Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПОСОЛЬСКАЯ КНИГА ПО СВЯЗЯМ РОССИИ С НОГАЙСКОЙ ОРДОЙ

1557-1561 гг.

(Начало памяти утрачено) ...а на которои записи просити ему правды у Исмаиля князя. А противень с тое записи дан Петру русским писмом. И Петру, изговоря Исмаилю князю речь по записи, давати ему Исмаилю князю запись шертную татарским писмом. И молвити ему князю, чтоб ту запись себе вычел и послал бы по Юнус мирзу и по Али мирзу и по всех своих детеи и племянников и, содиначася бы, все вместе на тои записи правду учинили перед ним. И нечто князь учнет говорити, что он правду преже сего учинил перед Девлетхозею Усеиновым и он и ныне на тои правде стоит. И Петру говорити, что он тогды правду учинил вскоре (слово вскоре написано над строкой), без сына боярсково, и государю нашему то не добре верно. И ты, господине, учини (в слове учини буква ч исправлена по букве н) правду ныне передо мною на тои записи, которую запись ныне яз тебе дал и даи ее мне. И государю нашему /л. Voб./ та твоя правда ведома будет (слова: ведоми буди стерты) и любо ему то дело (в слове дело буква «ять» исправлена по ранее написанному) будет все. И говорити о том накрепко, чтобы князь на тои записи правду дал. И даст князь правду, ино велми добро. А не учинит правды на тои записи, ино молвити (в рукописи: мовити): коли, господине, на тои записи правды не учинишь, и ты дружбу свою памятуи по прежнеи записи, как еси правду учинил перед Девлетхозею. По тои правде и ныне государя нашего другу буди друг, а недругу буди недруг. А меня отпусти ранее к государю моему (в рукописи: мому).

Да память Петру, которая речь наказная таиная дана ему говорити князю наодине, и которые поминки посланы князю таиные. И Петру то (в рукописи: та) /л. VI/ записывати да, приехав, сказать царю и великому князю.

И о всем Петру делати дело царя и великого князя по царя и великого князя наказу и посмотря по тамошнему делу как будет пригоже и как его (в слове его буква г исправлена по букве в) Бог вразумит. А царя и великого князя о всем без вести не держати, чтоб однолично царь и великии князь от него о всяких делех безвестен не был.

Да память Петру. Нечто, недошед нагаиских улусов, учинитца Петру весть про которое дело про /л. VIоб./ крымское или про нагаиское о (в рукописи: от, буква о исправлена по букве и) царя и великого князя украинах или про Казань, и Петру часа того с теми вестми прислати ко царю и великому князю татарина, которые с ним посланы. И отписати с ними ко царю и великому князю о всех тех вестех подлинно. А будет великое дело, и Петру после того спустя день или два и иного татарина послати с теми ж вестми притчи для и вожа ему дати: любо первого на дорозе розгоняют и возмут, ино другои доедет. А нечто в Нагаех Петра задержат, и Петру, будучи в Нагаех, [237] посылати с вестми ко царю и великому князю тех татар, которые (в слове которые вторая о исправлена по ранее написанному) с ними посланы, чтоб однолично царь и велики… (В тексте явный пробел. Конец памяти, данной Петру Совину, и начало памяти, данной Ивану Тверитинову, утрачены) /л. 1/

...ино доведыватися того подлинно, на чом у них слово. Да что отведает, и Ивану то записывати да, приехав, сказати царю и великому князю.

И о всем Ивану дело царя и великого князя делати по царя и великого князя наказу и посмотря по тамошнему делу как будет пригоже и как его Бог вразумит. А царя и великого князя о всем без вести не держати, чтоб однолично царь и великии князь от него о всяких делех безвестен не был.

Да память Ивану. Как с Петром с Совиным розстанутца (в слове розстанутца буква у исправлена по букве е). И нечто, недошед нагаиских улусов, учинятца Ивану вести про которое дело великое про крымское или про нагаиское о царя и великого князя украинах /л. 1об./ или про Казань.

И Ивану часа того с теми вестми прислати ко царю и великому князю татарина, кого пригоже, и отписати с ними ко царю и великому князю о всех тех вестех подлинно.

А в Нагаех будучи, Ивану по тому ж посылати с вестми о великих делех татар, которые с ним посланы, чтоб однолично царь и великии князь безвестен не был. И о всем дело царя и великого князя делати по царя и великого князя наказу и посмотря по делу как будет пригоже и как его Бог вразумит. А царя и великого князя о всем без вести не держати. /л. 2/ А нечто у Арслан мирзы будут которые казанские люди беглые или присылкою, и Ивану говорити Арслан мирзе, чтобы Арслан мирза велел их побити или ему их отдал, то его и правда ко царю и великому князю, что их побьет или выдаст.

А се посолство Али мирзе с Мокеем Лачиновым.
Говорити от царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии Али мирзе Мокею Лачинову.

Царь и великии князь Иван Васильевич всеа Русии тебе Али мирзе /л. 2об./ велел поклонитися.

Царь и великии князь Иван Васильевич всеа Русии велел тебя о здоровье вспросити, как тебя Бог милует?

Да поминки подати.

А после поминков речь говорити. [238]

Царь и великии князь велел тебе говорити. Прислал еси к нам своего человека Аикулу з грамотою. А в грамоте своеи к нам писал еси, что есте на отца своего юрте учинилися и з дядею своим Исмаилем князем крепко помирилися, и нам бы ныне вас с собою в дружбе учинити. /л. 3/ Ино то есте учинили гораздо, что есте з дядею своим Исмаилем князем в любви учинилися. И мы вас ныне с собою в крепкои дружбе учиним по тому ж, как и Исмаиля князя. А знамя тебе нашеи дружбе то, что есмя к рукописи предлог к пропущен) тебе своего сына боярского Мокея послали з добрым своим жалованьем, а ко князю есмя послали своего сына боярского Петра Совина с шертною записью. И как пришлет к тебе князь и велит тебе быти у себя, и ты б часа того ехал ко князю с нашим сыном боярским с Мокеем вместе. И со князем бы еси вместе на шертнои записи правду нам учинил (далее на строке стоит буква о, написанная по какой-то другой букве, а над строкой выносная т) со всею своею братьею и з детми перед нашими детми боярскими на том, что вам на всякого нашего недруга быти с нами везде заодин. И учините правду /л. 3об./ со князем на тои записи, какову есмя запись ко князю послал с своим сыном боярским з (слова с сыном боярским з стерты). И (предлог И написан по букве М) вы б с тою вестью к нам отпустили наших послов и с ними вместе прислали к нам своих послов. И как наши послы и ваши послы скажут нам вашу правду и запись шертную нам привезут, и мы и свыше того дружбы своеи и любви своеи к вам прибавим (в слове прибавим буква п исправлена по букве ф). И на всех ваших недругов будем с вами заодин. И доколе живы будем, до тех мест дружбы своеи с вами не порушим.

Царь и великии князь велел тебе говорити. Взяли есмя Астараханскои юрт за Ямгурчееву цареву неправду, что посла нашего Савастьяна /л. 4/ бесчестил и грабил. И учинили были есмя на том юрте Дербыша царя. И Дербыш царь, Бога и свою шерть (слово шерть написано по чищенному) позабыв (в слове позабыв буква в исправлена по выносной букве л), нам изменил. И мы Дербыша царя за его неправду выгнали и учинили есмя на том юрте своих воевод 1. И приказали есмя ныне своим воеводам накрепко, чтоб с вами жили в любви и дружбе, и торг бы вашим людем добр давали. А которые наши казаки стояли на Волге и улусом вашим докучали, и мы ныне того для послали на Переволоку Ляпуна Филимонова со многими людми. А на Самарское устье послали есмя Степана Кобелева со многими ж людми. А велели есмя с Волги казаков всех сослати, чтоб вашим улусом обиды не было. /л. 4об./ А которые казаки с Волги не поидут, и мы тех велели, изымав, казнити. И велели есмя Ляпуну с таварищи на Переволоке, а Степану Кобелеву против Самарсково устья и до осени беречи того, чтоб вашим улусом от казаков лиха не было. А которые ваши послы и гости поидут к нам, и мы им велели [239] их перевозити. И вы б ту нашу дружбу к себе паметовали (в слове паметовали слоги ме исправлены по ранее написанному) и свою бы есте дружбу по тому ж к нам являли. А дружбе вашеи знамя то: которые астараханские люди черные ныне у вас в руках, и вы б тем людем волю дали, которые похотят жити у Астарахани, и те б жили у Астарахани, а которые похотят жити /л. 5/ у вас в улусех, и те б жили у вас, чтоб людем всем воля была. Иноко б есте того не делали.

Да память Мокею. Нечто будут у Али мирзы Белек Булат мирза или Аиса мирза, и Мокею молвити.

Государь наш царь и великии князь велел вам поклонитися.

Да сказати им, что к Белек Булату послано государево жалованье и поминки и грамота (в слове грамота буква а исправлена по букве ы) с казаком с Курманом Нагаевым. А к Аисе мирзе послано жалованье и грамота с Баибулатом Кадышевым. /л. 5об./

А память наказная Мокею дана такова.
Память Мокею Григорьеву сыну Лачинова. Как, ож Бог даст, придет Мокеи в Нагаи к Али мирзе, и кого Али мирза пришлет к нему встречю, а велит ему подворье указати, и корм ему от Али мирзы привезут, и Мокею тому дати, что пригоже: шуба белья лехка или однорядка, а не в пошлину. А в пошлину Мокею никому никак ничего не дати. А хто ему двор укажет, а корму не явит, и ему тому человеку не давати ничего. А как велит ему Али мирза быти у себя и кого по него пришлет, и Мокею тому человеку не давати ничего. А как поидет к Али мирзе и хто у него станет каких /л. 6/ пошлин просити, и ему пошлин не давати никаких.

А говорити ему. Прислал к государю нашему своего посла Аккулу. А писал к государю нашему, чтоб государь наш к Али мирзе дружбы для приприслал (в рукописи: приприслал) к нему доброво своего человека. И государь наш видети Али мирзину дружбу и правду послал меня к Али мирзе. И мне ныне какая пошлина давати? А от государя нашего х которым царем к его братье послы ходят, ино и там пошлин никаких нет. А к государю нашему Исмаилевы княжие послы и Юнусовы и иных мирз послы ходят, а пошлин с них не емлют же. И мне здесе какие пошлины давати? Да в пошлину Мокею однолично ничего никому не давати. А нечто батог покинут да учнут пошлин (в рукописи: пошлин) просити у батога, /л. 6об./ и Мокею пошлин никак не давати. А у двереи учнут просити пошлин, ино не давати же. И нечто его не пустят к Али мирзе, ино и прочь поити, а пошлин никак не давати. А опричь того хто Мокея чем почтит, и Мокею тому за его добро дати, что пригоже, а не в пошлину. А в пошлину Мокею не давати ничего. А велит ему Али мирза ити прямо к себе, и зацепки ему (в слове ему буква у исправлена по букве о) никоторые не учинят, и о пошлинах ему [240] не учнут говорити, и Мокею ити прямо к Али мирзе. И от царя (в рукописи слова: и от царя написаны дважды) и великого князя ему поклон правити и поминки подати и речь говорити по записи по царя и великого князя наказу. /л. 7/

А нечто Али мирза или иные которые (слово которые написано над строкой) мирзы учнут говорити, чтоб царь и великии князь казаком на Волге стояти не велел и улусов бы их красти и грабити не велел.

И Мокею говорити. Как есте, господине, со князем помирилися и с тою вестью прислали к государю нашему 2. И государь наш, господине, заповедь великую казаком учинил, чтоб улусом вашим лиха никак не делали. А ныне, господине, государь сею весною в судех послал на Волгу своих детеи боярских Степана с (в рукописи: Степа) Кобелева да Ляпуна Филимонова со многими людми. А велел с Волги казаков всех сослати. И велел им того беречи накрепко, чтоб вашим улусом обиды никакои (в рукописи: никакии) не было. А велел государь наш Степану Кобелеву /л. 7об./ стояти против Самарского устья и до осени. А Ляпуну велели стояти на Переволоке до осени ж. А велели им того беречи накрепко, чтоб казаки (в слове казаки буква з исправлена по букве к) на Волгу не приходили и лошадеи бы у вас не крали. А которые поидут (в слове поидут буква п закрыта чернильным пятном) от вас послы и гости (слово гости написано по чищенному) к государю нашему, и государь наш тех велел перевозити и проводников им давати.

А учнет Али мирза говорити, чтоб им ити на Крым со царем (слово царем написано по чищенному) и великим князем заодин.

И Мокею говорити. О том, господине, помыслите себе со князем крепко (в слове крепко буква «есть» исправлена по букве «ять»), да к государю нашему свою мысль прикажите со мною. И яз вашу мысль // (л. 8) государю своему скажю. И государь наш вам отпишет, как тому делу пригоже быти. А у государя нашего дорога наидена х Крыму Днепром, и та дорога добре добра 3. Возможно ею государю нашему всякое свое дело над Крымом делати, как хочет и как государем нашим о крымском деле обошлетеся. И государь наш вам о том ведомо учинит, как к тому делу пригоже делатися.

А нечто Али мирза учнет говорити, чтоб ему царь и великии князь дал Астарахань, а Ивана б Черемисинова и всех людеи из Астарахани вывел.

И Мокею говорити. Ведомо, господине, вам самим, что государь наш Астарахань взял за Ямгурчееву /л. 8об./ цареву неправду, что посла его Савастьяна безчестил и грабил. А посадил был на Астарахань Дербыша царя. А людем астараханским никакову человеку лиха не учинил. И Дербыш царь, позабыв Бога и свою шерть, государю нашему изменил, Левонтья Мансурова из города выбил. И вы Дербышу ж царю пособляли, и то дело учинилось великое. И государь наш за те Дербышевы царевы неправды велел жити в Астарахани [241] воеводам своим, а с вами велел им жити в любви и в дружбе. И торг с вашими людми (в слове вашими вторая и, в слове людми буквы лю вставлены в строку в промежуток между словами) велел им держати поволнои. А вам велел государь наш говорити, чтоб астараханским людем черным всем дали волю жити у Астарахани. А государь наш хочет их /л. 9/ жаловати и беречи. А с вами государь наш хочет любовь и дружбу держати по тому ж, как и с Ысмаилем князем. И вы, господине, ныне сьедтеся с Ысмаилем князем да учините правду государю нашему на шертнои записи все вместе перед нами послы государскими. И как к государю нашему отпустите, и свое челобитье с нами к государю нашему прикажите. И что будет ваше челобитье, и мы то до государя своего донесем. И государь наш, услышев от нас (в слове нас буква н исправлена по букве в) вашу правду, тогды к вам свое жалованье прикажет, чему как пригоже быти. А ныне, господине, государю нашему, не видев вашие правды, за что вам Астарахань дати? /л. 9об./

Да память Мокею. Будучи ему у Али мирзы, розведывати себе таино, как Али мирза живет с Ысмаилем князем и как они живут с крымским.

