Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Опричнина

В первом издании монографии А. А. Зимина приложение содержало два документа с нашим кратким введением. Предполагалась более объемная публикация и лишь по техническим обстоятельствам задуманное не было выполнено. Позднее большинство текстов было издано в журнале Советские архивы (1968 г. № 3 и 1969 г. № 2). По этой ли причине или же по другим мотивам опубликованные грамоты далеко не сразу и до сих пор не полностью вошли в арсенал источников по истории опричнины Ивана Грозного.

Некоторое расширение числа издаваемых грамот связано с тем, что дополнительные тексты открывают перед исследователями новые важные стороны, неизвестные ранее факты в том сложнейшем клубке событий, который современники, а вслед за ними историки обозначали странным, неожиданным термином — опричнина. Ознакомившись с текстами документов, читатель ощутит реалии тех мрачных лет в их живой непосредственности. И очень вероятно, что не искушенный в профессиональных тонкостях человек далеко не сразу поймет, почему, собственно, публикуемые грамоты связываются нами с опричниной. Ведь только одному документу знакомо само это слово. Необходимы, следовательно, некоторые предварительные разъяснения.

Первое из них, хорошо известное — подавляющая часть архивов погибла еще в XVI-XVII столетиях. Относительно полные собрания документов — большая редкость и эти исключения представляют владельческие архивы ряда крупных и средних монастырей, иных церковных организаций. Поэтому почти все издаваемые ниже тексты прямо или опосредованно восходят к церковным архивохранилищам далеких от нас веков. Второе пояснение — действительная ценность многих источников заключена в попутной по отношению к главному содержанию информации. Ее ненамеренный характер придает фактам такого рода особую меру достоверности. Затруднение только одно — нужно уметь выявить подобную информацию. Наиболее яркий пример тому — публикуемая под № 2 закладная кабала Д. В. и Л. А. Нелединских М. В. Годунову на село Башарово в Бежицком Верхе.

Закладные кабалы на вотчины как тип поземельной документации, неплохо известен. Отдадим должное нечитаемой грамоте — среди остальных подобных текстов она выделяется рядом особенностей. К примеру, в ней налицо более поздние пометы (они относятся ко второй половине 80-х годов XVI в.), фиксирующие отказ нескольких представителей следующего поколения Нелединских от своих прав на заложенное имение. Заемная сумма, оказывается, принадлежала не М. В. Годунову, а его малолетней внучке, княжне Ульяне Федоровне Турениной. Скорее всего недолгая и потому вряд ли счастливая история ее замужества также отразилась в записях на обороте подлинного документа. Но для нас сейчас важно другое — конкретная дата составления кабалы, место ее написания и состав свидетелей (послухов) сделки. Год назван в самой грамоте — 7064. Дата определяется указанием на двухлетний срок займа: два года начинались со дня «верховных» апостолов Петра и Павла. В подобных случаях время написания кабалы не могло отстоять от начала исчисления срока займа более, чем на один-два дня. Иными словами, сделка состоялась [414] между 27 июня и 1 июля 1566 г. (но старому стилю). Но именно в эти дни (с 28 июня по 2 июля 1566 г.) в Москве заседал знаменитый земский собор по самому важному тогда вопросу — продолжать ли войну за Ливонию с Великим княжеством Литовским или же соглашаться на литовские условия мирного соглашения. Участником Собора, как известно, был М. В. Годунов, и следовательно закладная писалась в Москве и именно в столице находились участники и свидетели займа под заклад вотчины. Не менее восьми человек (из десяти) входили в состав государева двора. В тысячной книге 1550 г. среди дворян третьей статьи записаны А. Ф. Кашкаров (по Торжку) и Г. Б. Погожево (по Бежецкому Верху). Они же фигурируют и в Дворовой тетради в соответствующих городовых разделах, причем помимо Г. Б. Погожево среди дворовых по Бежецкому Верху зафиксированы Д. В., Н. Н., И. М. Нелединские, А. В. Челюсткин, М. П. Рясин. М. В. Годунов в Дворовой тетради записан по Вязьме 1.

Почему важны эти факты? Исследователи (подробнее других этим занимался А. А. Зимин) установили полное преобладание среди участников соборных заседаний членов земского (не опричного) государева двора. Б. Н. Флоря высказал предположение, что депутатами стали те дворовые дворяне из разных городов, которые оказались в Москве в дни соборных заседаний. Публикуемый документ доказывает ошибочность этой гипотезы. Никто из вышеназванных лиц в деятельности собора участия не принимал, помимо М. В. Годунова. По вероятному мнению А. А. Зимина Бежецкий Верх представляли М. А. Мономахов, Е. Т. Старого, Б. И. Дементьев и И. П. Рясин (старший брат одного из свидетелей грамоты). От Торжка присутствовали И. П., Е. П. Новосильцевы. Ни по происхождению, ни по уровню служб, ни по принадлежности к числу дворовых перечни депутатов собора, свидетелей и участников закладной сделки не отличаются чем-либо существенным 2.

