Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

В. К. Коровин

КРАТКИЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК ДОМА СТРОГАНОВЫХ, ПРИОБРЕТЕНИЕ ИМИ ПРАВ И ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ ИХ НА ОБЛАДАНИЕ ЛЮДЬМИ И ЗЕМЛЯМИ

(Имея намерение описать специально, с верных данных, некоторые чем-либо отличительные области из Строгановской земельной принадлежности, из которых многие из них имеют одни и те же отношения к истории, правам принадлежности и порядку наследия, то во избежание повторений при каждом случае одного и того же, необходимо сочтено иметь в виду помещаемый здесь очерк. Нельзя умолчать о том, что многим он может быть известен, но не всем он по большей части доступен. (Здесь и далее примеч. В. К. Коровина))

Во время княжения Димитрия Иоанновича Донского, между 1362 и 1389 годами, вышел в Россию из Золотой Орды Мурза, ближний родственник Хана той орды, который, вступив в службу к Российскому двору и приняв христианскую веру, при святом крещении наречен был Спиридоном. Впоследствии он женился на ближней родственнице Великого Князя. Хан, узнав о крещении Мурзы, послал в Россию войско, с тем, чтоб взять его живого, изрезать кости по суставам и разбросать их по разным местам. Со своей же стороны Великий Князь для отражения неприятеля, снарядив войско, избрал предводителем самого Спиридона. Россияне после многих сражений принуждены были оставить своего предводителя, и Татары, взяв его в плен, поступили с ним так, как было повелено им. В память же этого оставшемуся после него сыну Козьме дана и усвоена была фамилия Строганов (В какой степени справедливо это предание, достоверных данных не имеется; а также нет в виду и отрицательных фактов в действительности его).

Род Строгановых, во время Царя и Великого Князя Иоанна Васильевича, принадлежал к Новгородским аристократам, имея первоначально своею резиденциею Сольвычегодск (Ныне уездный город Вологодской губернии. В последствии времени резиденциями Строгановых были: Чусовские городки, Усолье, в коих и по ныне существуют каменные дома, в бытность их возведенные и Орел Городок; место прежнего его существования отмыло водой реки Камы, и никаких памятников тут не сохранилось), где впоследствии оставлены были замечательные памятники попечения Строгановых, об устройстве города в лесистой и отдаленной стороне.

Правнук Козьмы — сына Спиридонова Иоанникий Федоров имел трех сыновей: Якова, Григорья и Семена, которые на своем иждивении воздвигли в Сольвычегодске Храм Введения Пресвятыя Богородицы, принимали деятельное участие в сооружении Благовещенского собора и монастырей. В Сольвычегодске находился еще в конце прошлого столетия дом, принадлежавший фамилии Строгановых и отличавшийся необыкновенною своею архитектурою.

В 1517 году Строгановым дана жалованная грамота на устроение в Сольвычегодске соляной варницы. При Иоанне же IV, поименованные выше отец с сыновьями — Строгановы, вызвались собственными средствами заселить пустые места по реке Чусовой, устроить город, вооружить его пушками, снабдить боевыми запасами, привести в оборонительное положение, и охранять пределы России от набегов [180] Ногаев, почему в 1558 г. и дана Иоанном IV вновь жалованная грамота. История Государства Российского свидетельствует о сем таким образом: «Желая взять деятельныя меры для обуздания Сибири, Иоанн призвал двух братьев Якова и Григорья Строгановых, как людей умных и знающих все обстоятельства Северо-Восточного края России, беседовал с ними, одобрил их мысли, и потом дал им жалованные грамоты 1558, 1568 и 1572 годов, на пустые места, лежащие по Каме от речки Лысьвы вниз, и по Чусовой вверх до ее вершин, позволил им ставить там крепости в защиту от Сибирских и Ногайских хищников, иметь снаряд огнестрельный, пушкарей и воинов на собственном иждивении, принимать к себе всяких людей вольных, ведать и судить их независимо от Пермских наместников и тиунов, не возить и не кормить послов, ездящих в Москву из Сибири или в Сибирь из Москвы, заводить селения, пашни и соляные варницы; в течение двадцати лет торговать без пошлины солью и рыбами». Пользуясь таковым Высочайше дарованным правом, Строгановы имели свое войско и свою управу, подобно князьям владетельным, берегли Северо-Восток России, и в 1572 году смирили бунт Черемис, Остяков и Башкир, одержав значительную победу над их соединенными толпами. Сии усердные стражи земли Пермской, сии населители пустынь Чусовских, сии купцы-владетели, распространив пределы обитаемости Государства Московского до Каменного Пояса (Уральского хребта), устремили мысль свою и далее. Кучум, владевший Сибирью, под смертною казнию запрещал Остякам, Югорцам и Вогуличам платить дань России. — Встревоженный слухом о Строгановских крепостях, в июле 1573 года, он послал племянника своего Маметкула разведать о том и, если можно, истребить все Строгановские заведения в окрестностях Камы. Маметкул явился с войском как неприятель, умертвил несколько верных России Остяков, пленил их жен, детей и посла Московского Третьяка Чебукова, ехавшего в Орду Киргиз-Кайсакскую; но узнав, что в Чусовских Городках довольно ратных людей и пушек, бежал назад. Строгановы не смели гнаться без Государева повеления; известили о том Иоанна, и просили дозволения строить крепости в земле Сибирской, чтобы стеснить Кучума в его собственных владениях, и навсегда утвердить безопасность наших границ. При этом они не требовали ни полков, ни оружия, ни денег, а одного только дозволения, которое и получили. По истечении шести лет Яков с Григорьем умерли, оставив свое богатство, ум и деятельность в наследие меньшему брату Семену. Ему и племянникам его Максиму Яковлеву и Никите Григорьеву, История Государства Российского относит счастливое исполнение славного намерения братовей первого и отцов последних, участвовавших в славе покорения Сибири Ермаком, которого, снабдивши орудием, нужными припасами, людьми и проч., они и отправили в Сибирь.

