Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПОСОЛЬСКАЯ КНИГА

ПО СВЯЗЯМ РОССИИ С НОГАЙСКОЙ ОРДОЙ

(1557-1561)

Сия часть содержит в себе продолжение грамот великого Князя Иоанна Васильевича к Нагайским мурзам и их к великому Князю Иоанну Васильевичу с 1558 года 1563 год.


1558 г. Марта 500 в день Царь ИВАН Васильевичь приговорил дослать к Исмаилю Князю посолством Елизаря Малцова сына Данилова и с ним вместе отпустить Исмаилева человека Баитерека; и с ними послать три станицы служилых Татар Бахтеяра Баймакова, Сеику Тутаева, и Темиря Агишева с товарища.

Марта в 20 день Исмаилев посол Баитерек с товарищи у Государя были на отпуску, у его Величества обедали, и с Москвы поехали Апреля дня.

Грамота к Исмаилю Князю непослана, а послу Елизарю Малцову велено речь говорить такову 501:

Царь и великий Князь велел тебе говорити. Прислал еси к нам своего человека Баитерека з грамотою, а в грамоте своей к нам писал еси, что бы нам отпустити к тебе Салтанахматова сына Магмет Касым мирзу, да Бииряк мирзина сына [2] Бичеймирзу, а Ивана бы Черемисиноеа с Астарахани свести того для, что он живет не по нашему наказу, и беглецов вам не отдает, и на твоих недругов, помочи тебе не даст. И мы памятуя твою правду, Магмет Касым мирзу и Бичей мирзу з Бекчюрою к тебе отпустили. А на Ивана Черемисинова за ево неправду опалу свою есмя положили, и с Астарахансково юрта велели есмя ево свести, а на ево место послали есмя в Астарахань своего доброго человека дворетцково своего Углецково и Колужсково Ивана Григорьевича Выродкова. И приказали есмя ему накрепко, чтоб на всех твоих недругов помочь тебе делал, и беглецов бы ваших не и мал. И всем вашим людем велели есмя ему держати береженье великое, чтоб вашим людем от наших людей обиды никак небыло. А вашиб люди потому же нашим людем обид никаких не делали, жилиб с нашими [3] людми за один. А тово бы еси себе и в мысли недержал, что нам свое слово переменити, и от тебя отстати и дружбы забыти. Как есмя свое слово молвили, по тому его и совершити хотим, доколе и живы будем. И ныне памятуя свое крепкое слово с вашим недругом с Крымским Царем завоевался есми того для, что Крымской Царь Айсу мирзу грабил и улусом вашим многие обиды учинил. И за те его недружбы послал есми на него рать свою Днепром в головах Князя Дмитрея Ивановича Вышневецкого со многими людми, с Черкасом Пятигорским велел есми на негоже ити, памятуя свое слово, что нам на всякого недруга за один быти. И будет тебе лзе детей своих и племянников ратью послати в тоже время Крымскому недружбу делати; и ты бы послал как мочно. А будет тебе есть свой недосуг; и ты бы своим делом промышлял как тебе [4] вместно. А мы и без ваших людей ваши обиды велим своим Крымскому мстити сколка мочно. А нам ся видело, что вашим людем пригоже было в тоже время Крымскому обиды свои мстити, в кое время наши люди учнут воевати. Да то есми положил на тобе как будет вместно, так бы еси своим делом промышлял. А толко детей своих и племянников и рать свою на Крымсково пошлешь, и нечто соидутца с нашими холопи с Черкасы, и тыб им приказал накрепко, чтоб над Крымским промышляли за один, а лихаб меж себя с Черкасы ни какова не учинили. А мы о том Черкасом приказали на крепкоже, чтоб с вашею ратью над Крымским промышляли за один, а наша рать на Днепре готова, то бы тебе ведомо было. Холопа своего Баитерека о том вопрося уведай. И тыб наше крепкое слово и любовь к себе напаметовал, и правил бы еси нам о всем [5] потому, как еси на шертной записи правду нам учинил.

Царь и великий Князь велел тебе говорити. Писал еси к нам з Байтереком, что еси истомен и ратново для дела улусы ваши оубожали, и нам бы вами промышляти, чтоб улусы безистомны были. И мы слыша твои незгоды, и всех улусных людей истомы, послали есмя к тебе с своим послом со Елизарем платье и запасу всякого, что ся у нас лучило. А улусных для ваших людей послали есмя в Астарахань многих торговых людей со всякими товары. И ты бы своим людем велел у них в Астарахани покупати всякой товар, что кому надобе. А будет вашим людем с коньми ити возможно; и ты бы их к нам ранее отпустил с нашим послом вместе. А которой час наш посол к тебе дойдет; и ты бы к нам отписал часа того 6 своему здоровье, как теб Бог [6] милует, и племянники твои ужели все с тобою мирны. И мы бы слышев твое здоровье о том повеселилися Да прислал бы еси ко мне с моим послом с Елизарем два иноходца, да два коня добрые, которыеб нашему седлу пригодилися.

А сверьх того грамоты с Елизарем Малцовым посланы таковы: 1. К Белек Булат мирзе 502:

Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии слово. Белек Булат мирзе слово наше то. Писал к нам друг наш Исмаил Князь, что тебя сыном и крепким другом себе учинил, и нам бы ево для тебя жаловании, и любовь свою к тебе держании потому же. Как к нему любовь свою держим. И коли нашему Исмаилю Князю крепким другом учинился, и мы тебя хотим жаловати и беречи и любовь свою к тебе учнемь держании потому же как и к Исмаилю [7] Князю. А тыб Исмаиля Князя чтил и слушал ево во всем, и к нам правду свою держал потому же как Исмаил Князь. И учнешь Сысмаилем Князем быти в крепкой дружбе за один. И у вас вперед все добро будет и лиха меж вас ни которого не будет. А ныне с Крымским Царем заратился есми вас для, и послал есми на него Князя Дмитрея Ивановича Вишневецкого Днепром со многою ратью, а велел есми ему Ислан Кермен за сести, и от толе Крымскому недружбу делати. И будет меж вас волненья не будет ни которого; и выб содиначася пошли на Крымсково Царя. И с нашею ратью вместе Крымскому не дружбу делали. Писана на Москве, Лета 7066 Марта месяца.

2. К Айсе мирзе 503: тогоже самого содержания.

3. К Магмет мирзе 504: [8]

Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии слово Магмет мирзе слово наше то. Ныне есмя с Крымским Царем заратились того для, что Крымской Царь Айсу мирзу пограбил, и улусам вашим многую истому учинил. И язь тое для вашие недружбы послал на Крымсково Князя Дмитрея И. В. -.

[Прочее все как в грамоте к Белек Булат мирзе]. [9]

Года 505 Апреля в 10 день писали к Государю Царю ИВАНУ Васильевичу из Астрахани Иван Черемисинов да Михайло Колупаев, что Исмаил Князь Юнус мирзу с братьею разгоняли и улусы их поимали, и Юнусовы Братья ездят в Казаках, а Юнус мирза приехал к ним в Астрахань, и с ним же Али мирзин сын лет в десят, и Юнус мирза хочет служить Царю и великому Князю: Государь велел отписать в Астрахань к Ивану Черемисинову да к Михайлу Колупаеву, чтоб Юнуса и племянника его отяготили к Москве. Куда они, Юнус мирза и племянник его Даналей мирза, с Князем Никитою Мезецким, которого Государь им в стречу послал, Июня 5 дня в Москву приехали Июня во 12 день; Юнус мирза с племянником своим у Государя были на приезде и у Его величества обедали.

Того же лета 506 Июня в 13 день из Темникова приехали к Государю [10] служилые татаре Кадышевы товарищи Кудинова Кадырь Кудинов с товарищи пять человек, и с ними Исмаилев человек Иван, да Магметев и Белек Булатов человек Бокай с известием, что идут к Государю послы от Исмаила Князя Теребердей, от Магмед мирзы да от Белек Булат мирзы Карагозя, и от Кулбай мирзы Тиниш, всех послов и гостей 49 человек, а лошадей с ними с двести. Государь велел Нагайских гонцов поставить на Нагайском дворе, и корм им давать по указу.

Июня в 22 день Нагайские послы Темыр 507 с товарищи в Москву пришли, поставлены на Нагайском дворе и корм им даван по указу. Тогоже месяца в 29 день Нагайские послы у Государя были на приезде, у Его Величества обедали и Теребердей от Исмаиля Князя грамату подал такову 508.

Всеа Ру сии Государю, Царю и великому Князю от силы находца Исмаиля Князя многом много поклон. [11] Мы поздорову, и тыб на многие лета здоров был. После слово то, что есмя оголодали и излюбивели, потому есмя ходили были, чтоб из гор купити нам хлеба и рыбы, и по тому есмя поледу реки Терки и Волги перелезли, что голод изымал. А ныне не давно пришли есмя к Волге. Ож в Волге вода велика, за тем за Волгу не перелезли есмя. А Крыму нас сево лета воевати. И тыб ныне рать послал Доном. Будет Крымской до них перелез на перед; и они б берегли тово, как он пойдет назад. А будет ещо не прошол, и они бы приходу ево берегли. А мы даст Бог как вода сольет за Волгу перелезем. А ты за то со ратью, которая послана к Астарахани, пошли человека, прикажи им, что голодных и нужных наших людей перевозили даром, а не ималиб с них ничево. И толко они нас в судех не перевезут, и Крымской нас возмет, и по том лихо будет и [12] тобе и нам. Так бы еси ведал. А мы на берегу Волги на Хандыкове 509 юрте хотим город поставити. И ныне городу без денег и без хлеба, и без всяково живота без кунь не быти. И тыб ныне нам прислал денег много и живота куны многие пришли, да на семена во многих судех хлеба пришли. А кочевати нам мочи нет. А на Сарайчике уставим дорогу. А которая рать твоя стоит в Кунгуле, и тыб к ним приказал где ни буди нашей войне быти, и онибы за один с нами воевали. И коли ни буди от нас наши люди посылкою к тебе придут, и тыб все отпущал их воденым путем. А которой ныне пошел к тебе Тягрибердей багатырь, и тыб ево отпустил водяным путем. Да прислал бы еси чернилницу золочену и с чернилы. Да прислал бы еси печать золоту, а вырезаноб на ней мое имя. Да чтоб еси приказал [13] Астараханским людем, чтоб мой Княжой город сделали. Да прислал бы еси лесу доброво в том хоромы ставити. Однолично не забудь, была у меня дочь меншая и язь дал ее замуж. И тыб прислал сто золотых. Да толко на зовешь меня себе братом, и мне опричь Юнуса мирзы рати нет. И ты ево вели об ту сторону себя в кое место сведши беречи молвя, лета 966 месяца Апреля. А отпущай людей летом, а до зимы не хотят. Да однолично однолично пришли мне шубу бархат з золотом на соболех. [14]

1558 Года 510 Августа в 18 день из Нагайской земли от Елизаря Малцова приехали служилый татарин Карамыш Зенебеков, да ваш Сююндюк Кадышев, и с ними Нагайские гонцы четыре человека, Исмаилев гонец Каркмаз с товарищи, с известием, что послы идут к Государю, а имянно от Исмаиля Князя Келди Ураз, от Магмет мирзы Баимагмет, от Уруз мирзы Покичю, от Кушум мирзы Кугуш, от Кимбай мирзы Ибреам, от Дюш мирзы Бишим, от Тулу мирзы Утемеш, от Исмаилева сына меншого Бурец и от иных мирз их люди, всех послов и гостей и их людей 40 человек, а лошадей с ними 370.

Государь велел Нагайских гонцов поставить на Нагайском дворе и корм им давать по указу.

Августа в 28 день Нагайские послы Келди Ураз с товарищи к Москве пришли, поставлены на Нагайском дворе и кори им даван по указу.

Сентября в 9 день Нагайские послы [15] Теребердей с товарищи у Государя были на приезде, и привезенные от Государей своих подали грамоты 511. А послов Государь того дня к обеду не звал, но велел им дать корм с стола место. И в тот же день Государь отпустил Нагайских послов Теребердея, и Келди Ураза с товарищи к Исмаилю КНЯЗЮ, и с ними вместе к нему велел послать с грамотою 512 станицу служилых татар Нагая Сююндюкова с товарищи пять человек. И Сентября в 15 день Нагайские послы и служилые татаре с Москвы поехали.

1558. Года 513 Сентября в 1 день прислал к Государю из Нагайской земли Елизар Малцов с грамотою сына своего Володимера, да служилых татар Сенку Гутаева с товарищи: с ними же вместе приехали к Государю Нагайские гонцы от Исмаиля Князя Исень Гилдей Бекчюрин, от Магмет мирзы [16] Тутеи Келди, от Тин Ахмат мирзы Карагман, и от Урус мирзы Карамыш. А писал Елизар, что с ним идут к Государю из Нагайской земли послы от Исмаиля Князя Бекчюра, от Магмет мирзы Кулуш, от Тин Ахмат мирзы Карсак, от Урус мирзы Янгула, от Тахтар мирзы Черман, от Кутум мирзы Нагаи, от Камбай мирзы Исмаилева сына Канбахты, всех послов и гонцов и их людей 32 человека.

Грамоту от Елизара Малцова сын его Володимер привез такову 514:

Государю Царю великому Князю ИВАНУ Васильевичю всеа Русии холоп твой Елизарец Малцов челом бью. Писал есми к тебе Государю преже сего с служилым татарином с Карамышем, да с вожом с Сююндюком, которых есми послал к тебе Государю с Смаилевым гонцом с Келди Уразом и за дети и Смаилевых гонцов, что Смаияевы дна сына [17] Кулбай мирза да Тинбай мирза от отца откочевали. И мы, Государь, о том Смаилю говорили, чтоб их воротил. И смаил, Государь, послал за ними, и они его недослушали, пошли в Крым, перевезлись Дон, сказывают усть Чыру. А Арслан, Государь, погонил сказывают за Кулбаем за Дон же. А собралось, Государь, с ним много людей. И толко, Государь, их догонит, ино у них быти бою великому. А пошли, Государь, сказывают Исмаилевы, дети по ссылке со царем, дети они, Государь, Исламовы сестры. А Наиманы, Государь, от Исмаила мало не все пошли с Кулбаем. А Белек Булат, Государь, пошол на Куму к Аисе мирзе. А Смаил Князь, Государь, отпустил меня к тебе Государю Июля ки (28). Да послал со мною посла своего Сомило Бекчюру. А Магмет мирза послал своего посла Кулуша, да Тинахмат мирза послал посла своего Корсака, да Урус мирз послал посла Янгулу, Дахта 515 [18] мирза послал посла Черманом зовут, да Кутум мирзин посол Нагаем зовут, да Канбай мирзин посол Исмаилева сына Конгахты 516, Шабаз мирзин посол Исмаилева внука Янбай мирзина сына, да Сарайчицкого болшово человека Карагозин посол Ченешем зовут Смаилева зятя пришел, Государь, из Сараичика к Исмаилю города делать. А Смаил, Государь, отпустя меня пошел со всеми людми города делать на Урунгуль на реке на Бузане к Сарайчику на пути полднище от Астарахани, плести, Государь, им два плетен, да межи того земля сыпать. Блюдутца, Государь, царя Крымского, которые дей наши люди там в Крыме, и те деи на нас приведут Царя. Смаил, Государь, мне говорил, Государь бы дей за нас постоял, призрил бы дей нас. Язь дей Царя великого Князя и [19] с улусом. А коли бы дей язь не Государева жалованья и правды не держался; и язь бы дей Крымскому Царю болшой брат был. Так дей он меня добиваетца, и бъет челом. А Турской дей Салтан ко мне не одинока присылает, чтоб дей язь с Крымским Царем одиначен был. И язь дей на них на всех не гляжю, до смерти не отстану от Царя и великого Князя. Ведаю его правду, что меня не покинет, хоти один остануся. А город, Государь, и наси 517 того для делает, что улусные люди все хотели от него и от детей отошли, пробыти дей нам бескрепости немочно, быти дей в полону. И хотели, Государь, ити многие в Бухары и в Ургенчи. А ныне в Крым хотят. Да толко твоего к Исмаидю береженья не будет, ино Государь улусом их разоитися. А людми, Государь, [20] Исмаил Князь и дети его ещо силны, улусов, Государь, у них добре много. А всех мурз лутчи служит, и вперед бьет челом тебе Государю хочет холоп быти вековой Урус мирза, а и кратному, Государь, делу братьи всей лутчи. Нынеча тебе Государю бил челом и приказывал: где дей мне ни велит быти на своей службе, тут готов, или дей Государь пожалует велит к себе ехати, и язь дей у Государя буду. Да и правду, Государ, мне на том учинил, что тебе ему везде холопом быти. А Смаиля, Государь, Князя о грамотах есми уговорил, и навел как ему писати к тебе Государю. Писал есми, Государь, то к тебе Государю преже того. А ныне, Государь, тебе все Государем писал з Бекчюрою. Да и Баитерек о том ему добреж говорил, не соромся дей, Князь Смаил, пиши Государем. Немцы дей посилнее тебя, да все дей у них Государь городы поимал. Да и [21] Бекчюра, Государь, Смаилю говорил же, чтоб Государем писал. Дай Бог ты Государь здоров был на многи лета, Смаил Князь тебе Государи холоп со всеми нагаи. Да Смаил же, Государь, говорит, ужеж дей даст Бог и Крымской Царь Царя великого Князя Государем же назовет. А которые дей наши Нагаи в Крым пошли, и дей Крымуж на беду. Крым дей земля кормом не сильная, а пошли дей люди все голодные, обьетчи дей да все опять прибежат к нам. Или дей ещо сечю учинят с Крымцы. Крымцы дей им не верят. Да говорил, Государь, мне Иван Черемисинов да Михайло Колупаев, что им твоих Государевых лошадей перевозных да и своих послати не мочно по Крымской стороне. Казаков много Нагайских. И язь, Государь, их проведу своз улусы с собою. Обычай, Государь, у Нагаи, только не пословы хто нибудь, гор пограбят. И язь, Государь, с [22] Смаилем договорился, что мне тех людей Астараханских и с лошедми провести без зацепки. И язь, Государь, послал в Астарахань сына своего Володку, и он привел ко мне твой Государев Аргамак, что к тебе прислал Государю Крым Шавкал с твоим Государевым служилым Татарином Сысенем, да с своим послом с Бек булатом, да и посла того, Государь, ко мнеже привел. Да твойже Государев Аргамак рыжлы да полшеста десять лошадей, да Черемисинова лошеди, да Колупаева, да Данила Бортенева, да стрелецкие лошеди, да Казачьи и детей Боярских до Нагайских улусов провел здорово. И как, Государь, будем прошед Аксарай Узюбек Царя недошед болших Сарай, пришел, Государь, на нас Тохтар мирза, да не много у нас лошадей поотогнал, да один и стан пограбил. И мы, Государь, дал Бог, твоим здоровьем людей у нею переимали учали бить ис [23] пищалей. И они, Государь; поторопилися. Да опять, Государь, сам ко мне приехал. Язь дей не ведал, чаял дей язь, что шесть братов. Да рухлядь, Государь, нашу и людей все поотдавал, и язь его людей поотдавал. А было, Государь, с ним четыреста человек. Ходил за Арслановым улусом Ябытамою, да Кереити. То, Государь, Кошумовские силные были улусы Ябытама да Кереити; а они, Государь, в Крым пошли, а перевезлись, Государь, повыше Переволоки на Коскочеве под Стрелчими горами. И Тахтар, Государь, мирза их догонил за Комышлеем, да лошеди у них поимал. И они, Государь, Тахтара побили, человек у него со сто убили, и ранили. А иной, Государь, улус Арсланов же перевезъся на усть Услана, Келечей словет улус. Тахтар, Государь, говорил: доселева дей Царя и великого Князя были люди на Волге по перевозом, никому дей было [24] перевестись немочно; а нынеча дей никого нет по перевозом. Почему дей так ныне дей напрасно Крым наполнился улусы. А Царевичь, Государь, Бекбулат, разболелся перед моим поездом, и ему, Государь, было со мною ехати к тебе к Государю немочно. А Семенова, Государь, мать Царева не поехалаже к сыну. [25]

