Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ДВЕ КАБАЛЫ КНЯЗЯ Ю. И. МЕЗЕЦКОГО ИЗ АРХИВА МОСКОВСКОГО БОГОЯВЛЕНСКОГО МОНАСТЫРЯ

Совсем недавно В. Д. Назаров и Т. Н. Алексинская опубликовали большую группу древнейших документов вотчинного архива Богоявленского монастыря, «что на Москве за Торгом», происходящих из копийной книги обители 1680-82 гг. 1 Анализируя историю этого сборника, В. Д. Назаров убедительно доказал, что он восходит к составленному в 1604 г. протографу, источники которого – подлинники и ранние списки богоявленских актов – были утрачены в Смуту 2. Вывод исследователя о гибели большей части архива обители подтверждается фактом отсутствия каких-либо позднейших известий о наличии в монастыре как оригиналов актов, так и материалов по его землевладению в XIV–XVI вв, не зафиксированных в копийной книге. Найденные же А. В. Антоновым в фонде Поместного приказа РГАДА списки (1660-х гг. и 1680 г.) двух богоявленских грамот XVI в, по всей видимости, также восходят к протографу копийной книги 1680-82 гг.; во всяком случае, в составе последней их тексты присутствуют 3.

В то же время наше несогласие вызывает занятая В. Д. Назаровым позиция в вопросе о путях дальнейшей реконструкции богоявленского вотчинного архива: по его мнению актами из копийного сборника, а также четыремя синодиками вообще «исчерпывается документальная база по истории монастыря» за период до XVII в. 4 Спорность этого утверждения возрастает после публикации В. Д. Назаровым и Т. Н. Алексинской в составе все той же подборки богоявленских актов правой грамоты 1578 г. из архива Троице-Сергиева монастыря, в состав которой включен текст явочной челобитной, поданной в 1576 г. богоявленскими старцами Ивану IV в ходе их тяжбы с троицкими властями относительно владельческой принадлежности села Алексина в Стародубе Ряполовском 5.

Непонятно, почему исследователи обратили внимание лишь на один документ такого рода. Нам же известен целый ряд актов, имеющих непосредственное [259] отношение к Богоявленскому монастырю, хотя и происходящих из архивов других духовных корпораций. Семь из них освещают историю села Глумова и сельца (деревни) Банева в Суздальском уезде, отобранных Иваном Грозным в середине 1560-х гг. у богоявленского старца Ионы Протопопова (в качестве компенсации за конфискованные владения последний получил село Алексино в Стародубе Ряполовском, которое впоследствии было завещано им Богоявленскому монастырю) 6. Это, во-первых, купчая князя Ивана Меньшого Михайлова сына Мезецкого у его старших братьев и очищальная запись последних на три жеребья села Глумова (1522/23 г.) 7; во-вторых, закладная кабала на то же село князя И. М. Мезецкого тестю – протопопу кремлевского Благовещенского собора Василию Кузьмичу (1523 г.) 8; в-третьих, отдельная грамота сыну Василия Кузьмича Ионе Протопопову, уже являвшемуся к тому времени богоявленским иноком, на сельцо Банево (1562/63 г.) 9; и наконец, в-четвертых, духовные Василия Кузьмича (1531/32 г.), его жены Марфы (1560/61 г.) и их внучки – княгини Авдотьи Ивановны Шемякиной Пронской (1564/65 г.), в которых оговаривались условия перехода села Глумова и сельца Банева в собственность Богоявленского монастыря 10. Еще в двух актах Иона Протопопов выступает уже как владелец села Алексина в Стародубе Ряполовском – в разъезжей на земли сел Алексина, Лучкина и Васильевского (1566/67 г.) и в жалованной тарханно-оброчной и несудимой грамоте митрополита Кирилла причту церквей Рождества Богородицы в селе Алексине и Архангела Михаила в селе Лучкине (1569 г.; см. также подтверждение митрополита Антония 1573 г.) 11. Другая богоявленская вотчина в Стародубе – село Дубакино фигурирует в разъезжей землям князя Ивана Борисовича Ромодановского с землями князя Юрия Ивановича Шапкина Мезецкого и Богоявленского монастыря (1567 г.) 12. Итого 10 актов.

