Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

РЫЛЬСКАЯ УСТАВНАЯ НАМЕСТНИЧЬЯ ГРАМОТА 1549 ГОДА

Редкая и счастливая находка – пожалуй так можно охарактеризовать обнаруженный и публикуемый ниже документ. Уставные наместничьи грамоты стоят в одном ряду с такими важнейшими законодательными памятниками как Судебники 1497 и 1550 гг. и служат ценным источником по истории русского средневекового права и местного управления. Они определяли судебные и административные полномочия кормленщиков на переданной им в управление территории и выдавались местному населению для защиты от произвола и злоупотреблений со стороны управителей-кормленщиков и их аппарата. Вместе с тем уставные наместничьи грамоты (такие как Двинская и Белозерская) юридически оформляли вхождение в состав единого Русского государства вновь присоединенных земель и распространяли на них великокняжеский суверенитет. До настоящего времени науке было известно шестнадцать наместничьих уставных грамот, включая наиболее ранние из них Двинскую и Белозерскую грамоты 1.

Несколько слов об истории нахождения списка грамоты. Первоначально были обнаружены лишь два ее отрывка (л. 3, 5) – они находились в одном из «смешанных» столбцов Поместного приказа по Торжку. Каким образом рыльские материалы попали в столбцы по Торжку становится ясно при обращении к архивной истории комплекса дел Поместного приказа. Как известно, архив Вотчинного департамента (включавший делопроизводство Поместного приказа) наряду с другими московскими сенатскими архивами весьма ощутимо пострадал в 1812 г. Многие дела были разбиты, а часть материалов безвозвратно утрачена. Работы по приведению в порядок пострадавших документов проводились в течение последующих двадцати лет и были завершены силами специально образованного в 1835 г. Разборного комитета, результатом деятельности которого и стала ныне существующая структура столбцов Поместного приказа. Все территориальные столбцы были разделены на три группы – «оклееные», «неоклееные» и «смешанные». Более или менее целостные дела составили первые две группы столбцов, а из оставшейся документальной россыпи были сформированы так называемые «смешанные» столбцы 2. Таким образом нахождение среди [66] последней группы столбцов материалов различных территориальных столов Поместного приказа вполне объяснимо. Закончив просмотр столбцов по Торжку (1050 стб.) и не обнаружив более следов рыльской уставной грамоты, мы начали обследование столбцов по Рыльску (570 стб.). В ходе сплошного просмотра удалось найти еще три листа с текстом грамоты (л. 1, 4, 6) и несколько отрывков самого дела, проливающих свет на обстоятельства появления списка в делопроизводстве Поместного приказа 3.

Как следует из обнаруженных материалов дела (отрывки с изложением челобитной рыльских посадских людей, концовка указной грамоты 1695 г., отрывки межевой выписи), грамота была представлена в Поместный приказ рыльскими посадскими людьми в 1695 г. по тяжбе с соседними светскими и церковными землевладельцами о «старинных грацких угодьях» Семском лесе и лугах близ Рыльска. В своей челобитной посадские люди отмечали, что еще «прежние помещики и вотчинники <...> те грацкие угодья после жалованной грамоты 7057-го году взяли себе утайкою». До поры до времени угодья находились в совместном пользовани, и никто не препятствовал посадским заготавливать дрова, выгонять скотину и косить сено. Ситуация изменилась в ходе новых описательных работ, проводившихся в Рыльском уезде с 1685 г. писцами П. С. Елагиным и подьячим В. Порецким, когда прежние совладельцы посадских людей попытались полностью отторгнуть бывшие городские угодья. «А ныне, – жаловались посадские, – им от тех помещиков <...> да церкви Рожества Богородицы от попа Василья Лучницкого и от Пятницких попов и крестьян их чинят(ся) бой, и грабеж, и обиды, и разорение многие, и приказная волокита. А за которыми грацкими жители опричь тех грацких вышепомянутых угодей иных поместей и вотчин нет, и те от бездровья и от обид многих сходят в ыные городы. И в прошлом де 202-м году писец Петр Елагин да подъячей Василей Порецкой, будучи в Рыльском уезде для писцового дела, у них, грацких жителей, жалованной грамоты на успаричные их грацкие угодья не приняли и просили себе на них великих взятков. Почали было те грацкие угодья межевать и, не домежевав, покинули и от того учинили им харчи и убытки многие. И те их старинные грацкие угодья написали за иными помещики да церкви Рожества Богородицы за попом Васильем да Пятницкие церкви за попами, а им по жалованной грамоте и по старой писцовой книге 136-го и 137-го годов о тех их старинных грацких угодьях указу никакова не учинили». Посадские люди просили не отнимать у них «старых грацких угодей издревле пожалованных» и разрешить владеть ими «по прежнему великого государя указу 7057-го году». Насколько можно понять из обнаруженной концовки указной грамоты, датированной ноябрем 1695 г., и отрывков межевой выписи, челобитная рыльских посадских людей была удовлетворена и часть Семского леса и лугов в итоге была отмежевана им под угодья.