Историческая истина, относительно великих государственных заслуг Строгановых, изображена весьма ясно и в самых Монарших грамотах.

Никите Григорьевичу и Максиму Яковлевичу, от Царя Федора Иоанновича в 1591, 1597 и 1608 годах даны подтвердительные на вотчины грамоты. А также подтверждены вотчинные грамоты Царем Михаилом Федоровичем в 1614, 1615 и 1620 годах.

Ивану Максимовичу и Федору Петровичу от Царя Михаила Федоровича в 1623, а потом братьям их Федору и Дмитрию в 1641 годах, грамотами подтверждено вотчинное право. [181]

Как на выше прописанные грамоты, так и после еще бывшие роду Строгановых, по просьбе Григорья Дмитриевича, сына Дмитрия Петровича, дана в 1692 г. Царями и Великими Князьями Иоанном и Петром Алексеевичами правая грамота, все прежние утверждающая; подкреплены так же все грамоты 17 марта 1798 года императором Павлом Петровичем в высочайше конфирмованном докладе Правительствующего Сената.

Заслуги и пожертвования Строгановых за земли и прочие права, Высочайшими грамотами дарованные, как свидетельствуют самые грамоты и отечественная история, в нынешнее время выше всякой цены.

По кончине именитого человека (этим наименованием Высочайше удостоенного) Григория Дмитриевича Строганова, все движимое и недвижимое имение поступило по праву наследия, оставшимся трем сыновьям: Александру, Николаю и Сергею, которые императором Петром I-м, 1722 года Февраля 6 дня, наименованы баронами, и пожалованы им ордена: Александру Св. Александра Невского, Николаю и Сергею Св. Анны.

Между тем в 1715 году, в Государстве произведена была первая народная перепись, по которой, на пространстве жалованных Строгановым земель, по рекам Каме, Чусовой и по впадающим в них урочищам, оказалось в значительном числе сел и деревень.

Бароны Александр, Николай и Сергей Григорьевичи, в 1747 году разделили все доставшееся после отца их имение на три равные части. Барону Александру достались села: Троицкое, Насадское, Сергинское, Кишерское, Верхне-Муллинское, Нижне-Муллинское, Табарское, Беляевское, Крыловское, Камасинское, Калинское, Полазнинское, Паинское, Яйвенское; Николаю — села: Кыласовское, Орел Городок, Майкорское, Купросское, Кокшаровское, Юрическое, Кызвенское, Зюкайское, часть из Сепычевских деревень, Воскресенское, Дмитриевское, Рожественское, Козмодемьянское; Сергею — села: Слудское, Ильинское, Васильевское, Сретенское, Криветское, Карагайское, Сепычевское, Егвинское, Верх-Инвенское, Отевское, Кудымкорское, Юсвенское, Очерской-Острожек и Дальне-Дубровское, со всеми к тем селам принадлежащими деревнями и всякими устройствами и владениями. За тем, села: Усолье, Ленва, Булатово, Романово, Никулино, Пермское, Ростесское, Чусовские: Верхний и Нижний Городки, оставлены впредь без раздела в общем владении.

В это время существовало уже три завода, из нях достались: Александру: Юго-Камский, Николаю: Таманский и Сергею: Билимбаевский.

После барона Александра Григорьевича, все вообщее имение, доставшееся по разделу с братьями, поступило по праву наследия жене его Марье Артемьевне и дочерям Анне и Варваре Александровнам.

После барона Николая Григорьевича, имение наследовали сыновья его Александр, Григорий и Сергей Николаевичи, которые и разделили его между собою. Из них у Григория Николаевича детей не было, а потому доставшаяся ему часть имения продана г. Лазареву. По смерти Сергея Николаевича, принадлежавшая часть наследства сыну его Александру, продана опекунами г. Всеволожскому. Часть же старшего брата Александра поступила в наследство сыну его Григорию Александровичу. [182]

После барона Сергея Григорьевича наследство получил сын его Александр Сергеевич, который в 1762 году, от Римского императора пожалован в графское достоинство, утвержденное именным императрицы Елизаветы Петровны указом. После же графа Александра Сергиевича имение поступило сыну его Павлу Александровичу, по смерти его была владелицей супруга его Софья Владимировна, которая при кончине своей передала в целом составе все дочери своей Наталье Павловне.