Конечно, эта цифра условна, поскольку нам точно не известно, все ли указанные выше акты действительно попали (хотя бы на непродолжительное время) в руки богоявленских старцев. В то же время не вызывает сомнения факт присутствия в стенах обители в середине 70-х гг. XVI в. документов вотчинного архива Протопоповых. По свидетельству богоявленских властей крепости Протопоповых в 1576 г. были выкрадены слугой того же монастыря Р. В. Копиловым (Капиловым) и переданы им братии Троице-Сергиевой обители 13. Выдвинутая богоявленскими иноками версия об обстоятельствах утраты интересующих нас материалов похоже близка к истине. Во-первых, лишь она дает простое и убедительное объяснение тому, как акты Протопоповых, не [260] принадлежавших к числу вкладчиков Троице-Сергиева монастыря, очутились в составе архива последнего. Во-вторых, именно отсутствие в Богоявленском монастыре владельческой документации на село Алексино в Стародубе послужило основным аргументом для вынесения судебного решения о передаче указанной вотчины в собственность троицкой корпорации, располагавшей всеми необходимыми бумагами 14. Наконец, в-третьих, причастность Р. В. Копилова к краже подтверждается известием о том, что в начале 90-х гг. XVI в. он в качестве слуги уже Троице-Сергиева монастыря проживал в одной из деревень, тянувшей все к тому же селу Алексину 15.

Думаем, что древность Богоявленского монастыря, а также обширность его владений позволяют надеяться на возможность обнаружения и других ранее неизвестных богоявленских актов XV-XVI вв. Наиболее перспективной областью их поиска мы считаем архивы крупнейших духовных корпораций Москвы и Замосковного края. Об оправданности такого рода ожиданий свидетельствуют две публикуемые ниже кабалы, происходящие из фондов Государственного архива Владимирской области (ГАВО).

Первая кабала, отложившаяся в документах Суздальского Покровского девичьего монастыря 16, в 1996 г. была издана С. М. Каштановым 17. В публикации исследователь не смог идентифицировать личности послухов, а главное атрибутировать акт как принадлежащий архиву московского Богоявленского монастыря 18. Поскольку именно по этой причине грамота не попала в вышедшие в свет позднее хронологический перечень актов обители А. В. Антонова и подборку богоявленских актов, подготовленную В. Д. Назаровым и Т. Н. Алексинской, мы считаем необходимым осуществить повторную публикацию этого источника.

К настоящему времени сохранился лишь конец кабалы, содержащий перечень послухов и их рукоприкладства. Тем не менее, принадлежность грамоты архиву Богоявленского монастыря доказывается предшествующим ее тексту заголовком, составленным архивными работниками во время формирования дела (до 4 июля 1941 г.): «1559. Заемная запись князя Юрия Мезецкова Шапкина. (Занял деньги 40 р. у Богоявленских старцев под залог мельницы)» 19. Следовательно, начало акта было утрачено не ранее 40-х гг. XX в.: вероятнее всего, это произошло при расклеивании столбцов с текстом кабалы. Упоминаемых в заголовке грамоты «богоявленских старцев» мы склонны отождествлять с братией московского Богоявленского монастыря: власти именно этой обители еще по крайней мере дважды предоставляли ссуды князю Ю. И. Шапкину Мезецкому (подробнее см. ниже), тогда как о характере контактов и мотивах сотрудничества последнего с другими духовными корпорациями приходится только догадываться. [261] Дополнительным, хотя и косвенным аргументом в пользу нашей точки зрения является факт присутствия среди послухов кабалы дьяка Дмитрия Васильева, имя которого мы также находим и во втором публикуемом нами акте, чья принадлежность архиву московского Богоявленского монастыря не вызывает сомнений.