Но тогда неоспорим вывод — выборы представителей от членов земского двора по крайней мере по ряду городов имели место. Конечно, это были своеобразные «выборы» — они происходили в Москве, выбирали дворовые, находившиеся тогда в столице и притом из собственных радов. Воздействие на эту процедуру московских дьяков, возможно, но нельзя полагать его сколь-нибудь существенным. Здесь важны два обстоятельства, о которых мы уже писали. Во-первых, сверхсрочный созыв собора. Во-вторых, многолюдство провинциальных дворовых в июне-июле в Москве. Допустить в таких условиях контроль над выборами многих десятков депутатов (скажем, по степени их лояльности лично царю и его опричному окружению) — крайне затруднительно. Следовательно, собор не был демонстрационно-пропагандистским мероприятием, его созыв действительно имел в виду выявить и зафиксировать позиции разных влиятельных слоев общества по указанной выше проблеме 3. Другое дело, что чрезвычайная поспешность с началом соборных заседаний, общая политическая атмосфера вряд ли способствовали полному и реальному учету общественного мнения по поводу целесообразности продолжения войны в Прибалтике. Вот так скромная кабала помогает решить рад принципиальных вопросов истории собора 1566 г. Опричнина ассоциируется прежде всего с массовым политическим террором. У этого феномена много личин и еще больше признаков, последствий, опосредованных проявлений. Характерный порядок действий, связанный с арестом «в опале», рисует память А. М. Колупаеву-Приклонскому (№ 12). Он должен был арестовать и доставить в Москву кн. И. Ф. Бахтиарова-Ростовского. Поражает придирчивая дотошность в процедуре описания и сдачи местным властям на ответственное хранение всего движимою имущества будущего арестанта. Документ датируется последним годом официальной опричнины, но, бесспорно, отражает [415] тщательно документируемую вакханалию расправ, сопровождаемую сноровистой тщательной фиксацией конфискуемых ценностей.

Опричные годы — время мощных подвижек в сфере частной недвижимой собственности. Исконная система светской вотчины, складывавшаяся на протяжении XIV-XV вв. и уже испытавшая немало потрясений в конце XV — середине XVI в., была обречена опричными порядками на ускоренное исчезновение. Помимо прямых конфискаций со стороны опричных властей наблюдается мощнейший отток светских вотчин в монастыре и иные церковные корпорации. Уже прочно укоренившиеся в обществе поминальнозаупокойные традиции в форме земельных вкладов приобрели в годы опричнины огромный размах. В монастырях искали социальной и моральной защиты. Получили широкое распространение фиктивные и полуфиктивные акты продажи вотчин, зачастую как бы отложенных до момента смерти продавца. Мелкие и даже средние землевладельцы закладывались за монастыри, переходя в разряд светских монастырских слуг. Почти за всеми подобными сделками стояли реальные или ожидаемые опалы. Полная непредсказуемость даже ближайшего будущего лишь усиливала стремление найти опору и поддержку во вневременном, заручиться покровительством тех, кто по определению был ближе к Богу. Несколько грамот вполне воспроизводят эти ситуации.

К примеру, данная (№ 1) Л. Г. Шеремета-Хлуденева, представителя древней старомосковской боярской фамилии. Его вклад датируется первыми месяцами опричнины, когда факты громких расправ были остры и прошла первая волна массовых репрессий — высылка на житье в Казанский край многих представителей титулованной и нетитулованной знати. Именно эта судьба выпала на долю сына вкладчика, В. Л. Хлуденева — он фигурирует в числе отправленных в недавно завоеванные земли. Глухие, неявные свидетельства текста подтверждают этот факт. Показательна, во-первых, клаузула с запрещением выкупа отдаваемого в московский Богоявленский монастырь имения. По имени назван лишь сын, причем контекст подразумевает его отсутствие при оформлении вклада. Нет его и среди свидетелей, что было обычной практикой, отсутствует также его очищальная запись, подтверждающая его отказ от будущих претензий на выкуп вотчины. Иными словами, отсутствие сына при оформлении очень важного для его отца вклада было вызвано не конъюнктурными, но весьма серьезными мотивами. Во-вторых, Л. Г. Хлуденев и его сын записаны в дворовой тетради по Переяславлю-Залесскому, но никаких следов земельных владений в этом уезде наша грамота не содержит. Это косвенно подтверждает опалу и ссылку В. Л. Хлуденева в Казань с конфискацией земли. Последняя числилась, скорее всего, именно за Василием, ибо, судя по вкладной, его отец уже «избыл» по возрасту службы. Цель вклада отражена в грамоте несколько туманно. Помимо традиционного поминания родителей и самого вкладчика, Л. Г. Хлуденев хочет быть «причтенным» к «избранному стаду», т.е. монашеской братии Богоявленского монастыря. Но прямо о постриге речь не идет, равно как нет следов принятия пострига Л. Г. Хлуденевым ранее. Классический пример добровольного ухода за ограду городской обители с келлиотским уставом с целью обрести покровительство, покой и посмертное «устроение души 4.