Сентября 518 в 9 день Елизарь Мальцеве из Нагайской земли приехал, и Государю тоже доносил, что прежде того в грамоте своей доносил. На другой день Нагайские послы Бекчюра с товарищи так же в Москву приехали. И как Государь тогда был у Тройцы в Сергееве монастыре, то по Государеву приказу Казначеи Федор Сукин и Хозяин Тютин велели их поставить на Нагайском дворе и корм им давать по указу.

Сентября в 14 день Нагайские послы били челом, что как Царя в Москве не заехали, Казначеиб у них грамоты взяв послали к Государю, чтоб он их ранее к Исмаилю Князю с прежними послами с Теребердеем и с Келдиуразом вместе отпустил. Казначеи отписав о том к Государю по его повелению грамоты у послов взяв и переведчи оные к Государю послали.

Грамотаже Исмаилева Послами привезенная была такова: [26]

Всево Христьянства 519 Государю. Государю нашему Царю и великому Князю от Исмаиля Князя многом много поклон. Мы поздорову есмя, а и тыб много лет здрав был. После слово то. Отец и брат был мне старейшей один Юсуф Князь. И от тово тебе для отстал есми, и от племени есми отстал, тебя же для и от сынов своих отстал есми тебяж для. А молвили мне, ты дей будешь Русин. Да потому от меня отстали. А иново дела ни как не было. Учинил еси меня в укоре недругом моим. У людей друг и брат таковоль бывает? Слово наше с тобою было то. Взяв Астарахань животы было имати тебе себе, а голову отдати было тебе мне; и ты тово не дал. А в Астарахань ото всюды хто не придет гостей, и с них бы тамгу разделити натри жеребей. Две доли было мне, а [27] треть было тебе самому имати. Так был есми молвил, и тово еси не дал же. А коли в Казани Царь быль; и язь имал по сту рублев денег, да по сту батман 520 меду и тово не дошложь. А в Астарахани коли Царь был и Царевичи; и язь имал по сороку тысяч алтын денег. И тово не дошлож. А те слова все учинилися ложны. И ныне о чем есми з Байтереком ни приказывал, и то все по моему хотенью не ссталося. И ныне что язь имал с Казани сто рублев, да сто батман меду, да что имал есми с Астарахани сорок тысяч алтын денег, и тыб то прислал ныне. А на улус наш голод пришол. И тыб прислал пять судов или так три судна хлеба, а судыб в прок нам. А Байтерек нам судна недал, а приказал бы есми з Байтереком судна просить. [28] И тот боярин, которой с ним пришел, сказала судно дей послал да недал. А что у тебя ныне прошу, датьли тебе, не датьли, чтоб еси ныне отказ учинил. А сего бы моего посла, что ныне к тебе пошел, недели одной не издержав до леду, доброво боярина прикошевав, отпустил бы еси. А Крымской и тебе и нам недруг. И будет ему ити войною, и он будет на Астарахань зиме; а и мы у Астараханиж город поставим. А ково боярина пришлешь, и тыб прислал с ним двесте стрельцов с своим запасом на зиму меня беречи. А сево моево посла, что ныне пошол, отпустил бы еси водою однолично до леду, чтоб не замерзл. А ныне пришло 521 к нам писмо татарское. А тово не ведаем за чем не пришло. И ныне колько чево пришлешь, и ты, татарским писмом написав, пришли [29] однолично. А Елизарей боярин и тобе и мне доброхот. Ож он доброй человек, речи и прав его пригодился. Ажъно он иных бояр лутче. А Юнусаб еси велел однолично крепко беречи. Улус мой в Крым попал от нево. А хотя еси верою рознился, а не чаял есми в тебе лжи а от племянников и от детей своих отстал есми в тебе потому, что была мне рота и правда с тобою. О сесь год приказывал есми, чтоб хлеба; прислал еси много и с Елизаром боярином двесте четвертей хлеба пришло. А улус был голодной, не достало тово. То правда, что человек мой Бекчюра ордабазарец. Да только язь с ним мысль свою тайную говорю, таков мой человек он. Тово для есми ево ныне и послал. Только с ним поговорит, ино то как со мною ж говорил еси. И сколько было моих тайных речей, то есми Бекчюре сказал. И что будет белово Царя [30] слово тайное мне приказании, скажешь Бекчюре, то как мнеж сказал. Людей у меня было много. Да Бекчюру есми послал тово для, что говорит с тобою что молвит Бекчюра, и то так. Бек булат Царевичь у меня. А и х Касбулат Царевичю послал же есми человека. А Бекчюру есми о том правды для послал, и ныне как от тебя одна весть придет, и он тот час поедет. А Карыхозя человек светейшей, а мне зять, и он воеван и граблен, про меняже как он наг и голоден пришел, и Елизар боярин то видел. И только меня почтишь; и ты б ему прислал шубу что ему зимою носити, и что ему ести запасу хлеба прислал бы еси. Да Микитою зовут стрелец пришед на перевозе у моих Ардабазарцов их людей взял, пятьнатцать человек. А ведомо Ивану Черемисинову, и Бекчюре ведомож; и тыб их отдал, или бы еси за них цену дал. Бекчюре [31] дашь, то меня доидет. И что ни дашь Бекчюре, то меня доидет, язь Бекчюре верю. Потому ево и послал есми, что ему верю. Однолично бы еси однолично иноко не молвил, молвя с печатью грамоту написал. Привез к нам Елизар боярин шубу отлас жолт, шубу кунью с сукном, шубу горносталну 522, шубу белю с сукном, шубу белью наголную, постав сукна, два добрые поставы сукна, две однорядки, зуб рыбей, шубу горлотну с сукном, пансырь, да шолом, да не от велика шафрану, да не от велика нашатырю, да пуд олова полуды, сто листов потали, четыре тысячи гвоздей седелных, да шубу бархат з золотом на соболех, да шубу с камкою, да шубу хрепты бели под комкою жолтою, да два постава сукон, шубу черевью, шубу кунью, шубу горлогану, два постава сукон [32] лунских, да полтретья постава плохих сукон. Елизар боярин по знаком во многих землях бывал, потому что к добрым добр, а к лихим крепок, а дело всякое разумеет. Да моево доброво человека сына ИВАН Черимисинов взял с собою сильно, а зовут ево Топасом, грамоте умеет. А отца ево зовут Кульсейтем; и только меня почтит, и тыб ево с нынешним моим послом отпустил однолично. А что нам Город ставити, и Елизар то видев поехал. Городским людем денег надобе много, и тыбь денег много прислал. Да прислал бы пять судов с хлебом, а суды бы в прок. Всякой хто кому друг, тот тово денгами промышляет. А половинаб тово хлеба семенной бы хлеб был. Еже год прошу пансыря, чтоб мне самому вздевать и приходят дансыри, да худы познают, сам ты не смотря посылаешь. Чтоб еси прислал пансырь добр и [33] с шеломом и с тегиляем однолично. А которой город мы поставим, то твойже город. И тебе в свой город денег неприслатьли? И тыб однолично дал денги Бекчюре в руки. Которые куны дойдут до Бекчюриных рук, и то до меня дойдет. Так бы еси ведал. [34]

Октября 523 в 9 день Государь из своего Богомолья, от Тройцы из Сергеева монастыря в Москву возвратившись, Исмаилевых послов Бекчюру с товарищи в Нагайскую землю к Исмаилю Князю отпустить и с ними к немуже, Исмаилю Князю, с грамотою станицу служилых Татар Кадыря Кудинова с товарищи дослать повелено.

Октября же в 19 день оные Нагайские послы у Государя были на отпуске, и у Государя обедали, который их того же дня и отпустил. С Москвы поехали Октября в 29 день. А грамота с ними послана такова.

От Царя 524 и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии Исмаилю Князю слово то. Прислал еси к нам своего человека Бекчюру Ардабазарца з грамотою. А в грамоте своей к нам писал еси, что на тебя пришли великие незгоды, племянники твои от тебя отстали, и дети твои [35] от тебя отъехали в Крым, будто с я тово для, что с нами в дружбе живешь. И ты себе сам рассуди гораздо, как есмя тебя себе другом учинили, и от того дни и по се время от нас тебе опричь добра каково лихо бывалоли. И будет каково лихо бывало, ино то и слово наше непрямо. А мы как учинили тебя себе в дружбе, и потому своему прямому слову от недругов твоих тебя бережем из Астарахани сколько мочно. И стрелцы наши у тебя живут, сколько тебе надобе, и тебя и людей твоих перевозят, и платьем и денгами и всяким запасом тебя сделяем, что ся у нас лучило. И от Крымсково тебя бережем, и по се время наши люди Выслам Кермени стоят, и Крымскому недружбу делают тебяж для. И то наше добро тебе в лихо показалося, ино то сам ведаешь. А мы как свое слово молвили, потому ево и совершали. И похочешь вперед нашие к себе [36] любви; и тыбы безделных речей неговорил и не писал. А говорил бы еси те слова, как бы меж нас крепкая дружба не покрутилась. А мы и ныне видя твои незгоды любовь свою к тебе больши делаем: и того для человека твоего Бекчюру к тебе отпустили. И с ним послали есмя к тебе для любви свое жалованье двесте рублев денег, да две шубы зимовные. А из Астарахани велели есмя тебе дати запасу сто четвертей муки да дватцать четвертей круп, да дватцать четвертей толокна, два судна больших. А будет еси город поставил; и мы тебе велим давати в твой город стрельцов на береженье, на всякой месец по пятидесять человек на своем корму. А переменяти есмя стрелцов велели по месецом тово для, что бы им истомы небыло. А почаешь на собя которых недругов; и мы тебе тогды велели дати стрелцов сколько тебе надобе, как бы тебе можно от своих [37] их недругов уберечися. А Крымсковоб еси зимою не боялся; нашие для рати ити ему нельзе. А что еси писал к нам о Юнусе; и мы о Юнусе писали к тебе с своим казаком с Нагаем Сююндюковым, а положили есмя о Юнусе на твою волю, как тебе надобе. А тобы еси себе и на мысли недержал, что нам Юнуса отпустити на твое лихо. Как тебе надобе, так и учиним. Так бы еси ведал. А наша мысль, что пригоже вам помиритися. Да то есмя положили на тобе, что будет твоя мысль, и ты к нам отпиши ранее. Да писал еси к нам о Карахозе Сеите. И мы тебя для послали ему шубу зимовную, Писан на Москве Лета 7067-го Октября месяца. [38]

Ноября 525 в 23 день прислал к Государю Царю ИВАНУ Васильевичу из городка (Касимова) Шигалей Царь Исмаилева Гонца Качгунчея 526, Магмет мирзина человека Исмаилева сына Кара, которых Государь на Нагайском дворе поставить и корм им давать повелел до указу.

Того же месяца в 29 день Нагайские гонцы у Государя были на приезде, у его Ва (так в тексте. - OCR) обедали и грамоты подали таковые:

1. От Исмаиля Князя 527:

Всево Христьянства Государю белому Царю от брата твоего Исмаиля Князя многом много поклон. Мы здорово живем, а и тыб на многие лета здоров был. После слово то. С тобою есмя побратилися были и молвя, что един Бог. А и рота и шерт [39] нам с тобою былаже. Поверил есми тебе по братству твоему, и не хотел есми отступити от тебя. И того деля от роднова брата своего от Юсуфа Князя отстал есми, да и от племяни отстал же есми, и от дву сынов своих отстал есми. И те все отстали от меня потому что язь непохотел отстати от тебя. И ныне таки от тебя не отстану. Крымской и тебе и мне недруг. А язь с племяником своим с Арыслан мирзою сшелся. И Арыслан мирза от тебя не отстанет же. А Иван Выродков много живота моего взял, да не отдаст. А тому животу числа не ведает нихто. Иван Выродков много лиха делает. А на Ивана Черемисинова погневалъся есми немного того для, что мне ис таможново доходу не давал. Ажъно он не давал по Государя своего слову. И ныне на усть Волги быти пригож Иван Черемисинов, чтоб еси на весне в борзе [40] прислал Иванаж Черемисинова, тот разумеет языку Татарскому, и тут пригоже быти Ивану Черемисинову. А у Ивана у Выродкова много живота моего есть, и тыб то взяв отдал одноличноб еси. Иноко неучинил. А зимовати мне на сей стороне Яйка. А, ож Бог даст, на Волге летовати. То бы ведал еси. А сево моево человека на весне ранее в борзе отпусти. А которые люди меж Волги и Яика, те тебе и други. А Волги еси не велел беречи, и Дону еси беречи не велел же, потому многие люди мои и отошли в Крым. А те многие мои улусы пошли от твоих казаков, тех которые стояли по Волге, и перевозов не берегли. А Иван Выродков не уберег перевозов так, как берег Иван Черемисинов. А животов и кун у меня нет, и есть нечево. Чтоб еси прислал много запасу хлебново и кун. А людей некочевных у нас много. И денег пришли. Здоровье отведати [41] послал есми Кочкунчю богатыря. И тыб ево санным путем в Казань отпустил, чтоб сел в судно. Ести нам нечево, и животов кун у нас нет жо. Так бы еси ведал. А с Волжсково летовища, ож даст Бог, полем шед язь повоюю. И ты тому верь, слово мое прямое то. А от тебя неотстану. Молвя с печатью грамоту написал. Кочкунчей да Шогай Карачея моево дети. Тово для есми послал, чтоб с тобою гораздо поговорити. Всех тех моих людей, тех, которые здесе живут, они лутчи. Так ведай. У Юнус мирзы есть молодец, Ябунчеем зовут, слуга он мой, и отец и дядя ево у меня. А он одною головою там 528 живет. И тыб однолично ево отпустил ко мне, однолично однолично, иноко не молвил. [42]

1559 года 529 Апреля в день Государь Исмаилевы грамоты выслушав Исмаилева гонца Качкунчея в Нагайскую землю отпустить и с ним вместе к Исмаилю Князю посольством Елизаря Малцова послать приговорил, а с ним, Малцовым, велел послать две станицы служилых Татар, Кадыря Кудинова да Семена Тутаева с товарищи 10 человек, и вожеи. Апреля в 23 день Исмаилев гонец Качкунчей с товарищи у Государя был на отпуске, у его Ва обедал, и с Москвы поехал Маия во 2 день. А грамота к Исмаилю Князю послана такова:

От Царя 530 и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии другу моему Исмаилю Князю слово то. Писал еси ко мне наперед сего и не одинока, и с своими людьми приказывал, чтобы нам дела твоего беречи, а держати бы на Дону многих людей, и мы ныне на Дон послали воевод своих [43] их со многими людьми. А велели есмя им стоянии на Дону и дела твоего беречи. И будет тебе надобе детей своих звати к себе, и тыб по них послал, а велел их звати к себе. А там 531 дей им нужа великая. А Крымские люди и дети твои сее зимы пошли были на наши украйны. И не дошед наших украин за два дни, послышев наших воевод побежали назад. И наши воеводы за ними ходили, и многих людей побили. И по нашей мысли пригоже тебе детей своих взяти к себе, чтоб безлеп не погибли. И будет тебе возможно, к детем своим опас послати, чтоб шли к тебе. А там бы безлеп не погибнули. А мы их на Дону велим перевести к тебе. А шлиб к нашим людем безо всякие боязни. А посла своего Елизаря послал есми твоего здоровья видети. И тыб посла нашего Елизаря к нам [44] отпустил часа того, и с нашим послом Елизарем к нам приказал о всех своих делех подлинно, как тебе вперед своими делы промышляти. И Юнус мирзу нам у себяли держати, или к тебе его отпустити, чтоб нам то было ведомо. И будет Юнус мирза тебе ненадобен, и тыб жены его и дети взяв из Сараичика к нам прислал. И мы их у себя пожалуем. Молвя с любовью сю свою грамоту к тебе послал есми. Писана на Москве, Лета 7067 Апреля месяца. [45]

1559 года 532 Декабря в 23 день прислал к Царю ИВАНУ Васильевичу из Астрахани, Иван Выродков Ивак Царевича, которого взяли казаки на Волге Митином с Иваном Афанасьевым сыном Выродкова, и Государь велел его доставить на Рожественской улице на Християнсколе дворе и корм ему велел давать.