Ответ на вопрос, как рассматриваемая кабала попала в собрание покровских актов, дает локализация отданной князем в заклад мельницы. Сам факт обнаружения источника в документах Покровского монастыря уже свидетельствует о переходе в собственность обители каких-то земель, ранее принадлежавших князю Ю. И. Шапкину Мезецкому. Единственной известной вотчиной князя является село Васильевское (ныне Шапкино) в Стародубе Ряполовском. К селу тянули деревни и угодья по обоим берегам нижнего течения реки Шижехты и по левому берегу реки Клязьмы, в которую Шижехта впадает 20. Значит, именно в этом районе нужно искать владения Покровского монастыря, а на их территории то место, где располагалась мельница, заложенная князем Ю. И. Шапкиным Мезецким Богоявленскому монастырю. И действительно, в писцовых книгах XVII в. на реке Шижехте мы находим небольшую вотчину Покровского монастыря (2 деревни и 8 пустошей), полученную обителью в 1567/68 г. от князя Ивана Борисовича Ромодановского 21. Сама данная князя И. Б. Ромодановского Покровскому монастырю пока не отыскана, однако в ее изложении отмечено, что вклад был сделан князем «в Стародубе Ряполовском в Олексине на вотчину свою куплю селцо деревню Щетининскую з деревнями да с мел[н]ицею на реке на Шижехте» 22. Шесть деревень этой вотчины князь купил в 1553/54 г. у князя Василия Ивановича Коврова, которому они достались в качестве приданного от тестя, князя Семена Михайловича Мезецкого 23. Неясны обстоятельства приобретения князем И. Б. Ромодановским остальной части впоследствии переданной им в Покровский монастырь вотчины – сельца Щетининского с деревнями Нестерово, Княгининская (Княжье) и починком Коромысловым, а также мельницы на реке Шижехте. Тем не менее факт соседства всего этого вотчинного комплекса в 1567 г. лишь с одним светским землевладельцем – князем Ю. И. Шапкиным Мезецким 24, – подводит нас к выводу о том, что только ему названные поселения могли принадлежать по крайней мере до конца 1550-х гг., и что под залог именно этой мельницы ему пришлось занимать деньги у богоявленских старцев. Следовательно, интересующая нас кабала, равно как и упомянутая выше купчая (продажная) князя В. И. Коврова, была передана Покровскому монастырю князем И. Б. Ромодановским в качестве дополнительной [262]владельческой документации, подтверждавшей законность совершенного им вклада в эту обитель. Кстати, при обращении к актам нельзя не заметить, что указанные владения князя Ю. И. Шапкина Мезецкого (как те, что были проданы им князю И. Б. Ромодановскому, так и те, что фигурировали в составе его вотчины в 1567 г.) лежали чересполосно основному массиву его вотчины, а рассматриваемая мельница находилась значительно выше по течению Шижехты, нежели мельница принадлежавшая в 1538 г. его отцу 25. На наш взгляд, данное противоречие объясняется следующим образом. Дело в том, что еще ранее земли в среднем течении реки Шижехты принадлежали бездетному князю Петру Михайловичу Мезецкому. В документах наиболее подробно освещена судьба лишь той части расположенных в указанном районе выморочных владений последнего, что досталась его брату князю С. М. Мезецкому: в 40-е гг. XVI в. тот отдал их в приданное зятьям князю В. И. Коврову и князю П. Б. Пожарскому, а деревню Дубакинскую (Дубакино), впоследствии ставшую центром стародуб-ской вотчины Богоявленского монастыря, продал княгине Авдотье Горбатой 26. В свете этих данных мы вполне можем заключить, что и находившаяся поблизости от них анклавная вотчина князя Ю. И. Шапкина Мезецкого, состоявшая из ряда деревень и мельницы на реке Шижехте, была получена им, вероятнее всего, также по наследству от князя П. М. Мезецкого.

Обратимся к рассмотрению второй кабалы. Она была обнаружена в одном из дел Владимирской губернской межевой канцелярии, которое представляет собой сравнительно поздний (1747 г.) список писцовой книги Я. П. Вельяминова и подьячего Ф. Андреева на владения Троице-Сергиева монастыря в Стародубе Ряполовском, составленной ими в 1592/93-1593/94 гг. и впоследствии опубликованной Н. В. Калачовым 27. Список писцовой книги из ГАВО имеет две особенности. Во-первых, следует отметить многочисленные разночтения между ним и другими, хранящимися в РГАДА 28 и РГБ 29, более ранними списками этого источника. Как ни странно, варианты, предлагаемые списком ГАВО, в подавляющем большинстве случаев являются более полными и органичнее вписываются в общую структуру текста 30. Во-вторых, он включает в себя [263] следующие ранее неизвестные тексты, отражающие деятельность вышеназванных писцов на территории Стародуба: писцовое описание пустошей Перхово-Пелхово и Коптевской-Юрково, находившихся в споре между Троице-Сергиевым монастырем и князем Иваном Юрьевичем Мезецким; писцовое описание деревень Тезебино и Кулаково, чья принадлежность Троице-Сергиеву монастырю не была подкреплена документально; межевое описание землям села Алексина Троице-Сергиева монастыря с землями села Васильевского князя И. Ю. Мезецкого 31. Присутствие указанных текстов в составе писцовой книги из ГАВО позволяет утверждать, что последняя, в отличие от других списков рассматриваемого источника, восходит непосредственно к черновику описания троицких вотчин, копия которого была вручена писцами монастырскому приказчику в Стародубе Ряполовском вскоре после окончания своей работы, тогда как в утвержденный впоследствии в Москве беловой вариант писцовой книги указанные материалы уже не вошли. Кстати, именно полный вариант писцового описания стародубских вотчин Троице-Сергиева монастыря 1592/93–1593/94 гг. привлекался для составления в 1598-99 гг. платежной книги обители 32. Присутствующее в платежной книге известие о передаче в 1596/97 г. спорных пустошей Перхово-Пелхово и Коптевской-Юрково князю И. Ю. Мезецкому 33 раскрывает нам причину, по которой описание этих владений не было включено в окончательную редакцию интересующей нас писцовой книги. Почему туда не попало также и описание деревень Тезебино и Кулаково, мы не знаем. Заметим лишь, что троицкие власти в конце концов все же сумели доказать правомочность своих притязаний на обладание ими (скорее всего для этих целей была привлечена жалованная данная грамота князя С. И. Хрипуна Ряполовского, по которой монастырь еще в XV в. получил деревню Тезебино) 34 и не позднее конца 20-х – начала 30-х гг. XVII в. добились их возвращения в состав своей латифундии 35.

