Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПОСОЛЬСКАЯ КНИГА

ПО СВЯЗЯМ РОССИИ С НОГАЙСКОЙ ОРДОЙ

(1577-1579)

1577 году 1 Июля в 27 приехали из Нагайской орды Государевы дети Боярские Иван Грознов, Борис Доможиров Тимофей Лачинов, Семен Малцов, Федор Чюркин, Михайло Антонов, Василей Онучин да Рюма Языков с известием, что идут за ними к Государю из Нагайской Орды к Москве от Тинехмата Князя и от мирз Нагайские послы Иштора с товарищи всех и с Ардобазарцами семь сот шестьдесят семь человек, а лошадей с ними шесть тысячь семь сот. [174]

Посольский список. Государевы дети Боярские об отправлении Государевых дел и о вестях, которые в Нагайской Орде проведали, привезли таков 2 а именно.

1. Иван Грознов.

Лета 7085 го по Царя и Великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии наказу пришел Иван Грознов в Нагаи к Тинехмату Князю в четверг пред Троецкою вечернею. А у Князя были в Троецкую вечерню и грамоту Государскую отдал и речь по записи говорил. И Государское жалованье отдал по казенному списку Князю и женам его, и детем его и мирзам все сполна. И осталося у Ивана детей ево кипи Государева жалованья шуба хребтовая белья, да две шубы бельи черевьи а все наголные, да три сукна, сукно доброе, да сукно середнее, да сукно рословское. А в казенном списке имяны не писаны. [175] И тово не написаноже, кому их дати. И Тинехмат Князь прислал имилдеша своего Терегула, и то велел у меня взяти, то де не досталося сыну моему четвертому Кучюк мирзе. А у Ивана в росписи не писан, а написан у Ивана в росписи Бирмамет мирза четвертой сын. А Князь сказывает, то де у меня пятой сын. Да к Ивану же прислал. Князь товоже милдеша, велел взяти Караул мирзино жалованье, чем его Государь пожаловал. И Иван его не хотел дать по тому что он пошел на Государскую украйну воевати. И Тинехмат Князь тому милдешю велел взяти силно, а Государьское жалованье Тинехмат Князь имал у татарина у своего у Тилмаметя в улусе. А которые у Ивана речи были в наказе писаны говорити со Князем тайно, и Ивану 3 ему говорил вдетутую пятницу у нево в улусе. И Тинехмат Князь [176] против речей отказал, против Государские грамоты и против твоих речей отказ тебе будет на отпуске. И отпустил Тинехмат Князь от себя Ивана Грознова за девять день до оспожина дни вейна, и на отпуске Ивану и приказ был.

Извести Государю Царю и Великому Князю ИВАНУ Васильевичю всеа Руссии отпущаючи Тинехмат Князь из Нагаи Ивана Грознова, велел Государю говорити и бити челом. Ты ко мне приехал от Государя со Государевым жалованьем и со Государевым словом. И язь Государю служю по прежней своей вере и по нынешней. И летось есми Государеву сыну боярскому Ивану Мунихину шерть дал, что мне служить Государю, от Государя быта не отступну и тебе Ивану Грозному даю туже шерть. И ты то Государю извести. Да писал ко мне Государь, и с тобою Сываком Государь речью [177] приказывал, что приходили на Темниковскую украйну лета 7085 году Акбеди мирза, да Булак мирза, да Иль мирза, и Шигановы и иные мирзы с Нагайскими людьми и с Озовскими. И те кочевали не со мною, те кочюют люди с Урус мирзою. А из моево улуса не бывал нихто от моих детей, от моей братьи и от моих племянников, которые со мною кочюют вместе, и вперед на Государеву украйну не бывати же ни кому из моево улуса, потому что повнючи 4 правду отца своего и свою не хотя шерти своей забыть. И отец мой и язь ко Государю шертвовал. Вперед не хочю от Государя отступен быти. А хочю Государю служити и дружити, как мочь моя возмет. А ныне ко мне Государь прислал Ураза Резанова сына, будь то ся ходили мои люди в украйну силно воевати. Ино [178] Государь от меня хочет отложитися и вперед Государь меня не хочет жаловати. А язь помнючи отца своего правду и шерть свою, ко Государю, хотя меня Государь неучнет жаловати, а мне от нево быти неотступну. А памятуючи отца своего правду, и шерть свою ко Государю, отстал от братей своих, от Исуповых детей для тово, что мне Государю прямити и служити. А будет перед Государем их грубость, и Государю бы то было известно. И ныне из моево улуса на Государеву украйну никакие люди не бывали, а были люди Исуповых детей, а назвалися моими для тово, чтоб меня Государю не любить, и меня со Государем ссорить, чтоб Государь от меня отложился, а меня хотя воевати. А был моего улуса человек Чаби Сеньгуров сын на Государеве украине. А пошел не из моево улусу на Государеву украйну, пошел из [179] Урусова улусу. И отец ево Сеньгур был у Урусаже, и язь ево сведав воровство и Сингура к себе перезвал. И как будет сын его Чаби и язь сына его казню. И будет ево казнить немочно, и язь ево от себя отошлю, и Государю то будет известно. А Государь на меня в том кручинитца; а мне было на Государя и болши того кручиннее, коли преже тово приходили Государские люди в Сарачик, и над отцом над моим над мертвым изругалися. И язь и грубость забыл. А хотя Государю вперед служити и дружить с своими детми, и с своими братьями и с своими племянниками, которые со мною кочюют, и нынеча есми послал ко Государю лутчево своего человека Иштерю Тиньмаметева сына о том о всем оправдатца, в том веру дать вперед от меня, и от моих детей, и от моих братей, и от моих племянников из моево улусу [180] на Государеву украйну нихто войною не будет, и о том Государю бью челом, чтоб мне велел Государь блиско Волги кочевать. И язь никово изыных улусов непропущю на Государеву украйну воевать. А то кочюет блиско Волги нынеча Урус мирза, и на Государскую украйну ходят Урусовы 5. И Урус сказывает, не может, их уняти. А Государь жалует Уруса же и сверстал ево со много, и детей его жалует болши же моих. И теб Государю были мои речи известны.

2. Борис Доможиров.

Память Борису Доможирову. Прислал Государь ко мне Урус мирза козначея своего Чичыкару, а сказывает, Государь де ваш ко мне писал с грозами, что де мне из Волги и из Ейка нехочет дать воды испиши, и хочет нас воевати. И будет [181] Государь станет воевать; и мне де итти кочевати со всеми своими мирзами на Крымскую сторону. С Казыевыми детми и с Крымским дей Царем у нас договоренося, что де мне ехати в Крым, а ему на мои места прислати Царевича своего для веры, что тому Царевичу приходишь воевать с Нагайскими людми на Государевы украйны, а мне дей с Крымскими людми воевать Государева украйна. А у меня дей просит Крымской дочери за Царевича своего, а свою дочерь дает за сына за моего за Кан мирзу, и будет Государь станет ко мне по прежнему своего жалованья посылати; и язь де рад со Государем в правде стояти, на чем есми Государю правду дал. А воевать есми на Государевы украйны не посылывал. А то де от меня бежали Тумаки в Крым и х Казыевым детем. И будет де они ходили воевать, и язь де тех сыщю и Государю пришлю. [182]

Да отпускаючи, Государь, меня Урус мирза, мне холопу твоему говорил, что дей Государь ко мне прислал, што люди мои ходят воевати на ево украйны, и язь де людей своих воевать не посылывал. И вперед де ко мне людей своих унимати нечем. Государь де своего жалованья от году присылает менши. Шло де отцу моему от Казаньского Царя за шубы и за сукна, и за мед по сороку тысеча алтын, да от Остароханского Царя шло де отцу моему по сорокуже тысечь алтын. И будет Государь станет ко мне посылать, отцу что моему шло своего жалованья, и язь дей мирз своих и людей стану уимать, которые вместе со мною кочюют. А будет ко мне Государь станет своего жалованья посылати, и он бы к одному ко мне посылал посла своего, а не иным бы мирзам не посылал. Которые со мною, тем язь стану Государево жалованье давати от себя. [183] А которые братья и племянники в Крыму, и я де тех всех к себе перезову, а на Государеву украйну никакова человека воевати не пущю. Толды моей правды Государь перед собою посмотрит. А стричь Государева жалованья вечем людей своих уимати.

Да говорил, Государь, язь холоп твой Урус мирзе, чтоб отпустил со мною вместе твоих Государевых служилых татар. И он Государь мне говорил, что их оставил для Государева дела, тех норове сыскивати, которые на Государеву украйну воевати приходили. И как де воров сыщут, и полон, да ко Государю пришлю.

Да Урус, Государь, мирза перезвал от Тинехмата Князя Ишелей мирзу Али мирзина сына, да передо вшою, Государь, ему велел и шертовати, что ему Государю прямити и служити, а нынеча, Государь, кочюет у Урус мирзы. Да Урус же, [184] Государь, мне говорил: только, де Государь станет твое 6 Государево жалованье прислати к Ишелей мирзе, и язь ис Крыму братью свою Исуповых детей и племянников, своих перезову.

Сказывал, Государь, в Нагаех в Урусове улусе татарин Асан Канбаев Кузнецен, что присылал Крымской Царь сее зимы в Нагаи гонца своего Исень Сабая Мустофина брата ко Князю Тинехмату и к Урус мирзе и к иным мирзам, на твою Государеву украйну людей просить. И Тинехмат, Государь, от себя отпустил Ишим мирзу Тахтар мирзина сына, да Урус, Государь от себя отпустил шурина своего середние жены, Агубдала мирзу, Адал мирзина сына, да Еналей мирзу, Тиналей мирзина сына. А с ними, Государь, отпустили многих людей сее [185] весны с тем же гонцом Крымского Царя.

Да сказывал, Государь, татарин Акъшаат, Урусоваже улусу, что приехал от Казыевых детей посланник к Тинбай мирзе, а сказывал, что приходили на твою Государеву Алаторскую украйну Казыевы братья и дети, да Нагайские мирзы Акъбебей Аксана Князя сын, да от Тинехмата Князя Ашелей мирза Алей мирзин сын. А поп Алатин был с нимиже на твоей Государево украйне. А Казыевы де, Государь, братья и дети збираются, а хотят на твою Государеву украину опять восень приходити.

Да тот же, Государь, татарин сказывал, что приходил Крымской Царь на Литовские украйны, и Царя Крымского и людей его Литовские люди побили, а досталные люди вышли со Царем пеши и голодны. [186]

Да сказывал, Государь, татарин Асан Иллибабаев, что приходили сее весны Казачьи орды люди на Ак мирзу да на Бек мирзу, а у них отогнали многие стада, да у них же взяли пять человек. И они, Государь отпустили пятого человека к Тинехмату Князю и к Урус мирзе, и велели им говорити что де Царь наш Акак Назар с Царем и великим Князем в миру и с Таксицы 7 и с Юргенцы в мируже, а нашему де Царю Акак Назару вас воевати, по Яике и по Волге не дать кочевати.

3. Тимофей Лачинов.

Память тимофею Лачинову поехал с Волги в Нагаи Мая в 17 день. А прислали Ак мирза, да Бек мирза под Государево жалованье двенатцать телег с подводами, да Тимофею аргамак. А присылали, на Волгу [187] Ак мирза добрых людей дву имилдешев да казначея, а Бек мирза человека своего, а всех людей прислали в стречю Государева жалованья семнатцать человек. А приехал Тимофей в Ак мирзин юрт Маия в 28 день. И в стречю его мирзы прислали ближних своих людей дву человек, и велели Тимофею место указати. А дано ему на воле, хочет у дворника стоит 8 хочит у вак 9 мирзины орды.

А на Курнюше Тимофей был Маия в 30 день. Царя Государя посольство правил, а зацепки не было никакие а отпустили Тимофея Ак мирза и Бек мирза из своей орды Июня в 29 день: и провожали его сами до Тинехмата Князя.

Известити Государю Царю и Великому Князю против Государевых речей по записи говорил Ак мирза Шихмамаев сын Государю Царю а 10 [188] негрубник и не будет меня столько был есми изгонен ис сей орды, и был есми в Ташкине и в Бухарех, и ныне еси 11 помскал отца своего юрт и Государь меня пожаловал прислал ко мне свое жалованье с своим сыном боярским и учнет меня Государь вперед жаловати, и язь Государю рад служити по своей вере ко Государю свою правду держу.

Да велено Тимофею Лачинову отпустити толмача Урустая Тенишева со Государевым жалованьем к Чюняй мирзе, и Чюняя мирзы нет, есть Жени мирза, и то жалованье взяли Ак мирза да Бек мирза. Послано с толмачем с Олфером Сьюковым да впред жалованье и Жени мирзе. Государево жалованье Ишим мирзе Агишеву и то жалованье взяли Ак мирза да Бек мирза, а Ишим мирза [189] Агишев отъехал в Крым. Впред тому не посылати.

А четырьмя мирзам Ак мирзиным братьям Государево жалованье отдано по казенному списку все сполна.

А как Тимофей в Нагаи в Ак мирзины улусы приехал, покамест в Нагаех был у Ак мирзы; и к Тимофею приезжал в стан Сибирского Царя Кучумов посол Таиляк и говорил с Тимофеем Таиляк, что Государь его Кучюм хочет вперед Государю Царю, и Великому Князю в дружбе быти, и вперед от Государя не отстаточьну быть, и хочет Царю Государю и Великому Князю в том и правду дати по своей вере, а приезжал к Ак мирзе Кучюмов посол Таиляк по лошади и по овцы, которые у них врядь Кучюму взять за дочерь свою. А Ак мирзе лошади дати, а дочь Кучюмову Ак мирзе взяти за себя. [190]

Да по государеву наказу велено Тимофею живучи в Нагаех проведывати о Крымских и о Нагайских вестех себе тайно, Крымские послы в Нагаех у кого бывалили? И Ак мирзины или иных Нагайских мирз послы в Крыму у Царя бывалили? и будет меж их послы ходят, и о чем ссылаетца и Тимофей в Ак мирзиных и в Бек мирзиных улусех по наказу проведывал улусными людьми и полоняники себе тайно. И Ак мирзины и Бек мирзины Улусные люди сказали Тимофею и полоняники, что послы к Ак мирзе и к Бек мирзе неходят из Крыму, и они не ссылаютца, а про Тинехмата Князя и про Урус мирзу и про иных мирз ссылку не ведают, потому что кочюет Ак мирза и Бек мирза по Яику от Тинехмата и от Уруса далече.

4. Семен Малцов.

Лета 7085 приехал Семенец Елизарев сын Малцов в Ногаи [191] к Кан-Баю мирзе, к Исмаилеву Княжому сыну Мая в 26 день.

Июня в 2 день был есми у Кан-Баи мирзы на Корнюше и речь по записи говорил, и грамоту отдал и Государева жалованья Кань Баю мирзе и матере его и жене и детям по казенному списку отдал.

Речь Канбай мирзы: опричь Тинехмата Князя да Урус мирзы все мне небольшая братья, а иные и племянники. И Государь меня перед Тинбай мирзою да перед Урмамет мирзою своим жалованьем оскужят 12 по два года мне Государева жалованья убавка. А на чем язь Государю шерть дал, и язь на своей правде стою. А кто перед Государем вину свою сказал, и язь то Государю извещал. И будет Государь меня в перед не пожалует, што ко мне Государева жалованья Сываном с Неврюевым и [192] Государь бы ко мне мою шерть прислал.