Мы не сомневаемся в том, что текст уставной грамоты еще будет проанализирован специалистами. Попытаемся лишь уточнить время первого пожалования рылян Василием III, грамоту которого подтверждает публикуемый документ. [67]

Как известно, весной 1500 г. на службу к Ивану III из Литвы вместе со своими вотчинами перешел северский князь Василий Иванович Шемячич. По разным источникам в состав его вотчины входили города Новгород Северский, Рыльск и Радогощь, а после перехода на службу к московскому великому князю ему были приданы Путивль, Малый Ярославец, Кременец и ряд волостей на реке Угре. Не ясно, был ли Рыльск пожалован еще отцу Василия королем Казимиром или город был самовольно захвачен северским князем в предверии назревающего русско-литовского конфликта, однако в мирном договоре 1503 г. он фигурирует уже в составе владений Шемячича, отошедших к Руси. Будучи крупной политической фигурой и находясь на положении служебного князя Василий Шемячич сохранял всю полноту прав на подвластные ему земли и население в военной, административной, судебной и налоговой сферах. Вместе со своим войском он участвовал в походах великого князя, имел собственных наместников, а его вотчины тянули к нему «судом» и «данью». В апреле 1523 г. Василий Шемячич был арестован по обвинению в измене и заточен в тюрьму, где он и умер в 1529 г. 4

Ликвидация Новгород-Северского княжества означала прежде всего замену институтов власти северского князя на великокняжеские и включение бывшей вотчины Шемячича в общерусскую систему административных, судебных и податных норм. Пограничное положение Новгород-Северского княжества да и сама логика ситуации (иначе зачем тогда было инициировать арест Шемячича) обязывали великокняжескую власть приступить немедленно к реализации этих мероприятий. Поэтому наиболее вероятным временем выдачи Василием III уставной наместничьей грамоты рыльскому населению можно считать 1523–1524 гг.

В заключение добавим, что мы не теряем надежды найти недостающие листы с текстом грамоты.


1549 г. июня 27. – Жалованная (подтвердительная) уставная наместничья грамота ц. Ивана Васильевича рыльским детям боярским, севрюкам, посадским людям и крестьянам, с подтверждением ц. Ивана Васильевича ок. 1552 (?) г.

/Л. 1/ Список з грамоты великого государя.

Се аз, царь и государь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии, пожаловал есми детей боярских рылен и севрюков и всех христьян, которые дети боярские и христья[не] живут в Рылску на посаде и в Рылском уезде. Что мне били челом, а сказывают, была де у них отца нашего великого князя Василья [68] Ивановича всеа Русии и наша жалованная грамота уставная от наших рылских наместников и от их пошлинников для насилства и продажи, и та де у них грамота згорела в Рылске на посаде у сына боярского у Гриши толмача у Гаврилова сына, тому де год минул Николин день осенней. И мне бы ныне их пожаловати, дати им своя жалованная грамота уставная такова ж, какова у них наша старая грамота жалованная была, и каковы наши жалованные грамоты уставные в ыных Северских городех. И яз, царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии, рылен детей боярских и севрюков и всех христьян городцких и волостных и всего Рылского уезду пожаловал, кто у них в Рылску наши наместники будут, и они у них ходят по сей нашей грамоте.

