Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

К БИОГРАФИИ ИВАНА ФЕДОРОВА

(Баренбаум Иосиф Евсеевич — доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой книговедения Ленинградского института культуры им. Н. К. Крупской.)

Документированная биография книгопечатника Ивана Федорова начинается с 1564 г., когда появилось московское издание «Апостола», где в послесловии приводятся некоторые данные, скупо говорящие о том, что Иван Федоров был дьяконом Николо-Гостунской церкви и что по велению Ивана IV при покровительстве митрополита Макария он напечатал «Апостол» в печатне («доме»), которая была построена также по указанию царя.

Ни в послесловии к московскому «Апостолу», ни в других послесловиях, в частности в наиболее обширном — к Львовскому «Апостолу» 1574 г., Иван Федоров ничего не сообщает о своей жизни до начала «изыскания мастерства печатных книг» в Москве. Где Иван Федоров родился, где учился, где работал до того, как стал дьяконом Николо-Гостунской церкви, где обучался искусству книгопечатания, нам неизвестно, как и многое другое из биографии московского первопечатника.

В 1968 г. известный советский книговед Е. Л. Немировский в промоционной книге Краковского университета обнаружил запись о том, что в 1532 г. ученую степень бакалавра получил в нем некий Johannes Theodorus Moscus, иначе — Иван Федоров Москвитин 1. Можно представить себе радость, которая охватила исследователя: реальный документ, из которого мы впервые узнаем, что в Краковском университете в 30-х годах XVI в. учился Иван Федоров Москвитин! Конечно, это он! Кто же еще мог значиться под таким именем? Публикуя сообщения о своей находке, Немировский подчеркивал гипотетичность своего предположения. Действительно, из другого документа, на который обратила внимание научный сотрудник Ягеллонской библиотеки в Кракове, стало известно, что в том же университете в 1529 г. учился некий Johannes Theodori de Phyetkowycze — Иоганн (сын) Теодора из Петкович.

Сравнение обоих документов показало, что речь может идти только об одном человеке, носившем это имя: т.е. и «Москус» и «из Петкович» — одно и то же лицо. Но почему в таком случае «Москус» из каких-то Петкович? В послесловии к львовскому «Апостолу» Иван Федоров пишет, что «сия убо нас от земля и отчества и от рода нашего изгна и в иные страны незнаемы преселия. В незнаемы страны? Значит, Литва, Польша и даже Белоруссия были для Ивана Федорова ранее неизвестными землями? Как тут быть? Это ведь свидетельство самого первопечатника, которое, кстати, ни в одном последующем документе, исходящем из его рук, не было опровергнуто.

Возвращаясь к своей находке в последующих работах, Немировский, однако, с каждым разом все более утверждается в своем первоначальном предположении. Сомнения и оговорки он уравновешивает иными умозаключениями, а Иоганн Теодор Москус из Петковичей все более идентифицируется у него с Иваном Федоровым. Отсюда естественное желание уточнить и дату рождения первопечатника, умершего в 1583 году. Сопоставив время пребывания Иоганна Теодора из Петковичей в Краковском университете со сроком обучения и возрастом обычного контингента слушателей, Немировский пришел к выводу, что Ивану Москусу при поступлении в университет было 15-18 лет. Появилась и новая дата — «около 1510 года», как это и обозначено на титульном листе одной из работ Немировского. Не приходится удивляться, что на выставке в Публичной библиотеке им. М. Е. Салтыкова-Щедрина, посвященной юбилею Ивана Федорова, было указано еще более категорично: «Иван Федоров. 1510-1583».

И все же остаются сомнения, связанные с заявлением самого Ивана Федорова, что он не был в Литве и Польше до своего ухода туда в 1565-1568 годах. Остаются [136] сомнения и насчет Иоганна Теодора из Петковичей. Почему «Москус» — и вдруг из Петковичей? Немировского поразило прежде всего совпадение данных (Иоганн Теодорус Москус — Иван Федоров Москвитин). Но и тут не все ясно. Иван Федоров стал именовать себя Москвитином, по-видимому, лишь после переезда в Литву, да и то не сразу.

