Передоваго полку

50 чел. лучш.

Да Стрельцов:

Сулешева Приказу Артакова

500 чел.

Да Володимерова Приказу Ступишина

300 чел.

А с достальными людми Государева полку за городом велел Государь быти дворовому воеводе Офонасью Федоровичу Нагова с головами, у которых сотни.

И воеводы всех полков с достальными людми стояли за городом по своим местам; где велено кому стояти по росписи, на готове. [99]

А приехав в Куконос, распрашивал Царь и Великий Князь околничего кн. Петра Татева с товарыщи, коим обычаем к городу приехали, и как в город въехали, и не былоли вам с королевским Немцами бою, или какова сопротивнаго слова? И окольничей кн. Петр с товарищи Государю сказали: что сперва королевские Немцы в город их пустити не хотели, а просили грамоты от Короля Арцымануса; а как их в город пустили, и они, переимав Немец, по Государеву наказу перевезали. И Царь и Великий Князь за королевы Арцыманусовы непригожие дела, что он через договор учинил, приказал, а велел: Тех Немец казнити смертью, а оставити из них велел трех или четырех человек, с кем отослать к Королю государева грамота.

И по государеву приказу оставлены королевские Немцы: Толмач Анц да служивый Немчин Ганус Берча.

И августа в 25 день, как Государю Бог поручил город Куконос и Государь, Царь и Великий Князь Иван Васильевич всеа Руси приговорили с бояры быти в городе строенью: поставити в середнем городе на площади храм Успения Пречистые Богородицы.

А воеводам велел Государь быти в Куконосе: кн. Ивану Самсоновичу Туренину да кн. Семену Ивановичу Коркодинову, а на вылоске быти Томилу Курбатову сыну Загряского, а с ними детей боярских:

Вотцкие пятины

107 чел.

Да Пусторжевцов

52 чел.

Да Шелонской пятины

152 чел.

А в городничие велел Государь выбрать 2 человека из Вотцкие пятины да изо Ржевичь.

А стрельцов из Юрьева с Васильем с Левашевым

500 чел.

Да Говейских казаков

596 чел. [100]

А Наряду в Куконосе во всех трех городех: 8 пищалей, и болших и середних меденых по 4 гривенки ядро, да 2 пищали скорострельных, да 5 тюфяков, да 57 пищалей затинных долгих, да 12 пищалей затинных коротких, да 12 рушчиц. Да в прибавку оставлено: 5 пищалей полуторных; да из Керепети велено привесть: пищаль гладкая. А на первочас велел Государь тут оставить Кобец пищаль или Вермличь. А зелья в городе: 60 бочек, а в них 400 пудов да 10 бочек серы горячие, а в них 30 пуд; да к тому в прибавку оставлено 100 пуд зелья. И всего в Куконосе зелья 500 пуд; да пушкарей оставлено 5 человек; да изо Пскова велено прислать 15 чел., и обоего пушкарей 20 чел., да воротников 15 чел., да казенных сторожей 5 чел. да плотников 8 чел.

А в Куконосу приговорил Государь быти потому ж, что Юрьев и Пернов с пригороды; а быти к Куконосу городом и ведать их к Куконосу: Барзун, Чествин, Круцборг; а ко Пскову: Влех, Лужа, Резица, Невгин, а Голбин и Левдун разорити.

И тогож дни Августа в 25 день Государь Царь и Великий Князь Иван Васильевич всеа Руси приговорил с сыном своим с Царевичем Иваном Ивановичем и с бояры послати ко Скровному (Скровный, Скровень — Ашерад, Ascheraden по Латышски Aiskzaukle. Bergmanns Gesch. von Lifland) Богдана Яковлевича Бельскова, а с ним детей боярских:

Княж Микитины сотни Трубецкова

167 чел.

Княж Тимофеевы сотни Трубецкова

179 чел.

Фомины сотни Бутурлина

100 чел.

Из Передового полку от кн. Федора Мстиславскаго Дорогобужан

109 чел.

Да от кн. Петра Татева Белян

179 чел. [101]

Да из Болтова полку от кн. Василья Ситцкаго Торопчан

62 чел.

И всего детей боярских:

796 чел.

Да столников: Верига Третяков сын Белской, Давыд Иванов сын Бельской.

 

Дети боярские:

Родион Петров сын Биркин.

Ондрей Тимофеев сын Крюков.