Наследницы имения барона Александра Григорьевича: баронесса Марья Артемьевна с дочерьми Анной и Варварой Александровнами в 1757 и 1763 годах, разделили оное по указным частям, из коих Баронесса получила из всего вообще имения недвижимого со ста по пятнадцати, а из движимого четвертую часть, да без жеребья, Хохловской завод, и часть из Кусье-Александровского завода; дочерям же по равной из всего вообще половине. Первая владетельница, т. е. баронесса Марья Артемьевна, в 1784 году продала г. Лазареву всю часть, доставшуюся ей во владение в Пермской губернии.

Дочери барона Александра Григорьевича были в супружестве: Анна Александровна за князем Михаилом Александровичем Голицыным, а Варвара Александровна за князем же Борисом Григорьевичем Шаховским. От сих последних имение поступило по наследству: от первой сыну князю Сергею Михайловичу и племянникам его князьям Михаилу и Федору Александровичам. Впоследствии последний уступил всю свою часть первому. По смерти же как самого князя Сергея Михайловича, так и племянника его Михаила, имение перешло сыну последнего Сергею Михайловичу; а от последней — Варвары Александровны, внуке ее Варваре Петровне, дочери Елизаветы Борисовны, бывшей в супружестве за князем Петром Федоровичем Шаховским. Варвара Петровна была в супружестве: за графом Павлом Андреевичем Шуваловым, графом Адольфом Антоновичем Полье и князем Георгием Оттовичем Бутера.

В выше описанном раздроблении, имение Строгановых остается и в настоящее время, которому нынешние владельцы: граф и графиня Строгановы, князь Голицын, княгиня Бутера-Радали, гг. Всеволожские и Лазарев.

В жалованном Строгановым пространстве земель, в некоторых местах существовали заселения государственных крестьян, которым со стороны Строгановых населяться не было делаемо никаких препятствий. Кроме этого они отдавали свои земли под монастыри и к оным для содержания; а также и по распоряжению Правительства на их же землях построились города: ныне губернский Пермь, уездный Оханск и заштатный Обвинск; заводы казенные: Мотовилихинский, Ягошихинский, Юговские, бывшие Висимской, Пыскорской и Аннинский монетный двор; равно в значительном числе в это время возникло с разрешения Правительства разных посторонних владельческих заводов, особенно в верху реки Чусовой.

В 1790 году, граф Александр Сергеевич Строганов, с согласия прочих наследников Строгановых, всеподданнейшим прошением просил на собственном их иждивении обмежевать принадлежащие им земли, по изображенным в жалованных грамотах границах, исключая те места, на которых находятся казенные заводы и селения государственных крестьян, потому что они (наследники), подражая ревности и любви к отечеству своих предков, по собственной и доброй воле, оставляют те места за заводами и государственными селениями, и, затем, между всеми [183] соучаствующими в Строгановском имении наследниками и покупщиками, сделать разделение так, чтоб каждый, имея точное и законное означение своего владения, мог удобнее и спокойнее пещись о собственном хозяйстве.

Вследствие изъявленной воли графом Строгановым как собственно от себя, так и за прочих участников Строгановского имения, в предыдущем пункте объясненной, Правительство постановило коренным законоположением, как к городам, состоящим на владельческих землях, так к казенным заводам и государственным селениям, не исключая и удельных, отмежевать все занятые ими земли до 1790 года и по ныне, то есть по время дошедшего до них межевания. Впрочем, наследники Строгановых имели дело, восходившее до Высочайшего рассмотрения, существо коего состояло в отыскании вознаграждения преимущественно за земли, отданные казною из Строгановской принадлежности посторонним частным владельцам в верху реки Чусовой. Государь Император Николай Павлович, по рассмотрении этого дела в 1828 году, Высочайшею резолюциею повелел: «В уважение заслуг в древние времена фамилии Строгановых, равно в память того, что последний в роде графов Строгановых, положил живот на поле чести, велеть Министру Финансов наделить заводы, нуждающиеся в лесах, из казенных пустопорожних и казне ненужных, и сим дело сие считать навсегда конченным».

Таковым Высочайшим благоволением, нынешние владельцы, единственно только наследники Строгановых, хотя и воспользовались, но с величайшим затруднением, по той причине, что Правительственные места затруднялись в отыскании пустопорожних и казне не нужных лесов. Так получили: граф Григорий Александрович Строганов отвод к Кыновскому заводу в Кунгурском уезде из приграниченных лесов к Серебрянскому заводу; князь Сергей Михайлович Голицын к Нытвенскому заводу Оханского уезда из состоящих в приграничении к Аннинскому уничтоженному монетному двору и княгиня Варвара Петровна Бутера-Радали к Лысвенскому и Юго-Камскому заводам, состоящим в Пермском же уезде — в двух местах: первом в Пермском же уезде из приграниченных лесов к Серебрянскому заводу по реке Чусовой, и из лесов в Чердынском уезде ведомства Пермской палаты государственных имуществ — по реке Кельтме.