А нечто Али мирза и иные мирзы похотят ити ратью на царя и великого князя (так в рукописи, пропущено слово украины), и Мокею о том царя и великого князя без вести не держати. А послати с теми вестми татарина служилово да вожа, которые с ним посланы. А нелзе будет татарина послати, ино послати полоненика, добыв. А одноконечно царя и великого князя без вести не учинити. /л. 10/

А нечто поидет крымскои царь к Астарахани и ведомо то будет в Нагаех, и Мокею говорити, чтоб Али мирза на крымсково пошел и искал бы над ним дела как пригоже, а в Астарахань бы к царя и великого князя сыну боярскому к Ивану Черемисинову весть послал, чтоб жил бережно.

Да память Мокею. Будучи ему в Нагаех, пытати себе таино, ecть (в рукописи: ест) ли князю и мирзам с крымским царем ныне ссылка о миру. И будет у них ссылка о миру есть, ино доведыватися того подлинно, на чом у них слово. Да что отведает, и Мокею то себе записывати да, приехав, сказати царю и великому князю. /л. 10об./ И о всем Мокею дело царя и великого князя делати по царя и великого князя наказу и смотря по тамошнему делу как будет пригоже и как ево Бог вразумит. А царя и великого князя о всем без вести не держати, чтоб однолично царь и великии князь от него о всяких делех безвестен не был.

Да память Мокею. Как с Петром Совиным розстанутца, и нечто, недошед нагаиских улусов, учинятца Мокею вести про которое дело великое про крымское или про нагаиское, о царя и великого князя украинах или про Казань, /л. 11/ и Мокею часа того с теми вестми прислати ко царю и великому князю татарина, кого пригоже, и отписати с ними ко царю и великому князю о всех тех вестех подлинно. [242]

А в Нагаех будучи, Мокею по тому же посылати с вестми о великих делех (слова: великих делех и в слове татары слог та написаны по чищенному) татар, которые с ним посланы, чтоб однолично царь и великии князь безвестен не был. И о всем дело царя и великого князя делати по царя и великого князя наказу и посмотря по делу как будет пригоже и как ево Бог вразумит. А царя и великого князя о всем без вести не держати.

А нечто у Али мирзы будут которые казанские /л. 11об./ люди беглые или присылкою, и Мокею говорити Али мирзе, чтоб Али мирза велел их побити или ему их отдал, то его и правда ко царю и великому князю, что их побьет или выдаст.

А се грамота к Белек Булат мирзе с служилыми татары с Карманом Нагаевым с таварищи.
От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии Белек Булат мирзе слово то. Прислал еси к нам своего человека Асана з грамотою. А в грамоте своеи к нам писал еси, что есте з дядею своим с Ысмаилем князем крепко помирилися и в ево волю далися есте. А досталося вам /л. 12/ кочевище по Волге, где кочевал дядя ваш Исмаиль князь. И нам бы вас в дружбе учинити по тому ж, как Исмаиля князя. Ино то есте учинили гораздо, что Исмаилю князю добили челом и крепко с ним помирилися. И мы вас вперед учнем жаловати и в дружбе держати по тому же, как Исмаиля князя. А дружбе нашеи знамя вам то. Которые наши казаки были на Волге и улусом вашим докучали, и мы на Волгу послали Степана Кобелева да Ляпуна Филимонова со многими людми. А велели есмя казаков всех с Волги сослати. А которые казаки не послушают, с Волги не поидут, и мы тех казаков велели имати и казнити. А Степану Кобелеву и Ляпуну Филимонову велели есмя стояти на Волге и до осени беречи того, /л. 12об./ чтоб от казаков вашим улусом лиха не было. А которые наши воеводы в Астарахани Иван Черемисинов и Михаило, и мы им приказали накрепко, а велели им с вами жити в доброи любви и торг вашим людем велели есмя им добр давати. И вы (в словах: И вы буквы И и в исправлены по букве И) б от наших астараханских воевод не боялись ничего, лиха вам от них никак не будет никоторово, в том бы есте им во всем верили по сеи нашеи грамоте. А наше слово иноко не будет. Того для сеи ярлык с своим жаловалным словом к тебе, написав, послал есми. А что еси писал к нам, что есте меж себя воиною убожали, и нам бы тебе прислати свое жалованье, и мы для вашие нужи свое доброе жалованье /л. 13/ к тебе послали с своим казаком с Курманом Нагаевым и с твоим человеком Асаном. Писана на Москве лета 7065-го генваря 4.

А се грамота Аисе мирзе с служилым татарином с Баибулатом Кадышевым.
От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии(слова: всеа Русии приписаны в конец строки позднее) Аисе мирзе слово [243] то. Прислал еси к нам своего человека Хоземагметя з грамотою. А в грамоте своеи к нам писал еси, что есте з дядею своим с Ысмаилем князем крепко помирилися и в ево волю далися есте. А досталося вам кочевище по Волге, где кочевал дядя ваш Исмаиль князь, и нам бы вас в дружбе учинити по тому ж, как /л. 13об./ Исмаиля князя. Ино то есте учинили гораздо, что Исмаилю князю добили челом и крепко с ним помирилися. И мы вас вперед учнем жаловати и в дружбе держати по тому ж, как и Исмаиля князя. А в дружбе нашеи знамя вам то. Которые наши казаки стояли на Волге и улусом вашим докучали, и мы на Волгу послали Степана Кобелева да Ляпуна Филимонова со многими людми. А велели есмя казаков всех с Волги сослати. А которые казаки не послушают, с Волги не поидут, и мы тех казаков велели имати и казнити. А Степану Кобелеву и Ляпуну Филимонову велели есмя стояти на Волге и до осени беречи /л. 14/ того, чтоб от казаков (слова от казаков написаны над строкой) вашим улусом лиха не было. А которые наши воеводы в Астарахани Иван Черемисинов и Михаило, и мы им приказали накрепко, а велели им с вами жити в доброи любви и торг вашим людем велели есмя им добр давати. И вы б от наших астараханских воевод не боялись ничего, лиха вам от них никак не будет никоторого. В том бы есте им во всем верили по сеи нашеи грамоте. А наше слово иноко не будет. Того для сеи ярлык с своим жаловалным словом написав, послал есми. А что еси писал к нам, что есте меж себя воиною убожали, и нам бы к тебе прислати свое жалованье, и мы для вашие нужи свое доброе жалованье к тебе послали с своим казаком з Баибулатом /л. 14об./ Кадышевым и с твоим человеком Хоземагметем. Писана на Москве лета 7065-го генваря месяца.

А се грамота Казы мирзе с его человеком Янгоразом.
От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии Казы мирзе слово то. Прислал еси к нам грамоту с нашим казаком с Кадышем Кудиновым. А в грамоте своеи к нам писал еси, что еси к нам послал (в слове послал буква о исправлена по ранее написанному) своего человека Янгураза тому уж три годы. И от нас к тебе весть никакова не бывала. А послал еси Янгораза к нам с тем, чтобы тебе у нас в нашеи земле опо/л. 15/чивати. И нынеча у нас того ж просишь, чтоб нам тебя пожаловати, дати в своеи земле опочив. И юрта бы твоего тебе поискати. И толко тебя похотим жаловати, и нам бы к тебе прислать своего человека, а твоего бы человека Янгораза с своим человеком вместе к тебе прислати. И мы речи твои все выслушали и хотим тебя жаловати своею великою любовью и добро свое хотим к тебе доброе держати свыше иных мирз твоеи братьи того для, что нашего добра к себе ищешь. И ныне, изъявля к тебе свою великую любовь, послал есми к тебе своего человека Кадыря Кудинова да твоего человека Янгораза с сею своею жаловалною любовною грамотою и с прямым своим крепким словом. /л. 15об./ И как до тебя доидет наш человек Кадыр и твои [244] человек (в слове человек, переданном сокращенно, буква к написана позднее) Янгураз, и ты б поехал к нам. И как будешь у нас, и мы тебя пожалуем своим великим жалованьем и о всех твоих делех с тобою переговорим, как которым делом пригоже делатися да по тому твоим делом учнем и промышляти. А опочив тебе в нашеи земле и всем твоим людем поволно и сколко похочешь, столко у нас живи. А хитрости над тобою и над твоими (в рукописи: воими) людми никак никакие не будет. В том бы еси во всем верил нашему слову и сеи нашеи грамоте. А сколко сам себе мыслишь добра, столко и мы о тебе всяким добром промышляти учнем как пригоже. А что себе ставишь в сумненье /л. 16/ бои Михаила Вороново 5, и до (в слове до буква д исправлена по букве б) того бою кручина нам не дошла никоторая, Михаило на тобя сам нашол. И тебе было с Михаилом как не битися? Своя голова всякому всего света лутчи. Кому ни будучи на поле, тому своею головою промышляти и прибытка себе искати, сколко мочно. Мы то сами гораздо знаем. И ты б себе в том сумненья не держал никоторого. Нам в том на тебя сумненья (слово сумненья в рукописи стерто) нет никоторые. А будет за которым делом вборзе тебе ехати к нам нелзе, и ты б нашего человека Кадыря и своего человека Янгураза к нам отпустил, и с ними свою мысль к нам отписал, как тебе у нас быти. И мы к (предлог к исправлен по ранее написанному) тому сроку (в слове сроку буква к исправлена по букве у) учнем тебя ждати. Так бы еси ведал. /л. 16об./

Молвя, с любовью сю свою жаловалную опасную грамоту к тебе послал есми, чтоб тебе во всем наше слово верно было. А что еси писал к нам, что (далее в рукописи зачеркнуто слово есмя) твоего человека Янгураза три годы есмя к тебе не отпустили, и мы Янгуроза двожды посылали тебя (в слове тебя буква я исправлена по ранее написанному) искати с своими людми и с своею грамотою. И Янгураз и наши люди тебя не наехали. О том Янкураза, гораздо вспрося, уведаи, как есмя его к тебе посылали. Писана на Москве лета 7065-го февраля месяца.

И августа 22 прислал ко царю и великому князю ис Казани боярин и воевода князь Семен /л. 17/ Иванович Микулинскои грамоту Елизара Мальцова. А прислал к нему (далее над строкой стерто: в Казань) Елизар (в слове Елизар буква е исправлена по букве г) ту грамоту из Нагаи в Казань с полонеником с Офонею со княж Михаиловым человеком Глинсково.

