Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПОСОЛЬСКАЯ КНИГА

ПО СВЯЗЯМ РОССИИ С НОГАЙСКОЙ ОРДОЙ

(1551-1556)

1555 года Апреля в 18 день 397 прислал к Государю из Городка Шигалей Царь Нагайских гонцов Касай мирзиных людей Салтанъгозу да Янчюру с известием, что послы идут от Касай мирзы Тлевъбердей с товарищами всех их 15 человек, а лошадей у них 150.

Государь велел Нагайских гонцов поставить на Нагайском дворе и корм им давать по указу.

Апреля в 26. день из Темникова в Москву прибыли служилые Татаре Кудояр Баимаков с товарищами, которые посланы были с Петром Тургеневым в Астарахань. С нимиже вместе приехали Нагайские гонцы Келдигазан Янгурчеев и Бокай Алеев, с известием, что от Исмаиля Князя к Государю идет посол Аманъгилдей Келдиманов, а от Исмаилева сына Магмед мирзы [153] Ахкулу абыз, всех послов и гостей и их людей 50 человек, а лошадей 200.

Маия в 4 день Касаев посол Тлевбердей с товарищами в Москву приехали. Всех сих гонцов и послов Государь велел поставить на Нагайском дворе и корм им давать по указу.

Маия в 21 день Нагайские послы Аманъгилдей с товарищами к Москве пришли, которых Государь велел поставить под Паншиным и корм им давать по указу, и торг им дать того же дня.

Маия в 30 день Нагайские послы Аман Гилдей и Тлевъбердей с товарищами у Государя были на приезде, его Величеству от Исмаиля и от иных мирз правили челобитье и подали грамоты. Их которых от Исмаил мирзы была такова 398:

Государя саблею врагов победителя от Исмаыля Князя всех Крестьян Государю сыну моему Белому Царю [154] многом много поклон. Мы по здорову, и ты бы на многие лета здоров был после слово то. Твоя дружба нас дошла, по тому что еси брата нашего Дербышалея Царя в Астарахани Царем учинил, чтобы нам (что нам) 399 Астарахани рати не предати. Таково бы нам дело учинити нам бы товО беречи, чтобы к Асторахани полем рати не пустити. А ты тово вели беречи, что бы воденым путем не пришли. На всех перевозех вели по перевозом по двесте человек поставити. А ныне бы еси прислал мне дватцать пищалников, да три пушечки и стрелцы хто стреляет из них. А кого к нам пошлешь, и ты посылай к нам Волгою. И те бы люди твои на Самарском устье с нами свестилися. Чтобы однолично полем не ходили. А товоб еси боярина, которой живет зде дотоле, доколе столкоже людей пришлет Астарахани беречи, тово [155] боярина к себе не взял бы еси. А Крымской нам и тобе недруг. И нам бы ево воевати, с тобою свеститися и срок учинити. А будет тебе в Астарохань людей послати; и ты не проведав вестей про Асторахань из невесть людей не посылай тово для, а вося будет за иным за кем. Которых людей тобе посылати в Астарахань, и ты посылай за ледом калед пройдет. А которых тобе к нам прислати пищалников и пушки, и ты пришли наборзе тово для, что недруги наши и день и ночь над нами строки ищут, что бы еси к нам на борзе отпустил. Молвя грамоту послал есми. Болшово посла своего Амангилдея послал есми. Да в Казань ходила жонка с сыном к племяни повидатца. А та женка пошлая наша, а зовут ее Гулбачор, а сына зовут Нагаем. И ты бы однолично ту жонку и с сыном с сем нашим послом к нам отпустил. А живет она в селе [156] Вотенине, что на лице у нево рана Сююдю Гозею зовут, у тово. Сыну моему Белому Царю слово то. Язь у тобя просил, что бы мне самому вздевать, пансыря доброво. А которой взяли пансырь на Едигере Царе, тот пан сырь мой был, и ты бы мне однолично тот Царев пансырь прислал того для что был пансырь мой. Да что бы однолично с есми нашими людьми прислал мне сурну и трубу и накры. Да у сына у своего прошу Акмамет Уланову жену. [157]

Июня в 1 день 400 Государь приговорил Ахкулу и товарищей его двух человек в Нагайскую землю к Исмаилю Князю отпустить, и с ними вместе к нему же с грамотою служилых татар Беляка Кийкова с товарищами послать двух человек, которые с Москвы поехали Июня в 4 день. А грамота с ними к Исмаилю Князю послана такова 401:

От Царя и Великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии другу моему Исмаилю Князю слово то. Писал к нам наш сын боярской Петр Тургенев, что Дербыш Царь взял в Асторахань в Калги ис Крыму Казбулата Царевича а твоих недругов Юсуфовых детей, и Кошумовых, и Шигимовых, и Уразлыевых перевел на вашу сторону, а с ними людей тысечи с три. И наш сын боярской Петр его уимал, чтоб он ваших недругов на вашу сторону не возил, и он Петра не послушал; и наш сын [158] боярской Петр тово для из Астарахани поехал к нам. И мы ныне послала к Дербышу Царю слою грамоту с своими Казаки с Кудеяром Бахтемаревым. А в своей грамоте писали есмя к нему с великою бранью, что он нам и тебе изменяет, недругов наших перевозит и с Крымским ссылаетца. А в Астарахань велели есмя поспешити с Волги своему сыну боярскому Григорью Кафтыреву, и велели ему стояти в Астарахани, и Астарахани беречи до тех мест, доколе придет в Астарахань наш сын боярской Левонтей Мансуров со Царицами. А нечто твои недруги приедут опять на Астараханской перевоз; и мы над ними велели промыслити как возможно. Да и на иных перевозех велели есмя их стеречи. И ты бы от своих недругов от Белек Булата с таварищи берегся, и над ними промышлял на своей стороне, как будет тебе возможно. А нас бы еси о [159] своем здоровье часа того без вести не держал. Да и о Дербыше бы еси Царе свою мысль к нам отписал, как ево вперед от неправды уимати. А чего еси у нас просил, и мы к тебе то послали с твоим послом Амангилдеем, чтось у нас лучило. Да писал еси к нам о пищалникех, и мы к тебе послали с Волги тритцать пищалников. Писан на Москве лета 7063 Июня месеца. [160]

Июня в 15 день 402 Государь Нагайских грамот слушав приговорил Нагайских послов Амангилдея и Тлевбердея с товарищами отпустить в Нагайскую землю к Исмаилю Князю и к Касай мирзе, и с ними велел послать к Исмаилю Князю и к Касаю с грамотами служилых Татар Яныша Сююндюкова с товарищами пять человек. - И велел их отпустить с Казенного двора Казначеем, а у себя им быти не велел.

Июня в 27 день Нагайские послы и служилые татаре с Москвы поехали, и грамота с ними к Исмаилю Князю послана такова 403:

Божисю милостью от Царя и Великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии другу моему Исмаилю Князю слово то. Писал еси к нам с своим послом Аманъгилдеем, что у вас недругов много, и нам бы того, беречи, чтоб к Астарахани и на вас рати не пропустити, и стрелцов [161] бы пищалных на бережение к тебе прислати. И мы послали на Волгу на перевозы своего сына боярскою Григорья Кафтырева со многими людми беречи того, чтоб на вас рати не пропустили. Да послышали есмя, что Крымской на Астарахань и на вас наряжаетца; и хочет ити. И мы уповая на Бога и памятуя к вам свою дружбу, на Крымсково послали есмя рать свою, и чего Бог похочет, от Божьей воли хто избудет. А как у нас с Крымским наше дело поделаетца, и мы тебя о том без вести не учиним часа того. А в Астарахань есми Цариц отпустил, и со Царицами послал есми в Астарахан своего сына боярского Левоньтья Мансурова. И велел есми Левонтью Астарахансково Юрта беречи. А с Левонтьем послал есмя тому Юрту береженье многих людей. А что еси писал к нам о стрельцех, и язь велел к тебе послати с Волги своих стрелцов [162] пятьдесят человек, а тыб их к себе взял; и как тебе будут не надобны, и тыб их к нам отпустил. А ныне есми к тебе послал легкие поминки, что ся у нас лучило. А что будет твоя мысль о Крымском деле, и тыб к нам приказал с нашим послом Сыгнатьем Загрязским, да с своим послом з Баитереком. Писана на Москве лета 7063 Июня месяца. [163]

1555 года Генваря в 10 день 404 приехали к Царю ИВАНУ Васильевичу из Нагайской земли служилые татаре Сююндюк Тулусупов и Тафкей Тимеев, которые посыланы были к Юсуфу Князю. С ним же вместе принхали Беляк Кийкова да Байгоня Мамин, да Гозя Темирев, из которых Беляк к Юсуфову сыну Юнус мирзе, и Байгоня с товарищами к Касай мирзе были посланы. И сказывали, что Исмаил их отпустил из Самары, а зимовать Исмаил под Астаранью. Байгоня доносил, что Касай его отпустил с речки с Боксака, и зимовать ему на Карадуване. С ними же вместе отпустили к Государю Исмаил и Касай и иные Мирзы послов своих, а именно Исмаил Баишерека, Касай Ишека и иные Мирзы своих людей, всех послов и гостей 100 человек.

С служилыми Татарами приехали Нагайские гонцы, от Исмаиля Келдиш, от Касая Собак, от Исмаилева сына Магмед Мирзы Ямгурчей, и от Касаева брата Би мирзы Досай, которых [164] гонцов Государь велел поставить на Нагайском дворе и корм им давать до указу.

Генваря в 23 день Исмаилев посол Баитерек и Касаев посол Ишекей с товарищами в Москву пришли.

Генваря в 25 день приехали к Государю из Нагайской земли послы от Арслан Мирзы Джабай, от Асанак Мирзы Баламбаш Абыз, от Торгай мирзы Акмамеш, от Тин Алы мирзы Уразлы а от оных мирз их люди, всех их 350 человек и лошадей с ними 2500.

Государь всех оных послов велел поставить на Нагайском дворе, и Корм им и гонцам велел давать до указу. Да и торг или велел давать на Нагайском дворе.

Генваря в 26 день Исмаилев посол Баитерек да Касаев посол Ишекей с товарищами у Государя были на приезде, и подав от Государей своих грамоты у его Величества обедали.