Декабря в 30 день Ивак Царевичь у Государя был на приезде, и у его Ва обедал.

1559 533 года Маия в 31 день прислал к Государю из Астрахани Иван Выродков Нагайского Маметей мирзу Юсуфова сына, с Данилом Хохловым, который его взял на Волге, и Государь велел его доставить на Литовском дворе и корме ему давать. Июля в 5 день Маметей мирза у Государя был на приезде, и у его Ва обедал.

1559 года писал к Царю ИВАНУ Васильевичу Исмаил Князь с [46] послами своими с Темирем да с Бекчюрою, чтобы Государь прошения его не оставил, отпустил бы племянника его Магметей мирзу, сына Юсуфа Князя. И Государь по прошению Исмаил Князя племянника его Магметея мирзу отпустил в Нагайскую землю и с женами к Исмаилю Князю с своим послом с Игнатьем Загряским, да с Исмаилевыми послами с Темирем и с Бекчюрою. [47]

1559 году 534 Июня в 14 день прислал к Царю ИВАНУ Васильевичу из Городка Шигалей Царь служилых татар Нагая Сююндюкова с товарищи, да Юнусова человека Курнаналея, да Исмаилева гонца Тягрибердея с товарищи, трех человек из которых Нагай к Исмаилю Князю с грамотою, а Курманалей к Исмаилю от Юнуса с Ногаем в месте посылан был.

Государь Нагайских гонцов велел поставить на Нагайском дворе и корм им давать по указу.

Июня в 18 день Нагайские гонцы у Государя были на приезде, и подав от Исмаиля КНЯЗЯ грамоту у Государя обедали.

Июня же в 3 день Государь приговорил Асанова человека Кошумова сына Кулчана отпустить, и с ним велел послать к Асану с братьею с грамотою станицу служилых татар Байгилдея Розгозина с товарищи.

А Исмаилева человека Теребердея велел отпустить после в Казань, а из [48] Казани велел его отпустить в Астрахань, как будут ездоки. Из Астрахани же велел его отпустить в Нагайскую землю к Исмаилю Князю. А грамота с ним к Исмаилю не послана потому, что к нему недавно отпущен Государев посол Елизарь Малцов.

С Москвы поехали служилые татаре Байгилдей с товарищи и Асанов человек Кулчан Июля в 30 день, а Теребердей с товарищи в Казань на подводах Августа 17 дня.

А грамота к Асан мирзе Кошумову с братьею с Байгилдеем Розгозиным послана такова 535:

Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии слово. Асан мирзе, да Типалей мирзе, да Козелей мирзе, да Досай мирзе, да Салтанга мирзе. Сказывали нам, что есте сы Смайлем Князем в недружбе учинилися. А брата дей вашего Арслан мирзу Исмаил Князь убил. А вы ныне Юртов своих отбыв ходите [49] без пристанища. И похотите к себе нашего жалованья; и выб поехали к нам со всеми своими людьми, которые ныне с вами. А мы вам всем и вашим людем дадим место на Украйне в Мещере, где вам пригоже кочевати, и пожалуем вас великим своим жалованьем, и устрой вам учиним, как вам мочно быти бескорбным. А лихаб есте от нас не боялись никоторого. Видя ваши незгоды, попаметовали есмя ваши прежние дружбы, того для вам и вашим людем хотим помочь учинити, чтоб от ваших ну ж вас избавити, и нехотя тое беды над вами слышати, как Крымской над вашею братьею учинил, жалея о вас, того для сию свою грамоту к вам послал есми. И опричь жалованья нашего слово иноко небудет. Писана на Москве Лета 7067 Июля. [50]

1559 года 536 Августа в 23 день прислал ко Царю ИВАНУ Васильевичу из Городка Шигалей Царь служилых Татар Кадыря Кудинова с товарищи, да Нагайского Татарина Исмаилева человека Сасыка, уведомляя притом, что идут к Государю от Исмаиля Князя послы Аманъгилдей с товарищи всех 20 человек а лошадей с ними 60.

И Государь велел Исмаилевых гонцов поставить на Нагайском дворе и корм им давать по указу.

Сентября в день Исмаилев посол, Аманъгилдей с товарищи к Москве пришли, и Государь велел их поставить на Нагайском дворе, и корм им давать по указу.

Сентябряже в 5 день Исмаилев посол Аманъгилдей с товарищи был в дьячей избе у Дьяка у Ивана Михайлова, который Исмаилеву грамоту у него, посла взял. А грамота была такова 537: [51]

Всего крестьянства Государю, Брату моему белому Царю многом много поклон. Детей моих дву сынов, которые в Крыме были, люди их же изымав свели были. И ныне был их там поимал же а прибежал, а с ним людей его человек с пятьнатцать, слава Богу. Иде тудыл Девлет Кирей Царь с нами был ратен, а ныне и достоль заратился. Как сех послов отпустил есми и после их девети братов головами учинив лехким делом войною в Крым послал есми. Та моя ратная посылка без урыву учнет ходити, так бы еси ведал. А отеческое наше родство братья моя все при мне, все пришедши ноги мои обьняли. Мы дей в мало время от неразумья своего от тебя отстали есмя. И ныне дей до смерти до своей ис твоего повеленья невыступим. Исуповых детей мне к себе не имывать того для, только мне их взять к себе, и тем моим племянником, [52] которым от меня не отступным быти шти братом, и девети братом вместе с ними не живать. Потому Юнуса к себе неемлю. И тыбы о том непокручинился, что язь его не возму. А Арслановы братьи не возму к себе потому, что они с Крымским за один. А Арслан мирза осенесь посылал в Крым посла, а приказывал: «Князь 538 дей до смерти своей от белово Царя не отступен, язь дей Князя убью». Докудова то он делал, и Бог то над ним над самим учинил. И по тем речам Тиналей мирзу язь к себе невозму. Опричь тех дву отцов, детей все мое родство со мною за один, и из моего слова не выступны. А мне и до своей смерти опричь тебя брата нет, и досмерти от тебя неотступлю. Умру язь; ино дети мои от тебя неотступны. Как мне веришь, так бы и [53] детем моим верил еси. А Астараханские люди нас Сываном Выродковым ссаривают. И как мы похотим кочевати подле Волги, и они говорят, хотят дей за Волгу лесть да в Крым отоити. А как похотим ити на отца своего Юрт на Яик; и они сказывают, будто мы в Ургенч хотим отоити. Астараханские люди. Ивану Выродкову сказывают, да нас ссорят. И тыб про то к Астараханским людем приказал з грозою накрепко. А на Волге не зимую, потому как Волга станет, по леду перелезут люди мои, да в Крым пойдут. Того для на Яике зимуем. Где я нибуду, блисколи далечели, доколе язь и умру, а мысль моя с тобою. Тому слову моему верь. Зимовал бы на Волге, да блюдуся людей своих, того для, у иных отец там, а дети у меня; у иных отец у меня, а дети там. Потону на Яйке зимую. А Крымская рать в ту пору не будет на [54] Астарахань, доколе язь живу. А придешь; и он здоров неотоидет от меня, верь тому. Только меня себе братом назовешь, и мы голодни и либивы. Что ты прислал денег и запасу, то есмя меж себя розделили. Да тем и с Улусы своими питаемся. А от инуды получить не от коле ничево. Наперед сего и с Казани да из Астарахани куны нам шли а ныне того нет. А берегут меня самого деветь братов, да Салтанов Якшиса Ат мырза, и тем язь товожь уделяю, что ты присылаешь, денег и запасу. И тыб ныне на всяк год посылал ко мне запасу и денег, и с выше того, что ко мне посылаешь А людей у нас ныне умножело, с кем нам делити, что ты присылаешь А после девяти братов Якшиса Ат мирзу хочю послать. Да будет что иное и с казны пришлешь, и ты бы больши прежнево прислал. Сех слуг своих держу у себя тем, [55] что ты присылаешь. А те денги присылай ко мне все с послы, которые к тебе пойдут. Здоровья я отведати послал есми к тебе доброво слугу Аман Гилдей и Милдеша. Кой час доидет, тот час не издержав отпустил бы еси судном. А про твое здоровье слышал есми у твоево человека у Кадыря, обвселился есми. Толко похочешь Крыма воевать, чтоб до зимы водяным путем ити будет вам, а полем ити будет нам. И тыб часа того человека прислал. А мы тово слова от тебя ждем. Стоим готовы. Толко нас увидят в поле; и тамошние дей наши улусы хотят отступити к нам. А те речи все будут на лето. [56]

Сентябряже 539 в день Государь велел Исмаилева посла Аманъгилдея с товарищи отпустить к Исмаилю Князю и грамоту к нему с ними послать. Аманъгилдей с товарищи с Москвы поехали Сентября в 23 день, а грамота с ним послана такова 540:

От Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии другу моему Исмаилю Князю слово то. Прислал еси к нам человека своего Аман Гилдея з грамотою. И мы твою грамоту выслушали, и оставити тебя от своей любви нехотим, доколе Бог даст и живы будем. И тыб безлепичным речам ничьим не верил. Как есми свое слово молвил, потому его и совершити хочю. А о Крымском хочю мыслити гораздо, как над ним промышляти. И что будет моя мысль, как тому делу быти, и [57] язь тебе о том ведомо учиню с твоим послом с Утемирем. Молвя грамоту послал есми. Лета 7068 Сентября. [58]

Сентября 541 в 12 день прислал к Царю ИВАНУ Васильевичу Елисарь Малцов сына своего Володимера с грамотою, да с ним же служилых татар Семена Тутаева с товарищи 3 человек. А с ними в мести приехали Исмаилев человек Исмаил Янгарыев с товарищи. При чем Елизарь Малцов доносил, что идут к Государю послы, а имянно от Исмаиля Князя Теребердей Наиман, и Бекчюра, от Исмаилевых детей от Магмет мирзы, Чюра Алчин, от Тинахмат мирзы Мелга Имилдеш, от Урус мирзы Терей и от иных мурз послы, всех их 30 человек, и лошадей с ними 902. Государь Нагайских гонцов велел поставить на Нагайском дворе и корм им давать по указу.

А Елизарь Малцов с сыном к Государю грамоту послал такову 542:

Государю Царю и великому Князю ИВАНУ Васильевичю всеа Русии холоп твой Елизарец Малцов челом бьет. [59] Писал есми, Государь, к тебе ко Государю вести Крымские с Сафатом со Ясановым Июля 25 и того, Государь, Сафата розгоняли татарове. И язь к тебе Государю в другой писал теже вести с Алсупою да с вожом с Кулсентем Августа 1. Да и про Нагаи есми, Государь, писал же, что Исмаил Князь был болен, и мало владел собою. И люди, Государь, его просили пошлин, как были, сказывают, при Едигее; и Исмаил тожь говорил, да и о тамге и о Казанской пошлине и о Астраханской, что им, сказывают, шло со всех Царей. И язь, Государь, то им отговаривал, и встречал их речьми по твоему Государеву наказу. А Исмаил, Государь, с люди не сможет, и дети его не слушают. И при людех, Государь, Исмаил Князь тож говорит, что и люди. А ночи сонною говорит Бога деля дей тому не потачь, того деи Царю и великому [60] Князю не сказывай. Лихо дей мне кое немогу. А буду дей здоров; и язь с лихми и з дети и управлюсь: е ещо дей старово волка з болную собаку станут, и не над такими дей язь промышливал. А с теми дей как Бог даст. А как, Государь, обмогся, и он меня часа того отпустил, а сам поехал был воевать Исуповых детей. Да меня с собою взял, и шел до Аксарая до Алтынкешени. Да отпустил сына своего Тинахмата на них, а сам назад воротился. Язь дей 543 ходил тебя для, чтоб хто тебя не ограбил. Улусы деи наши мешаютца в Крым хотят; а язь дей до века Царя и великого Князя. Чтоб дей мне дал срок на весну, и язь бы дей пошол сам х Крыму воевати. А Нагаи, Государь, все пропали, не много их с Смаилем осталось да з детми. Да и те в розни, дети [61] Исмаиля не слушают. А шесть братов, Государь, Шихмамаевы дети на Яике, а с Смаилем не в миру. А Кошумовы дети Арслановы братья перевезлись Волгу на Крымскую сторону и з женами и з детми, да в Крым пошли, а всех их шесть сот человек. И пошол был, Государь, в Крым воевати Тахтар мирза, а с ним триста человек. Исмаил его Князь послал. И он, Государь, Тиналея дошел на Дону 544, до лошади у Тиналея мирзы поймал у Арслановы братьи. И Тиналей, Государь, сказывают, ходил за Тахтаром в погоню, да половину своих лошадей у Тахтара отнял, а другую Тахтар угнал. Да прибежал, Государь, Исмаилев человек и с Крыму Карачюрою зовут, после Тинбай мирзы, и после Кутумова сына; а сказывает, что Кангулу Князя Царь 545 убил, и иных Князей, а Колеша дей неубил, [62] и славу дей пущает, хочет ити на твою Государеву украйну, а сам дей блудетца твоих Государевых людей, которые на Дону и на Днепре. Да и Нагаем, Государь, не верит. Ни како дей ему ни куды ни бывать, а и Турского дей, Государь, на тебя всегды просит помочи 546, моей дей мочи нет, жить от него не точно. И Салтан дей ему отъказал, мне дей самому не досуг. А которых, Государь, людей прислал Турской Салтан Азову на береженье, и язь к тебе Государю писал те вести подлинно. А Исмаил тебе Государю приказывал, и бил челом и з большою женою, чтоб ты, Государь, пожаловал прислал к нему сына его Кулбая. Слух, Государь, в Нагаех, что Кулбая мурзу взяли твои Государевы люди на Дону, и с Крыму он утек. А в Нагаи не бывал. А Смаил, Государь, отпущаючи меня к тебе [63] Государь, говорил, до смерти дей есми, холоп Царя великого Князя. Да Бога деля бы дей Царь Князь 547 Юнуса держал крепко, не отпущал ево меня для никуды. А боитца, Государь, ево необычно и з детми. А улусные Государь, люди все Юнуса необычно любят, и жадають видатьли бы дей Юнуса на юрте, ещо бы дей Нагай собрались отовселе кь Юнусу. А опричь дей Юнуса Юрта держати некому, А Смаил дей не юртной человек. Хочет один быть, да и тот дей при старости: то, Государь, улусных людей слово. А сыну, Государь, своему большому Магмет Мирзе нурадыйство дал, а улусы, Государь, у Исмаиля мешаютца, грозят ему, хотят в Крым бежать. И толко, Государь, Исмаил и дети его не поидут от Волги; и как лед станет, многие пойдут в Крым. Исмаил, Государь, [64] о том и со мною думал, хочет ити ранее на Карадуван и к Сараичику. А Тиналей, Государь, перевезся Волгу у Стокерешки на Змеине Камени, а нынеча, Государь, на Дону. А в Крым дей, Государь, нс хочет ити. Да улусные люди, Государь, о том с ним бранятца: тут дей нам пропасть, идем дей в Крым. И пося места, Государь, ещо не пошли. Да Смаил же, Государь, говорил: доселева дей у Царя и великого Князя там нихто не смел перевестися Волгу; а нынеча дей и в верху, где его люди стоят, тут Тиналей перевезся, три дни дей возился. И язь, Государь, с теми вестми послал к тебе Государю сына своего Володку, да служилых Татар. А Исуповы, Государь, дети, Юнусовы братья, Ибреим мирза, Ак мирза, Ал мирза волочатца на Таллыке выше Ахматовых гор. А всех, Государь, людей с ними Т. человек а нет, Государь, у них уж ничего. [65]

Сентября 548 в 16 день Елизарей Малцов из Нагайския земли в Москву приехал, и Государю тоже доносил, кто в грамоте своей писал.

Сентябряже в 22 день Исмаилевы послы Темир Бекчюра к Москве пришли, и Государь велел их поставить на Нагайском дворе и корм им давать по указу.