А се грамота.
Государя царя и великого князя боярину и воеводе государю князю Семену Ивановичю холоп твои Елка (слова: холоп твои и в слове Елка буквы Ел написаны по чищенному) Мальцов челом бьет. Приехали есмя, государь, к [245] Юнусу в улус, а в те поры, государь, у них улусы замешались, Смаиля (в слове Смаиля буква я исправлена по ранее написанному) князя и з детми выгнали вон. Без бою отъехал с своими людми со всеми. А улус, государь, его и детеи его весь пограбили, и жены Юнус (в рукописи: Юну) /л. 17об./ к себе поимал и переграбил их донага и базар, государь, весь Юнус к собе взял, и княженье нынеча ему досталось. А улусы Исмаилевы меж себя поделили Юнусовы братья Али, Ибреим, Ак мурза (в рукописи: Акмура), Эль мурза, Мамат мурза да Арслан мурза з братьею, да Аиса (в рукописи: Аса) мурза Юнусов сын. А преж того есми ко государю о вестях писал, от чого у них промеж себя Исмаилю князю брань почалась с Арсланом, что поимал Смаиль (в слове Смаил буква с исправлена по букве и) князь у Арслана улусные люди. И они, государь, посылали на мир к Арслану Юнуса да Тинахмат мирзу Смаилева сына. И Араслан, государь, их поимал, Юнуса да Тинехмата, да их обнажил и людеи их всех переграбил. Да с Юнусом содиначились да, нарядясь, государь, полком да пришли, где князь /л. 18/ с Али мирзою в собранье стояли. Исмаиль, государь, то видя, что они содиначилися, да побежал своими со всеми людми и з детми, не бився. И они за ними не гоняли. И после того, государь, Исмаилевы люди к Юнусу отъехали многие люди. И Тинехмата, государь, Юнус (в слове Юнусъ буква ъ исправлена по ранее написанному) и Араслан мирзу Исмаилева сына отпустили. И после того, государь, Тинеахмат мирза, собрався, да пришед на Юнусов улус на краинеи, да кони отогнал. И Юнус за ним сам ходил погонею, да его угонил и людеи побил и лошеди свои поимал. Да человек, государь, со сто живых поимал. А Тинахмат, государь, мурза сам утек. А от девети, государь братов — от Аисы мирзы с (в рукописи предлог с пропущен) братьею, от Уразлыевых детеи 6 у Юнуса присылка была. И послал, государь, Касаи мирза (в рукописи: мир) з братьею, Салтаганом /л. 18об./ зовут, Белек Булат мирзин человек и велели им к собе быти кочевати по старому. А Ивану, государь, Тверитинову и Шоболту было, сказывают, до нашего приезду не добре добро. И как яз приехал, ино, государь, полутчело. И хотели, государь, меня часа того отпустити к государю и со мною своих послов и гостеи много, и шерть государю Юнус князь и Али мирза, и Арслан мирза, и Белек Булат мирза з братьею и з детми хотели государю шерть дати по государеву наказу. А Ивана, государь, Тверитинова и Шоболта хотели со мною ж отпустити. Писал, государь, ко мне Шоболт, что ему было бесчестно. И яз, государь, на съезде Юнусу и Алею говорил, что государева посланника бесчествует. И Али мирза запрелся, яз деи не бе/л. 19/чествовал, сам деи мужик дурен, не знает ни добра, ни лиха. А мне, государь, дал Бог государевым здоровьем, и по ся места от Юнуса добре честно и от (в слове от буква т исправлена по выносной букве н) Али мирзы, и ото всей братьи, и от детеи. И корм, государь, присылают. И Али мне мирза [246] присылал свое жалованье с Аккулою. И мать, государь, Юнусова, и жены присылают кормы частые и лошеди дают. Да день, государь, з десеть со мною мерилися имилдеши, прошали пошлин, а сказывали, что деи двенатцатма князем в Орде всегды со всякого посла имывали по шубе да по однорядке. То, государь, они всегды имывали. И мы, государь, дал Бог государевы здоровьем и высокою его рукою, те пошлины все перевели. Не дал никому ничего. Все, государь, дал Бог, зделал по государеву наказу. Да государевым здоровьем взяв Бога /л. 19об./ на помочь, переступя страх, положили образец в Нагаех, каков преже того не бывал. Нынеча, государь, у (перед предлогом у стерта буква с) них нестроенье великое, грабежи меж себя и татба необычная. Приехали Абреим мирзины люди к нам на стан блиско Юнусова двора розбоем да учали были нас грабити, и мы, государь, послали к Юнусу. И Юнус, государь, приказал ко мне нам от них боронитца. И мы, государь, с ними билися, ис пищалеи стреляли, человек пять-шесть ранили и человека ис пищали застрелили до смерти. И, дал Бог, есмя от них отбилися, ограбити (в слове ограбити буква о исправлена по ранее написанному) себя не дали. Юнус, государь, ко мне приказал исполать деи тебе, что умеешь от лихих боронитца, и по ране, государь, прислал по меня Юнус: брат деи на меня розгневался, научил деи /л. 20/ еси на меня посла, велел у меня людеи побити. Бога деля деи меня з братом не учини в недружбе, заплати деи за голову убитую пятьсот овец. А не сыщешь деи живых пятьсот овец, и ты даи таваром тысячю овец. И яз ему отказал: хто меня учнет грабити без ведома, мне опять с ними битца. И он, государь, прислал ко мне Кобета аталыка да казначея (в слове казначея вторая а исправлена по букве о) Янгилдея, да дияка своего Еналея абыза: пожалуи деи, заплати. И как деи яз тобя отпущу, и яз тобе то заплачю. А нынеча мне дати нечево. И они, государь, учали тавар ценити и взяли, государь, московским таваром семсот овец платьем и рухлядью. А на Москве, государь, того тавару куплено на тритцать рублев 7. А жалует, государь, /л. 20об./ меня Юнус, чтит по тому ж, как преже сего. А дотуды, государь, от Нагаи отдуху не было, шатришко (в слове шатришко первая (выносная) буква т исправлена по букве д) затоптали и лошеди из рук отнимали. И как, государь, их стращали, и они, государь, бес присылки не смеют ехати к нам ни блиско. А говорят: немногие деи с ними пищали, ино горевать. А толко деи государь царь князь великии (в рукописи: велики) Исмаилю даст пишалников, ино деи нагаи все пропали. А нынеча деи, государь, взял всю Волгу и до моря. А ужжо деи Сараичик возмет и Яик весь, и Шамаху деи, и Дербень возмет, и нам деи всем быти от него ж взятым. Так деи наши книги говорят. Все (в слове все буква «ять» исправлена по ранее написанному) деи бесерменские государи русскому государю поработают. А необычно, государь, Юнус князь и все мирзы /л. 21/ блюдутца: государь (в слове государь буква ь исправлена по ранее написанному) деи даст Исмаилю на нас силу, учнет деи он (в слове он буква о исправлена по ранее написанному) нас государю оговаривати, бутто мы [247] Смаиля выгнали царя для великого князя. Мы деи его выгнали за его неправду, что он у нас отца нашего убил. Государь бы деи ему не потакал. Мы деи государю и до века будем его холопи. А пожалует деи, его примет — то его воля пожаловати. Толко бы деи на нас ему помочи не давал (в слове давал стерта выносная буква л над первой а). А нагаи, государь, изводятца, людеи у них мало добрых (в слове добрых буква д исправлена по ранее написанному) да голодни, государь, необычно нагаи и пеши. Много з голоду людей мрет 8. А друг другу не верит меж себя и родные братья. Земля, государь, их пропала: друг друга грабит. Да после того, государь, как яз никому ничего пошлин не дал, приехали ко мне на стан Юнусов имилдеш (слова: Юнусов имилдеш написаны по стертому: Юнусовы дети) Смаил з детми и со многими людми пьян: коли деи /л. 21 об./ ты, боярин, ленив нас дарити, и мы деи и сами возмем. Да в шатер не полезли, да в телегах рухлядь поимали. Взял, государь, сукно да две кожи, да две шапки, да две узды золоченых, да колпак, да сапоги. И мурза (в рукописи: мурзы, буквы зы в данном слове написаны по чищенному), государь, Юнус на него добре кручинился. И он, государь, на ране ко мне приежжал и з детми бити челом, и взятое назад привозили. Июля 12 улусы замешалися, пришла к Юнусу весть, что Урус мирза Смаилев сын изымал Алея мурзу, а он, государь, ездил не со многими людми гулять от улуса. И Юнус, государь, и братья его пошли за ним в погоню всею ордою. И яз, государь, в заворошню не смел ехати к государю, не зделав государева дела и не дождався государю прямых вестей про нагаи. И я к государю с теми (слова:с теми написаны по чищенному) вестми послал к государю /л. 22/ сынишка моего (в слове моего буква м исправлена по букве с) Володку. Да присылали (в слове присылали буквы ыл исправлены по ранее написанному), государь, ко мне Смаилевы жены, чтоб я у них был. И я, государь, у них был. А они все наги. Видишь деи стражем за государя царя и великого князя для деи государя нашего мужа, не видь нас нагих. И я, государь, дал им двема по шубе, а двем по сукну да всем по шапке, да по гребенине, да по сапогом. Да послал, государь, из Астарахани Иван Черемисинов (в слове Черемисиновъ буква ъ исправлена по ранее написанному) татарина ко государю азеевского, Акбулатом зовут, к Исмаилю людеи просити, с кем было ему послати ко государю аргамаки черкасские. И грабил, государь, донага (в рукописи: данага) Смаилев сын Урус мирза. И привели (в слове привели буквы ве исправлены по букве ш), государь, его ограблена к Юнус мирзе, и яз, государь, татарина научил, будтось его к Юнусу послал з грамотами. И грамоту сказали у него отнели (в слове отнели выносная буква т исправлена по букве л) и я, государь, того татарина к себе взял да Юнусу, государь, /л.22об./ говорил есми, чтоб его опять послал да своего человека. И Юнус, государь, ему конь дал, а я дал ему платье и опять его хотел послати к Ивану. Ино, государь, зашла заворошня. И как, государь, минетца заворошня, и яз его опять к Ивану отпущу. А в Астарахани, государь, сказывает, дал Бог, здорово. А сказывает тот татарин (в рукописи: тарин), что [248] Сламгазы мурза Шиидяков сын был в Крыму от Аисы мирзы, и крымскои царь, сказывает, звал их к собе, и они к нему не пошли: мы деи не извадились в Крыме кочевать. А просили, государь, сказывают, у царя помочи Нагаи воевать, и царь им людеи не дал. Да тот же татарин, сказывал. Присылал Исмаиль к Ивану: которые деи гости придут из Шамахеи и из ыных земель (в слове земель буквы зе исправлены по ранее написанному), и ты деи, Иван, емли на царя великого /л. 23/ князя пошлины треть, а на меня деи, Смаиля, емли два жеребья. И Иван с ним отказал к Исмаилю: не дам деи тобе ни пула без государева ведома, пошли деи о том ко государю. Астараханские, государь (в слове государь буква д исправлена по ранее написанному), люди пошли все жити в Астарахани. Юнус их отпустил без зацепки, а иные при нас пошли, взяла их нужа великая. В Нагаех люди голодни многие, хотят ити жити в Астарахань, чтоб деи нас государь велел примать. А люди, государь, хотят ити жити добрые того для, что неустроиство великое.

Да с Волги прислали ко царю и великому князю Иван Тверитинов до Мокеи Лачинов.

А се грамота Ивана Тверитинова с служилым татарином /л. 23об./ Янсупою Усеиновым.
Государю царю и великому князю Ивану Васильевичю всеа Русии холоп твои Иванец Тверитинов челом бью. Посылал еси, государь, меня холопа своего к Арслан мирзе, и яз (в рукописи: я), государь, до него доехал (в слове доехал буква д исправлена по букве п) здорово и твое жалованье к нему двесте рублев довез здорово (в слове здорово буква з исправлена по букве д) и отдал Арслану сполна по твоему государеву наказу. А у шертнои, государь, записи Арслан мирза был до меня (в слове меня буква я исправлена по букве я же) у Смаиля (в слове Смаиля буква л исправлена по ранее написанному) князя и шертовал при Петре Совине. И после того, государь, Арслан со князем розбранились и, сложась с Юнусом да с Алеем, князя согнали с юрта июня 23. И поимав улусы, да покочевал за Яик к Шихмамаевым детем. И Бек мурза, /л. 24/ государь, его наехал Шихмамаев сын на сеи стороне Яика и кочюет с ним. И улусы ему поотдавал его и братни, которые летось поиманы. И отпустил, государь, Арслан мирза меня из-за Яика с реки (в слове реки буква е исправлена по ранее написанному) Илека июля 25. А со мною, государь, послал к тебе, государю, посла своего Карачю. И до Волги есмя доехали, дал Бог, здорово, а живу третью неделю проити немочно: емлют твои государевы ватаги мало не же день — не ведаем, крымские люди или нагаиские. А люди, государь, многие по Крымской (в слове крымскои буквы ои исправлены по ранее написанному) стороне ходят усторожливо. А Арслан мирза с Юнусом живет (в слове живет над буквой и вынесена буква л) оманкою. А Алея мирзу [249] поимал Урус мирза Смаилев сын княжои. И слышел есми от ближних (в слове ближних буквы их исправлены по ранее написанному) людеи Арслановых, что хочет сложитися опять со князем, а Шихмамаевых детеи к себе ж емлет. /л. 24об./

А се грамота Мокея Лачинова с служилым татарином с Тенекаем Тимеевым.
Государю царю и великому князю Ивану Васильевичю всеа Русии холоп твои Мокеец Лачинов челом бьет. Писати было, государь, мне к тебе нагаиские вести, ино государь послати было не (в слове не буква «ять» исправлена по ранее написанному) с кем, вожа у меня взял Аккула и послал его к тебе, государю, с нагаискими татары. А меня, государь, держали у мурзы бережно. А курнюшю, государь, не дал мне мурза полпяты недели. А велел, государь, веременником своим просити у меня от того сукон шуб. И я, государь, не дал. И мурза, государь, велел меня веременником ограбити, прислал казначеев своих, велел у меня рухляди (в слове рухляди буква р исправлена по ранее написанному) имати на себя /л. 25/ два жеребья, а мне велел третеи жеребеи давати. И на другую, государь, ночь прислали жены ево да дети да взяли у меня на себя ис тое трети, которую были мне оставили, двенатцать деветеи силно. А рухлядь мурза всю веременником роздал. И веременники, государь, ево хотели мне на отпуске лошеди за то давати. И Алея, государь, взяли Смаилев сын Урус (в слове Урус первая У исправлена по букве а) мирза. И Алеева, государь, жена не хотела меня отпустити и Елизар, государь, о мне бив (слова: мне бив исправлены по ранее написанному) челом Юнусу князю. И Юнус посылал к неи просить меня, и она, государь, отпустила нас. (Далее примерно четвертая часть листа без записи). / л. 25об./

А Петр Совин приехал ко царю и великому князю наперед Елизара и Ивана, и Мокея июля 24 с шертною записью. И сказывал Петр царю и великому князю, что Исмаиль князь с племянники и з детми на царя и великого князя списке (в слове списке буквы ке исправлены по ранее написанному), каков с ним послан, правды не учинил. А говорил, что по тому списку в разум им не воидет. А написал свою грамоту и правду на тои своеи(в слове своеи буква е исправлена по ранее написанному) грамоте учинил с племянники и з детми и печати свои к тои своеи грамоте приложили и дали Петру. И отпустил его Исмаиль его, и Исмаиль князь с тою шертною записью. /л. 26/

А се шертная запись, на которой учинил правду Исмаиль князь з детми и с племянники.
По Божиеи воле прямою правдою чистым серцем по любви мое Исмаилево княжое слово, Юнус мирзино слово, Белек Булат мирзино слово, Арслан [250] мирзино слово. Белому царю много много поклон. Поклон молвя, слово наше то. Слово у нас одно и Бог один. Под Богом Петру шерть учинили и души свои дали есмя. Хто будет тебе ратен, и нам с тем ратитися. А другу твоему другом быти до своего живота, в любви быти с тобою и заодин с тобою на недруга стояти и пособляти, как нам мочно. А не солгати и от тебя не отстати. Петру души есмя свои дали. /л. 26об./ Так бы еси ведал. А с Крымом нам воеватися. А с тобою заодин быти и от тебя не отстати. А казаком своим крепко заповедь учинили есмя, что им воины не делати. Так бы ведомо было. А друг (в слове другь буква ъ исправлена по букве у) другу лиха не делати. А солже, шерть наша на нас и на наших детех буди. Молвя, грамоту написал лета 964-го 9. Твои посол к нам придет, и нам лиха не учинити и силы и заворошни не делати. Тот миньят на нас буди. Перед Петром белому царю великому князю шерть дали есмя, Васильеву княжому сыну перед Петром шерть дали есмя. /л. 27/ (Лицевая сторона листа 27 без записи). /л. 27об./

Того ж лета июля. Писал ко царю и великому князю царь Шигалеи, что июля 1 пришли в Городок нагаиские послы: от Исмаиля князя посол его Келдураз (в слове Келдураз буква е исправлена по ранее написанному о), а от Али мирзы посол его Енмандан, а от Ибряим мирзы посол его Сокмар, и от иных мирз в послех идут их люди. Всех послов и гостеи 340 человек, а лошадеи у них 2000. И тех нагаиских послов отпустил к Москве июля 2. А проводити их послал своего сына боярского Степанка Головина да розсылщиков.

И царь и великии князь велел против нагаиских послов послати встречю Микиту Сущова /л. 28/ да с ним 6 человек конюхов да 5 человек толмачеи.

Июля 13 во фторник Микита Сущов с нагаискими послы к Москве пришел. И царь и великии князь велел нагаиских послов поставити под Паншиным. И корм послом велел давати по указу. А на базаре велел у них быти князю Семену княж Иванову сыну Татарина (возможно, следовало: Татаринова ?).

Июля 14. Велел царь и великии князь нагаиским послом Келдиуразу с таварищи быти на дворе.

И того дни нагаиские послы на дворе были. /л. 28об./

А царь и великии князь сидел в Столовои избе в брусянои. А явил их царю и великому князю челом ударити казначеи Хозяин Тютин.

И послы правили царю и великому князю от Исмаиля князя челобитье, да подали грамоты. И царь и великии князь (в слове князь буква я исправлена по ранее написанному) велел у них грамоты взяти диаку Ивану Михайлову. А нагаиских послов звал ести.