А грамоты ими привезенные были таковы:

1. От Исмаил мирзы 405: [165]

Сыну моему Белому Царю силы находца от Исмаиля Князя многом много поклон. Мы по здорову есмя, и тыб на многие лета здоров был после слово то. Как ведетца отечество и сыновство, и нам бы потомуже быти, молвили были есмя. И ты и язь тое свою роту и шерть свели есмя. И ныне бы нам по тому же делати, как ведетца меж отца и сына. Мы бы твоего не друга воевали, а тыб нашего не друга воевал. Меж отца и сына исправляетца так. А брата нашего Дервиша Царя по нашему хотенью учинил еси. И твой минят на мне. И на сем бы свете нам с тобою меж себя один у одново чево просим, за тоб не постояли есмя. Язь по твоему хотенью а ты сам ведаешь. Были у тобя мои два племянника, и ты одново учил так, как мне надобе. А и другой бы у меня же был. А что говорю, и тот бы племянник мой у меня же был, и то [166] Едигерь Царь, так бы еси ведал. Да много наших людей к вам в руки попали, в головах Янгаир Багатырь. И мы про них слышим, что здоровы. А один родом Тама Кудаяром зовут, другой Акмамыш, третей Юмук, четвертой Яхкубай, пятой Чюфра, шестой Уншюн родом Раст Берди. И ныне толко меня назовешь собе братом, и тыб однолично отдал, и отпустил их. Да чтоб еси одноконечно сего моего посла санми по снегу отпустил по Казанской стороне, того для что меж нас в той стороне, куды хаживали, рать зашла. И сам ведаешь. А доспехи наши в войне рать взяла, войны у нас учинилось много. И тыб прислал мне пансырь доброй, да тигилей и полной доспех, и шелом. И толко меня назовет отцом, дал есми за муж две дочери, одну дал есми за Дервишова Царева сына, что пригоже будет тем моим двема дочерям и ты то однолично пришли. И [167] толко учнешь меня отцом звати; и ты пришли шубы бархатны з золотом на соболех однолично, мои дети, твои дети. А брат мой старшей взбранил на меня про то, што яз с тобою поусловился. И Бог так учинил, а мы ся остали. И нам бы один одному за прошенье не постояти. А похочешь с нами поговорити; и ты к нам пришли боярина доброво. А опричь бы еси запросов моих прислал мне поминки болши летошнево. Да пришли опричь поминков краски, да олова, да потали, и нашатырю, и шафрану. Тоб прислал оприченно. И ртути тоб сверх поминков прислал еси. Да прислал бы еси на выемок мне самому вздевати шубу горлатную добрую сверх поминков. А Азей Базарец пошлой мой человек. А поехал он разгневався на Юсуфа Князя. И ты б ево однолично ко мне отпустил, да родом Каракибчак Кошболдуем зовут. Ис Казани к вам попал. [168] И тово отпустил еси. А Баитерека Баимова сына послал есми твоево здоровья отведати. Толко ево почтишь, ино то наш почтишь. А промеж рати много. И тыб провожати ево послал до Волги своих людей с пушками и с пищалми однолично. А тех бы людей наших отпустиль еси по снегу, а до лета не задержи того для, что лете рати много живет.

На той же грамоте писано:

От Исмаиля Князя Ивану Михаилову 406 поклон. Там живучи нам дей служишь. И то нам на тобя за честь. А отечеству и сыновству знамя то, что ис Казани нам годовое шло десеть кадей меду, да шестьдесять рублев денег. А у ково есми имал, и язь с тем не в отечестве, ни в сыновстве называлися есмя. И ныне мне [169] с тобою о отчестве и о сыновстве слово было. И нынеб еси то наше годовое дал нам. Да чтоб поволил еси нам дорогу Казанскую, чтоб гости наши туда ходили того для, что на сей дороге рати есть, и торг бы нам Казанской ослободил, с коньми бы гости наши ходили к вам, а с овцамиб ходили в Казань. Да прислал бы еси мне трубу, да сурну, да накры. Да в том бы еси на меня непогневался, что язь боярина нечествовал. А боярин сам то видев поехал что у нас война сталося, и каково то было время. И которой боярин ныне к нам приедет, тот бы нас высмотрил. Да прошу у сына ста рублев денег чтоб Баитереку дал.

2. От Касай мирзы 407:

От благочестного Касай мирзы слово Земледержцу счастливому волному человеку белому Царю многом много поклон молвя. Ведомо буди слово [170] то. Мы на отца своего Юрте здорово живем. А и тыбы на отца своего Юрте на многие лета здоров был. Ныне у нас посол твой был, и грамоту твою привез. Послышев твое здоровье и добрые речи твои повеселились семь. С моим отцом твой бывшей отец и дед в братстве были А и мы посиле своей в братствеж есмя. И ныне мое челобитье. Здесь дядя Юсуф Князь возненавидел тово, что язь с тобою в братстве учинился, и оба нас с ним заратилися есмя. И пришел на меня войною. И по прямому моему слову Бог нам дал. А наперед тово гневу нам небывало. Дядя наш Князь молвил, мне дей его воевати. И за то есмя с ним завоевались. Сам еси далече, да мысль наша блиска, чтоб еси так ведал, кто тебе брат, тот и нам брат; а хто тебе недруг, тот и нам недруг: так надежу держим. Моему бывшему отцу болших бояр присылывал, и обратстве [171] гораздо говаривал. И ко мнебы боярина доброво прислал. Добро от тозо сстанетца. Завсе посылаю Ишеку. А ныне есмя егоже послал, потому что он верен. А нашему человеку, ково есмя послали как в обычае ведетца что Крымскому послу платна дают, моемуб послу тоже платно дали, то и знамя. И ныне толко мне братство учинишь, и тому знамя то, чтоб стрела неняла прислал бы еси пансырь доброй. Да для братства прислал бы еси боярина доброво. Да пришли мне кречет, да колпак з золотом, которой сам носишь, да шубу з золотом, да тегиляй бархатен з золотом, да десеть тысячь алтын пришли, да деветь шуб горностайных, да деветь шуб собольих, да деветь шуб куньих, деветь тегиляев бархатные з золотом, да шатер, да седло з золотом да тысечю листов потали, да пуд олова, да пуд краски розные, да много ртути, да и шафрану. С тяжолым [172] поклоном с легким поминком слугу своего Ишеку послал есми. Молвя написал как меня смотришь, как бы еси и Бишея Царя смотрил. Да отпустил бы еси Сююнчьбнею зовут жонку, да Бозум Княгину отпустил бы еси, бью челом у брата прошу. Да Акмагмет Умнову жену отпустил бы еси. Да царицына слугу Салтанъгула бы еси отпустил. Чтобы брат наш ныне братство учинил, извесный наш слуга Карадуванов сын Явгачты отпустил бы еси его. [173]

Февраля в 20 день 408 Нагайские послы, Арслан мирзин посол Джабай с товарищами у Государя были на приезде, от Государей своих Царю Ивану Васильевичу правили челобитье, подали грамоты и у его Величества обедали.

Арслан мирзина грамота была такова 409:

Арслан мирзино слово Царю великому Князю, великому Государю, веру свою чистотою исправляющему Государю Государем. От Арслан мирзы белому Царю великому Князю много челобитье и поклон молвя слово ведомо буди. А з братом есми своим так учинилися тово для, что белому Царю правды для розбранилися есмя. Исмаилю Князю старейшему нашему брату люди подручны учинилися. И нынебы брату моему ведомо было, тобя для с Крымским Царем и с Астараханским Царем в брани учинился [174] есми. А дядя мой Исмаил Князем учинился. Волга нам матерью учинилась, а лес нам отцом учинился. А хто на той степени ни будет, тот ему и брат будет. И ныне как отцу дяде нашему пригожо посмотрилося. И мы посла послали, чтоб не потому смотрил, как было наперед тово, чтоб гораздо великою честью почтил. Ты нас для Астарахань взял, и Дервиша Царя нас для Царем учинил, а мы тобя для Юсуфа Князя убили, а Исмаиля Князем учинили, тово для есмя Князем учинили. А слово наше прямое то, чтобы мне прислал доспех полной и с шоломом з булатным, и с тегиляем горностаи пушен вместе прислал, да шубу кунью зимовную прислал бы. Да посла бы моего Чебама паробка гораздо почтил. А тобе он служивал Утемишем зовут старой мой человек, о сесь год в Казань с торгом ходил, а ис Казани там свели, за товоб нам [175] непостоял. Да Кудояром зовут человек мой с нимжо вместе зашел. И товоб нам пожаловал отдал. А Кошумом зовут человек мой. Да Янбикою зовут человек мой. Всех бы мне их отдал. Да чтоб ко мне посла прислал. А не пришлет посла, ино братству не быть. Братству знамя то, чтоб посла ко мне прислал. А за краденные дей лошади денег не платят. И ты б мне дал. Толко прямово для слова не отдашь, чтоже твое братство? Бью челом, чтоб о том иноко не молвил. Государь еси ты ведаешь. Да Янболды мой человек там остался, и тыб пожаловал ево и з животы ко мне отпустил. А и так есмя в братстве были. И в братстве будучи людей моих поимал. А и ныне есмя в братствеже. Чтоб пожаловал мне отдал Исебня да Бахтеяра. [176]

Февраля в 21 день 410 Государь Нагайских грамот слушав приговорил Нагайских послов Баитерека и Ишеку с товарищами и Арслан мирзина посла Джабая с товарищами в Нагайскую землю отпустить, и с ними вместе послать к Исмаилю Князю посолством Игнатья Тимофеева сына Загрязского, да с ним две станицы служилых Татар Кадыша Кудинова и Сангилдея Розгозина с товарищами; а к Касай мирзе посолством же Мясоеда Семенова сына Вислово, да с ним станицу служилых Татар Баикеша Тимеева с товарищами; а к Арслан мирзе станицу служилых Татар Девлет Хозю Усейнова с товарищами.

Марта в 5 день Нагайские послы Байтерек и Ишека у Государя были на отпуске, и у его Величества обедали. И поехали послы Игнатей и Мясоед и Нагайские послы с Москвы марта в 9 день.

Шертная запись, на которой Исмаилю Князю с Арслан мирзою и со всею братьею и с детми и со всеми лучшими людми Царю ИВАНУ Васильевичу шерть [177] учинить надлежало, с Игнатьем Загрязским послана такова 411:

По Божью велению чистым сердцем по любви в правду язь Исмаил Князь, язь Касай мирза и язь Арслан мирза со всею своею братьею из детми даем шерть Царю и великому Князю ИВАНУ Васильевичю всеа Русии на том; быти нам с ним в любви и до своего живота, другу нам ево другом быти, а недругу ево недругом быти, и на всяково ево недруга нам с ним за один стояти, и на ево недругов ему пособляти, сколко нам мочно. А Царю и великому Князю потомуже с нами в любви быти, и на наших недругов нам пособляти, сколко мочно. И до смерти нам от Царя и великого Князя дружбы не отстати. А хто на Крыме Царь ни будет, и нам к нему неприставати, а стояти нам на него со Царем и великим Князем за один. И везде нам Царю и великому Князю [178] добра хотети. А Царю и великому Князю нам добра хотети, и от нас неотставати. А которые Царя и великого Князя казаки татбью и розбоем нам лихо учинят, и Царю и великому Князю тех казаков казнити, а взятое сыскав в правду нам отдати. А которые наши казаки Царя и великого Князя Украйнам лихо учинят татбою и розбоем, и нам потомуже тех казнити, а взятое сыскав в правду назад отдати. А послов нам Царя и великого Князя чтити и не грабити, и гостем ево обид не делати. А Царю и великому Князю наших послов жаловати, и гостем нашим обид не делати, а в Казани гостем нашим торг давати без обидно. И на тех на всех делех Царю и великому Князю крепко шерть дали есмя, и печати есмя к сей грамоте приложили. А не учнем потому правити; ино наша шерть буди на нас и на наших детех, потому как в наших [179] книгах писано. А сю запись шертную написав дали есмя лета 7063 Февраля.