Василий Федоров сын Блудов.

Булгак Данилов сын Белской.

Григорей да Офонасей Елчаниновы.

Да стрельцов Сулешева Приказу Артакова с сотники: с Ондреем с Митковым да с Тимофеем Хрипуновым — 200 чел.

Да с Семеном с Паниным Володимерова Приказу Ступишина — 500 чел.

А Наряду: Ястреб, Чеглик, Кобец, Дермлиг.

И августа в 26 день писал к Государю Богдан Яковлевич Бельской, что Государю Бог поручил город Скровной. И Государь велел Богдану ехати к собе Государь.

А сам Государь и Великий Князь пошел от Куконоса к Ерли (Ерль — Erla).

1-й стан Государю был в Куконоской деревни в Болтове, от Куконоса 15 верст.

 

А полки стояли:

Болшой полк стоял на поле в деревни в Болтовы, от Государева стану верста.

Передовой полк стоял на поле на Лилторове, от правые руки верста.

А Наряд стоял на Балтовском поле, от Государева стану за версту.

Левая рука стояла на Ретцине, от Наряду за версту. [102]

Сторожевой полк стоял под горою подо Кибколом, от левые руки верста.

Стан 2-й Государю из под Куконоса к Ерли в деревне в Слукове, от Государева стану 6 верст, а от Ерли за 9 верст.

 

А полки стояли:

Болшой полк на Поточине, от Государева стану пол-2 версты.

Правая рука стояла на пашне, на ниве на Туманове, от Болшого полку верста.

Передовой полк стоял на ниве на Окопове, от Правые руки с версту.

А Наряд стоял на Скучеве, от Государева стану с версту.

Левая рука стояла на Ветоши, от Наряду с пол-версту.

Сторожевой полк стоял на Вече, в деревне, от Левые руки с пол-верста.

Стан 3-й Государю от Куконоса на Ерлинском поле, на реке на Вугре, от Болтовы деревни 14 верст, а от города от Ерли за версту

 

А полки стояли:

Болшой полк стоял на Ерлинском поле, направе от Государева стану верста, а от города верста ж.

Правая рука стояла направе от Болтовы деревни.

Передовой полк стоял на поле ж, от Правые руки верста, а от города верста ж.

А Наряд стоял на поле ж, от Государева стану пол-верста.

Левая рука стояла на пустоши на Устейне мызе, от Наряду верста.

Сторожевой полк стоял на поле Ерлинской деревни у Стабельцыне, от Левые руки за версту.

Августа в 28 день Государь, Царь и Великий Князь на другом стану от Куконоса к Ерли приказал, а велел: [103] послати в Ерль с грамотою Володимера Благова, чтоб Государю город отворили.

И того ж часу отпущен в Ерль Володимер Благой, а с ним послана Государева грамота:

Милосердия ради милости Бога нашего в ниж посети нас востаток свыше направити ноги наша на путь мирен, сего убо в Троицы славимаго Бога нашего милостию удержахом скифетры Росискаго царствия, Мы Великий Государь Царь и Великий Князь Иван Васильевич всеа Руси, Владимерский, Московский, Ноугородцкий, Царь Казанский, Царь Астораханский, Государь Псковский, и Великий Князь Смоленский, Тверский, Югорский, Пермьский, Вятцкий, Болгарский и иных Государь и Великий Князь Новагорода Низовские земли, Черниговский, Резанский, Полотцкий, Ростовский, Ярославский, Белозерский, Удорский, Обдорский, Кондинский и всея Сибирские земли и Сиверные страны Повелитель и Государь отчинные земли Ляфлянские земли и иных. В нашу отчину в Ерль голдовника нашего Короля Арцымануса Кресьяновича Немцам, хто у вас болшой: послали есмя к вам своего сына боярского Володимера Борисовича Благова. И как к вам Володимер приедет, и вы б с нашим с сыном боярским с Володимером с Благим ехали к нам, и мы вас роспросим, каким вы обычаем в Ерли сидете; а будет в Ерли королевских Немец нет, и тутошним Немцом, хто у вас ныне в Ерли болшой, чтоб естя ехали к нам с нашим же с сыном боярским с Володимерем с Благим, и мы вас пожалуем, как будет пригоже. Писана в нашей отчине в Куконоском уезде, лета 7085-го Августа в 28 день, индикта 5-го, государьствия нашего 43-го, а царьств наших Росиского 31-го, Казанского 25-го, Астораханского 24-го.