И того дни послы Келдеураз с таварищи у царя и великого князя ели. А стол был в Столовой избе в брусянои. /л. 29/ [251]

А се грамота Исмаилева с его послом Келдиуразом.
Всево крестьянства государю белому царю всегда счастливого от Исмаиля князя многом много поклон. Мы поздорову живем. И ты бы здоров был. После слово то. С теми мирзами, которые от нас выбежали за Волгу, крымскои царь, содиначився, на наших с тобою людеи, которые усть Волги на службе стоят, идет деи на них воиною. И коли ему нас воевати, и тобя воевати. А мы с Крымом крепко завоевалися. И ныне бы еси нас для и собя для наборзе Волгою многих людеи с пушками /л. 29об./ и с пищалми многих людеи Доном отпустил бы еси. А которово (в слове которово последняя буква о исправлена по ранее написанному) тебе к нам посла своего послати, и ты б отпустил Волгою ж однолично. Которая рать тобе отпустити, и ты б пристаял отпущати наборзе. А которым у нас быти (в слове быти буква ы исправлена по букве т), пришли к нам шесть пушек чес. Да триста пищалников с тою ж ратью вместе. А на наши улусы ныне голод пришол. А тех трехсот пищалников отпусти к нам со многим (в слове многимъ буква ъ исправлена по букве и) запасом кормовым, улус наш голоден. И ты бы отпустил Волгою в Астарахань много хлеба. А нам ити против крымских людеи. А сего лета нам с службы не бывать, и ты бы (в слове бы буква ы исправлена по букве о) прислал к нам два судна /л. 30/ запасу. Делати нам про собя к службе запас однолично, иноко не молви. А те два судна нам же даи. А нам с конеи не бывать, с крымским воеватися. Да пришли, что мне самому вздевати (в слове вздевати буква з исправлена по букве о) пансырь доброи да тегиляи (в слове тегиляи буква е исправлена по букве и), да шелом, и весь полнои доспех, да мне самому ездити три седла пошлых добрых, да саблю, которая б секла (над словом секла стерта буква) железо, да нашатырю, да железа неметцково. А к твоим к счастливым дверем (в слове дверем первая е исправлена по букве о) здоровья твоего отведати Келдиураз багатыря послал есми. А которую рать свою тебе послать на усть Волги, и посла своего, которого тебе к нам послати, отпустил б еси наборзе Волгою же. Молвя, с печатью грамоту написал. Да прислал бы еси /л. 30об./ шафрану, краски, бумаги да потали. А ис Крыму на тобя воины нет, верь мне. А крымскому с нами воеватися, а астараханскои царь и казаки поехали к тем мирзам, которые от нас выбежали — х Казыю с таварищи. То бы еси ведал. Да пропала у меня печать, и ты б прислал мне печать з золотом. Назовешь же меня собе (в слове собе буква «ять» исправлена по ранее написанной букве я) братом и другом, и ты бы отпустил ко мне Чомаш мирзина сына Кочман мирзу. А мы прямо отведали, что он (слова: что он в рукописи написаны дважды, во втором случае в слове он буква о исправлена по букве в) в Новегороде однолично. А зелья пушечного и ядер много пришли. А которые два судна к нам отпустишь, и в тех бы судех было меду много /л. 31/ пресного. Да что мне зиме вздевать пришли шубу горлатну с поволокою. А что к нам ни пошлешь, и ты то все в своеи грамоте [252] лицом вели писать. Да и число тому всему вели описывать татарским писмом. Толко так не учинишь, что к нам ни посылаешь, то до меня не доходит.

Того ж лета июля прислал ко царю и великому князю ис Темникова Еникеи князь Тинишев, что пришли в Темников нагаиские послы, от Исмаиля князя посол его Таузар с таварищи, и отпустил его ис Темникова к Москве (слова: к Москве написаны над строкой) того ж дни. /л. 31 об./

Июля 26 во вторник нагаиские послы Таузар (в слове Таузар буква т исправлена по ранее написанному) с таварищи к Москве пришли.

И царь и великий князь велел Таузара с таварищи (далее в рукописи: поставарищи) поставити на (в рукописи предлог на пропущен) Нагаиском дворе 10 и корм им велел давати по указу.

Августа 1 велел царь и великии князь нагаиским послом Таузару с таварищи быти на дворе. И того дни Таузар с таварищи на дворе были.

А царь и великии князь сидел в Столовои избе в брусянои. А явил их царю и великому князю челом ударити казначеи (в рукописи: казначе) Хозяин (в слове Хозяин буква Х написана по чищенному) Тютин. /л. 32/

И Таузар с таварищи правили царю и великому князю от Исмаиля князя и от мурз челобитье, да подали грамоты. И царь и великии князь велел у них грамоты взяти дьяку Ивану Михаилову.

А нагаиских послов звал ести.

И того дни нагаиские послы Таузар с таварищи у царя и великого князя ели. А стол был в Столовой избе в брусянои.

А се грамота Исмаилева с его послом Таузаром.
Силы находца Исмаилево княжое слово. Белому царю поклон. Многом много поклон молвя, слово то. Ещо слово то. Мы на тои правде, /л. 32об./ на чом есмя с тобою молвили. А и ты ту правду не моги порушити, чтобы нам (в рукописи: на) меж собя ложно не говорити. Говорити бы правдою было нам с тобою слово, что было нам с тобою Крым воевати. А племянники мои, которые от нас отстали, а ныне за Волгою, с нами завоевалися. А приложились х крымскому царю. Да племянники ж мои от нас отстали ныне за Яиком. А приложилися х казатцкому царю 11, со мною завоевалися ж да надо мною времени ищут. Сего году Крыма воевати нам недоволь пришол. Конеи и запасу у нас нет, оголодали есмя. Коево дни нам время будет, весть тебе от нас будет о крымскои воине. Так бы еси ведал. /л. 33/ Толко ты не солжешь, мы не солжем. Бог един — слово [253] одно. Иван Черемисинов улусы воевал и в полон поимал, просили есмя, и он не отдал. А которые на Переволоке Ляпун да Исуп те улусы повоевали ж, сто душ полону взяли. Просили есмя и они (в рукописи: ни) не отдали. И ты бы на них огрозился крепкою грозою и полон, взяв, нам отдал. И толко тот полон до наших рук не доидет, ино твоя правда порушилась. Брата моего старешого Юсуфовы княжие дети обои те от меня не отстанут, и из моего слова не выступят. А брата моего Шихмамаевых мирзиных детеи позову к себе, придут, и яз приму, а не придут, и яз стану воевати. И тех мирз, которые за Волгою, позову к себе. Придут, и яз их приму, а не придут, и яз их /л. 33об./ учну воевати. Так бы еси ведал. Твоему недругу мне было недругом быти. А моему недругу тебе было недругом быти. И ныне мне воевати те улусы (в слове улусы первая у исправлена по ранее написанному), что за Волгою, которые от нас отстали, и им бежати х Крыму. А ты Доном пошли многую рать. И толко они их за Дон не перепустят, и яз их до Крыма не допущу, поемлю, ож Бог даст. Так бы еси ведал. А что еси ныне прислал боярина, ож он легкои человек. И ныне пришли ко мне имянново человека. А пашню сараичиковскую вода взяла, а улусы наши животиною обмерли, и голодни есмя. И ты б к нам прислал (в рукописи: писал) на семена 12 судно хлеба да запасу хлебново. И меду пришли к нам четыре суды. А что еси прислал ко мне /л. 34/ рухляди, и яз то раздавал племянником своим и детем и слугам своим. И ты б ныне прислал мне платье зимовные и женам моим платье зимовные. А нам ити на воину, и ты б мне прислал ратную приправу: пансырь, тегиляи, шолом со всем полным доспехом да два седла. Да что самому вздевати пришли мне — шубу зимовную и с поволокою, и шапку опроче пришли (слово опроче и буква п в слове пришли написаны по чищенному). Да хотел еси мне дати дватцать сот рублев, и ты того не дал. И ты б те денги прислал. Да пришли десеть юфтеи рольдуги (слово рольдуги исправлено по ранее написанному рухляди). Юнус мирзин посол да Кадыш, ехав деи тебе сказали про меня, что будтось яз княженье здал Юнус мирзе, а сам будто иду к Меке 13. И ты б тех лживцов казнил, толко меня собе братом назовешь. И ты Кадыша не (в слове Кадыша исправлена буква ы, частица не написана над строкой) пощади, добро потом /л. 34об./ меж нас людем не лгати. А посла б моего сего судном наборзе отпустил еси. А что ни есть речеи моих, и яз с Тавбузаром князем приказал с слугою своим. Да пришли мне шатер. Толко будет (слово будет написано по чищенному) тобе (слово тобе написано над строкой) мне прислати пансырь, и ты возми Едигерев царев пансырь да пришли мне, то был пансырь мои. Толко тебе быти с нами (слово нами написано по чищенному) в братстве, и ты слуг моих Якшилыкова сына Епчюры князя да Ишмагметя князя, да Янбахты князя, да Тобутая князя гораздо почтил. Грамоты их принял меня для. А они доброхоты мои и преже ближние мои люди. Так бы ведомо было. А Якшилыковы княжие грамоты (в слове грамоты буква г исправлена по букве д) и тогды [254] ты приимал, коли яз в мирзах был. /л. 35/ Так бы ведал еси. Да просим у тебя Тахтамыша царевича, чтоб еси его с Ываном с Черемисиновым скошевал. А он ис твоего слова не выступил, а из нашего слова не выступит (в слове выступит буква у вставлена в строку позднее) же. Добро тебе и Крыма воевати, а астараханским людем черным о нем держатися будет добро, толко ныне царевича отпустишь. И ты китаи Семена мирзу назад отпусти. А Семен бы мирза пансырь с собою свои привез.

Августа 4. Царь и великии князь нагаиских грамот слушал и приговорил нагаиских послов Келдиураза и Таузара с таварищи отпустити в Нагаи. А с ними вместе приговорил послати к Исмаилю /л. 35об./ князю з грамотою станицу служилых татар Нагая Сююндюкова с таварищи, 5 человек.

Августа 17 велел царь и великии князь нагаиским послом Келдиуразу и Таузару с таварищи быти на дворе.

И того дни нагаиские послы Келдиураз и Таузар с таварищи на дворе были.

И царь и великии князь велел послом Келдиуразу и Таузару (слово Таузару написано по чищенному) сказати, что посылает к Исмаилю князю з грамотою станицу служилых татар Нагая Сююндюкова с таварищи да звал послов ести. /л. 36/

И того дни нагаиские послы у царя и великого князя ели. А стол был в Столовой избе (в слове избе буква е исправлена по ранее написанному) в брусянои. А после стола царь и великии князь подал послом по ковшу меду. И отпустил послов и служилых татар в Нагаи того дни. А велел их отпустити в Нагаи судном.

Да с нагаискими ж послы и с служилыми татары велел отпустити (в рукописи слова: велел отпустити написаны дважды и позднее идущие первыми на строке зачеркнуты) в Нагаи царевичевых Тахтамышевых людеи 4-х человек да молнина человека.

И поехали нагаиские послы Келдиураз и Таузар с таварищи и служилые татарове и царевичевы люди с Москвы августа 24. /л. 36об./

А се грамота к Исмаилю князю с Нагаем Сююндюковым с таварищи.
От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии другу моему Исмаилю князю слово то. Посылали есмя к тебе своего посла Петра Совина доброво человека, и ты с племянники и з детми перед нашим послом правду учинил на шертнои записи. И ту шертную запись прислал еси к нам с нашим послом Петром. Да с Петром же вместе прислал еси к нам своего посла Таузара з грамотою. А в грамоте своеи к нам (слова: к нам в рукописи зачеркнуты) писал еси к нам о тех же делех, на которых еси (слова: на которых еси приписаны в конце листа по чищенному) /л. 37/ делех правду нам учинил, о крымском деле. И нас твоя дружба и правда дошла. И, ож Бог даст, свою дружбу и правду хотим к тебе по тому ж [255] держати, доколе и живы будем. Другу твоему другом будем, а недругу твоему недруг будем. И всяким твоим делом, как и своим, промышляти хотим. А что еси писал к нам о запасе и доспехе и о шубе, и мы к тебе послали запасу пятдесят четвертеи круп, пятдесят четвертеи толокна, пятдесят пуд меду, пятдесят четвертеи муки ржаные, тритцать четвертеи муки пшеничные, дватцать четвертеи пшеницы на семена с твоими послы с Таузаром да с Келдиуразом. Да с ними ж послал есми к тебе пансырь да шелом, /л. 37об./ да саблю, да шубу лисью зимовную. А что еси писал к нам, что наши казаки улусы грабили (слово грабили исправлено по ранее написанному ране), и тебе б, другу моему, то было ведомо: те казаки беглые — беглые (в рукописи слово беглые написано дважды) холопи взворовались. И наших людеи многих побили, которые шли в Астарахань, и животы многие поимали. И мы послали на них ис Казани ратью многих своих людеи. А велели их добывати и вешати. И будет их добудут, и они над ними учинят по нашему наказу, а что будет у них вашего полону возмут, то вам отдадут. А иноко то не будет. А с сею своею грамотою послал есми к тебе своего казака Нагая Сююндюкова. И ты б его ко мне вборзе отпустил. И о своем /л. 38/ бы еси здоровье ко мне отписал подлинно, как тебя Бог милует? И племянники твои правдою ль с тобою живут или неправдою, чтоб мне тое (слово тое исправлено по ранее написанному) дело с ними ведомо было. Да бил мне челом Тахтамыш салтан (слово салтан написано по чищенному), что за ним Кутум мирзина дочь. А с тою женою прижил он дочерь. И жена его и (далее в рукописи вынесена буква д) дочь плачют и хотят к нему, и нам бы их учинити у себя в одном месте. И ты б Кутум (в слове Кутум буква т исправлена по ранее написанному) мирзе молвил, чтоб дочерь свою и внуку к Тактамыш (в рукописи: Тактамыж) салтану отпустил. И отпустит ее Кутум мирза, и будет возможно еи доити до Казани сею осенью в судне, и ты б ее отпустил к нам в судне с Степаном с Кобелевым или бы сухим путем велел ее в Казань отпровадити. И она ис Казани доидет до нас и до Тахтамыж (в рукописи: Тактамыж) /л. 38об./ салтана здорово. А мы ее своим жалованьем хотим пожаловати. А невозможно будет еи ити к нам на сеи осени, и ты б ее отпустил в Астарахань к Ивану Черемисинову. И Иван припровадит ее к нам сам, Бог даст, на весне. А ныне послал есми к неи свое жалованье платье и запас, зань же держим их в своем жалованье, как и своих детеи. И ты б тот запас, что к неи послано, велел еи отдати. Писана на Москве лета 7065-го августа.

