Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПОСОЛЬСКАЯ КНИГА

ПО СВЯЗЯМ РОССИИ С НОГАЙСКОЙ ОРДОЙ

(1564-1566)

В 1564 году Сентября месяце из Нагайской орды от Тинехмата Князя и от Мурз к Царю ИВАНУ Васильевичу приехали послы Карамыш с товарищи с известием о соединении Казы мурзы с Крымским Ханом против Государя и с прошением о присылке к ним послов с жалованьем. А из грамот с Нагайскими послами присланных сохранены 701 следующие.

1. Отрывок грамоты Урус мирзы 702: [70]

Что бы еси приказал велел то нам дати, которое что ис твоей казны выдано нам 702а. И то опять в казну взять великим Государем не честь. А что еси к отцу нашему Князю ежегод присылал жалованье свое, и то жалованье толко будет брату моему Князю. И язь бью челом о том которое жалованье было преж сего брату моему Тинехмату мирзе, и то бы еси жалованье присылал ко мне. Еще челобитье мое то, на перед сего зде коли отец мой здоров был и при тебе и язь толды на тебя надеючися невежливо чинил, и ныне отца моего не стало. А ты брат мой здоров, и по сесь день ис твоего повеления не выступлю. И толико ис твоего повеления выступлю, и на чем с отцом моим и братом говорил еси, и та правда на мне [71] буди. И которая будет была моя молодость и невежество, и ты Государски учини отдай. И ныне бью челом, брат мой Князем учинился, а язь Нурадыном учинился. Которое жалованье о сесь год прислал к брату моему Тинехмату мирзе, что бы еси то жалованье без оскудения присылал мне. Как пожалуешь ты ведаешь, Государь еси да бью челом: Али мирзин сын Мердан Али мирза от Казыя приехал к нам. А нужен он голодом и наготою. Как пожалуешь ты ведаешь. Сами мы и братья и дети наши и слуги и улусы наши все есмя другу твоему други, а недругу твоему недруги. Да еще о том челом бью: которым жалованьем брата моего Княжово посла жалуешь, и моего посла Булат Баатыря таким же жалованьем пожаловал бы еси. Молвя грамоту написал.

2. Грамота Тинбай мирзы 703: [72]

Всего Христьянства Государю Великому Князю Белому Царю от Исмаилева Княжово сына от Тинбай мирзы рукою в лоб челом. Старейшей брат мой Тинехмат Князь в какове дружбе, и язь таковуж дружбу учиню. Будет другу моему Белому Царю куды будет война, а велит мне ити пошлет, и язь иду. Как при отце моем при Князе меня смотрил и ныне бью челом по тому же бы еси меня смотрил. Много бы еси жаловал, пожаловал бы еси что в рати вздевать пансырь да шалом, и что дома носить шубы и однорядки пожаловал бы еси. А язь готов служити тебе. Здоровья отведати имилдеша своего Сарыл послал есми.

3. От Тиналей мирзы 704.

Царю и Великому Князю ИВАНУ Васильевичу всеа Руссии послужение от благочестного от Тиналея [73] мирзы многом много рукою в лоб челом молвя слово то. Мы здорово живем, а и тыб на многие лета и на многие времена в счастье был. Да слово то: дядя наш Исмаил Князь извелся. А которые братья наша и дети наши осталися есмя в твоем счастье на отца своего Юрте, в единачестве живем. А опричь тебя брата нам нет. А о сесь год дяде нашему Князю в головах и всем мирзам и к нам всем пожаловал еси жалованье свое прислал. И то всех нас не дошло. А которой боярин здеся, нам не дал. А которой посол наш послан к тебе, и тот к нам не бывал. А при дяде нашем Князе себе отцом называя, а нас молодчими братьями называя жалованье свое чинил. А которой здеся слуга твой боярин слово наше слушал, и нас чтил. И ныне как Князь извелся, и он нас Государя своего братьею не назвал, и не чтил, и на Волге [74] кочевати не дал. Тебе бы ведомо было. А челобитье мое то. И ныне что брату моему Тинехмату мирзе жалованье свое пожалуешь, и ты мне перед ним жалованье свое не убавь. Государь еси, те 705 ведаешь. Да еще челобитье мое то: нашей братье и нашим детем жалованье свое пожалуешь Государь еси, ведаешь. С челобитьем здоровья отведати в послех имилдеша своего Асмана послал есми. Ведомоб было, челобитчая грамота написана.

4. От Ак мирзы Исупова сына 706:

Царю и Великому Князю ИВАНУ Васильевичу всеа Руссии послужение великородного и благочестного от Ак мирзы многом много рукою в лоб челом молвя челобитье и слово то. Мы зде здорово живем, а и ты бы [75] там много лет и многие времена в счастье здоров был. И потом слово то. В твоем счастье за все Бога молю о твоем здоровье. Твои и наши отцы и дяди наши на сем свете в братстве и в любви были, и минулися, а любви не урвали. И в них у покойника отца моего Юсуфовы Княжие дети в счастье твоем у твоего золотово порогу головами своими холопствовали. А ты Государь счастливой, а брата нашего Юнус мирзу любя многим своим жалованьем пожаловал еси. И он у тебя в холопстве и скончался. А брат мой меншой Магмут мирза у твоего у золотово порогу головою своею холопствовал, и ты его пожаловал сюда отпустил. А брат мой старшей Ибрагим мирза с сыном своим, и брат его меншой Эль мирза и иные мирзы дяд наших дети у тебя в счастливом твоем дворе тебе служат. И только и меня ныне пожалуешь холопом [76] себе и братом назовет, как их же - учнешь смотрити и в службе своей похошь ведати, Государь еси, ты ведаешь. А служба моя то ведомо буди. Недруг твой Крымской, и недруг твой Казый и Тюмень и Шавкалы. Куды ни пошлешь, и рать дашь, и язь иду и воюю. А всей стороне хто ни буди недруг твой, хотя хто моего родства хто ни буди учнет и лихо мыслити тебе, или которое у них слово будет, от тебя отступити, или к тебе пристати, и язь то учну слушати, и вести тебе давати. А вести будут от меня однолично, тому верь. Еще челобитье мое то. Брата моего Юнус мирзу жаловал еси чего он хотел, и ты его всем тем жаловал, и меня потому же учнешь жаловати, как и брата моего Юнус мирзу, Государь еси, ты ведаешь. Да бью челом: ведомо и самому тебе убоги и либивы есмя и казаки голодни. Толко мне [77] жалованье свое у чинишь, и тыб мне самому носить шубу кунью с поволокою, да пансырь бы крепкой что в рати вздевати, да Тягиллй бархат золотной, а что лете носить опашень зуфной, да седло золотом писано и узду, да саблю з золотом да постав сукна, пятьдесят четвертей запасу хлебново пожалуешь ты ведаешь, Государь еси. Здоровья отведати послал есми к тебе имилдеша своего Нартайлака. А иное прямово моево слова правды его вопрося уведай, однолично ему пожалуешь дашь, и то меня дойдет. Челобитная писана.

5. Грамота от Тинехмата Князя к диаку к Ондрею Васильеву 707.

От Тинехмата Князя слово Ондрею Васильевичю поклон. Слышел есми, что ты Государя своего Белово Царя в добрых еси. А нам ты у Белово Царя друг и господин, нам что бы [78] еси Государю своему слово наше гораздо донес. А мы тебя учнем смотрити, как карачеев своих, и чтити учнем гораздо. А сесь мой посол ни часу не постоял спешно скоро вести для пошел. Живем есмя зде, что тебе пригодно поминков и мы добудем: что будет тебе надобе, и ты прикажи. А ныне чтобы грамота не тоща была. Послал есми поминка с своим послом с Карамыш Баатырем лук. Однолично однолично сколько моего челобитья ни будет, и ты гораздо донеси. А того моего посла, которой ныне пошел, вборзе бы отпустил, чтоб вести не урвалися. Молвя грамоту, написал. Да еще челобитье мое то, что отцу моему Князю по четыреста и по пяти сот рублев шло, и ты бы про то гораздо рассказал, и прислал бы, а дал бы Бекчюре на руки. [79]

Сентября 708 в день Царь ИВАН Васильевичь Нагайских грамот слушав приговорил Тинехматова Княжего посла Карамыша и Урус мирзина посла Булата отпустить в Нагайскую орду к их Государям и с ними велел послать от себя к Тинехмату Князю и к Урус мирзе грамоты. Да с ними же велел послать грамоту в Асторохань к воеводам ко Князю Василью Барбашину с товарищи, чтоб ссылались с Тинехматом Князем о всяких делах, как сие прежде того с отцом его с Исмаилем Князем учинилилось. Сверьх того им велено из тюрмы выпустить и к Тинехмату Князю и к Урус мирзе отослать их людей, которые посыланы в погоню и которые ездили птиц добывать.

Сентября в 16 день Нагайские послы Карамыш и Булат у Государя были на отпуске, а с Москвы поехали Декабря в 9 день, и грамоты с ними досланы таковы 709:

1. К Тинехмату Князю: [80]