Въезжего корму у них наместником нет. И хто что принесет, 5-то ему -5 взяти.

А о суде у них наши наместники ходят по таму ж, как в сей грамоте писано.

Держати у них наместнику в городе и в уезде... 6 городников и целовалников, кого выберут всею землею... 7

.../Л. 3/ стнику боран алтын, то ему и с тиуном. А довотчику хоженого две денги.

А высечет хто ухожей бортной, и наместнику взяти на виноватом гривна, то ему и с тиуном. А довотчику езду на версту по полуденги, а на правду вдвое.

А учинитца у них в городе или в уезде душегубство, а не будет ищего да в лицах, и довотчику дадут на поруки на посаде уличного одного старосту или волости сотенного или десятцких да обыску; а уличным посадцким людем и 8 волощаном в том продажи нет. А доищутца душегубца, и они его дадут наместнику или его тиуну головою; а крестьяном в том продажи нет. А не доищутца душегубца, и наместник на них возмет за убитую голову веры два рубля московских.

А явится у них убитая голова от агару, или кто в воде утонет, или з дерева убъетца, или кого зверь съест, или водою пристанет под дворы 9, или озебнет, или зшрит, или странен в лесе заблудив и умрет, или кто от своих рук утеря-етца, или с хором убъетца, или опився пьян умрет, или кто вскоре бес духовного отца умрет, а обыщут того бесхитростно, и в том во всем рыленом посадцким людем и волосным от наместника и от его пошлинников веры и продажи нет.

А приедут в Рылеск торговати с товаром с каким-нибудь ис ыных городов, а наместник рылской или его тиун у приезжих людей с товару на летних 10 и с саней, и с тех по две денги, а отвороту по полуденги. А хто приедет в Рылеск с хлебом на продажу, и наместнику с воза мыта денга, а с соли с рагозины мыта денга ж. А ходят приезжие люди о том являти наместнику или его мытнику сами; а подворнику в том волокиты нет. А которые люди поедут торговати из ыных городов мимо Рылеска в ыные городы, и с тех людей наместник мыта емлет с воза по две денги. А с пешего человека, /Л. 4/ которой пойдет из иного ж города мимо Рылеска, и с того мыта денга. А хто приедет в Рылеск козак иного города, и с того наместнику явки денга.

А хто у них в городе или в волости в боярской или служивой человек купит лошедь или продаст или менит, и дети боярские служилые лошеди пятно не дают. А хто у них неслужилой человек в городе или в уезде купит лошедь или продаст или менит, и они являют наместничю пятенщику, и пятенщик у них лошади пятнит, а от пятна емлет с лошади с купца денга московская, а с продавца денга ж. А хто в Рылску и в Рылском уезде купит лошедь или продаст или менит, а не явят наместнику или пятенщику да того ж дни до недели, и наместник [69] или его пятенщик уличив, возмети на нем заповеди и пропетенья два рубля московскою.

А хто из них в Рылску на посаде и в Рылском уезде женит сына или дочерь даст замуж, и наместник на них емлет за новоженного убрус четыре денги. А хто сына женит в ыном городе, и с того наместнику не имати ничего. А хто из Рылска дочерь выдаст замуж в ыной город, и наместнику имати за выводною куницу два алтына.

А наместничьи люди, и воеводские и детей боярских люди, и пушкари, и пищалники, и воротники, и их дети и племянники на пир и на братчины к ним незваны пить не ходят. А хто к ним на пир и на братчины незван придет пити, и они того вышлют вон безпенно. А не пойдет вон и учнет у них пити силно, и учинитца у них тута в пиру какова гибель, и тому незваному та гибель заплатить без суда и без управы.

А наместничьи люди пошлинные на посаде у крестьян во дворех силно не ставятца, а живут на наместниче дворе в городе. А дети боярские залешане, которые в Рылску службу служат, у крестьян /Л. 5/ на посаде во дворех силно не ставят же, а ставят на своих дворех. А приказщики городовые пушкарей и пи-шальников у них во дворех силно не ставят же, а ставят их в городе.