А се другая грамота к Исмаилю князю с Нагаем же. /л. 39/
От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии другу моему Исмаилю князю слово то. Пришла к нам весть, что от твоих племянников незгода тобе учинилась, с юрта тебя согнали. И ныне деи пошол еси к Астарахани, [256] и мы тотчас (в слове тотчас буква а исправлена по ранее написанному) твоих послов к тебе отпустили и с ними послали к тебе на твою нужу всякого запасу. А что будет тебе на береженье стрелцов надобе, и ты бы взял в Астарахани у наших воевод. А мы воеводам своим писали, сколко тебе стрелцов надобе, столко тебе стрелцов давати велели. А похочешь жити в Астарахани, и ты б жил в Астарахани и из Астарахани делом своим промышлял и юрту своего доставал, как тобе /л. 39об./ мочно. А меня бы еси о своем деле без вести не держал. А что будет тебе на твою нужу надобе, и ты о том к нам прикажи, и мы тобе твою нужю всякую пришлем. Писана на Москве лета 7065-го августа.

А се грамота Кутум мирзе с Нагаем же.
От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии Кутум мирзе слово. Бил нам челом Тактамыш (в рукописи Тактамыж) салтан, что за ним дочь твоя. А с нею он прижил дочь. И ныне они тужат и хотят к нему. И ты б дочерь свою к Тактамыш (в рукописи Тактамыж) салтану отпустил, чтоб /л. 40/ они жили вместе бес кручины. А мы их хотим жаловати своим жалованьем, как и своих детеи. И ты б иноко не учинил, отпустил бы еси их к нам часа того. И проводити б еси их велел на Волгу к нашему сыну к Степану Кобелеву. А Степан их к нам допровадит часа того.

А в Астарахань к Ивану Черемисинову да к Михаилу Колупаеву о Тахтамыш царевичеве (далее в рукописи стерта буква ч) жене грамоты посланы с Нагаем же. Нечто к нам царевичеву жену и дочерь отпустят в Астарахань, а возможно будет их (в слове их буква х исправлена по букве м) сее осени (буквы х в слове их, се в слове сее, о в слове осени исправлены по ранее написанному) взослати в Казань. И они бы их и людеи их, которые с ними будут, отпустили (буквы дут в слове будут, отпу в слове отпустили написаны по стертому буде будет) в Казань. А послали б с ними до Казани сотцкого /л. 40об./ стрелетцково с стрелцы, сколкими пригоже, чтоб им до Казани проехати безстрашно. И корм бы царевичеве жене и дочери и их людем дали до Казани доволен и береженье бы царевичеве жене и дочери держали великое, и корм бы им дорогою давал доволен.

А на Волгу к Степану Кобелеву послана грамота с Нагаем же. А писано к нему. Нечто пришлет (в слове пришлет буква е исправлена по букве ю) к нему из Нагаи (слова: из Нагаи написаны над строкой) Кутум мирза царевичеву жену Тахтамышеву з дочерью, и он бы их вспровадил в Казань и береженье бы им (в слове им буква и исправлена по букве о) держал [257] великое, и корм бы им и их людем (слова: им и их людем написаны по стертому давал дово) давал доволен. А не станет у него корму, /л. 41/ и он бы корм занял у рыболовеи. (Далее оставшаяся часть листа без записи). /л. 41об./

Лета 7066-го октября 24 14. Прислал ко царю и великому князю с Резани Яков Измаилов нагаиских гонцов: Исмаилева княжово гонца Теньку да Белек Булат мирзина гонца Арслана (в слове Арслана последняя а исправлена по ранее написанному) да Аисы мирзина гонца Кудаша. А писал, что идут ко царю и великому князю от Исмаиля князя посол его Бекчюра. А от мирз идут в послех их люди. А всех послов и гостеи 30 человек, а лошадеи (в слове лошадеи буквы ло стерты) с ними 150.

И царь и великии князь велел нагаиских гонцов поставити на Нагаиском дворе и корм им велел давати по указу. А по Бекчюру с таварищи (слова: с таварищи написаны над строкой) велел послати на подводах и велел /л. 42/ им быти к Москве часа того.

Октября 30 нагаиские послы Бекчюра с таварищи, 4 человеки, к Москве приехали (в слове приехали буква а исправлена по ранее написанному). А поставили их на Нагаиском дворе и корм им даван по указу.

Ноября 7. Велел царь и великии князь нагаиским послом Бекчюре с таварищи быти на дворе.

И того дни Бекчюра с таварищи у царя и великого князя был. А явил его царю и великому князю челом ударити казначеи Федор Сукин.

И Бекчюра с таварищи правили царю и великому князю /л. 42об./ от Исмаиля князя и от мурз челобитье, да подали грамоты (в слове грамоты буква ы исправлена по ранее написанному). И царь и великии князь велел у них грамоты взяти диаку Ивану Михайлову да звал послов ести.

И того дни послы Бекчюра с таварищи у царя и великого князя ели. А стол был в Столовой избе в брусянои.

А се грамота Исмаилева с его послом з Бекчюрою.
Всего хрестьянства государю белому князю от Исмаиля князя многом много поклон. Мы здорово живем. И ты б много лет в миру был. /л. 43/ После слово то. Отеческово юрта Бог дал, и яз, чаючи того, что нас для порадуешься, с сеунчом послал есми. Улусы наши животов остали и оголодали. А приговорили есмя на усть Волги город поставити. А которым людем жити в городе, и им без запасу естовново и без судов быти нелзе. И ты пришли много запасу естовново и многие куны. А опричь тебя друга и брата мне нет. Да пришли особно мне триста пищалников и восмь пушечок. Да княжое слово. Которыми очима нас [258] зришь, теми очима и сына моего Магмет мирзу зри. Мое слово с тобою молвлено тово для: не будет меня, и ты сына моего Магметя как меня ж зрил, на том завет молвил есми. /л. 43об./ И ныне б еси сына моего Магмет мирзу гораздо почтил. И как сесь мои человек доедет, и ты бы наборзе з запасом естовным суды отпустил. Годы уже и три и четыре в воине пребывая, животов у нас не осталося. И толко нас назовешь нас собе братом, и ты много кун к нам пришли. И как подворье свое учиню неподвижно, и потом учну Крыма воевати. И опричь тово моеи воины нет. Ты воюи, и яз воюю. Недругу твоему недруг есми, а другу твоему друг есми. От начала слово мое то. А которые мирзы от нас отъехали, и ты тех не вели через Волгу перевесть. Толко нас похочешь, и ты однолично а (в рукописи слово однолично повторено дважды, при повторном написании вторая буква н исправлена по ранее написанному) на Волге по перевозом людеи поставь беречи. То бы мое /л. 44/ слово иноко не было. Да пришли ко мне мастеров и лесу сосновово хоромы ставити. Да с теми б мастеры пищалников наборзе прислал еси, как сесь мои человек доидет. А что ко мне еже лет присылаешь мелочи, и ты б пожаловал, то прислал: шафрану, потали, двесте тысяч гвоздеи и железа неметцково, и бумаги. А х Кунгулю, а Кунгул словет то место, где ныне город стоит Астарахань, ото всех стран учнут гости приходить, и ты бы тут тамгу на три жеребьи розделил. Да две доли даи мне, а долю даи тому, хто (в слове хто буква х исправлена по букве ч) тут учнет быти (слово быти написано по чищенному) на береженье. Да чтоб еси астараханскои полон нам отдал, и нам то будет подспорье юрта строити. Как коли в казанском и астраханском устроенье /л. 44об./ бес перемежки хотили, так бы и ныне не перемежаяся ходили. Что учнет Бекчюра говорити, то мои речи. А он голоден и нужен, и ты ево гораздо почти. Да ещо слово то. Салтанахмат мирзина сына Салтанкасым мирзу взяли есмя и содиначилися с нами. И брата его Казы (слова: его Казы написаны по стертому моего) мирзу нам взяти жо. На том приговорили и послали есмя по нево. И тово нам наборзе же взять. И ныне деи привели к тебе Салтанахмат мирзина сына Магмет Касым мирзу, и ты б ево ко мне (в слове мне буква е задета чернильным пятном) отпустил. Не ево он сын, мои сын. Однолично бы наборзе з Бекчюрою отпустил еси. С нами Юнус мирзу извраждовал Кадыш твои холоп. И ныне над ним што учинишь (слова: што учинишь убористо написаны в продолжении строки с выходом на правое поле), /л. 45/ ты ведаешь нас для. И Петра яз не хвалю. О сесь год присылал еси просити Тахтамыш царевича, и яз, одного дни не задержав, отпустил есми. А ныне яз о Магмет Касым мирзе похвалился есми, братье ево молвил есми, что у белово царя не отпрошуся. И ныне правде знамя то: однолично (в рукописи перед словом однолично написано: однолич) Магмед Касым (в рукописи: Касы) мирзу отпусти (в слове мирзу буква у и в слове отпусти буква от исправлены по ранее написанному), чтобы мне Магмет (в слове Магмет буква а исправлена по ранее написанной букве а же) Касым мирзинои братье во лжы не быти. Будет [259] которые послы и гости от Юнус мирзы и от Ибреим мирзы с таварищи у тебя есть, и ты их животы поемли (в слове поемли буква е исправлена по ранее написанному) да к нам пришли з Бекчюрою, зань же те животы наши. А которые куны ты к нам прислал, и то до нас не все дошло, что еси к нам прислал. И ты к нам то опиши татарским писмом. /л. 45об./

Декабря (слово декабря исправлено по ранее написанному того ж году) 29 приехал ко царю и великому князю из Нагаи от Исмаиля князя посол его Баитерек с таварищи, всех их 7 человек, а лошадеи с ними 30. А поставили их на Астраханском дворе, и корм им велено давати по указу.

Декабря 30 в четверг велел царь и великии князь Исмаилеву послу Баитереку с таварищи быти на дворе.

И того дни Баитерек с таварищи у царя и великого князя были и челобитье от Исмаиля князя и от мурз правили. И грамоты подали. А грамоты у них взял диак /л. 46/ Иван Михаилов.

И царь и великии князь звал Баитерека с таварищи ести. И того дни Баитерек с таварищи у царя и великого князя ели. А стол был в Столовой избе в брусянои.

А се грамота Исмаилева з Баитереком с таварищи.
Всево хрестьянства государю белому царю от Исмаиля князя многом много поклон. Мы здорово живем. А ты б на многие лета здоров был. После слово то. Яз так и на первои роте и шерти. Меж себя с тобою другу други есмя, а недругу /л. 46об./ недруги есмя. И ныне опричь тебя у меня друга нет. Да сами есмя истомны голодом, и улусы наши голодни. И ты б промышлял так, как бы улусом не голодним быть. Чтоб еси в Астарахань многие куны прислал, да и запасу бы прислал еси торгу для. А мы годы и три-четыре уже многим волненьем воинским отбыли есмя животов своих и лошадеи и одежи. А сево году ни животов, ни лошадеи, ни одежи у нас не осталось. И ныне б еси прислал к нам кун болши тово, что ежелета к нам присылаешь. Бью челом. А русских людеи у нас никово не осталось, Иван Черемисинов перебаял, взял всех. И мы ему /л. 47/ говорим, что с государем твоим белым царем (в слове царем буква е исправлена по ранее написанному) не таково наше слово, отдаи (в слове отдай буква а исправлена по ранее написанному) наших людеи, которые от нас отошли. И Иван Черемисинов не отдает, и наши улусы оголодали и озлыдали, и тех (в рукописи дех) наших людеи татар емлет же. А оманывает их: яз деи вас стану кормити. И ты о том нашем слове к Ивану Черемисинову накрепко з грозою прикажи. Да кому с нами гораздо говорити, и Ивану Черемисинову кому крепко говорити — доброво боярина прислал бы еси. А которые ныне со мною заодин в братстве племянники мои, старешеи им Белек Булат мирза, и ты и к нему боярина пришли, то нам твоя честь. Да пришли мне пансырь доброи, что мне самому /л. 47об./ вздевать и с [260] шеломом. А мои пансырь воинские взяли. Да чтоб еси опричь прислал мне, что зиме вздевати шубу лисью с поволокою да нашатырю, да олова сухово полудново, да потали, да шафрану, да триста или четыреста тысяч гвоздей надобет. И ты б то, о чем писал есми, да и запасу много пришли, голод у нас. Да з братом моим белым царем слово было мне таково. Толко возмет Астарахань, и ему было мне все дати. И тово так не учинил. И ныне ото всех сторон учнут люди приходити, и тое бы пошлину розделил натрое: две доли бы нам дал, а треть бы собе взял. А Иван Черемисинов не по нашему слову живет. /л. 48/ И ты ево возми да иново боярина пришли. Да тому человеку накажи, чтобы с нами гораздо говорил. Здоровья отведати пошлово верного и доброобычного (слова: и доброобычного написаны в продолжении строки с выходом на правое поле) Баитерек багатыря послал есми. Да ещо, брат мои белои царь, слово то. Взяв было тебе астараханские животы, а головы было тебе мне отдати. И ныне б еси астараханских людеи всех нам дал тово для, что хотим возле Кунгулуя город поставити. И тому Астарахани без людеи не быти, чтобы еси однолично дал, наши люди нагаиские городовово (в рукописи: городоввово) дела не знают. Да Иван Черемисинов ис тамги (в слове тамги буква г исправлена по ранее написанному) не дал ничево. А волжское устье отца моего юрт был. И на отца моего юрте, дарагу уставив, всее тамги самому тебе имати /л. 48об./ пригоже ли? А коли на Астарахани царь был, и он давал по сороку тысяч алтын. И яз жедал астарахансково взятья тово для: яз был надеялся всю Астарахань себе. И ныне изо всее тамги не дал ничево. Толко меня собе братом назовешь, и ты Кунгуля со мною пополам ведаи, тамга (в слове тамга последняя буква а исправлена по ранее написанному) и все бы вопче нам было. Да о сесь год Магмед Касым мирзу взяли, а братья ево болшие, племянники мои, детми мне учинились. А Магмет Касым мирза мои же сын (в слове сын буква с исправлена по букве н). И ты б тово сына моего однолично з Баитереком ко мне отпустил. Дружбе нашеи знамя то. Ты ко мне прислал одново человека Тахтамыш (в рукописи: Тактамыж) царевича просить, и яз одново дни не заде/л. 49/ржал, отпустил ево к тебе. И ты б однолично (в рукописи слово однолично написано дважды), иноко не молвил. А з Баитереком пошли люди немногие. Полем ему назад ити нелзе. Как лед проидет и ты, не издержав, судном отпусти. Молвя, грамоту написал.