Божиею милостию от Царя и Великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Руссии другу нашему Тинехмату Князю. Прислал еси к нам своего человека Карамыша з грамотою. А в грамоте своей к нам писал еси что отец твой Исмаил Князь нам правду учинил, и то вас для, отец ваш до своего живота не хотя от нас отступен быти. А после его и вам не отступным быти, на том еси и правду учинил. А в пословицах у вас говорят: отец друга себе найдет, и то детей для. И от нас не отступил и до своего живота. И которые Цари около его были, с теми ни с которыми не говаривал, а говорил о добре о всем с нами. А ваше хотенье тоже и до своего живота от нас хотите неотступны быти. Отец твой родново своего брата одново отца и матери от Юсуфа Князя отстал, и детей своих и улусов своих остал, и до своего живота [81] от нас не отстал и скончался. А вы потому же хотите быти не отступны и до своего живота. А Казый кирза нам и вам недруг. Что он посылал х Крымскому Царю братью свою и людей своих, и меж себя укрепилися ротою, а хотят приходить на наши украйны или Азсторохани воевати. И нам бы над Казыем промыслити, чтобы его с промежка сгонити. А как отца твоего Исмаиля Князя нестало, и ты к нам послал человека своего Темиря того для, чтоб мы после отца вашего послали вас посетити. А недруги ваши учнут говорити: как отца вашего настало, и от нас к вам вести не бывало и то слышети нам и вам не добро. А ныне еси посла своего Карамыша к нам послал, вести для. Что летось отец твой послов своих послал Келдеураза и Бекчюру, а ты послал Баубека и Темиря и иных послов и гостей, чтоб мы тех [82] ваших послов и гостей на борзе к вам отпустили. А ваша мысль такова, чтоб вам и свыше отца своего добра добро делати, по тому что отец ваш был в летех, а вы молоды. А после отца своего от нашего воеводы Асторохансково от Князя Федора Сисеева много бесчестья видели есте. А которые ваши люди сидели по Бузану и по Карадувану, и он тех ваших людей переимав и поимал на них ясаки. А после того рать пришед отгонила у вас лошадей, и вы за ними посылали в погоню. И он тех погонщиков осми человек изымав посадил в тюрму, а вам не отдал, один родом Келечибулак Баатырь, а другой старой Карамыш, а третей родом Томаякши хозею зовут. А после того твои же люди три человека ездили птиц добывати, и они их переималиже всех их одиннатцать человек. И нам бы пожаловати тех ваших людей велети [83] выпустити. А от Бога тебе надежа есть, что в племянстве еси с нами учинился, и дружба твоя и свыше отца твоего дружба будет и жалованья нашего к себе часть. И мы твою грамоту вычли и вразумели гораздо. И как еси преж сего прислал к нам человека своего Темиря з грамотою, и учинилася нам весть от 710 твоего Темиря, что друга нашего отца твоего Исмаиля Князя в животе не стало, и мы памятуючи отца твоего Исмаиля Князя к себе дружбу и прямую службу, тебя пожаловали, и в дружбе с собою тебя учинили потому же как и отца твоего Исмаиля Князя в дружбе есмя с собою держали, и посла своего есмя к тебе посылали доброго сына Боярского Михайла Тимофеева сына Петрова с великим своим жалованьем потомуже как и отцу твоему [84] посылывали есмя и Азстороханским воеводам Князю Василью Барбашину с товарищи велели есмя с тобою о всяких делех ссылатися и дел своих и твоих беречи, потомуже как и с отцом твоим Исмаилем Князем. А к братье твоей к Урус мирзе и к Тинбай мирзе, да и к Асанак мирзе, к Тиналей мирзе Кошумовым детем послов своих есмя посылалиже добрых детей боярских с своим жалованьем. И то наше жалованье другом и недругом вашим знатно будет. И ты бы наше жалованье к себе памятовал, и на своей бы еси правде крепко стоял, и добра нам хотел и до своего живота, потомуже как и отец твой Исмаиль Князь нам правил до своего живота во всяких делех. И потомуже, как еси нам на записи правду учинил перед нашим сыном Боярским Иваном Бессоновым. А что еси к нам писал, что Крымской и Казый мирза [85] нам и вам недруги. И как вперед с недругом своим с Крымским Царем дела своего беречи, и мы о том тебе вперед ведомо учиним, как нам над ним делом своим промышляти. А Казы мирза, да Якшисат мурза, да Ислам Газы мирза прислали к нам людей своих, что они в нашей воле учинилися, и из нашего слова выступити не хотят, а где им велим итти, и они там итти на нашу службу готовы. И мы к ним послали своих казаков, а писали есмя к ним, чтоб они с тобою помирились, и лиха вашим улусом не делали. И будет они с тобою ся помирят, и мы их жаловати учнем, а не помирятца с тобою и мы тогды с тобою о том обошлемся, и промысл свой учнем чинити, как будет пригоже. А что есте к нам писали, что ваши люди сели по Бузану и по Карадувану, и наши воеводы Азстароханские тех ваших людей [86] переимав поимали на них ясаки, и преж сего писал к нам отец ваш Исмаил Князь о том же Бузане. И мы преж того к отцу к вашему к Исмаилю Князю с своим сыном боярским с Михайлом Колупаевым о том писали, чтобы он по своей стороне по за Бузану людем своим кочевати велел, а за Бузан бы к Астороханской стороне и люди его не перелазили, и в рыбные ловли у наших Астороханских людей не вступали. И мы ныне в Асторохань к своим воеводам ко Князю Василью Барбашину с товарищи писали, а велели того сыскати, будет они ясаки имали на тех тулакех, которые по Бузану сидят с Астороханскую сторону и то они ясаки имали на наших людех. А будет ясаки имали на тех людех, которые сидят по ту сторону Бузана ино то они с тех людей взяли ясаки не по нашему указу, и они бы вперед с тех [87] людей ясаков не имали. А что еси к нам писал, что рать отгонила у нас лошади, и вы за нею посылали своих погонщиков, и наши воеводы ваших погонщиков Булан Баатыря с товарищи осми человек переимали, а которые твои же люди три человека ездили птиц добывати, и они тех трех человек переималиже. И мы ныне Астороханским воеводам писалиже, а велели сыскав тех твоих людей тебе отдати. Да в своейже еси грамоте к нам писал, что у холопа твоего у Стабайсары Афызова брат болшой есть в Новегороде в нижнем, а зовут Базанаком Тазаев сын, да брат его меншей Янторуем зовут, да с ними жонка третья есть, и нам бы тех трех сыскав к тебе прислати. И мы тех людей сыскивали, и сыскати их немогли. И нечто вперед их сыщем; и мы тебе за то не постоим, и к тебе их пришлем. А человека есмя [88] твоего Карамыша пожаловав к тебе отпустили. И о болшом деле о всем пришлем к тебе посла своего с твоими послы с Томаем да з Бекчюрою вместе. Писан на Москве лета 7073 Ноября месяца.

2. К Урус мирзе 711.

Божиею милостию от Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии Урус мирзе Исмаилеву Княжому сыну, прислал еси к нам своего человека Булата з грамотою. А в грамоте своей к нам писал еси, что отцу твоему Исмаилю Князю от многих лет с нами дружба и правда была, а отец твой ту правду учинил вас для 712. А как с нами уговорился, и он другу нашему друг был, а недругу недруг [89] был, и до своего живота от нас неотступен был, а вы у отца своего видали, и ваше хотение то, и до своего живота хотите от нас не отступны быти, так как Бог даст. А Казы мирза нам и вам недруг, потому что с Крымским Царем сговорился, а братью и детей там дал, и ротою укрепились, и к Турскому послал просити людей воинских, а быти им на нашу украйну или к Азсторохани. И нам бы промыслити, как Казыя с промешка сгонити. А как отца вашего нестало; и вы к нам прислали человека своего Темиря, а ждали есте его к себе на борзе, и он пося места измешкал к вам не бывал. И ныне про послов отца своего Келдеураза да Бекчюры и про своего человека Баубека отведати прислал еси слугу своего Булата, чтоб нам их на борзе к вам отпустити, недругиб не молвили того, что после отца вашего отселе весть к вам [90] не бывала. А от Астороханского воеводы от Князя Федора Сисеева много бесчестья видели есте. Что к отцу вашему и к вам послали есмя, и он вам того недал. А которые ваши люди сидели по Бурану и по Карадувану, и он тех ваших людей переимал, и ясаки на них поимал. И после того воинские люди при ехав у вас лошади отгонили, и за ними которые ваши люди в погоню ходили, и тех ваших погонщиков осми человек изымав в тюрму посадил. Да которые ваши люди ездили птиц добывати, и тех ваших людей трех человек Келечи Булан Баатыря с товарищи поималиже. И ты ныне о тех одинатцати человек бьешь челом, чтоб нам их пожаловати велети тебе отдати. А что есмя посылали на перед сего жалованье свое к брату твоему к Тинехмату, и ныне бы нам то свое жалованье посылати к тебе. А еще челобитье твое то: [91] что еси при отце своем к нам невежество учинил, и ныне из нашего веленья не выступишь. А о какой правде с отцом твоим говорили есмя, и той бы правде на тебе быти, а нам бы Государски учинити, молодость невежества твоего тебе отдати, и ныне бьешь челом, что брат твой Тинехмат Князем учинился. А ты нурадыном учинился. А которое свое жалованье посылали есмя к Тинехмату, коли он был в мирзах, и нам бы ныне то свое жалованье посылати к тебе. Да бьешь челом о Мердан Алей мирзе о Алиеве сыне, что он нужен голодом и наготою, и нам бы его пожаловати. А человека бы твоего Булата пожаловав к тебе отпустити. И мы твою грамоту вычли и уразумели гораздо. Наперед сего брат твой Тинехмат Князь и ты прислали есте человека своего Темиря с грамотою. И весть нам учинилася от вашего человека [92] Темиря, что друга нашего, отца вашего, Исмаиля Князя в животе не стало. И мы памятуючи отца вашего; Исмаиля Князя дружбу и прямую службу сына его Тинехмата Князя другом себе учинили, потомуже как и отца вашего Исмаиля Князя. И тебе есмя так же пожаловали, которое свое жалованье посылали к Тинехмату, коли он был в мирзах, и то свое жалованье посылали есмя к тебе с сыном Боярским своим с Васильем Федчищевым. И ты бы себе наше жалованье памятовал, и на своей правде крепко стоял, и до своего бы еси живота добра нам хотел, потомуже как и отец твой Исмаил Князь. А Исмаил Князь правил нам во всяком деле и до своего живота, и не отступен от нас был. Да писал еси к нам, что наперед того молодостью невежество нам учинил еси, и о том нам бьешь челом. И ты бы вперед так не чинил. И [93] мы памятуя к себе Исмаилеву Княжую дружбу, и к тебе хотим свое жалованье держати. А о которых о иных делах к нам писал еси, и мы о всех тех делех к брату твоему Тинехмату Князю писали есмя. А к Мердан Алей мирзе Алееву сыну жалованье свое послали есмя. И твоего человека Булата пожаловав к тебе отпустили есмя. Писан на Москве лета 7073. Ноября месяца 713. [94]

Того же 1564 году 714 Октября в 19 день прислали к Царю ИВАНУ Васильевичу из Нагайской Орды Михайло Петров, Богдан Шепяков, Василей Федчищев, Иван Шерефединов, Иван Елкин да Роман Хвощинской служилых татар Бисубу Бахтеярова, Коржева Тонсукова, Сармана Сарикова, Байкеша Барышева, Михайла Матчкова, Сююндюка Тинсупова, да Байкрыма Корманова. С нимиже приехали к государю гонцы, от Тинехмата Князя Тягрибердей, от Урус мирзы Тленчай, от Тинехматовы Княжой Малхуруб Княгини Черкаской Илгам Бергутьев, от Асанак мирзы Асанак Вачатырбай, от Тинбай мирзы Шакай Акишев, от Тиналей мирзы Башмак Карачев, а к Государю писали Михайло Петров с товарищи что идут с ними из Нагайской Орды к нему послы, а имянно от Тинехмата Князя Томай и Бекчюра, а с ними 60 человек, и Нагайские мирзы, которых Тинехмат Князь послал к Государю для войны, Нуробдал мирза, Кушумов сын, и с [95] ним 140 человек, Ишим мирза Тахтаров сын Кушомов внук, и с ним 120 человек, Тинехматовыже Княжие люди Сатылчан Имелдеш, и с ними 150 человек, Девлечар Баатыря и с ним 60 человек, Аллашда Бодай и с ним 60 человек, Булат мирзин Уразлыева сына человек, Тулизбай, и с ним 40 человек, да Аликей мирзы Уразлыева же сына Ишкара, и с ним 30 человек. 2) С Васильем Федчищевым, от Урус мирзы посол Алей, и с ним 250 человек, да головы Таганай и Чюбей Урус мирзины люди, 3), с Богданом Шепяковым, от Тинехматовы Княжие от Малхуруб Княгини Черкаской посол Баисамак Алеманов, от нееже к Царице посол Сатым Игибирдеее и людей с ними 23 человека, и 63 лошади, 4), с Иваном Шерефединовым от Асанак мирзы сын его Караул мирза и посол Куземзеяр и людей с ними 280 человек а лошадей у них 600 5) с Романом Хвощинским от Тинбай мирзы посол Темир Тегулов, и с ним татар 20 человек, и лошадей у них 40. Сверьх того Тинбай мирза еще [96] послал к Государю Мотая Момушева да Келдераза Келдеманова, и с ними татар 100 человек, а лошадей 250, 6), с Иваном Михновым от Тиналей мирзы племянник его Девлет Казы мирза Тиналеева брата меншего Салтагазыя сын, с ним 120 человек, Тинбай Сейт, и с ним 50 человек и посол Тагиш Кулушев и с ним 20 человек, а лошадей у них 385.

Царь ИВАН Васильевичь в стречю, против помянутых Нагайских послов велел послать Михайла Андреева сына Безнина.