Отпущая меня Семенца ко Государю Конбай мирза говорил. Речь Конбай мирзы: отец мой Исмаил Князь Сысупом Князем родные братья, и отец увидя брата своего Исупа Князя увидя 13 неправду ко Государю, и отец мой для Государя брата своего не пощадил. А язь вижю в братье своей которую вину перед Государем и язь от тех своее братьи отстану для Государя, и которые будут вести, и язь то государю извещю, и прямити Государю рад, как отец мой.

А в Крым пошло Нагайских людей на масленой неделе десять тысячь, а мирзы с ними. Ак Кучкар да Караул. А Крымских послов Тинехмат Князь и Канбай мирза отпустили зимою в Крым. И своих послов сказывают с ними хотели [193] послати, да отговори 14 черные люди. И в Крым с ними Нагайские послы не отпущены.

Караул мирза Конбай мирзе шурин в Крым пошел, а с ним Конбаева улусу человек с шесть сот. А сказывают быти ему с Крымскими или с Казыевыми люди и на Государевых же украйнах. А мать Караул мирзы и жена и дети кочюют в месте с Конбай мирзою.

Царевичь Сибирской Алекечюма Царя сын женился у Тинехмата Князя на дочери.

Бухарские послы у Тинехмата Князя у Конбай мирзы были.

А хоторые люди Нагайские пошли с осени в Крым, и те люди были Соцаревичи в Литве. А Нагаи тогда с осени были в Крыме тринат [194] тысеи 15. В Литве Царевичи и побили а одного Царевича ранили.

Звал меня Семенца тотарин Конбай мирзы на корнюше. И он прошал у меня девяти, и язь ему по Государеву указу говорил, а недал ему ничего. И тот же татарин ко мне при ехал после корнюша в пятой день, да учал прошати девяти, тем де 16 язь у мирзы пожалован, то наша пошлина. И язь ему недал ничего, и меня, Семенца, тот татарин лаял, а служилова татарина Ян Субу Сабакова бил плетью.

Июня в 13 день пришел ко мне татарин от мирзы Янбасаром зовут, и говорил мне от мирзы: велел тебе мирза зватому дати девять, хто тебя на курнюшь звал. Казначею девять, мне девять: те люди у мирзы тем пожалованы, то их [195] пошлина. И язь за то по Государеву наказу стоял, и им девяти не дал. И Конбай мирза на завтрее покочевал. А по меня Конбай мирза прислал, велел мне, Семенцу, с собою ехать. Аже в стречю приехал тот Ян Басар, а с ним человек с тритцать Конбай мирзины люди, да меня учали тут плетью бити, да тяли саблею по руке, а сказывают: хто прежь того бывал, тот нам данывал. А били меня перед мирзою и мирза мне о том много говорил, чтоб язь ему дал девять и язь за то стоял, девяти ему не дал.

Июня в 27 день приехал мирза ко мне к шетру, а велел взяти казначею сильно девять. А в те поры, Государь у меня уж ничего не было. И они, Государь, сорвали з детины с моего денег тритцать алтын, то де 17 мирза велел у тебя взяти казначею пошлину. [196]

5. Федор Чюркин.

Память Федору Чюркину. Прислал ко мне Сейд Ахмет мирза казначея своего Алябердия, да Аталыкова сына Суралея с товарыщи. А с ними прислал под Федора и под людей кони под казну теляги. Да корму прислал два борана. И как приехал в Нагаи, Седахметя в те поры не было в улусе. Был вых улусех и без него двор указали жены их, да сестра три борана 18. И как Сейдахмет приехал к, себе в улус, и к Федору прислал корму вола, и велел Федору у себя быти, и посольство велел правити без зацепку и подарил конем. И Государю перед Федором Сейдахмет братом своим с Кучюком шертовали, что им Государю служити, где им велит итти, на Крымского ли, или на Бухарского, или на Казыя, в [197] Немцы и в Литву, и где Государь велит. И хотя будет Тинехмат Князь и Урус мирза или иные Нагайские мирзы Государю станут изменяти; и нам на них войною приходити. И будет им самим на Государеву службу итти немочно, для своих недругов; и им от себя на Государеву службу мирз своих посылати и с ними своих людей, где Государь велит. Да поималися Государю за Волгу, что им караулить на Волге летом и зимою, где они кочюют, и им своих людей уимати на крепко и через Волгу не пропущати ни какова человека. И которые их люди побегут на Государеву украйну воевати, и им имати да смертию казнити, а домы их грабити. И будет их люди безвестно утекут на Государеву украйну, изо Государевы украйны люди приведут, и им тот полон у них отимати да Государю посылати и их зато смертию [198] казнити. И будет Тинехмата Князя и Урус мирзы и иных Нагайских мирз 19 поидут на Государеву украйну; и им их через Волгу не перепущати и их побивати. И будет поидут на Государеву украйну многие люди, а им с них силы не будет; и им от себя гонца ко Государю прислати одново человека с прямою вестью, сколько их пойдет на Государеву на которую украйну.

Сказал Сейдахмет мирзин человек Федору Чюркину в Нагаех Кулчан, что пошел в Крым сее весны из Нагай Караул мирза Лгиша 20 Князя сын, а с ним пошло людей Тинехматовых и Урус мирзиных и всех мирз улусов. А сказал, что пошло с ним людей з десять тысяч. А кочюет Караул мирза с Тинехматом в одном улусе в месте, а мати его и жены ныне [199] живут у Тинехмата Князя. В 84 году пошол из Нагаи в Крым Акиба мирза, Асанага Князя сын з женами и зь детьми и со всем своим улусом.

В Сеид ахмет мирзине улусе у его татарина у Мамцара полонянка Окулина Ламанова дочи Поливанова. А просят за нее полонянки Немки.

Да в том же улусе у Китдивая, Ураз милдешева сына, у него полоняник сын боярской Рязанец Иван Булгаков сын Григорова, Микитин человек Матвеева сына Пушкина Дмитрей Иванов сын Ветрова. А живет улусе у татарина у Миша.

6. Михайло Антонов.

Лета 7085 память Михайлу Онтонову. Сказывал в Нагаех Шамахеец Махемет: многие люди Кан мирзина улусу пошли на Русь воевати. А голова у них Абак Багатырь а с ним людей Базарою [200] зовут да Темирь Ак Чибаев, да сын Сейт Карагозин, да Тазом зовут Точманов. Да тот же, Государь, Шамахеец сказал: шел дей с теми Кан мирзиными людми вместе и с своими людми Козолей мирза Кушумов сын. Да отпущая меня из Нагаи сказал Кан мирза, а велел известити Государю Царю и великому Князю, что ходил воевати на Государьские украйны Аким Абыз. А того не сказал и с которого они усуса и чей он сын, и которые люди были с ним.

А тот Шамахеец сказал у себя брата, на Москве торгует на гостином дворе, а зовут его Ози Долгой.

Да прислал Кай мирза со мною три телеги, а поминков Государских Кан мирза у мена не взял пять недель. А Имельдеш его Якшагазя отнял у меня з дворником с Кораком детинку немчина Якункою [201] зовут. Да Корак же отнял у меня шатер, и Толмача Янебека Таишева бесчестил, и плетью его Корак бил.

7. Василей Онучин.

Память Васюку Онучину, был есми, Государь, на твоей Государеве службе в Нагаех у Тинбая мирзы. И язь холоп твой пришел с Тинбай мирзиными послы на твою Государеву украйну на Темниковскую. А послов к тебе ко Государю Тинбай мирзиных идет тринатцать человек да казначей, а торговых людей, Государь, сто человек, а лошадей Государь, пять сот. И то, Государь о том как укажешь. А послал есми к тебе ко Государю служивого татарина Навея Коржевина, кой со мною в Нагаех был.

8. Рюм Васильев сын Языков,

Память Рюме Васильеву сыну Языкову: говорил по Государьскому наказу Тинехмату Князю, а сын ево Урмагмет мирза был тутже. И [202] сын его Урмагмет мирза против тех речей говорил, в том де есми перед Государем виноват и з детовы пыхи и з батковы, с молодости своее дерзнул ходил на Алаторьские места. А воевал Государьских же изменников, которые с Казаньскими людми ходили воевать. И после того прислал своих послов к Тинехмат Князю и к Урус мирзе, и ко всем мирзам, к шерти приводить. И отец мой Тинехмат Князь тогды Государю шертовал и з детми с моими. А Урус де толды Государю с своим з братом Сеидахметом мирзою не шертовал, и посла Государьского, тогды ко Государю не отпустил. И язь де толды шертовати не хотел же за то, что ходил есми на Алатырские места воевать. И Государю на меня кручина держать, за то меня Государю не пожаловать, а с Урусом з дедею меня не ему сверстати своим жалованьем. И толды на [203] меня пришел отец мой Тинехмат Князь да Янгадырь Мола и все Государьские послы, Михайло Семенов с товарищи на том душу дали, что было Государю на меня гневу недержати. И меня было ему пожаловати, своим жалованьем сверстати с Урус мирзою. И язь толды Государю служил, как приходил Турской Паша да Крымской Царь под Асторохань, и язь толды собрал с собою рати десять тысяч. И говорил есми толды Государьским воеводам в Асторохани; вы стойте на крепко, а язь стану приступати. А посла есми Государьскова не бивал и не грабливал. Послал есми Государьскому послу конь с своим татарином, и татарин учал поминка просити, и он ему поминки не дал. И за то ся 21 у них учинилася побранка с Толмачем тому татарину. И тот татарин Толмача зашиб, а не Государскова посла. И толды [204] Государьской посол Борис Навалкин с Толмачем приехали ко мне, и учался на тово татарина посоле жаловать. И язь де сетчи 22 на конь да поехал к тому татарину хотел ево сечи. И тот де татарин у меня утек, и язь велел застати стадо, да истада выбрал лутчих четыре кони, а за ним: есми учал посылать людей своих, и тот мне Государьской посол Борис Навалкин учал бить челом и с толмачен, чтоб, де язь за ним не посылал, и лошади ему отдал. И язь де по ево челобитью за ним не посылал, и два коня, ему отдал. А другие два коня, конь ко Государю послал, а другой ему дал. И после того тот же татарин почал мнеже бить чеком, чтоб язь ему и те кони отдал. И те кони два коня ему же отдал. И того татарина от тех мест и по ся места нет. И вперед де сьеду, и [205] язь ево с секуже. И ныне Государь ко мне прислал свое жалованье не сполнаже. И вперед меня Государь своим жалованьем не сверстаешь с Урус мирзою; и Государь бы мне своего жалованья и послов не посылал и язь де свою правду перед Государем и вперед помню, и такова слуги другово в Нагаех не будет Государю. И от колева Государские недруги не будет, и Государь де велит быти; и язь на Государскую службу буду готов. Да во все де четыре стороны послов посылают, а убийство ему не бывает. И язь от деда и отца своего того не слыхал же, чтоб где послов побивали. А во се де Сейдахмет мирза посла Государского убил, и Государь де ему жалованья прислал больши того, кабы де за то, что у Государя посла убил. [206]

Июня в 28 день 23 Дьяк Андрей Щелкалов к Царю ИВАНУ Васильевичу писал о приезде Нагайских послов к Москве, а Государь в тоже самое время пошел в поход в Лифляндию.

Августа в 28 день Государь из походу писал к Дьяку Андрею Щелкалову с повелением, Нагайским послам итти ко Москве, и им позволить, тамо торговать по прежнему обычаю. И как послы придут к Москве, велел им быть у него, Дьяка, в дьячей избе, где он им объявить имеет, что Государь ходил в свою отчину Лифляндию, оную очистить от неприятелей, и как скоро оттуда в Москву возвратится; то послам повелит быть у себя. А между тем Государь велел у них взять грамоты, оные дать перевесть и перевод к себе прислать немедленно. А как Нагайские послы в Москве исторгуются: то Государь велел послов меньших и ардобазарцав всех с Москвы отпустить в Казань и в [207] Нагайскую орду, дабы они до морозов туда доитти могли, а послов Тинехматовых и Урусовых и иных больших мирз человек до десяти велел в Москве оставить.

Августа в 21 день в стречю Нагайских послов Иштары с товарищи послан Иван Бибиков. - Сентября в 1 день Иван Бибиков с Нагайскими послами к Москве пришел и поставлены за Москвою рекою. И того же дня. Нагайские послы у Дьяка Андрея Щелкалова были в посольской избе. А Канбай мирзина посла Дьяк велел выслать вон, потому что Кабай мирза Государева посла Семена Малцова бесчестил и людям своим саблею его велел сечь. - По отправлении обыкновенных при таких случаях речей Дьяк Нагайским послам Государя объявил, что Его В. пошел в поход в Лифляндию, и по той причине они вскоре у Государя на приезде быть не могут. А между тем, им торговать позволяет, и грамоты Тинехмата князя и всех мирз у них послов взять велел. - После чего, Иштара с товарищи благодаря за [208] Государское жалованье подали грамоты. И Дьяк Андрей Щелкалов отпустил послов в каравань и велел им дать корм вместо стола.