Генваря. Царь и великии князь Исмаилевых грамот слушал и приговорил Исмаилевых послов Баитерека и Бекчюру отпустити в Нагаи. А с ними вместе велел послати з грамотами к Исмаилю князю и к мирзам (слова: к Исмаилю князю и к мирзам убористо написаны над строкой) станицу служилых татар Кадыша Кудинова с таварищи, 5 человек.

Генваря 15. Велел (слово велел написано над строкой) царь и великии князь нагаиским послом /л. 49об./ [261] Баитереку и Бекчюре с таварищи быти на дворе. И того дни Баитерек и Бекчюра с таварищи у царя и великого князя были и ели. А после стола царь (в слове царь буква ц написана по стертой букве а) и великии князь подал послом по ковшу меду и отпустил их в Нагаи того ж дни.

А поехали с Москвы Исмаилевы послы Баитерек и Бекчюра с таварищи и служилые татарове генваря 23.

А се грамота к Исмаилю князю с Кадышем Кудиновым с таварищи. /л. 50/
От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии другу моему Исмаилю князю слово то. Прислал еси к нам своего человека Бекчюру з грамотою. А после того прислал еси к нам своего человека Баитерека з грамотою. А з Баитереком и з Бекчюрою к нам писал еси, чтоб нам твою роту и шерть памятовати. А сына бы твоего Магмет мирзу после тебя по тому же, как и тебя, смотрити, а Салтанахматова б сына Магмет Касым (в рукописи: Магметсым) мирзу и Биирякова сына Бичей мирзу к тебе отпустити. А сами есте истомны и голодни, и нам бы тому помочь учинити. А от Ивана бы от Черемисинова оборонь учинити за то, что беглецов ваших /л. 50об./ з животы емлет, и на ваших бы недругов велети вам помочь делати пушки и пищали давати. А крымскои вам недруг (далее в рукописи выносная буква м) учинился, и нам бы к нему не пристовати. А Белек Булат мирзу и иных твоих племянников, которые к тебе пришли, любити и жаловати по тому ж, как и к тебе любовь свою держим. Так еси писал к нам в своеи грамоте. И мы как свое слово о дружбе тебе молвили, и у тебя и у твоеи братьи и у всех твоих племянников роту и шерть взяли есмя, на том слове и стояти хотим. Другу вашему хотим другом быти, а недругу вашему хотим недругом быти. И того /л. 51/ для ныне и крымского царя посла к себе не взяли есмя, а своего посла х крымскому не послали. И за вашу обиду хотим над ним промышляти сею весною, как нам мочно, а вы б с своеи стороны по тому ж сею весною над ним промышляли, как вам мочно. А как нам то свое дело и ваше делати, и мы о всем о том, пришлем к тебе полою водою в судех своего посла с ствоим (так в рукописи) человеком Баитереком вместе. И с ним о всем о том подлинно к тебе прикажем и запасу к тебе пришлем. А ныне есмя твоего для прошенья Магмет Касым мирзу и Бичей мирзу лехким делом к тебе отпустили с своим человеком с Кадышем и с ствоим (так в рукописи) /л. 51 об./ человеком з Бекчюрою. И к правде есмя их привели на том, что им нам и тобе служити правдою и от нас им неотступным быти. А сами есмя их своим словом наказывали. О том их сам, вспрося, уведаи. А тебе, Исмаилю князю, которое слово о дружбе молвили есмя, и то наше слово иноко не будет, доколе и жив будешь, дотоле дружбою своею от тебя не отстанем. А после тебя и сына [262] твоего Магмет мирзу по тому же учнем своею любовью смотрити, как и к тебе любовь свою есмя держали. А ты сына (в слове сына буква с исправлена по ранее написанному) своего Магмет мирзу крепко накажи, чтоб от нас не отставал, доколе жив будет. А к Ивану /л. 52/ Черемисинову есмя послали, чтоб стрелцов тебе давал, сколко тебе надобе. А что еси писал к нам, что Иван Черемисинов живет не по моему наказу, беглецов у вас з животы емлет и назад не отдаст, и мы на Ивана Черемисинова за то опалу свою положили. Как, Бог даст, весна придет, и мы его с того юрта сведем часа того. А на его место пришлем иново доброво боярина. И беглых ваших людеи имати (в слове имати буква и исправлена по ранее написанному) ему не велим. А что еси писал к нам о своеи нуже что тебе надобе, и мы к тебе послали с своим человеком с Кадышем Кудиновым что ся у нас лучило, и ты б его, не издержав, наборзе к нам отпустил. А что будет твоя мысль о крымском, и ты бы с ним к нам отписал подлинно, а мы /л. 52об./ одноконечно хотим над ним своего дела искати сею весною, как нам будет (слово будет написано по стертому мочно) мочно. А о всем о том подлинно к тебе прикажем с своим болшим (в слове болшим буква б исправлена по букве п) послом и с ствоим (так в рукописи) человеком Баитереком. Так бы еси ведал. Писана на Москве лета 7066-го генваря 21 15.

А се грамота к Белек Булат мирзе с Кадышем же.
Царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии слово Белек Булат мирзе. Писал к нам друг наш Исмаиль князь, что он тебя сыном себе учинил, и нам бы тебя /л. 53/ жаловати и любовь своя к тебе держати. И мы для друга своего Исмаиля князя хотим тебя жаловати и любовь свою к тебе держати. А ты б к нам правду свою держал по тому ж, как к нам держит правду друг наш Исмаиль князь. А что учинил недружбу Аисе мирзе крымскои царь, и мы за то хотим ему недружбу делати. Так бы еси ведал. Писана на Москве лета 7066-го генваря месяца.

А се грамота Аисе мирзе с Кадышем же.
Царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии слово Аисе мирзе. Писал к нам друг наш /л. 53об./ Исмаиль князь, что он тебя сыном тебя себе учинил. И нам бы тебя жаловати и любовь своя к тебе держати. И мы для друга своего Исмаиля князя хотим тебя жаловати и любовь свою к тебе держати. А ты б к нам правду свою держал по тому ж, как к нам держит правду друг наш Исмаиль князь. А что крымскои царь над тобою и над твоею братьею учинил неправду, улусы ваши поимал, и мы за то сею весною хотим крымскому царю недружбу делати, как нам мочно. И Магмет Касым мирзы и Бичеи мирзы о том вспрося, уведаи. И будет вам мочно от себя сею весною над крымским промышляти, /л. 54/ и вы б над ним промышляли и недружбу ему делали сею ж [263] весною, как вам будет мочно. А нас бы есте без вести не держали. Писана на Москве лета 7066-го генваря месяца.

А се грамота к Магмет мирзе с Кадышем же.
Царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии слово Магмет мирзе. Писал к нам друг наш Исмаиль князь, чтоб нам после ево тебя, сына его, жаловати по тому ж, как дружбу свою и любовь свою держим к нему. И ты б нам служил и правду свою крепкую к нам держал по тому ж, как к нам держит дружбу и правду отец твои Исмаиль князь. А мы тебя /л. 54об./ хотим жаловати и любовь свою к тебе держати по тому ж, как и к другу своему, к отцу твоему Исмаилю князю. И никак тебя любовью (в слове любовью буква ю написана рядом с выносной буквой в) своею (в слове своею буква е написана над строкой) не оставим, доколе Бог велит. И ты б нашие любви крепкое слово паметовал и от нас не отставал, доколе и жив будешь. А наше слово иноко не будет. Так бы еси ведал. Писана на Москве лета 7066-го генваря месяца.

А се опасная грамота Касбулату царевичю с Кадышем же.
Божиею милостию (слова божиею милостию вставлены в промежуток между абзацами) от царя и великого князя Ивана Васильевича всеа /л. 55/ Русии Касбулату царевичю слово то. Бил нам челом брат твои Семен царь, что хочешь ехати к нам служити, а нам бы тебя пожаловати своею любовью, прислати бы к тебе своя опасная грамота. И мы, являя к тебе свою любовь, свое жалованье — опасную грамоту к тебе послали. И ты б по сеи нашеи опаснои грамоте поехал к нам служити. И как, Бог даст, будешь у нас, и мы тебя своим жалованьем пожалуем, и устрои тебе в своеи земле учиним. А ся тебе наша жаловалная грамота и опасная. Писана на Москве лета 7066-го ноября (возможно, описка переписчика, другие грамоты были составлены в январе) месяца. /л. 55об./

А се грамота к Исмаилю князю с Кадышем же.
Царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии слово другу моему Исмаилю князю. Послал есми к тебе с своими грамотами своего казака Кадыша Кудинова с таварищи. Да ему ж есми дал грамоты: одна х Касбулату (в слове Касбулату буква у исправлена по букве ъ) салтану (в слове салтану слоги салта написаны по стертому царевичю), а другая к Бекбулат салтану. И будут те царевичи у вас, и ты б велел Кадышу наши грамоты отдати царевичем. И нечто (в слове нечто буква о исправлена по ранее написанному) Касбулат салтан и Бекбулат салтан похотят ехати к нам, и ты б (в рукописи частица б отсутствует) их отпустил к нам часа того с нашими казаки с Кадышем Кудиновым с таварищи. /л. 56/ А ведомо тебе и самому, что об [264] них братья их нам бьют челом, и хотят тово, чтоб им быти у нас. А которого для они нам надобны, и то тебе ведомо ж. А будет Касбулат салтана и Бекбулат салтана у вас нет, а ведомо у тебя про них будет, где они ныне, и ты б нашего казака Кадыша Кудинова с нашими грамотами отпустил к ним часа того. Да и своего бы еси человека с Кадышем вместе к ним послал. А приказал бы еси к ним (в словах: к ним предлог к и буква н вставлены в строку в промежуток между словами позднее) и от себя, чтоб они ехали к нам с Кадышем, не модчая. Писана на Москве лета 7066-го генваря месяца. /л. 56об./

Марта. Приговорил царь и великии князь послати к Исмаилю князю посолством Елизарья Мальцова сына Данилова. А Исмаилева человека Баитерека велел отпустити с (предлог с исправлен по букве в) Елизарьем же вместе. А служилых татар велел царь и великии князь послати с Елизарьем три станицы: Бахтеяра Баимакова, Сенку Тутаева, Темиря Агишева с таварищи.

Марта ж 20. Велел царь и великии князь Исмаилеву послу Баитереку с таварищи быти на дворе.

И того дни Баитерек (в слове Баитерек буква б исправлена по ранее написанному) с таварищи на дворе были. А царь и великии князь сидел в сто/л. 57/ловои избе в брусянои. А как Баитерек с таварищи вошли в ызбу, и царь и великии князь молвил: Баитерек, отпущаем вас в Нагаи к Исмаилю князю, а с вами вместе посылаем своего посла Елизарья Мальцова. И приказал (в слове приказал слог зал написан над строкой) с ним к Исмаилю князю о всех своих и о его делех подлинно. Да велел им Елизарья явити да звал послов ести.

И того дни Баитерек с таварищи у царя и великого князя ели. А стол был в Столовой избе в брусянои.

А после стола царь и великии князь подал Баитереку с таварищи по ковшу меду и отпустил их в Нагаи того ж дни.

А поехали послы с Москвы апреля. /л. 57об./ А Елизареи Мальцов и служилые татарове отпущены с Москвы марта 31.

А се посолство к Исмаилю князю с Елизарьем Мальцевым.

Говорити от царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии Исмаилю князю Елизару Мальцову сыну Данилова.

Царь и великии князь Иван Васильевич всеа Русии тебе, другу своему Исмаилю князю, велел поклонитися.

Царь и великии князь Иван Васильевич всеа Русии велел /л. 58/ тебя, друга своего, о здоровье вспросити, как тебя Бог милует?

Да поминки подати.

А после поминков речь говорити.

Царь и великии князь велел тебе говорити. Прислал еси к нам своего [265] человека Баитерека з грамотою. А в грамоте своеи к нам писал еси, чтобы нам отпустити к тебе Салтанахматова сына Магмет Касым мирзу да Бииряк мирзина сына Бичеи мирзу. А Ивана бы Черемисинова с Астарахани свести того для, что он живет не по нашему наказу и беглецов вам не отдает и на твоих недругов помочи тебе не дает. И мы, памятуя твою правду, Магмет Касым мирзу и Бичеи мирзу /л. 58об./ з Бекчюрою к тебе отпустили. А на Ивана Черемисинова за ево неправды (в слове неправды буква ы исправлена по буквам ут) опалу свою есмя положили. И с Астрахансково юрта велели есмя ево свести. А на ево место послали есмя в Астарахань своего доброго человека дворетцково своего углетцково и колужсково Ивана Григорьевича Выродкова и приказали есмя ему накрепко, чтоб на всех твоих недругов помочь тебе делал и беглецов бы ваших не имал. И всем вашим людем велели есмя ему держати береженье великое, чтоб вашим людем от наших людеи обиды никак не было. А ваши б люди по тому же нашим людем обид никаких не делали, жили б с нашими людми заодин. /л. 59/ А тово бы еси себе и в мысли не держал, что нам свое слово переменети и от тебя отстати и дружбы забыти. Как есмя свое слово молвили, по тому его и совершити хотим, доколе живы будем. И ныне, памятуя свое крепкое слово, с вашим недругом с крымским царем завоевался есми того для, что крымскои царь Аису (в слове Аису буква у исправлена по ранее написанному) мирзу грабил и улусом вашим многие обиды учинил. И за те его недружбы послал есми на него рать свою Днепром, в головах князя Дмитрея Ивановича Вишневетцкого со многими людми, и черкасом пятигорским велел есми на него ж ити 16, памятуя свое слово, что нам на всякого недруга заодин быти. И будет тебе лзе детеи своих и племянников ратью послати в то ж время /л. 59 об./ крымскому недружбу делати, и ты бы послал как мочно. А будет тебе есть свои недосуг, и ты бы своим делом промышлял, как тебе вместно. А мы и без ваших людеи ваши обиды велим своим людем крымскому мстити сколко мочно. А нам ся видело, что вашим людем пригоже было в то ж время крымскому обиды свои мстити, в кое время наши люди учнут воевати. Да то есми положил на тобе, как будет вместно, так бы еси своим делом промышлял. А толко детеи своих и племянников и рать свою на крымсково пошлешь, и нечто соидутца с нашими холопи с Черкасы 17, и ты б им приказал накрепко, чтоб над крымским /л. 60/ промышляли заодин. А лиха б меж себя с Черкасы никакова не учинили (в слове учинили буква у исправлена по буквам от). А мы о том черкасом приказали накрепко ж, чтоб с вашею ратью над крымским промышляли заодин. А наша рать на Днепре готова. То бы тебе ведомо было. Холопа своего Баитерека о том вспрося, уведаи. И ты б наше крепкое слово и любовь к себе паметовал и правил (в слове правил буква р исправлена по ранее написанному) бы еси нам о всем по тому, как еси на шертнои записи правду нам учинил.