Тогоже году 715 Октября в 25 день в середу приехали из Нагайской Орды Государевы послы Михайло Тимофеев сын Петров с товарищи и с ними шесть станиц служилых татар. А Ноября в 6 день Михайло Безнин с Нагайскими мурзами и послами к Москве приехал, и поставили их за Москвою на Нагайском дворе а иных и на Христианских дворах. А встретили их в Володимире. И тогоже дня [97] Государь к ним с съестными припасами послал Петра Карамышева.

Ноября в 28 день Нагайские послы и мурзы, так же и головы с их людми, которых Тинехмат Князь и мурзы прислали к Государю для войны, у Государя были на приезде и все у Его Величества обедали. Грамоты же ими привезенные были таковы.

1. От Тинехмата Князя 716:

Всего Христьянства Государю великому Князю Белому Царю от друга и брата твоего Тинехмата Князя многом много поклон. Мы здоровы есмя, и ты бы на многие лета здоров был. Потом отцу моему Исмаилю Князю с тобою ото многих лет рота и правда была, и до своего живота правды своей тебе не порушил, и кончался. А тебя для одного отца и матери от брата своего 717 встал, и сына своего и улусов своих остал, по свой живот тебе не [98] порушил, и кончался. А мне вперед от тебя не отступить и кончатися. Так одново отца и матери со мною Урус мирза брат мне. Хотя будет мне от него отстати, и язь от него отстану, а от тебя мне таки не отстати. Какова была правда отца моего, и язь потомуже и до своего живота другу твоему друг есми, а недругу недруг. От Бога такова мне надежда есть, что чаю лутчи отца своего дружбы язь дружбу свою учиню потому что отца моего дружба есть, и моя рота есть, и в племянстве есми, и то есть потому, что есмя поженились, а поняли одново человека дочери. Бью челом тебе, что бы еси чтил меня свыше отца моего, слуг у меня много, потому что отца моего слуги осталися у меня и Магмет мирзины слуги у меня же. И мои слуги у меняже. Что еси ныне свое жалованье прислал, и того не достало столько: бью челом что бы [99] еси жаловал помногу. А денег бы еси пожаловал пять сот рублев, а платья бы еси собольи и куньи и лисьи и горностайны и бельи всего дватцать шуб бы еси прислал. А сукон бы еси прислал пятьдесят и шестьдесят. А запасу бы еси и меду пожаловал много. Ратных недругов у меня много. И что в ратном деле мне вздевати прислал бы еси пансырь доброй, да шелом, да Тягиляй, да седло з золотом пожаловал бы еси. А братьи у меня молодчие и детей много, а голодни, а все они едят то что ты мне свое жалованье присылаешь. Да что еси пожаловал прислал к Исупову сыну к Ак мирзе сына Боярского, да пожаловал бы еси прислал х Булат мирзе Уразлыеву сыну да к Аликей мирзе сына Боярскогоже. Да х Кошумову сыну большому Асанак мирзе сына Боярского же. Да что бы еси дал Бекчюре в руки тритцать рублев [100] денег, и он там приехав покупит что ему надобет однолично. А сего лета послы мои шли с Темирем и з Бавбеком Князем и з Бекчюрою в месте, и твой человек в Казани убил доброво моего слугу приближенного моего человека брата Танака. Яз от Бога надеялся того, что меж нас с тобою не токмо что людей убивать, чаял есми того, что у курении ноги не изломити. И ныне мертвого не оживити. Что бы еси на том сыне Боярском велел за пеню взяти сто рублев денег, да прислал бы еси. И язь теми велю деньгами над слугою своим над Танаком Кешеню поставити и пети по нем и поминати его; или бы еси пожаловал из своей казны сто рублев прислал. Друг и недруг сведает, ино не добро пожаловал бы еси не запамятовал. А ты дей про того сына Боярского ведаешь, хто убил слугу моего Танака, а у того сына [101] Боярского был на судне Томачь Баиш безрукой, незапамятовал бы еси, то дружбе и знамя. Толко зберуся з братьею и з детьми, ино тебе же лутчи; язь буду недругу силен. Что сего лета к тебе поехал Магмет Кулу мирза Мамаев сын, и язь о нем бью челом, чтоб еси его пожаловал отпустил. Да Иль мирзу бы еси отпустил. Да Надъалей мирзу Алеева сына отпустил бы еси. Да Темир мирзу отпустил бы еси. Да чтобы еси Ак мирзу Атаева сына и с матерью отпустил бы еси. Твоим здоровьем отца своего родства братью свою зберу, и нас будет много. И то не тебе же ли лутчи? друзей твоих умножает, и то тебе же лутчи. Да что бы еси Камай мирзу и Бак мирзина сына отпустил. Да Ак Моллу мирзу Агышева Княжово сына отпустил бы еси. Да Елдаш мирзу Териберди мирзина брата, отпустил бы еси, не [102] запамятовал. А сам язь живу в своей области. И стати мне пособляти война твоя воевати, и язь улусов своих покинути не смею. А послал есми на твою войну брата своего Нурабдал мирзу, а с ним его людей сто человек. А он нужен, то бы еси его гораздо много пожаловал. А Ишим мирзу отпустил если на твою же войну, а с ним сто человек, и тыб его гораздо же пожаловал. А Мердан Алей мирза Алеев у меня. То бы еси ведал и пожаловал его гораздо. Да прислал бы еси что мне лете носити опашен зуфной доброй. Да чтоб еси Ак Магмет мирзу Камай мирзина меншово брата отпустил, не запамятовал. Паробок мой доброй Девлет Яр Карачия моего сын, а голова он у тех людей, которые мои люди от меня пошли на войну опричь мирзиных людей, только меня почтишь, и ты бы того Девлетьяра гораздо пожаловав [103] отпустил. Да паробка своего Богушая к тебе отпустил есми, а с ним сорок человек казаков. И ты бы его гораздо пожаловал отпустил. Да паробок мой Сыирчи, а с ним сорок человек казаков. А пошли на твоюже войну. И тыб его гораздо пожаловал. А с Сибирским Царем меж нас люди ходят, и тыб тех, которые к тебе ис Сибири пришли, Мамин Шиха да Ташкын Баатыря отпустил, Тюркмен словет улус, и они люди мои. И тех Тюркменцов трех человек в Азсторохани в тюрму посадили. А имя на им Мугаб Алей, да Сары, да Везер Ших. Годы и три и четыре уже сидят в тюрме. Чтоб еси их за свою душу пустил на слободу, не запамятовал. Да бъю челом, с Сатылганом Князем Исенбам зовут доброй мой человек пошли. И ты бы их пожаловал не запамятовал. Да есть дей у тебя в казне книга Азяй Бюл [104] Махлукат, и язь о ней добре бью челом, что бы еси тою книгою пожаловал однолично не запамятовал. Да бью челом, что сын мой болшой Ормагмет 718 мирза Темиргуку Князю в племянех. И только почтишь, и ты бы к нему посла прислал. Четыре у меня жены. А болтая всем Шидакова Княжая дочь, имя ей Хандаза, и ты бы той болшой моей жене прислал шубы добрые и поставы сукон пожаловал бы еси. А середней жене имя Хантай, и тое бы еси гораздо пожаловал, да не запамятуй и пришли кречаты да сокол, да ястреб. А послал есми у сорока молодцов головою учинив Бадая Князя на твою войну, и тыб гораздо пожаловал. А послал есми посла своего Тамая Князя а он Кытаймелик Пашин Княжой сын, и тыб его гораздо пожаловал, и гораздо почтил. Только тебе меня чтить, и ты бы [105] его почтил. А Бекчюра каков был у отца моего у Князя, а у меня он таков же. Как его посылал отец мой, и язь его потомуже послал. Пожаловал бы еси его гораздо. Есть у меня шесть дочерей, болшой имя Лал тота, а другой имя Алтына Тотай. Чтоб еси тем моим шестьми дочерем прислал шубы добрые и шапки. Только меня почтишь, и ты бы их пожаловал поста вы сукна прислал. А что еси летось прислал к отцу моему, и тово мне дал Михайло две шубы собольи, да шубу горностайну, да седло десять золотых, да пуд олова. А опричь того ничего не дал. А что был еси прислал летось мне и матери моей и мачихам моим и детем моим, и он того нам ничего не дал. Которая рухлядь из твоей казны была выдана, и ту рухлядь опять в казну взять великим Государем то не пригоже, и язь бью челом, чтоб еси пожаловал и ту [106] рухлядь велел дать приказал бы еси. Четыре у меня сыны, а болшой у них Ормагмет мирза: а под ним Тинмамет мирза, да Берди Ахмет мирза, да Магмет мирза. Да бью челом отец мой послал был Халкамана, и язь о нем бью челом чтоб еси его пожаловал дал, и отпустил не запамятовал бы еси. А Бозан был отец мой Князь выпросил Карадуванскую сторону. Ныне же и язь прошу Бозан обе стороны, потому что Юрт Нурадын мирзин. И тыб мне верил. Да бью челом, по Бозану на Карадуванской стороне есть место Кыгачь словет, и тыб велел тут город поставити для меня, чтобы еси приказал к Бояром к тем, которые в Азсторохани, а велел бы еси тут город поставити. И язь в том городе посажу сына или брата меншово, так бы еси ведал. Кошум мирзин 719 Карацл мирза [107] со многими слугами своими пошел на твою войну. И ты бы его гораздо пожаловал. Да Кошум мирзин же сын Девлет Казы мирза, и он со многимиже слугами своими пошел на твоюже войну, и тыб его пожаловал же. Да Ак Булат Баатырь пошел на твоюже войну, а с ним сорок человек казаков. А он перед иными Баатырь, и тыб его много пожаловал. Да бью челом, Семен мирзу дал еси пожаловал отцу моему Исмаилю Князю, а мать его и братья меншие у меня живут, а он ездил в Юргенчь и в Бухары по жену, и они ему жены не отдали. Самак мирза а с ним десять человек казаков поехали к тебе, и тыб его почтил. Да бью челом, похочет Семен мирза ехати зиме и лете, и тыб ему волю дал, и отпустил, не запамятовал. Бью челом, как тех четырех мирз почтишь, Семен мирзу потомуже бы еси отпустил. [108] А в них послал, есми своих людей полтораста человек с Сатылганом Князем. Бью челом о нем, а он у меня болшово Карачея сын, чтоб еси его пожаловала кормом и жалованьем. Брата моего Магмет мирзин сын Кючюк мирза на меня гневаетца, а что тебе ему жалованье свое прислати, и тыб то велел дати и его человеку Исенбаю, не запамятовал.

2. От Тинехмата же Князя 720:

Всего Христьянства Государю, Государю Великому Князю Белому Царю от Тинахмата Князя поклон, одного отца и матери со мною Урус мирза. И язь от него отстану, а от тебя таки не отстану. Бью челом, в болшой грамоте сколько ни есть речей, то всей есть. И тех многих речей для се речи там [109] писати не пригоже было. И се надобеть речи в сей грамоте написал, с пошлым своим паробком з Бекчюрою послал, а мысль тайную он ведает. Да бью челом, Бозан бы еси мне всю дал. А то юрт прадеда моего Нурадын мирзин. На Бозане от Корадуванской стороны есть место Кыгачь словет. И тыб тут нам город велел поставить. Придут к Азсторохани люди воинские, и мы бы были близко. Опосле что ни учинишь, ты ведаешь: а ныне бы еси смотрил меня лутчи отца моего. А опричь бы того что тебе мне прислати, дал бы еси мне пять сот рублев. А ис тех бы еси пяти сот рублев, как там Бекчюра приедет, дал бы еси ему на руки тритцать рублев, денег. Что мне надобно, и он то искупиткак он доедет. И тыб однолично Бекчюре на руки тритцать рублев дал так мне надобет. Да приближенного моего человека брата его меншово, [110] Танаком звали, сево лета как он доехал до Казани, и твой сын Боярской, которой приежжал послов провожати, убил ево из пищали. А с тем сыном Боярским был Толмач Баиш безрукой, чаю и сам ты ведаешь. А что убили того паробка моего Танака, и мне о нем добре в досаду. А ныне мертвого не оживить. Друг и недруг есть, чтобы еси на том сыне Боярском, которой Танака убил, велел взять сто рублев и прислал или бы еси из своей казны велел дати Бекчюре на руки. Однолично бы еси того моего челобитья пожаловал, инако бы не учинил еси о том ноем паробке о Танаке вельми мне, досадно учинилось, так бы еси ведал. Теми деньгами ста рубли Кешеню над ним велю сделати, и по нем кормити и по нем поминати роздать.