Октября в 3 день оные послы у Государя сбыли на приезде, у его Ва обедали, и от Исмаиля Князя грамоту подали такоу 549:

Всево Христьянства Государю Брату моему Белому Царю от Исмаиля Князя поклон. Мы здорово живем, а и ты бы на многие лета здоров был. После слово то. Ото всех людей тебя для если отстал. Изначалные наших четырех Царев дети, и нашего отечества дети, братья наши, отстали от меня потому, что [66] язь от тебя не отстал. А ныне Крымской и тебе и мне недруг. И будет ныне ево воевати, дву сынов моих улусные люди оманкою в Крым отвели. И сведав Царево лихо к себе один ко мне прибежал, а другой едучи на Дону твоим казаком попал, отвели дей ево к тебе. Что он у тебя, и он как бы к нам же приехал, тому велми порадовался есми. И ныне бы другу и недругу нас в укоре не учинил еси. Как сесь мой человек доедет, тот бы час ко мне ево отпустил еси. А тому, что он у тебя, язь ся тому порадовал. Знамя тому то. Как сесь человек доедет до тебя, и ты ево отпустишь, а то мы дополна ведаем, что он там у вас. Однолично бы еси иноко не молыл. Толко тебе ево отпустити, и ты ево отпусти судном. А Волга и Яик омое то 550 отца моево Юрт, потому [67] тому что отец мой Князь велики на Яике, а другой отец же мне Нурадын мирза на Волге; то ведаешь. И ныне Волга у тебя, как у нас же потому что есмя в братстве. А братен живот з братом вопче бывает. Мы по хотенью мысли своей по делу смотря иногды на Волге, а иногда на Яике живем. Где ни будем, а мысль наша у тебя. Астараханских лихих людей словом 551 нам лихую истому делает. А на усть Волги люди брата нашего белово Царя. И то как нашижь люди, потому есмя улусных людей своих голодных и нужных там пооставили были. И Иван Выродков теми людми нашими нам владети не дает, да тех людей в язак поворотил, с пахотных хлебом емлет, а с ловцов рыбою емлет, а нам не дает. И услышат други и недруги; да учнут говорити, [68] ево же дей людми да емужь владети не дает. Доброль то слышети твоему имени, и моему имени, что не дает владети Иван Выродков? И будет то с твоево ведома; и ты в грамоте отпиши: будет же не с твоево ведома; и ты меня к Ивану Выродкову с лаею прикажи, чтоб друг и не друг слышали, что то без твоего ведома. Нас ты не видишли, что мы день и ночь у Астарахани с Астараханскими людми вместе живем. Да куряти одному есмя их не доточны, потому что они люди твои. Всем люден то ведомо. А ныне на Крым лехкою войною Мамай мирзина сына Якшисат мирзу отпущаю з братьею с его и с племянники. А даю ему полк свой. А наперед сего отпустил есми на Крым девеши братов лехкоюж войною. И зиме и лете беспрестани на Крым войною учну посылати. А большой ход наш будет толды, коли мы меж себя срок [69] учиним. А Шихъмамаеву есми сыну Бай мирзе Кекуватство дал, и Яик есми велел беречи ему. А сыну своему Магмет мирзе Нурадыиство дал есми перед Елизаром, и конь есми ево велел провести. Так бы еси ведал. А братству знамя то: умру язь, и сына моего как меняжь смотри. И как тебе сына моего в мое место смотрити, и знамя тому то: коли язь был в мирзах, толды какова боярина присылал еси ко мне; и ныне такова боярина присылал к сыну моему к Магмет мирзе. А какова еси боярина посылывал ко Князю, и ты такова ко мне присылай однолично, толко меня собе братом назовешь, и ты к Магмет мирзе боярина пришли. А которово еси боярина ко мне прислал, и ты тово опять ко мне не посылай. И ныне сущее Кадыша ко мне не посылай, речи наши гораздо не согласуютца. А посол мой болшой Темир здоровья отведати тово послал есми, [70] а из базарских людей Бекчюра, то Казначей мой. Что ты мне даст денег годовое, и по то послал есми Бекчюру; годовые денги однолично бы еси прислал з Бекчюрою. А то и сам ведает, что улусы голодни и нужны. Чтобы еси прислал запасу хлебного и платья много и суды, да двесте рублев денег без оскуденья прислал бы еси и запасу на зиму. Обое то бы еси прислал з Бекчюрою. А посол мой Темир, и тебе боярина прикошевати к нему. Так бы еси ведал. А правда твоя и братство ко мне то, чтобы еси сего году двусот рублев и полутораста четверти хлебного запасу, и шубы и однорядки неизоскудил еси однолично. Однолично на всяк год суды к нам присылал еси, и тех судов назад у нас не имывали. Сесь год и по ся места, которые суды от тебя к нам приходили, и Иван Выродков тех судов нам недает и ныне которое суды пришлешь к нам, [71] и ты в грамоте напиши, чтобы те судны нам поотдавали. Что ни пришлешь, то в грамоте напиши однолично. Да прислал бы еси пошали, да бумаги писчие, да шафрану, до краски. А Юнус мирзу толко на се улусы выпустишь, и сему улусы не устроитись, и нам будет в досаду. Есипов Офонасей боярин, не худой у тебя холоп, к нам приежжает, д говорит тебе дси друг. Да братью мою Токтар мирзу, да дву братов его, Булат мирзу, да Яубичен мирзу на твоего и на своего недруга на Крымсково войною послал есми. И тыб их гораздо чтил. А сех бы людей моих отпустил еси саньми, чтобы они сели в суды в Казани. Кулбай мирза у тебя. Толко меня себе братом назовешь; и ты бы однолично на сей осени отпустил ево в судне. А коли был здесь Иван Черемисинов, и толды без нашего ведома ни один конной человек за Волгу [72] неперебеживал. И как пришел Иван Выродков; по вся дни в Крым многие улусы отходят. А ис Крыма приезжаючи лошадей отгоняют. И на воде судех таких дел не бережет. В Астрахань к Ивану Выродкову на крепко з грозою бы еси приказал, чтобы Волгу накрепко берег, людей бы неперевозил, крепко з грозою прикажи. Хто похочет за Волгу перевестися, или на сю сторону перевестися, и ты о том прикажи, безо княжовилцы ведома не вози никово. А язь ведаю тех людей, чьей недружбе Белому и ко мне доити. А которые мои люди улусные голодом и нужею меня остали, и те, как опочинут, будут ко мне. Тех бы не уимал, о том бы еси приказал к Ивану Выродкову. А Кутум мирза брат был мне старешей. И он не в велик на меня погневался. Да шед у Астарахани блиско стал был, и он ныне с ними помирился и похочет он к нам [73] ехати. И ты к Ивану прикажи, чтобы сиу волю дал. Да от нас холопи и робы многие бегают, а Иван Выродков нам их не отдает. И ты и о том вели написати. Боярин те поминки, что ко мне посланы с Кадышем два их завладели, а мне не дал. А что будет тебе ко мне прислали поминков, денег ли или что ни буди, твои бы люди то видели. И посол бы мой Темир то видел же, что пошлешь. Да пришли кречать, да ястреб. Чтобы еси Темиря, и боярина и Бекчюру на весне, как лед пройдет, в судне отпустил. У великого Князя у белово Царя прошу, что Юнус мирзы человек, Янаем зовут, чтобы ево ко мне отпустил, женам и дети ево есть, а ныне живут в убожестве. Хочет он у нас живет, хочет к тебе поиди, для Бога отдай его к тебе поидет. [74]

Государь 552 Исмаилевы Княжие грамоты слушав, приговорил Исмаилевых послов Темир с товарищи и мирзиных людей отпустить в Нагайскую землю, а послать с ними в месте к Исмаилю Князю посла своего Петра Григорьева сына Совина, и с ним две станицы служилых татар Манкея Девлечарова, да Бай Гилдея Розгозина с товарищи, а к Магмет мирзе Исмаилеву сыну приговорил послать посолством Семена Малцова сына Данилова сына, да с ним станицу служилых татар Кадыря Кудинова с товарищи, да вожей.

Марта в 28 день Исмаилев посол Темирь и Магмет мирзин человек Чюрин Алчин с товарищи у Государя были на отпуске и на обеде.

Апреля в 25 день Нагайские послы Темирь с товарищи в мести с Государевыми послами Петром Совиным и Семеном Малцовым с Москвы поехали. [75]

Речь, которую Петр Совин к Исмаилю Князю имел говорить, была такова 553:

Царь и великий Князь велел говорити. Писал еси к нам с своим Послом. Темирем и с своим человеком Бекчорою, что Крымской нам недруг и тебе не друг. И будешь ево сево лета воевати, и но бы срок учинити, да по сроку воевати, и на Днепр бы нам людей своих посланти, а на Дону бы наши люди былиже А дву сынов твоих улусные люди в Крым отвели были. И они послышев Царево лихо, один к тебе прибежал, а о другом тебе ведома прямого нет. И будет наши казаки сына твоего на Дону взяв к нам привели, [76] и нам бы ево к тебе отпустити. А ныне еси сына своею Магмет мирзу нурадыном учинил. И вам бы к нему человека прислати, и тебя бы вам дружбою своею не забывати, а после бы, тебя сына твоего Магмед мирзу потомуж как тебя смотрити. А ныне бы, тебе денег и платья прислати, занъже ещо и ныне люди твои голодни и истому многую терпят. А которые люди твои голодные в Астарахани осталися, и нам бы приказати Ивану Выродкову, как те люди похотят к тебе; и он бы им волю дал; и на Волге бы по перевозом велети нам Ивану береженье держати. А которые суды пошлем к тебе з запасом и нам бы те суды велети тебеж дати. Да и поталиб и бумаги писчие, и шафрану и краски к тебе прислати. А Яишки Саат мирзу Мамаева сына и детей своих послал еси на Крым, и нам бы то было ведомо. И те все твои речи в грамоте [77] твоей гораздо выслушали есми. И твоего здоровья видети посла своего Петра Совина ныне к тебе послал есми. И твоих послов Темир и Бекчюру с таварищи с Петром вместе к тебе отпустил есми. А к сыну твоему Магмет мирзе тебя для посла своего Семена Малцова послал есми.

Царь и великий Князь велел тебе говорити: и мы ныне по тому, как еси к нам писал, посылаем сей весне на Днепре намесника своего Черниговского Диака Ржевского со многими людми, да Тягрибердей мирзу Килчака, которой к нам приехал служити из Крыму. А велели есмя им с Днепра Крымскому Царю недружбу делати, сколко им Бог может. А на Дон есми послал твоего для дела Истому Изволского со многимиж людми. И с твоими послы с Темирем и з Бекчюрою. Приказал есми исгооме с очей на очи накрегико. Пойдет ты друг наш сам на Крым, или детей [78] своих и племянников с своими пошлешь; и мы тебе и детем твоим и племянником велели ее у перевозы держати и помогати во всем. А в Черкасы есми в Пятигорские сее зимы послал Князя Дмитрея Вишневетцкого; да Черкаских Князей Амашика, да Сибока з братьею, и многих своих людей с ними послал. А велел есми им в Черкасскую сторону со всеми Черкасы Крымскому недружбу делати, и над Крымом промышляти, сколко мочно. А ты друг наш ведаешь и сам гораздо. Толко тебе ныне над Крымским не промышляти и вперед от Крымского которого добра ждати. И будет тебе возможно, и ты б над Крымским сам промышлял. А будет ныне самому тебе за которым делом не возможно на Крым ити; и тыб однако нечто детей своих и племянников всех со всеми своими людми послал Крыма воевати, чтоб нашим людем на Дону и на [79] Днепре и в Черкасех не безлеп стояти, занже наши люди и стрелцы тебя самово и детей твоих и племянников ждут готовы на Дону, и с тобою или с твоими детми и племянники вместе над Крымским промышляют и не дружбу делают, как им будет мочно. А наша мысль, что тебе самому пригоже ити за Волгу, Крымскую сторону и стати тебе да усть Медведицы, и с усть Медведицы детей своих и племянников на Крым отпустити, тово для, которые ваши люди ещо в Крыме остались, и те люди, послышев тебя, что ты сам стоишь на Медведице, все у тебя будут. А Крымской послышев тебя, что ты сам идешь, и Вишневецкой с Черкасские стороны с Черкасы идет, а з Днепра ратьже идет; и он против детей твоих и племянников и ваших людей не станет же. И ты б однолично безо всякого перевозу сево лета над Крымом промышлял [80] безотступно, потому как есми к тебе свою мысль приказал. Занже коли время настоит, тогды ево пригоже и делати; а коли время пройдет, и тогды тово дела сделати будет не мочно. А что еси писал к нам о денгах и о платье и о запасе; и мы к тебе денег и платья и запасу послали с своим послом с Петром. И суды есмя запасные велели ему тебеж отдати. А что еси писал к нам о своем сыне о Кулбай мирзе, и мы по него посылали много проведывати, и ни как про нево не доведались. А толко бы к нам приехал, и мыб ево с любовью приняли, и тебя б для пожаловав часа того к тебе ево отпустили. А ныне о нем и сами скорбим, что не слушая тебя своею молодостью безлеп погиб.

Царь и великий Князь велел тебе говорити: а что еси писал к нам; которые твои люди голодные остались в Астрахани, и нам бы приказати [81] Ивану Выродкову, которые похотят к тебе ити, и тем бы дать водя. И мы приказали Ивану Выродкову накрепко, которые твои люди похотят к тебе шли, и мы ему тех людей велели отпускати к тебе безо всякого задержанья. И на Волге по перевозом велели есмя Ивану Выродкову держати сторожи крепкие и дела твоего велели есмя ему беречи по твоему приказу, как тебе надобе. А как пойдет на Крым, и детей своих и племянников пошлет; и мы ему велели перевоз держати готов. И ты б Ивана тогды без вести недержал, х которому дни тебе и детем твоим перевоз надобе. Да и потали есмя и бумаги писчие и шафрану и краски к тебе послали. Да писал еси к нам, что еси Якши Саат мирзу и детей своих с людми на Крым послал. И к нам сее зимы приехали из Крыма наши Казаки Тафкей Тимеев с таварищи, и сказывали нам, что Якшисаат мирза и дети [82] твой приходили на Крымские Татары, и лошадей много поймали, ино то еси учинил гораздо, что недруга нашего и своего воюешь, и тыб и сево лета одноконечно над своим недругом над Крымским безотступно промышлял, потому как есмя к тебе свою мысль приказывали. А мы ныне потомуж с свою сторону тем делом учнем промышляти безотступно. А сыну твоему Тинбай мирзе и Якши Саат мирзе и Тиналей мирзе за их службу жалованье свое есмя им послали. Да писал к нам Тинали мирза, как пойдут они с тобою Крыма воевати, и нам бы велети и им давати из Астарахани по пятидесять стрелцов. И Асанак мирзину жену из дочерью пожаловати бы нам к ним отпустити. А как ты друг наш пойдешь на Крым или детей своих и племянников пошлешь, а надобны будет тебе стрелцы на Крымскую войну или детем твоим; и тыбы велел имати из [83] Астарахани у Ивана у Выродкова стрелцов по пятидесять человек. А мы к Ивану Выродкову о том писалиже: как ты пришлешь к нему по стрелцы на Крымскую войну, и мы ему стрелцов велели тебе и детем твоим дати пятьдесять человек. А которые наши Казаки и стрелцы на Дону; и тыб тех имал, сколко надобе. А мы Истоме Изволскому о том приказалиже накрепко.

Сверьх того посланы грамоты таковы:

1. К урус мирзе 554:

Божиею милостию от Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии слово Урус мирзе. Писал к нам отец твой, что сего лета отец твой хочет сам Крым воевати и выб сего лета с отцом своим одноконечно неотступно Крым воевали. И язь отца для вашего Исмаиля Князя и вас для послал на Днепр наместника своего Черниговскою Диака [84] Ржевского да Тягриберди Кипчака, которой к нам приехал ис Крыма, а велел есми им с Днепра неотступно Крым воевати. А с Черкасскую сторону послал есми, Крыма воевати, Князя Дмитрея Вишневетцкого, да Черкасских Князей Амашика да Сибока со многими людми. А на Дон послал есми Истому Изволского со многими людми. А велел есми ему на Дону вам перевозы держати, и с вами вместе Крым воевати. И выб одноконечно сего лета неотступно Крым воевали. А надобны будут вам стрелцы из Астарахани, и язь вам велел дати из Астарахани пятьдесят стрелцов и к Ивану к Выродкову есми о том писал. И толко сего лета неотступно учнете Крым воевати; и язь вам жалованья своего и съвыше прибавлю. Молвя с любовным своим жалованьем сю свою грамоту к тебе послал есми. Лета 7068го Марта 555. [85]

2. К Тиналей мирзе 556:

Божиею милостию Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Руси слово Тиналей мирзе. Писал еси к нам с Кулчаном, что еси по нашему слову пошел к Исмаилю Князю, а Крымсково есте воевали, и лошадей иного взяли, и впе 557 сего лета неотступно хотите воевати. А нам бы вам велети дати из Астарахани пятьдесят человек стрелцов, и на Дон бы вам х Казаком грамота дати, чтоб вам никакова лиха не учинили. А Измаил Князь писал к нам с своим послом с Темирем, что хочет сам ити Крыма воевати. И мы для Исмаиля Князя и вас для послали на Дон Истому Изволсково [86] со многими Казаки. А велели ему вам перевозы держати, и беречи вас велели ото всякого лиха. И с послы вашими велели ему говорити, где ему вас ждати. И Истома с послы вашими договор учинил, что ему вас ждати на Дону на усть Медведицы. И выб одноконечно сего лета Крым воевали не отступно. А мы послали на Днепр наместника своего Дьяка Ржевского со многими людми, да Тягрибердея Кипчака, которой к нам пришел ис Крыма, а велели им с Днепра неотступно Крым воевати. А с Черкасскую сторону послали есмя Крыма воевати Князя Дмитрея Вишневетцкого; да Черкасских Князей Амашика да Сибока со многими людми. И выб одноконечно сего лета Крым воевали. А надобны будут вам стрелцы, и выб стрелцов взяли у Ивана у Выродкова, пятьдесять человек. А мы к Ивану писали, велели вам стрелцов дати. А что еси писал к нам о Асанак [87] мирзине жене, и мы ее и з дочерьею ж тебе отпустили, да и жалованье свое доброе и запасу к тебе послали. И тыб наше жалованье к себе паметовал. А то твоей службе и знамя, толко сего лета неотступно учнешь Крым воевати. Так бы еси ведал. Писана на Москве лета 7068 Марта.