И того ж дни поручил Бог Государю Царю и Великому Князю город Ерль.

И указал Государь в городе строенью быти:

Поставити храм в городе Положенье честнаго пояса [104] Пречистые Богородицы, да предел Александра Сверскаго. В городе велел Государь быти: в головах кн. Семену Путятину да Своитину Бачину; а с ними Обонежские пятины детей боярских 40 чел. да стрельцов Себежских 60 чел.; и жити им тут. А наряду быти тутошнему ж: 3 пушки медные, 20 пищалей затинных, 30 гривенок зелья, да оставлено 30 пуд зелья, да 3 чел. пушкарей, да 2 ч. воротников, да казенной сторож, да плотник да кузнец.

Того ж дни Августа в 28 день сказывал Государю Царю и Великому Князю Немчин Королевской, которой был послан от Короля Арцымануса в Ерль с грамотою, что Король послал в Володимерец Индрика Бушмана, а с ним Немец 80 чел., а Князь Олександр Полубенской ныне в Володимерце, и Индрик Бушман седит в болшом городе, а Князь Олександр седит в Вышегороде.

Царь и Великий Князь с сыном своим с Царевичем со Князь Иваном Ивановичем и с бояры приговорил: по тем вестем послати к Володимеру (Володимерец — Вольмар, Wolmar, по Латышски Walmar) посылку Богдана Яковлевича Белскова да Дементу Ивановича Черемисинова, а с ними детей боярских и стрельцов, и кому с ними велел быти, и тому роспись:

А из Государева полку:

Верига Белской, Булгак Белской, Давыд Белской, Замятня Губостой, Офонасей да Григорей да Данило Елчаниновы.

Княж Тимофеевы сотни Трубецкова

179 чел.

Фомины сотни Бутурлина

100 чел.

Андрея Нагова сотни

100 чел.

Володимера Головина сотни

98 чел. [105]

Да из полков:

Из Болшова полку Торопчан детей боярских

62 чел.

Из Правые руки Серпьян и Мощинцов

93 чел.

Да Смолян

250 чел.

Из Передоваго полку Дорогобужан

139 чел.

Да стрельцов с Семеном с Паниным

760 чел.

Да с Москвы с двеми головами с Осипом с Созоновым да с Иваном Змеевым

912 чел.

И всего послано в посылку детей боярских и стрельцов:

2 693 чел.

А наказ Богдану и Дементе таков:

Память Богдану Яковлевичу Белскому да Дементе Ивановичу Черемисинову. Царь и Великий Князь Иван Васильевич всея Руси велел им ехати к Володимерцу, и Богдану и Дементе, пришедчи к Володимерцу, послати к Индрику к Бушману, что прислал их Царь и Великий Князь к своей отчине к Володимерцу и они Царя и Великаго Князя голдовника бояря, и они бы с ним выехали для государева дела, илиб их в город пустили; и будет выедут, и Богдану и Дементе Индрика Бушмана и Немец переимати и самим ехати в город, а мелких людей побити, оставити Бушмана и иных от равных. Да и к Полубенскому послать в Вышегород; что Царское Величество милость ему покажет, пожалует к Королю ево отпустит, и он бы с ними не бился, а к ним бы из Вышегорода вышел; и как Полубенской выйдет, и Богдану и Дементе приставить к нему пристава, а нужи бы ему не было никоторые; а которая его казна будет, и та бы казна у него поймати да и лошади добрые, а к людем приставити приставов же. А будет Полубенской да Индрик запрутца в городе, и Богдану и Дементе промышляти государевым делом, по государеву наказу; а не будет Полубенскаго в городе, и Богдану и Дементе у Володимерца не стоять, ехати к Государю. А будет учинитца Богдану и Дементе весть, что Полубенской верстах в дватцати или в тритцати, [106] и Богдану и Дементе со всеми людми за Полубенским гонять, чтоб дал Бог угонить.

И того ж дни прислали к Государю, Царю и Великому Князю Богдан Яковлевич Белской да Демента Иванович Черемисинов, чтоб Государь велел к ним прислати, кто знает Полубенского в рожей.