У тойже грамоты на поле писано: еще бы Великому Князю Белому Царю ведомо было. Тюркменской улус от [111] отца и от прадед моих улус мой. Того улуса три человека в Азсторохани в тюрме сидят, одного зовут Муабели, а другово зовут Сарыем, а третьево Везирьшихом, что бы еси тех трех человек ослободил, дал бы еси их Бекчюре.

3. От Тинахматовой Княжой Малгуруп Княгини Черкаской 721.

Всего Христьянства Государю зятю нашему Белому Царю от волного человека Царицы многом много поклон молвя, в той бы еси земле ты здоров был на многие лета, и на многие месяцы. Лица нашего светлость еси. А очей наших зрак еси. Зде живучи твоего здоровья хотим, легкой поминок наш конь. Хотя будет и худ, и тыб за добро взял чего у тебя нет. А шерстью конь гнед. Чтобы зять наш Белой Царь [112] много жалованье свое нам учинил. Твоим здоровьем не без казны есмя, и от злата и от серебра у нас есть. А на еству запасу и на питье и медуб еси пожаловал. Слуг у меня много, и убогих многоже. Чтоб еси нам пожаловал прислал пять сот рублев денег пожаловал бы еси. А шестьдесять семей у меня Базарцов есть, да шесть десять семей от нас не отхожих наших людей есть. И они надежу держати у нас же хотят. Мы надежу имеем от Бога а улусом Государя от Белово Царя надежи нам много, что бы, нам пожаловав много. А человек мой, которой послан, зовут его Байсамаком, Карачей наш доброй, гораздоб его почтил. Только нас почтишь, и тыб его почтил. Только нас почтишь, и тыб шубы добрые и однорятки добрые по прежнему бы смотрил.

А здесе Богомолец есмя Ябкей, писана грамота. [113]

4. Ко Царевичу Ивану Ивановичу от Тинахмата Князя 722.

Брату моему Ивану Царевичу от Тинахмата Князя поклон. Отцу твоему Великому Князю Белому Царю в версту был отец мой Князь, а ты был мне в версту. И божия воля такова осталася: отца моего нестало. И Князь великой и Белой Царь молвил, брата дей моего сын еси, да от меня не отстал, а по отце твоем и язь от тебе не отстану же. И нам бы меж себя послы съсылатись и здоровья проведывать. А прислал бы еси шубу кунью с поволокою, да шапку горну, да седло з золотом и с уздою, да опашен зуфной доброй пожаловал бы еси; которого есми посла своего ныне послал, и тыб поминки прислал с ним, однолично бы еси моему послу в руки дал, только меня почтишь, и ты бы за то непостоял. О чем бью челом. [114]

5. От Урус мирзы 723:

Божиею милостию Царю и Великому Князю ИВАНУ Васильевичю всеа Руссии Государю, старшему брату моему послужение от извечных Государей Государя Урус мирзы челом молвил далные земли ближнею мыслью челобить мое то. Твоим счастьем мы зде здорово живем, а и ты бы на многие лета и во многие времена здоров был. Еще о том челом бью. Зде при отца своего здоровье наделся там на тебя, а зде на отца своего обема всем дрочился есми, и невежество чинил то правда. И ныне есми вину свою познал. Потому как отца моего Князя нестало, и его собранья люди и власть досталося нам, и лежит то на нас, и ныне хочю на тебя смотрить, как на отца своего. И что твоя заповедь и повеление будет, и язь ис того выступити не [115] хочю. А первые мои вины пожалуешь отдашь, Государь сей ты ведаешь. Еще челобитье мое то. С отцом моим Князем для сего света и будущего в отчестве и в сынстве учинились, и правдою говорили есте, на чем есте говорили, на том слове правду тебе доказал. Со всех четырех сторон которые Цари были, и он от тех отстал, и от всех отеческого своего родства от мирз отстал, от брата своего Юсупа Князя тебя же для отстал, правду свою показал, тебя в старешинстве держал и кончался. А нас тебе молодчими братьи учинив отшел. И то братство осталося тебе и нам. И ныне хотение наше то, в братстве ли будем в родимстве ли будем, в служебникех ли будем. Какову правду показал отец мой Князь, и язь свыше того хочю правду свою показать. Так еси приказал. И мое хотение то, чтоб мне и свыше того правду свою [116] показать. И потом только язь на своей правде не устою, а ис твоего веления выступлю, прежняя правда отца моего Княжая по том и брата моего Тинахматова Княжая правда и рота и моя правда и шерть на мне буди. Еще челобитье мое то: только меня учнешь жаловати, как и отца моего и жалованье твое то, о чем отец мой ни бивал челом, и ты его челобитья не оставливал. Прашивал мирзы отца нашего родства опалные, в руки мне попадывавают 724 и язь их к тебе отсылаю. А которые мирзы у тебя в руках, и язь из них у тебя прошу дву мирз. Которое убивство и гнев межи нас был, и мы то отставили. Да взяли к себе от Казыл Али мирзина сына Мердан Алей мирзу, а у тебя там брат его Алей мирза, и язь о нем [117] бью челом прошу, его, не отступление мое то, что его правдою прошу. Да бью челом о Камай мирзе и чтоб еси Государски учинил тех дву мирз пожаловал отдал однолично. А язь прямою правдою прошу. А.недруг наш Казы умножал, а нас мало. А опроче тех кому с нами во единачестве быти прямых братьи нашей иных нет. Пожалуешь ты ведаешь. И только пожалуешь тех дашь. А меня слугою и братом себе назовешь, всеб мои речи мне поступился еси. Еще челобитье мое то: только пожалуешь Государски учинишь, своим жалованьем рухлядью меня пожалуешь. И нурадинство досталося мне. Слуг у меня много, казны мало, не достовает что мне им давать. Что бы еси пожаловал прислал две шубы бархатны цветными, а две под камками. Пожаловал бы еси дватцать шуб бельих, сто однорядок пожаловал бы еси. [118] Пятьдесят пуд меду, триста четвертей запасу хлебново пожаловал бы еси. Да что мне самому вздевать тягиляй бархат золотной, да пансырь меделенской доброй, да саблю золотом наведену, да седло з золотом да шелом бы доброй пожаловал еси. Чтоб мне от своей руки ловить прислал бы еси кречат болшой доброй. Да шафрану много, да потали много, да олова полудново много, да нашатырю много, да бумаги пищей много пожаловал бы еси. Даю дочерь замуж, чтоб еси пожаловал десять тысяч алтын денег. Еще челобитье мое то: три у меня жены, а любая жена Ших Мамай мирзина дочь, и ты бы еси на выемок жалованье свое учинил. Да в твоем счастье три у меня сыны есть, чем их пожалуешь ты ведаешь. Еще челобитье мое то: что там зимовал сее зимы человек мой Танай, и у него подговорил Казы толмач [119] дву человек его, силу учинил, и оставил у себя, а не отдал, а снесли они шесть рублев денег, а семнатцать алтын денег взял от тово, что хотел тех людей отдати, да не отдал. И ты бы то пожаловал. Еще челобитье мое то: Келдиураз ходил к тебе посольством, и назад идучи в селе украли у него человека, а Булат да Ондрей то ведают, тоб еси пожаловал. Еще, челобитье мое то: отца моего Княжой Мулла Янкыдырь ныне у брата моего у Тинахмата Князя, а брата моего Молла Ишим Абыз у меня, бью челом, чтоб его богомолца холопа своего пожаловал, Государь еси, ты ведаешь. Еще челобитье мое то: слышали есмя, что тебе сего году счастьем ити на недругов своих на Короля и на немцы войною. И мы тебе на ту войну полк людей своих добрых послали. И тыб их гораздо дозрил и пожаловал, Государь еси, [120] ты ведаешь. Еще то: а у тех людей, которые к тебе посланы на войну, головы учинены два человека мои Аганай Князь, да Явгачты Князь, от отца и от дедов наших они Карачеев наших дети. Да опроче того там же послал есми Чаби мирзина брата Орюк Темир мирзу, а с ним сорок человек казаков. А он еже годов зиме и лете с теми сорокою казаками своими от Перекопи не отступая на году двожды и трожды на Крым приежжает войною, головы выклонити не даст, а которые Крымские люди на твои украйны ходят, а он у тех людей и до одной лошади отгоняет, таков он у меня человек, а он старово Карачея моего сын. Пожалуешь его, Государь еси, ты ведаешь. А Адна Баатырь, да Янкуват Баатырь, да Кулбарак Баатырь, да Пулбар Абыз, да Аднаших Баатырь, да Маилы Баатырь, да Акназар Баатырь, все [121] они наших Карачеев дети, да Секиз Баатырь, да Шука Баатырь, да Ярбулат Баатырь, да Кашбак баатырь, да Черден баатырь, да Тулуш баатырь, да Адамчюра, все они Карачеев наших дети. А язь их выбрал сам, да послал. Пожалуешь ты ведаешь. Еще челобитье мое то: а брата моего Магмет мирзины два сына Сейд Ахмет мирза, да Кучюк мирза, а живут у меня. Пожалуешь их ты ведаешь. А жалованье их чем пожалуешь, велел бы еси написати в те книги в росход что ко мне свое жалованье, присылаешь. А напишешь в те книги, что к брату моему присылаешь; и до них то не доходит. Еще челобитье мое то: что ныне люди наши испоздали к тебе итти по тому, летошные послы наши измешкали, к нам долго не пришли, а к нам про них веешь не бывала. Еще то: а что прошлово лета прислал еси к нам жалованье [122] свое, и Князь Федор тово нам зде не даль. А что был ты жалованье свое прислал к отцу нашему ко Князю, и он нам из тово дал в четвером шуба камка на соболех, да шубу горностайну, да шубу кунью, да седло дал, тебе бы было ведомо, Государь еси, ты ведает. А что еси мне свое жалованье прислал, и он мне тово не дал. А что еси прислал был иным мирзам, и им никому ничево не дошло. Нынешные люди наши пошли поздо. И ныне бью челом, нынешних послов наших пожалуешь отпустишь в борзе. И в перед бы наши люди ходили не поздая ранее, ты ведаешь. А Кулборак баатырь поробок мой на всякие мои дела ходит. И тыб его отпустил на борзе, а Послов бы еси ему и гостей дожидатись не велел, и мыб про твое здоровье сведали от него. Бью челом: послал есми здоровье отведати болшево своего Князя посла своего Алия [123] Князя послал есми, пожалуешь ево как и меня, ты ведаешь. Твоим счастьем на мою часть досталося Нурадинство. А посла моего не по прежнему смотря пожалуешь, ты ведаешь. Бью челом, с печатью грамоту написал. Еще челобитье мое то: Сибирской посол Ташкын баатырь в Сибире мне он был друг, за все добро делывал, добродетелной он мне был друг. Твоею дей опалою в тюрме сидит. И язь о нем в правду бью челом. Как пожалуешь, ты ведаешь, Государь еси, еще челобитье мое то, Чоманай баатырь да Юфар Баатырь, оба они у меня, люди добрые, от отцов и от дедов наших старых Карачеев наших дети. А язь их сам изобрав послал. Которые братья их к жалованию выше написаны, и тыб их перед теми жалованьем своим оскудил, пожалуешь ты ведаешь Государь еси, челобитье мое то: как лед [124] проидет, и тыб ранее Чабы мирзу отпустил к нам с его казаками сорокью человеки, а нам его послати на Крым. Которово дни лед проидет, и ты бы его того дни и отпусти, Государь еси, ты ведаешь. Бью челом, грамоту написал. Еще челобитье мое то: четыре у меня дочери, и язь две выдал, одну есми не давно выдал, одну пожалуешь за свое дитя почтишь, и жалованье свое учинишь. Государь еси ты ведаешь. А послов их иноко не посмотришь, и кормом и жалованьем не оскудишь, пожалуешь, Государь еси, ты ведаешь молвя бью челом грамоту написал.