Герб Строгановых, прежде существовавший

Герб разделен на две части, верхняя часть красная, на которой голова с шеей медвежьей, а в нижней части мех белый; поперег всего герба наискось с верху до низу перевязь волнистая, золотая, на которой три железных копий, на верху корона баронская, щит держат с обеих сторон два соболя. Со времени пожалования барона Александра Сергеевича Строганова в графское достоинство, к гербу прибавлено: на поверхности короны и шлема две соболиные с шеями головы и одноглавый орел.

Существо некоторых жалованных грамот Строгановых, на коих основывается история

В грамоте 7066 (1558) года написано: «Великий Государь, Царь и Великий Князь Иоанн Васильевич всея России, пожаловал Григория Аникиева сына Строганова, велел ему: ниже великия Перми за 88 верст по Каме реке по правою сторону, [184] с устья Лысвы речки, и по левую сторону Камы реки, против Пызновския курьи, вниз по обе стороны по Каме реке до Чусовыя реки, на черных лесах городок поставить, где бы было место крепко и осторожливо, и на городке и пушечки и пищали учинить, и пушкарей и пищальников устроить собою, для бережения от нагайских людей и от иных орд, и около того городка по речкам и по озерам и до вершин лес сечь, и пашни распахивать, и дворы ставить, и людей в тот городок призывать не письменных и не тяглых, а которые люди в тот городок кто придет Московского государства, или иных земель люди с деньгами, или с товары; соли, и рыбы, и иного товару купить, и тем людем вольно товары свои продавати и у них покупати безо всяких пошлин. А где в том месте росол найдет, ему варницы ставить и соль варить, и по рекам и озерам в тех местах рыбу ловить без оброчно. А льготы дано от Благовещеньева дни 7066 года, до Благовещеньева ж дни 7086 года. А кто к нему Григорью в город, и на посад, и около городка на пашни, на деревни и на починки прийдут жить не письменные и не тяглые люди, и с тем людей в те льготные двадцать лет, ямских и ямчюжных денег и иныя никакая подати и оброков не имать; и Пермским наместникам и их тиунам Григорья Строганова и его городка людей и крестьян ни в чем не судить; и на поруки их не давать, и праведчиком, и доводчиком и их людем не въезжать и не посылать к ним ни по что; а ведать и судить своих слобожан во всем ему Григорью самому. А кому будет иных городов людем до него Григорья дело, и тем людем на него Григорья иметь управныя грамоты, а по тем грамотам ставитись ему Григорью на Москве безприставно перед казначеи, на срок на Благовещеньев день. А как те урочныя лета отойдут, и Григорью Строганову все подати велеть возить к Москве в казну, чем писцы обложат, на тот же срок на Благовещеньев день. Да у него ж Григорья Строганова Сибирским послом, и Казанским и Пермским посланникам, как оне мимо тот ево городок поедут, подвод и проводников и корму не имать, а хлеб и соль и всякой запас торговым людем в городех держать, и послам и проезжим людем продавать по цене как меж себя купят и продают. А с Пермичами ему Григорью ни которые тяглы не тянуть, и счету с ними не держать ни в чем; и Пермичам в земляныя и лесные и всякая угодья, от Лысвы речки по Каме, по речкам и озерам и да вершин до Чусовыя реки, у него Григорья не вступаться ни которыми делы».

В грамоте 7076 (1568) года, написано: «Великий Государь Царь и Великий Князь Иоанн Васильевичь всея России, пожаловал Якова Аникиева сына Строганова, велел ему: на пустом месте, которое за братом его за Григорьем, в прежней жалованной грамоте написано, на реке на Чусовой, у соляного промысла, где оне росол нашли, крепости поделать, и городок поставить, и городовой снаряд учинить, и пушкарей, и пищальников, и воротников устроить, и сторожей держать собою, для бережения от нагайских людей и от иных орд; и около городка у соляного промысла варницы и дворы ставить по обе стороны Чусовыя реки, по речкам, и по озерам, и до вершин; а от Чусовыя реки по обе стороны Камы реки вниз на 20 верст, до Ласвинского бора, по речкам и по озерам и до вершин лес сечь, и пашни пахать, и пожни расчищать, и рыбными и иными всякими угодьи владеть, и людей не письменных и не тяглых призывать. А льготы ему на те новыя места по другую сторону Чусовыя реки по Каме вниз на 20 верст, по обе стороны Камы реки до Ласвинского бора, на 10 лет, в ту ж льготу, что преж сего дано брату ево Григорью от Благовещеньева дни 7076 года до Благовещеньева ж дни 7086 года». [185]

В грамоте 7080 (1572) года написано: «Велено Якову и Григорью Строгановым, выбрав у себя голову добра, да с ним охочих козаков сколько приберется со всяким оружием, да и Остяков и Вогуличь с охочими людьми и стрельцы и с козаки посылать войною ходить и воевать изменников Черемису, и Остяков и Нагайиев, которые Великому Государю изменили, и под Его же высокую руку тех изменников приводить всякими меры».