Царь и великии князь велел тебе говорити. Писал еси к нам з Баитереком, что еси истомен и ратново для дела улусы ваши убожали, и нам бы вами [266] промышляти, чтоб улусы /л. 60об./ без истомны были. И мы, слыша твои незгоды и всех улусных людеи истомы, послали есмя к тебе с своим послом с Елизарьем платье и запасу всякого что ся у нас лучило. А и улусных (в рукописи: лусных) для ваших людеи послали есмя в Астарахань многих торговых людеи со всякими товары. И ты б своим людем велел у них в Астарахани покупати всякои тавар, что кому надобе. А будет вашим людем с конми ити возможно, и ты бы их к нам ранее отпустил с нашим послом вместе. А которои час наш посол к тебе доидет, и ты бы к нам отписал часа того о своем здоровье, как тебя Бог милует, и племянники твои ужли все /л. 61/ с тобою мирны. И мы бы, слышев твое здоровье, о том повеселилися. Да прислал бы еси ко мне с моим послом с Елизарьем два иноходца да два коня добрые, которые б нашему седлу пригодилися.

А память наказная Елизарью дана такова.
Память Елизару Малцову (в рукописи:Лцову) сыну Данилова. Как, ож Бог даст, придет Елизареи в Нагаи к Исмаилю князю, и кого князь пришлет к нему встречю, а велит ему подворье указати, и корм ему от Исмаиля князя привезут, и Елизарью тому дати что пригоже: шуба белья лехка /л. 61 об./ или однорядка, а не в пошлину. А в пошлину Елизарью никак ничего не дати. А хто ему двор укажет, а корму не явит, и ему тому не давати ничего. А как ему велит Исмаиль князь быти у себя и кого по него пришлет, и Елизарью тому человеку не давати ничего. А как поидет к Исмаилю князю и хто у него станет каких пошлин просити, и ему пошлин не давати никаких.

А нечто батог покинут да учнут пошлин просити у батога, и Елизарью пошлины никак не давати. А у двереи учнут просити пошлины, ино не давати же. И нечто его не пустят к Исмаилю князю, ино и прочь /л. 62/ поити, а пошлины никак не давати. А опричь того хто Елизарья почтит, и Елизарью тому дати за его добро что пригоже, а не в пошлину. А в пошлину Елизарью не давати никому ничего.

А велит ему Исмаиль князь ити прямо к себе, и зацепки ему никоторые не учинят, и о пошлинах ему не учнут говорити, и Елизарью ити прямо к Исмаилю князю и от царя и великого князя ему поклон правити да поминки подати и речь говорити по записи по царя и великого князя наказу. А о поминкех сослатися (в слове сослатися буква и исправлена по ранее написанному) с Ысмаилем князем, что ему поминков явити перед людми и что ему отослати таино. А велит /л. 62об./ Исмаиль поминки все вместе себе явити, ино их отдати все вместе. Как ему велит Исмаиль, по тому и учинити.

Да память Елизарью. Будет Исмаиль с племянники своими мирен, и Юнуса будет и Арыслана к себе взял или их розогнал и безстрашен будет отовселе, и [267] племянники будет его слушают, и Елизарью говорити Исмаилю князю накрепко, что царь и великии князь их для обид послал на крымсково князя Дмитрея Ивановича Вишневетцкого со многою ратью. А велел ему засести на Днепре Ислам Кермень 18. И из Ислам Кермени (в слове Кермени первая е исправлена по ранее написанному) велел ему /л. 63/ крымскому царю недружбу делати. И Исмаиль бы в то же время послал на крымсково племянников своих и детеи и многую свою рать и велел бы крымскому недружбу делати, как мочно. И нечто учнет Исмаиль племянников своих и детеи на крымсково отпущати, и учнет говорити, чтоб с (предлог с написан по букве у) ними из Астарахани послали стрелцов, и Елизару говорити: из Астарахани, господине, стрелцов имати безлеп (в слове безлеп буква л исправлена по букве п). Готовы у Крыма с Вишневетцким государя нашего стрелцы многие, есть их до дватцати тысяч. И они с твоими детми и с племянники над Крымом промышляют вместе, и ты, господине, их отпускаи ранее, а меня к государю моему отпусти часа того, и яз твою рать государю своему скажу, /л. 63об./ и государь наш о твоеи рати Вишневетцкому ведомо учинит и велит ему с твоею ратью над Крымом промышляти заодин.

А похочет Исмаиль сам ити, и Елизарью говорити о том накрепко, чтоб Исмаиль отпустил с вестью ко царю и великому князю. А не отпустит его Исмаиль от себя, а похочет его с собою взяти х Крыму для сходу с Вишневетцким, и Елизарью то у Исмаиля отговаривати накрепко. А говорити о том, чтоб его отпустил ко царю и великому князю. И отпустит его Исмаиль ко царю и великому князю, и Елизарью ити наспех ко царю и великому князю. А не отпустит его Исмаиль, /л. 64/ и Елизарью одноконечно с тою вестью прислати ко царю и великому князю татар служилых. А велети им ехати наспех, чтоб у царя и великого князя весть (в слове весть буква ь исправлена по ранее написанному) была часа того.

А будет Исмаилю волненье с племянники и рати ему послати нелзе, и Елизару говорити: приказал был, господине, государь мои к тебе, чтоб еси послал на крымсково рать свою. И государь мои, господине, мне (в слове мне буква м исправлена по букве в) наказал: будет тебе с племянники волненье, и ты б рати своеи на Крым не посылал, промышлял бы еси своим делом, а государя нашего люди(в слове люди буква и исправлена по ранее написанному) и одни над крымским промышляют. А отпусти, господине, меня ранее к государю моему, чтоб государю моему про твое дело /л. 64об./ ранее весть была, и о своем деле свою мысль к государю моему прикажи. И государь наш учнет твоим делом промышляти, как мочно.

Да память Елизару. Нечто учнет Исмаиль говорити: писал яз ко царю и великому князю, чтоб мне у Астарахани город поставил или б в Астарахани мне половину тамги дал, и царь и великии князь мне (в слове мне буква м исправлена по ранее написанному) ничего не отказал.

И Елизарью говорити: в Астарахани, господине, ещо тамги мало, торг не бывал, а у го/л. 65/рода другой город как ставити? А ведь, господине, в [268] Астарахани государевы воеводы, а приказано им накрепко, похочешь жити не со многими людми в Астарахани, как им мочно тебя прокормити, и им велено тебя держати в Астарахани по твоеи любви, как захочешь. (Далее на строке стоит знак вставки (крыж) и внизу на полях убористо приведен текст, заключенный нами в квадратные скобки): [И похочешь и ныне жити в Астарахани не со многими людми, и ты живи, а государевы воеводы тебя покоят всем. А похошь куды из Астарахани ехати, и ты едешь государя нашего приказом, воля тебе вовсе, не держит тебя в неволю нихто]. И тебе иной город на что? Астарахань государя нашего веленьем что твои же город, да ещо и лутчи. Что тебе надобе, и государевы воеводы все тебе дают. А со мною что ко государю нашему прикажешь, и яз то все государю своему скажу.

А нечто Исмаиль князь или иные мирзы учнут говорити, чтоб царь и великии князь казаком /л. 65об./ красти у них и грабити их не велел.

И Елизару говорити: государь наш ныне заповедь великую казаком учинил, чтоб улусом вашим лиха никак не делали. А которые казаки воровали, послов и гостеи грабили, и лошади (в слове лошади буква а исправлена по ранее написанному) у вас крали и людеи били, и государь наш тех казаков многих казнил, а иные от государя нашего опалы (слово опалы написано над строкой) збежали в Азов и в Крым.

Да память Елизарью. Будучи ему у Исмаиля князя, розведывати себе таино, как Исмаиль живет с мирзами, за кого ся люди имают и кого себе вперед прочат, и как Исмаиль жи/л. 66/вет с крымским, о всем о том доведыватися подлинно.

А нечто Исмаиль князь или которые мирзы похотят ити ратью на царя и великого князя украины, и Елизарью о том царя и великого князя без вести не держати, а послати с теми вестми татарина да вожа, которые с ним на то посланы. А нелзе будет татарина послати, ино послати полоненика, добыв, а одноконечно царя и великого князя без вести не учинити.

А нечто поидет крымскои царь к Астарахани и ведомо то будет в Нагаех, и Елизарью говорити, чтоб Исмаиль князь над крымского сам (в слове крымского буквы ого и слово сам написаны по чищенному) пошел (слово пошел написано в продолжении строки с выходом на правое поле) /л. 66об./ и искал бы над ним дела как пригоже. А в Астарахань бы к царя и великого князя воеводам весть послал, чтобы жили бережно.

Да память Елизарью. Будучи ему в Нагаех, пытати себе таино, есть(в рукописи: ест) ли князю и мирзам с крымским царем ныне ссылка о миру. И будет у них о миру ссылка есть, ино доведыватися того подлинно, на чом у них слово. Да что отведает, и Елизарью то себе записывати да, приехав, сказати то царю и великому князю.

И о всем Елизарью делати дело царя и великого князя по царя и великого князя наказу /л. 67/ и посмотря по тамошнему делу как будет пригоже и как ево Бог вразумит. А царя и великого князя о всем без вести не держати, чтоб однолично царь и великии князь от него о всяких делех безвестен не был. [269]

Да память Елизарью. Нечто, недошед нагаиских улусов, учинитца Елизарью весть про которое про крымское или про нагаиское о царя и великого князя украинах или про Казань.

И Елизарью часа того с теми вестми прислати ко царю и великому князю татарина, которые с ним посланы и отписати с ними ко царю и великому князю о всех тех вестех подлинно. А будет /л. 67об./ великое дело, и Елизарью после того спустя день или два и иного татарина послати с теми ж вестми притчи для и вожа ему дати: любо первого на дорозе розгоняют и возмут, ино другои доедет.

А нечто Елизарья в Нагаех задержат, и Елизарью, будучи в Нагаех, посылати с вестми ко царю и великому князю тех татар, которые с ним на то посланы, чтоб однолично царь и великии князь безвестен не был. И о всем дело царя и великого князя делати по царя и великого князя наказу и посмотря по делу как будет пригоже и как ево Бог вразумит. А царя и великого князя о всем без вести не держати. /л. 68/ А нечто у Исмаиля князя будут которые казанские люди беглые или присылкою, и Елизарью говорити Исмаилю князю, чтоб Исмаиль князь велел их побити перед ним или б ему их отдал. То его и правда ко царю и великому князю, что их побьет или выдаст.

Да память Елизарью. Будут в Нагаех Ахклычевы княжие братья или дети, которые прибежали ис Крыма, или иные которые князи и мирзы крымские, и Елизарью их звати ко царю и великому князю. А князю об них говорити, чтоб их отпустил.

А се грамота к Белек Булат мирзе. /л. 68об./
Царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии слово Белек Булат мирзе. Слово наше то. Писал к нам друг наш Исмаиль князь, что тебя сыном и крепким другом себе учинил. И нам бы ево для тебя жаловати и любовь свою к тебе держати по тому ж, как и к нему любовь свою держим. И коли еси другу нашему Исмаилю князю крепким другом учинился, и мы тебя хотим жаловати и беречи и любовь свою к тебе учнем держати по тому ж, как и к Исмаилю князю. А ты б Исмаиля князя чтил и слушал ево во всем и к нам правду свою держал по тому ж, как Исмаиль князь. /л. 69/ И учнешь с Ысмаилем князем быти в крепкои дружбе заодин, и у вас вперед все добро будет и лиха меж вас никоторого ни будет. А ныне с крымским царем заратился есми вас для и послал есми на него князя Дмитрея Ивановича Вишневетцкого Днепром со многою ратью. А велел есми ему Ислам Кермень засести и оттоле крымскому недружбу делати. И будет меж вас волненья не будет никоторого, и вы б, содиначися, пошли на крымсково царя и с нашею ратью вместе крымскому недружбу делали. Писана на Москве лета 7066-го марта месяца. /л. 69об./

А се грамота Аисе мирзе.
Царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии слово. Аисе мирзе и всеи твоеи братье слово наше то. Писал к нам друг наш Исмаиль князь, что [270] тебя и твою братью детми себе учинил, и нам бы ево для тебя и твою братью жаловати и любовь свою к вам держати. И коли есте другу нашему Исмаилю князю в любви учинилися, и мы вас хотим жаловати и беречи и любовь свою к вам учнем держати по тому ж, как и к Исмаилю князю. А вы б Исмаиля князя чтили и слушали его во всем, и к нам бы есте правду /л. 70/ свою держали по тому же, как Исмаиль князь. И учнете с Ысмаилем князем быти в крепкои дружбе заодин, и у вас вперед все добро будет, и лиха меж вас никоторого не будет. А ныне с крымским царем заратился есми вас для и послал есми на него князя Дмитрея Ивановича Вишневетцкого Днепром со многою ратью. А велел есми ему Ислам Кермень засести и оттоле крымскому недружбу делати. И будет меж вас волненья не будет никоторого, и вы б с своею братьею, содиначася, пошли на крымского царя и с нашею ратью вместе крымскому недружбу делали. Писана на Москве лета 7066-го марта месяца. /л. 70об./

А се грамота Магмет мирзе.
Царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии слово Магмет мирзе. Слово наше то. Ныне есмя с крымским царем заратились того для, что крымскои царь Аису мирзу пограбил и улусом вашим многую истому учинил. И яз тое для вашие недружбы послал на крымского князя Дмитрея Ивановича Вишневетцкого Днепром со многою ратью. А велел есми ему Ислам Кермень засести и оттоле крымскому недружбу делати. И будет меж вас волненья не будет никоторого, и возможно будет вам на крымсково ити /л. 71/ и недружбу свою ему мстити, и вы б, содиначася, пошли на крымсково царя и с нашею ратью вместе крымскому недружбу делали. Писана на Москве лета 7066-го марта месяца.

Того ж лета апреля 10 писали ко царю и великому князю из Астарахани Иван Черемисинов да Михаило Колупаев с казаком с Ыванком Горбатым, что Исмаиль князь Юнус мирзу з братьею розгоняли и улусы их поимали. И Юнусовы братья ездят в казацех, а Юнус мирза с тово розгрому приехал к ним в Астарахань да с Юнусом же /л. 71 об./ да с Юнусом же (так в рукописи, имеет место повтор) приехал Али мирзин сын лет в десеть, а хочет Юнус служити царю и великому князю.