Впервые это прозвище появилось в 1570 г. в послесловии Заблудовской псалтыри. Именуя себя Москвитином, Иван Федоров тем самым подчеркивал свою связь с Русью, с Московским государством, с делом, начатым по повелению русского царя. Кстати, фамилии первопечатника мы не знаем, Федоров — не фамилия, а отчество, т.е. Иван сын Федоров, или Федорович. Когда, публикуя предисловия и послесловия первопечатных книг, М. В. Щепкина пишет в переводе со старославянского — «Иваном Федоровым сыном, Москвитиным», то, на мой взгляд, правильно вводит запятую после слова «сыном», подчеркивая этим, что «Москвитин» это лишь указание на происхождение — из Москвы 2.

Иоганн Теодор — двойное имя, характерное для западных жителей. Москус — значит «Московский», «Москвитин». В данном случае «Москус» можно рассматривать уже как фамилию. Ведь Иоганн из Петковичей, а Петковйчи вроде бы никакого отношения к Москве не имели (в лучшем случае речь могла идти о Белоруссии, где Иван Федоров до ухода из Москвы не был, что принимает во внимание и Немировский, указывающий на существование многочисленных Москвитиных, живших в XVI-XVII вв. как в Русском государстве, так и в Великом княжестве Литовском 3). Кстати, в его работах встречается различное воспроизведение имени краковского бакалавра: Johannes Theodori, Johannes Theodorus, Joannes Theodori, Joannes Theodorus.

В публикуемых Немировским подлинниках промоционной записи и записи в метриках первое имя читается одинаково Joannes, второе имеет неясное окончание (в промоционной записи похоже на s, в метриках — на i). Для отождествления имен это существенно. К тому же если бы настоящий Иван Федоров учился в Краковском университете, вряд ли пришла бы ему идея именовать себя «Москвитин», что он сделал уже вполне сознательно после того, как покинул Москву.

Если Иван Федоров родился в 1510 г., то в 1563 г., когда он приступил к набору московского «Апостола», ему было уже 53 года. По тем временам (да и по нынешним) это был далеко не молодой человек. И вот именно ему, человеку почтенному, поручает Иван Грозный большое, сложное, новое для Москвы дело — завести книгопечатание. Почему же так задержалось гражданское, творческое становление Ивана Федорова? Почему царь выделяет этого пожилого дьякона из числа прочих и поручает ему ответственное и хлопотное государственное дело? Если даже согласиться, что Иван Федоров работал в «анонимной» типографии, то и в этом случае он опять-таки был не молод. Но то, что Ивану Федорову в 1563 г. было около 53-54 лет, это всего лишь допущение, основанное на определенном толковании краковских документов. Возможно, что все было и не так и Иван Федоров был энергичным, исполненным сил энтузиастом, на которого не случайно пал выбор царя. В литературе высказывалось мнение, что, когда Иван Федоров приступил к устроению печатного дела в Москве, ему было лет 30 4. Этот возраст в свете сказанного более правдоподобен.

У Ивана Федорова был сын — Иван, по прозванию Переплетчик (имеются сведения и о других детях, более молодых). Сколько ему было лет, когда Федоров работал в Москве, неизвестно. Но мы знаем, что при нем в Заблудове, а затем во Львове был сын Иван, помогавший отцу после ухода из Москвы. Иначе говоря, Федоров стал отцом, очевидно, незадолго до того, как приступил к набору «Апостола». О том, что Иван Переплетчик был молод при жизни Ивана Федорова, свидетельствует следующий факт. Когда Иван Федоров составлял завещание, [137] то назначил опекуна над имуществом и детьми — львовского водопроводного мастера Юрия. В 1584 г. последний снял с себя обязанности опекуна ввиду того, что Иван Иванович был уже совершеннолетним 5. А. А. Сидоров имел, таким образом, все основания писать, что Иван Федоров умер, «оставив еще не взрослых детей, очевидно не старым» 6.

Если Ивану Федорову действительно было перед отъездом из Москвы не менее 50 лет, приходится предположить, что Иван Переплетчик родился, когда отец был уже пожилым человеком. Если же реальный Иван Федоров был моложе своего однофамильца из Петковичей, то все становится на свои места.

Предположив, что Иван Федоров учился в Краковском университете, мы должны признать, что он многие годы имел дело с печатными книгами, как польскими, так и иными — латинскими, греческими, западноевропейскими. Знал он и об искусстве книгопечатания, возможно, не раз наблюдал за работой университетской или иной краковской типографии, видел и книги, напечатанные кириллицей. Интерес к книгопечатанию у него мог развиться, таким образом, именно здесь, в Кракове. Немировский даже готов предположить, что типографскому искусству «Иван Федоров обучился в Кракове, где в ту пору работали типографии Флориана Унглера, Мациея Шарфенбергера и Иеронима Виетора» 7.