В грамоте 7082 (1574) года написано: «Великий Государь Царь и Великий Князь Иоанн Васильевичь всея России пожаловал, Якова и Григорья Аникиевых Строгановых, велел им меж Сибири, и Нагаю и Тахчеи, и на Тахчеях и на Тоболе реке крепости им поделать, и снаряд огненной, и пушкарей, и пищальников, и сторожей, от Сибирских и от Нагайских людей держать; и около крепостей у железного промыслу, и у рыбных ловель, и у пашен, по обе стороны Тоболы реки; и по речкам, по озерам и до вершин дворы ставить, и лес сечь, и пашни пахать, и угодьи делать; и людей призывать не письменных и не тяглых. А льготы на Тахчеи, и на Тобол реку, и с реками, и с озеры и до вершин, на пашни дано от Троицына дня 7082 года до Троицына ж дня 7102 года на 20 лет. И кто в те крепости к Якову и Григорью жить придут, и деревни и починки учнут ставить, и пашню распахивать, и в те льготные лета никакия подати и с промыслов и с угодей оброку никакого не имать. А данных Остяков и Вогуличь и жен их и детей, от Сибирцов — от ратных людей приходу, велено Якову и Григорью беречь у своих крепостей. А на Сибирского народа велено им Якову и Григорью збирая охочих людей, и Остяков, и Вогуличь, и Юричь, и Самоед, своими козаки и снарядом своим посылать воевать, и в полон Сибирцов имать, и в дань за Него Великого Государя приводить».

В грамоте 7099 (1591) года, Великого Государя Царя и Великого Князя Феодора Иоанновича Всея России, написано: «Пожаловал Он Великий Государь Никиту Григорьева Строганова, велел ему вотчиною ево Орлом Городком слободою, и с варницами, и с деревнями, и с починки и со всеми к ним угодьи владеть по прежнему по писцовым книгам писца и меры Ивана Яхонтова 7087 года, и посадских людей, и крестьян во всяких меж ими делах судить ему Никите самому или кому он прикажет, а Пермским наместникам, и воеводам и приказным людям, ево Никиту, и людей ево, и Орловских посадских людей, и Орловского уезда крестьян судить и к нему в вотчину въезжать и посылать, опричь разбою и татьбы, с поличным ни во что не велено».

В грамоте 7105—1597 года написано: «Он же Великий Государь Царь и Великий Князь Феодор Иоанновичь всея России, ево ж Никиту Григорьева сына Строганова пожаловал, велел ему ниже Перми великой и их вотчин, дать в вотчину ж: по Каме реке полтретья ста верст, а от Казани пол осма ста верст, от Ласьвы речки вниз по Каме по правой стороне до речки до Ашапу, и в той меже в Каму реку по обе стороны речки в пали: Сюзьва, да Нытва, да Юг, да Очер, да Ашап, и по Каме реке от Ласьвы речки вниз до Ашапу по обе стороны иныя малыя речки дикия, которыя впали в Ласьву и Сюзьву, и в Нытву, и в Юг, и в Очер, и в Ашап по обе ж стороны с устей и до вершин, берега пустые, и леса дикие, и селища Чудския, заросли, и истоки, и озерка, и островки, и наволочки. И в тех местах велено ему, на речке на Ласьве или буде на которой реке, которыя в той жалованной грамоте написаны, где доведется в Казанской земле для приходу воинских людей поставить острог, [186] пашенных людей называть и дворы ставить, и пашни в тех местах распахивать, и пожни расчищать, и в реках и в озерах рыба ловить; а где буде в тех местах соляные росолы найдут и ему Никите варницы ставить и соль варить. А льготы на те места дано от Благовещеньева дня 105 года, до Благовещеньева ж дня 120 года на 15 лет; а как те льготные годы отойдут, и ему Никите дань плотить чем писцы описав обложат».

В грамоте Великого Государя Царя и Великого Князя Василия Иоанновича всея России, какова послана к Соли Вычегодской к Максиму и Никите Строгановым 7117 (1609) года, написано: «Велено им у Соли Вычегодской с посаду и с уезду собрать ратных людей со всяким оружием сколько будет пригоже, перед прежним вдвое, или втрое, известясь с тутошными ратными людьми, выслать до Вологды; а где тем ратным людям быть, о том на Вологду указ послан».

В грамоте Максиму, Никите, Андрею и Петру Сгрогановым в 7118 (1610) года написано: «Великий Государь Царь и Великий Князь Василий Иоанновичь всея России, указал на Устюге великом и у Соли Вычегодской приказным людям, дать из своей Государской казны из четвертных доходов, им Максиму, и Никите, и Андрею, и Петру, на их тамошние соляные промыслы денег сколько надобно за их службу, что они во многих городах, во время бывшего мятежа и смуты, помня Бога, и Пречистую Богородицу и Московских чудотворцов, и Его Великого Государя крестное целование, от Него Великого Государя не отступили, и во всем Ему служили и прямили, и денежною дачею и ратных людей».