Среди вновь найденных документов наибольший интерес вызывает писцовое описание спорных пустошей Перхово-Пелхово и Коптевской-Юрково, поскольку в него включен текст неизвестной по другим источникам закладной кабалы князя Юрия Ивановича Шапкина Мезецкого властям Богоявленского монастыря, согласно которой зимой 1560 г. обитель предоставила князю крупную (60 рублей) ссуду под залог последним части своей вотчины в Стародубе Ряполовском. Принадлежность кабалы архиву именно московского (а не какого-либо другого) Богоявленского монастыря устанавливается по упоминанию в ней игумена Феодосия, но в большей степени благодаря отмеченному в писцовом [264] описании заявлению князя И. Ю. Мезецкого о том, что «золожил был отец его те деревни у Богоявленскова монастыря, что на Москве за Торгом» 36.

Примечательно, что в обоих актах контрагентом богоявленских старцев выступает князь Юрий Иванович Шапкин Мезецкий. Сведений о нем сохранилось немного. В официальной документации его имя встречается лишь однажды: в тексте Дворовой тетради он вместе с дядей князем Семеном Михайловичем Мезецким показан помещиком в Стародубе 37. По верному замечанию В. Б. Кобрина применительно к князьям Мезецким термин «помещик» был употреблен источником в его архаическом значении, «когда помещиком называли всякого служилого человека, перемещенного на новое место» 38. И действительно, князья Мезецкие обосновались в Стародубе Ряполовском лишь на рубеже XV–XVI столетий, после того как князь Михаил Романович Мезецкий по обмену с Иваном III получил в вотчину территорию бывшего Алексинского стана 39. Не входя в корпорацию стародубских княжат, Мезецкие не подпадали под ограничительные статьи уложений о вотчинах Ивана III и Василия III и Соборного приговора 1551 г., а потому активно продавали, закладывали и давали в монастыри свои земли. В частности, интересующий нас князь Ю. И. Шапкин Мезецкий только в 50-60-е гг. XVI в. несколько раз получал ссуды под залог доставшихся ему по наследству владений. Так, все тому же Богоявленскому монастырю он заложил в 10 рублях пустошь Коптевскую-Юрково 40, а своей кузине княгине Авдотье Ивановне Шемякиной Пронской – две деревни в 15 рублях; в духовной (1564/65 г.) княгиня, простив указанный долг, завещала ему еще десять деревень, тянувших к ее селу Алексину 41, которые тот скорее всего не получил: в писцовом описании 1592/93–1593/94 гг. в составе вотчинного комплекса села Алексина фигурируют по меньшей мере семь из десяти предназначавшихся князю деревень 42, равно как и деревни, которые по тому же завещанию должны были унаследовать княгини М. С. Коврова и Ф. С. Пожарская 43. Завершая рассмотрение вопроса о землевладении князя Ю. И. Шапкина Мезецкого, отметим, что еще в 1540-50-е гг. [265] князь отдал в заклад брату тестя Семену Дмитриевичу Пешкову Сабурову приданную вотчину своей супруги сельцо Босиху в Костромском уезде 44.

Отмеченные эпизоды из жизни князя Ю. И. Шапкина Мезецкого красноречиво говорят об одном: к началу 1560-х гг. его финансы были изрядно расстроены, что и стало мотивом сотрудничества разорившегося аристократа с богоявленскими старцами. Но и сам монастырь был сильно заинтересован в закабалении князя. На эту мысль наводит географическая локализация упомянутых во второй кабале поселений, два из которых – Пельхово и Сергеево существуют и в настоящее время. Примерно в четырех километрах к западу от них находится деревня Дубакино, с 1558 г. ставшее центром стародубской вотчины Богоявленского монастыря 45. Тут же располагались и другие владения князя Ю. И. Шапкина Мезецкого, которые он закладывал богоявленским старцам: в трех километрах к северу от деревни Дубакино стояла мельница на реке Шижехте, а вблизи нее – деревня Коптево (Коптевская, Юрково тож), запустевшая еще в середине XVI в. 46 Вывод очевиден: ссужая деньги своему титулованному соседу, обитель прежде всего заботилась о расширении и округлении собственной латифундии, преследуя, в конечном счете, цель создания крупной монастырской вотчины в северо-западной части Стародуба Ряполовского. Однако вопреки расчетам монахов на некредитоспособность князя тому все же удалось выкупить (возможно чужими деньгами, поскольку сам он вряд ли располагал свободными средствами) заложенные мельницу и деревни, и если мельница, как было показано выше, вскоре оказалась в вотчине Суздальского Покровского монастыря, то деревнями его сын продолжал владеть и в 90-х гг. XVI в. 47