И того ж дни Государь, Царь и Великий Князь писал к Богдану Белскому да к Дементе Черемисинову с Репчюком Клементьевым, что сказывал Государю Немчин королевской с Карстен, что кн. Олександр Полубенской ушел из Вышегорода в тайные ворота, и будет Бог станет миловать, город отворят, и Богдану и Дементе велено кн. Олександра в обеих городех смотрить и послать около города в розные места; а ко кн. Олександру отписать и словом приказать, чтоб не опасался ничево, а Государь ево пожалует.

Да того ж дни Государь Царь и Великий Князь писал к Богдану Яковлевичу да к Дементе Ивановичу Черемисинову со кн. Васильем Волконским, да кн. Олександрова человека Полубенскова Станислава велел к ним послать; а велено им у него роспрашивать, чтоб он им кн. Олександра Полубенскаго в рожей указал и велети ему кн. Олександра в людех искати, чтоб кн. Олександр нигде не укрылся.

Да того ж дни Государь, Царь и Великий Князь посылал к Богдану Белскому да к Дементе Черемисинову Якова Благова с грамотою. И Яков Благой приехал к Государю августа в 29 день, за две версты от Ерли, и Государю сказывал от Богдана и от Дементи, что они Латыша роспрашивали и Латыш говорил, будто се Литовские люди королевских Немец из Володимерца выбили, а не ведомо хто Литовских людей именем в Володимерце; а после того Богдан Яковлевич и Демента Иванович про Латышей дву и трех роспрашивали и они сказывают, не ведают про то, что Литовские люди королевских Немец из Володимерца выбили. [107]

И Царь и Великий Князь приговорил: послать к Богдану Яковлевичу Белскому да к Дементе Ивановичу Черемисинову Ондрея Крюкова с тем, будет кн. Олександр Полубенской и королевские Немцы сидят в Володимерце, и Богдан бы и Демента промышляли Государевым делом, по Государеву наказу; а будет Король с Немцы стоит, и Богдан бы и Демента промышляли над Королем боем, а того бы поберегли, чтоб Короля не убить. А которые Немцы станут битца, и те бы побить. А в прибавку послал Государь к Богдану да к Дементе Фому Бутурлина, а с ним из Передового полку детей боярских Белян всех по списку.

И августа в 30 день писали к Государю Царю и Великому Князю Богдан Яковлевич да Демента Иванович: что они пришли под Володимерец в четверг о вечерне, и посылали под город Ивана Шемякина сына Благова да Репчюка Клементьева, поговорить, хто в городе сидит, Литовские или Немецкие люди и хто воевода именем. И с города им сказали, что сидят Немецки Короля Арцымануса, а воевода у них Юрья Вилсин, и Юрьи и сам к ним не выехал и их к собе в город не пустил, да прислал к ним 4-х чел. Немчинов, а приказали с ними, что Король взял город сильно своими людьми, и мне де вас без королевскаго ведома в город пустити не возможно, а сам де к вам без королевскаго ведома ехать не смею ж, потому что мне город приказан; а которое де у вас будет дело государьское, и вы ко мне прикажите. А про Полубенскаго сказали теж Ненцы , что послали ево к Королю в Кесь, а людей его побили всех. Да в четверг же, как они приходят к реке к Гове, к городу, и сказали им сторожи, что де едут от Володимерца к Кеси Немец 6 чел., и тех шти человек дети боярские угоняли и побили, а взяли Немчина да Поляка Полубенскаго человека, и тот Немчин и Поляк сказали им, что Полубенскаго в Кесь не важивали [108] из Володимерца, а сказали про него, что oн сидит в Володимерце за сторожи.

И того дни Государь, Царь и Великий Князь писал к Богдану Яковлевичу да к Дементе Ивановичу с Иваном с Воейковым, чтоб они Государевым делом промышляли над городом, по наказу, и того беречь накрепко, и Ляха, Полубенскаго человека, велели пыткою пытать, где ныне кн. Олександр Полубенской, чтоб он никоторыми обычаи не утек.

И августа в 31 день писали к Государю Богдан Белской да Демента Черемисинов с Ондреем Крюковым, что роспрашивали они Немчина, которой из города вышел, и он сказывал, что Полубенскаго отослали к Королю в Кесь; а котораго Немчина и Поляка взяли у Кеси, и тот Немчин сказал, что Полубенской был в Володимерце, а в Кесь его не приваживали.