В грамоте Великого Государя Царя и Великого Князя Василия Иоанновича всея России Самодержца 7118 (1610) года написано: «Пожаловал Он Великий Государь именитого человека Андрея Семеновича Строганова, за его к нему Великому Государю службу и раденье, что он в между усобную брань и во вражию смуту, будучи у Соли Вычегодской, Ему Великому Государю служил и прямил во всем, и от Московского государства неотступил, и к Литовским людям, и к Русским ворам не приставал, и за Православную Христианскую веру и за Него Великого Государя, против Поляков, и Литовских людей, и Русских воров стоял крепко безо всякого поколебания, и ратных многих людей, на Ево Великого Государя службу против воров посылал, и поморские, и Казанские городы от шатости и укреплял. Да у него ж иманы в казну многие деньги и даваны служилым людям на жалованье, и за те ево службы и радение, пожаловал Великий Государь ево Андрея Семеновича Строганова, велел в грамотах, и в наказах, так же боярам, и воеводам, и дворецким, и казначеям, и наместникам, и дьякам, и по городам приказным людям всего Московского Государства, во всяких делах писать к нему Андрею Семеновичу и к детям ево с вичем. А кто ево Андрея обесчестит, и ему указано за безсчестье против Московского лучшего гостя в двое сто рублев».

В грамоте 7200 (1692) года, Великих Государей Царей Иоанна Алексеевича и Петра Алексеевича всея России написано: «Дед Наш Великий Государь Царь и Великий Князь Михаил Феодоровичь, (в 7066 г.) пожаловал именитого человека Дмитрия Андреевича Строганова за службы отца ево именитого ж человека Андрея Семеновича, велел прежних Государей и свои жалованные грамоты, которыя у отца ево Дмитриева, Андрея с братом ево Петром были общие, а иныя особно переписать на ево Дмитриево имя, и указал Он Великий Государь во всем делать потому как [187] в той жалованной грамоте написано. И в прежних жалованных предков Наших Великих Государей, блаженныя памяти, Великих Государей Царей и Великих Князей Российских грамотах, каковы даны в прошлых 7066, 7072, 7076, 7082, 7099, 7105, 7116, 7118, 7122, 7123, 7128, 7132, 7133 и 7149 годах именитым людям: Григорью да Якову Никитичам, Никите Григорьевичу, Максиму Яковлевичу, Андрею Семеновичу, Ивану да Максиму Максимовичам, Дмитрию Андреевичу, Федору Петровичу и Данилу Ивановичу Строгановым написано: Велено им старинными вотчинами владеть по тем выше объясненным грамотам, и ни в чем тех грамот рудить не велено, и быть так как в тех грамотах написано. А Казанским, и Пермским, и Сибирским, и иных городов наместникам, и боярам, и воеводам, и всяким приказным людям, их именитых людей, и их крестьян, и посадских людей, и работников судить ни в чем, и в вотчины их въезжать и посылать ни почто никого, опричь разбою и татьбы, с поличным не велено. А Казанским же и Пермским наместникам, и боярам, и воеводам, и гонцем, и Осинским, и иным всяким приказным и проезжим людям сухим путем подвод и проводников, и кормов, и никаких всяких поборов, а водяным путем судов, и всяких судовых снастей имать у них не велено ж. И с Пермичи и с Усольцы, и с Осинцы ни в какие Сибирские отпуски, и запасов и судов, и людей, и плотников, и посомных людей не отпускать, и службы никакие не служить, и счету никоторого с ними Пермичами и с Усольцы, ни в чем не держать, опричь ратного вестового дела, которые погонят мимо тех их вотчин в Казань и в Пермь. А дань и оброк с тех вотчин плотить им на Москве в Казанском и в Мещерском дворце по писцовым книгам. А где случится в отъезде быть им именитым нашим людям, и их детям, и братьям, и племянникам, или куда оне пошлют людей своих, и крестьян, и работников с товары и без товаров, и по всем городам боярам, и воеводам, и всяким приказным людям судом и управою их именитых людей, и людей их, и работников их ни где ни в каких делах не ведать и не судить; и ни где, ни для каких дел ни какова задержания и остановки и тесноты им не чинить; и на реках и на мостах, и на перевозах моста, и головщины, и мостовщины с них именитых людей, и с людей их, и с крестьян, и с работников ни где не имать, чтоб им в том одно лично ни где мотчания никакова и простого не было. И ставитися им везде на дворех велено безъявочно. Также всякое питье им именитым людем про себя велено держать безъявочно ж. А кому до них именитых людей, и до людей их, и до крестьян, и до работников будет какое дело и их судом велено ведать на Москве; и у суда и у веры им именитым людем самим не ставиться, а велено вместо их искати и отвечати людем их на Москве на срок на Благовещеньев день».