Обратим внимание, что текст второй кабалы сообщает оригинальные известия о действовавших на рубеже 50-60-х гг. XVI в. семи неизвестных ранее членах братии Богоявленского монастыря, причем у троих из них указаны фамильные прозвища. К сожалению, ввиду недостатка имеющихся у нас данных о келаре Сергии Шихове и соборном старце Павле Кубасове, сказать что-либо определенное об этих лицах не представляется возможным 48. Зато [266] принадлежность Севастьяна Ласкирева к знатному греческому роду Ласкиревых, происходивших от Федора Дмитриевича Ласкаря, выехавшего на Русь из Венгрии в 1496 г. 49, не вызывает сомнений. Учитывая то обстоятельство, что разбиравшиеся в финансовых вопросах обрусевшие греки Ховрины (с отраслями Головиных и Третьяковых) и Траханиотовы в XV–XVII вв. часто служили казначеями при государях, полагаем, что факт выполнения Севастьяном Ласкиревым обязанностей хранителя монастырской казны тоже не случаен и был вызван его знакомством с практикой ведения хозяйства и торговли другими греками, обосновавшимися в России.

Перейдем к характеристике личностей послухов. Имя лишь одного из них – дьяка Дмитрия Васильева, балахонского городового приказщика, присутствует в обеих публикуемых кабалах. В Стародубе Ряполовском, в соловарной слободе Холуе, располагавшейся неподалеку от владений князя Ю. И. Шапкина Мезецкого, ему принадлежала варница, которую он вместе с сыном Петром в 1546/47 г. дал вкладом в Троице-Сергиев монастырь 50. На основании этих фактов можно полагать, что в ходе сделок он представлял сторону князя, а не Богоявленского монастыря. Кроме того дьяк Дмитрий Васильев в середине 50-х гг. XVI в. упоминается в ряде актов по Костроме и Бежецку 51.

В первой кабале допущена ошибка в написании фамилии другого балахонца, губного старосты – вместо «Сротькин» следует читать «Строкин»: именно последний вариант мы находим в одном из холуйских актов 1541/42 г., в котором Савва Власьев сын Строкин выступал послухом 52.

На фоне остальных послухов своим происхождением и статусом выделяется князь Василий Иванович Ковров, тысячник III статьи по Стародубу 53. Он состоял в близком свойстве с князем Ю. И. Шапкиным Мезецким благодаря браку с кузиной последнего княжной Марией Семеновной Мезецкой. В 1554/55– 1558 гг. князь В. И. Ковров несколько раз послушествовал в стародубских актах 54. Последнее прижизненное упоминание о нем сохранила вкладная книга [267] Троице-Сергиева монастыря: 16 февраля 1560 г. князь выкупил у обители вкладную вотчину тестя 55. Как явствует из составленной в середине XVIII в. записи текстов надгробий на ковровском кладбище при церкви Иоанна Воина, скончался князь 7 мая 1563 г. 56 Впрочем, с подачи К. Н. Тихонравова, лично изучавшего некрополь князей Ковровых, в литературе прочно утвердилась иная дата его кончины – 1561/62 г. 57 Ответить на вопрос, какая из этих датировок верна, к сожалению, уже невозможно, поскольку в 1934 г. старое кладбище в городе Коврове было уничтожено, а на его месте разбит парк 58.

О других послухах сведений меньше. Подьячий Миня Стефанов сын Протопопов в 1544-45 гг. под началом писца П. И. Квашнина описывал земли Костромского уезда, а в 1550-х гг. выступал послухом в Угличе и Переславле 59. Алексей Алферьев сын Дворянинов в 1566/67 г. послушествовал в одном из бежецких актов Симонова монастыря, а в 1569/70 г. оформлял текст купчей на земли в Московском уезде 60. Составитель второй кабалы – Федор Иванов сын Фаев – в начале 1560-х гг. известен как послух при земельных сделках в Костромском и Звенигородском уездах 61. В 1568 г. он служил подьячим в Великом Новгороде 62. Идентифицировать остальных лиц не удалось; лишь Кобяка Данилова сына Оляухова ввиду редкости его фамилии можно с большой долей уверенности считать выходцем из рода мелких вотчинников Оляуховых (Алеуковых), имевших земли в Волоцком, Звенигородском и Рузском уездах 63.