Грамоты послами привезенные были таковы:

1. от Тинехмата Князя 24:

Всего хрестьянства Государю Великому Князю Белому Царю от Тинехмата Князя поклон. С отцом моим Исмаилем Князем и со мною правда и шерть была. Прежь сего как отца моего Исмаиля Князя смотрил еси, а меня еси так же смотрил, и много жалованья ко мне присылал. А ныне тему годы с три с четыре, в два году посла ко мне присылаешь, и дружба и жалованье твое ко мне мало приходит. А того не ведомо, по чему так осталось. И язь себе помыслил, так; что Крымской Царь со мною ссылается, потому чаю так меня не жалуешь. А ныне тому другой 25 с Крымским [209] послом вместе своего человека не послал есми. А язь хотел с Крымским в сватовстве учинится для того. И как сын его приедет ко мне для женитвы, и у меня было речей осталося чего мне с ним не переговорить. А ныне с двема послы его человека своего для твоей дружбы и правды не отпустил есми, и после того которого посла своего прислал еси ко мне, и словом еси приказал и в грамоте своей писал еси. А которую грамоту с Резановым сыном с Уразом прислал еси, и в той грамоте писал еси: что многие наши люди с Крымским Царем содиначася приходят на твои украйны, и, твои люди языков емлют, и они называютца моими Тинехнатовыми людми. И те люди, которых в языках возмут, меня облыгают. А у отца моего Исмаиля Князя семь братов было. Один Шигим мирзин сын Белек Булат мирза. И тот [210] с родом своим вТюменех. Тот тебе недружбу делает. А другой Шейдяков Княжой сын Мамай мирза с Шейдяковым же Княжим сыном Сыслам мирзою, да Мамай мирзин сын Якъши Саат мирза, да Урак мирзин сын Казы мирза, и те в Азове, а все тебе недружбу делают, а после того Юсофов Княжой сын Абреим мирза и иные мирзы с Крымским Царем вместо ходили, и те тебе недружбу же делают. А после того Кошум мирзин сын и иные мирзы те с Крымским Царем содиначився, тебе недружбу же делают. А те мирзы со мною одново отца и матери люди. И язь от тех мирз тебя для отстал есми. А они говорят, чтоб язь от тебя от Белого Царя отстал, а к ним пристал. И язь памятуючи отца своего от тебя таки не отстал. Отец мой одного отца и матери от брата своего от Юсуфа Князя тебя для [211] отстал. А язь от тех мирз тебя для же отстал. А те мирзы все тебе недружбы делают, а меня с тобою ссоривают, а хотят меня с тобою в недружбе видети. Которых языков емлют, и они сказываютца моими Тинехматовыми людми. У меня и у тебя недругов много. И недруг чего не говорит? а не дружним речам толко потакать, и нам одново дни в дружбе не быти. И тебеб и мне недругом не потакать. И после того ежелет под Астороханью на Волге зимовал есми для добра. И Нагайские люди торговали, а тебе казна прибывала. Которые Нагайские люди ныне по Волге кочюют, и те люди с Крымским Царем на твои украйны ходят, а называютца моими людми. А ныне оприче того правда и дружба моя то. Ож даст Бог сее зимы на Яике мне зимовати того для, чтоб ни один человек к Крымскому Царю непошел. Тобы тебе ведомо [212] было, о том язь тебе извещаю. Как ты велишь, так и учиню. А сее зимы по Яику ли мне велишь зимовать или по Волге, о том бы еси ко мне приказал с сем с моим человеком. Да правда моя то. В Крым людей своих не пошлю. А брата моего Урус мирзины люди, сына моего Урмагмет мирзины и Тинбай мирзины люди, и племянника моего Сейдахмет мирзины и Кучюк мирзины люди пойдут в Крым, и учнут тебе недружбу делати, и язь тебе извещю, верь тому. И после того для правды своей со многими лошадми многих торговых людей послал есми. И тем бы послом и торговым людем зазимовати. А толко их сее осени отпустишь; и они на дороге зазимуют и все помрут, тебе и мне в том не добрые слова будут. И толко будет у тебя есть не друг, и ониб его воевали. И после того Кутум мирзины два сына к тебе [213] были поехали, и для наготы и голоду Аидар мирза да Али мирза, и тех бы дву мирз для своей славы на слободу бы еси их отпустил, и ныне ко мне их прислал. А язь их прощу для правды своей, а тех дву мирз брат Тахтар мирза тебе и мне прямит. Для Бога чтоб еси пожаловал их отпустил на выемок, о том бью челом. Другов и недругов, у меня много. Недруг бы наш не молвил, так, что у друга своего у Великого Князя у Белова Царя дву мирз просил, а не умел взять. Что меж другов и недругов лицо мое бело учинил, тех дву мирз Карачея моего сына Сышторою богатырем прислал. А того дела язь и до своего живота не забуду. Да Шейдакова Княжова сына Темир Кутлу мирзу из Казыева улуса взял есми к себе. И его бы еси пожаловал. Да после того Тоитор мирзин сын Ишим мирза с Казыем был [214] вместе. И, язь его к себе звал. Да бью челом, прежънегоду с Ямгурчей мирзою для торгу люди мои в Черемису были пошли. А с ними вместе Айшеркулу Абыз из Сарачика 26 для торгу же в Черемису же ездил, а не ратью ходил. И тыб его ко мне прислал Сышторою багатырем. Опроче сего моего челобитья нет. А Саираичикскские 27 люди не воинские, верь мне. И после того вместе же с ними взяли Молла Алеем зовут. И егоб еси прислал. Да с ним же вместо взяли Кудайгулом зовут, и егоб еси прислал а на выемок Аидель Куль Абыза прислал бы еси для правды моей. Да на сына моего на Урмагмет мирзу и на брата моего на Тинбай мирзу гневное слово приказал еси: что те два мирзы над послы над твоими сделали, и то тебе Великому Князю Белому [215] Царю не хорошо показалося. И после того такова дела не учнем делати. И вперед те два мирзы над твоими послы честь чинить учнут. Язь им поверил, а тыб им верил же. А те два мирзы впредь твоих послов учнут чтити. А тем бы дву мирзам денег пожаловал прислал. А те два мирзы тебя учнут чтити. А тот миньят язь на себя взял. А после того от меня не отступны братья мои. Шихмамай мирзина сына Ак мирзу на перевозе мирзою учинили есмя, сын боярской твой видал, тебе и мне прямит. И опричь бы еси Бек мирзы к нему посла прислал. Да и денег бы еси к нему прислал, а к Бек мирзе бы еси к одму однова посла прислал, а преж сего непоколько лет к Бек мирзе послов еси своих присылал. Великой еси Государь, твой приказ иноко бы не был. А Шихмамаевых Княжих детей четырнатцать сынов в [216] службу поспели, так бы еси ведал. А они все тебе и мне прямят. А Бек мирзе меншой брат Енай мирза, да под ним Аманлык мирза, да Акназар мирза, да под ним зять мой Манзырь мирза. Меня для пожаловал бы еси их гораздо, да под ним Шаим мирза, да Ак мирза, да Ханай мирза. Всех их четырнатцать мирз чтоб еси их всех пожаловал. Да после того одного отца и матери язь с Урус мирзою, а яз леты его болши, то ты сам ведаешь. Меня болши его учинити не пригоже ли? Бью челом, толко меня болши учинишь, и тыб и другому сыну моему посла прислал. А ныне к моему сыну и к Урус мирзину сыну посла присылаешь. И толка меня болши его учинишь, и тыб и другому сыну моему Тинмагмет мирзе посла прислал. И толко ты так учинишь; и тем ты меня почтишь. Да после того доброй сын [217] у меня Байтерек мирза, и тыб к нему татарина прислал. Да опричь тех дети мои Иштерек мирза, да Кучюк мирза. И тыб и тех пожаловал. Да есть у тебя у 28 Лангазы мирзина жена, и тыб се пожаловал ко мне отпустил. Да меншие дети мои Шаксей мирза, да Шактерек мирза, да Бек Терек мирза. И тыб их всех пожаловал. Да четырнатцать у меня дочерей, болшая Лал тотай, Алатык тотай, и Тогай тотай, да Болум тотай, да Дивей тотай, да Багым тотай, да Исень тотай, да Шугур тотай, да Кутлу тотай, да Татлы Бек тотай, да Сююн Бек тотай. Да четыре у меня жоны, болшая Хандаза ханым, да Хантай ханым, да Низик ханым, да Ормагмет мирзина мать Малгуруп. Царица всех бы еси их пожаловал. Да бью челом, другов у меня и недругов много. А говорят дей недруги мои так, что Князь Велики Белой [218] Царь Тинехмата Князя по старому де не жалует, и по прежнему дей жалованье свое не присылает. И тыб меня по прежнему жаловал, как отца моего Исмаиля Князя жаловал, чтоб еси ныне пожаловал ко мне прислал пятнатцать тысяч алтын денег, то твое жалованье. Да пожаловал бы еси прислал сто однорядок, да пятьдесят шуб, да пансырь, да тегиляй, да седло, да узду прислал бы еси, инокоб не было. Да по еле того Келмагмет баатырь на меня прогневався от меня был отшел. И язь ныне что ты пожаловал прислал ко мне жалованье свое и язь то ему все дал, да опять призвал к себе его. А наперед того сын его Иштору 29 и не одинова в послех у тебя от меня бывал для правды своей. И как он не учел ходить, а иные люди мои учали ходить, и дружба наша мала стала. А ныне для правды своей верного своего человека сына Иштору к тебе послал есми, что [219] дружба наша умножилася. Ишторовы речи как мои же речи, верь тому. А что будет у тебя речей, и тыб ко мне Сышторою прислал. А он нам обема о добре радеет. А которые ныне Сышторою пошли послы, и тыб на них не велел тамги имати. А которые торговые люди с ним пошли, и тыб велел им там зазимовать. Чтоб еси блиско зимы их не отпускал, на веснеб еси, на борзе их отпустил. Да после того к недругу твоему х Крымскому Царю посла есми не послал. А тыб к недругу моему х Казанскому Царю посла не посылал. И после того, которые торговые люди Сышторою пошли, а хотят посол мой Иштора и те люди, которые с ним пошли полону купить, и тыб им ослободил. Да иное что похотят купити, и тыб им ослободил. Да еже лет есми под Астороханью близка зимую. А которой полон в Асторохань от нас бегает, и [220] тыб их велел отдавать и которые в Асторохани воеводы, и тыб им приказал. И после того Юргеньческого Царя Булата Царевича на триста рублев кунь там осталось. А из тех денег восмьдесят рублев дошло. А Царевичь и сам для того дела оного своего человека послал, а мне с челобитьем приказал, чтоб еси и то Царевичеву человеку отдал. Да четыре у меня зятя, Карыхозя, да Халвет Сеит, да Акым Хозя. Да после того воинским обычаем Акъмагмет Бай да из Ормагмет мирзина улуса в полон взяты двое робят, ныне де они на Москве. Чтоб еси их пожаловал отдал. А которой полон войною взяты из улусов, и летось тот полон велел бы еси отдати. И тот полон не умели взяти. И тех бы еси пожаловал отдал, инокоб не было. Да чтоб от прежнего дружба и правда меж нас свыше была, по тому Карачея своего сына Иштору [221] Баатыря послал есми. Чтоб еси его побаловал гораздо с ним говорил, и гораздо его пожаловал, чтоб сей его с товарищи на весне на борзе отпустил бы еси, инакоб не было. Акъмагмет Баю купить два кречата. И тыб ослободил, а мне бы еси два кречета дал. А при отце своем с тобою зналися. И как отца моего в животе нестало, и язь к тебе посла послал. И толко бы мы напред того незналися, так б не было добро. А ныне хочю с Царевичем Иваном спознатися, и посла к нему послал, чтоб ты то принял. А послал есми паробка своего Ишбулая. Да после того у Шидякова Княжова сына у Мустофы мирзы Кунтуем зовут молодец есть. А он дей крестился неволею. Чтоб еси тому Кунтую волю дал, там ли хочешь жить, или ко мне похочешь ехать? Да чтоб Кум 30 мирзину сыну, к Токътар мирзе, посла татарина прислал инокоб не [222] было. Да после того Тезики поехали и тыб их от Ишторуя 31 не розлучил, стояли бы они с ним вместе. Да четыре у меня зяти Корылхозя, да Ханвет Сеип 32, да Чюмак Хозя, да Акым Хозя, чтобы еси их всех пожаловал. Да с Кучюмом Царем Сибирским в сватовстве учинился есми, а сын для женитвы ко мне приехал. И хто его будет посол, и тыб его пожаловал почтил, иноко бы не было. Молвя грамота писана.

А се у грамоты, на поле писано, одна рука з грамотою: коли ходил Келди Магмет Баатырев сын Ак Борю, а он дей толды купил два человека, и те дей летось на Иргизе побежали. И тех бы пожаловал сыскать велел.

А се на поле писано, не одна рука з грамотою: бью челом, и толко [223] будешь сех моих людей куда не пошлешь воиною, чтоб еси пожаловал ныне в осень на борзе бы еси ко мне отпустил с Есторуем 33 вместе однолично одно лично. Да чтоб еси пожаловал Иштору багатырю ослободил купить тритцать душ полону. Дочери свои выдавал за муж. За ними в приданые дать надобе. А твои дети боярские то видели и поехали. Чтоб еси пожаловал однолично.

2. от Урус мирзы 34:

Божиею милостию Царю и великому Князю ИВАНУ Васильевичу всеа Русии от Урус мирзы много много поклон. Про твоей Беликова Государя много милости у Бога просим. И про твое Государство милостиже у Бога просим, и про свою землю такоже милости у Бога просим. И будет наша земля здорова будет, и тебе то великая прибыль. После слово то: [224] приказал еси с своим с служилым татарином с Сеньчюрою свое кручинное слово, что мои люди еже год ходят войною на твою украйну. А язь того не ведаю, что мои люди так войною ходят. И которы люди войною ходят, и то не мои люди верь Богу. А язь на своей правде шертую своею душею. И мне своих людей как посылати войною? и россудом бы то пороссудил, мочноли так войною посылать. А с Наган у нас которые вышли Шичимовых детей 35 и казаки его да и Царевичи, которые на поле ходят и многие мирзы и казаки и Кушумовы дети, и мне их как унять. А которой мой слуга к тебе взят будет в языцех, и тыб того ко мне прислал, а меняб еси им потешил. А на чем с тобою с великим Князем отец наш Исмаил Князь говорил и шерть дал, и мы тое шерти не порушим. И после [225] того на чем мы тебе шерть и правду дали, и мы своей правды не порушим. Бог надо всеми один. И после того душа у меня одна от Бога боюся, а души своей берегу, а от тебя соромлюся. А и сам ты Князя отцом был учинился, нас бы братьею учинил еси. Да приказал еси ко мне, что моих людей взяты у меня в войне два человека, а зовут его Алатай Абыз; и тот человек из Яйку, про него язь не ведаю, что он делал, то ведает Бог, да Тинехмат Князь, которые люди взяты у вас в полон, а называютца нашими бояся смерти. И ты б то гораздо ведал. И тыб их велел убивать. А будет для которого нашего справления, и тыб их присылал к нам. Аслатай Абыз еже год ездил воевати на Остяки. А туда будет коим обычаем зашел, того мы не ведаем. И тыб то гораздо ведал. А которые мирзы по Волге [226] кочюют, из оних войны никоторые нет, Богубь еси и мне верил в том. И от сего дни в перед будет один мой человек которые убытки учнет делати, и будет язь того проведаю; язь его изымав к тебе пришлю, верь тому. И будет моего, челобитья и печалованья послушаешь, и ложные, дела мне пожалуешь отдашь. И что моему отцу Исмаилю Князю свое жалованье посылал, и мнеб еси потомуже прислал свое жалованье с полна. А язь о добром деле учну промышляты бью челом, чтоб ты меня пожаловал чтил, как Исмаиля Князя. А ныне нас так нечтишь, как Исмаиля Князя, и мы по твоему веленью стоим, как ты велишь и от иных людей войны и убытков не будет, тому бы еси верил. И толко поведаю или услышу, и язь о том тебе извещу, тому бы еси верил. И от сего дни впред которые мирзы кочюют по Волге, и их люди и мои [227] люди учнут войною проходити, и убытки учнут делати, хотя будет один человек поидет, и язь то услышу, и он будет нам в руки попадетца; и язь к тебе его изымав пришлю, тому бы еси верил. А опроче брата моего Тинехмата Князя у меня брата нет, а у него опроче меня брата нет, так бы еси не молвил, что у нас дума не одна. Слово и дума у нас одна. Послы наши вместе не пошли, потому что он кочюет по Яку 36, а язь кочюю по Волге, и послы его ко мне долго не были. И по тому послы пошли порозь, и тыб в том на нас не помыслыл. И слово и мысль одна, тому бы еси верил. А которые люди за Яйком кочюют, и язь их мысли не ведаю. И ты бы Князь велики белой Царь жаловал меня, как отца нашего Исмаиля Князя. А по лютцким словам братства и правды по старому к нам [228] твоего жалованья нет. Бью челом, чтоб еси пожаловал челобитье мое гораздо выслушав смотрил бы еси меня как отца моего Исмаиля Князя. И после того которое мы лихо учиним, и твоя шерть и рота на нас буди. Да будто мы в Астарохани учюгов попортили, у рыб ловей шалаши пожгли, да и судов пожьгли, и камышников будто мы полон поимал и в том на нас поклеп, в том бы еси верил. И толко с нами в братстве бы то похочешь; и тыб поклеп отставил. А язь в те поры кочевал на Мочаквехе, а Княжие люди зимовали под Астороханью. И что ся которое лихо стало, и то от его людей, а не от моих людей. И тыб того пытал на них, а того бы дела от меня не чаял. А толко от меня того дела начаешся, и то ты хочешь братство свое от меня отставити, однолично бы еси однолично от меня того не чаял. А [229] язь ныне по сю сторону Волги того для нехочю перевестися, что ты к нам, с опалою приказывал о войне. И толко Богу да и мне поверишь, толко мои слова гораздо выслушаешь, и своим жалованьем мое печалованье выслушаешь, слово мое то: сегоб еси моего посла и казначея скоро скоро, до полна пожаловав, отпустил. А их бы еси своим жалованьем пожаловав, гораздо отпустил. Слову моему знамя то: толко ты их ко мне на борзе отпустил. А толко их ко мне вскоре не отпустишься то знатно, что с нами в братстве быти не хочешь. А толко мое челобитье выслушаешь, и пожалует послов моих ко мне на борзе отпустишь, и тот минят и шерть на мне будет. А толко сего моего челобитья не пожалуешь не вы слушаешь, и посла моего ко мне на борзе не отпустит; и правда и шерть на тебе будет. И тыб моего челобитья крепко послушал. Да послал [230] есми для своей правды отца своего Карачеева сына, в казначеех Арсланалея, да для же правды своей своего Карачеева сына родом Келичи Кармыша дослал есми. А они у меня дети великою роду. И язь о всех делех и о братстве их послал. И толко мое челобитье гораздо выслушаешь, которые на перед сего были мои послы, да и сего моего посла Каръмыша и казначея гораздо пожаловал, на борзе ко мне отпустил однолично. Да прислал еси ко мне ныне о правде Исенчюру Баикешева. И ныне язь Исенчюру не отпустил потому, которые люди ходят на твои украины войною, мои или братья мои или которые ни буди казаки, которые тебе лихо чинят, и нечто язь их добу 37, и язь их Исенчюре в руки отдам, да и к тебе их пошлю Сысенчюрою вместе. А в том бы еси сумнения не держал, что язь Исенчюру [231] задержал. А язь его оставил не для лиха. В осень его с своим добрым человеком гораздо почтив к тебе отпущу, и то бы еси ведал. А которые около нас шесть Царевых детей есть и от них которая весть к нам придет, и те вести Исенчюра услышит и увидит. А Исенчюру есмя оставили для правды и для братства, чтоб мне перед тобою исправитца, да и служба бы моя перед тобою пригодилась. Потому есмя Исенчюру у себя оставили. А мои улусы добре о том скорбят, что ты заповедное слово кручинное приказал. А говорят, что ты, Государь, приказал с кручиною, а нам дей по прежнему Волгу по леду возитись не мочно, и по Волге нам кочевать нельзя. Государь мне одному за Волгу без улусов перевестися, и во мне в одном что? и как Исенчюра приехав от тебя сказывал, и от того улусы мои боятца, и со мною за Волгу [232] перевестися не хотят. И тыб ведал то гораздо. Правде и братству знамя то что еси чтил меня, как отца моего Исмаиля Князя своим жалованьем, и сердце еси мое на месте учинил. И толко серце мое на месте учинишь, и твоя шерть и рота на мне буди. А о чем язь тебе бью челом, и того всего не пожалуешь и правда и шерть на тебе буди. У Бога язь прошю, чтоб меж нами добро было. А чья будет винами на того Бог. А толко меня для правды и дружбы, послушаешь и слово мое то: улусы мои братца за Волгу им не бывать, то бы еси ведал. А толко велит по старому за Волгу перевозитца, и тыб моего посла и казначея гораздо пожаловал своим жалованьем. И толко их пожалуешь; и то ты меня пожалуешь. И знамя твоему жалованью то, чтоб их ко мне на борзе отпустил. Да чтоб еси ко мне прислал пожаловал Алмагметя с товарищи и [233] ты мне не отдашь, а хотя одново тово пожалуй отдай. А он был пошел к Москва торгом то твоему болшому жалованью знамя, толко ты мне Алмагметя пожалуешь. Однолично бы еси прислал пожаловал с послом с моим с Коръмышем. А коли Девлет Кирий Царь приходил пода Асторохань войною; и толды на нас поклеп был в том, и язь для своей правды того Каръмышя был к тебе послал. И после того еще на нас поклеп был, коли Була Скуфуя убили. И язь тогды Коръмыша же был послал. А ныне в третей на нас поклеп, для своей правды послал есми Коръмыша же. А однолично правде моей знамя то, чтоб его не задержав на борзе ко мне отпустил. А отец мой Исмаил Князь у Казаньского у Сафагирея Царя для братства и любви и дружбы имывал у него жалованья по сороку тысяч алтын. А дет наш Нурадын мирза у Темирь [234] котлуя Царя имывал по сороку же тысечь алтын. А жаловал для того что тем юртам многие от нас прибытки бывали. И те юрты ныне у тебя и все ардобазарчкие люди несчетные Государства у тебя же, и мы про твое здоровье и про твою землю у Бога милости, просим. И тыб то гораздо ведал. И братъству и дружбе знамя то, что сорок тысяч алтын, и за шубы и однорядки счетчи за все про все прислал, чтоб еси меня не оскудно пожаловал, то твоему жалованью и знамя, толко ты меня тем пожалуешь. Да послеб того ты пожаловал четырех жон моих, да и детей моих, и деберей моих пожаловал бы еси всех. Да по твоему жалованью знамя то, чтоб пожаловал, дал пять тысяч алтын послу моему Каръмышу да казначею Арсланалею. А пять тысяч бы алтын, пожаловал прислал ко мне с. своим сыном боярским. А что тебе [235] прислати ко мне шуб добрых и однорятки и шапки, и тыб счетчи да прислал бы мне денгами. Да после того, четыре у меня жены, да сестра, да девять у меня сынов, да восемь дочерей. И тыб их всех пожаловал. Да есть у меня братьи Мегмет мирзины дети, Сейдахмет мирза, да Кучюк мирза. И тыб их пожаловал. Да прислал бы еси Кучюк мирзе своего сына боярского да и жалованьяб своего к нему иного прислал. Да чтоб еси сына моего Хан мирзу пожаловал. Правде знамя то, чтоб еси сыну моему Ян Арслан мирзе с служилым тотарином свое жалованье прислал, да сына моего Саты мирзу, да Ак мирзу, да Сакал мирзу, да Иса мирзу, да Исенгилди, да Арслан мирзу, да Коплан мирзу, всех бы еси тех моих детей пожаловал. Да четырех еси моих жон пожаловал. Болшая у меня жона Хан Салтан ханым, да [236] Алтын ханым. И тыб тех дву ровно смотрил, да третья у меня жона Княт Царица, да Татлы ханым. И тыб их пожаловал. Да восмь у меня дочерей, болтая Карачачь тотай, и язь ее за Бухарского Абдулы Царя сына сговорил. И тыб Карачачь тотаю прислал шубу соболью с поволокою, да шубу бархат цветной на куницах, да шапку черну лисью. И тыб то все пожаловал прислал. А Татлы тотая, да Алтын тотая, да Нагал тотая, да Ян тотая, да Кумуш тотая, да Кадам Бек тотая, да Монсюер тотая, да Болду тотая, всех бы еси детей и дочерей моих пожаловал. Да Кушумовых детей, Тиналей мирзу, да Осанак мирзу пожаловал бы еси. Да Шигимова бы сына Булат мирзу пожаловал. Да Ай мирзу; да Ак мирзу пожаловал бы еси. А прошлова лета ты на них опалился, своево жалованья к ним не послал потому что будто [237] они ходили войною на твои украины. А язь их к себе ныне призвал. А я зался об них тебе печаловатца, и ныне от них лиха не будет. Тому б еси верил. И тыб их пожаловал. И толко ты меня меншим братом назовешь, и правде знамя то. Сего бы еси моего посла Кармыша, да Казначея моего Арасланалея однолично на борзе доколева да не замерзает, пожаловал отпустил. И толко блиско зимы отпустишь; и нашим люден Великой убыток будет. Да прислал бы еси ко мне с казначеем моим пансырь, да шелом. Да Кулчаном зовут у меня слуга, и тебе он много служивал. И тыб его ныне пожаловал. А он на твою и намою службу годной он человек. Да из Нагаи у нас прежь сего выбежал Белек Булат мирзин сын Зормагмет мирза. А ныне он живет в Тюмене. И язь ныне хочю его воевати. И тыб пожаловал велел мае дата [238] стрелцов. А которые мои люди бегли от меня Иван да Ивашка, и тыб пожаловал велел мне их отдати. А Исмаилева Княжая дочь Тинехмата Князя меншая сестра, а мне она болтая сестра, зовут ее Хан Салтаном, а была она за Бухарским Царем. А ныне она приехала к нам. И тыб ее навыемок пожаловал своим жалованьем, наша она, сестра.

Да у той же грамоты на поле писано, одна рука з грамотою: своим сыном Боярским з Борисом, да с толмачен с Кучеем своих послов к ним прикашевал Карачея своего сына родом Келечея послал есмя Каръмыша послом, да отца моего Карачея, сына родом Наиман в казначеех послал есми Арслан Алея Багатыря. А послал есми их для своей правды, чтоб ты мне верил, и тыб их пожаловал. Да приказывал есми ж тебе прежь сего, чтоб вам Исуповых детей к себе призвати. И они, [239] меж себя здумав прислали к нам менших братей своих, Якши Али мирзу, да Магмет мирзу. А прислали они для своей правды. А ныне мирзы хотят же прити к ним, тому бы еси верил. И толко своего жалованья к ним не пришлешь, а они будет опять отъедут, и тыб от нас их не отогнал, а однолично для нашего челобитья их ныне пожаловал.

Да на полеже написано: от Урус мирзы к Царевичю поклон. Отец наш Исмаил Князь нас спознал с твоим отцом, а нашим Государем. А тыб с нами познался.

Да на поле же написано: у казначея моего у Араслан Алея побежал сее зимы полоняник. И ты б пожаловал велел его отдати, да прислал бы еси ко мне много бумаги пищей.

Да на поле же писано, не одна рука з грамотою. Урус мирзино слово, Бетекей мирза был наш слуга, а [240] службы его к нам много. Велики Государь чтоб ты пожаловал велел его кости и полон отдати, что у него осталося. Знамя твоему жалованью то.

Да на поле же писано, одна рука з грамотою: правде знамя то, чтоб еси пожаловал меня и детей и жон и дочерей моих.

5. От Ак мирзы 38:

Всего хрестьянства Государю Великому Князю, Белому Царю Шихмамаева Княжова сына от Ак мирзы поклон. Отоц мой Шихмамай, да брат мой Тинехмат Князь в правде и в дружбе до смерти до своей стоят. А язь вперед таковоже на правде на своей стою, и другу твоему друг а не другу твоему недруг есми. Бью челом прошаю, чтоб от Тинехмата Князя и от Урус мирзы меншиб еси их меня не учинил. [241] Что Тинехмату Князю и Урус мирзе пожалуешь, а мне бы еси тож пожаловал. И ныне бы еси ко мне пожаловал прислал сына боярского доброго, а с ним бы еси жалованья; много прислал. Гораздо челом бью, чтоб еси пожаловал денег дал. А дочерь есми свою отдал за Бухарьского Царя. И тыб пожаловал на покупку прислал дочери моей сто рублев денег надобья купи 39. Инокоб еси не учинил. А с Крымским Царем не ссылаюся. З другом твоим друг а с недругом твоим не друг есми. И своих людей туды не посылаю. А хто и поедет, и тому не велят ходити но недружбе. Так бы еси ведал. А я с тобою роту и шерть учинил, и язь на том и стою. А с Крымским Царем и не знаюсь. А нас Шихмамаевых Княжих детей четырнатцать мирз. Подо мною Бек [242] мирза, а под ним Амалык мирза, а под ним Зенак мирза, а под ним Ханмагмет мирза, а под ним Тинехматов Княжой зять Манзырь мирза, а под ним Ак Магмет мирза, а под тем Шеим мирза, всех нас четырнатцать мирз, и тыб всех пожаловал. Да две у меня жоны, да два сына, да две дочери. И как пожалуешь Тинехматовых и Урус мирзиных жон и детей, так бы еси и их пожаловал. А язь до смерти своей от тебя не отстану. Так бы еси ведал. Другов и недругов у меня много. Гораздо бы еси пожаловал. Как на Тинехмата Князя и на Урус мирзу смотришь так бы еси и меня смотрил и жаловал, инокоб не было. А выимок челом бью, денег бы еси сто рублев пожаловал дал дочери на покупку. А язь на своей правде хочю умерети, тому бы еси верил. Да послал есми посла своего и веременника Акмааметя к тебе на своей [243] правде; а к иным Царем его не посылаю. На выимок к тебе есми ево послал. И которая будет его речь; и тыб ко мне с ним приказал. И которой твой приежал сын боярской в послех, и тот нашу дружбу и правду всю видел. Да велел есми пятнатцать душ полону купити, и тыб ослободил купити. Да веременникаб еси моего Акмаамет пожаловал, иноко бы не было. Молвя с печатью писана.

4. От Бек мирзы 40:

Всего Хрестьянства Государю Великому Князю Белому Царю Шихмамаева Княжова сына от Бек мирзы поклон. Отец мой Шихмамай Князь да брат мой Тинехмат Князь в дружбе и в правде стояли. А язь хочю вперед лутчи того дружбу чинити. И после того хочю другу твоему друг быти и недругу не друг быти. [244] А после того нам с Крымским Царем дружбы и ссылки нет. Мы к нему посла своего не посылаем, а он к нам не посылает. И наши люди к тебе с Крымским в войну не ходят. И толко мы не станем тебе дружбы чинити, и нас твоя глеб соль не попустит. И после того гораздо челом бью, великой еси Государь, чево у тебя нету, чтоб еси пожаловал с Ак мирзином послом ко мне присылал, а прислал бы еси ко мне особного сына боярского с своим жалованьем. И тот бы сын боярской нашу правду видял и жалованьеб наше взяв поехал, а приехал бы со многим жалованьем. Челом бью, чтоб еси прислал шубу соболью, шубу кунью, шубу горностайну, постав сукон, седло, узду, пансырь шегиляи и саблю. А моей правды много. Да ослободил бы еси десять душ полону купити, инокоб не было. Да мать у меня, да две жены, да четыре сыны, [245] да четыре дочери, и тыб их всех пожаловал. Здоровья отведати человека своего Ишмагметя к тебе послал есми, молвя с печатью писана.