Иная ситуация с Г. И. Колычевым (№ 8). Поражает атмосфера составления духовной грамоты. Нет пи одного светского лица в качестве свидетеля, единственный послух — духовный отец Г. И. Колычева из вотчинной церкви, писец грамоты — дьячек из того же храма. Священник является по существу и душеприказчиком завещания. Поражает конспективная краткость текста — все так или иначе отдается в руки духовного отца. Перед [416] нами опальный или опасающийся опалы человек, выбитый из привычного круга социальных связей, который диктует свою последнюю волю и окончательные расчеты в год убийства опального же митрополита Филиппа Колычева (своего дальнего родича) и новгородских казней.

Вполне типична ситуация с актами Раковых (№ 9, 10). В течение примерно полутора лет представители фамилии освобождаются путем вклада и продаж от своих вотчин в разных уездах 5. Хотя в синодиках опальных имен Раковых нет, срочное освобождение почти десятка лиц одной фамилии от своих вотчин в трех уездах свидетельствует о социальной деградации этой знаменитой еще в середине XVI в. дьяческой фамилии.

Земельная политика вообще главная тема печатаемых документов. Любая крупная политическая подвижка в стране вызывала обычно рост поземельных конфликтов. Так было в годы опричнины. Указная грамота 1567 г. рисует картину выступления монастырских крестин, вознамерившихся вернуть давно утраченный статус черносотных крестьян. Побудительный мотив понятен — в эпоху опричнины постоянно нарушались все и всяческие права собственности. Но в данном случае надежды не оправдались. Кирилло-Белозерский монастырь пользовался у царя особым вниманием, так что недавние монастырские земледельцы села Тимова, а до того в течение многих лет вотчинные крестьяне имения Львовых-Злобиных, остались в составе владельческого комплекса обители (№ 3).

Не менее выразительна указная грамота кн. Михаила Темрюковича Черкасского (№ 5). Из нее видно, что к ноябрю 1568 г. он владел Гороховцом с уездом на правах удела. Крестьян он называет «своими», город с уездом для него — «моя вотчина», его слуги держат мыт, фиксируют случаи предумышленных убийств и непредумышленных смертей в пределах монастырской вотчины, дают разрешение на похороны, по его «княжим» письменным распоряжениям происходит раскладка главных общегосударственных налогов — ямских и приметных денег, денег за посошный корм, за городовое, засечное и ямчужное дело. Тип удела также ясен: по нашей классификации перед нами удел служебного князя с индивидуальным статусом 6. Это своеобразное явление: удел в опричнине, которая сама по себе была личным царским уделом.

Из поздней правой грамоты известно, что слуги и крестьяне кн. Черкасского продолжали нарушать земельные права Спасо-Евфимьева монастыря. Многочисленные челобитья «государевым боярам» и самому князю результата не дали, ибо по словам старца Филарета кн. Михаил Темрюкович «был тогды человек великой и временной, управы было на него добиться не мочно».

Все остальные документы раскрывают историю Вологды в годы опричнины (№ 4, 6, 7, 11, 13, 14). Превращение Вологды в одну из опричных столиц и обширное строительство в этой связи началось, судя по указанию позднего летописца, зимой 1565/66 г. Документальных подтверждений тому пока не обнаружено, но частые поездки Ивана IV в Вологду и длительное нахождение в ней в 1565-1567 гг. косвенно подтверждает это известие. Не позднее июня 1567 г. на Вологде, в Обнорской волости, начались испомещения опричников. Длительной была поездка на Вологду Ивана Грозного летом 1569 г. Возможно, царь побывал там и в следующем году. Однако, после 1570-1571 г. поездки Ивана IV в Вологду прекратились 7.