Где писалась первая кабала сказать трудно, поскольку значительная часть ее текста утрачена. Принимая во внимание связь упомянутых в акте балахонцев с холуйскими соляными промыслами, нельзя исключать возможность [268] составления грамоты на территории Стародуба Ряполовского. В то же время, сопоставив показания второй кабалы, фиксирующей имена восьми ведущих членов братии Богоявленского монастыря, с доступным нам комплексом известий о послухах, из которых лишь двое (князь В. И. Ковров и дьяк Дмитрий Васильев) были тесно связаны с князем Ю. И. Шапкиным Мезецким, мы можем сделать вывод о том, что указанный документ был оформлен в Москве, скорее всего в стенах самой обители.

Комментарии

1. АРГ. АММС. М., 1998. № 28-81, 83-88, 91-93

2. Там же. С. 109-111.

3. Ср. Антонов А. В. Вотчинные архивы московских монастырей и соборов XIV–начала XVII века // РД. М., 1997. Вып. 2. С. 188. № 723, С. 189. № 729; АРГ. АММС. М. 1998 № 64, 70.

4. АРГ. АММС. М., 1998. С. 91.

5. Там же. № 82. С. 201.

6. АРГ. АММС. М., 1998. № 92. С. 219-220.

7. АРГ. М.; 1975. № 214, 215.

8. Там же. № 219.

9. РГБ. Ф. 303/II. Кн. 546. Суздаль. Л. 15 об.- 26.

10. РГБ. Ф. 303/I. № 281; там же. Ф. 303/II. Кн. 546. Суздаль. Л. 6-15; РГАДА. Ф. 281. Суздаль. № 48/11827; см. также АРГ. АММС. М., 1998. № 82. С. 203-205.

11. АССЕМ. М, 1998. № 147; Лихачев Н. П. Заметки по родословию некоторых княжеских фамилий // Известия Русского генеалогического общества. СПб, 1900. Вып. I. (отдельный оттиск). С. 11 (то же см.: Архив П. М. Строева. Т. 1 // Русская историческая библиотека. Петроград, 1915. Т. 32. № 239).

12. АССЕМ. М., 1998. № 149.

13. АРГ. АММС. М., 1998. № 82. С. 201.

14. Там же. № 82. С. 209.

15. РГАДА. Ф. 281. Владимир. № 271/2048. Л 202

16. ГАВО. Ф. 575. Оп. 1. № 34. Л. 7.

17. Каштанов С. М. Из истории русского средневекового источника. Акты X-XVI вв. М., 1996. С. 201-202.

18. Справедливости ради отметим, что уверенно говорить о принадлежности кабалы архиву именно Московского Богоявленского монастыря стало возможным лишь после обнаружения второй публикуемой нами кабалы, текст которой С. М. Каштанову не был известен.

19. ГАВО. Ф. 575. Оп. 1. № 34. Б/п (между Л. 6 и 7).

20. АССЕМ. М., 1998. № 37. С. 97-98; АРГ. АММС. М., 1998. № 82. С. 207-208; Ивановская область. Топографическая карта. М., 1997. С. 20, 21.

21. РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 11320. Ч. II. Л. 1300-1304 об.

22. ГАВО. Ф. 575. Оп. 1. № 421. Л. 13. Через некоторое время после совершения вклада мельница запустела: писцовое описание стародубской вотчины Покровского монастыря (см. предыдущее примечание) уже не упоминает о ней.

23. Текст указанной купчей-продажной князя В. И. Коврова князю И. Б. Ромодановскому и характеристику обстоятельств совершения сделки см. в нашей статье: Давыдов М. И. Место родственных и корпоративных связей в повседневной жизни феодалов Московии (анализ частного случая отчуждения светской вотчины в середине XVI века) // Управление экономической и социальной сферой: история и современность. М., 2001. С. 145-155.

24. АССЕМ. М., 1998. № 149. С. 305-306.

25. Первая мелышца располагалась вблизи устья реки Черной, правого притока Шижехты (АССЕМ. М, 1998. № 149. С. 306), а вторая между устьями рек Колбаши (Колбаски) и Бабьей (Бабачки), также правых притоков Шижехты (АРГ. АММС. М., 1998. № 82. С. 208). Таким образом, расстояние между мельницами могло составлять от 4 до 8 км: Российский Государственный военно-исторический архив. Фонд Военно-ученого архива. № 21272: Семитопографическая карта Владимирской губернии, составленная чиновниками Департамента государственных имущсств (1813 г.). Л. 13.

26. РГБ. Ф. 303/II. Кн. 545. Суздаль. Л. 63; АРГ. АММС. М., 1998. № 60. С. 149; № 61. С. 150. О принадлежности деревни Дубакинской князю П. М. Мезецкому см. там же № 82. С. 208.