К Арслан мирзе грамота послана такова 412:

От Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии Арслан мирзе слово то. Прислал еси к нам своего человека Чебама з грамотою. А в грамоте своей к нам писал еси, что есмя вас для Астарохань взяли, и Дер6ыша Царя посадили; а вы нас для Юсуфа Князя убили. И ныне друг наш Исмаил Князьм ся учинил, и тебе Волга досталася. И нам бы тебя смотрити и в дружбе держати лутче старово. А которые ваши люди к нам в руки попали, и нам бы тех к вам отпустити. Так еси писал в своей грамоте. И мы ту твою грамоту выслушали, и речи твои с любовью приняли, и тебя хотим вперед в крепкой дружбе держать. И ныне для дружбы, которые ваши люди к нам в руки попали, и мы тех ваших людей к [180] вам отпустили. А по твоему прошенью доспех и платье к тебе послали есмя что ся у нас лучило. А как меж нас вперед крепкой дружбе и правде быти, и мы о том приказали к другу своему Исмаилю Князю и к вам с своим послом Сыгнатьем. Да и запись есмя шертную к Исмаилю Князю послали. И ты бы сьехався Сысмаилем Князем те записи посмотрил, и правду к нам на той записи учинил. И подумав Сысмаилем Князем свою мысль к нам приказал с нашим послом Сыгнатьем как нам в перед против своих недругов стояти, и не дружбу им доводити. А мы как преже сего свое слово молвили с вами за один стояти, так и ныне на том слове стоим. А вы бы потому же на своей правде стояли. А с сею грамотою послали есмя к тебе своих казаков Девлет Хозю Усейнова с таварищи. И глыб их не издержав к нам отпустил писана на Москве, лета 7063 Февраля месяца. [181]

Июня в 28 день 413 прислал к Государю из Свияжского города Игнатей Загрязской служилых Татар Кадыр Кудинову с товарищами, с таковою грамотою:

Государю Царю и великому Князю ИВАНУ Васильевичю всеа Русии холоп твой Игнат Загрязской челом бью. Послал еси, Государь, меня холопа своего в Нагаи к Исмаилю Князю. И я, Государь пришол вь Нагайские улусы Мая 20 за две недели до Петрова заговенья на речку на Кочалу. А Исмаил покочевал х Каме. И сведав, Государь, меня Исмаил прислав ко мне Дуванов трех человек о здоровье спрашивании, и велел мне ехати за собою. А стань мне велел указати в борзе, где мне любо, и корм мне прислал, и пристава ко мне прислал своего человека Кунбаша, для всякого береженья. И на третей день, Государь, моего приходу, а язь ещо у него [182] небывал, приказал ко мне с твоим служилым Татарином с Кадышем Кудиновым: Государю деи Царю и великому Князю Дербышь Царь изменил да и нам всем. А сложился за один з беглыми мирзами по Крымсково Царя ссылке. А Ямгурзея Царя Казы мирза убил. А с Ястарахани Дербыша Царя мурзы не свели. А боярина твоего Петра Тургенева Царь Дербышь из Астарахани выслал вон. Да сказал Исмаилю Князю Байтерек, что послал ты Государь, на Волгу Григорья Кафтырееа, да Федку Павлова а с ними людей сказал Баитерек тысяч з дватцать. И Исмаил послал на Волгу к Григорью Кафтыреву да к Федке Павлову Баитерека. А у меня взял твоего Государева служилова Татарина Баигилдея да с ним вожа. А Касай мирза послал з Баитереком племянника своего Булат мирзу. А у Мясоеда взял Касай мирза Вожа, а послал их, Государь, на Волгу к Григорью с [183] тем, чтобы им поспешити к Астарахани со всеми людми нечто Бог пособит, и ониб Астарахань взяли, а Дербыша Царя им жива дали. А не был язь, Государь, у Исмаиля Князя приехав в Нагайские улусы двенатцать день потому, погрехом заболел. А был я у Исмаиля Июня 7 в пятницу, и поклон ему от тебя Государя правил, и поминки твое Государево жалованье отдал, и посолство по твоему Государеву наказу сполна правил, и шертную, Государь, твою Государеву запись перед ним вычел, и болшие, Государь, речи, и шертные записи Татарским писмом отдал. И Исмаил, Государь, свою запись Татарским послом чел до половины. И не дочетчи мне молвил: язь деи пошлю севож дни по Касая, и по Арслана, и по детей и по все мирзы полутчие люди. А молвил, Государь мне, сьедемся дей все ож Бог даст в неделю, и начнем дело делати как пригоже. Да меня, [184] Государь, от себя отпустил к себе в стан, и жаловал необычно. Корм мне и служилым Татаром давал по вся дни. И тогоже дни, Государь, в пятницу в обед прислал ко мне Исмаил Князь ближнево своего человека Тарпана Имилдеша, а говорил, Государь, мне Тарпан, велел дей тебе говорити Исмаил Князь, дати дей тебе нечево. Недрузи наши Исуповы дети с таварищи город наш Сарайчик взяли, а на нас идут ратью, и язь збираю людей, хочю против их ити. И по грехом каковось станет надо мною, и ты собою промышляй жив в руки недругом недавайся, чтоб тайное слово Государя твоего наше явно небыло. А приказал, Государь, Исмаил Князь меня Игната женам своим, да двем своим человеком. А велел о всем без себя беречи от своих людей. И в неделю, Государь, на Петрово заговенье в час дни пришли Исуповы дети с таварищи к Смаилову орду, орду взяли, [185] и улусы все поимали со всеми животы. И прислал, Государь, ко мне Смаилевы жены пристава моего Кумбулаша, а говорил, Государь мне от них Кумбулаш 414: велели дей тебе Смаилевы жены говорити, на Князя сталась незгода, а нас поимали в полон, и ты собою промышляй, как тобе Исмаил Князь приказывал, жив в руки недавайся. А наперед, Государь, Исуповых детей с таварищи приходу товоже дни в неделю на первом часу дни послал есми, Государь, к Мясоеду к Вислого твоего Государева служилово Татарина Тузара, а с ним послал Нагайской рухляди чем ему тамо кормитися, потому что мясоед граблен. И Тоузарь, Государь, ко мне приехал наране в Кровавой враг, а до Мясоеда, сказывает, недоехал. Взяли ево сказывает Казыевы люди. И он у них был в руках день, а в ночи утек. А сказывает, сказывали ему те люди, [186] у которых он был в руках, что Смаиля Князя взяв головы ему срезали, а Касай мирзу взяли жива, а в перед живу не быти. А Мясоеда, Государь, сказывает, взялиже. А про Исмаиля, Государь, дополна не ведаю. Иные, Государь, сказывают, утек Исмаил Князь немногими людюи, а язь, Государь, толко успел на лошедь взвалитися в приход Исуповых детей с таварищи. А со мною поспели на лошеди сести твоих Государевых служилых Татар деветь человек да три вожи. И отехав, Государь, от улусов днище стал в Кровавом враге. Да послал, Государь, от себя в улусы прямых вестей доведыватися твоего Государева служилово Татарина Кадыша Кудинова, да с ним Татаринаже, да вожа. И ездил, Государь, Кадыш три дни, а не наехал, сказывает, никакова человека, ни полонеников встречю невидал. И приехал ко мне Кадыш в кровавой враг Июня 12. А Баитерек, Государь [187] с таварищи с Волги от Григорья не бывали. И я, Государь, пошол к Москве к тебе Государю, и приехал есми в Новгород в Свияжской Июня 19. Да отпустил к тебе Государю з грамотою Июня 20 дву Татаринов служилых Кадыря Кудинова, да Тоузара Девлет Килдеева, да с ними вожа Раярозгозина. А язь к тебе Государю не поехал потому по грехом болен. [188]

Июня в 30 день 415 Царь ИВАН Васильевич по Крымским вестям пошел на Коломну против недруга своего Крымского Царя; первой ему стань был в селе Коломенском а другой в Бронниче Июля в 1 день. И того же дня приехал к Государю из Нагайской земли Мясоед Вислово, которой посылан был к Касай мирзе.

Июля во 2 день Государь пришел на Коломну, и Июля в 3 день к нему приехал из Нагайской земли Игнагаей Загрязской, которой к Исмаилю Князю был послан. И сказывал Государю тоже, то в грамоте своей писал.

Июля в 12 Государь с Коломны в Москву приехал.

1555 Ноября в 14 день 416 из Свияжского города в Москву приехали. Служилые Татаре Девлет Хозя Усейнов, который послан был к Арслан мирзе и Баикеш Тимеев да Тураш Тутаев, которые с Мясоедом Вислого к Касай мирзе были посланы. С оными же [189] служилыми татарами вместе приехали Нагайские гонцы, а именно от Исмаил Князя Ягуп с товарищами всех их 12 человек, с известием, что послы идут к Государю от Исмаил Князя Елболду, а от мирз их люди, всех послов и гонцов и гостей 1000 человек, и лошадей с ними 20000, а овец 4000.

Нагайских гонцов Государь велел поставить на Нагайском дворе и корм им давать по указу. - Ноября в 16 день они у Государя были на приезде, и у его Величества обедали.

Декабря в 11 день Нагайские послы Елбулду с товарищами в Москву приехали, поставлены на Нагайском дворе и корм им дан по указу.