Документы называют нам имя виднейшего опричного деятеля на Вологде — Ивана Андреевича Бутурлина. Его пребывание там прямо документируется весной 1568 — осенью 1569 г. (№ 4, 7), но учитывая ход событий, появление Бутурлина в Вологде следует датировать временем летней поездки царя туда в 1567 г. Из контекста явки (№ 4) высокое [417] положение Бутурлина очевидно, так что получение им боярского чина в опричной Думе относится к зиме-весне 1568 г., а скорее всего к лету 1567 г. Функции Бутурлина весьма широки. Он контролирует ход строек, распоряжается землеустройством городской территории, конфискуя деревню Спасо-Каменного монастыря под городской поскотиной Вологды и предоставляя взамен две дворцовые деревни в Сямской волости (понятно, что «по слову» и «по грамотам» царя — № 6, 7). Он следит за сохранностью земельного фонда в Обнорской волости, не попавшего еще в поместную раздачу (№7), передавая часть пустошей волости Корнильеву монастырю в возмещение убытков за вырубленный лес. Все это очень напоминает функции опричного дворецкого в сочетании с некоторыми функциями наместника.

Частые и длительные поездки царя с опричниками в Вологду, многочисленные приказные люди из опричнины под началом И. А. Бутурлина резко поменяли демографический облик города. Превращаясь в опричную резиденцию, Вологда приобретала черты столичного города. В частности, происходило массовое испомещение членов опричного двора в близкой сельской округе города, подобно тому, как испомещались тысячники под Москвой после 1550 г. Этого требовал сам стиль жизни той эпохи. Жалованная грамота 1584 г. (№ 13) сообщает фамилии десяти вологодских помещиков, из которых девять точно или почти наверняка входили в опричный двор. Это — знаменитый Василий-Васюк (Григорьевич) Грязной, Семен и Иван (Федоровичи) Мишурины, Юрий и Михаил (Андреевичи) Темиревы или Темировы, Никита и Григорий (Васильевичи) Хитрые, Петр (Игнатьевич) Таптыков и Иван Зезюлин или Зекзюлин. П. Таптыков в качестве Вологодского помещика известен не позднее лета 1567 г. Учитывая иные обстоятельства и событийный ряд 1566 — начала 1567 г., массовые испомещения опричников в Обнорской волости на Вологде следует связывать с пребыванием царя в Вологде весной — летом 1567 г., когда он досматривал «градсково основания» 8.

Завершим на этом наше введение, подчеркнув, что разобранными выше сюжетами содержание издаваемых грамот отнюдь не исчерпывается.


Комментарии

1. Тысячная книга 1550 г. и Дворовая тетрадь 50-х годов XVI в. Подг. к печати А. А. Зимин. М., 1950. С. 80, 81, 199, 202-204.

2. Зимин А. А. Земский собор 1566 г. // Исторические записки. М., 1962. Т. 71. С. 210 (примеч. 107); Он же. Опричнина Ивана Грозного. М., 1964. С. 172-173; Floria B.N. Sklad

3. О времени принятия решения о созыве собора и причинах ”многолюдства” дворовых в Москве см.: Назаров В. Д. Указ. Соч. С. 298-302; Скрынников Р. Г. Царство террора. СПб., 1992. С. 266 и след. Как ни странно, в этой книге автор прошел мимо нашей статьи о соборе 1566 г., работы Б. Н. Флори, повторив в основном свои наблюдения почти тридцатилетней давности.

4. Тысячная книга... С. 139; Скрынников Р. Г. Указ. соч. С. 258, 330, 529 (В. Л. Хлуденев был казнен по делу И. П. Федорова в середине 1568 г.).

5. Помимо публикуемых документов, см.: Садиков П. А. Из истории опричнины // Исторический архив. М.; Л., 1940. Т. III. С. 242-243.

6. Назаров В. Д. Служилые князья Северо-Восточной Руси в XV веке. // Русский дипломатарий. М., 1999. Выл. 5.

7. Зимин А. А. Опричнина Ивана Грозного. С. 153, 260, 285, 288-289, 295; Скрынников Р. Г. Указ. соч. С. 227, 235-236 и др.

8. Зимин А. А. Опричнина Ивана Грозного. С. 309-310; Кобрин В. Б. Из истории земельной политики в годы опричнины. // Исторический архив. 1958, №3. С. 155-156.

Текст воспроизведен по изданию: Опричнина. М. Территория. 2001

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.