5. От Тинбай мирзы 41:

Божиею милостию Царю и великому Князю ИВАНУ Васильевичу всеа Русии Государю от Тинбай мирзы с челобитьем поклон. Тинехмат Князь и Урус мирза все мы одного отца Исмаилевы дети есмя. А ты брат наш, то ведаешь. Исмаилевой правды для с Урус мирзою меня ровно смотрити и жаловати пригоже тебе. И ныне бью челом которая будет моя вина перед тобою и недоуменье есть, и тыб вину мою мне отдал. А наперед того не великая моя вина была, чтоб еси вину отдал, Государь еси. Меня поучил словом своим и язь твой приказ принял на голове своей. А ныне тебе бью челом: Крымской [246] тебе великой недруг, и язь впереди недруга твоего учну саблею сечи. А язь твой приказ послушал, которой твой посол у меня был Василей, и язь Василья почтил и пошлин с него имати не велел. А о том бы еси у своих послов вопросил. Да бью челом, толко меня почтишь, з братом бы еси с моим з болшим с Урус мирзою ровно смотрил, а язь вперед учну тебе служити. А ныне вперед толко будет мне и с Крыму недобрые дести будут, и язь тебе о том извещу. А которой твой посол летось у меня был Офонасей, и его которой бесчествовал лихо над ним учинил, и язь тех людей от Волги отогнал. Толко пожалуешь, Государь еси, бью челом: толко будет мне велишь вперед служити, а молвя себе назовешь братом; и тыб меня с Урус мирзою ровно смотрил. А что ему учинишь жалованья, а мнеб еси свое жалованье таково же учинил, [247] Государь еси однолично бью челом. А которые наши послы и торговые люди отъселева пошли, и тыб их пожаловал милость показал, чтоб их до зимы не задержал, чтоб они не зазимовали отпустил бы еси их, бью челом, толко мне вперед велишь себе служити. А которую грамоту ко мне пошлет, и тыб тое грамоту дал в руки моему послу опричь Тинехмата и Уруса опроче бы пожаловал. Две у меня матери, да две жены, да две сестры, да семь сынов, да казначей. Чтоб еси послов и гонцов всех пожаловав с моим послом вместе отпустил, на руки дал Государь еси, ты ведает. Государьскому сыну Ивану Ивановичу челом ударив послал есми посла. Бью челом, дочерь за муж выдаю, чтобы, оси прислал шубу дал. Тоб еси пожаловал ослободил послу моему купити полону. А что ни пришлешь, чтобы еси с Урус мирзою прислал [248] ровно, Государь еси, ты ведаешь. Здоровья отведати человека своего Зиенъшеика послал есми, а он у меня Карачей болшой.

6. От Хан Бай мирзы 42:

Всего Хрестьянства Государю, Великому Князю, Белому Царю от Хан Бай мирзы много много поклон. После поклона слово то. Мы здесь здоровы, а ты там здоров был. Отец мой Исмаил Князь от шти Царевых детей с ними не говорил, а с тобою говорил доброе слово. Отец от сына, а мать от детей отстали тебя для. И брат мой Тинехмат Князь и Урус мирза с ними, и язь в правде стою и с ними правду говорю. И наперед сего как хотели ехати на твою украйну Урмаамет да Шидаахмет; и язь то твоим детем Боярским извещал на своей правде. И как Казый и Крымские [249] люди хотели итьти; и язь то твоим детем боярским извещал же, и правду свою сказал. И наперед того Тинехмат Князь и Урус мирза и иные болшие и меншие под Астароханью полон имали, и язь на своей правде полону не имал. И как Иван приезжал, и брат мой Тинехмат Князь и Урус мирза послов своих не послали, и язь толды на своей правде с ним послал Калкамана. Тинехмат Князь болшой мне брат, а от иных мирз начаялся есми болши быть в твой 43 своей правде. И брату моему Тинехмату Князю и У рус мирзе что пожалует, а мне бы еси тож пожаловал. И нынешней год то мое прошенье, шубу соболью, да шубу кунью, да шубу горностайну, да шубу бархат золотной да кавтан теплой, да пансырь, да шелом, да седло з золотом, да [250] шегиляй, да узду з золотом пожаловал. Да шуб бельих, да шапок черных, да поставов сукон пожаловал бы еси. Да брату моему Тинехмату Князю и Урус мирзе денег пожаловал, а мне бы еси денег же пожаловал. И нынеча бью челом двести рублев денег бы еси пожаловал. Да послал есми своего доброго человека Баубека. И тыб гораздо почтил. Да брата моего Белово Князя слов до меня прямо не доносят, а моих речей до тебя не доносят. И тыб ко мне вперед прислал доброва сына боярского. И по ся места хотел еси меня жаловать, и язь по ся места на своей правде стою. И нынешнее мое прошенье, твое жалованье до меня дойдет, а язь на своей правде не стану, стоять, и та шерть и рота на мне, и толко ты того не пожалуешь, и та шерть будет на белом Князе. Да послуб еси моему Баубеку ослободил дватцать душ полону купити. А [251] Тинехматову Княжому молле по тому не велел есми писати к тебе грамоты, что которое слово тайное, и язь ему не смею сказывать. И Тинехмат Князь то напишет в своей грамоте на меня безълепичное слово, и тыб тому не верил. А язь холоп твой тебе прямлю, и моя правда то и вперед не велю Тинехматову молле писати. А станет у меня мой молла писати. И тыб ко мне печать золоченую прислал, чем грамоту печатать. И моллу моего зовут молла Темиры.

Да у тойже грамоты пишет одна рука: толка учнешь меня себе братом держать; и тыб от Урмяамет мирзы, да от Хан мирзы нении и бы еси их моево сына Исенай мирзы не учинил. А толко сына моего Бай мирзы ныне не пожалуешь; и что еси меня братом назвал, то ложно. Да что мне из Астарохани мед давали, и ныне мне тово меду не дали и тыб пожаловал велел дати. Да [252] тому два годы, что твоих Государьских очей мои послы не видают. И толко ты меня братом назовешь; и тыб пожаловал велел им свои очи видети, и из уст своих свое жалованье с ними приказал.

7. От Сеид Ахмет мирзы 44:

От Благодателя всего Хрестьянства Государю Великому Князю Белому Царю от Сейд Ахмет мирзы слово то поклон. Другу твоему друг, а недругу твоему недруг. Мы твое здоровье жадая живем, чтоб ты здоров был на многие лета. Отец наш Исмаил Князь и мой отец Магамет мирза на чем тебе шерть учинили, и мы на той шерти стоим. А на чом Исмаил Князь да отец мой Магамет мирза они для себя и для детей своих.. И. ты Исмаилевых четырех сынов для отца их правды ровно их жалует. А моего отца правда [253] гдеся дела, Магамет мирзиных дву сынов не жалуешь. А Исмаиля Князя ты себе отцом был назвал, и ты по отце детей его жалуешь. И отца нашего Магамет мирзино братство где ся дело? и его перед тобою проступки до смерти не бывало. И после того Тинахматов Княжой сын меня менши десятью леты, а Урус мирзин сын меня менши пятью натцати леты. И ты их жалует, что у них отец есть. А у которых отцов нет, и тем отец ты для их правды и шерти. И после того отец наш Исмаил Князь и наш отец Магамет мирза от брата своего Юсуфа Князя отстали, да и братьи своей отсталиже для тебя Белово Царя. Да писал еси к нам, чтоб нам з братьею своею с Тинехматом Князем и Урус мирзою правда своя тебе показании, чтоб нам через Волгу по леду и на весне по воде за Волгу ни одново человека не пропущати, [254] чтоб они с Крымскими и с Азовскими, людми вместе украйны твоей не воевали. И мы твою заповедь выслушав и внятно себе учинили. Что ослася 45 после отца нашего дватцать тысечь людей, и язь их минят взял на себя. И которые брата нашего Тинехматовы Княжие и Урус мирзины люди уимать их хотим. А которые люди украдом поидут, и мы то услышим, и нам тех людей побивати и куны их имати на себя. А будет моей силы с них не будет; и мы х тебе беглеца пошлем. О том и при своем сыном боярским при Федоре при Чюркине мы два нас Магаммет мирзины дети на том роту и шерть дали, что нам на твоей заповеди стояти. И ныне которые дела учинилися на перед твоего посла Федора Чюркина, и тыб того от нас не видял, потому что пося [255] места от тебя к нам сын боярской твой не приезживал. А ныне которые Казаки станут в Крым или в Азов ездити, а скажютца мой Шеидахметевы или Кучюковы, или учнут по недружбе нашими называтца, и тыб им в том не верил. А мы сю твою заповедь и всякие дела выслушав перед твоим сыном боярским перед Федором перед Чюркиным шертовали. Да чтоб еси меня з братом с моим с Урус мирзою ровно пожаловал и Кучюк мирзуб еси со мною ровно пожаловал. И как еси Урус мирзиных жон и детей жалуешь, и моих бы еси жон и детей так же ровно пожаловал. И будет пожалуешь, и мы по твоей заповеди шерть учинили. И толко с Урус мирзою ровно пожалует, великий еси Государь, ты рассудит. Да челобитье мое то. За Волгою у меня вдруг есть, а и тебе он недруг же, твой недруг и мой недруг, тебе друг [256] и мне друг. А тот мой недруг Зоормагамъмет мирза. И мне его воевати, и тыб мне на Ачькарине перевоз дал, да велел бы еси мне из Асторохани дати судно, да Толмача. А которые Азеи пойдут к Меке, и тыб их за Волгу возити велел.И тот миньят на мне будет. Да родом Коврат паробок мой повар, а он был не войною х тебе пошел, язь был его отпустил торговати, и тыб его пожаловал ко мне отпустил. И ныне мы Магамет мирзины два сына до своей смерти опроче иново друга недобудем, и от тебя от Государя не отстанем. Зиме и лете по Волге на караулстве стоим. И нынеб дву нас з братом с нашим с Урус мирзою равно пожаловал. Да чтоб еси мне на выимок велел грамоту дати з золотою печатью, чтоб меня на Волге как лед проидет, велел перевозити. Толко ты тем меня [257] пожалуешь и Астороханским людем будет верно. Да послал есми посла своего Кошая, а он отца моего Исмаиля Князя болшого Карачея сын, и тыб его пожаловал сее осени на борзе ко мне отпустил. Да ещо твое жалованье то, чтоб еси моего посла с Урус мирзиным послом ровно смотрил, да и казначея б еси моего с его казначеем ровно смотрил. Счастливый Государь, чем Урус мирзу пожалует, меня бы еси тем же пожаловал, много ли малоли пожалуешь ко мне пришлешь. И ты бы прислал денгами. Да две у меня жены, да четыре сыны, да четыре у меня дочери, да одна у меня сестра. И тыб их всех гораздо пожаловал. А сестру свою даю за Бухарского Царя, что бы еси ей вздевати прислал шубу горносталну а поволокаб на ней не была, отлас золотной, да шапку черну пожаловал прислал. А что пожалуешь Урус мирзе свое жалованье [258] пришлешь, и тыб ко мне тоже пожаловал прислал. А послубы еси моему Кошаю сколко он похочет полону купити, и тыб пожаловал, ему ослободил купити. Да недругов у меня много, мои недруги и твои не другиже. Что бы еси ослободил купити что на рать въздевати пансырь. Да и брата моего Кучюк мирзину послу ослободил бы еси ему купити пансырь и полону. А Кучюк мирзина посла зовут Карачеем. И что брату моему старейшему Урус мирзе на зиму пожалуешь пришлешь шуб и меду, и ты бы мне пожаловал тоже прислал. Да прислал бы еси пожаловал ко мне пансырь, тегиляи, да саблю з золотом. Да что пожалуешь ко мне пришлешь, и тыб ко мне прислал денгами с своим сыном боярским, которого ко мне пришлешь. Да чтоб еси пожаловал прислал ко мне краски, да шафрану. А мы перед твоим сыном боярским [259] перед Федором Чюркиним роту и правду учинили. И тыб моему послу пожаловал прямое слово свое сказал. А что пожалуешь из Асторахани к Урус мирзе пришлешь; и тыб пожаловал ко мне прислал что зиме носити шуб да меду. Да пожаловал бы еси ослободил в Асторохани моим людем торговати и покупати и продавати. И что брату моему старейшему Тинехмату Князю в Урус мирзе поволишь что купити и продати, а мне бы еси так же пожаловал. А отца своего Карачеева сына Байхозя Карамышева учну и вперед посылати для своей покупки, и запасу у тебя просите. И вперед какие вести будут, и язь тебе с ними же весть учиню. И тыб из Асторохани пожаловал приказал дать человека, кому с ним ехати. Молвя с печатью грамота послана.

А се у тойже грамоты на поле писано: чтоб еси пожаловал прислал кречать ястреб. [260]

8. От Кучюк мирзы 46:

Благочестивому Государю Великому Князю Белому Царю Кучюк мирза челом бьет. Дай Бог ты здоров был на многие лета, мы зде здорово живем. А мы Магмет мирзины дети два сына после отца своего осталися малы. А осталося было отца нашего дватцать тысечь людей. И о кою пору мы были молоды, и те люди были у Тинехмата и у Уруса, а ныне те наши люди все у нас. А кочюем зимою по Волге, а летом кочюем блиско Казани. А твои великого Князя Белово Царя караулы есмя на Волге. И толко твоя Государева великого Князя Белово Царя служба Литовская и Немецкая и всякая служба будет, и мы на твою службу готовы. И толко Государь похошь Крым и Казыя воевати, и ты б Государь мне весть прислал, и язь, Государь, з [261] дватцатью тысячью людми готов, и из тех дватцати тысечь людей хоти один человек не поедет, и в том солжем, и та шерть на нас буди. А у тебя у Государя великого Князя Белова Царя счасливого чего нет, чтоб ты меня пожаловал? и лутче меня и хуже меня жалуешь. Челом бью пожалуй меня болшим жалованьем. Толко ты меня пожалуешь, и ты ко мне пришли сына боярского. А для своей правды послал есми к тебе доброво своего человека Карача. От коле ни буди вести услышим, и мы тебя для него 47 часу без вести не учиним. И на той правде послал есми посла своего Карагача 48, и тыб его ни одного часу не держал, ко мне отпустил. Да и от болшой жены от Татлы Тотая послал есми к тебе посла Елболду, да сына своего Али [262] мирзина посла Малгилдея, здоровья проведати. У Урмагмет мирзы да у Хан мирзы отец печалуетца, а у меня отца нет, некому печаловатца. Язь тебе великому Князю, Белому Царю бью челом, что Урмагмет мирзы и Хан мирзы лутчебы их меня пожаловал бы еси. А язь твой слуга, так бы еси ведал. Молвя грамота писана.