Декабря в 14 день Нагайские послы у Государя были на приезде, и подав от Государей своих грамоты у его Величества обедали. А грамоты ими привезенные были таковы:

1. От Исмаиля Князя 417:

Всего Крестьянства Государю, Белому Царю беспрестани счастливого [190] от Исмаиля Князя многом много поклон. Мы поздорову есмя, а ты бы здоров был, дай Боже вселенную створше. После слово то. Язь в отечество и в сыновстве и на той правде на чем есмя молвили. И ныне Крым ли тебе ратен, или хто иной. И язь другу твоему друг, а не другу твоему не друг. И ныне на Астараханской земле город постав, а на Переволоке город же постав, и на Самарском устье город же постав. И нынеб не другов наших мирз, которые от нас отъехали, будет они на той стороне Волги, и тыб не велел их на сю сторону перевозити. А будет же на сей стороне, и ты на ту сторону не вели перевесть. От тобя нам надежа то. Да чтоб еси з Бай мирзою и с Арслан мирзою, как еси с нами, в дружбе и в братстве учинился, и с ними так же говори. Толко меня отцом собе назовешь с теми трема мирзами добрую ссылку учини. А с [191] племянники и з детми гораздо есми уговорился, племянником и детем моим из моево слова не выступить. Так бы еси ведал. И ныне сыновству знамя то. Пришли мне два пансыря, один бы тот что на Едигере Царе взяли мой свой пансырь, а другой бы из лехких пансырей доброй. А дом мой вывоеван лихо велми. Чтоб нам много кунь дал одноличноб, иноко не молвил еси. Толко сам здоров буду, и нам еже годов по одной войне воевати уложили есмя. Чтоб еси дал нам пять полуторные, да двесте пищалников водяным путем однолично. Да пришли мне самому вздевать шубу гортну и с поволокою. А княженью моему знамя то. Послал есми доброво своего человека и ко мне доброго Боярина пришли. Здоровья твоего отведати Янболдуи богатыря послал есми. Имилдеш мой, гораздо почти, толко меня почтишь. До толя есми мирза был, а ныне Князем учинился есми. [192] Исмаилево княжое Белому Царю челобитье то. Которые у тобя две Царицы, одна мне племянница, а другая гостья наша. И тыб их, толко меня отцом назовешь, тех дву Цариц однолично отпусти к нам. Да ещо княжое слово, толко меня почтишь. И ты четырем моим веременником поминки свои им не урви. От Янбахты Имилдеша, и Ишмагмед багатыря, и от Тубата Имилдеша, и Епчюры багатыря Белому Царю челом. Толко Государь наш здоров будет с Крымом ратитися. Тот минят на нас.

2. От Арслан мирзы 418:

Силы находца и победителя от Арслан мирзы брату моему Белому Царю поклон. Мы зде по здорову живем слава Богу, а и тыб на многие лета здоров был, дай Боже. З дядью своим со Князем и с племянники и з детми со всеми есмя гораздо говорили.

Мы твоего добра хотим при нашем [193] бы здоровье торговцы бы ходили на обе стороны; и послыб наши беспрестани ходили гораздоб поговорив нам ссылатися. Хто будет тебе ратен, иноб мы тобе пособили воевати ево. А хто будет нам ратен, инобы ты нам пособил воевати ево. К нам твое братство, пришли к нам боярина доброво. А братство то, з боярином пришли вместе Девлетъхозю Усейнова. Белому Царю холопство делал, и нам вежство его дошложе. Братъбы прислал мне шубу бархат з золотом на соболех, дочерь свою за Барака Царя дал есми. Чтоб нам шубу горностайну прислал, да черева лисьи черны прислал бы, да тысячю бы алтин денег, да чару золоту, послуб моему борзо дал. По другой год в войну попали есмя, поистряслися есмя. А опричь тово братство учинишь что дашь сам ведаеть. Пришли кречат да ястреб, и от шафрану, и от нашатырю, и от олова, [194] ото всего тово пришли, нам надобе. Война нам есть, прислал бы мне с послом моим вместе сто пищалников. Доброво своево человека сына болшова своего посла, Кулчаном зовут, паробка своего послал есми, здоровья твоево отведати. Тяжелой поклон, лехкой поминок послал есми. Молвя нишань написал.

3. От Би мирзы 419:

Всево христьянства Государю, Белому. Царю всегда сщастливого от Би мирзы Багатыря многом много поклон. После слово то. Всей юрте живучи болшой у нас и дядя нам отец твой Исмаил Князь, и в ево грамоте ныне которое слово будет, и наше слово тоже ис Княжова слова невыступим. И ныне бы хто будет тобе ратен, тово бы воевати мы пособляли. А хто нам будет ратен, и тыб тово воевати пособлял, ты ведаешь. А мы отца своево дети что [195] есмя все пришли на Волгу, и человек твой Байкеш то видел. И нынеб для дружбы и для суседства как брата моево болшово Касым мирзу чтил еси, именяб еси потомуже учинил. О том бью челом меж другов и недругов. А Крым тобе ратен, и нам ратен же. Взмолвишь жо, как тобе ево воевати, ино с одной стороны мы воевати готовы есмя. А Астараханская дружба тобя недошла, и нас недошлаже, потому что 420 наших недругов примает к себе, наши недруги, а тобе недрузиже. И тобе Астарахань у Дервиша Царя взять, а на том месте город бы тобе поставити, да на Переволоке бы город же тобе поставити. Молвя бьем челом. Здоровья твоево отведати, что при Касым мирзе он бывал, Девлетъхозю послал есми.

4. От Магмед мирзы 421: [196]

Всево крестьянства Государю, Белому Царю княжова сына от Магмет мирзы многом много поклон. С отцом нашим Князем в отечество и в сыновстве учинилися есте. Будешь меня деты старее, и ты в болших братех будешь. А будешь менши меня леты, и ты в менших братех будешь. Ино что в том убыток. И ныне как старешие и молодшие братья ведутца, и ныне отцов сын есми. А старейщему брату молотчей брат есми. Шидякову княжому болшому сыну Салтанахметю мирзе какову честь учинил. А Шихмамаеву княжому болшому сыну Касым мирзе какову честь учинил молвя. И язь Царю о том же бью челом, чтоб послу моему таковуже честь учинил молвя бью челом. А Астарахань и тобе и нам никак добро ево не доидет тово для, что наших недругов к себе примает, и зговариваетца с ними. Толко нас похочешь, Астарахань возми, а на том [197] месте город по став. А Крыма бы еси воевал. Крым и с тобою и с нами ратен. А в том нашем слове лжи нет, и сам ведает, что о сесь год до мы наши воеваны, а сами граблены есмя. И тому что пригоже будет, ты сам ведаешь. И ныне здоровья твоего отведати доброво холопа своего Бахмет Алея Баатырь послал есми. Гораздо почтишь ево ты ведаешь. Да конь сив поминка послал есми. Брату своему Белому Царю бью челом, чтоб мне пожаловал шубу кунью, да тысячю алтин денег, да шубу горностайну, да шубу песцовую, да кожух добр, да постав лазорева сукна. Брата моево меншово не стало, и язь над ним кешеню делаю, чтоб мне много потали прислал, да олова многоже прислал, да пансырь. А послал есми казну свою, чтоб по людцким бы речам лихо не учинил.

5. От Юваш мирзы 422: [198]

От благочестного Юваш мирзина величества слово. Величайшему волному человеку брату моему Белому Царю многом много поклон з желаньем с молитвою поклон молвя слово то. Князь в головах отец и дяди наши придумав нас трех братов на уст Волги послали, в сей стороне живем. С Навруз Магмед Казыем Царем доброе братство вели есмя. И с водным бы человеком з Белым Царем потомуже бы братство учинити. После слово то. Которые в сей стороне ходили отец и дяди наши, и ты с ним братство вел. А похочешь с надо в добром братстве быти; и хто тобе во всех странах недругов будет, те и нам ратны, и мы за тобя вседушно ради стояти. А ты сам ведаешь. Алтычюка Имилдеша своево послал есми, гораздо почтив отпусти, волен еси, братство изъявится. Молвя с печатью нишань послал. Чтобы мне ратной доспех прислал, пансырь доброй, да шелом доброй, да птицу. [199]

Февраля в 5 день 423 Царь Иван Васильевич Нагайских грамот слушав, приговорил Нагайских послов Янболду Бахтыбердея и прочих послов всех и гонцов и гостей отпустить в Нагайскую землю ко Князю и к мирзам, с нимиже вместе послать к Исмаилю Князю посольством Андрея Третьякова сына Тишкова, к Бай Мирзе Истому Федорова сына Матюкова, к Арслан мирзе Григорья Велина сына Головина, к Би мирзе станицу служилых Татар Девлет Хозю Усеинова с товарищами, 5 человек.

Февраля в 11 день Нагайские послы у Государя были на отпуске, и Февраля в 19 день с Государевыми послами и Татарами с Москвы поехали.

С Государевыми послами запись шертная послана такова 424:

По Божью веленью чистым серцем по любви в правду язь Исмаил Князь, язь Баи мирза Суфу, и язь Арслан мирза со всею своею братьею и з [200] детми, даем шерть Царю великому Князю ИВАНУ Васильевичю всеа Руссии на том, быти нам с ним в любви и до своего живота, другу нам ево другом быти, а не другу ево недругом быти, и на всяково ево недруга нам с ним за один стояти, и на ево недруга ему пособляти сколко мочно, и до смерти нам от Царя и великого Князя дружбы не отстати. А хто на Крыме Царь ни будет, и нам к нему не приставати; а стояти нам на него со Царем и великим Князем за один. И везде нам Царю и великому Князю добра хотети, и Царю и великому Князю нам добра хотети, и от нас не отставати. А которые Царя и великого Князя казаки татбою и разбоем нам лихо учинят, и Царю и великому Князю тех казаков казнити, а взятое сыскав в правду нам отдати. А которые наши казаки Царя и великого Князя Украинам лихо учинят татбою и разбоем, и нам потомуже [201] тех казнити. А взятое сыскав в правду назад отдати. А послов нам Царя и великого Князя чтити и не грабити, и гостем ево обид не делати. А Царю и великому Князю наших послов жаловати, и гостем нашим обид неделати. А в Казани гостем нашим торг давати безъобидно. И на тех на всех делех Царю и великому Князю крепко шерть дали есмя, и печати есмя к сей грамоте приложили. А не учнем по тому правити; ино наша шерть буди на нас, и на наших детях потому как, в наших книгах писано. А сю запись шертную написав дали есмя. Лета 963 февраля.

Грамоты с служилыми Татарами посланы таковы: 1. к Би мирзе 425:

Божиею милостию от Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Руссии Би мирзе слово то. Прислал еси к нам своего человека Девлет Хозю з грамотою. А в грамоте своей [202] к нам писал еси, что из Исмаилева Княжова слова не выступите. Хто Исмаилю Князю друг, тот и вам друг, а кто нам недруг, тот и вам недруг. И нам бы вам ныне на ваших недругов пособь учинити. А вы на нашего недруга на Крымсково хотите нам пособ делати. А Дербышвы Царевы дружбы нам и вам не осталося и нам бы Астарахань у Дербыша Царя взяти а на том бы месте город поставити. И мы как прежде сего свое слово молвили, на недругов ваших вам пособляти, так в ныне на ваших недругов вам помочь учинити хотим, сколько нам Бог поможет. А от Дербыша Царя за его не правду себе и вам оборон учинити хотим. А приказал есми к тебе о том деле подлинно с своим Казаком з Девлет Хозею Усейновым как тому делу быти. И ты Девлет Хозю о всем выпрося уведай. Да сказывали нам, что матери вашей [203] животину покинули были ваши люди Сысмаилевою животиною, недошед Казани, а не приказали ее ни кому. И мы того сыскали. И что есмя могли сыскати, то есмя послали ко Князю и к Арслан мирзе. А твоему послу Девлет Хозе тех денег велели есмя дати на Москве сорок рублев. А ныне тех же матери твоей денег послали есмя к тебе сто рублев. И тыб те денги матери своей отдал. И нашу бы есте дружбу к себе паметовали. Да послал есми ко Князю Запись шертную какове вашей правде к нам пригоже быти. И выб со Князев содиначася на той записи нам правду учинили, со всею своею братьею и з детми. И учините на той записи правду, ино то ваша дружба к нам явна будет. Потому и все свои деда учнем делати за один. Писана на Москве лета 7064 февраля.