И того же дни Государь Царь и Великий Князь писал к Богдану Яковлевичу и к Дементи Ивановичу с Иваном с Хлоповым, что кн. Олександра Полубенскаго к нему Государю привели.

И Богдан и Демента у города стояли и Государевым делом и земским промышляли над городом, по Государеву наказу, и смотря по тамошнему делу, и как Бог вразумит.

А Наряду Государь послал к ним с воеводами: с Остафеем да с Иваном с Пушкиными Ястреб, Дермлиг, Чеглик, 2 Девки, 4 верхних Александровских да Якубо верхних, и им встречю против того Наряду от собя велел Государь послати детей боярских и стрельцов, для береженья.

А посланы к Володимерцу с Нарядом Остафей да Иван Пушкины. А наказ им дан таков:

Царь и Великий Князь Иван Васильевич всея Руси велел им итти с Нарядом под Володимерец к Богдану Яковлевичу Белскому да к Дементи Ивановичу Черемисинову; а Наряд им с собою взяти по росписи, какова им роспись дана. А итти Остафью, Ивану с Нарядом, не мешкая; а в [109] прибавку им посоха дана, с которою пришел Залешенин Волохов с товарыщи, а вож с ними послан.

И того ж дни писал к Государю Богдан Яковлевич Белской да Демента Иванович Черемисинов с Иваном с Белским, что они около города стоят по Государеву наказу с детьми боярскими и стрельцы стеншися и сторожи и заставы устроили крепкие, а по сторожам и по заставам и у стрельцов в день и в ночь ездят сами надзирать по часту; а города де им королевские люди не дадут и по них стреляют; а говорят, что этот город вотчина Государя нашего Короля, а взяли де тот город своими людми.

И Государь, Царь и Великий Князь писал к Богдану Яковлевичу Белскому да Дементи Ивановичу Черемисинову с Смирным с Шокуровым, чтоб они послали от собя встречю против Наряду голову Фому Бутурлина, а с ним детей Боярских и стрельцов, чтоб с Нарядом к Володимерцу поспешили вскоре, а итти Наряду велел Государь дорогою на Кшуин да на Ровной да к Володимерцу. А к Остафью да к Ивану к Пушкиным послан от Государя Богдан Силиверстов; а велено ему роспросити Остафья да Ивана, как они начаетца с Нарядом поспети к Володимерцу и которою дорогою к Ровному и к Володимерцу с Нарядом идут, и о том роспрося их, велел Государь собе Государю сказати.

Лета 7086 сентября в 1-й день писал к Государю Царю и Великому Князю Богдан Яковлевич Белской да Демента Иванович Черемисинов с Иваном Благова, что они около города ездили и разсмотря мест, которые поплошая, а велели стрельцом делать лестницы и щиты и приметы а хотели в Суботу, против недели, приступати стрельцы и с боярскими людьми, и Немцы поблюдясь того, за полчаса до вечяра, полезли вон из города в нижние ворота конные и пешие, со всем боем, с самопалы с долгими и с короткими, и они тех Немец королевских побили, а оставили [110] Юрья Вилкина да Немец королевских дворян 12 чел. Да во Володимерце ж взят Государев изменник Петр Осипов сын Ильин; и они тех Немец и Государева изменника велели детям боярским беречь.

И того дни Государь Царь и Великий Князь писал к Богдану Яковлевичу да к Дементе Ивановичу Черемисинову с Степаном с Култашевым: писали к Государю Остафей да Иван Пушкины, что они с Нарядом пришли в Никоневу мызу, от Зербина за 5 верст; и Богдан бы и Дементе послали от собе встрече к Наряду голову Фому Бутурлина с Беляны, а велели с Нарядом итти к Ровному и стоял бы у Ровнова с великим береженьем, не доходя до Ровнова версты за две, и дожидатися велено Государя с Нарядом у Ровного.

И сентября в 1 день, Государю, Царю и Великому Князю и сыну его Царевичу Князю Ивану Ивановичу Бог поручил вотчину их Володимирец.

И указал Государь в нем строенью быти и поставити в городе храм Успенья пречистые Богородицы, да предел Чудотворца Сергия, а о церковном строенье, о всяком и о попех писано к Юрьевскому Владыке.

(Оконч. в след. кн.).

Текст воспроизведен по изданию: Ливонский поход царя Иоанна Васильевича Грозного в 1577 и 1578 годах // Военный журнал, № 5. 1853

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.