В грамоте Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича 7181 (1673) года, написано: «Пожаловал Он Великий Государь по своему Царскому милосердому осмотрению в своих государствах именитого человека Григорья Дмитриевича Строганова, за службы именитых же людей деда ево Андрея Семеновича, да отца ево Дмитрия Андреевича Строгановых, что они в между усобную брань и в смуту будучи у Соли Вычегодской, предкам Нашим Государским служили и прямили, и от Московского Государства не отступали, и к Литовским, и к Польским людем, и к Русским ворам не приставали; и против Литовских и Польских людей и Русских воров стояли крепко; и ратных многих, людей против воров посылали, и Поморские [188] Казанские городы от шатости укрепляли. Да у Андрея Строганова, во время мимошедшее, как стояли под Москвою бояре Наши и воеводы князь Дмитрий Пожарский и Прокопий Ляпунов, и по городам, взяты у него Андрея многия деньги ратным людем на жалованье. Да прадед же ево Григорья, служа и радея предкам Нашим Государским, призвал с Волги атаманов и казаков — Ермака с товарищи в свои вотчины, и на помощь ему ратных многих людей наймывал, и всему войску помощь чинил, и деньги, и платье, и боевое ружье, и порох, и свинец, и всякой запас к воинскому делу из заводов своих и пожитков давал, и дворовых своих людей с ними посылал; и Сибирское государство они взяли и под Нашу высокую руку Сибирцев привели. Да в 7124 году, как изменили Казанские Татарове, Чуваша, и Черемиса, и Остяки, и Башкирцы, и стояли под Казанью, и дед его именитого человека Григорья Дмитриевича, служа и радея предкам Нашим, не жалея своих пожитков, наймывал своими деньгами многих людей и посылал их под осадныя места, и запас всякой, и боевое ружье, и порох, и свинец давал из своей казны; и Осу, и Сарапул выручили, и Татары многих побили, а достальных привели под Нашу Государскую воинскую руку. Да в прошлых же годех при Царе и Великом Князе Иоанне Васильевиче всея России, и после в Московское раззорение бояре Наши и воеводы Князь Дмитрий Тимофеевичь Трубецкий, да Князь Дмитрий Михайловичь Пожарский, да думной дворянин Козма Минин, да Прокопий Ляпунов, у прадедов его и у дедов после смутного времени, у Андрея, и у Петра, и у Максима, и у Федора, и у Данила, и у отца его Григорья Дмитриевича, пятинных, и запросных денег, и солдатских, и немецких кормов, и посошных людей, и подымных денег с вотчин, и соляных двугривенных и по алтынных пошлин, и с их промыслов, и платья, и жемчугу, и сосудов серебряных, и хлеба, и соли, и всяких пожитков взято по 7158 год в казну четыреста двадцать три тысячи семь сот шесть рублев. А что при Царе и Великим Князе Василие Иоанновиче, у гостей деньги иманы, и даваны им в том из казны заклады жемчугом, и золотом, и сосудами серебряными, и Нижегородцы посадские люди, те свои деньги, из таможенных и из кабацких доходов взяли назад. А прадеды и деды ево, из Нашей казны, закладов и тех денег не имали, и в том прибыли себе не искали, а служили и работали Нам и всему Московскому Государству верою и правдою во всем. Да в 7158 году, в Смоленскую службу, отец его Григорья Дмитриевича, Дмитрий Андреевичь, и дядя его Федор и брат ево Данило и он Григорий Дмитриевичь, не жалея своих пожитков, дали в Нашу казну, ратным людям на жалованье, пятинных, и десятинных и пятиалтынных денег, и соляных и гривенных пошлин, и данных, и оброчных по 7181 год четыреста осмнадцать тысячь пятдесят шесть рублев девять алтын. Да в Смоленскую ж службу, у отца ево Дмитрия Андреевича и дяди ево Федора, и у брата ево Данила Строгановых, с Пермских и Усольских вотчин взято с пяти дворов по человеку; и были на Кунгуре и на Степанове Городище многие годы на сих проторях. И Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, по своему царскому милосердому осмотрению, именитого человека Григорья Дмитриевича пожаловал по прежним жалованным грамотам Царей Великого Князя Василия Иоанновича, каковы даны Никите, Андрею и Петру Семеновичам».