2. К Магмед мирзе 426: [204]

Божиею милостию от Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Руссии слово Магмет мирзе. Прислал еси к нам своего человека Бахмет Алея з грамотою, а в грамоте своей к нам писал еси, что с отцом твоим Исмаилем Князем в дружбе крепкой учинилися есмя. И нам бы тебя жаловати в дружбе держати и Астараханским бы делом промыслити, а Крымсковоб нам воевати велети. И мы как преже сего с отцом твоим в дружбе учинилися, так и ныне на той дружбе стоим, и тебя жаловати в дружбе с собою держати хотим. А о Астараханском деле и о Крымском деле приказывали есмя к отцу твоему с своим послом с Ондреем Тишковым, как Астраханскому и Крымскому делу делатися. И ты о том вспрося отца своего и нашего посла Ондрея уведай. Да послал есми к отцу твоему шертную запись с послом своим с Ондреем какове дружбе меж нами [205] пригоже быти. И тыб с отцом своим Исмаилем Князем, и со всею братьею и з детми на той записи нам правду учинили и печати свои х той записи приложили и ту запись дали послу нашему Ондрею. Да по той бы есте записи нам и правили. А что писал к нам отец твой Исмаил Князь, что люди ево недошед Казани покинули животы ево. И мы те животы посылали сыскивати. И сколко могли столко сыскали есмя. И послали есмя тех животов к отцу твоему триста рублев с своим послом с Ондреем, а к тебе есмя послали тех животов сто рублев с своим же послом с Ондреем. И тыб те денги сто рублев у нашего посла у Ондрея себе взял. И нашубы есте дружбу к себе паметовали. И на всех наших недругов были с нами за один потомуже как и мы над вашими недруги промышляем. Писана на Москве лета 7064 Февраля месеца. [206]

3. К Юваш мирзе 427:

Божиею милостию от Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии слово Юваш мирзе. Прислал еси к нам своего человека Алтычюка Имилдеша з грамотою. А в грамоте своей к нам писал еси, чтоб нам тебя в дружбе с собою учинити. А которые нам недруги ниесть во всех странах, те и нам недрузи. А нам бы как пригоже так ваши дела делати, и мы как учинили дружбу свою со Князем и с твоим отцом и з дядями твоими, так и ныне на своем слове стоим, и над вашими недруги по своему слову недружбу доводим сколко нам мочно. А выбы потомуже нашим недругом недружбу доводили, как вам мочно. А о которых о наших недругех приказывал к нам Князь с своим послом, и мы о тех о всех делех приказали к Князю с своим послом с Ондреем, как тем [207] делом быти. И ты о том о всем Князя в с про ее и нашего посла Ондрея уведай. Да потому бы есте те дела и делали, как есмя ко Князю приказывали, с своим послом с Ондреем. Писана на Москве, лета 7064 Февраля Месяца. [208]

1555 Года Декабря в 5 день 428 из Казани в Москву приехали Исмаилевы послы Байтерек с товарищами три человека, а всех послов и гостей, которые в Казань пришли, было 1500 человек, лошадей с ними 20000 и овец 20300 и гостям всем велели торговать в Казани.

Декабря в 8 день Байтерек с товарищами у Государя были на приезде, у его Величества обедали и от Исмаила Князя грамоту подали такову 429:

Всево християнства Государю сыну моему Белому Царю беспрестани счастливого от Исмаиля Князя многом много поклон. Мы поздорову есмя, а и ты бы на многие лета бесчислены времена здоров был дай Боже. После слово то. Толко меня отцом и братом называешь; как лед пойдет, Астарахань возми, того для что Дервишевы Царевы к тобе и к нам дружбы не осталося. С Крымом в [209] дружбе и в братстве учинился 430, и посла, послал Чегирем зовут, паробка своего. А и с мирзами, которые казакуют, ротою и шертью уверився другом учинився живут. А будет с тем боярином приказ твой таков которово ныне еси прислал, что ему с теми мирзами, которые ныне живут, здружитися, а с намиб в недружбе быти, и с Крымом в дружбе велишь быти; и ты роту нашу и слово наше, на чом есмя молвили, нам поступися откажи. Възмолвишь же, что ты тово не молвил, и ты на весне рать свою пришли, и Астарахань возми. А взмолвишь жо, что Астарахани без Царя и без Татар быти нелзе, и ты Каибуллу Царевича Царем учинив одново отпусти. А похочешь Татар; ино Татар мы добудем. Татарове от нас буди. О сем слове на сей зиме нартах с одним татарином к боярину тутошнему весть прикажи. Толко меня [210] отцом назовешь, и как Астарахань возмешь; и ты в Астарахани одново своево холопа устав, а на Переволоке город постав, да одновоже своево холопа устав. А на Иргызе город жо постав, да и там город жо постав 431. Да и там одново холопа своего устав. Верь тому, что Царь с теми мирзами, которые от нас отехали, и с Крымом содиначился. А учинишь над Астараханью по нашему хотенью, и нам Крыма воевати, верь тому; в том нашем слове лжи нет. Здоровья твоего отведати Имилдеша своево Тиниш Баатыря послал есми. Ещо Белому Царю слово то. Тех бы наших людей, которые ныне пошли, отпустили санным путем до Казани, а и с Казани пойдут на конех. Сыну моему Белому Царю поклон Бавбек Суфин сын Кулмагметем зовут попал в руки Князю Юрью. Чтоб ево взяв дал тинишу Князю и [211] отпустил с ним. И толко похочешь Астарахань взять, и ты многую свою рать по леду на санех х Казани отпусти. А там бы в суды сели. И толко так не учинишь; и они на лето пристанут х Крыму. И после тово и тово лихо будет. Так бы еси ведал. [212]

Декабря в 22 день 432 приговорил Царь ИВАН Васильевич Исмаилева человека Баитерека с товарищами в Нагайскую землю отпустить, и с ними вместе послать к Исмаилю Князю с грамотою станицу служилых Татар Тафкея Тимеева с товарищами.

1556 года Генваря в 12 день Исмаилев человек с товарищами у Государя были на отпуске, и Генваря в 24 день с служилыми Татарами с Тафкеем Тимеевым с товарищами с Москвы поехали. А грамота к Исмаилю Князю послана такова 433:

Божиею милостию от Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии другу моему Исмаилю Князю слово то. Прислал еси к нам свою шертную грамоту с нашими казаки з Девлет Хозею Усейновым с таварищи, на которой еси грамоте шерть нам учинил с своими племянники, что другу нашему другом быти, а не другу нашему не другом быти. И [213] твоя нам правда совершена учинилася. И вперед бы еси ис тово своего слова не выступал. А мы потому же на всяково недруга хотим за один быти, и из своего слова ни как не выступим. А что еси писал к нам з Байтереком о Дербышеве Цареве неправде, что с Крымом в дружбе учинился, а с мирзами казаки шертью уверился, и нам твоею грамотою вся его неправда явна учинилася. А наши дети боярские Петр Тургенев, да Григорий Кавтырев будучи в Астарахани ево не правду видя нам сказывали же, как Казбулата Царевича к себе был взял, и как с Крымом уверился, и как мирз казаков на тебя перевез, и тебе недружбу делал. И мы за те ево за все неправды по твоей мысли одноконечио сею весною с крою вместо хотим сделати, пошлем на то дело доброво своего человека со многою ратью, и велим то дело делати, сколко нам Бог [214] поможет. Да и того велим беречи на крепко, чтоб мирз казаков на вашу сторону не перепускали, а промышлялиб над ними на перевозех как возможно. И нечто Бог даст наше дело над нашим недругом и над твоим зделаетца, и пришлет к тебе с тою вестью наш боярин, и ты бы тогды часа того послал в Астарахань для вестей своих людей человек десеть или пятнатцать, и велел им жити у нашего боярина в Астарахани. А мы своему боярину прикажем накрепко, каковы у него вести ни будут в Астарахань, и мы ему тех твоих людей велим к тебе посылати со всякими вестьми, что бы ты о всяких делех безвестен не был. А у тебя каковы вести ни будут; и ты бы тогды в Астарахань нашего боярина без вести не держал. Да говорил нам от тебя Байтерек, чтобы нам к тебе послати сею зимою стрелцов двесте человек, и мы были хотели [215] к тебе послати з Байтереком стрелцов, и послы твои Янболдуй с таарищи нам били челом, что бы нам Байтерековым речам не верити, а послати бы нам к тебе стрелцов своих на весне с ними вместе судном и грамоту нам твою подали. И в той грамоте твоей тоже писано, что бы нам стрелцов прислати к тебе судном. И мы по той твоей грамоте Бог даст на весне стрелцов пошлем к тебе с своею ратью вместе, которую пошлем к Астарахани; и как придет наша рать к Астарахани, и тыб тогды тех наших стрелцов взял к себе и держал их у себя л и корм им велел давании, чтоб им нужи не было. А как будут тебе не надобны, и тыб их к нам отпустил. Да писал есь к нам, чтоб на Переволоке город поставити, да на Иргызе город же поставити. И мы в тех местах учиня крепости велим людем многим стояти, и [216] беречи беглых мирз накрепко, и тебя о всем без вести не держати. А о Крымском деле пошлем к тебе и к твоим племянником своих болших послов с твоим послом Елболдою 434 вместе. И о том о всем деле прикажем к тебе подлинно с своими болшими послы. А иные свои речи приказал есми к тебе с твоим человеком Байтереком. И ты о тех наших речах Байтерека гораздо выпроси. А в сей грамоте есми тех речей не писал тово для любо недругу нашему в руки достанетца. Молвя с прямым своим словом сю свою грамоту к тебе послал есми. А что еси писал к нам о своей животине, которую пометали за Камою твои люди, и мы что возмогли, то есмя сыскали, и дали тех денег четыреста рублев в руки твоему послу Байтереку, и велели тех, денег триста Рублев отдати тебе тайно, а сто [217] рублев велели есмя отдати тебе перед всеми людьми. А ныне те денги пошлем к вам с своими послы, и велим вам отдати перед всеми же людьми, чтоб меж вас в том ссоры не было. Да ещо слово наше то: гонца Тафкея Тимеева с таварищи не издержав к нам прислал часа того, а с ним бы еси вместе прислал к нам Байтерека же, и о всем бы еси о своем деле отписал к нам подлинно з Байтереком и с нашим гонцом Тафкеем. А которые люди Казанские беглые к вам приедут, или с какими речьми хто к вам приедет, и выб их одноконечно велели побити, а живых не отпускали, то ваша правда и дружба. Писана на Москве, лета 7064 Генваря. [218]

1556 Года, генваря во 2 день 435 из Свияжского города в Москву приехали Нагайские гонцы от Нагайских послов, от Исмаилева Княжого сына от Тин Ахмат. мирзина посла от Уразлыя гонец его Айман, и от Касаева сына Ян мирзина посла от Магмет Суфы гонец его Амангилдей с известием, что всех послов и гостей и их людей, которые за ними идут, 500 человек, а лошадей с ними 3000.