6. От Урус мурзы же к Царевичу Ивану Ивановичу 725:

Божиею милостию Царя и Великого Князя всеа Русии Государя Государя нашего Цареву сыну Царевичю от благочестного Урус мирзы поклон. [125] Мы зде здорово живем, и тыб там на многие лета в счастье был. Еще слово то: отец что найдет, и то детей для. Отцы наши твой и наш что меж себя обрели, и то доброе дело осталося нам. И ныне мы с любою которое добро меж себя найдем, и после нас с тобою то останется братье и детем нашим. Мы при отце своем о всяком деле надеялися на него, и то ожно не гораздо, ожно не надобет з другом знатися, и всякое дело разумети при отце и ныне то разумели есмя. А и ты на отца надеевся не учини того, чтоб з другом не знатись, а недруга себе не ведати. Со Государем нашим з белым Царем брат наш Тинахмат Князь учнут говорити, а с тобою б мне говорити не пригоже ли то, на чем мы с отцом твоим говорили и уверилися. И тебе на том же слове есмя. Молвя здоровья отведати посолством [126] послал есми Семен баатыря, и его как и меня смотря пожалуешь ты ведаешь. Только меня пожалуешь, и тыб прислал Тягиляй бархат золотной, да седло з золотом, да саблю добру, да шелом, да кожух бы еси пожаловал, Государь еси ты ведает. Молвя с печатью грамоту написал.

7. От Тинбай мурзы 726:

Божиею милостию Царю и Великому Князю всеа Русии Государю, старейшему брату нашему Белому Царю послужение великого Бога строением извечных Государей Тинбай Мирза челом бьет. А челобитье то: твоим счастием мы здорово живем, а ты бы там на многие лета и во многие времена счастьем по вся времена в Божием заступлении был, дай Боже. Еще челобитье мое то. С отцом моим со Князем на чем есте говорили, и в сыновстве и в отечестве меж себя учинились, [127] и по свой живот на том слове стоял и скончался. А которые около его шти родов Цари, и он от них отступил, и в недружбе с ними учинился, а отца своего родства ото многих мирз отступил и от родново брата от Исупа Князя отстал. Что есть на сем свете народу мусулманского со всеми в недружбе учинился. А слышев что у друга и у недруга, и он того не утаивал в дружебном деле и в братственом деле и во всяком деле тебе правду показал, и отшел. Тебя учинил нам братом старейшим, а нас тебе учинил братьи молодчики, и отшел. И ныне нестало. Мы остались там при твоем здоровье. А здеся при отца своего животе на обеих на вас надеяся дрочился есми, иное разумея, а иное от неразумья молодостью невежливо делал есми. И язь ныне ту свою вину познал потому как отца нашего нестало, и [128] его собранья народ и Государство лежит на нас, и ныне брат наш старейшей хочит тебя в отца место держати, изо всякого твоего повеления не хочет выступить, и мое жалованье 727 и хотение то: какову правду отец мой показал, а язь хочю свою правду свыше того показать. Так надейся, чтобы прежние мои дела невежливые мне отдал, Государь еси, ты ведаешь. Еще челобитье мое то: осталися у отца моего три жены, мать мне и мачехи, да два брата мои меншие живут у меня. А которые Карачеи и Князи и приближенные люди и уланы и все лутчие осталися у отца моего, и они твоим счастьем у меня живут. Твоим счастьем перед старым слуг у меня много, казны мало. А при отце моем которое твое жалованье приходило к отцу моему, и то все росходилося тем [129] то лутчим людем. И только не пожалуешь тем жалованьем, что присылал еси к отцу моему; и мне с теми отца своего лутчими людьми расстояние будет. И ныне учнешь меня себе сыном держати и в отца моего место отцом учнешь мне быти, и моего жалованье свое пришлет 728 как бы мне с теми с лутчими людьми, что бывали отца моего, не росстатися с ними? Государь еси, ты ведаешь. Еще челобитье мое то: волного человека Едидерева Царева сестра 729 коли были Нагаи полны и мирны при отца моего здоровье от тех мест коли был язь осми лет во племянех есмя с ним были и ныне тебе бью челом, что бы еси опроче отца моего детей меня себе сыном учинил и Едигерем бы Царем в [130] племянстве учинил, и тем бы есш племянством меня пожаловал, Государь еси, ты ведаешь. Еще челобитье мое то: три у меня жены, да три сыны, и тыб их так же ведал как и меня, и пожаловал. Государь еси, ты ведаешь. Еще челобитье мое то, только как и отец же мой меня себе сыном учинишь, отцу моему жаловал еси по четыре ста рублев денег присылал, тоже бы еси пожаловал. Государь еси, ты ведаешь. Да пожаловал бы еси меду много, да хлебного запасу, много четвертей пожаловал бы еси, Государь еси, ты ведаешь. Еще челобитье мое то: слух меня дошел, что тебе сего году итти войною на своего недруга на Короля и на Немцы. И мы все приговорив полк людей послали на службу, а голова у них в полку Матай Князь так бы еси ведал, великой у меня он человек. Да после его имилдеш мой Бахты Келди [131] имилдеш, а язь с ним кормлен у одних грудей. И оба они у одних грудей со мною кормлены. А у меня приближенные они люди. Язь сам изобравь послал. Да Солтай имилдеш. И ты бы тех дву человек пожаловал как и меня. Государь еси, ты ведаешь. А Келдиураз Баатырь человек мой доброй. Пожалуешь, ты ведаешь. Еще челобитье мое то: только тебе меня прямо жаловати, жалованью твоему знамя то. Дятки моего сын Имилдешь мой кормлен со мною у одних грудей, а ныне дей он у твоего слуги у Григорья, пожалуешь его ты ведаешь. А опричь меня которые мирзы о чем бью челом, и ты их тем жалуешь. А язь ни о пленных ни о тех, которые в полон взяты, на перед того ни о ком есми не бивал челом. А сесь кормлен со мною у одних грудей. И язь прямым хотением о нем бью челом. Как пожалуешь, ты ведаешь. Тобы твое [132] жалованье ко мне было моим бы челобитьем то сстался, а зовут его Янкелдием, ведомо буди. Молвя здоровья твоего отведати посолством послал есми Темиря, отца моего Карачей. И ты его гораздо посмотрив и уведав пожалуешь, ты ведаешь, с печатью грамоту написал.

8. От Асанак мирзы Кошумова сына 730:

Всего Христьянства Государю Великому Князю, Белому Царю от Кошум мирзина болшова сына от Асанак мирзы челобитье, как брат мой Тинахмат Князь другу твоему друг, а недругу твоему недруг, и язь о том же бью челом. А что еси сего лета присылал ко мне сына боярского, и тыб еже год беспрестани присылал с великим своим жалованьем шубы собольи и куньи и бельи, и поставы сукон. Голодны [133] есмя, запасу бы еси иного прислал, не запамятовал. Хотя далече есмя, а с тобою войну воюем. Здоровье отведати имилдеша своего Хозялъюра послал есми. Пожаловал бы еси молвя грамоту написал.

9. От Тиналей мирзы Кошумова сына другого 731:

Всего Христьянства Государю Великому Князю Белому Царю от друга и брата твоего, Тиналей мирзы поклон. Ты бы там здоров был, мы зде здоровы. Твоему другу друг есми а недругу недруг есми. Как нестало Исмаиия Князя, и дети его 732 ты дей нам брат любимой. И дали за меня Исмаилеву жену любимую. Которые около нас шти родов Царские дети, и мы с ними не говаривали, а о ник говорили есмя прямо правдою со Царем великим [134] Князем. Бью челом, что будет твое слово, или куда велишь на свою службу итти, болшего своего Карачия сына посла своего Тагыша Князя послал есми. А он в слове и в речах прям, а язь Тагышу Князю верою. Бью челом, чтоб прямое свое слово с Тагышем Князем приказал. Только меня почтишь; и ты бы Тагыша Князя почтил. Бью челом, что бы еси брата моего Салтан Казу мирзу пожаловал, не запамятовал. Бью челом, только назовешь меня себе братом и другом; и тыб его пожаловал дал. Язь был ею сам отпустил на Царя и Великого Князя службу, а он о себе ехал, и тыб его пожаловал отдал. Да бью челом о пансыре, да о шеломе, да о тягиле о бархатном золотном. Тебе недруг Король, а нам недругов много же. Бью челом, прислал бы еси сто Рублев денег, да шубу соболью с поволокою, да седло з золотом, [135] тритцать пудов меду, да поставы сукон, да поставцов полотен пожаловал бы еси. А тем бы мне поставити в Сараичике мечит, о чем язь бью челом, тем бы еси пожаловал, не запамятовал. Да бью челом о кречате, да о соколе, и тыб дал, да запасу хлебново сто четвертей. От прадеда моего Тинбай Сейт ших мой. А послал есми его на твою службу, а с ним пятьдесят казаков. И тыб его гораздо пожаловал. Да бью челом, брат мой Девлет Казы мирза со многими казаки пошел на твою службу, прямые для дружбы и братства послал есми. Да бью челом: только меня почтит; м ты бы брата моего Девлет Казу мирзу почтив отпустил. Пять у меня жон есть, болшей имя Акханыш, другой имя Кутлубек Салтан, третья Уенаш Чата, четвертая Каракыз Чота, а пятая Гайханым. Да две у меня дочери, [136] болшая Хан тота, а другая Тит тота. Да четыре у меня сыны болшой Би мирза, а другой Хан мирза, третей Кекуват мирза, четвертой Ток мирза. И тыб Ток мирзу гораздо пожаловал, не запамятовал. С печатью грамоту написал.

10. Грамота от Тинехмата Князя к Диаку Андрею Васильеву 733:

Всего Христьянства Государя великого Князя Белого Царя Ондрею Васильевичю от Тинехмата Князя поклон. Которая ко Государю Великому Князю Белому Царю послана в болшой грамоте есть челобитье мое, а у Государя у Великого Князя господин нам ты таки чтобы меня свыше отца моего смотрил. Да опричь иного чево прошу пять сот рублев денег, то бы пожаловал еси. Бекчюра верной надежной мой паробок, тоб еси ведал. А тритцать рублев бы [137] еси Бекчюре на руки дал. А Бекчюра, что будет мне пригодно, купит. Да доброво моего веремянникова брата меншово, Танаком зовут Баатыря великого Князя Белово Царя сын боярской убил до смерти. И за тоб на том сыне боярском, которой убил, велел взяти сто рублев, да отдать. Только Бекчюре дадут, ино дойдет то за Танакову паробка моего кровь. А язь над ним кешеню велю сделати. [138]

1565 году 734 Маие месяце Царь ИВАН Васильевичь Нагайских грамот слушав приговорил, в Нагайскую Орду послать посольством детей боярских, а именно, к Тинахмату Князю Михайла Федорова сына Сунбулова; к Княгине Малхуруп Черкаской, Василья Иванова сына Вышеславцова; к Урус мирзе Ивана Чюдинова сына Трофимова; к Тинбай мирзе, Ивана Савастьянова сына Малцова; к Асанак мирзе, Ивана Рудакова сына Михнова, к Тиналей мирзе, Василья Васильева сына Зыбина.