И царь и великии князь велел отписати в Астарахань к Ивану Черемисинову да Михаилу Колупаеву, чтоб Юнуса и племянника его отпустил к Москве.

Мая 20. Писал ко царю и великому князю с Волги с Керешки 19 (в слове Керешки буквы ки исправлены по ранее написанному) голова стрелетцкои Ивашко Каменскои с казаки с Ыванком с Теревем с таварищи, что он из Астарахани с Юнус мирзою и с племянником ево Даналеи мирзою едет Волгою. А приехал до Керешки здорово. /л. 72/ [271]

И царь и великии князь велел послати против Юнуса князя Микиту Мезетцково.

А память наказная князю Никите о (предлог о написан по стертому да) встрече дана такова.

Лета 7066-го майя 20 20. Память князю Никите Ивановичю Мезетцкому. Ехати ему против Юнус мирзы нагаиского. И где встретит Юнус мирзу, и князю Никите от царя и великого князя Юнусу поклон правити и о здоровье вспросити. А молвити:

Царь и великии князь Иван Васильевич всеа Русии тебе, /л. 72об./ Юнус мирзе, велел поклонитися.

Царь и великии князь велел тебя о здоровье вспросити, как тебя Бог милует?

Царь и великии князь жалует тебя опашень бархатен да сказати платье все рядом.

А Али мирзина сына вспросити о здоровье. Да сказати ему государево жалованье — платье.

Да ехати князю Никите с Юнус мирзою к Москве и, едучи дорогою, князю Никите давати (в слове давати буквы ти исправлены по букве л) Юнус мирзе и племяннику его и людем их корм доволен. А как князь Никита с Юнусом /л. 73/ приедет на останочнои ям от Москвы, и князю Никите о том отписати ко царю (в слове царю буква ю исправлена по букве е) и великому князю. И царь и великии князь ему указ учинит, как ему приехати к Москве. А толмач со князем Никитою послан Гриша Мальцов.

И июня 5 писал ко царю и великому князю князь Никита Мезетцкои, что он с Юнус мирзою будет на останошнои ям от Москвы на Рогож 21 июня 5 в неделю.

И царь и великии князь велел отписати ко князю Никите (в слове Никите буква е исправлена по ранее написанному), чтоб он с Юнусом (в слове Юнусом буква с исправлена по букве л) к Москве июня 6 в понеделник, на пятом чacy (в слове часу буква у исправлена по букве а) дни (в предложении явно пропущен глагол, очевидно — приехал). /л. 73об./ А встретить царь и великии князь велел Юнуса князю Михаилу Петровичю Репнину на Рогожской дороге за (предлог за написан по стертой букве о) посадом от посадцких дворов с перестрел. А с ыноходцом к Юнусу послал яселничево Петра Заицова. А толмач со князем Михаилом посылан Гаврило Доможиров.

А память князю Михаилу о встрече дана такова.
Лета 7066-го июня 5 22. Память князю Михаилу Петровичю Репнину. Встретити ему Юнус мирзу за посадом от посадцких дворов с перестрел. Да со князем Михаилом /л. 74/ же ехати яселничему Петру Васильеву сыну Заицову да толмачю Гаврилу Доможирову.

А как князь Михаил о встретит Юнуса мирзу, и князю Михаилу ему от царя и великого князя поклон правити, а молвити: [272]

Царь и великии князь Иван Васильевич всеа Русии велел тебе поклонитися.

Царь и великии князь Иван Васильевич всеа Русии велел тебя о здоровье вспросити, здорово ль еси дорогою ехал?

Да велети князю Михаилу яселничему Петру /л. 74об./ Заицову от царя и великого князя явити Юнус мирзе иноходец.

Да ехати князю Михаилу с Юнусом на подворье, а поставити его в Новом городе Зачатья 23 на Левонтьеве дворе Сакулина. А приехав на подворье и проводя его в хоромы, посидети у него князю Михаилу немного да, приехав, явитися царю и великому князю.

И тово дни июня 5 князь (в слове князь буква к исправлена по букве и) Михаило Репнин с Юнусом мирзою к Москве приехал. И царь и великии князь посылал к (в предлоге къ буква ъ исправлена по букве н) Юнус мирзе с кор/л. 75/мом, с ествою и с питьем, столника Федора Услюмова сына Данилова.

Июня 11 в суботу царь (слово царь написано по стертому воск) и великии князь посылал Юнус мирзу ести звати назавтрее Федора Иванова сына Сабурова.

Июня 12 посылал царь и великии князь Юнус мирзу ести звати Федора ж Сабурова.

И того дни Юнус мирза на дворе был. А ехал с ним на двор пристав его князь Микита (слово Микита написано по стертому Михаило) Мезетцкои.

А приехав на площедь, Юнус мирза сшел с коня у мостков, не доехав середине лесницы. Да с Юнусом же /л.75об./ был на дворе у царя и великого князя племянник его Даналеи мирза Алеев сын.

И шли ко царю и великому князю середнею лесницею мимо Набережную полату. А царь и великии князь сидел в Столовой избе в брусянои.

И перед брусяною избою в сенех у двереи (в слове двереи первая е исправлена по ранее написанному) встретили Юнуса околничеи Дмитреи Плещеев да дияк Ишук Бухарин.

А как Юнус и Данали вошли в ызбу и явил их царю и великому князю челом ударити казначеи Федор Сукин. /л. 76/

И царь и великии князь звал Юнус мирзу и Даналея карашеватца (в слове карашеватца буква е исправлена по букве а).

И Юнус и Даналеи, быв у корошеванья, отшед, челом ударили.

И царь и великии князь велел Юнус мирзе сести да звал их ести. И велел им ити в Набережную полату дожидатися стола.

И тово дни Юнус и Данали мирзы у царя и великого князя ели (в слове ели буквы ел исправлены по слову бы). А стол был в Столовой избе в брусянои. [273]

А после стола царь и великии князь пожаловал Юнуса денгами и платьем. А чем его государь жаловал, и то писано у казначеев. А с меды царь и великии князь посылал Юнуса /л. 76об./ подчивати на подворье Андрея Иванова сына Шеина.

Того ж лета июня 13 прислал (в слове прислал первая л исправлена по букве а) ко царю и великому князю ис Темникова (в слове Темникова буква н исправлена по букве и) Еникеи князь Тинишев служилых татар Кадышевых таварищев Кудинова Кадыря Кудинова с таварищи, 3-х человек, да Смаилева человека Ивана, да Магмагметева да Белек Булатова /л. 77/ — Бакая. А писал, что идут ко царю и великому князю от Исмаиля князя и от мурз послы: от Исмаиля (в рукописи: Исмаилев) посол Теребердеи, а от Магмед мирзы да от Белек Булат мирзы посол их Карагозя, а Кулбаи мирзин посол его Тиниш. Всех их послов и гостеи 49 человек, а лошадеи с ними з двесте.

И царь и велики князь велел нагаиских гонцов поставити на Нагаиском дворе и корм им велел давати по указу.

А встречю против нагаиских послов велел послати Григорья Прокудина.

Июня 22 в среду Григореи Прокудин с нагаискими послы с Темирем с таварищи к Москве пришли. /л. 77об./

А поставил их на Нагаиском же дворе и корм им даван по указу.

Июня 29. Царь и великии князь велел нагаиским послом Теребердею (ср. выше: Темир) с таварищи быти на дворе.

И того дни послы Теребердеи с таварищи у царя и великого князя на дворе были. А царь и великии князь сидел в Столовой избе в брусянои.

А как (в слове как первая к исправлена по букве ч) послы вошли в ызбу, и явил их царю и великому князю челом ударити казначеи Федор Сукин.

И послы Темир с таварищи правили царю /л. 78/ и великому князю от Исмаиля князя и от мурз челобитье, да подали грамоты. И царь и великии князь велел у них грамоты взяти диаку Ивану Михаилову да звал послов ести.


Комментарии

1. Описываются события 1554-1556 г., связанные с последним этапом истории и завоеванием Астраханского ханства. В июле 1554 г. в Астрахань (Хаджи-Тархан) вошла московская армия воеводы Юрия Шемякина Пронского. Хан Ямгурчи б. Бердибек бежал, а вместо него на престол был посажен русский ставленник Дервиш-Али б. Шейх-Хайдар. Вскоре он стал ориентироваться на Крым (см. комм. 177 к книге 4). В сентябре 1556 г. стрельцы под командованием Ивана Черемисинова и казаки, предводительствуемые Михаилом Колупаевым, заняли Астрахань. Дервиш- Али, как и его предшественник, спасся бегством; его примеру последовало почти все население города (об этих событиях см., например: Соловьев, с. 468-473).

2. Об этом примирении см. комм. 184 к книге 4. Через год распри между Исмаилом и его племянниками вспыхнули с новой силой (подробно см.: Трепавлов. История, с. 281-283).

3. Имеется в виду поход черниговского наместника Михаила Ржевского против Крыма весной 1556 г. По царскому приказу Ржевский с казаками пришел из Путивля на реку Псел, построил там суда и двинулся на них по Днепру на юг. Одновременно по Дону спустился отряд Данилы Чулкова, который успешно действовал против татар у Азова. Войско Ржевского неожиданно для крымцев подошло к Ислам-Керману (см. комм. 14) и угнало лошадей и скот местных жителей (все они бежали из крепости). После этого русская рать направилась морем к Очакову, одержала там победу над турецко-татарским гарнизоном. Отбившись от погони, Ржевский вернулся на Русь. Этот поход, наряду с начавшейся в Крыму эпидемией, предотвратил замышлявшееся ханом очередное нападение на российское пограничье (подробнее см.: Соловьев, с. 477).

4. Дата соответствует январю 1557 г. 7065 год от СМ охватывает период с 1 сентября 1556 г. по 31 августа 1557 г. по РХ.

5. О каких событиях упоминает здесь Иван IV, выяснить не удалось.

6. Девять братьев — мирзы Уразлыевы, или Шихимовы, потомки мирзы Ураз-Али, сына Шейх-Мухаммеда (бия приблизительно в 1514-1519 гг.).

7. Посол сообщает об интересном явлении, характерном именно для кочевой экономики — соотнесении скота с денежным эквивалентом. Ногаи не испытывали затруднений при переводе цен из одной системы в другую. Наверное, в силу привычки к кочевому быту им даже удобнее было исчислять цены и различные стоимости скотом. Судя по подсчетам Мальцова, 1 овца приравнивалась к сумме, чуть большей 4 копеек, или около полутора алтынов.

8. В середине — второй половине 1550-х годов в Ногайской Орде, охваченной смутой, разразился голод. Причинами его были природные катаклизмы, военные действия, а также нарушение из-за усобиц устоявшегося порядка кочевания ногайских племен. О массовой смертности ногаев от голода и о бегстве народа из Орды сообщают многие источники (подробно см.: Трепавлов. История, с. 284-289).

9. Порядковый номер года приведен по лунной хиджре. 964 год хиджры соответствует периоду 4 ноября 1556 г. — 23 октября 1557 г. юлианского календаря.

10. О Ногайском посольском дворе см. комм. 11 к книге 4.

11. Казатцкий царь — казахский хан Хакк-Назар б. Касим.

12. Семенов день (день Семиона летопроводца, «Семион-столпник») — это непереходящий церковный праздник, имеющий постоянную дату — 1 сентября.

13. В мусульманском мире существовала традиция, согласно которой паломничество государя в Мекку было равносильно его отказу от престола (Бартольд. Халиф, с. 26).

14. Дата соответствует 24 октября 1557 г. 7066 год от СМ охватывает период с 1 сентября 1557 г. по 31 августа 1558 г. по РХ.

15. Дата соответствует 21 января 1558 г. 7066 год от СМ охватывает период с 1 сентября 1557 г. по 31 августа 1558 г. по РХ.

16. Литовский магнат, черкасский и каневский староста, князь Д. И. Вишневецкий осенью 1556 г. попытался закрепиться на Днепре (Запорожье). После неудачного противостояния с Крымом в 1557 г. он перешел на службу к Ивану IV, который пожаловал ему город Белев с округой. В начале 1558 г. царь послал Вишневецкого с пятитысячным войском против крымцев. Тот дошел до Перекопа, не встретив противника (татары укрылись на полуострове под защитой перекопских укреплений). По приказу из Москвы Вишневецкий вернулся на Русь (о жизни Д. И. Вишневецкого и его службе Ивану IV см.: Голобуцкий, с. 71-87; Lemercier-Quelquejay).

17. В 1552-1558 гг. посольства нескольких адыгских князей в Москве передавали Ивану IV просьбу, «чтобы их государь... з землями взял к себе в холопи» и оборонил их от турок и крымцев (Кушева, с. 202 и след.). Хотя после этого отдельные адыгские (кабардинские) аристократы выезжали на службу в Москву, реальное российское подданство над Кабардой тогда не установилось. Скорее в русско-адыгских отношениях можно видеть военно-политический союз (коалицию), который проявлялся в совместных военных действиях на Северном Кавказе.

18. Ислам Кермень (Ислам-Керман) — крымская крепость на Днепре с небольшим гарнизоном и всего двумя домами, возведенная для обороны от ногайских набегов. В 1557 г. Ислам-Керман был разгромлен Д.Вишневецким (см. комм. 15) (Книга Посольская, с. 202; Соловьев, с. 478).

19. Керешка — очевидно, река Терешка в Саратовской области, правый приток Волги, ныне впадающий в Волгоградское водохранилище выше Саратова.

20. Дата соответствует 20 мая 1558 г. 7066 год от СМ охватывает период с 1 сентября 1557 г. по 31 августа 1558 г. по РХ.

21. Рогожа — местность в восточной части современной Москвы, между улицей Сергия Радонежского и площадью Абельмановской заставы. Расположенная здесь в XVI в. Рогожская ямская слобода обслуживала перевозки по дороге от села Рогожь (ныне город Ногинск Московской области).

22. Дата соответствует 5 июня 1558 г. 7066 год от СМ охватывает период с 1 сентября 1557 г. по 31 августа 1558 г. по РХ.

23. Зачатье — возможно, не сохранившийся Зачатьевский монастырь (названный по церкви Зачатия св. Анны), располагавшийся между Остоженкой и рекой Москвой. В тогдашней Москве существовали еще церковь Зачатия Иоанна Предтечи — в районе Чертолья (на месте оврага Чертольского ручья, ныне Гоголевский бульвар) и церковь Зачатия св. Анны «что в Углу» — на территории Китай-города (ныне рядом с гостиницей «Россия») (см.: Забелин, стб. 360, 418, 649).

Текст воспроизведен по изданию: Посольские книги по связям России с Ногайской Ордой. 1551-1561 гг. Казань. Татарское книжное издательство. 2006

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.