Генваря в 23 день Нагайские послы в Москву пришли, и Государь велел их поставить на Нагайском дворе, и корм им давать по указу.

Маия в 28 день Царь ИВАН Васильевичь по Крымским вестям пошел в Серпухов против неприятеля своего Крымского Царя.

Июня в 20 день писал к Государю в Серпухов Казначей Хозяин Тютин, что Июня в 16 день из Нагайской земли в Москву приехали от Ак мирзы Шихмамаева сына посол его Тлев Бердей с товарищами 21 человек, и [219] лошадей с ними 98, а поставить их велел на Нагайском дворе; корм им давать по указу и торг им дать велел.

Июля в 5 день Царь ИВАН Васильевичь из Серпухова в Москву возвратился.

Июля в 7 день к Государю из Нагайской земли приехали служилые Татара Тафкей Тимеев с товарищами, которые к Исмаилю Князю были посланы. С нимиже вместе приехали Исмаилев Княжей человек Бекчюра с товарищами 3 человека. Государь велел их поставить на Астраханском дворе и корм им давать по указу.

Июля в 8 день Нагайские послы Бекчюра и Тлев Бердей с товарищами у Государя были на приезде, у Его Величества обедали, и от Государей своих подали грамоты таковы:

1. От Исмаиля Князя 436:

От Исмаиля Князя сыну моему белому Царю поклон, мы поздорову, и тыб здоров был. После слово то. Как меж отечества и сыновства [220] достойно быти, так бы нам учинити. А не отчайся нас за тень, что мы в даль откочевали. А пришли есмя на то место летовати. Буду сам здоров, и мы буде м меж Волги и Яика, аж Бог даст; а на чем есмя наперед того слово молвили, и нам бы того слова не отстати. А правде нашей знамя то, чтоб на Переволоке и в Астарахани городы поставити, и велел крепко беречи. Отечеству знамя то, что на наши подворья и на самиж нас рати находили многие, и много животов у нас взяли. И толко меня отцом назовешь, а сам сыном учинишся, чтоб с Казани городовое 437 наше дал нам дватцать сот рублев. То у тебя наше прошенье. Однолично тово нашего прошенья иноко не учини, толко меня отцом назовешь. И тыб за тем меня без вести не держал, что мы откочевали в даль. А которово есии послал своего человека [221] Бекчюру, и ты его в борзе отпусти не издержав на Казань. А язь меж Волги и Яика буду, верь в том нашем слове лжи нет, так бы еси ведал. А в Астарахани одновоб дыму не оставил еси, а Поволжье вели накрепко беречи. А в тех бы дву городех без людей нс было, вели беречи однолично однолично. Мой недруг и тобе недруг, чтоб моего недруга ты воевал. А твоего недруга и язь после трех месяц воевати пособлю. Да чтоб прислал самому мне вздевать шубу горлатную с поволокою. Да есть у меня молла Яхызырем зовут. Толко меня почтишь, и ты посолство его приими. А отец его был у Шийдяка Князя, а имя ему было Бучюк Молла. А в книгах у тебя есть имя его. Да пришли мне много бумаги и краски и потали и шафрану и олова чистово. Язь Бекчюре душу свою дал, и сын мой Магмет мирза душу свою дал. Что мое слово, то Бекчюрино слово [222] одно все. А он человек к твоему и к нашему холопству пригодился. И ты нас для Бекчюру гораздо почти. Идучи на дороге у Бекчюры дватцать конев пропало. И тыб нас для ему то заплатил. Княжое слово, чтоб печать золоту прислал.

2. От Магмет мирзы 438:

От Магмет мирзы Белому Царю поклон. После слово то. Толко меня старешим братом назовешь, а Князя отцом назовешь, у тебя прошенье наше то: Казань дай нам, и мы в Казани человека уставим, или как з братьею своею разгневаемся, и мы в те дни сами в Казани будем. Так бы еси ведал. На сем свете опричь тебя нашедшего брата у нас нет. Каково дело над нами останется, и мы в те дни найдем тебя. Потому в Казани юрт прочити хотим, чтоб пришед въехати в Казань. А Казань бы была, то как бы добро. Потому есмя послали [223] просити. Тогоб еси прошенья нашего иноко не учинил. Меж братей старешего и молодшего знамя братству то. А нас за тем не отчайся, что мы откочевали в даль. Толко батко и язь будем здоровы, летовав зде будем меж Волги и Яика на борзе, ож Бог даст. А почаяв нас в дали, что есмя откочевали в даль, безъвестен пропас не буди. А тово что ныне к тебе поехал Бекчюру баатыря в борзе на Казань отпусти. Толко ты наших недругов повоюешь, и нам твоих недругов после трех месец воевати. Третей год, как на нас и на подворья наши находила рать, и животов у нас поимали мною. И как будет меж старешего брата пригоже быти. И мы столко кунь надеемся. Одноличноб иноко не учинил еси. Здоровья отведати Бараком зовут паробка своего послал есми.

3. От Арслан мирзы 439: [224]

От Арслан мирзы Белому Царю поклон. Мы поздорову, а и тыб на многие лета здоров был. Отец нам и дядя отец твой Князь в своей грамоте что написал, и мое слово тоже з дядею своим со Князем умереть и оживет вместе. Толко меня назовешь себе братом; и тыб прислал мне что зиме вздевать шубу бархат з золотом на соболех, да пансырь доброй и с шеломом, да седло добро. А брат мой белой Царь о чем ни молвит сколко могу язь, на том стою. Здоровья твоего отведати Тягрибердея Богатыря послал есми.

4. От Ак мирзы 440:

Само вышших Мамаевых детей и ево внучат тритцати мирзам голова Ак мирза челом ударил и та умолвил, чтоб сам ведал, да мыб ведали. Бог бы ведал, правда в нас есть. Про здешних твоих недругов слух твой есми, а другу твоему [225] пособник есми, чтоб брат мой прото не усумнелся, что вверх Яика откочевал есми осеневати и зимовати по Волге. А которые наши полки были от Калмаков, и тем у нас быти от Волги. Те свои полки емлю язь. Жду вести от сево своево человека, вперед их ежжу, а опосле кочюю. Доиду до Волги на Крым и на Астарахань иду войною. Чтоб брат мой белой Царь сам ведал, да язь бы ведал, обеих нас правду вышней Бог ведал бы. В кою пору улусы наши взволновалися, в то время наши люди пошли в Казань, и пришли дей были близко Камы, да пометав животы свои пошли. Слышел есми, что дей брат собрал и взял. То правде знамя, чтоб то прислал. А служилово Татарина Белялков сын Тлевлием зовут посол заблудився ходил, и язь ево взяв отпустил. Ещо будет твое дело есть, и язь готов чтоб сю грамоту брату моему Царю в руки дал, а иномуб человеку недал, дай Боже милосердый. [226]

Июля в 21 день 441 Государь Нагайских грамот слушав приговорил Исмаилева человека Бекчюру и Ак мирзина человека Тлевъбердея с товарищами, в Нагайскую землю отпустить, и с ними вмести послать к Исмаилю Князю с грамотою станицу служилых Татар Баиберю Тоишева с товарищами.

Июля в 24 день Нагайские послы Бекчюра и Тлевъбердей с товарищами у Государя были на отпуске, у его Величества обедали, и с служилыми Татарами с Москвы поехали Августа в 3 день. А грамоты с ними посланы таковы:

1. К Исмаилю Князю 442:

Ош Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии к Исмаилю Князю слово то. Прислал еси к нам своего человека Бекъчюру з грамотою. А в грамоте своей к нам писал еси, что есмя наперед сего которое слово молвили, и нам бы тово слова неоставити, и Астарахань бы крепко беречи, и тебя бы без вести недержати, и человека бы твоево [227] Бекчюру назад в борзе отпустити. А которые слова Бекъчюра ниучнет говорити, и нам бы тому верити. А ты и сын твой Магмет мирза Бекъчюре душу дали. И мы Бекъчюру о ваших делех въспрашивали, и от Бекъчюры все есмя ваше дело уведали. И которое слово тебе преж сего молвили есмя, потому слову к Астарахани рать свою и послали есмя. И толко Астараханское дело зделастца, и мы своим людем в Астарахани зимовати велели, и вперед ее держати крепко хотим. А ныне дело свое Астараханское тебя для велели есмя накрепко делати, как пригоже. И нечшо Астараханское дело зделаетца, и надобе будет тебе самому жити в Астарахани, и жены твои и дети велели держати в Астарахани не сомногими людьми, как вас возможно прокормити, и беречи есмя вас велели от ваших недругов. А что нам говорили от тебя и от сына твоего от Магмет мирзы твой [228] человек Бекъчюра и наш казак Тафкей Тимеев о Казанской пристани, и толко не зделаетца ныне Астараханское дело, и вам от меня и в Казани приезд и отъезд поволной не со многими людми человек с пятью десять или с шестью десять, как бы мочно тех ваших людей в Казани прокормити. А жалованье наше и береженье в Казани тебе и твоим детем от нас будет таково как нашим детям, и дружбы твоей не забудем доколе Бог даст. А что ныне писал к нам сын твой Магмет мирза 443, и ты Исмаил Князь в своих грамотах, многие слова невежливые, которые нашему государству бесчестны и к дружбе непристоят, и мы на тебя в том подивили, и погневалися, заиже тебе наше Государство и прежние дела ведомы, как прежние Князи [229] Нагайские и мирзы к отцу нашему и к вам писали. И тыб вперед безделных слов неписал, чтобы тем меж нас дружба нерушилася, а писалиб есте к нам в грамотах с почестливыми речми, как пригоже нашему Государству дружбе на крепость и вперед на прочную любовь. А мы ныне гнев свой отложили тово для, что на тобя от твоих недругов многие кручины зашли, и хотим ныне за прежнюю твою дружбу тебе помогати, сколко нам Бог поможет, и никак тебя оставити не хотим и до своего живота. Как есмя свое слово молвили, потому ево и совершити хотим. А что еси писал к нам о шубе о зимовной и о бумаге и о олове и о потали и о красках, и мы тебе послали, что ся у нас лучило. Да ещо слово наше то: бил нам челом Шигалей Царь, что брат ево Тахтамыш Царевичь и с Крыму прибежал к тебе, и нам бы его для Тахтамыша Царевича взяти [230] к себе, и мы х Тахтамышу Царевичю послали свою грамоту с своими Казаки з Баиберею Тоишевым с таварищи. И ты бы Тахтамыша Царевича отпустил к нам с нашими казаки. И поехал бы к нам на Казань. А Тахтамыш Царевич надобен нам нашего для дела и твоего для дела. Иноко бы еси того неучинил одноконечно бы еси его в борзе прислал к нам. Писана на Москве лета 7064 Июля месяца.