Государь тогда к Тинехмату Князю велел послать только две трети того что прежде к нему с Михайлом Петровым было послано. Ибо в то время послано к нему больше для того, что он после отца своего Исмаиля Князя учинился на Княжение. А Тинехмату Князю в причину умаления посылки велено объявить, что Литовская и Крымская дороги ныне затворилися, и гости с товарами теми дорогами не ходят. [139] Ежели же Бог даст те дороги отворятся; то Государь к нему и больше того пошлет.

А в Черкасы к Якшисаат мирзе, к Казы мирзе и к Ислам Газы мирзе сына боярского и служилых Татар Государь тогда послать не велел для того, что они к Государю в своих Грамот х писали не вежливо, и в тоже время из Астрахани Государевы воеводы Князь Василей Барбашин с товарищи доносили, что Казы мирзины люди приходили к Астрахани, и стада отогнали. Тогда же прислал к Государю из Астрахани Мамструк мирза Темгрюков сын Княжий людей своих Ташбу Здрука Сикунова да Шабыча Арсланова с товарищи четырех человек, которые тоже сказали.

На приговоре у Государя были бояре, Князь Иван Дмитривичь Белской, Князь Иван Федорович Мстиславской, Князь Иван Иванович Пронской, Иван Васильевичь Шереметев Болшой, Иван Петрович Федорова, Никита Романович Юрьев, а Василей Михайлович Юрьев в то время был болен, казначей [140] Никита Фуников, печатник Иван Михаилов.

Того же году 735 Июня в 6 день отпущены в Нагайскую Орду к Тинехмату Князю и к мирзам Михайло Федоров сын Сунбулов с товарищи. В речам Михайлу Сунбулову велено Князю Тинехмату говорить между прочим следующее 736:

Пишешь к нам друг наш, что на своей правде хочет стояти и от наса ни как тебе не отстати. А от Бога тебе надежа есть, что еси с нами в племяни учинился. Ино то, друг наш, делаешь гораздо, что к нам правду свою держишь, и от нас хошь не оступен быти, как и отец твой друг наш Исмаиль Князь ото многих лет и до своего живота был с нами в крепкой дружбе, и правды своей не порушил и кончался А мы памятуя отца твоего [141] крепкую к себе дружбу и прямую службу, да и для того, что еси с нами в племя ни учинился, хотим тебя жаловании до своего живота и беречи и в дружбе держании, как и отца твоего Исмаиля Князя. И посла есмя своего к тебе послали доброво сына Боярского Михаила Федорова сына Сунбулова с великим своим жалованьем, что ся у нас лучило. И тыб наше жалованье к себе памятовал, и на своей бы еси правде крепкой стоял, и добра нам хотел и до своего живота на том же как и отец твой Исмаил Князь нам правил, и от нас не отступен был до своего живота, во всяких делех, и потому как еси нам на записи правду учинил. А мы тебя и вперед своим жалованьем учнем жаловании потомуже, как и отца твоего Исмаиля Князя.

От братаб еси своего от Урус мирзы не отставал. Брат твой нам [142] служит, а мы его жалуем. И выб з братом своим с Урус мирзою жили в любви, и на наших недругов и на своих с ним стояли за один. А Астороханским есмя воеводам своим Князю Василью Ивановичу Барбашину с товарищи о наших делех велели с тобою ссылатись по томуже, как и с отцом твоим сысмаилем Князем.

А что еси писал к нам, чтоб нам отпустити к тебе Магмет Кул мирзу, да Эль мирзу, да Надали мирзу, да Темир мирзу, да Ак мирзу Атаева сына с матерью, да Ак моллу мирзу: и мы себе о том помыслили. Отец твой, друг наш Исмаил Князь проча себе и вам своим детем свой юрт. И в которых мирзах узнав не правды чаял юрту не доброго дела, и не хотя того видети, чтоб те мирзы [143] которые лихо учинили вашему юрту, - Ибраим мирзу, Эль мирзу, и иных мирз переимав к нам прислал. А писал к нам, чтоб тех мирз нам у себя держати и никуды ни как не отпустити, для того чтоб от них которого убытка юрту не было.

А Магмет Кул мирзу Мамаева сына прислал еси в Азсторохань к нашим воеводам с своим послом с Ян Магметем Мамезеревым сыном. А писал еси о нем, что Магмет Кул мирза приходил от ваших же недругов ис Казыеваа улуса войною в ваши улусы и людей побил и лошади поотгонил. И того еси Магмет Кул мирзу нашим воеводам из Асторохани велел к нам отослати, и наши воеводы его к нам и прислали. - А ныне присылали к нам бити челом вашиже недрузи Якшисат мирза, Ислам мирза, Казы мирза, чтобы нам их пожаловати [144] отпусти к ним тех асе мирз, Ибраим мирзу, Эль мирзу, Магмет Куль мирзу, Мустофу мирзу, Мангазы мирзу, Дурс Магмет мирзу, Надали мирзу, Знеш мирзу, и иных мирз, которые у нас. И мы памятуя дружбу отца твоего, тех мирз там не отпустили для того, чтоб те мирзы с вашими недрузи не одиначились, и над вамиб и над вашим юртом лиха не умышляли. - И тыб о тех мирзах, о которых еси к нам писал, гораздо помыслил, лзя ли им у вас быти, чтоб они с вашими не други не сылались, и лиха юрту вашему и над вами лиха не умышляли. И о том бы еси приказал к нам с послом нашим с Михаилом Сунбуловым.

А что еси писал к нам о Камай мирзе, да о брате его о Ак Магмет мирзе, да о Елдаш мирзе: и мы тех мирз Камай и Ак Магметя и Елдаша к тебе [145] своему отпустили с послом своим с Михаилом Сунбуловым.

А что бы нам пожаловании прислати тебе что за твоего человека Танака убивство, чем душа его поминать, и мы к тебе за человека твоего убивство послали тритцать рублев.

А что еси писал к нам в своей грамоте, что ты живешь в своих улусех, и стати тебе ходити на нашу войну, и ты улусов своих покинути не смеешь; и тыб друг наш на своем юрте был, и юрта своего берег, чтоб ваши недрузи вам и вашим улусом которого лиха не учинили. А постлал бы еси к нам и на нашу службу для наших недругов воевати мирз добрых со многими люди и, и мы их пожаловав к тебе отпустим.

А что послал еси к нам на нашу службу брата своего Нуробдал мирзу, да Ишим мирзу, да Карекуль мирзу Кошумова, да Девлет Казы [146] мирзу; и мы брата твоего Нуробдал мирзу, Ишим мирзу, Карекуль мирзу, да Девлет Казы мирзу пожаловав к тебе отпустили есмя, да и людей твоих Салтыгана Князя и товарищев их пожаловав же к тебе отпустили есмя.

А что писал еси к нам о Бузане, да и отец твой Исмаил Князь писал к нам преж сего о том же Бузане. И мы преж сего к отцу твоему к Исмаилю Князю с своим послом с Михайлом Колупаевым писали, чтоб с своей стороны по Бузану людем своим велел кочевати по Карадуванской стороне, а за Бузан бы на Азстороханскую сторону люди его не перелазили. И тыб людем своим за Бузан на Азстороханскую сторону перелазити не велел, и в рыбные ловли люди твои у наших людей не вступалися.

А что писал еси к нам о Калкамаке, и то и тебе ведомо, что [147] отец твой Исмаил Князь писал к нам, которые многие измены чинил в Азсторохани Калкоман. И того для нам Калкомана отселе отпустити не пригоже.

Сверьх того в наказной памяти Михайлу Санбулову данной между прочим написано 737:

Нечто учнет Тинахмат Князь говорити - С тобою с Михаилом от Царя и великого Князя к нему к Тинехмату Князю о Кыгачском городе приказ есть ли; и Михайлу говорити: Что Кыгачское городище стоит в Азстороханских мочакех. И в том месте городу быти не пригоже, что меж Нагайскими людьми и Азстороханскими быти ссорам. А не вспросит его о том Тинахмат, и ему о том самому не говорити.

А нечто Тинахмат Князь или иные мирзы учнут говорити, чтоб [148] Царь и великий Князь Казаком красти у них в улусех и грабити их не велел; и Михайлу говорити. Государь наш ныне заповедь великую казаком учинил, чтобы улусом вашим лиха никакова не делали. Да и приказал Государь со мною в Азсторохань воеводам своим Князю Василью Ивановичу Барбашину с товарищи, чтоб они берегли того накрепко, чтоб Нагайским людем убытков никоторых не делали.

А нечто Тинахмат зачнет Михаилу говорити: да вперед Царь и Великий Князь с Крымским Царем как хочет дело свое делати? и Михайлу молвити: Государь, господине, как похочет с Крымским Царем дело свое делати; и он тебя друга своего без вести не держит. И Божьим, господине, милосердием Бог милосердие свое Государю нашему свыше давал. Куды ни посылывал своих [149] воевод на своих недругов, и там везде рука его высока.

А нечто Тинахмат Князь учнет Михайлу говорити, что он писал ко Царю и великому Князю о Сибирских людех, о Маминшихе, да о Ташкине, и тех людей Царь и Великий Князь ко мне не отпустил; и Михайлу говорити, что Сибирской Царевичь Муртоза Государя нашего данным людем многие обиды поделал. И тех людей Государю нашему отпустити не пригоже.

А нечто Тинахмат Князь учнет говорити, что он писал ко Царю и Великому Князю о Туркменских людех, о Магабалее да о Сарые, да о Везеръшихе, что они сидят в тюрме в Азсторохини, и для бы его ис тюрмы велел выпустити, и Царь и Великий Князь их выпустити не велел; и Михайлу молвити: Туркменской, господине, Князь Государя нашего гостем убытки многие [150] поделал, и того для Государю нашему тех людей выпустити нельзя, доколе он за свои вины добьет челом Государю нашему, и Государя нашего людем убытки велит заплатити.

А нечто молвит Тинахмат Князь писал есми ко Царю и Великому Князю о книге о Азянбуи Махлукат, Государь тое ко мне книги не прислал; и Михайлу молвити: Государь наш тое книги в казнех своих искати велел, и доискатися ее немогли.

А нечто учнет Тинахмат Князь Михайлу говорити, что слухи у него те есть, что хочет Крымской Царь быти, к Азсторохани а с ним и Турсково люди, и Государю твоему как дела своего беречь; и Михайлу о том молвити. У Государя нашего в Азсторохани люди многие и наряд, и Крымского и Турского людей приходу опасатися нечего. А нечто, господине, хоти и придет Крымской Царь к Азсторохани; и тебе, [151] господине, поминая отца своего ко Государю нашему прямую дружбу, пригоже тогды итти на Крымскою и над ним промышляти, и недругу своему и вашему Крымскому Царю недружбу довести, сколько тебе Бог поможет, и Государя нашего воевод без вести не держал. То, господине, дружбе твоей крепкой со Государем нашим и знамя, что недругу недружбу доведешь.