9. От Урмагмет мирзы 49:

Всего Хрестьянства Государю, Великому Князю Белому Царю Тинахматова Княжого сына от Армагмет 50 мирзы поклон. Дед мой Исмаил Князь да отец мой Тинехмат Князь как в дружбе и на правдах своих стоят, а и язь вперед свыше их дружбу и правду учиню. А ты Князь велики Белой Царь на меня в дву делех розгневался, одно Алаторское дело, а другое деи которой сын боярской ко мне летось [263] пришел, и язь де его бил и бесчествовал. А на Алатарь есми язь ездил молод был в молодость так. А на Алатарь есми приходил, а твой великого Князя Белою Царя земле и людем лиха не делал есми. А которые тебе великому Князю Белому Царю лихо делали, и язь той Черемисе и Чюваше лихо есми делал, то бы тебе ведомо было. И после того летось которой сын боярской у меня был, и тот тебе солгал потому с моим с одним человеком побранилися. А которой мой человек с сыном боярским побранился, и язь его искал, не добыл. А лошади его и животы поимал был, да опять ему животы отдал. А четыре кони у него взяв давал твоему сыну боярскому, и он не взял. И твой сын боярской об нем мне печаловался, и с ним помирился, и лошадь его у меня взяв опять ему отдал. И толкоб твой сын боярской так не учинил, и язь [264] его хотел убить, а животы его хотел сыну боярскому отдать. А которой татарин с сыном боярским бранился, и тот побежал от меня в Крым, и тоб тебе ведомо было. А которою еси посла прислал ко Князю, и язь тому послу извещал о том. И после того тому четвертой год отец мой Тинехмат Князь, да дяде мой Тинбай, да Хамъбай, да Ак мирза, да язь перед доводами детми боярскими пять нас шертовали на том, что нам тебе прямить. И тыб тому верил. А в нашем законе кто только шерть учинит, и правду и роту у нас не рушать, верь тому. А твои дети боярские правду мою видяли. И ныне тебе великому Князю Белому Царю бью челом, чтоб еси ты меня с Урус мирзою ровно смотрил. И что пожалуешь свое жалованье денег или иное что к Урус мирзе пришлешь, а мне бы еси тоже пожаловал прислал. А у меня другов и [265] недругов много. И что к Урус мирзе свое жалованье присылаешь, а ко мне того не пришлешь и мне на тебя и в том гневу нет же, чтоб еси менши Урус мирзы ко мне не прислал. А язь Урус мирзы ни чем не хуже. А у меня другов и недругов много. Толко менши Урус мирзы ко мне пришлешь, и ты и посла своего ко мне не присылай. А коли Крымской Царь и Турские люди под Асторохань приходили, и толды язь же к Асторахани помогал, а со мною, люды было десять тысечь людей. А ныне толко вперед воинские люди к Асторохани придут, и толды язь же с своими со многими людми учну помогать. Хотя будет язь далеча живу, а на твоей служба стою. А на выемок бью челом, что бы еси с Урус мирзою меня ровно смотрил. Да есть у меня жена да сын, да две дочери. И ты б их пожаловал. Да еще тебе великому Князю Белому Царь бью челом, [266] из моего улуса взято девять душ полону, и иных деи ты летось велел был отдати, и без твоей дей грамоты тех людей не отдали. У кого тот мой полон, и тогоже дей полону есть на Москве один грамоте умеет, а у другово в ухе и в носе по кольцу. А те дей двое робята у Михайла у Срывскова. И ты бы еси тех дву робят ни часу не задержав велел отдать, инакобы еси не учинил. И после того здоровья отведати послал есми Бахтыя паробка своего. И тыб его пожаловал. Да бью челом, что бы еси пожаловал прислал ко мне два кречета.

10. От Хан мирзы 51:

Божиею милостию всего Хрестьянства Государю великому Князю Белому Царю Хан мирза челом бьет. После слово то, и что отец наидет дружбу, и то сына для; а что сын [267] наидет дружбу, и то отца для. Бью челом, что бы еси с сыном своим с Царевичем меня гораздо спознал. А язь о том радею, что бы Царьству какая прибыль была. А язь у Бога надежи прошу, чтоб лиха не было. Да еже лет еси приказываешь, что язь х Крымскому Девлет Кирею Царю рать свою на пособь даю, и на войну посылаю. И то на меня поклеп ложно. А которые люди о дву конь от нас украдом бегают, и те тебе и нам недруги. А отец мой У рус мирза накрепко заказал, людем своим, которой из вас на воину поидет, и мне того казнити а животы грабить. И ныне вперед ни один человек не учнеть ездить, так бы еси ведал. Да бью челом. Казы мирзины учнут лихо делать, и в том бы еси на нас не досадовал. А они себе улусом живут, тебе то ведомо. И толко меня сыном себе назовешь, а у Бога язь прошу того, что есми от правды [268] своей не отступен буду. Да бью челом, с Тюменским и с Сибирским ратным учинился есмя, чтобы еси рати пожаловал. А отец мой Урус мирза блиско Асторохани кочюет в Нурадиновском месте. И ныне язь твоим Государским здоровьем по той стороне Волги кочюю. И что будет язь какие вести ни услышю, и язь о том извещю тебе. Да бью челом, чтоб ты Государь счастливой много кунь пожаловал прислал. Да у тебя у счастливого Государя бил челом и прошал пансыря, да шелома, да саблю. Да Тулуп басанные 52 меня дошли, а иные не дошли. Да бью челом, чтоб еси пожаловал много кунь прислал, да чтоб еси прислал ястреб старой. Да бью челом, чтоб еси сех наших послов гораздо пожаловал. Да бью челом, чтобы еси ко мне доброго сына боярского [269] прислал, да чтобы еси прислал котел винной. А болши Сибирского недруга у нас нет. А у меня своих воинских людей дватцать тысечь, чтоб еси пожаловал десять тысечь людей рати дал, Сибирь воевати. А мне до отца своего до Урус дела нет, и до дяди своего до Князя дела нет же. А ныне бью челом, чтоб еси пожаловал прислал много кунь, много шуб и много однорядок добрых, да чтоб еси пожаловал ослободил покупать полону. А посла моего Теребердея много, пожаловал; а язь послал для правды своей Карачея своего Тарибердея. Да бью челом, чтобы еси милость показал много денег пожаловал прислал. А се у той же грамоты на поле писано одна рука с грамотою. Бил есми челом и прошал и ты пожаловал прислал три постава сукна. И то мне в досаду стало, что сукно прислал еси плохое, а у тебя, Государь, в казне [270] чего нет. Да бью челом, чтоб еси пожаловал прислал седло золотом писано. Да бью челом чтобы еси пожаловал прислал много шафрану, да железа Немецкого, да много краски, да потали много. А мы зде живем на поле, чтоб еси пожаловал прислал бумаги пищие. Да бью челом чтоб мне самому въздевать шапку черную пожаловал прислал. Молвя грамота писана. [271]

1575 года в Марте месяце Царь ИВАН Васильевичь Нагайских послов Карамыша и Иштору с товарищи с Москвы отпустил, и в тоже время своих послов в Нагайскую орду послал. А имянно.

I. К Тинехмату Князю Ивана Степанова сына Кайзарова 53 с которым вместе отравлен 1) для Государева дела голова станицы служилых татар Бидей Бахтеров, товарищ его Янболдуй Бидеев да Байтарык Богданов, 2) к Тинъмагмет мирзе, Тинехматову сыну Субукай Бисубин, 3) к Байтерек мирзе, Тинехматову же сыну, Янгилдей Дашков, все служилые татары Бидеевой станицы, да сверьх того 4) к Тинехматовым зятьям к Халивет Сейту, к Кочюмаг Хозею, к Тохтар мирзе Кутумову, к Какал мирзе Кехкуватову сыну, и к Карауль мирзе Агишеву Иван Кайзаров с Государевым жалованьем служилых татар той же станицы, разослать имел. [272]

Грамота к Тинехмату Князю с Кайзаровым послана такова 54:

Божиею милостию от Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии другу нашему Тинехмату Князю слово наше то 55 мы грамоты твои выслушали что еси писал в нам в своих грамотах, что к тебе года и два три от нас поминки и нашего жалованья перед прежним мало доходит, а послов своих в два к тебе посылаем, а чаешь того, что мы для того к тебе не посылаем послов не по прежнему, что ты с Крымским Царем ссылаешься, а ныне с его послом в Крым ко Царю своего человека не слал еси. И мы к тебе к другу своему своих [273] послов посылаем по прежнему как к отцу твоему к Исмаилю Князю еже год а не в два году, а свое жалованье посылаем к тебе с своим послом по прежнему обычно. А что ты еси с Крымским ссылался, и то нам в ведоме, что еси ссылался с Крымским Царем нашего для дела. И на тебя в Крымском деле нам гневу никакого нет, тогоб еси на мысли вперед не держал. А что еси писал к нам, что мы к тебе писали в своих грамотах, что емлют на наших украйнах в языцех Нагайских людей, и они сказываютца твоего улуса, а многие мирзы от тебя отстав из Нагайские орды Казы мирза и иные мирзы иные в Азове а иные в Крыму, и приходя на наши украйны меж нас и тебя друга нашего и всее орды Нагайские ссору чинят, и нам бы на тебя в том не верить, а ты от них ото всех отстал нас для, и вперед не хочешь с ними быть [274] в дружбе, а от нас отстать не хочешь, а отец твой Исмаил князь и от родного брата от своего от Юсуфа Князя отстав от нас не отстал, а ты и болши того мимо всех от нас отстать не хочешь, а правда твоя, точно в Крым людей николи не пошлешь; и нам то в ведоме, и помним то гораздо, что отец твой Исмаил Князь для нашие дружбы а своей для правды и от брата своего от родного отстал, а от нас не отстал. И мы то помня ни х кому такова жалованья и дружбы нехотим держать как к тебе другу своему. А тебе по томуж и вперед от нашего жалованья отставать не пригоже; ото всех отстав быть с нами в крепкой дружбе, а людей своих в Крым однолично бы еси изо всее орды Нагайские от себя, и от братьи от своей, и от детей, и от племянников своих не отпущал, и над ними смотрил, чтоб своею волею не [275] ходил никто, и от нас бы еси тем на себя и на братью свою и на свои дети и на племянники и на всю орду Нагайскую гневу не наводил. А хто поидет в Крым или в Азов из Нагайские орды, а ты друг наш Тинехмат Князь сведаешь; и тыб тех переимав к нам в нашу отчину в Асторохань прислал, чтоб иным вперед страшно было воровать и от вас из Нагайские орды ходить к нашему недругу х Крымскому Царю и в Азов и на наши украйны приходить. А что еси писал к нам о Кутумовых детех о Аидар мирзе, да о Али мирзе, чтоб нам тех мирз к тебе отпустить, и, тыб о том к нам вперед не писал. Мы Аль мирзу Юсюфова сына и тех мирз держим у себя для своего дела и вашего, а к тебе в Нагаи нам отпустить их ныне не пригоже, и не однова тебе о том приказывали есмя и преже сего. А что еси писал к [276] нам, что еси взял к себе Шейдякова Княжого сына Темир Кутлу мирзу и с Казыева улуса, и нам бы к нему свое жалованье послать, и мы к нему свое жалованье ныне с своим послом послали. А что еси писал к нам, что, в Черемису в Луговую Ащергул Обызь с Ямгурчеем пошел был для торговли, и нам бы пожаловать его с Ишторою прислать, и те люди приходили воровством в Луговую черемису, и которые нам Казанские земли Свияжского города горние люди прямили сведав их воровство и без нашево ведома на них ходили, да их побили. Тому годы счетыре спять преж сего к тебе есмя писали о том не однова, что их нет, ни одного у нас, по их воровству над ними и сталось. А что еси писал к нам, что брат твой Тин Бай мирза и сын твой Урмагмет мирза над нашими послы бесчестье чинили, и нам [277] бы на них за то не гневатися тебя для, а они над нашими послы учнут вперед честь держати по старому; и мы на них твоего для прошенья гнева держать вперед не хотим. А ониб над нашими послы вперед никакого бесчестья не делали. А после того Кан Бай мирза, брат твой меншой, над нашим послом бесчестье делал. И мы ныне были посла послать к нему не хотели, и нашим приказным людемь бил челом твой посол Иштора, чтоб до нас наши приказные люди то его челобитье донесли, чтоб нам пожаловати к брату твоему х Конбаю посла сына боярсково отпустить. И мы для твоего прошенья посла своего сына боярсково с твоим послом с Ишторою вместе отпустили. А и не пригоже было послать, и то есмя учинили для тебя. А вперед не токмо над нашим послом сыном боярским хоти над служилым татарином малое какое бесчестье [278] учинит которой мирза; и мы к нему ни служилово татарина не пошлем. А что еси писал к нам, чтоб Бек мирзе Шихмамаеву сыну послать, а преж сего посла посылали есмя, и ко всей братье его Шихмамаевым детем свое жалованье бы нам послать что они нам служат, а тебе прямят, а к другому твоему сыну к Тинмагмет мирзе послаб сына боярсковож послать, и как мирзе и к Бек мирзе Шихмамаевым детем посла своево сына боярсково к бема им ныне послали есмя потомуже. А к братье к их свое жалованье послалиж есмя по прежнему с татары с служилыми. А к сыну, твоему к Тинъмагметю послали есмя оприченного татарина служилого, а не ко всем мирзам детей боярских посылать. До толева в Нагаи толко по два сына боярских послов посылали есмя при отце вашем и при дяде вашем. А ныне для своего жалованья тебе и к [279] Урус мирзе и ко всем мирзам к братьям вашим и к детем и к племянником осми послов детей боярских своих посылаем. А преж сего николи по толку не бывало, ни в полы того. И вам то пригоже на себе наше жалованье памятовати, а болши тово просить не пригоже, чего ни коли не бывало. А тебя чтити и любити и жалованье к тебе перед Урусом пригоже нам посылать для твоей к себе правды и службы, и для того, что еси в Нагайской орде Князь. И мы к тебе посылаем болши Уруса брата твоего, и к твоим детем ко всем свое жалованье послали есмя. А что ты еси писал к нам, чтоб нам послать к тебе пятнатцать тысяч алтын, и мы прошенья твоего неоставили есмя ныне с твоим послом с Ишторою. И преж сего с казначеем твоим Исенгилдеем послали есмя к тебе восм тысечь алтын денег, и дали их в руки твоему [280] послу Ишторе да казначею твоему Исенгилдею. А платье послали есмя к тебе и к женам твоим и к детем твоим и к сыновьям и к дочерем свое жалованье с своим послом, что у нас лучилося. Да послали есмя к тебе по твоему прошенью с своим послом пансырь да тегиляй, да седло, да узду, да кречет с своим послом и с твоим с Ишторою. А которые твои послы, и братьи твои и детей твоих и племянников и торговые люди пришли к нам с твоим послом с Ишторою перед осенью, и которые речи с Ишторою от тебя приказаны были, и мы твоего посла во всем выслушали и с ним, о всем к тебе приказали, а ваших послов и торговых людей по челобитью Ишторы твоего посла всех отпустили есмя в судех, чтоб им всем незазимовати у нас а до зимы бы им к вам прити, чтоб им убытка много не зделалось. А Иштору с [281] немногими лушчими послы оставили есмя у себя зимовать для того, что в то время, как послы твои в наше Государство пришли к Москве, а мы з Божиею помочью ходили сами и сын наш Царевичь Князь Иван очищати своей вотчины Лифлянские земли. И Бог свое милосердие нам подоровал с выше, многие городы есмя поимали, и свою отчину Лифлянскую землю очистили есмя, и в свое Государьство к Москве к зиме пришли есмя. И твоего посла Иштору дав им видети свои Царские очи и пожаловав к тебе на весне рано с своим послом вместо отпустили есмя. А что оси писал к нам, что еси с Кучюмом Царем с Сибирским в сватовстве учинился, и сын ево к тебе приехал для женитьбы, и которой его посол будет у нас, и нам бы его пожаловать. И у нас летом посол Кучюма Царя Сибирскою был. А присылал Кучюм Царь к нам бити [282] челом о том, которая наша дань была на Сибирской земле издавна от наших прародителей, и он давать хочет, а нам бы гнев свой отложити и держать к нему свое жалованье, и мы к нему послали с его человеком .... 55а вместе своего дорогу Добычю Лачинова с своею жаловалною грамотою, и дань свою взять велели и вперед к нему хотим свое жалованье держать и дань свою с Сибирские земли имать постарине. А ныне для твоего писма что с тобою Царь Кучюм Сибирской учинился в сватовстве, хотим к нему держать свое жалованье и болши прежнево. А что Урусов сын Хан мирза к нам пишет в своей грамоте, а просит рати у нас с пищалми на Сибирсково Царя, и мы тому подивились, что он с молодости пишет. Ты его Сибирсково Царя в сватовстве себе учинил, и пишешь [283] к нам, чтоб нам пожаловать ево, а племянник твой Урусов сын рати не нево просит. И мы рати ему не дали, и ему отказали, чтоб он вперед так с молодости без Урусова ведома не писал к нам в своих грамотах. А что еси писал к нам, чтоб нам ослободить купить полону послу твоему Ишторе, и мы послу твоему Ишторе полону купить ослободили. А что нам от себя посол твой Иштора бил челом словом, чтоб нам тело Бетекея мирзы и жену ево отпустить с послом се твоим с Ишторою, и мы Бетекеево тело и жену Бетекееву отпустили в Нагаи се твоим послом с Ишторою, и своего посла Ивана Кайсарова с сею своею грамотою и твоего посла Иштору к тебе есмя отпустили, и вперед к тебе свое жалованье хотим держати по прежнему и во всем тебя друга своего Тинехмата Князя хотим держать в крепкой [284] дружбе, так бы еси ведал. Да приказывал еси к нам словом с своим человеком с Ишторою. Будет нам рать надобна на наших не послушников, и тыб к нам рать пришлешь, сколко мы поволим; и тыб друг наш от себя и от братьи от своей и от племянников, которые с тобою кочюют, прислал к нам рати своей тысечю человек с которым мирзою з добрым или з двема, а шлиб они полем, а пришлиб в наше Государство к Москве под осень к Семеню дни, чтоб им до зимы было в нашем Государстве поопочинути. А в кою пору они в нашем Государстве побудут, и мы им на их лошадей велим корм давати. А на зиму и мы их отпустим в войну в Немцы на Свейского Короля. А Урус бы мирза от себя и от братьи своей и от племянников ратных людей прислал к нам пять сот человек. А ко Урусу о [285] ратных людех есмя писалиж. И тыб друг наш нам дружбу свою и правду учинил ратных людей к нам прислал. А с кем тебе другу нашему которого мирзу с воинскими людми и Урус мирзе от себя которого мирзу с воинскимиж люди и к нам отпустити, и мы к тебе и к Урус мирзе сына боярского пришлем из Асторохани. И тыб с нашим сыном боярским воинских людей тысечю человек, а Урус мирза пять сот человек прислали. А как они из воины придут, и мы их пожаловав к вам отпустим. Писан на Москве лета 7086 го Марта месяца.