27. ГАВО. Ф. 417. Оп. 3. № 10. Л. 1-59; ПКМГ. СПб., 1872. Т. 1. С. 858-872 (публикация Н. В. Калачова содержит большое количество пропусков и искажений в передаче текста)

28. РГАДА. Ф. 281. Владимир. № 271/2048. Л. 169-228 (противень властей Троице-Сергиева монастыря середины 90-х гт. XVI в.).

29. РГБ. Ф. 303/II. Кн. 608. Л. 107 об.-155 (монастырский список первой половины XVII в.); там же. Кн. 632. Л. 283-338 об. (монастырский список 70-х гг. XVII в.).

30. Помимо оригинальных вариантов список ГАВО содержит не обнаруженное нами в других списках писцовое описание деревни Шистино, тянувшей к селу Алексину (ГАВО. Ф. 417. Оп. 3. № 10. Л. 29 об, –30). Скорее всего это не позднейшая интерполяция, поскольку данное поселение можно с большой долей уверенности отождествить с деревней Шестиново, принадлежавшей в 1538/39 г. княжне А. И. Мезецкой (АРГ АММС. № 82. С. 206), известной как вкладчица села Алексина в Троице-Ссргиев монастырь (там же. № 82. С. 202-205).

31. ГАВО. Ф. 417. Оп. 3. № 10. Л. 49-52, 52-53 об., 53 об.-55 об.

32. РГБ. Ф. 303/II. Кн. 569. Л. 70-72 об.

33. Там же. Л. 72.

34. АСЭИ. М., 1952. Т. 1. № 350. С. 256-257.

35. РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 11320. Ч. 2. Л. 1429-1430.

36. ГАВО. Ф. 417. Оп. 3. № 10. Л. 50.

37. ТКДТ. М.-Л., 1950. С. 123. О низком социальном статусе князя свидетельствует форма написания его имени в источнике: «Юшка княж Иванов сын Шапцын Мезецкого».

38. Кобрин В. Б. Власть и собственность в средневековой России (XV–XVI вв.). М., 1985. С. 100.

39. ДДГ. М.-Л., 1950. № 89. С. 355.

40. По словам князя И. Ю. Мезецкого его отец заложил пустошь всей братии Богоявленского монастыря (ГАВО. Ф. 417. Оп. 3. № 10. Л. 50). В то же время проведенный Я. П. Вельяминовым и Ф. Андреевым обыск показал, что деньги князю были предоставлены не казной обители, а его близким свойственником богоявленским старцем Ионой Протопоповым (Там же. Л. 49 об., 52). Трудно сказать, какое из этих утверждений истинно. Ясно одно: в любом случае власти монастыря были в курсе происходящего.

41. АРГ. АММС. М., 1998. № 82. С. 203.

42. ПКМГ. СПб., 1872. Т. 1. С. 866, 869, 870. Еще две деревни – Лихорево и Бабишкино – предположительно можно отождествить с упомянутыми в том же описании деревней, что была пустошь Лихотеево и деревней, что был починок Бобашкин (там же. С. 866, 869). Не удалось проследить владельческую историю лишь одного поселения – деревни Голощапово.

43. АРГ. АММС. М., 1998. № 82. С. 203. Три деревни из четырех отождествляются без затруднений (ПКМГ. СПб., 1872. Т. 1.С. 868), четвертая – Голево, или Даголево (текст завещания допускает оба варианта прочтения), – может быть соотнесена с деревней Догулево, описанной в писцовой книге следом за предыдущими тремя деревнями (там же. С. 869).

44. Лихачев Н. П. Сборник актов, собранных в архивах и библиотеках. СПб., 1895. № 13. С. 44.

45. Ивановская область. Топографическая карта... С. 20, 21; АРГ. АММС. М., 1998. № 60. С. 149; № 61. С. 151.

46. АССЕМ. М., 1998. № 149. С. 305–306. Примерное местонахождение деревни Коптево устанавливается но факту ее соседства с деревней Княгининской (Княгинихой), см.: Ивановская область. Топографическая карта... С. 20, 21.

47. ГАВО. Ф. 417. Оп. 3. № 10. Л. 52 («А в обыску сказали: пустошь Перхово да пустошь Коптевская, Юркову тоже <...> князь Иван княж Юрьев сын Мезецкой те пустоши выкупил, а и владеет ими князь Иван»), Кстати, сам князь И. Ю. Мезецкий утверждал, что пустоши выкупил еще его отец (Там же. Л. 50, 50 об.). Данное противоречие можно объяснить как небрежностью писца Я. П. Вельяминова и подьячего Ф. Андреева в оформлении текста писцового описания, так и их непрофессионализмом в проведении следственных мероприятий относительно владельческой принадлежности спорных пустошей.