А нечто учнет Тинахмат Князь говорити, Азстороханцов чего для Царь и Великий Князь в Азсторохань не отпустил, и Михайлу говорити; язь поехал с Москвы, а Азстороханские люди все были на Москве, а хотел Государь отпустити в Литовскую землю, и осе поры чаю их и отпустил.

А нечто учнет Тинахмат говорити: писал ко мне Царь Великий Князь с тобою, чтоб мне к нему посылати мурз добрых со многими людьми. И мне многих ли людей с ними отпустити, и х которому [152] дни? и Михайлу о том Тинахмату молвити: о том, господине, прикажи со мною ко Царю и Великому Князю. И сколько тебе велит людей воинских прислати и х которому дни, и о том тебе Государь наш ведомо учинит 738.

Ивану Трофимову в речах велено говоришь Урус мирзе между прочим следующее 739.

Мы памятуя отца твоего Исмаиля Князя к себе дружбу, вины твои тебе отдали, и посла есмя своего к тебе послали доброво сына боярского Ивана Чюдинова сына Трофимова, и свое жалованье к тебе есмя с ним [153] послали что ся у нас лучило. И тыб наше жалованье к себе памятовал, и вперед нам служил, и на правде крепко стоял, потомуже как отец твой Исмаилб Князь к нам правду свою держал и до своего живота. А мы тебя своим жалованьем и вперед не оставим.

А Дочери твоей, которую даешь замуж, свое жалованье тысячю алтын денег с своим послом Сываном к тебе послали есмя

А что у человека твоего у Таная подговорил Казы Толмач дву человек, а у Келдеураза украли на дороге человека, и мы тех людей беглых сыскивати велели, и сыскати не могли. И нечто вперед тех людей сыщут, и мы тех людей велим твоим людем отдати.

А посла есмя твоего Алея и Чабыя мирзу и людей твоих пожаловав к тебе отпустили есмя, а нашегоб еси посла не издержав к нам отпустил. [154]

Ивану Савастьянову сыну Малцову в речах велено говорить Тинбай мирзе между прочим следующее 740:

Мы памятуя отца твоего Исмаиля Князя к себе дружбу и твою к нам службу посла есмя своего к тебе послали Ивана Малцова сына Данилова, и свое жалованье к тебе есмя с ним послали что ся у нас лучило. И тыб наше жалованье к себе памятовал. А которые еси вины на себе узнал, а ныне к нам службу свою прямую являешь; и мы прежних твоих вин не памятуем. А поминай бы еси отца своего к нам прямую дружбу, нам прямо служил. И мы тебя своим жалованьем и вперед не оставим.

Писал еси к нам, чтоб нам тебя пожаловати с Семеном Царем Касаевичем в племянстве учинити 741. [155] И мы себе о том помыслим, и вперед тебе о том ведома учинимь.

А людей есмя твоих Томая Князя с товарищи и посла твоего Темиря пожаловав к тебе отпустили, а нашего бы еси посла Ивана, Малцова не издержав к нам отпустил. [156]

После наказной памяти Михайлу Малцову данной 742 много не достает, и следует отрывок Нагайского посольства в том же 1565 м году из Нагайской Орды от Тинахмата Князя и от мурз отправленного, которого посольства начала нет, и разные грамоты растерялись, а сохранены следующие.

1. Отрывок грамоты Тинбай мирзы к Царю ИВАНУ Васильевичу 743.

Царя в челобитье просим брата своего, Аидар мирзу Кутум, мирзина сына бью челом чтоб еси пожаловал, ты ведаешь, Государь еси. Тинбай мирзино слово. От тех мест коли еще отец мой Исмаиль Князь был, хто был брату нашему Великому Князю Белому Царю недруг, и вы на тех людей ходили, и воевали. А отца моего все лутчие карачеи у нас живут. И ныне только братом назовешь, которое жалованье еже год [157] присылал еси к нам, и тыб ныне болши того порадовал, Государь еси, ты ведаешь. Имилдеша и доброхота своего Исен Кула послал есми в головах, у тех людей, которые посланы. Приказал есми о нем, только меня почтишь, и тыб его почтил пожаловал кун ему дал и отпустил. Бью челом, чтобы ево гораздо почтил. И ныне слово то. А у других людей, которые от нас пошли в головах Байгелди и тыб его гораздо почтил. Да еще мой человек Кош Бакты. А которые люди после тех, и у тех людей в головах Чургалак. Как было наперед сево при отце нашем где ни будет недруг тебе, вам ево воевати. Чтоб еси свое прежнее жалованье Тегиляи бархат золотной да кречат о том бью челом, пожалуешь, Государь еси ты ведаешь. За все твоего здоровья хотим. А о причь тебя у меня иново брата нет. Чтоб еси пожаловал на домашной [158] росход пять тысячь алтын денег. А воинских людей к головах четыре человеки, и тыб их гораздо пожаловал. Тинбай мирзино слово: Великову Князю Белому Царю бью челом: у того боярина, которой в Казани живет, моя имилдешица Акчаною зовут, и тыб ее пожаловал мне отдал.

А се у тойже грамоты на поле писано: отца моего Исмаилевы Княжые два имилдеша приближенные у него люди были Янгораз да Епчура. Оба они у меня живут. А что отец мой с тобою о добре говорили, и те два человека то ведали. Каковы они были отцу моему, а мне они таковы же. И ныне они меж нас с тобою добра похотят, и ныне бью челом, тем двем жалованье свое дай. А посол мой Келбай.

2. Грамота к Государю от Ханбай миры 744: [159]

Божьею милостью Царю и Великому Князю ИВАНУ Васильевичу всеа Русси, Государю нашему Белому Царю послужение великие власти от Ханбай мирзы челом молвя слово то. Мы зде на отца своего Юрте счастьем здорово живем. И ты б на многие лета и на многие времяна за все в счастье своем был. А челобитье мое то. В отца своего Исмаилевых Княжьих, детей четыре нас. А то правда, что язь менше всех. Опричь меншенства и ново зароку во мне нет. По матери Царев внук есми, а Княжой сын есми. А братьем моим болшим всем от лета жалованье свое прибавил еси, а мне жалованье твое ни как не бывало. А проступки своей перед тобою не ведаю. Брата моего болшего Урус мирзу на Крым посылал еси. А язь с ним же ходил. А наперед того два году с ряду к себе не ездил, Крым воевал есми тебе служечи. И ныне вперед [160] на которово недруга твоего ни буди иду войною. Холопство свое и службу прибавлю, хочю воевати. И ныне челобитье мое то. Только ты меня назовешь себе братом молотчим, и слугою, сего лета брату моему Тинбай мирзе пожаловал посла прислал еси, и ко мне бы еси посла, пожаловал прислал, Государь еси, ты ведаешь. Ни чем ты не о скуден, Государь ты счастливый. Еще челобитье мое то. Только пожалуешь велишь мне очи свои видеть, хочю того, чтоб мне с холопством до тебя доехав челом тебе ударить и счастья твоего видети. Только ты пожалуешь похошь того, чтоб мне очи твой видети, и тыб с тем своим человеком, ково сюда пришлешь, приказал. А велишь какова своего недруга ни буди воевати, и тыб приказал нарядил мне службу свою. А братья мои болшие Тенехмат Князь да Урус мирза и Тинбай мирза, все они говорят [161] нам де не пригоже юрта без Государя оставя итти, ты дей поди. А ныне не обослався с тобою не пошел есми. И твоемуб чистосердью было ведомо, чтобы еси однолично приказал свое жалованье велишь ли свои очи видети, еще челобитье мое то. И ныне только с тем моим человеком вместе, которой ныне послан, посла не пришлешь и очей своих не велишь видети, и ты меня себе братом молотчим и слугою не зовешь, Государь еси, ты ведаешь. Молвя здоровья твоего отведати посолством Байдевлет имилдеша послал есми. А он милдеш мой, с мала меня носил и вскормил. И ты его пожалуешь, как и меняже, Государь еси, ты ведаешь. Молвя с печатью грамоту написал.

3. От Асанак мирзы 745:

Всего Христьянства Государю Великому Князю Белому Царю от [162] Кошим мирзина сына болшово; от Асанак мирзы поклон. Дядя мой Исмаил Князь тебе был друг и брат. А как сын ево Тенехмат Князь ныне тебе друг и брат, и нас Кошумовых детей не колко, сколько мы сможем другу твоему другом будучи, недругу твоему недружбу делаем. В Кошум мирзиных детех болшой язь, а братья мои и дети наши из моего слова не выступят. Бью челом, что меншим мирзам много платья и сукон и меду и запасу хлебново жалуешь. А мне перед ними скудно поминков, а меду и запасу хлебново нет. И ныне бью челом о шубе о соболье, да о шубе кунье, о шубе горностале, да о поставех сукнех, да о шубах бельих, да запасу хлебново много и медуб пожаловал еси не запамятовал бы. И как мое челобитье сстанетца, и потом минят нам небуди, другу твоему друг буду, а [163] недругу твоему недруг буду. А меншему моему брату Тиналей мирзе болши меня пошлет, и мне того не хотети. Чтоб еси моего челобитья гораздо бы слушал. Здоровья отведати послал есми Сайтува гораздо бы еси его жаловав отпустил. Молвя с печатью грамоту написал.

4. От негоже Асанак мирзы к Царевичу Ивану 746:

Волному человеку Царевичю от Асанак мирзы на жалованье рукою в лоб челом молвя, ведомо буди волнова человека Царя и Великого Князя во многолетном здравье. Чтоб и нам с тобою меж себя ссылаться друг друга о здоровье спрашивати. Чтоб еси пожаловал прислал мне юфть ровъдуги да седло. А послал есми Карамыша и грамоту с печатью написал. [164]

5. От Тиналей мирзы к Государю 747:

Многово Христьянства Государю, великому Князю от Тинали мирзы на жалованье челом, молвя ведомо буди. Какова твоя служба ни буди, братья и дети у нас есть, и сами мы прикажем, и мы на Крым пойдем войною во всяком правда наша. Толко у Тенехматову правду не будет, и язь буду во лжи. А правде нашей знамя то, чтоб еси отдал нам Салтыгаза мирзу. Только нам отдашь Яика, да Аксейта, да Габича; и мы еже год станем Крым воевати. А которые мирзы ныне пошли и которые люди в головах учинены, тех бы еси вспросил про них, что они отца нашего добрые слуги бывали, и тыб пожаловал нам их отдал. А с Юргенчским Царем сваталися [165] есмя. Чтоб еси пожаловал, пансырь да седло з золотом и да тысячю алтын денег прислал, ведает Бог да ты. Молвя с печатью грамота писана. Брата своево меншова Девлет Казыя в головах у воинских людей послал есми, и тыб ево на весне отпустил.

У тойже грамоты на поле писано: что бы еси шубу соболью, да шубу горностайну, да шапку черну лисью, да по книгам что еси еже год присылал меду и запасу хлебново, и сына боярского присылал, и ныне, бы еси прислал же своего доброво человека, которой на твоем холопстве живет. О твоем здоровье спросити послал Кулчана.

6. От негоже Тиналей мирзы к Царевичу Ивану 748.

Волного человека и справедливого Государя сыну Царевичю от [166] Тиналей мирзы на жалованье рукою в лоб челом, молвя, ведомо буди. На многие лета в счастьем своим здоров бы еси был. При здоровье Царя Государя отца твоего великого Князя твоего здоровья отведати доброво человека своего Исеньчюру послал есми с Кулчаном Князем. С Ургечнскими Царевичи ссваталися есмя. Чтобы еси мне пожаловал прислал пансырь, да шубу соболью, да однорядку чернену, да шапку черну лисью ведает Бог да ты. И грамоту с печатью написал.