Если это так, то, переехав в Москву, работая, возможно, в т. н. анонимной, а затем в государевой типографии, он должен был внедрять хорошо знакомую ему европейскую технологию печати. Как известно, издания анонимной типографии и собственные издания Ивана Федорова печатались отличным от этой технологии способом. Это в первую очередь касается двухцветной печати, технология которой была своеобразной, иной, чем европейская, но и, что очень важно, более громоздкой, сложной (метод однопрокатной двухкрасочной печати) 8. Применялся и метод двухпрокатной печати, заимствованный у мастеров славянского книгопечатания, но и он был трудоемким. К тому же «анонимные» издания не знают приема выключки строк. Вряд ли в данном случае можно согласиться с Немировским, что это могло быть вызвано целями «имитации внешнего облика рукописной книги» 9. Налицо другое — неопытность первопечатника.

Отмечая безусловно «оригинальный, русский» характер московской типографской традиции, Сидоров делает вместе с тем вывод, что «наборно-печатная техника Ивана Федорова была вообще не такая, как на Западе» 10. Способ двухцветной печати, применяемый Иваном Федоровым, он характеризует как «трудоемкий». «Все технологические изыскания доказывают, — пишет Сидоров, — что московское книгопечатание самобытно и если похоже на какое-либо зарубежное, то на южно-славянское» 11.

Если же считать, что и «анонимная» типография, и государева московская строились русскими умельцами, знавшими о технологии европейской печати лишь понаслышке, от лиц сведущих, из книг и т. д., но не благодаря личному опыту работы в европейских типографиях, то особенности московских изданий делаются понятнее. У московских первопечатников не было западных учителей, а попытки Ивана Грозного завести книгопечатание с помощью специалистов, выписанных из Европы (В. Готан, Г. Шлитте, Г. Миссингейм), успехом не увенчались. Ознакомить московских умельцев с искусством книгопечатания мог Максим Грек, который долгое время жил в Венеции, был знаком со знаменитым печатником Альдом Ма-нуцием; кстати, большинство типографских терминов начального периода русского книгопечатания восходят к итальянским, кроме единственного слова «друкарня» (от немецкого drucken) 12.

Немировский считает, что Иван Федоров сначала ориентировался на русскую рукописную традицию оформления книг, а затем «начинает осознавать, что полиграфическая [138] техника вносит новое в изготовление книги и что печатная книга не должна следовать рукописной» 13. Но если Иван Федоров прошел учебу в Краковском университете, то вряд ли ему понадобилось бы несколько десятков лет, чтобы осознать это.

Итак, в биографии Ивана Федорова до московского периода его деятельности по-прежнему много неясного. Постепенно обнаруживаются отдельные документы, позволяющие пополнить наши сведения о позднем периоде жизни Ивана Федорова. Хотелось бы надеяться, что будут уточнены и сведения о времени его рождения. Возможно, появятся новые аргументы и в пользу версии, выдвинутой Немировским. Пока же, думается, в отношении даты «около 1510 года» должна быть проявлена осторожность.


Комментарии

1. Немировский Е. Л. Первопечатник Иван Федоров в Краковском университете. — Советское славяноведение, 1969, № 1. Запись была опубликована в XIX в., но оставалась неизвестной специалистам.

2. У истоков русского книгопечатания. М. 1959, с. 247.

3. Немировский Е. Л. Иван Федоров в Белоруссии. М. 1979, с. 6-8; его же. Иван Федоров. Около 1510-1583. М. 1985, с. 15, 19.

4. Булгаков Ф. И. Иллюстрированная история книгопечатания и типографского искусства. СПб. 1889, с. 215.

5. Немировский Е. Л. По следам первопечатника. М. 1983, с. 98.

6. Сидоров А. А. История оформления русской книги. М. 1964. с. 63.

7. Немировский Е. Л. Иван Федоров. Около 1510-1583, с. 20-21.

8. См. Сидоров А. А. Ук. соч., с. 58.

9. Немировский Е. Л. Иван Федоров. Около 1510-1583, с. 86.

10. Сидоров А. А. Ук. соч., с. 60.

11. Там же, с. 62.

12. См. Булгаков Ф. И. Ук. соч., с. 217, прим. 96.

13. Немировский Б. Л. Иван Федоров. Около 1510-1583, с. 104.

Текст воспроизведен по изданию: К биографии Ивана Федорова // Вопросы истории, № 11. 1988

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.