3. Запись шертная 558:

Язь Магмет мирза даю терт Царю и великому Князю ИВАНУ Васильевичю всея Русии на том. Хотети ми ему добра во всей и другу ми ево другом быти, а недругу недругом быти. А на Крымского Царя и на всякого ми ево недруга с ним за один быти. А не станет отца моего Исмаиля Князя; и мне от Царя и великого Князя неотступну быти и до своего живота, и иново ми себе друга никово не искати. А о котором ми о своем деле Царь и великий Князь [88] прикажешь, и мне то дело делати в правду без хитрости по сей шерти, и по тому как отец мой Исмаил Князь Царя и великого Князя дела делает без хитрости. А взведаю, хто имет лихо мыслити Царю и великому Князю и его землям, и мне о том ко Царю и великому Князю весть послати. А к ним ми не приставати. Того для к сей записи на утверженье язь Магмет мирза учиня крепкую шерть и печать есми свою приложил, лета 7068. [89]

1560 году 559 Маия в 6 день прислал к Царю ИВАНУ Васильевичу из Ряского гоорда Иван Коробин Андрея Камышникова с известием, что идет к Государю служить Нагайской Ак болтай мирза Зенешев сын Княжой, и Государь велел послать против него с платьем Василья Яковлева сына Щелкалова. - Маиля в 12 день Василей Щелкалов с Акболтою мирзою к Москве приехал, и поставил его за Москвою рекою на Мустафинском дворе. Маияже в 17 день оный миза у Государя был на приезде и на обеде. Июня бил челом Царю и великому Князю Ак болтай мирза, чтоб Государь пожаловал отпустил его в Астарахань. Июня в 27 день он, мирза, у Государя был и обедал. И Государь его опустил в Астрахань того же дня. А поехал Ак болтай мирза с Москвы Июня в 30 день.

1560 году 560 Маия в 17 день приехал к Царю из Темникова Яникеи Князь Тенишевев Исмаилева гонца Ашекая [90] Коксюзева да Магмет мирзина гонца Алпича Бакаева Астараханским гонцом с Юрьем Совым, с видомостью, что пришли в Темников от Исмаиля Князя посол Зенбахты 561 Тоузаров, от Магмет мирзы Аганай и от иных мирз послы, всех их послов и гостей 216, а лошадей с ними с тысячю. И Государь велел Нагайских гонцов поставить на Нагайском дворе и корм им давать по указу.

Маия в 28 день Нагайские послы Зенбахты с товарищи к Москве пришли. И Государь велел их поставить за посадом под Поншиным и корм им давать по указу.

Июня в 5 день Нагайские послы у Государя были на приезде и и обеде. А грамоты ими привезенные были таковы:

1. От Исмаиля Князя 562:

Всево Христьянства Государю брату моему белому Царю от Исмаиля Князя поклон. Мы здоровы, и ты бы на многи лета здоров был. [91] После слово то. Которые были отстали от мена братья мои, и те со мною опять содиначилися. А которые улусы мои в Крым взяты были, и они они Крыма отступили, и ко мне пришли. А Крымские ныне таковы что им на поле не выхаживать. И ныне как Крым воевать, и коли воевать, о том бы еси на борзе приказал ко мне. И ныне похочешь Крым воевать, и нам бы вместе за один воевати. А ныне бы еси рати много послал. Полем бы наши люди ходили. А в Черкасы крепкое слово свое прикажи; занже Казыево пристанище у них. Которые улусы к нам идут, и он их воюет. А которые гости шли из Азова в Астарахань, и он их повоевал же. Тем кунам, которым было в твоей казне быть, много убытка учинил. А Юсуфову Княжому сыну пристанище учинилось Шавкал. И тем дву отцов детем уж то воевати и вас и нас. И как на них войну учинити похочешь, то ты [92] ведаешь. Дотолева с Казани мне надежа была. То не сталось. А с Астарахани надежа былаже, и то не сталосяже. О том уже и не говорю. А которые люди мои охудали, а остались у меня, и Иван Выродков теми людми владети мне не дает; и базарские мои люди потомуж охудав остались. И Иван Выродков и теми владети мне не дает. И ныне бью челом, что бы теми моими улусными людми и базарными дал мне владети. Будет Ивану Выродкову тут жить; и тыб Ивану приказал. Будет иному какому тут жить; и ты тому прикажи. Иван Выродков моево слова нечтит. Все свои речи тебе сказываю, хто ко мне едет, и от меня едет, тех воюет коней и аргамаков, и доспехов не оставливает. А перевозов на Волге гораздо не бережет. З другой стороны приходят воинством, да войну чинят. Приказал бы на крепко, чтоб перевозов гораздо берегли. А отца моего Юрт был по трем рекам, [93] по Волге, да по Яику, да Емь реке. И которые люди на реке на Еме, тех людей Астраханские люди воюют. А которые люди улусные в моем имени, и тех воюют, то они как меня воюют. То не ведаем, Иван ли их посылает воевать, или собою воюют. И о том бы еси крепкую заповедь учинил. Да люди мои шли ис Крыму шестьдесять человек. Взяли их на Дону Русь, а в них Атай мирзина жена да два сына, да Имилдеша моего Тумарова сына пятьнатцать душ людей взяли. И тех бы отдал же. Да посылал есми в Крым в яртоулех да по дружбе ехал из них к твоим людем поговорити два паробка моих добрые, и они их взяли один родом Борлак, а зовут ево Узюбеком, а другово зовут Кармышем Тогунчюев сын. Чтобы еси их с нынешним с моим послом, ко мне отпустил. И ныне уже мне Крым воевати самому собою почен. И тыб [94] мне прислал пансырь самому вздевать со всем полным доспехом, и шелом, и саблю, и тегиляи, и седло, и шатер бы вместежь. Да прислал бы набад с обе стороны оболочен, как бы мочно на лошади возити, да сурну, да трубу ратную, да ястреб, да сокол, да кречат охотомя емлешт. Занже есмя на местех на погожих со птицами, да ролдуги, да потали, да краски. Чтобы еси те вещи не забыл прислать. Да прислал бы шубы зимовные, да на зиму запасу хлебного. А что присылаешь з болшим послом платья и запасу, и то пригожаетца нашим убогим людем. Чтобы еси платья и запасу прислал с тем Сысейбахтыем Тоузаровым, которого есми послал здоровья твоего отведать. И ныне уж на зиму иному послу моему не бывать. Чтобы еси платье зимовное и запасу на зиму прислал Сысенбахтыем. Да богомолца нашего Сентева дочь была за Тахтамышем Царевичем. И он дей ее покинул. И тыб [95] ее к нам отпустил, да и Маматая б еси с нею к нам отпустил. А Ямгурчей Царь был недруг и тебе брату моему белому Царю и нам. А Калкаман, да Саркочкар, да. Малтобар, да Булкуном зовут, четыре холопи твои в Астарахани. И они делают все то, как бы тебя брата моего со мною ссорить И язь хочю за то к ним приступитца за их ссору. И они моих же улусных людей животы емлют, и делятца з боярином, и с Толмачи. И боярин и Толмачи им норовят. И толко брат мой белой Царь назовешь себе меня братом, и ты тех, четырех вели изымать, которой там поедет, и ты вели там, а которой здесе, и ты того вели здесе изымать. А Калкоман у меня взял силно пансырь да два коня. И ныне то у него. И ты то взяв ко мне пришли, а иной его живот вели взять себе в казну. На войну нам надобе, чтобы с сроком на два [96] году дал над две пищали полуторные, да десеть пищалников, да мастера доброго кому стрелять, и зелия бы много, и со всеюб снастью прислал. А сего бы еси посла моего у себя подержав десеть день и в силах дватцать день ко мне отпустил, хотим, чтоб боржая прислал еси. Да с темижь послы пришли два судна, одно болшое судно, а другое резвое, чтоб человек дватцать подняло. Да бумаги много пришли.

2. От Магмет мирзы 563:

Силы нашедшего Магмет мирзы слово то Брату моему белому Царю многом много поклон молвя. Послал есми Имилдеша своего Аганая, которой у четырех сот человек в головах ходил Крыма воевать. Белой бы Царь к нам добровожь своего человека прислал давать нам много и имати нам многоже. Нужных голодных наших [97] людей к нам пришло много. Чтобы еси много кун прислал. Будет тебе Крым воевать; и ты послов наших наборзе к нам отпустил. А про Крымские вести Аганай Имилдеша вспроси. Крым он воевал и изрушил. Да чтоб еси пожаловал нам на зиму прислал запасу много. Что будет жалованье твое ко мне, и ты бы тому моему человеку дал. Тому дашь и то до нас доидет. Войны нам много идем. Чтобы мне тягилай доброй пожаловал. [98]

Июня 564 в 10 день Государь Нагайских грамот слушав, приговорил Нагайских послов в землю их отпустить. А к Исмаилю Князю с грамотою велел послать станицу служилых татар, Нагая Сююндюкова с товарищи.

Июня же в 27 день Нагайские послы у Государя были на отпуске и на обеде. А с Москвы поехали в месте с служилыми татарами Июля в 2 день, и грамоты с ними посланы таковы:

1. К Исмаилю Князю 565:

Божиею милостию от Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии другу моему Исмаилю Князю слово то. Писал еси к нам с своим послом Сысенбахтыем, которые были отстали от тебя братья твои, и те с тобою опять содиначилися, а которые в Крым отошли были, и те опять к тебе пришли. И нам бы ныне Крым за один воевати [99] и рати бы на Крым много послати. А к тебе бы с твоим послом часа того приказати, как пригоже Крым воевати и коли его воевати, а в Черкасы бы крепкое слово приказати, чтобы тебе лиха не делали, занже Казыево пристанище у них. И которые улусы к тебе идут, и которые гости из Азова ходят в Астарахань, и он их грабит. А Юсуфовым княжим детем пристанище Шавкалы, учинилося. И как будет пригоже и нам бы над ними промышляти. А которые базарские и улусные люди охудали, и осталися в Астарахани, и Иван Выродков тебе над теми владети не дает. А которые люди к тебе едут, или которые от тебя поедут, и Иван тех грабит, Аргамаки и кони и доспехи отнимает, и перевозов на Волге не бережет. И нам бы к Ивану приказати, чтоб перевозов беречь накрепко. А которые люди сидят по Еме реке, и [100] Астарахански люди тех людей воюют, и нам бы заповедь крепкая учинити, чтоб Астараханские люди твоим люден обид не делали. Да в тойже грамоте писал еси, что наши Казаки взяли на Дону Атай мирзину жену, да два сына, да имилдеша твоего Тумарова сына пятьнатцать душ людей взяли. И нам бы их тебе отдати. Да дву паробков своих Узюбека да Карамыша послал был еси х Крыму в Яртоулех, и наши Казаки будться их взяли, и нам бы их тебе отдати. А которая Сеитева дочь была за Тахтамышем Царевичем, и нам бы ее к тебе отпустити. А Калкоман, да Саркочкар, да Малтобар, и да Булкун живучи в Астарахани делают меж нас с тобою ссору, и улусных твоих людей животы емлют и делятца з боярином и с толмачи. И того для боярин им наровит, и нам бы от Калкамана с таварищи тебе оборон учинити. Да прислати [101] бы нам к тебе две пищали и пищалников и зелья, да судно болшое а другое малое. Все есмя слова в твоей грамоте выслушали. И что еси писал к нам о Крымском деле, и наша мысль, Крым тебе пригоже неотступно воевати, детей своих и племянников беспрестани посылати, чтоб недруг всегды истомен был, а ты бы безвестен небыл. А самому тебе будет возможно жены свои и дети и улусных людей всех жены и дети от недругов своих без себя уберечи. И тыб их посадил у Астарахани, или выном месте, где пригоже, где бы их возможно от недругов уберечи и устрояб еси юрт шел х Крыму со всеми своими воинскими людми сее осени, чтоб тебе возможно назад отоити до болшого снегу. А без береженьяб еси юрта своего неметал, чтоб над твоим юртом недрузи твои которово лиха не учинили, оставил бы еси без себя у юрту сына [102] своего, которого пригоже. А в осень бы тебе ити того для, занже Крымским людем всем в Перекопи с лошадми и з животиною осеневати нельзе. То тебе и самому ведомо, что в перекопи в два времена, середи лета и в осень, людем Крымским всем с лошадми и з животиною прокормитися нелзе. Выходят за перекопь и за Днепр переходят к Черному лесу, и тут стоят прокармливаются. А будет тебе без себя юрту своего уберечи нелзе; и тыб сам х Крыму неходил, стоял бы еси со всеми улусы блиско Астарахани, или где пригоже в крепком место. И послал бы еси от себя детей своих всех, и племянников со всеми воинскими людми Крыма воевати одноконечно сеежь осени. А мы по первому твоему слову что еси писал к нам с своим послом Темирем и з Бекчюрою, что хотел еси сам ити Крыма воевати, и нам бы на Крым ратьже своя послати. И мы [103] по твоему слову сее весны послали в Черкасы Князя Дмитрея Вишневетцкого, да Черкасских Князей Амашика, да Сибока, а велели им со всеми Черкасы с Черкасскую сторону Крым воевати. А на Дон послали есмя своих детей боярских Данила Чюлкова, да Юрья Булгакова, да Истому Изволсково, да Тягриберди мирзу Кипчака, которой к нам приехал ис Крыму. Тех всех послали есмя со многими людми и с стрелцы. А велели есмя им з Дону Крым воевати И тебе и твоим детемь и племянником и всем твоим людем перевозы держании. А на Днепр послал есмя наместника своего Черниговскою Диака Ржевского со многими ж людми. А велели есмя ему з Днепра Крым же воевати. И велели им ждати тебя и до зимы. А как придешь ты или дети твои или племянники на Крым, и мы им велели с вамиж ходити, и перевозы вам держании. А надобны будут тебе [104] на Крымскую войну стрелцы, и мы тебе своим детем боярским Данилу Чюлкову с таварищи з Дону велели дати в полк стрелцов сколко тебе надобе. И о всем есмя о том деле приказывали к тебе подлинно с своим послом с Петром Совиным. И тыб над нашим недругом и над своим промышлял неоткладывая, как тебе будет вместно. А нас бы еси о всем без вести не держал. А в Шавкалы есми рать свою на своих недругов и на твоих послал же. И Кабартинскому Князю и людем всем Кабартинским велел есми ити на Шевкалы с своими: людми вместе. То бы тебе ведомо было. А что еси писал к нам, которые люди от тебя ездят, или к тебе едут, и Иван Выродков тех людей грабит, кони и доспехи у них отнимает; а которые люди живут по Еме реке, и Астараханские люди их воюют; а которые твои Базарские люди и [105] улусные остались в Астарахани, и Иван Выродков тебе над ними владети не- даст. И мы о тех о всех делех послали в Астпарахань сыскивати своего сына боярского Игнатья Заболотцкого. И про Калкаманово дело и про товарищев его велели есмя ему обыскати. И Калкамана велели к себе взяти то муж сыну боярскому. А преже сего Калкамана держали в Астарахани тебя для. Ты к нам писал многижда, что Калкаман тебе в Астарахани надобен, потому Калкамана в Астарахани и держали. И перевозов есмя по Волге Ивану велели беречи накрепко, чтоб на твои улусы недругов твоих не перепускали. И Астараханским людем велели есмя заповедь крепкую учинити, чтоб на Еме реке твоих людей не воевали. А которые Астараханские люди вперед учнут на Еме реке людей твоих воевати, и мы их велели казнити. А которые Базарские твои люди и улусные люди [106] в Астрахани жили, и мы им всем велели дати волю, которые к тебе похотят ити, и они бы к тебе шли, не уималибь их нихто ни как ни чем. Владел бы еси своими людми и в своем юрте по старине. А в Астарахани толко твоим людем приежжая владети над ними, ино меж их ссора и бои будут, твои люди учнут их грабити, и обиды им делати, и им будет жаловатися некому. И они учнут называться Астараханскими людми, и твоим людем владети над собою не дадут, ино меж их никак без ссоры не будет. Того для есмя велели всем волю дати. И ты бы их велел к себе звати. А что еси писал к нам о Отай мирзине жене з детми, да о паробкех своих о Изюбеке, да о Карамыше, что бутто на Дону наши казаки взяли, и нам про них слух никаков не бывал. И мы тебя для послали, их сыскивати. И как их сыщем; и мы [107] их к тебе отпустим. А что еси писал к нам о Сеитеве дочери, которая была за Тахтамышем Царевичем, чтоб нам ее к тебе отпустити. И мы до твоей грамоты отпустили ее к отцу по челобитью с твоими послы вместе. И как приедет к тебе Сеитева дочь, и тыб ей дал волю куда она захочет. А что еси писал к нам о пищалех, и о судех, и о запасе, и о ратном наряде, и кречате, и ястреб послали к тебе с прежними твоими послы с Темирем да с Бекчюрою с таварищи. А ныне есмя суды и запасы муки и меду, послали к тебе Сысенбахтыем. А с своими казаки с Нагаем с Гулуцповым послали есмя к тебе шелом, да наручи, да шубу зимовную, да бумаги, да набад, да трубу, да сурну. А пищали готовы в Астарахани. И коли будет тебе в поход Крымской пищали надобе, и тыб имал пищали в Астрахани у Ивана Выродкова. А мы [108] к Ивану Выродкову о том писалиже. И что будет против нашего слова твоя мысль о Крымком деле; и тыб к нам описал с нашими казаки с Нагаем Сююндюковым с таварищи часа того, которого есмя послали к тебе с сею своею грамотою. И мы по твоей мысли учнем с своей стороны над Крымом промышляти, как пригоже. Писана на Москве лета 7068 Июня месяца,

2. Другая грамота к Исмаилю же 566:

От Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии другу моему Исмаилю Князю. Бил нам челом посол твой Исенбахты Тоусаров, что люди твои ныне истомны и голодны. И нам бы их пожаловати на три годы тамги и иных пошлин имати у них не велети. И мы, тобя для, их пожаловали, дали им лготы [109] на три годы. И которые твои люди вперед учнут ходити к Москве с лошедми и с тавары; и мы у тех твоих людей с лошадей и со всякого тавару, что с ними ни будет, тамги и иных пошлин имати не велели три годы. И тебе бы то было ведомо. И тыб всем своим людем нашего жалованья сказал, и сю им нашу жаловальную грамоту показал. Писана в Государства нашего дворе града Москвы лета 7068 Июля.