Также есми рылен городцких и посадцких людей пожаловал. Что мне били челом, а сказывают, что 5 за ними в Рылску моего жалованья ухожьев бортных нет и пожен нет же, а им де дров сечи и сена косити негде, а дети де боярские и бортники в свои лесы безъявочно дров сечи и на пожнях сена косити им не велят. И яз им ослободил на все стороны окола города верст по пятнатцати и по дватцати в лесы по дрова ездити и на пустых местах сено косити безъявочно, а бортнова им дерева не сечь и не портити, ни бобра, ни зверя не бити никакова.

А хто на них через сю нашу грамоту возмет, или кто чем их изобидит, и тем от меня, царя и великого князя, быти в великой опале и в продаже.

Коли они явят сю нашу грамоту рылским нашим наместником и их тиуном, и они с нее явки не дают ничего.

Дана грамота на Москве, лета 7000 пятдесят седмаго, июня в 27 день.

А подлинная великого государя жалованная грамота за вислою красною печатью.

/Л. 6/ А в той же великого государя грамоте назади пишет:

Царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии.

На той же грамоте назади ж пишет:

Царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии по сей грамоте пожаловал рылен детей боярских и севрюков и пушкарей и крестьян, которые дети боярские и севрюки и крестьяне живут в Рылску на посаде и в Рылском уезде, сее грамоты у них рушить не велел, оприча наместничьих доходов и иных пошлин, которые в сей грамоте написаны не против писцовых книг нового писца писма Ивана Яхонтова с товарыщи лета 7000 шестьдесятого. А которые пошлины не против того писма, и о тех они доходах и о пошлинах наместники и пошлинные люди ходят и доход емлют по доходным списком с книг нового писца Ивана Яхонтова с товарыщи и по Судебнику. А которой доход и пошлины в сей [70] грамоте против писцовых книг, и наместники у них и пошлинные люди о том о всем ходят... 11

РГАДА. Ф. 1209. Столбцы по Рыльску, № 35/30184. Л. 1, 3-6 (нумерация наша). Список 1695 г.

На обороте списка пометы – в верхней части 1 л:. Взять к делу, справя с подлиной, за рукой...; по склейкам 3-6 л.: а подлинною грамоту он, Сидор Станков, взял ато всех. В списке на первом стол(б)це полст[ро]ки оставлено, и то для того, что в подлинной...


Комментарии

1. Наместничьи, губные и земские грамоты Московского государства / Под ред. А. И. Яковлева. М., 1909. С. 1-49.

2. Значительную часть разбитых дел (около 1500 стб.) сотрудникам комитета так и не удалось отнести к какому-либо городу, поэтому они были выделены в самостоятельную группу и составили так называемые «безгласные» столбцы (РГАДА. Ф. 1209. Оп. 75).

3. Все обнаруженные материалы собраны вместе и ныне находятся под архивным шифром, указанным при публикации текста грамоты.

4. Зимин А. А. Формирование боярской аристократии в России во второй половине XV– первой трети XVI в. М.,1988. С. 138-141; Кром М. М. Меж Русью и Литвой. М., 1995. С. 62, 63. Объем суверенитета и статус служебных князей подробно рассмотрены в специальной статье В. Д. Назарова в готовящемся к печати сборнике в честь А. А. Зимина.

5. В ркп. написано дважды.

6. В ркп. далее приблизительно треть строки оставлена чистой, следующая фраза начинается с новой строки; относительно этого места см. помету на обороте списка, из которой следует, что в подлиннике эта часть строки была утрачена.

7. В ркп. утрачен предположительно один лист.

8. В ркп. пропущено.

9. В ркп.: воры.

10. Так в ркп.

11. Здесь заканчивается последний из обнаруженных листов списка грамоты.

Текст воспроизведен по изданию: Рыльская уставная наместничья грамота 1549 года // Русский дипломатарий, Вып. 3. 1998

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.