II. К Урус мирзе Семена Зубатова: с которым в месте посланы 1) для Государева дела голова станицы служилых татар Алтын Уразлыев и товарищ его Баисуба Богданов егоже станицы, 2) с Государевым жалованьем к Айсе мирзе и к Каплан мирзе, Урус мирзиным [286] детем, да к Булат мирзе Уразлыеву служилый татарин Ишим Обдалов Алтышевы же станицы 56.

А грамота к Урус мирзе с Семеном Зубатовым послана такова 57:

Божиею милостию от Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии Урус мирзе - 58 мы твою грамоту выслушали. И что еси писал к нам, что мы к тебе приказывали с своим служилым татарином с Исенчюрою свое кручиноватое слово, что ваши люди ходят войною на наши украйны а ты на чом правду и шерть дал, на том в стоишь, и правды своей не порушишь, и своей души бережешь. И мы к тебе что видели, то и писали, что еже год ваши люди из улусов [287] складываясь с Азовскими людми и с Крымскими на наши улусы приходя воюют, и ты вперед хочешь то беречь, чтоб на наши украйны из ваших улусов нихто не ходил, а хто пойдет и ты его изымав к нам прислать хочешь; и ты то учинишь гораздо. И хто из ваших улусов захочет ити на наши украйны, и ты его изымав к нам в нашу отчину в Асторохань пришли. То будешь вашей правде и знамя. И отец твой Исмаиль Князь держал перед нами правду во всем, а люди его на наши украйны не хаживали, а которой захочет воровать, и он таких присылывал в нашу отчину в Асторохань. И тем ево правда перед нами была и по его смерть. А и тобе з братом с своим с Тинехматом Князем паметовать перед нами отцова правда и на себе наше жалованье держать пригоже и свою правду перед нами показать и лихих людей [288] сыскав уняти. А что еси писал к нем, чтоб нам по томуж пожаловать тебя почтити, как отца твоею Исмаиля Князя чтили есмя и свое бы жалованье к тебе держать как к отцу твоему Исмаилю Князю. И мы и так к вам к Тинехмату Князю и к тебе к Урусу свое жалованье держим по томуже как к отцу твоему к Исмаилю Князю держали есмя. Да вы не по тому к нам правду свою держите, как отец ваш Исмаиль Князь к нам правду держал. Исмаиль Князь как почел, так и совершил, и по свою смерть не переменил своей правды, и от родного брата своего отстав а от нас нс отстал. А вы вперед иссправте себя по томуже перед нами, как отец ваш Исмаил Князь перед нами прав был. А по ся места были естя перед нами не во все годы прямы, в иной прямите, а выной год людей своих с нашим недругом на наши [289] украйны пошлете, а выной год с Казыем и з братьев сь его с Азовскими людми на наши украйны люди ваши придут. А выной год и вы прямо живете. А при отце при вашем при Исмаиле Князе во все годы ровна была правда его перед нами. А и вам по тому же вперед надобно правда перед нами во всем держати не переменяяся. А мы к ним 59 свое жалованье хотим держати потомуж как к отцу вашему Исмаилю Князю держали есмя. А что еси писал к вам, что прислали есмя к тебе о правда Исенчуру Баикешева, и ты его к нам не отпустил, а хочешь ево в осень отпустить. И к нам Исенчура не бывал и во всю зиму, и ты то не прямо у чинил, что хотел ево прислать в осене, а ты его не прислал и во всю зиму. А мы ваших послов человек с пятнатцать всех [290] мурз оставили у себя зазимовать потому, в кое время послы ваши пришли к Москве, а мы в то время были в своей вотчине в Лифляндской земле очищали есмя, и з Божьею помочью многие городы поимали есмя, и очистил 60 свою вотчину. И мы для того ваших послов не многих оставити велели себя дожидатца и свои очи дати. А послов и гостей болших всех отпустили есмя в судех к вам по челобитью ваших послов на зиме, дав им свои Царские очи 61, и пожаловав к вам отпустили с своими послы вместе с весны рано. И тыб вперед наших гонцов и служилых татар у себя не задерживал по тому как еси ныне служилого татарина нашего у себя задержал. А что еси писал к нам, что твои улусы, за Волгу кочевать ходити блюдутца нашего для слова, и [291] твои бы улусные люди по прежнему обычаю кочевали по Волге и к зиме кочевали у Асторохани толко бы того берег еси, чтоб из твоих улусов на наши украйни люди воинские не приходили. А что еси писал к нам, что отец твой Исмаиль Князь у Казанского Царя у Сафакирея для братства и любви имывал у него жалованья по сороку тысечь алтын, и нам бы тебе прислати за шубы и за однорятки сорок тысечь алтын за все про все, а женам бы твоим и детем, сыновем и дочерем и прислати свое жалованье, а Кармышуб человеку твоему дати пять тысечь алтын и прежние дела на нынешние не сустоят, мы того образца переимати не хотим. Что отцу твоему Исмаилю Князю давал Казанской Царь по сороку тысечь алтын, а прошенья твоего не оставили есмя, твоему послу Кармышу и казначею твоему Арыслан Алею пять тысяч алтын [292] дали, да и сверх твоего прошенья дали есмя твоему послу Кармышу десять рублев денег, а к женам твоим и детем твоим, сыновем и дочерем послали свое жалованье по прежнему обычаю с своим послом. А что еси писал к нам о Кошумовых детех о Тиналие мирзе, да Асанак мирзе, да о Шигимове сыне о Булат мирзе, да о Ак мирзе, чтоб нам их пожаловати; и нам было свое жалованье к ним и не пригоже посылати, что они на нашу украйну воевати приходили, да для тебя твоего прошенья не оставили есмя. Да прислатиб нам к тебе пансырь. И мы к тебе свое жалованье пансырь послали. А что еси писал, что Исмаилева Княжая дочь, Тинехмату Князю меншая сестра, а тебе болшая, а зовут ее Хан Салтаном, а была она за Бухарским Царем, и ныне приехала к вам, и нам бы ее своим жалованьем пожаловать. И мы к ней свое жалованье [293] послали. А что еси писал к нам, что еси здумав призвал к себе Исуповых детей менших своих братей Якши Али мирзу, да Магмет мирзу для своей правды, а иные мирзы хотят же к вам приехати, и нам бы для твоего прошенья к ним свое жалованье присылати. И толко они ныне у тебя, и мы и для твоего прошенья к ним свое жалованье вперед учнем посылати. Да приказывал еси нам словом с своим человеком с Кармышем, будет нам рать надобно на наших непослушников, и ты к нам рати пришлешь, сколко мы повелим. И ты бы, Урус мирза, от себя и от братьи своей и от племянников, которые с тобою кочюют прислал к нам рати своей пять сот человек, с которым мирзою добрым или з двема, а шли бы они полем, а пришли бы в наше Государство к Москве под осень к Семеню дни, чтоб им до зимы было [294] в нашем Государстве поопочинути. А в кою пору они в нашем Государьстве побудут, и мы им и на их лошеды велим корм давати, а на зиму и мы их отпустим в войну на Свейского Короля в Немцы. А от Тинехмата Князя и от братьи его и от племянников ратных людей прислати есмя велели тысечю человек, и х Тинехмату есмя Князю о том писали. И ты бы Урус мирза нам службу свою и правду учинил, ратных людей к нам прислал. А с кем тебе мирзу которого с воинскими людми и брату твоему Тинехмату Князю от себя мирз с людми отпустити, и мы к вам сына боярскою пришлем из Асторохани. И вы бы с нашим сыном боярским воинских людей Тинехмат Князь тысечю человек, а ты, Урус мирза, пять сот человек прислали. А как они из войны придут, и мы их пожаловав к вам отпустим. С сею [295] своею грамотою послали есмя к тебе своего сына боярского Семена Зубатого с твоим человеком с Кармышем вместе. И тыб нашего сына боярского Семена Зубатого не издержав к нам отпустил и своих послов с нашим сыном боярским с Семеном вместе слал. Писан на Москве 7086 Марта.

III. К Ак мирзе Алексея Петрова сына Вышеславцова, с которым вместе отправлены 1) для Государева дела голова станицы служилых татар Сююндюк Тенекаев и товарищ его Янъгилдей Исенев, 2) с Государевым жалованьем к Ак мирзиным и к Бек мирзиным братьям к Чиняй мирзе, к Хан Магмет мирзе, к Ак Назарь мирзе, к Мансырь мирзе, к Аманлык мирзе служилый татарин Ишим Богданов Сююндюковы станицы Тенекаева, к Ишим мирзе Агишеву служилый татарин 62. [296]

С Алексеем Вышеслакцовыим граши ты посланы таковы.

1. К Ак мирзе 63:

Божиею милостию от Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии Ак мирзе Шихмамаеву сыну -. Мы грамоту твою выслушали что писал еси к нам, что от нас отстати не хочешь, и хочешь нам службу свою держати, как и Тинехмат Князь и Урус мирза другу нашему друг еси, а не другу нашему недруг еси, и нам бы к тебе послати свое жалованье что и к Тинехмату Князю и к Урус мирзе; и ты то делаешь гораздо, что от нашего жалованья отстати не хочешь, и себе в том вперед прибытка добудешь. А мы тебя хотим смотрити своим жалованьем толко з братом твоим с Тинехматом Князем в ровне в нашем жалованье быти [297] тебе не вместно. А свое жалованье к тебе послали есмя как пригоже с своим сыном боярским с Олексеем Вышеславцовым а к брату твоему к Бек мирзе и ко всем, братьям твоим к Сейд Ахметовым детем свое жалованье послали есмя с служилыми татары. И вперед свое жалованье держати к тебе и к братье х твоей хотим, как будет пригоже по вашей к себе службе. Писан на Москве лета 7086 Марта месяца.

2. К Бек мирзе 64:

Божиею милостьею от Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии Шихмамаеву Княжому Бек мирзе слово наше то - Мы грамоту твою выслушали, и что еси писал к нам, что ты з братом своим с Ак мирзою перед нами в правде стоите 65, отец ваш Шихмамай [298] Князь и брат ваш Тинехмат Князь в дружбе и в правде стоят, а ты и болши того стояти в правде хочешь; и ты то делаешь гораздо, что перед нами в правде стоишь. А что еси писал, чтоб нам к тебе оприченного сына боярсково опричь брата твоего Ак мирзы послати, и мы к вам к обема сына боярского посылаем. А преж сего в Нагайскую орду толко по два сына боярских бывало ко Князю да и к Нурадыну, а ныне посылаем к вам по осми сынов боярских к Тинехмату Князю и ко всем мирзам. О том старого обычея розведав и роспрося уведаете. С сею грамотою с своим жалованьем послали есмя к брату твоему к Ак мирзе и к тебе своего сына боярсково Олексеял Вышеславцова. И вперед хотим свое жалованье (жалованье) к вам держати, и выб нашего сына боярсково Олексея Вышеславцова не издержав к нам отпустили. [299] Писан на Москве лета 7086 Марта месяца.

IV. К Тинбай мирзе Бурная Олферова сына Свищова, с которым для Государева дела послан служилый татарин Пошляк Нагаев Сююндюковы станицы Тенекаева 66. А с Свищовым грамота послана такова 67:

Божиею милостию от Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии Тинбай мирзе слово наше то - Мы грамоту твою выслушали, и что еси писал к нам, что мы на тебя погневались, и ты нам бьешь челом, чтоб нам пожаловать тобе вина отдать и вперед к тебе свое жалованье по прежнему посылать ровно з братом твоим с Урусом. Да и Тинехмат Князь к нам о тобе писал, и мы тебя хотим держать в своем [300] жалованье по старине, и гневу на тебя держать не хотим. А ты б перед нами исправился. А что еси писал, что от нас быть хочешь не отступен, а нашего недруга Крымского Царя сечи хочешь саблею, и ты то делаешь гораздо, что от нас отстать не хочешь. А мы тебя хотим жаловать и дерзать в своем жалованье но прежнему. С сею своею грамотою послали есмя к тебе своего сына боярского Бурняя Свищова с твоими послы вместо. И тыб нашего сына боярского к нам не издержав отпустил, и своих послов к нам слал. Писан на Москве лета 7086 го Марта.