48. С. Б. Веселовскому были известны Захарий Карпович Кубасов, убитый в 1578 г. под Кесыо, и Павел Леонтьевич Шихов, упомянутый в 1518 г. в тексте одного из бежецких актов (Веселовский С. Б. Ономастикон. М., 1974. С. 167, 370), однако были ли они родственниками или однофамильцами богоявленских старцев, не известно.

49. Зимин А. А. Формирование боярской аристократии в России во второй половине XV– первой трети XVI в. М., 1988. С. 275.

50. РГБ. Ф. 303/II. Кн. 522. Л. 161 об.-162. Слобода, ныне поселок Холуй находится в низовьях реки Тезы (см.: Ивановская область. Топографическая карта... С. 21).

51. Шумаков С. А. Обзор грамот Коллегии экономии. М, 1899. Вып. 1. С. 7. № 26; там же. М., 1917. Вып. 4. С. 88. № 91.

52. РГБ. Ф. 303/II. Кн. 522. Л. 165 об, –166 об. Кстати, в этом же акте фигурируют также имена выходцев из Устюга и Переславля. Нам кажется, что факт присутствия в холуйских актах 40-х гг. XVI в. балахонцев, устюжан и переяславцев отнюдь не случаен. Скорее всего представители этих регионов, известных традициями солеварения, привлекались в Холуй в качестве специалистов для организации здесь нового крупного центра производства соли (ср. с выводом М. С. Черкасовой о том, что именно в указанное время в Холуе происходило становление соляного промысла Троице-Сергиева и приписного к нему Киржачского Благовещенского монастырей: Черкасова М. С. Землевладение Троице-Сергиева монастыря в XV–XVI вв. М, 1996. С. 121).

53. ТКДТ. М.-Л., 1950. С. 63.

54. АССЕМ. М., 1998. № 85. С. 156; № 86. С. 157; № 102. С. 231; № 105. С. 235. В последнем акте он следил за исполнением последней воли своего тестя, завещавшего перед смертью несколько деревень Суздальскому Снасо-Евфимьеву монастырю.

55. Вкладная книга Троице-Сергиева монастыря. М, 1987. С. 51.

56. РГАДА. Ф. 1203. Оп. 1. Св. 244. № 20. Автор благодарит А. В. Маштафарова за возможность ознакомиться с текстом этого источника.

57. Владимирский сборник. Материалы для статистики, этнографии, истории и археологии Владимирской губернии. / Сост. К. Н. Тихонравов. М., 1857. С. 44; Историко-статистическое описание города Коврова (Владимирской губернии) с уездом. / Сост. И. Ф. Токмаков. М., 1903. С. 2. На работу И. Ф. Токмакова в свою очередь ссылались Л. М. Савелоц, А. Л. Юрганов и Н. В. и Э. В. Фроловы: Савелов Л. М. Князья Ковровы // Сборник статей в честь Матвея Кузьмича Любанского. Пг., 1917. С. 289; Юрганов А. Л. О стародубском «уделе» М. И. Воротынского и стародубских вотчинах в завещании Ивана Грозного // Архив русской истории. М., 1992. Вып. 2. С. 40, 41; Фролов И. В., Фролова Э. В. История земли Ковровской. Ковров, 1997. Т. 1. С. 68.

58. Фролов Н. В., Фролова Э. В. История земли Ковровской... С. 65.

59. Антонов А. В. Костромские монастыри в документах XVI–начала XVII века // РД. М., 2001. Вып. 7. № 108. С. 214; АФЗХ. Акты Московского Симонова монастыря 1506– 1613 гг. Л., 1983. № 101. С. 113; № 105. С. 117; Шумаков С. А. Обзор грамот... Вып. 4. С. 297. № 920.

60. АФЗХ. Акты Московского Симонова монастыря. Л., 1983. № 156. С. 203; Садиков П. А. Из истории опричнины XVI в. // Исторический архив. М.-Л., 1940. Т. 3. № 45. С. 249.

61. Шумаков С. А. Обзор грамот... Вып. 4. С. 58. № 66; АРГ. АММС. № 76. С. 191.

62. Баранов К. В. Новые документы по истории новгородской и псковской служилых корпораций XVI–начала XVII века // РД. М., 1999. Вып. 5. С. 125. № 6.

63. О них см.: АФЗХ. М., 1956. Т. 2. № 39. С. 41; № 243. С. 245; ПКМГ. СПб., 1877. Т. 2. С. 592–593; Рузский уезд по писцовым книгам 1567–1569 гг. М., 1997. С. 72, 133; Веселовский С. Б. Ономастикон... С. 12.

 

Текст воспроизведен по изданию: Две кабалы князя Ю. И. Мезецкого из архива Московского Богоявленского монастыря // Русский дипломатарий, Вып. 9. М. Древлехранилище. 2003

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.