3. К Магмет мирзе 567:

От Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии Магмет мирзе слово то. Писал еси к нам с св им имилдешем с Аганаем, что хотите Крым воевати. И нам бы послов ваших к вам в борзе отпустити, и запасу бы к тебе прислати. И мы преже сего с своим послом с Семеном запасу и платье к тебе [110] послали. А ныне есмя к тебе запасу послали лехким делом. А Крым бы есте одноконечно воевали не отступно, по тому как есмя к тебе приказывали с своим послом с Семеном. А люди наши на Дону готовы стоят, и вас ждут. А з Днепра и с Черкасов Крым воевати велелиж есмя, так бы еси ведал. Молвя грамоту к тебе послал есми. А что еси писал к вам о тегиляе; и мы к тебе тегиляй послали с твоим человеком Аганаем. Писана на Москве Лета 7068 Июня месяца. [111]

1560 года 568 Июля в день прислал к Царю ИВАНУ Васильевичу из Астрахани Иван Выродков с Афанасьем Есиповыи Нагайского Мустафу Мирзу Тата мирзина сына Шийдякова внука, а людей с ним 12 человек, с известие что оный мирза выехал на Государево имя.

Июля в 6 день Мустафа мирза у Государя был на приезде и на обеде.

1561 года Июля в день писал к Государю Исмаил Князь с своим послом Темирем, что он понял Тотай мирзину жену Мустафину мать с прошением, чтоб Государь его пожаловал Мустафу мирзу к нему отпустил. И Государь по его, Князя Исмаиля, прошению Мустафу мирзу к нему в Нагайскую землю отпустил с послом его Темирем, да с служилыми татарами с Собаною Резаповым с товарищи, которые все с Москвы поехали Июля в 12 день. [112]

1560 года 569 Сентября в 9 день прислал к Царю ИВАНУ Васильевичу из Городкя Шигалей Царь Кузму Петрова сына Совина да служилого татарина Каибуллу с грамотою, с ними же Нагайских гонцов Исень гилдея, Балву и Колубая.

В тоже время Шигалей Царь, прислал к Государю служилого татарина Кадыревы станицы Кудинова Баибулата Кадышева, который к нему приехал с Украйны от Семена Малцова.

Писал Петр Совин к Государю с сыном своим с Кузмою, что Исмаил отпустил его к Государю, с ним же в мести послов своих Исенея [с товарищи:] а Урус мирза посла своего Булата всех послов и гостей и их людей 80 человек, и лошадей с ними с 200. Петр же писал, что Исмаил Князь изымав двух мирз Нагайских Уразлыевых детей, Булат мирзу да Бабезюн мирзу послал к Государю с ним, Петром, и жены их, отпустил к Государю судном. Да Исмаил же Князь послал, Крымских улусов [113] воевать, детей своих Урус мирзу да Кан Бай мирзу, и с ними 13 мирз, которые перелезли за Волгу Августа 13 дня. Он же Петр Совинд, с нами послал в войну служилого татарина Таузара и вожа Зеная.

Семен Малцов писал к Государю, что Магмет мирза на Царя и великого Князя шертной записи правду Государю учинил и печать к оной приложил, и дав ту запись ему Семену, в руки, его отпустил, и с ним послал посла своего Табая с товарищи. А всех послов и их людей 40 человек и лошадей 200.

При том же Семен Малцов писал, что идет с ним из Нагайской земли Государю служить Темир мирза Уразлыев сын с женою.

И Государь велел Нагайских гонца во поставите на Нагайском дворе и корм им давать по указу.

Против Темир мирзы и жены его Государь велел послать с платьем Михаила девятого сына Ржевского, а против Нагайских послов Григорья Прокудина. [114]

Сентября в 16 день Петр Совин и Нагайские мирзы Булат мирза и Бобезян мирза к Москве приехали и Государь их велел поставить за Москвою рекою и корм им давать.

Сентября в 19 день Семен Малцов из Нагайской земли приехал, и запись шертнаю Татарским письмом с Магмет мирзиною печатью, на которой записи Магмет мирза Государю правду учинил, привез 570.

Сентября 571 в 20 день Нагайские мирзы Булат и Бобезян у Государя были на приезде и на обеде.

Тогоже месяца в 21 день Михайло Ржевской с Темир мирзою к Москве приехал и поставили его за Москвою рекою. А у Государя Темир мирза на приезде и на обеде не был.

Тогоже месяца в 22 день Григорей Прокудин с Нагайскими послами к Москве приехал и поставили их на [115] Нагайском дворе, и корм им велено давать по указу.

Октября ,, прислал к Государю с поля Урус мирза с братьею Государева служилого Татарина Тоузара да вожа Зеная. И Тоузар сказывал, что Урус мирза и иные мирзы пошли были Крым воевать; но с молочных вод воротилися к себе в Нагайскую землю того для, что у них утек в Крым язык. С которою ведомостью Урус мирза отпустил к Государю отцова человека Баитерека да своего посла Сулемака, а Асанак мирза человека своего Булата, Каракесек мирза человека своего Ахмата, Шабас мирза человека своего Елболду, всех 28 человек

Тогоже месяца, ,, Байтерек с товарищи к Москве приехали, и Государь велел их поставить за Москвою рекою в Кожевниках, и корм им велел давать по указу.

Октября в 15 день Нагаи Сююндюков из Нагайской земли к Москве приехал и с ним вмести к Царю ИВАНУ Васильевичу от Исмаиля Князя гонец [116] его Кулмагмет и от Магмет мирзы человек его Дзиенъчюра с товарищи 6 человек, и Государь велел их поставить на Нагайском дворе и корм им давать по указу. А грамоту Исмаилеву велел у них взять Диаку Ивану Михайлову, которая была такова 572:

Всево христьянства Государю великому Князю белому Царю от Исмаиля Князя многом много поклон. Мы по здорову, а и тыб на многие лета здоров был. После слово то. Опричь брата моего белово Царя иново наиденово друга у меня нет, потому что для белово Царя одново отца и матери и 573 брата своего и племянников своих и детей и улусов своих отстал есми в тебе. И ныне толко мне тебе солгати, да комуже мне правдою говорити? Перед Петром Совиным послал есми на Крым 574 девет [117] мирз, и многие свои полки дав отпустил есми в головах Урус мирзу, а после того ещо полк отпустил есми. И ещо перед зимою полк отпущу. Тобы еси ведал, язь и день и ночь твоего недруга воевати посылаю. А твой боярин, которой зде в Астарахани живет, Иван Выродков моих недругов Юсуфовых детей у себя держит. А мои лошеди и день и ночь отгоняют. А Иван Выродков мою животину емлет и едят, над моим животом насилство делают. С твоего ли то будет ведома, или не с твоего ведома воюет Иван Выродков. А Иван Черемисинов да Иван Выродков тех людей речми, которые мне недрузи, взвели на меня слово. Говорил едучи, что будтося язь сего лета отпустил беглеца в Шавкалы. И мне толко тебе недружба делании, да кому уже мне делати дружба? и коли ужо отстаю тебя для ото всего роду и от другов своих; как же мне тебе [118] недружба делати. И ты потому и ведай, Ивана Черемисинова слово ложное. И толко буду яз отпустил беглеца, или буду ведаю про то, хто отпустил беглеца; и буди в сем веце и в будущем мое лицо черно теми чернилы, которыми ся грамота писана. А хто се ложное слово затеел, тот и тебе и мне недруг, что ни учинишь, то ты ведаешь. А те ложные речи затеяли Юсуфовы дети, да деветь братов Токтар мирза что пак их к тобе добродетельство? Коли был Дервишь Царь, толды не ониль згонили твоего боярина, и людей твоих побили? которое ты от них добродетельство их видел? и которое лихо от меня еси видел? Ото всех другов своих и ото всего роду своего отстал есми тебя для, и мне как тебе недружбу делании? так бы еси меня ведал. Верь тому, что с Крымским Царем Казы мирза содиначился. Да и тому верь, что Юсуфовы Княжие дети и Токтар [119] мирза с Казы мирзою содиначилися. И как мы похотим воевати Казы мирзу, и он от нас убегает к Черкасом. И толко похош воевати, и пришлешь рать; и мыб к той рати пристали да воевали. А Крымской Царь присылал к нему Суртай Аталыка, и он с ним о дружбе уверився пошел. И Казы мирза послал Иядебола, да Ян мирзу на уверенье, а Казы мирзе, и Юсуфовым Княжьим детем и Токтар мирзе всем с Крымским Царем за один быти, да тебя и меня воевати. Так бы еси ведал, и верил тому. А которую грамоту послал есми Сысенбак 575 имилдешем, и в той грамоте написати пропаметовал есми, чтоб еси прислал мне кречать да Сокол розмыт, да ястреб розмыт. Однолично бы еси те три птицы [120] прислал. А коли в кое время нам Стрелцы понадобетца, и Иван Выродков нам не дает. И ты бы прислал к нам десеть стрелцов, чтоб год другой у нас побыли. А Шидяковы Княжие дети и Солтанахмат мирзины дети ялися приехати, тобы еси ведал. А Юсуфовых Княжьих детей к себе взяв нам недружбу делает. И тоб еси ведал. А Казы мирза содиначився с Крымским Царем, ищет над моими людми над теми, которые посланы Крыма воевати. И тому верь. Да Сатымом зовут доброй мой слуга осесь год пошел згостми, да там у тебя и остался. Гнев ему на нас был. И ныне мы гнев его утолили, и тыб нас почтил того Сатыма нас для к нам отпустил, доброй был наш слуга. А Иван Выродков и день и ночь нас воюет, и того его дела не ведаем, тех мирз у себя держит, да велит животы наши имати им, [121] и сам емлет; прошу, и он не отдает. И будет твое дело, и мыб ведали; а будет его дело, и тыб о том крепкую заповедь учинил. А Юсуфова Княжова сына посылал есми звать, и он не поехал и тот минят с меня сшел. Юсуфова Княжова сына Иван Выродков к себе взял, да меня воевал, и делают войну славную. И будет то с твоего ведома; и ты то подлинно прикажи. А будет не с твоего ведома; и тыб в борзе заповедь учинив прислал к Ивану Выродкову человека водою. А будет водою послати нелзе; и тыб на ртах прислал к Ивану Выродкову на борзе. И будет те войны с твоего ведома; и язь у тебя прошу свою шерть и роту и правду. А то мне не выстерп, что Иван Выродков и день и ночь воюет. Чтоб еси о том слове ответ на борзе учинил. Здоровья отведати паробка своего Кулмагметя [122] послал есми. А от которых от своего рода отстал есми тебя для, и язь тем учинился в просмех, все они мне смеютца, видя войну Ивана Выродкова. Недругом своим учинился есми в укоре, однолично тому слову ответ учини на борзе прикажи. [123]

Ноября 576 в 18 день Исмаилев гонец Кулмагмет с Исмаилевым послом Исенею, и Магмет мирзин посол Зиенчура 577, и Урус мирзин человек Сулейман с товарищи, которые приехали с поля от Урус мирзы с братьею у Государя были на приезде и на обеде. А грамоты послом Исенеем с товарищи привезенные были таковы.

1. От Исмаиля Князя 578.

Всего Христьянства Государю, брату моему белому Царю и всем татаром Государю 579 от Исмаиля Князя многом много поклон. Мы здорово живем, а и ты б на многи лета здоров был. После слово то. На сем свете опричь тебя у меня иново нашедшего брата нет, то бы еси [124] ведал. Слова моего прямость. Одново отца и матери старейшего своего брата Юсуфа Князя отстал еси тебя для, и сына своего и улусов своих отстал есми тебя для. И по тому тебе мочно мою правду ведати. Чтоб еси брат мой тому моему слову верил. А не друзи мне четыре люди, Крымской, да Казы мирза, да Юсуфовы Княжие дети и их слуги; да Астараханские люди. И тыб тем четверых мест людем не верил. Тем людем тебя с нами ссорити. То бы еси ведал. А Девлет Кирей дей Царь с Казы мирзою хотят зговоритись на усть Донца, верь тому. И как похотим всеми людми ити на Крым войною; и он домы наши воюет. И похотим половиною людми ити; и он на пути нашу рать воюет. И ныне с тово места с промежка как тово Казы мирзу сослати которым обычаем, и ты б то учинил. А Черкасы в твоей воле, что тебе к ним приказати, то [125] сам ты гораздо ведаешь. Да приказал еси, что Доном и Днепром послал еси многую рать, и мнеб брату твоему Князю племянников своих и детей с нимиже послати. И язь сына своего Урус мирзу и рать свою с ним послал, и Кошумова сына со всеми с его людми послал есми, а Мамаева сына с половиною его людми послал есми, Асанова сына Княжово Айдар мирзиных братью и детей послал есми. Все они при Петре Совине на Крым пошли, тоб ведал еси. По два года присылал еси по двесте рублев денег, и отовсюды племянники и дети и слуги наши к нам съехалися. А что ты прислал денег и запасу, и тово мало, не доставаетца. И нынеб еси брат мой белой Царь денег учинил триста рублев, а запасу еси учинил тристаж чертвертей. А что ежегод шло шуб, и тех ныне четыре шубы не пришли. Шубы горлатны с поволокою, да шубы [126] горностаины с поволокою, да две шубы бельих с поволокамиж, те четыре шубы не пришли. А ежегод шли. И ныне бы еси тех шуб, которые шли ежегод не оскудил. Как роздаю голодным и либивым племенником и детем своим, и мне самому не останетца. Тоб еси ведал. Да ежегод же шло по четыре поставы сукон. И то не пришложе. А сего лета прислал еси однорядки шитые, и они не пригодились носить. А Иван Выродков да Халкаман, которые слуги наши, кое откуды шли к нам, и они у них животы поймали, да не отдали. А Сарайчюковские животы моиж были. И он у нево взял, да не отдал же. А в Сарайчюк 580 посылал людей войною Ертоул, да поймали полон татарской. А Калматцких людей много и к себе [127] привели. Просили есмя, и они не отдали. Да мой пансырь доброй взял, да не отдал. А язь был сам Халкамана уставил при Иване Черемисинове. И его голова и животы его мое. И тыб живот его весь сполна отдал, бью челом однолично. Толко меня назовешь себе братом; и тыб Халкаманов живот с полна отдал, и тако не отдашь мне Халкамана самого; его в Астарахань не отпущай. И толко он будет зде, и ему не перестать воевать меня. А в племянникех моих леты старее Айдар мирза, и яз ему велел Сарачюка беречи. И тыб его почтил. Да слышали есмя, что Ивана Борисова посылает в Астарахань. И тыб ево прислал. Человек он такой, что ему говорить с нами о добре. Да послал есми к тебе Булат мирзу да Бобезюн мирзу. А брата их болшово Тохтар мирзино лихо дошло с Юсуфовыми Княжими детми содиначився меня воевал, и ныне [128] Булат в Токтарово место. Болшова посла своего Исен и милдеша послал есми. А Кипчак Тягрибердеи Багатырь доброй был наш человек. И тыб его нас для гораздо почтил. И Семена язь сам отпустил с Токтамыш Царевичем. И нынеб еси меня для отпустил его. И будет тебе прислати к нам боярина, которой был у нас того лета, коли Касым мирзу убили, или того боярина пришли, которой Дервиша Царя привел в Астарахань, однолично. Умру яз, и в мое место будет сын мой Магмет мирза. Почтишь меня, назовешь меня себе братом, и ты к нему пришли те поминки, что еси присылал ко мне, коли был язь в мирзах, и в нурадынех. Умру яз, и сын мой Магмет мирза так же учнет тебя смотрит, как и язь же. И ты мне в том верь. Да прислал бы еси мне накры, да сурну, да трубу, да кречать, да ястреб, да сокол. [129] Да чтоб еси в правду ведал то, что Казы мирза з Девлет Кирием Царем содиначились. Казы мирзе дей Крыму недружбы ни как не делывати, тоб еси ведал. А язь хь Казы мирзе по два года посылал, а приказывал есми к нему, чтоб нам с ним за один Крым воевати, и он моему слову не поверил, а Крыма воевати не похотел. И ныне дей он з Девлет Киреея Царем сговорился, верь тому. И которого дни он с промежка того сшел, и мыб тогожь дни Крым воевали, верь тому. Одноличноб еси то дело учинил, как бы его с того места с промежка сослати. Да и Иван Выродков много нашего живота взял, да не отдал. А которые попали в Астарахань наш татарской полон, и он их продавал многих во многие земли. Что чаяли есмя, так делает со Государя своего белово Царя ведома. И мы то ныне сведали, что не с ведома он то делал. И мы ныне о [130] том говорим. А от Ивана Выродкова видели есмя многие бесчастные дела: Иван же Выродков взял у Сараичиковских живота на десять тысячь алтын, да отдал. Да на Коломне слуги нашего Вердибек богатыревы две жены да два сына есть, и тыб их сыскав отдал, да нашегож паробка брат меншей есты, а зовут его Досмагметом. И тыб его отдал. Да летось пошел с торгом паробок мой Сатымом зовут, там и остался, на нас розгневался. И тыб его отдал и отпустил. А пошлой он паробок мой, а живет дей у твоего паробка у Азия. Да что еси меня пожаловал ис Казани медом годовым, грудь у меня болна. А опричь тово непью ничего. А опричь тово. Да Урус мирзу по одному их Ертоулом войною посылаю. И тыб к ним поминки посылал ровно. Да слугу своего Байтерек Багатыря в головах послал есми. Да чтоб еси х Кошум [131] мирзину сыну к Тинбай мирзе прислал тово боярина, которово еси присылывал к Арыслан мирзе. А опричь того Племянника у меня на посылки нет. Брата ево меншово Шабаз мирзе 581 полководцем учинив послал есми. Которого дни не будет Токтар мирзы, тогоже дни попрошу Булат мирзу. А доколе не изгинет Токтар, и ты его держи в доброй чти, и Булат мирзиной вины не было, прилнуло к нему брата его лихо Токтар мирзино. Так бы еси ведал. Да у Шигалея Царя есть Асанак мирзина жена, и ты ее отпусти к нам. Да ис Крыма попали мои три паробки. Одному имя у грамоты подралося, незнать как его зовут, а другово зовут Илкичием, а третьего Чюваком, и брат бы мой белой Царь ко мне их отпустил. Инакоб не молвил. Да был мой холоп мастер серебряной, а зовут его [132] Союром, и он сел в судно и пошел в верх. И он чаю тан, чтоб его допытався отпустил еси.