2. К Магмет мирзе 444:

От Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии Магмет мирзе слово то. Прислал еси к нам грамоту с своим человеком з Бараком. А в грамоте своей к нам писал еси многие слова невежливые, которые к дружбе не пристоят, и дружбу рушат, и мы были зато на тобя разгневалися. Да видя ваши незгоды, гнев свои есмя отложили. И ты бы вперед непригожих слов неписал, [231] тем бы еси дружбы и нашего добра к себе непотерял. Ведомо тебе и самому, которых Юртов Цари и те у нас братство выпрашивают. И тебе было нам бити челом и просити нашего добра не тем обычаем. Мы памятуя отца твоего дружбу, преже сего Астарахань взяв и Дербыша Царя вас для на ней учинили. И Дербыш Царь нам изменил. И мы ныне для отцаже твоего и вас для к Астарахани рать свою послали Ивана Черемисинова с таварищи со многими людми. И нечто Астараханское дело зделаетца, и надобно будет отцу вашему и вам в Астарахани самим жити, или жены и дети держати в Астарахани не со многими людми, как бы ему мочно вас прокормити, и беречи есми ему у (У кажется лишное.) вас велел от ваших недругов накрепко. А что нам говорил от вас ваш человек Бекчюра и наш казак Тафкей Тимеев о [232] Казанской пристани, и толко не зделаетца ныне Астараханское дело, и вам от меня в Казани приезд и отъезд поволной не со многимиж людми человек с пятью десять или с шестью десять, как бы мочно тех ваших людей в Казани прокормити. А жалованье наше и береженье в Казани Исмаилю Князю и тебе Магмет мирзе и вашим детем от нас будет таково, как нашим детем, и дружбы вашие не забудем доколе Бог даст, и хотим вам ныне и вперед помогати сколко нам Бог поможет, и никак вас отстати не хотим и до своего живота. Как есмя свое слово молвили вас беречи, так ево и совершити хотим. А что еси к нам писал о платье, и мы к тебе послали, что ся у нас лучило. Да ещо слово наше то, бил нам челом Шигалей Царь, что брат ево Тахтамыш Царевич прибежал ис Крыму к вам и нам бы для ево Тахшамыша [233] Царевича взяти к себе. И мы к отцу твоему к Исмаилю Князю писали, чтоб Тахшамыш Царевича к нам отпустил с нашими Казаки з Баиберею Тоишевым с таварищи. И тыб отцу своему говорил, чтоб ево в борзе к нам отпустил; инокоб есте тово не учинили, одноконечно бы есте ево в борзе Казанскою дорогою к нам прислали. Писана на Москве, лета 7064 Июля месяца.

3. К Арслан мирзе 445:

От Царя и великого Князя ИВАНА Василевича всеа Руссии Арслан мирзе слово то. Писал еси к нам, что еси со Князем в одной мысли, изо кнажово слова не выступает. А что Князь написал в своей грамоте, и твоя мысль тоже. И какову нашему добру быти ко Князю и к вам, и мы то все писали подлинно во Княжой грамоте. И ты смотря Княжую грамоту наше добро уведай. А наше слово [234] инако не будет. Как есмя о добре слово подвили, потому его и совершити хотим. А что еси писал к нам, что тебе надобе, и мы к тебе послали, что ся у нас лучило. Писана на Москве, лета 7064 Июля месяца.

4. К Ак мирзе 446:

От Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Руссии Ак мирзе и всей твоей братья слово то. Прислал еси к нам з грамотою своево человека Тлевъбердея. А в грамоте своей к нам писал еси, про наших недругов наш еси слух, а другу нашему пособник еси. А ныне откочевал еси далеко к верх Яша, а в осень будет на Волге. И нам бы вас не отчаятися. А что в осень ваши люди пошли было х Казани торговати, и пришла им весть, что ваши улусы заволновались, и они покиня животы свои у Камы к вам пошли, и нам бы те животы собрав к вам [235] прислати. И мы преже сего как послышели, что люди ваши животы свои пометали, и мы послали, а велели те животы собрати. И что есми тех животов собрали, и мы тех животов послали к Исмаилю Князю с его человеком з Байтереком сто рублев. А к Арслан мирзе послали есмя тех животов с его человеком с Кулчаном шестьдесять рублев. А к брату твоему к Би мирзе и к вам послали есмя с вашим человеком з Девлет Хозею сорок рублев. А после того послали было есмя до стальных животов к Исмаилю Князю и к сыну его к Магмет мирзе с своим послом с Ондреем, Тишковым. А велели было есмя Исмаилю Князю те денги вам роздати. И ваших послов розгоняли беглые мирзы Казаки, а нашего посла Ондрея Тишкова со всеми животы взяли. То вам и самим ведомо. И у нас тех ваших животов не осталось ничево. Писана [236] на Москве лета 7064 Июля месяца.

5. К Тахтамышу Царевичю 447:

Божиею милостию от Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Руссии слово то Тахтамыш Салтану. Присылал к нам бити челом брат Шигалей Царь, что ты ему в роду брат ближний, и иново ему такова брата близка нет. И нам бы тебя взяти к себе и юртом устроити. И мы ныне послали к тебе своих Казаков Баиберю Тоишева с таварищи с сею своею грамотою. А брат наш Шигалей Царь послал к тебе своих Казаков Юрлагамыша Шаврукова с таварищи с своею грамотою. И тыб Тахтамыш Салтан поехал к нам по сей нашей грамоте. А мы тебя в своей земле юртом добрым устроим, и в великой любви себе учиним, и почесть тебе у себя учиним свыше иных Царевичев. А которое слово о любви молвили есмя и [237] то слово иноко не будет. Одноконечноб еси к нам ехал безо всякого сумнения. А ся тебе наша грамота и опасная. Молвя крепково для слова печать свою на утверженье к сей грамоте приложил есми. Лета 7064 Июля месяца 25. [238]

1556 Года Ноября в 15 день 448 из Темникова в Москву приехали Нагайские Татаре Исмаилев человек Елум Ярымов, Али мирзин человек Ямгурчей Кушумов, Ак Магмед мирзин человек Исмаилева сына Акъказыя Иваш Азеев и Тахтар мирзин человек Тата Кудай Гулов с известием, что послы идут от Исмаиля Князя Темир Садыков, от Юнуса мирзы Юсуфова сына Аллагул Сююндюков, от Арслан мирзы Текмен, от Али мирзы Ахкула, от Белек Булат мирзы Кашабдал и от Белек Булат мирзы Тулерсак, и от иных мирз послы, всех послов и гонцов и гостей и их людей 670 человек, а лошадей с ними 7000. И Государь велел Нагайских гонцов поставить на Нагайском дворе, и корм им велел давать по указу,

Декабря в 4 день Нагайские послы в Москву пришли, и Государь их велел поставить на Астараханском дворе, корм им давать по указу и торг им велел дать. [239]

Декабря в 9 день Нагайские послы Темир с товарищами у Государя были на приезде, у его Величества обедали и грамоты от Государей своих подали таковы:

1. От Исмаиля Князя 449:

Всево Христьянства Государю Белому Царю всегда в щастие пребывающего от Исмаиля Князя многом много поклон. Мы поздорову есмя, я и тыб на многие лета здоров был. После слово то: которая дружба во отечестве и в сыновстве, и язь тово и до своего живота сам не забуду; а умру язь сам, ино племянники и дети мои не забудут. И ныне как будет возможно Крыма воевати, и язь то учиню. И как будет тебе сколко мочно ево воевати, то ты учинишь, ведаешь ты. А Крыма воевати пригоже так толко Утегирея Царевича нам дашь. А станешь Крыма воевати, и Крымские карачеи и Князи к нам передадутца чаем. И то наше слово не ложно, так [240] бы еси ведал. И толко Утегирея Царевича дашь нам., и тот минят на нас, полож, что Крым повоюем, и возмем. Здоровья отведати Карачия своего сына Темиря Князя к тебе дослал есми. Улусы наши взволновались, а домы наши воеваны, потому что братья и дети наши нас не слушают. А ныне племянники и дети все содиначився, узд своих поводы мне дали. А которые купы о сесь год к нам послал еси, и то до нас не дошло. И ныне толко столкож купь пришлешь, и те купы чаю до нас дойдут, по тому что племянники и дети все есмя содиначилися, а из моево слова не выступят, верь тому. А что у меня пансырь взяли в войне, то и ты сам ведаешь. И ты ко мне пришли пансырь тот что на Едигере Царе взяли. А тот был пансырь мой. Да пришли мне три птицы кречета, да сокола, да ястреба, да олова много, да шафрану много, да красок много, да [241] потали много, да бумаги много, да пять сот тысяч гвоздей. Да пришли к нам боярина, которой в думе у тебя живет, того деля, в кою пору с племянники и из легший содиначилися есмя, и нам бы поговорили гораздо. А что нам из Казани шло годовое сто батман меду, да деветь шуб; и глыб то нам велел давати тому боярину, которой в Казани живет. А которые мирзы от отца нашего от великого Князя порадилися, и те мирзы около меня в близе моево двора ставятца. И те, которых ещо отец мой был собрал, правые и левые стороны около же меня в близу моево двора ставятца. А моих к ним даров с них не ставитца; и ты потому и кунь пришли. А тому бы еси не верил, что мне с Крымским здружитца. И хто меж нас то слово молвит, не верь тому. А что тобе нас чтить, и тому знамя то. Которые тайную мысль мою ведают [242] четырех моих Князей да одново Дувана моево посолство прими. Которые Князи наперед меня были, при тех то было. Да что которой в Казани живет Еналей Князь, что язь был послал о сесь год на продажу бархат золотной, и он то у себя оставил.