V. К Ханбай мирзе Андрея Иванова сына Протасьева с которым послан для Государева дела служилый татарин Мисюнбай Крымов Алтышевы станицы Уразлыева 68. А [301] грамота к Хан Бай мирзе послана такова 69:

Божиею милостию от Царя и великого. Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии Хан Бай мирзе слово наше то - Мы грамоту твою выслушали, и что еси писал к нам, чтоб нам тебе тоже пожаловати, что и болшой твоей братье Тинехмату Князю и Урус мирзе, и тебе з братьями с твоими болшими с Тинехнатом Князем и с Урусом в ровенстве быти не пригоже. А се перед нами иного твоего не исправленья нам было, и посылати к тебе не пригоже ни сына боярсково ни своего жалованья за то, что наших послов бесчестишь и грабить велишь, и нашего еси сына боярсково Семена Малцова, которого есмя к тебе посылали, велел людем своим бесчестити, бити и грабити и саблею, сечи, и руку у него [302] пересекли, и пошлину вставливаешь, чего при отце вашем Исмаиле Князе не бывало. А мы дружбы и службы не выкупаем ни у кого. Да памятуючи отца твоего Исмаиля Князя великую к себе любовь и правду, и Тинехматова Княжова прошенья ныне не оставили есмя послали еще к тебе своего сына боярского с своим с лехким жалованьем. А вперед будет толко учнешь так делати и нашего сына боярского чем обещестишь; и мы вперед х тебе и служилово татарина не пришлем. С сею своею грамотою послали есмя к тебе своего сына болрского Ондрея Протасьева с своим жалованьем, и ты б нашего сына боярсково не задержав к нам отпустил, и своих послов к нам слал. Писан на Москве лета 7086 Марта месяца.

VI. К Сейд Ахмет кирзе и к брату его Кучюк мирзе Юрья Данилова сына Скрыпеева, с [303] которым отправлен для Государева дела служилый татарин Данило Семенов Сююндюковы станицы Тенекаева 70. А. грамоты с Скрыпеевым посланы таковы:

1. К Сейд Ахмет мирзе 71:

Божью милостью от Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии, Бейд Ахмет мирзе слово наше то - Мы твою грамоту выслушели. И что еси писал в своей грамоте, что ты другу нашему друг а недругу нашему недруг еси, и на чом Исмаил Князь и отец твой Магмет мирза шертовали для себя и своих детей. И ты от нас отстати не хочешь, и на правде стояти хочешь так же как Исмаиль Князь и отец ваш Магамет мирза от Юсуфа Князя отстали, а от нас не отстали, и ты то делаешь гораздо, и себе прибытки ищешь помничи старых своих от нас отстати не [304] хочешь, и на правде своей стояти хочешь. А что еси писал к вам в своей грамоте, чтобы вам через Волгу по леду и на весне по воде ни одново человека не перепустити, чтобы они с Крымскими и с Азовскими людми наших украин не воевала, и ты своих людей, на себя взял минят, а Тинехматовых и Урусовых людей имати хочешь, а которые украдом поидут, и ты тех побивати хочешь, и ты то правду свою перед нами показати хочешь. От которых ссора сставаетца, и ты таких переимав побивати хочешь. А что еси писал к нам, чтоб нам тебя, с Урус мирзою своим жалованьем ровно смотрити, и мы к тебе свое жалованье посылати хотим, для твоей службы и правды, а с Урусом тебе в равенства быти не пригоже. Урус тебе дядя. А се в Нагайской орде Нурадын. А что еси писал ж нам, Зормагамет мирза тебе [305] недруг, и ты его воевати хочешь, а просишь у нас перевозу через Волгу, чтоб нам тебя велети через Волгу перевозити; и мы в Асторохань к воеводам писали, а велели тебя через Волгу перевозити, и сына боярсково велели к тебе для перевозу из Асторохани послати. А что еси к нам писал, что даешь сестру свою за Бухарсково Царя, и нам бы пожаловати к ней послати шуба на горностаех да шапка черна, а тебе бы нам прислати свое жалованье пансырь; и мы для твоей к себе службы и правды к тебе пансырь есмя послали, а к сестре твоей послали есмя шубу, да шапку. И к тебе есмя и к брату твоему х Кучюк мирзе свое жалованье послали с своим сыном боярским с Юрьем Скрыпеееым. И вперед к тебе и к брату твоему х Кучюк мирзе свое жалованье хотим держати. И выб наше жалованье на себе крепко [306] держали, и от нашего жалованья ни куды не отставали. С сею своею грамотою послали есмя к тебе своего сына боярсково Юрья Скрыпеева. И тыб и брат твой Кучюк мирза нашею сына боярсково неиздержав к нам отпустили, и своих послов с ним вместе к нам слал. Писан на Москве лета 7086 Марта.

2. К Кучюк мирзе 72:

Божиею милости го от Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии Кучюк мирзе - мы грамоту твою выслушали. И что еси писал к нам в своей грамоте, что хочешь нам служити, будет нам рать надобна на Литовсково и на Немецково, и нам бы тебе велети быти готову, а и на Крымского и на Казыя готов еси з дватцатью тысечи; и ты то делаешь гораздо, что хочешь перед нами службу и правду показати. А как будет время тому, и мы к [307] тебе о том прикажем. А что еси писал к нам, чтоб нам послать к тебе своего сына боярсково, и мы послали к брату к Сейдахмет мирзе и к тебе своего сына боярсково Юрья Скрыпеева да служилых татар с своим жалованьем. И вперед хотим тебя жаловать з братом твоим с Сейдахмет мирзою, посмотря по вашей к себе службе и правде. А что еси писал к нам, что люди твои ни один мимо тебя никуды не пойдет на наши украйны. И тыб вперед накрепко заказал, чтоб им Нагайских улусов на наши украйны воинские люди неприходили. А то словом дяди ваши и вы, все изо всее орды Нагайские приказываете, что от вас не ходят люди на наши украйны. А ваши люди ежьлет на наши украйны с Крымскими людьми и с Казыевыми люди и приходят, и нам убытку украдом делают. И вам пригоже словом что молыв правдою [308] показать. А мы к вам учнем свое жалованье без оскуденья держать, и выб нашего сына боярсково и служилых татар к нам незадержав отпустили, и своих послов к нам слали. Писан на Москве, лета 7086 Марта.

VII. К Урмагмет мирзе Тимофея Артемьева сына Колесницына, с которым послан для государева дела служилый татарин Надей Коржевин Бидеевы станицы Бахтеярова 73. А грамота к Урмагмет мирзе послана такова 74:

Божиею милостию от Царя и Великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии Тинехматову Княжому сыну Урмагмет мирзе - мы грамоту твою выслушали, и что еси писал к нам, которой был от нас на тебя гнев про два дела, про Алаторскую войну и про нашего сына [309] боярсково, которого еси бесчестил, и нам бы того не памятовати, а твой отец Тинехмат Князь и дядя твой и ты перед нашими послы шертовали на том, что вам перед нами прямити во всем; и мы на тебя гневу вперед держати не хотим. А ты бы перед нами вперед исправился, и был в правде по своей шерти с отцом своим с Тинехматом Князем вместе от нас не отступны, а мы к тебе свое жалованье хотим держати по прежнему. А что еси писал к нам в своей грамоте, чтоб нам к тебе послати денег тож, что и к Урусу, и тебе с Урусом быти в ровенстве не пригоже и преж есмя о том писали и не одинова. А что у нас лучилось, и мы к тебе свое жалованье послали с своим сыном боярским. А что еси писал к нам о полоняникех, которые в Темникове, и мы и достальных полоняников сыскав послали с вашими послы. А что [310] еси писал к нам в своей грамоте о полонянике, что у Михаила у Рывкова, и мы того полоняника сыскивали. И того полоняника у Михайла у Рывкова нет. С сею своею грамотою послали есмя к тебе своего сына боярсково Тимофея Колесницына. И тыб нашего сына бояре кого к нам отпустил, и своих послов к нам вместе слал. Писан на Москве лета 7086 Марта.

VIII. К Хан мирзе Левонтья Дмитриева сына Мохнева. С которым для государева дела послан служилый татарин Баранчей Карманов Алтышевы станицы Уразлыева 75 а грамота к Хан мирзе с Мохневым послана такова 76:

Божиею милостию от Паря и Великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии Уррус мирзину сыну Хан мирзе слово ваше то - Мы грамоту твою выслушали, и ты молод леты, [311] а пишешь непротив опица своего Уруса мирзы и дяди своего Тинехмата Князя. И большие у тебя аталыки неразумны. Пишешь к нам в своей грамоте, что у тебя многие люди, а тобе дела нет ни до отца твоего Уруса ни дяди твоего до Тинехмата Князя. И ты то пишешь молодым умом. Тобе пригоже слушать во всем дяди своего Тинехмата Князя и отца своего Уруса. Хотя бы хто и старее тебя в Нагаех, и тем всем пригоже начальных людей в Нагаех слушать и чтить их, дядю твоего Князя Тинехмата, что он Князь в Нагаех, и отца твоего Уруса мирзы 77, что он Нурадыном в Нагаех, а просишь рати на Сибирского, что тобе Сибирской болшой недруг. А Тинехмат Князь пишет к нам, что Сибирской Царь сына своего женит у Тинехмата Князя, и нам бы [312] его пожаловать. И ты то пишешь нарознь же с Тинехматом Князем. И тыб вперед таких грамот к нам не писал, а писал бы еси к нам вперед грамоты роспрося отца своего Уруса мирзы. Да тыж Хан мирза вашего сына боярсково Михайла Онтонова, которого есмя к тебе преж сего посылали, велел людем своим обещестити детину его немецково полону у нево отняти велел. И ты то делает негораздо, И тыб вперед так не делал, и наших послов не грабил, а у себя нашего жалованья тем не терял. А учнешь вперед так делати и нашим послом какое насильство чинити, и нам к тебе своих детей боярских и служилых татар непосылывати. А ныне есмя то положили на твою молодость, а для отца твоего Урус мирзы с своим жалованьем ныне своего сына боярсково Левонтья Мохнева к тебе есмя послали. И тыб нашего сына [313] боярсково незадержав к нам отпустил, и своих послов к нам с ними вместе слал. Писан на Москве лета 7086 Марта месяца.

IX. К Тиналей мирзе служилого татарина Уразлыя Камбарава Алтышевы станицы 78, а грамота с ним послана такова 79:

Божиею милостью от Царя и Великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии Тиналей мирзе Кошумову. Писал еси к нам, что нам служишь, на своей правде стоит, и от нас и до своей смерти отстати не хочет, и нам бы х тебе свое жалованье прислати с твоею братьею ровно. И мы грамоту твою выслушели. И то делаешь гораздо, что нам служишь, и на своей правде стоишь, и от нас отстати не хочет. А жалованье есмя свое х тебе послали. А вперед учнешь нам служити и [314] прямити, и наше жалованье х тебе будет, смотря по твоей службе. Писан на Москве лета 7086 Марта месяца.

X. К Асанак мирзе служилого татарина Ураза Яндыкова Сеюндюковы станицы Тенекаева 80, а грамота с ним послана такова 81:

Божиею милостию от Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа русии Асанак мирзе Кошумову слово наше то -. Мы грамоту твою выслушали, и то делаешь гораздо, что нам служишь и на своей правде стоишь, и от нас отстати не хочешь. А жалованье есмя свое х тебе послали. А вперед учнешь нам служити и прямити, и наше жалованье х тебе будет смотря по твоей службе. Писан на Москве лета 7086 Марта месяца.

С Государевыми послами с Иваном Кайсаровым с товарищи вместе [315] отпущены Нагайские послы Иштора с товарищи, которые все с находящимися при них людьми Апреля в 27 день из Казаки в Нагайскую орду отправилась 82.

Комментарии

1. Статейная книга о Нагайских делах н. 8. л. 1a.

2. Тут же л. 1b-22b.

3. Иван.

4. Помнючи.

5. Люди.

6. Свое надобно.

7. Ташкенцы.

8. В подлинике Стой написано.

9. Ак мирз. о.

10. Кажется я надобно.

11. Есми.

12. Оскужает.

13. Сие слово лишное.

14. Отговорили.

15. Так в Статейной книге писано, а кажется тринатцать тысячь.

16. Говорил кажется, пропущено.

17. Сказывая.

18. Прислала.

19. Люди.

20. Чаятельно Агиша.

21. Сие слово есть лишно.

22. Седши.

23. Статейн. книга о Нагайских делах н. 8. л. 23-33b.

24. Тут же л. 33b-43b.

25. Пропущено, кажется, год.

26. В иных местах Сарайчик.

27. Сарайчинские надобно.

28. у есть лишнее.

29. Иштора.

30. к Кутум.

31. Так в сем месте пишется в место Ишторы.

32. Повыше Халвет Сеит.

33. С Ишторою.

34. Тут же л. 44b-55b.

35. Шигимовы дети.

36. Яйку.

37. Добуда.

38. Стат. книга о Нагайских делах н. 8. л. 55b-57b.

39. Надобное купить.

40. Тут же л. 57b-58b.

41. Тут же л. 58b-60b.

42. Тут же л. 60b-63a.

43. В той кажется, надобно.

44. Тут же л. 63b-68a.

45. Осталося.

46. Тут же л. 68a-69b.

47. Ни одного, кажется, надобно.

48. Повыше Карача.

49. Тут же л. 69b-72b.

50. Урмагмет.

51. Тут же л. 72b-74b.

52. В Государевой грамоте к Хан мирзе Тулум Баса.

53. Стат. книга о Нагайских делах н. 5. л. 75a-76, 97a-99ab.

54. л. 76a-93b.

55. Что здесь из грамоты Тинехматовы к Государю повторяется, то как при сей грамоте так и при следующих для краткости, и понеже так грамоты повыше внесны, пропустить рассудилось.

55а. Имя его в подлиннике пропущено. (Дважды встречается комментарий под номером 55. - OCR)

56. Стат. книга о Нагайских делах н. 8. л. 101a-120ab.

57. Тут же л. 102b-117a.

58. Смотри примечание 55-е.

59. К вам, кажется надобно.

60. Очистили.

61. Видети.

62. Тут же л. 131b-132a.

63. Тут же л. 123b-126a.

64. Тут же л. 126a-128a.

65. Пропущено, кажется, как и.

66. Тут же л. 133b-139b.

67. Тут же л. 134b-136b.

68. Тут же л. 140a-147ab.

69. Тут же л. 140a-144a.

70. Тут же л. 148a-160a.

71. Тут же л. 149a-154b.

72. Тут же л. 154b-156b.

73. Тут же л. 160b-167b.

74. Тут же л. 161b-165a.

75. Тут же л. 168a-175b.

76. Тут же л. 169a-172a.

77. Мирзу.

78. Тут же л. 170b.

79. Тут же л. 176.

80. Тут же л. 120b.

81. Тут же л. 176b-177a.

82. Тут же л. 184a.

 

Текст воспроизведен по изданию: Продолжение древней российской вивлиофики, Часть XI. СПб. 1801

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.