В грамоте 7200 (1692) года, написано: «Мы Пресветлейшие и Державнейшие Великие Государи, Цари и Великие Князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич всея [189] Великия и Малыя России Самодержцы, и многих Государств и земель восточных и западных и северных отчичи и дедичи, и наследники и Государи и обладатели, Наше Царское Величество, слушав из всех старых жалованных и правой грамот, и из сотной, и из выписей, и из писцовых, и из переписных, и из отказных книг, и из дач, и из челобитья выписки, пожаловали именитого человека Григорья Дмитриевича Строганова, за многия прежния службы и радение, и денежные многие платежи прародителей его, также деда и отца его, и за ево ж службы и радение, и за многие денежные платежи, велели ему Григорью Дмитриевичу, и жене его, и детям, и внучатам, и впредь по нем будущим роду ево, теми всеми выше описанными, ниже Перми великой, и у Соли Вычегодской, и на Устюге великом, и выше Осинской слободы, и в иных местах, родовыми, и выслуженными, и купленными вотчинами, и городками, и острожками, и Чусовским, Сылвенским, Яйвенским, Очерским, Орлом, и Новым Усольем, и Кишерскою вотчиною, селом Воскресенским с деревнями, и данными, и купленными, и оброчными землями, и деревнями, и починками, и пустошми, и с дворовыми людьми, и со крестьяны, и с бобыли, и с посадскими людьми, и с варницами, и с мельницами, и со всякими заводы, и в городех дворами, и лавками, и анбарами, и дворовыми, и анбарными местами, и пашенными землями, и сенными покосы, и реками, и озеры, и истоки, и малыми речками с устей и до вершин с рыбными и звериными ловлями, и со всякими угодьи; и что к тем городкам, и острожкам, и к селам, и к слободам, к деревням, и к починкам в выше объявленных жалованных грамотах, и в сотной, и в выписях, и в крепостях, и по здачам родовых и купленных вотчин в дачах и в писцовых, и в переписных, и в отказных книгах написано; со всеми тех ево вотчин, и с оброчными угодьи, и рекою Весляною с упалыми речками, и с лесы, и со всеми угодьи влодеть впредь не отъемлемо, потому ж как владели из стари прародители ево Григорьевы, и дед и отец ево и он Григорий по прежним жалованным и правой грамотам, и по сотной, и по писцовым, и по переписным, и по отказным книгам, и по всяким крепостям, что написано в прежних жалованных грамотах предков Наших Государевых, блаженныя памяти, Великих Государей Царей и Великих Князей Российских, и деда Нашего Великих Государей, блаженныя ж памяти Великого Государя Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича, всея Великия России Самодержца, и прадеда Нашего блаженныя ж памяти Великого Государя Святейшого Патриарха Филарета Никитича Московского и всея России и отца Нашего Великих Государей, блаженныя ж памяти и вечно достойныя, Великого Государя Царя и Великого Князя Алексия Михайловича всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца и брата Нашего Великих Государей, блаженныя ж памяти, Великого Государя Царя и Великого Князя Федора Алексеевича всея Великая и Малыя и Белыя России Самодержца, также и в Наших Великих Государей Нашего Царского Величества жалованных же прежних грамотах, и в имянных Наших указех, и в писцовых, и в переписных, и в отказных книгах, и в дачах, и во всяких крепостях написано; и по сей Нашей Великих Государей Нашего Царского Величества милостивой жалованной грамоте написано, и того всего Мы Великие Государи Наше Царское Величество нарушать и переменять ни в чем не велели; а указали Мы Великие Государи Наше Царское Величество тому всему, как в прежних старых и в новых Наших жалованных грамотах и в Наших Великих Государей имянных указах, и во всяких [190] крепостях написано, быть непременну, и в прежней своей силе и крепости, ныне и впредь нерушиму и не отъемлему в вечные роды. И то все вышеписанное силою Нашей Царского Величества милостивой жалованной грамоты ствержаем и укрепляем».

Всех жалованных Строгановым грамот, по делам Правительствующего Сената известных двадцать восемь.

Замечания достойно то, что еще в половине XV века Строгановы выкупили из плена Казанского, Великого Князя Московского Василия Васильевича Темного. Это дает повод думать, что они уже тогда были богаты и вели большие торговые обороты с востоком. Доказывается же это еще и тем, что самое Государство Российское знало и иногда просило у них значительных пособий, например: в письме боярина князя Михаила Васильевича Шуйского, Максиму Яковлевичу, 7117 года, между прочим, сказано: «Ратным людем иноземцам найму дать нечево, и в Государевой казне денег мало, а Государь на Москве от воров сидит в осаде, и чтоб оне Строгановы сами своим людем говорили, и дали на наем ратных людей денег, и сукон, и камки, и тавты, и сами бы к нему в полки скоро пришли». — Подобно этому, того-ж 7117 года, Великий Князь Василий Иоаннович, Максиму Яковлевичу и Никите Григорьевичу писал: «Всемирного ради греха, а по заводу Литовских людей, и воры Русские люди совокупились с Литовскими людьми, в нашем Российском государстве многие городы и волости смутили, и какия злыя и нестерпимыя беды поделали, и многим людем раззорение, грабежи, убийства, плен и расхищение учинили, а которые бояре и дворяне и всякие служилые люди, помня Бога в осаде сидели, и всякую нужду и голод претерпевали, и Нам служили на боях и на осторожах безпрестани, и Наше жалованье издавано им деньгами, золотом, и жемчугом и рухлядью, в том казна наша истощала. И как к вам сия Наша грамота прийдет, и вы б по памятовали к себе Наше жалованье, и свою к Нам прежнюю службу и радение, Нас ссудили, дали Нам взаймы денег, чем бы Нам служилых людей пожаловать, и чтоб Божиим милосердием и пречистыя Богородицы заступлением и всех Святых молитвами, а бояр Наших и дворян служилых людей, к Нам прямою службою и вашим воспоминанием, Литовских людей и Русских воров одолеть. За то какия вы от Бога милости сподоблены будете, а от Нас великое жалованье и честь приимите».

И, наконец, не лишне заметить и то, что Строгановы, пользуясь Высочайшими милостями от престола Российского и участием славы Ермака, в покорении Сибири не пожелали никакой себе части во владение из этого покоренного края, заключающего в себе многие различные богатства, а довольствуясь благоприятною вестию атаманов, тотчас поспешили в Москву, донесли Государю о всех подробностях и просили Его утвердить всю Сибирь за Россиею.

(Пермские губернские ведомости.— 1862.— 22 июня, № 25; 29 июня, № 26; 6 июля, № 27.)

Текст воспроизведен по изданию: Род Строгановых. Челябинск. ТО "Каменный пояс. 2005

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.