7. От Сейт Ахмет мирзы к Государю 749:

Божьею милостью Царю и Великому Князю всей Русии Государю от Магмет мирзина сына болшово от Сейтахмет мирзы челом ударив слово то. Твоим счастьем как отца моего дяд моих здоровьем коли [167] был отец ной Магмет мирза, в то время был в сторожех, и как Урус мирза в Нурадинах учинился, ино уж язь в сторожех. Коли был Урус мирза в сторожех, и что ему жалованье свое присылал еси, и ныне бы еси то жалованье мне пожаловал, Государь еси, ты ведаешь. Еще челобитье мое то. А коли дядя мой Урус мирза в том был, в чем язь ныне, и ты к нему присылал сына боярского. И язь бью челом, ничем есми пред ним неоскуден, пожаловал бы и еси посла прислал, Государь еси ты ведаешь. С челобитьем здоровия отведати посолством Караул имилдеша послал есми. А язь ево зная и ведая послал, и тыб ево как меняже пожаловал. [168]

1565 году 750 Декабря в 31 день бояре приговорили, чтоб Государю Нагайских воинских людей, которые в Москве были, отпустить ранее. И они отпущены с Москвы 1566 году Марта в 1-й день, а послам Нагайским приговорили побыть в Москве до весны, и отпустить их а судах, а своих бы послов Государю ныне с Нагайскими послами послать, по тому что Государевы послы Михайло Сунбулов 751 с товарищи из Нагайской орды пришли в Ноября месяце, служилые же татары Янсуба с товарищи, которые сей осени были посланы, в Нагайскую орду не дошли, но замерзли на Волге с Маструком вместе ниже Казани, которые татары на весне рано в Нагайскую оду придут.

С Нагайскими послами вместе с Москвы определено послать в Нагайскую орду посылку легкую с служилыми татарами, какова и с прежным [169] была послана. Тинехмату Князю в грамоте велено отписать 752:

Что Тинехмат Князь Михайлу Сунбулову велел за далеко соити с коня и служилого татарина Девлет Хозю плетью били. А как речь Михайло от Государя Тинехмату говорил, и Тинехмат с коня не сшел. А на отпуске у Михайла велел сильно шатер взяти, а Княгиня его у Василья Вышеславцова шатер же велела взяти, а за постоянное дворнику велела охабень взяти. И Тинехмат бы вперед Государевым послом нечти никоторые делати не велел. А отец его и до своего живота был в дружбе. А что 753 Тинехмат Князь о Нуробдале мирзе, и в том Государева воля: будет ненужен здесе, иноб Нуробдала въспросити, и похочет Нуробдал ехати в Нагаи, иноб его отпустити. [170]

А что писал Тенехмат же о Темир мирзе Уразлыеве, о Мустофе мирзе, о Айдар мирзе Кушумове, и в тех Государская воля, похочет да их отпустити или не похочет. А чтоб их неотпущати.

А что приехала Асанак мирзина Княгиня Тахтамышева Царевичева, да Бекбулатова Царевичева сестра ко Государю да и с племянем с Алтынчан Царицею видетись, да и с племянником Саинбулатом, и ту Княгиню пригоже Государю пожаловати, что братье ее родные Государю служили и головы положили.

А что другая Княгиня Дюнчеман Бек Булатова жена приехала, а там называлась Тенехматове Княгине Черкаской племя, а здесе она самаже Тенехматове Княгине племенем ся не называет. И тоеб отпустити и платейцо ей дати лехкое.

Грамота послана к Тинехмату Князю [171] с Шагалым Мирзою Шагаларевым да с Ак мирзою Нуробдановым такова 754:

Божьею милостью от Царя и Великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии другу нашему Тинехмату Князю, писал еси к нам с послом своим Ишторою, что еси послал ж нам войны для нашего недруга братью свою и племянников Шихали мирзу, да Ак мирзу, да Али Сефер мирзу со многою ратью, ина еси друг наш учинил гораздо, что на недругов наших рать к нам посылаешь. И ныне мы нашего недруга Литовского Короля земель воевати не послали есмя, потому что по присылке Литовского Короля рады г боярам нашим о том, чтоб бояре наши нам били челом, чтоб мы похотели с Литовским Королем миру. И мы за челобитьем бояр наших опасной лист на королевы послы х Королю послали есмя, и во [172] всех местех от Литовское украйны воинским людем Литовских мест воевати не велели есмя. А которых мирз и воинских людей к нам прислали есте, и мы тех мирз, Ших Али мирзу, да Ак мирзу, да Али сефер мирзу и голов, которых с Нагайскими людьми к нам прислали есте пожаловав к вам всех их отпустили есмя. А вперед коли мам рать надобе будет, и мы с тобою о том тогды обошлемся, и ведомо тебе учиним, х которому дни рать вам своя к нам прислати. Да писал еси к нам о Нуробдал мирзе, чтоб нам его к тебе отпустити. И мы Нуробдал мирзу пожаловав х тебе отпустили, есмя. А послов ваших Иштору с товарищи Бог даст на весне в судех к вам отпустим, и о всех своих делех и о ваших тогды отпишем. Писана на Москве лета 7074 Февраля месяца.

Апреля в 22 день приговорили бояре послать к Тинехмату Князю посылку потомуже как с Михайлом Сунбуловым, и к Урус мирзе сынаже боярского, а к иным мирзам послать станицы служилых Татар 755.

Комментарии

672. Статейная книга о Нагайских делах. н. 6. л. 196.

673. Тут же л. 200.

674. Тут же л. 201.

675. Тут же, л. 202-203.

676. Тут же, л. 203-205.

677. В скобках включенные слова в подлиннике выгнили.

678. Тут же л. 205-308.

679. Сей Тинахматов человек вскоре после его посла Кулчана из Нагайской земли отправлен с ведомостью о кончине Исмаиля Князя.

680. Тут же л. 208-225.

681. т. е. с Султаном Турецким.

682. Сына.

683. Грамоты Тинахмат мирзы с послом его Кулчаном присланной в Статейной книге не имеется.

684. Тут же л. 222-224.

685. Тут же л. 224-225.

686. Тут же л. 226-228.

687. Тут же л. 228, 229.

688. Тут же л. 229-231.

689. Статейная книга о Нагайских делах н. 6. л. 231.

690. Тут же л. 231-239.

691. (Отсутствует в тексте. - OCR)

692. Сие слово здесь вовсе лишнее.

693. И здесь, кажется быть ошибка.

694. Здесь чего, кажется, недостанет.

695. Стат. книга о Нагайс. дел. н. 6. л. 239-242.

696. Стат. книга о Нагайск. делах н. 6. л. 243.

697. Хотя и в Декабре месяце 1563 года приговорено было, Нагайских послов к их Государям отпустить, однакож настоящий их отпуск не прежде, кажется, воспоследовал, как в Маие месяце; 1564 г. с Государевыми послами вместе; настоящего же Нагайских послов отпуску ниже грамот Царя Ивана Васильевича к их Государям в Статейной книге не имеется; ради чего из посолских речей главное здесь вносится.

698. Тут же л. 247б-255а.

699. Тут же, л. 267.

700. Из речей, которые Роман Хвощинской Танбай мирзе говорить имел, только начало имеется, а конца у сей книги нет.

701. В статейной книге о Нагайских делах н. 7. Сия книга с начала недостаточна, и тех листов нет, которые содержали приезд Нагайских послов, грамоту Тинехмата Князя и начало грамоты Урус мирзы, о чем однакож в ответных грамотах Царя Ивана Васильевича пониже показывается.

702. О том чаятельно говорится, что Государь к Исмаилу Князю с своим послом послал было, и что оный посол, уведав о преставлении Исмаиля Князя, не отдал.

702а. Стат. книга о Нагайских делах н. 7. л. 1-2а. (Дважды встречается комментарий под номером 702. - OCR)

703. Тут же, л. 2б-3а.

704. Тут же л. 3а-4б.

705. Ты надобно.

706. Тут же л. 4а-6.

707. Тут же л. 7.

708. стат. Книга о Нагайс. дел, и. 7, л 8-9.

709. Тут же л. 9-15.

710. Пропущено посла.

711. Тут же л. 17-20-а и.

712. Здесь следующее сходно с тем, что выше в грамоте к Тинехмату Князю имеется.

713. После сих грамот в Стат. книге следует грамота к Астраханским воеводам, Князю Василью Ивановичу Барбашину с товарищи, Диаку Казарину Дубровскому и Нечаю Шестакову, о содержании которой грамоты из предыдущего известно.

714. Стат. книга о Наг. делах н. 7. л. 22-24.

715. Тут же л. 29б-34а.

716. Тут же л. 29б-34а.

717. Юсуфа Князя.

718. На иных местах, Урмагмет.

719. Пропущено, сын.

720. Тут же л. 43b-45b.

721. Тут же л, 46-47a.

722. Тут же л. 47b-48a.

723. Тут же л. 48b-57a.

724. Чего, кажется, недостает, а надобно: которые ежели в руки и проч.

725. Тут же л. 57a-58b.

726. Тут же л. 58b-63a.

727. Желание, кажется, надобно.

728. Так, кажется ошибкою написано в место: и мне жалованье свое не пришлешь.

729. Здесь чаятельно чего недостает.

730. Тут же л. 63.

731. Тут же л. 64-66a.

732. Прибавить, после него остались.

733. Тут же, л. 66b-67.

734. Стат. книга о Нагайс. делах н. 7. л. 67b-70b.

735. Тут же л. 71a.

736. Тут же л. 74-79b.

737. Тут же л. 82b-88a.

738. Василей Вышеславцов Тинехматовой жене Малхуруп Княгине Черкаской в речах имел говорить сие: что Государь к ней свое жалованье посылает, а Царица и Великая Княгиня, Марья ее так же жалует л. 95-96.

739. Тут же л. 102, 103.

740. Тут же л. 113-114a.

741. О сем в Наказной памяти Ивану Малцову данной, л. 117 так гласит: а нечто учнет его вспрашивати Тинбай, писал язь ко Царю и Великому Князю, чтоб меня учинил в племянстве с Едигерем Царем что ныне Семен Царь Казанской, а дал бы сестру его за нево. А преж того тою Княгинею сговорил был Тинбай взяти ее за себя. И Казы мирза ее взял войною. И Ивану говорити, что господине со мною наказано о Княгине, и язь то тебе от Государя говорил. А того язь не ведаю, была ли она за Казыем, или не была. А что со мною ко Государю прикажешь, и язь то до Государя своего донесу.

742. Тут же, л. 114b-119b.

743. Тут же л. 120-121b.

744. Тут же л. 122a-124b.

745. Тут же л. 124b-125b.

746. Тут же л. 126a.

747. Тут же л. 126b-127b.

748. Тут же л. 125a.

749. Тут же л. 125b-129b.

750. Тут же л. 129b-130a.

751. Обстоятельных известий об отправлении посольства его не имеется.

752. Тут же л. 130b-132a.

753. Пропущено, писал.

754. Тут же л. 132a-133b.

755. Сим кончится статейная книга о Нагайских делах н. 7. а на конце она недостаточна. Впрочем несколько таких книг, которые Нагайские дела с Апреля 1566 г. по Июль 1577 года содержали, растерялись.

 

Текст воспроизведен по изданию: Продолжение древней российской вивлиофики, Часть XI. СПб. 1801

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.