2. От Магмет мирзы 582:

Всего христьянства Государю брату моему белому Царю от Магмет мирзы многом много поклон. Как еси с отцем нашим со Князем в братство учинился, и мы до своего живота на той дружбе есмя. А меж себя с тобою есмя, хто нам с тобою друг, тому друзи есмя. А хто нам недрузи есмя, лете и зиме и день и ночь дело наше воевати Крыма. Болшого посла своего послал есми с Петром Совиным з боярином. А ныне здоровья твоего отведати паробка своего Зиенчюру послал есми. Молвя с печатью грамоту послал есми.

3. От Урус мирзы 583:

Бог богатый, Царю великому Князю, многово христьянства [133] Государю, брату, белому Князю. В раю место достигшего счастливого великого сына Государского от Урус мирзы Таусалам молвя слово то. Наперед нас отец наш и дяди наши нашли тебя в братство, и ныне у нас опричь тебя нашедшего брата нет. А сего лета около нас в четырех странах недрузи нам были, и от тебя повеление твое к нам пришло, а велел еси нам недруга своего Крыма воевати. И мы иных своих недругов отставя, пошли есмя на Крым войною, а людей было с нами две тысячи человек. А ты к нам приказал, что еси послал Данила да Тягрибердея в головах со многими людми. И мы на Дон пришли. А те полки тут нашли есмя, и ис тех твоих людей пристали к нам, двесте тритцать человек. И мы с теми людми содиначася блиско Перекопи на Молочные пришли. И тут урочище словет Уюнташ, тут пять ночей начевали и воротилися есмя. А [134] к Перекопи есмя послали людей языков для. И доколе ещо те наши люди к нам не приехали, иззади нас четырех человек изымав к нам привели. Трех есми дал крепити своим людем, а одного есми дал твоему человеку в руки, а велел его крепити. И твой человек не умел его крепити, да упустил Истомин брат Иван. И как тот беглец там прибежал, и там рать собралася; Царь и Царевичь пришли к Перекопи. И нас мало было, полку было нашему быть побиту. Потому есмя не смели итти, и воротилися. И ныне толко здоровы будем, и ты здоров будешь; бью челом прошу, на веснуб еси дал рать полки многие, Крыма самого воевать. А болших еси воротил, нас истомил, и яз гневаюся. А мы были нужны и голодни. Что мы ни делали, тому послухи Данило да Тягрибердей мирза. А иные которые нибудут наших речей, и тыб о том отца нашего слуги Байтерек богатыря [135] и моего имилдеша Салтан богатыря в спросив уведай. Еже год послов посылаем. И они у тебя медлеют, и от тебя нам вести и повеление твое приходит поздо. А сего бы еси моего человека, которой к тебе ныне послан, в борзе отпустил. Бью челом, чтоб он в Казани зимовал, да ранее пришел, чтобы нам на Крым итти не опоздати. Да ещо челобитье мое то опрично отца моего и братьи моей, толко меня братом себе звати, и тому знамя то. Государство учинишь с сего почен. Опричь отца моего и братьи с моим человеком боярина посла ко мне пришлешь; и язь потому узнаю, что ты меня прямо братом себе назовешь. В сем ходу коньми есмя истомилися. И язь бью челом, и прошу коней, да приправы мужеские. Сего лета из Нагай повели три кони, и язь бью челом ис тех об одном или аргамак лысой, или Ибряим мирзин Аргамак серой. Да о доспехе о добром бью [136] челом о пансыре. Да бью челом о Тягиляе о бархатном з золотом, что мне самому вздевать, да чтоб мне зиме вздевать шубу кунью под бархатом золотным, да саблю з золотом, да седло з золотом, да саадака з золотом. Бью челом прошу. Да шатер пожалуешь, Государь еси ты ведаешь. Да в Астарахани есть пошлина взимок Карасноп словет, праотцу нашему Нурадын мирзе пожаловал Темир Кутлуев Царев сын в жалованье давывал, и язь о том бью челом. Да ещо слово то. В дому моем ни от которого запасу подворенной рухляди нет. И язь бью челом о многих денгах. Ещо слово то. Осенесь с нашею ратью в головах ходили Кыпчак Ишим Афыз, да Кыят Кармыш богатырь, да Келечиишь Туру богатырь ходили в Крым и воевали, и многих людей побили и пришли. А сего лета передь нами ходили к Перекопи и языки привели, онижь твою [137] войну воюют, а к нашему делу пригожаютца богатыри молодцы у нас таковы есть. И которые такие дела делают, и тем бы молодцом государствоб еси учинил, жалованье бы еси прислал. Государь еси ты ведаешь. Другу и недругу слышати пригоже, молвя бью челом. Да ещо слово то. Кыпчак Кулушем зовут, над слугами нашими болшей, а по матери нашего роду старшей, человек наш доброй; животом коньми опал, голод и нужа его изымала. И мы ныне его с послы вместе послали. И толко тебе нас чтить, и тыб его во всяком его деле призрел и чтил. И нам будет в том велми много зачесть. Да ещо слово то. Туумин сын Чюван имилдеш был наш. И коли он шел ис Крыма, и которые русь стояли на Дону, и те Русаки у него взяли восм душ полону. А Казаки те у него взяли, которые стояли уст Салы реки. А отамана их зовут Бурун, [138] а которой у него тот полон взял, и того зовут Клименом, а Кипчак Кошум, то мой слуга и его брат меншей у Казака у Бурнака, а тот Казак у Данила. И язь о всех о тех полоняникех бью челом. И о чем язь бью челом, в сей грамоте писал. И толко ты Государьски не учинишь, а тем не пожалуешь. И что еси с отцом нашим из братьею с моею и со мною о чем говорил, и ты того нам поступися в кою пору ты Государствуешь. А язь толко тебе в своем слова не устою; и та правда буди на моей шее. Ещо челобитье наше то. Сем годом лошади наши обмерли, у моих людей триста лошадей пало. Язь о тех лошадех бью челом. Толко Государски учинил, и толко пожалуешь, дашь мне рать и пищали, и ты Данила да Тягриберди богатыря пошли. И толко меня пожалуешь, пришлешь ко мне боярина; и ты бы Тоузара над Толмачи в головах прислал, а Яная [139] бы с ним же прислал. А Тоузарь здесь к твоей службе пригодился, да и нам пригодился. А кони у них померли, Государь еси, ты ведаешь. А которая рать тебе с нами послать, и той бы рати соитися на Волге, урочище есть Колнечюв перевоз, тут бы соитися. Молвя твоего здоровья отведати Карачея своего и приближенного человека и милдеша своего доброго своего человека Сулеймане богатыря послом послал. И тыб его смотрил, не как иных людей. И назовешь меня себе братом; и тыб его гораздо чтил. То твоя ко мне и честь, потому и узнаю. И толко тебе меня пожаловать, прислати ко мне боярина посла. Что ниучинишь жалованье свое; и ты бы то дал Сулейман богатырю. Молвя грамоту написал. Месяца Августа в десятый. [140]

Ноября 584 в 19 день писал ко Государю из Астрахани Иван Выродков, что Исмаил Князь от Астрахани пошел прочь, а в Крым отпустил Крымских послов, и своих послов послал с Кашайдарой вместе, и хочет с Крымским Царем над Астраханью промышляти за один.

Сие узнав Государь велел послать к Исмаилю Князю с грамотою Василья Иванова сына Вышеславцова, да станицу служилых татар Кадыря Кудинова с товарищи. С Васильем же велил отпустить Исмаилева гонца Кулмагметя и товарищев его Алтан Сарья, да Караная, да Исенеева человека Яллагаша.

Ноября в 23 день Исмаилев гонец Кулмагмет с товарищи у Государя были на отпуске, и с служилыми татарами Кадырь Кудиновым с товарищи с Москвы поехали Ноябряже в 28 день. Они отпущены на Казань и Василья Вышеславцева им велено наехати в нижнем Новегороде. А грамота с [141] Вышеславцовым к Исмаилю Князю послана такова 585:

От Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии другу моему Исмаилю Князю слово то. Прислал еси к нам с своим паробком с Кулмегметем свою грамоту. А в той своей грамоте к нам писал еси, что Иван Выродков взял к себе в Астарахань Юнусову братью, и Юнусовы братья стоя у Астрахани улусы твои грабят. И нам бы о том тебе ведомо учинити, по нашему ли веленью Иван то учинил или не по нашему, чтоб тебе то ведомо было. Да Иван же на тебя затеел, что будто ты к Шавкалу человека с вестью послал, а ты того никак не делывал. И нам бы тому Иванову слову не верити, и на тебя бы о том мненья не держати. И наше слово тебе то. Как есмя преж сего у тебя [142] о дружбе правду и роту взяли; и по той твоей шерти тебе и верим во всем. А хто на тебя какое лихое слово нам ни сказывает; и в том никому не верим. А преже сего Юнусову братью велели есмя Ивану звати к Астарахани того для, чтоб они к нам ехали. А не поедут; и мы их велели Ивану взяв к себе прислати. А делали есмя то тебе для, чтоб от них твоим улусом лиха ни какова не было. Ивану Быродкову велели были есмя про то дело тебе известити, чтоб тебе то дело было ведомо, чего для их зовем к Астарахани. И Иван к нам ныне писал, что Юнусовы братья в город не едут, и к нам не едут же, а у тебя в улусех лошади крадут, а его не слушают. А ныне к нам писали из Астарохани, что еси Крымских послов в Крым отпустил, а с Крымскими послы вместе послал еси в Крым своего посла с Кошайдаром в месте. И [143] Иван Выродков велел тех твоих послов и Крымских послов и Кошайдара изымати Тактар мирзе з братьею. И мне уж то знатно учинилося, что Иван Выродков негораздо делает, и меня с тобою ссорит. И язь тебя для на Ивана Выродкова опалу свою положил, велел есми его изымати и держати до весны скована, а на весне велел есми его к себе привести. А в Астрахани велел есми дела свои делати до весны Игнатью Заболотцкому да Григорью Злобину. А о всех делех велел есми им с тобою обсылатися, и дела твои велел есми им делати по твоему наказу, как тебе надобе. Ибряим мирзу з братьею и Тахтар мирзу з братьею велел еси им звати в город. И нечто приедут в город; и язь их изымав велел к себе прислати. А нечто в город не поедут; и тыб на них рать послал часа того. И нечто их изымут, [144] и тыб их к нам прислал, или там их велел побити. А прибежат в город, и мы их велели изымав к себе же прислати. А Бог даст на весне посылаю в Астарахань своих добрых воевод, которые бы в Астарахани берегли наших дел и твоих дел за одно с тобою. И наказ им крепко учиню, чтоб тебя слушали во всем. А что еси писал к нам о пищалникех, и мы тебе пищалников велели дати десеть человек. И тыб их держал у себя, сколко тебе надобе. А Сатыма есмя к тебе же отпустили. А кречать и ястреб Бог даст пришлю тебе весне рано. А ныне скорым делом вести было к тебе нельзе. Молвя грамоту послал есми. Писан на Москве лета 7069 Октября 25. [145]

1561 года 586 Апреля в 20 день Царь ИВАН Васильевичь Нагайских грамот слушав, которые привез Исмаилев посол Исеней с товарищи, велел к Исмаилю Князю, к Магмет мирзе да к Урус мирзе послать с грамотами по станице служилых татар. А имянно, к Исмаилю Князю Нагая Сююндюкова, к Магмет мирзе Исеня Килдишева, к Урус мирзе Баигилдея Розгозина, да к Ислам Газы мирзе и к Казы мирзе велел послать грамоты с их послами, и велел Нагайских послов отпустить.

Исмаилева человека Байтерека не стало на Москве Апреля 7 дня.

Апреля в 30 день Нагайские послы, Исмаилев человек Исеней, Магмет мирзин человек Табай Изненчюра, Урус мирзин человек Сулейман, и Ислам Газин и Казы мирзины люди Аккулла да Капланлы у Государя были на отпуске и на обеде. И поехали с Москвы послы и служилые татаре Маия в 2 день, и грамоты с ними досланы таковы. [146]

1. К Исмаилю Князю 587:

От Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии другу моему Исмаилю Князю слово то. Прислал еси к нам своего посла Исения имилдеша с грамотою. А в грамоте своей к нам писал еси, что бы нам не другом твоим ни в какой ссоре не верити, а верити бы во всем тому, как еси нам правду учинил. А ты дружбы для сына своего Урус мирзу и иных мурз Крыму недружбу делании посылал еси. И нам бы ныне дружбы для прислати к тебе триста рублев денег, да триста четвертей запасу, чем бы тебе с своими детьми и с племянники поделитиси. Да и медуб к тебе прислати того для, что у тебя грудь болна. А от Ивана б от Выродкова тебе оборон учинити, и Калкаманаб на зад не отпущати. А что Казы мирза стоит [147] на поле, и твоим людем пакость делает, и нам бы его с того места согнати. Те есмя твои слова все в твоей грамоте выслушали, и дружбу твою памятуем. И которое слово с тобою о дружбе молвили есмя, и мы на том и стоим. А ссорам ничьим не потакаем. И твоего добра везде ищем, сколко нам мочно. И твоей для правды ныне по твоему прошению послали есмя к тебе триста рублев денег да триста четвертей запасу, да тритцать пуд меду. Да иную рухлядь послали есмя к тебе; а что есмя к тебе рухляди послали, и мы тому послали к тебе список с своими казаки с Нагаем Сююндюковым. В сей же грамоте. А что еси писал о Казы мирзе, и мы велели з Дону казаком своим над ним промышляти, как местно. А на Ивана Выродкова тебя для опалу есмя свою положили, и велели его из Асторохани привести к себе. А Калкамана есмя [148] тебяже для отослали в великий Новгород. И все твои дела делаем, как тебе надобе. И тыб нашу дружбу памятовал, и наши бы еси дела по томуж делал, как нам надобет. А что еси посылал Крымскому недружбу делати сына своего Урус мирзу, и нам то от тебя за честь учинилося. И тыб и вперед над Крымом промышлял, как будет тебе мочно. А что будет у тебя Крымских вестей, и тыб к нам наборзе отписал с нашим казаком с Нагаем Сююндюковым с товарищи. Да и о всех бы еси о своих делех отписал к нам подлинно с Нагаем же, как ся у тебя твои дела делают. А мы с своей стороны Крымскому недружбу делаем, сколко нам мочно. То бы тебе ведомо было. Да писал еси к нам о Сатыме, и мы его к тебе отпустили. Молвя грамоту послал есми. Лета 7069 Апреля. [149]

2. К Магмет мирзе 588:

Ош Даря и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии Магмет мирзе слово то. Писал еси к нам с своим человеком Зиенчюрою, чтобы нам тебя в дружбе держати потому ж как и отца твоего. А хто нам недруг, и ты тому недруг же. И мы как свое слово о добре молвили, так его и совершити хотим. И ныне есмя твоих людей к тебе отпустили. А с ними есмя послали к тебе своих казаков Исеня Келдишева с товарищы, и для любви свое жалованье послали есмя к тебе с своимиж казаки Сысенем Келдишевым с товарищы. И тыб наших Казаков не издержав к нам отпустил. А будет вам возможно Крыма воевати; и выб воевали, как вам мочно а мы от себя Крыма воевать Днепром послалиже своих Казаков. Писан на Москве лета 7069 Апреля. [150]

3. К Урус мирзе 589:

От Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии Урус мирзе слово то. Писал еси к вам, что еси по нашему слову ходил Крыма воевати. И ты то еси учинил гораздо, что еси нашего недруга воевал. И мы ныне видя твою прямую службу, того для послали есмя к тебе свое жалованье доброе с своими Казаки з Байгилдеем Розгозиным с товарищы. И тыб и вперед нашего недруга и своего воевал. А мы тебя за твою службу пожалуем своим добрым жалованьем. Молвя с любовью жалованной свой Ярлык к тебе послал есми. Лета 7069 Апреля.

4. К Ислам Газы мирзе 590:

От Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии Ислам Гази мирзе слово то. Прислал еси к нам грамоту с своим человеком с [151] Аккулою, и которые в ней речи писаны; то есмя все уведали. И ныне для любви лехкое свое жалованье к тебе есмя послали с твоим человеком с Аккулою. А похочешь к себе нашего великого жалованья, и тыб к нам правду свою показал. А правде твоей знамя то. С Крымом бы завоевался еси, и учинишь то по нашему слову; и мы тогды тебе пришлем свое доброе жалованье. Молвя крепким своим словом сию свою грамоту к тебе послал есми. Лета 7069 Апреля месяца.