2. От Юнус кирзы 450:

Великого и честнейшего превеличайшего во Князех сщастием людей превосходя и честию, грозна и добродельного к людем великородного от Юнус мирзы всея Руси Государю и Белому Князю из далние земли ближнею мыслью многом много поклон. После слово то. Нам Бог дал отца нашего юрт, и мы на своем юрте здоровы живем, а глыб на отца своего государстве много лет был. А наперед сего есмя от отцев и от дед в своих юртех будучи о братстве что меж нас наперед того [243] которые наши добрые люди зналися и в послех посыливали, и о здоровьях меж себя отведывати и ныне в кою пору на своих юртех живем, и нам бы к братству мысль приложити, а добрыми своими людми о братстве речь говорити. На сем свете нам Бог даст счасток, и доброе дело будет. После слово то: что есмя зимусь с Левонтьем з боярином в Астарахани за то завоевалися есмя, что мы ходя отца своего юрта искали. У нас к собе послы выпросил, а и своего посла к нам прислал и братом назвался. До того слова своего запрелся, да учал на нас войну затевати. И после того завоевалися, и брань ссталася. О том бы еси на мысли сумнения не держал. Похочешь братства, и ты прямо поверь, мы в таком же братстве, которое братство отец наш нашол. А премому братству твоему знамя то: какова боярина доброво пришлешь к Исмаилю Князю, такова [244] добра боярина и к нам пришли. То братству знамя, так бы. еси ведал. А для знамени братственного Казака своего доброго человека Аллакул Абыза с тяжелым поклоном с легким поминком послал есми. А что учнет тебе говорити Аллакул Абыз, и тыб ему верил, то наши речи, молвя с печатью и с любовью грамоту послал есми.

3. От Арслан мирзы 451:

От благочестного силы находца Арслан мирзино слово. Из далние земли ближнею мыслью Брату великому Князю Белому Царю многом много поклон. Мы поздорову, а тыб там на многие лета здоров был. Ты нашим недругом недруг; а которые люди тебе недрузи, те и нам недрузи. А меж нас которые люди станут сорити, и ты тому не верь. А и мы которые промеж нас речи нс добрые пройдут, не поверим тому, [245] люди чево не говорят. Тобя и нас и вселенную всю сотворил Бог, тому верим. Слову прямому и братству знамя то, боярина доброво пришли. Друзи нам и недрузи есть. И язь тово для чтобы гораздо поговорити, карачея своего Токменя о здоровье въспросити послал есми. Чтобы Князь велики пожаловал что в селе в Азееве у Бахтеяра жонка стара, Девлет Салтаною зовут, пожалуешь мне волен еси. Да в Цареве городке у Янгувата Абыза Устабегишева дочь Каракызом зовут жонка, и тое бы мне пожаловал. Что бы брат Белой Царь пожаловал Аталыка моего Кыркънемин человек мой есть у Никея Князя.

4. От Али мирзы 452:

Великого и честнейшего во Князех превеличайшего людей многих счастьем превосходя и честью и грозна и добродетелного к людем, [246] Государского прироженья родства великого от Али мирзы Всево Христьянства Государю Белому Царю из далние земли ближнею мыслью многом много поклон. После слово то. Бог нам дал отца нашего Юрта. И мы на своем юрте здоровы есмя, и тыб многие лета и многие времена на отца своего юрте здоров был. От начала от отцов наших времени в кою пору на своих юртех были есмя, и в то время для братства которые наши добрые Карачи знакомы были, и детми их меж себя ссылалися есмя, здоровья отведывати. И ныне в кою пору на своих есмя юртех, и нам бы к братству мысль приложити, и добрыми своими людми о братстве речи говорити. Чаел бы, что Бог дал бы нам на сем свете доброе дело и счастье. И после тово слово наше, зимусь что есмя завоевались в Астарахани с Левонтьем боярином за то, что мы ходячи отца своево Юрта искали. И [247] он у нас к собе выпросил послов ваших, а сам к нам своего посла прислал, да назвался с нами быти в братстве, да то свое слово преступил, и запрелся, да учал с нами ратитися. И после тово как почался ратить, и мы заратились и розбранились. И тыб в том сумненья недержал. И похошь братства, и тыб в правду поверил. Каково братство нашел отец наш, мы в таком же братство. А с нами тебе прямое братство то: ты из Астарахани боярина своего возми к себе, челом бьем. Да бьем челом о полону, что взяты в Астарахани и в Нагаех. Да о сесь год Ляпун свел дву Казаков наших, бьем челом, чтобы еси отдал. Будет Крым ратен; ино мы ево станем воевати. А будет тебе Дервиш Царь нелюб, ино Божьею милостью мы ево убьем. Братству нашему знамя то, какова доброво боярина к Исмаилю Князю пришлешь и к нам [248] таковаж доброво боярина пришли. То нашему братству знамя ведал бы еси. Для братственного нашего знамени послал есми к твоим дверем Карачия своего сына Аккулу Князя свою правду приказал есми. И ты свою правду с Аккулуем прикажи однолично пришли Боярина. Да бьем челом, что в Казани взята жонка Ак Солтаною зовут, и с ее людми з двема с трема человеки отдал бы еси, а она у Царя. Молвя с печатью грамоту написал.

5. От Белек Булат мирзы 453:

Белек Булат мирзино слово. Дай Боже державы твоей и Государства умножилось. Белому Царю Великому Князю от многа много с молитвою поклон молвя. Слово наше то. З дядею своим Сысмаилев Князем добро поговорив з болшою своею братьею и с меншою все есмя Исмаилю Князю повинны учинилися. Дядю своего Исмаиля Князя как Идигея Князя Князем [249] учинили. А Юнус мирза в головах, да язь с ним учинились есмя как Нурадын мирза. Дяде нашему Князю достался Яик, Юнус мирзе в головах да мне с ним досталося Волжское Устье. И захошь шолко говорити добро так, как коли дядя наш Исмаил Князь по Волге кочевал. И мы с тобою так же поговорим добро, как дядя наш Князь говорил. Началное слово наше то буди, Волжское устье нам дай, Ивана Черемисинова да Михайла к себе в руки возми. Вверх Волги ты живешь, а на Усть бы Волги мы жили. И соидешь толко на те наши речи, и сколко ни есть по Волге за братью свою за меншую и задети Юнус мирза изымалися. А язь за своего отца детей и братью и за племянники и за дети в том тобе за них имуся, что нестанут тебе они лиха чинити, да и с Крымом тебе лиха не учинили. В том тебе станут помогати. А коли ни буди не [250] такой есми человек, коеб Белому Царю великому Князю правда моя не дохаживала. Бог един и слово мое одно, на том слове стою. А нынеча толко на се наше слово сойдет брат мой Белой Царь Князь велики. Избы наши воеваны, а сами есмя Казаки были. Толко его жалованье ко мне будет, что дяде моему Князю дает, то бы дал болшому моему брату Юнусу мирзе. А которое еси жалованье свое давал Касай мирзе, то бы еси мне дал. И толко меня ни во што поставишь, не молвил бы он так, что он собравшийся з братьею и з детми, что ему неити на Русь. Да прислал бы еси ко мне доброй пансырь крепкой, да шубу под бархатом под золотным пришли, да шубу соболью, да шубу кунью, да шубу лисью черну, да однорядку с серебряными пугвицами брата своего Белово Царя спросишь з братным с Юнус мирзиным послом дав конь поминка послал паробка своего Асана. [251] Как он назад поедет, и ты бы к нему прикошевав доброво боярина отпустил. Пока места жив буду, нечаял бы тово, что мне с Юнусом мирзою расстатися. Молвя с печатью грамота послана лета 7064 высход месяца Ноября.

6. От Айсы мирзы 454:

Порога высочайшего счастливому силы находцу Белому Царю от благочестного Иса мирзы многом много поклон молвя слово то. З дядею и с отцом своим Сысмаилем Князем гораздо помирились есмя, а все есмя поводы узд своих дали Князю да Юнус мирзе. А с волным человеком з Белым Царем из стари в братстве будучи меж себя о здоровье отведывати ссылались есмя. И ныне бы мне доброво своего человека посолством послати. А тобе боярина доброво прислати, иноб велми добро было. Мы на отца своего юрте [252] здорово живем, а и тыб на многие лета и на многие времена здоров был. Здоровья твоего отведати доброво своего паробка Хозея Магметя богатыря послал есми, гораздоб почтил, а мнебь поминка пансырь доброй, да тегиляй бархатен золотной, да шелом, да шубу кунью прислал бы еси, бью челом, братству нашему знамя то. Молвя грамоту написал. Сентября месяца, лета 963 455. [253]

Комментарии

397. Стат. кн. о Нагайск. д. н. 4. л. 245-247.

398. Тут же л. 247-249. Прочие сими послами привезенные грамоты в Архиве не имеется.

399. Сии слова, кажется, суть лишные.

400. Стат. кн. о Нагайск. д. н. 4. л. 250.

401. Тут же л. 250, 251.

402. Тут же л. 252.

403. Тут же л. 252-254.

404. Стат. кн. о Нагайских делах н. 4. л. 255-257.

405. Тут же л. 257-260.

406. Чаятельно думный дьяк Иван Михайлове сын Висковатой, к которому кн. Исмаил пишет, о чем он сверх вышеписанного Государю доносить имеет.

407. Тут же л. 260-262.

408. Стат. кн. о Нагайских делах. н. 4. л. 262.

409. Тут же л. 263, 264.

410. Тут же л. 264-266.

411. Тут же л. 272-273.

412. Тут же л. 293, 294.

413. Тут же л. 294-298.

414. Повыше Кунбаш назывался.

415. Тут же л. 298, 299.

416. Статейная книга о Нагайск. делах н. 4. л. 299-302.

417. Тут же л. 303-304.

418. Тут же л. 305, 306.

419. Тут же л. 306, 307.

420. Дополнить надобно, Царь Дервиш.

421. Тут же л. 307, 308.

422. Тут же л. 308, 309.

423. Стат. книга о Нагайских делах н. 4. л. 309-311.

424. Тут же л. 319, 320.

425. Тут же л. 346-348.

426. Тут же л. 348, 349.

427. Тут же л. 349, 350.

428. Статейная книга о Нагайских делах н. 4. л. 350, 351.

429. Тут же л. 351-353.

430. Т. е. Дервиш Царь.

431. Сии слова, кажется суть лишные.

432. Тут же л. 353, 354.

433. Тут же л. 355, 357.

434. Повыше, Янболдуй.

435. Стат. книга о Нагайск. делах н. 4. л. 358-361.

436. Тут же л. 361, 362.

437. Чаятельно годовое надобно.

438. Тут же л. 362, 363.

439. Тут же л. 363, 364.

440. Тут же л. 364, 365.

441. Тут же л. 365.

442. Тут же л. 366-368.

443. Сие, может быть, разумеется о требовании Магмет мирзы, чтоб Государь ему Казань отдал.

444. Тут же л. 368-370.

445. Тут же л. 370.

446. Тут же л. 371, 372.

447. Тут же л. 372.

448. Статейная книга о Нагайск. д. н. 4. л. 373, 374.

449. Тут же л. 375-377.

450. Тут же л. 377, 378.

451. Тут же л. 378, 379.

452. Тут же л. 379-381.

453. Тут же л. 381, 332.

454. Тут же л. 383.

455. Сим кончится статейная книга о Нагайских делах н. 4.

 

Текст воспроизведен по изданию: Продолжение древней российской вивлиофики, Часть IX. СПб. 1793

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.