5. К Казы мирзе 591:

От Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии Казы мирзе слово то. Писал еси к нам, что вы ныне казаком живете, и нам бы к тебе свое жалованье послати с твоим человеком Капландыем. И мы к тебе свое жалованье послали с [152] твоим человеком Капландыем, чтося у нас лучило. И похочешь к себе нашего добра, и ты бы ехал к нам. И мы тебя пожалуем своим великим жалованьем. Писан на Москве лета 7069 Апреля. [153]

1561 года 592 Июня в 14 день прислал к Царю ИВАНУ Васильевичу из Темникова Еникей Князь Тенишев служилого Татарина Кадыря Кудинова, да Нагайских гонцов от Исмайля Князя Тортая от негоже к Царевичу Ивану Баигонда, а от Магмет мирзы Зюнболду, от Тинехмат мирзы Елболду, с которыми ехали из Нагайской земли на Государево имя четыре человека.

В тоже время послами ехали к Государю от Исмайля Князя Тягрибердей, от Магмет мирзы Исуп, от Айдар мирзы Кошмардан, а к Царевичу Ивану от Исмайля Князя Али Багатырь, всех послов и гостей и их людей сто человек, а лошадей 5000.

Государь велел Нагайских гонцов доставить на Нагайском дворе и корм им давать до указу.

А в стречю послам Государь велел дослать Ермолу Клобукова, который Июня в 23 день с Нагайскими послами к Москве приехав, их поставил под Пакшиным. [154]

Июля в 12 день Нагайские послы Тягрибердей с товарищи у Государя были на приезде и на обеде. А грамоты ими привезенные были таковы:

1. От Исмайля Князя 593:

Всего христьянства Государю брату белому Царю от Исмаиля Князя многом много поклон. А после поклона что мы зде ведаем вести наши то. Казы мирза с Крымским Царем крепко уговорился, ялся дей Казыю мирзе рать дати, а он дей ялся воевати меня, а потом и тебя ялся воевати, верь тому. И Токтар мирза к Казыюж пристал, а Казы дей мирза просит Девей мирзу на то, что ему тебя и меня воевати, верь тому. И толко ты не велишь Казый мирзу воевати, и он то и тебя извоевал и меня извоевал. Так бы ведал. А которым людем нашим воевати Крыма, и Казый тем людем нашим ходити не даст. И тыб [155] как ни имстца згонил от толе Казыя, мы бы взяли Крым, да опасаемся того, что Казый людей наших и жены наши поемлет, так бы еси ведал, чтоб еси вскоре промыслил, как бы Казыя с тою места згонити. И коего часу он с того места сойдет; и мы то Крым взяли. А пошлешь людей своих Казыя воевати; ино и язь рать к твоим людем прикошую. А которого еси боярина поставил, и мы от него лиха ни которого не видали. И сколко лиха ни есть на все на то учат восмь их человек Астараханские, в начале Достаи Афыз да Тиниш Князь, да Чалым Улан, да Иванча Князь, да Девеш, да Девлет Килдей, да Курьян Князь, да Кудай Бердеи. Те восмь человек делают всякое лихо. Чтоб им крепко угрозил и послал бы еси своего Афыза, кому грамоты прочитать татарские, а Достай Афыз нашего слова бояром в дружбе [156] не ставит. А которые купы ты к нам присылаешь, ино у нас голодных и нужных племяни и слуг много, тем роздаем. И ныне бы еси прислал платье зимнево и запасу на зиму много. Да меду б еси пресного прислал. По вся дни на Крым войною посылаю, а лошади и корм им даю язь. Да что вздеть в рати одному человеку пансырь да шелом, да тягиляй, да саблю прислал бы еси себя для. И седло и узду пришли. Коли ни буди поидем на войну; и тыб прислал сто сирелцов с своим запасом. И все то чего ни прошу, то язь все про себя прошу, а не на люди. Да делаю кладбище, и тыб прислал краски и олова и нашатырю и потали. Да есть там у тебя Мустофа мирза, и тыб его к нам отпустил. Да взяли имилдеша моего трех их человек. А взял дей их Дмитрей. А ходили они на Крым войною, имяна им Келдимагмет, да Байту, да [157] Айтъхозя, да человека моего жену взяли. А тот дей боярин ведает, которого еси присылал с сем нашим послом, которых есми людей своих послал был в Крым. И твой дей паробок Мишкою зоут, которой был на Алдаре, и на черном жеребце взял человека моего, да шестьдесят лошадей моих. И тыб то сыскав отдал. И за тем люди наши в Крым войною ходити не смеют. Да казаки дей Выродкова на Волге побили трехнатцати человек Тумаков, да Иванов сын Выродкова моих дву паробков с собою свел. И тыб однолично их взяв прислал. Да Явлу карина сына свел дей с собою посол твой тот, что ходил в Ургенчь. И того бы еси взяв прислал. Да что бы еси послов наших наборзе отпустил. Да прислал бы еси два судна. Здоровья твоего отведати послал есми Тягрибердей Баатыря. Да там же дей паробок мой [158] Догмагматем зоут. И тогоб еси прислал. Агышев Княжой сын Мамашай мирза ис Крыма отвел улусы и пришел ко мне, а живет у меня. И на сем лете на Крым войною его в головах посылаю. И ты бы нас для почтил его. Асановы Княжые дети, да Мамай мирзины дети, и Кошум мирзины дети, и Агышофы Княжые дети все у меня, учну их на Крым посылати, иным 594 лете, а иным в осень. Так бы еси ведал. Толко до снегу Казыя извоюешь; и мы на зиме Крым возмем. Да живет в Астарахани Табичем зоут холоп, а истари они был холоп наш, и ныне он тебе служит, и нам служит же, и язь его прошу опроче, что бы мне он служил. А он пост держыт и намаз правит, а в вере он в нашей. И тыб о нем приказал, да меня бы [159] для шубу добру да однорядку добру 595. А Мустофы мирзина мати мне была своякина, и язь ее взял за себя, и мирза ныне сыном мне учинился. И моему сыну в твоих руках быти не пригоже. Однолично бы еси Мустофу мирзу с Тягриберди баатырем отпустил. Да Байулу словет улус, и истово улуса Яикарою зоут, в руках дей у сына боарского у Доста, и тыб его взяв отпустил однолично однолично. Сат тешуся чтоб еси прислал мне кречать молодик однолично. Да брату моему белому Царю челобитье мое о том: сын мой учинился Нурадыном, а другой учинился Кекуватом. Коли пошлет ко мне сына боарского; и тыб и к двема сыном моим прислал детейже боарских однолично. Во взятье Казанское мой слуга взят, а ныне дей у тебя, а родом Уйшун Туючке баатыр [160] словет. Пожаловал бы еси его отпустил. Юсуфовых Княжых детей к себе взял есми, а в родсвесте 596 Ак мирза мне как сын же. И тех трех мирз жены и дети в Астарахани. Прошу их у тебя. Одноличноб еси в Астарахань к боярину приказал о тех трех мирзиных женах, что их язь прошу, мужы их к нам пришли. Чтоб еси о женах их однолично иноко не молвил дал их. Да которые в Астарахани живут Тумаки слуги наши, и все те улусы, которые от нас отстали, и те все наши. После одного другому оставаютца наши то слуги. Чтоб еси ныне приказал о них, что еси всех отдал Князю А мы их от Астараханских улусов отведем, есть место, словет Хандак, и мы им велим тут быти. Однолично в той грамоте прикажи, которую к нам пошлешь. [161]

2. От Исмаиля же Князя к Царевичу Ивану 597:

Брата моего белого Царя сыну Князю Ивану Царевичю, от Исмаиля Князя многом много поклон. Слышав возрадовался есми тому, что дей брата моего Царев сын взросл гораздо велик уже молодец. И язь здоровья отведати и видети послал имилдеша своего Али баатыря. Есть в нашем улусе пословица, чей дей отец наидет себе брата и друга, то дей и детем его. И нынешние дела к тому, что ныне люди ходят и туда и сюда. И нам бы людми ссылатися меж себя здоровье проведывали, что ся доспеет, чтоб еси меня для имилдеша моего почтив отпустил. Молвя грамота писана.

5. От Магмет мирзы 598:

Бог богат! брату моему белому Царю всеа Русии Государю от [162] Магмет мирзы Таусалан. После поклона какова меня ведаешь, так и здоров есми, а и ты б на многие лета здоров был. Опричь тебя у нас брата нам нет. Хто будет тебе недруг, тот и нам недруг. И зиме и лете братью свою и детей своих посылаем воевати. На том и стоим, тебе недруг и нам недруг. Какову честь отцу нашему делаешь такову честь и нам бы еси делал. Чем пожалуешь его посла, и нас бы тем же пожаловал. И ныне челобитье наше тебе то, чтоб еси прислал мне пансырь, да Тагилай бархатен золотной, да кречать, да седло писано золотом, да шубу зимовную, да что пити зимою меду, да юфть ролдуги, да запасу хлебного. О всем о том бью челом. Посылаю для братства. В том челобитье. Еще есть наше челомбитье, от прошлого лета по се места взяли у меня двесте лошадей моих те люди, которые в твоем имяни. И толко меня назовешь [163] себе братом; и ты то отдай на зад бью челом. И ныне твоего здоровья отведати послал есми имилдеша своего Кулчея. А он таков у меня человек, твои речи до меня и мои речи до тебя прямо доносит. Недругов у нас много, чтобы еси наборзе отпустил, с поклоном грамота писана. Да пожалуй судном болшим. [164]

Августа 599 Государь Нагайских грамот слушав приговорил, Нагайских послов и гонцов отпустить в Нагайскую землю к их государям. И велел послать к Исмаилю с грамотою служилых татар Собаню Резанова сына Баймакова с товарищи пять человек, а к Исмаилевым детем к Магмет мирзе велел послать Багилдея Розгозина с товарищи, а к Урус мирзе Баикеша Темева с товарищи.

Августа в 8 день Нагайские послы у Государя были на отпуске, и того же месяца в 10 день с служилыми татарами с Москвы поехали. А грамота с ними к Исмаилю Князю послана такова 600:

Божиею милостию от Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии другу моему Исмаилю Князю слово то. Писал еси к нам с своим послом Тягрибердеем, что Казы мирза сложился с Крымским Царем, [165] а хочет нам и тебе недружбу делати, и нам бы над ним велети промышляти а посла бы твоего Тягрибердея нам к тебе наборзе отпустили, и свое бы жалованье платье зимовное и доспех и запас и меду к тебе прислати. А Мустофу мирзу к тебе отпустити того для, что мать еси его понял. А Юсуфовых Княжых детей Ибрагим мирзу и Ак мирзу и Ель мирзу взял еси к себе. И нам бы жены их иза Астарахани велети им отдати тебя для. А Тумаков бы из Асторохани тебе отдати. И мы тебе о тумакех преж сего писали и не одинова, что Тумаков в неволю не держим, а похотят итти к тебе, и мы им дали волю. И тыб их звал к себе. А мы к воеводам своим писали, чтоб их отпустили к тебе, А не похотят к тебе итти, и тыб их в неволю не имал, занъже того ни где не бывает, что в неволю людей имати. [166] Знаешь и сам люди они волные, кому хотят, тому служат. И нам те дела как делати, которые от начала не бывали; а твоей для дружбы волю есмя им дали к тебе итти. И тыб их звал к себе гораздо. А о Казы мирзе есмя в Черкасы приказали, велели над ним промышляти. А будет он в котором месте на поле, и мы Казаком своим приказали, а велели над ним промышлятиж как будет мочно. А Мустофу мирзу для твоего прошения к тебе есмя отпустили с твоим послом Тягрибердеем. А что еси писал к нам Ибряим мирзины и Ак мирзины жены велети тебе отдати того для что Ибряим мирза и Ак мирза ныне у тебя, и Ибраим мирза и Ак мирза поимали наши Аргамаки и кони, которые вели к нам из черкас. И мы ныне за то жен их отдати не велели. И тыб им велел наши Аргамаки и кони отдати в [167] Асторохань нашим воеводам. И отдадут они наши Аргамаки и кони; и мы тебя для жены их и дети велим им отдати. А что еси писал к нам о запасе, и мы по твоему прошению запасу муки и меду и платье и доспех к тебе послали с своими казаки с Собанию Рязановым с товарищи. А что еси писал к нам, что бы нам детей твоих Магмет мирзу и Урус мирзу тебя для не отставити, прислати бы нам к ним людей своих, и мы тебя для к детем твоим к Магмет мирзе и к Урус мирзе послали Татар служилых потомуж как и к тебе. Да здесе посол твой Тягрибердей 601.

Комментарии

500. Стат. книга о Нагайск. делах, н. 5. л. 56, 57.

501. Тут же, л. 58-69.

502. Тут же, л. 69.

503. Тут же, л. 69, 70.

504. Тут же, л. 70, 71.

505. Тут же л. 71-76.

506. Стат. книга о Нагайск. делах н. л. 76-78.

507. повыше Тербердеем назвался.

508. Тут же л. 78-80.

509. Т. е. Султана Турецкого.

510. Стат. книга о Нагайск. делах н. 5. л. 80-82.

511. Сии грамоты в статейной книге не сохранены.

512. И сей грамоты нет в стат. книге.

513. Стат. кн. о Нагайск. делах н. 5. л. 38.

514. Тут же л. 83-88.

515. Тахтар надобно.

516. повыше Канбахты.

517. Чаятельно, насыпь.

518. Стат. книга о Нагайских делах н. 5. л. 88, 89.

519. Тут же л. 89-94.

520. Батман содержит около 150 фунтов Гамбурских.

521. Должно, кажется, не пришло.

522. Горностайну.

523. Тут же л. 94, 95.

524. Тут же л. 95-97.

525. Стат. книга о Наг. делах н. 5. л. 97, 98.

526. Сие имя разно пишется; Кочкунчей, Качкинчей, и Качкунчей.

527. Тут же л. 98-100.

528. В России.

529. Стат. кн. о Нагайск. делах н. 5. л. 100, 101.

530. Тут же. л. 101, 102.

531. В Крыму.

532. Тут же, л. 112, 113.

533. Тут же, л. 113, 114.

534. Оная же Стат. кн. л. 115, 116.

535. Тут же л. 116, 117.

536. Стат. книга о Нагайск. делах н. л. 117, 118.

537. Тут же л. 118-121.

538. Исмаил.

539. Тут же л. 121.

540. Тут же л. 122.

541. Тут же Стат. книга л. 122, 123.

542. Тут же л, 123-127.

543. Здесь прибавить надобно, сказал.

544. Да, надобно.

545. Т. е. Хан Крымский.

546. Для ясности прибавить можно, говоря.

547. Юнус обыкновенно Мирзою а не Князем называется.

548. Стат. книга о Нагайск. делах н. 5. л. 127, 128.

549. Тут же л. 128-134.

550. Чаятельно, обое то.

551. Слово.

552. Стат. книга о Нагайск. делах н. 5. л. 134, 135.

553. Тут же л. 136-141. Грамота с послом Петром Совиным отправленная хотя в статейной книге и не сохранена, однакож в оной л. 142. сказано, что грамота послана Исмаилю с речью слово в слово.

554. Тут же л. 148, 149.

555. В подлиннике здесь прибавляется: А к Тинбай мирзе, да к Якшисаат мирзе, да к Тинахмат мирзе посланы с Петром Совиным грамоты таковыже.

556. Тут же л. 149, 190.

557. Так в подлиннике, видно ошибкою, писано, и вперед читать надлежит.

558. Тут же л. 153, 154.

559. Тут же л. 162-154.

560. Тут же л. 164, 165.

561. По ниже Исенбахты.

562. Тут же л. 165-169.

563. Тут же л. 169, 170.

564. Тут же л. 170, 171.

565. Тут же л. 171-177.

566. Тут же л. 177-178.

567. Тут же л. 175-179.

568. Стат. кн. о Нагайск. делах н. 5 л. 179, 180.

569. Оная же Стат. кн. л. 150-153.

570. Сию шертную запись см. выше при отправлении Семена Малцова к Магмет мирзе.

571. Тут же л. 184-186.

572. Тут же л. 186-189.

573. От, кажется, надобно.

574. О сем походе см. повыше из письма Петра Совина выписанное.

575. В помянутой Исмаилевой грамоте Исенбахтыем называется.

576. Тут же л. 189, 190.

577. Повыше Дзиен Чюра.

578. Оная же Стат. книга, л. 190,191.

579. Ежели сие к Царю Ивану Васильевичу относится; Государю надобно, и в сем случае сей титул есть новый.

580. В иных местах Сарайчик пишется.

581. Мирзу, кажется, надобно.

582. Тут же, л. 195.

583. Тут же, л. 196-209.

584. Стат. Книга о Нагайских делах, н. 5. л. 200-202.

585. Тут же, л. 202-504.

586. Стат. книга о Нагайск. делах. н. 5. л. 208, 209.

587. Тут же л. 209-211.

588. Тут же л. 211, 212.

589. Тут же л. 212, 213.

590. Тут же л. 213.

591. Тут же л. 213, 214.

592. Стат. книга о Нагайских делах н. 5. л. 214-216.

593. Тут же л. 215-220.

594. или итти, кажется, прибавить, или иных на обеих местах читать надобно.

595. Прибавить надобно, дал или прислал.

596. В родстве, кажется надобно.

597. Тут же л. 221.

598. Тут же л. 221, 222.

599. Тут же л. 222, 223.

600. Тут же л. 223-225.

601. У сей грамоты конца нет. Сим же кончится Статейная книга о Нагайских делах н. 5.

602. Стат. книга о Нагайских делах н. 6. л. 1.

 

Текст воспроизведен по изданию: Продолжение древней российской вивлиофики, Часть X. СПб. 1795

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.