Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПОСОЛЬСКАЯ КНИГА

ПО СВЯЗЯМ РОССИИ С НОГАЙСКОЙ ОРДОЙ

(1548-1549)

В 1545 году в Москве были Нагайские послы, а имянно Карачей от Белек Булат мирзы, да Отемеш от Оруслан мырзы, которые с находящимися с ними гостьми Сентября 29 дня с Москвы поехали. А грамоты Государь Царь Иван Васильевичь с ними отправил таковые:

1. К Белек Булат мырзе 123:

Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии слово. К Белек Булат мырзе слово наше то. Прислал еси к нам человека своего Крачи з грамотою. А в грамоте своей к нам писал еси, что отец наш Князь великий ВАСИЛЕЙ держал себе другом твоего отца Кошум мирзу, и нам бы ныне по томуже держати тебя другом, и человека бы твоего Карачи не отставливая от послов 124 к тебе отпустити. А ты на своей дружбе крепко стояти хочешь. [79] И которые ваши братья похотят нам недружбу делати, и ты нам про то хочешь весть держати. Ино то делаешь гораздо, что на своей дружбе крепко стояти хочешь. И мы ныне хотим тебя держати себе другом потомуже, как отец наш Князь великий Василей держал себе другом отца твоего Кошум мирзу. Да и свыше того хотим к тебе дружбу свою держати. И дружбе своей ныне знамя есмя тебе показали, человека твоего Карачи не отставливая от гостей к тебе есмя отпустили. И послали есмя к тебе с твоим человеком Карачием тегиляи з горностаи да однорядку черлену. А которого вашего человека взяли на поле наши люди, и мы того вашего человека, с Карачием к вам отпустили. И нечто которые наши люди на поле попадут в руки вашим людем, и выб наших людей потомуже к нам отпустили и вперед бы еси на своей дружбе крепко стоял. А которые похотят нам [80] недружбу делати, и тыб нас о том без вести недержал. И увидим твою крепкую дружбу, и мы тогды своей дружбы свыше того прибавим так бы еси ведал. Писан лета 7057 года.

2. К Аруслан мырзе 125:

Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии слово Араслан 126 мирзе. Слово наше то. Прислал еси к нам своего человека Отемеша з грамотою. А в грамоте своей к нам писал еси, чтоб нам к тебе дружба своя держати потомуже, как отец наш Князь великий Василей держал дружбу к отцу вашему. Да и свыше того хотим к вам дружбу свою держати. И выб на своей дружбе крепко стояли. А мы ныне дружбы для ваших людей не отставливая от гостей к вам отпустили. А которого вашего человека взяли на поле наши люди, [81] и мы того человека отпустили к вам с своими людьми вместе. И нечто которые наши люди на поле попадут в руки вашим людем, и выб наших людей потомуже к нам отпустили. А что еси нас просил шубы; и мы твоего прошения не оставили, послали к тебе шубу с твоим человеком с Отемешом. Писан лета 7057 года. [82]

В 1548 году Октября в 5 день приехал от Исмаил мирзы посол Урозгилдей, а гостей с ним было пятьдесят человек и двести лошадей. Как Государь в то время был в объезде; то казначей Иван Иванович Третьяков велел Исмаилову послу быть на дворе, и взяв у него привезенные от Государя его грамоты и переведши оные послал ко Государю Царю ИВАНУ Васильевичу в объезд. А грамоты были таковы:

1. От Исмаиле мирзы 127:

Исмаил мирзино слово. Белому Царю поклон. Послали есмя к тебе людей своих. И тыб их неиздержав к нам отпустит. Только тебе быти с нами в дружбе, и ты ныне с нами и учинится в дружбе. А о сей год коли ходили 128 Касай мирза да Чемаш мирза, и толды язь многих людей исполку воротил, и унял недал есми ити. И ты буди со мною в [83] дружбе. А чего язь прошу, то мне дай. Будешь добр, и язь тебе друг. А которые похотят не дружбу делати, и язь учну уимать. А не возмогу унять, и язь к тебе прикажу. А с моими людьми вместе пришли ко мне своих людей. Да сватался есми с Тик Магмедем Царем. И похочешь же со мною быти в дружбе, и ты мне пришли три шубы горнастайные, да три шубы собольи, да три шубы куньи. Да что самому мне вздевати пришли крепкой полной доспех. Да сукна пришли, чем телега покрывати. Да людей наших в борзе к нам отпустити. А гонец мой Урозгилдей Князь.

2. От негоже Исмаил мырзы 129:

От Исмаил мирзы Християнскому Государю поклон, молвя ведомо буди. Коли ходил мой человек с Карачью вместе, толды де и у моего [84] человека Урозгилдея моих восмь конев взял Иван Челищев. А ведомо то Ивану Третьякову да и Савастьяну. И только назовет себе нас братом, и ты те кони вели отдать. Молвя грамоту писал есми.

От Исмаил мырзы поклон. Карамышом зовут мой человек там взят, и Христьянской бы Государь отдать его велел Урозгилдею Афызу. [85]

Вскоре после того, Октября в 8 день приехал от Исмаил мирзы Татарин его служилый Бахтеяр Баймаков, а наехал Государя в Дмитрове, и сказывал ему, что он был у Исмаил мирзы на Каме за 60 верст от Казани, где Исмаил летовал, и отпустя его, Баймакова, послал с ним посла большого Тягрибердея а с ним 30 человек, и идут на Володимер, он же от них поехал на перед с Кадомы.

Октября в 11 день Исмаилевы послы Тягрибердей с товарищами 30 человек к Москве приихали. По прибытии их на другой день казначей Иван Иванович Третьяков взял у послов грамоты и переведши послал их к государю. А грамоты были таковы:

1. От Исмаил мирзы 130:

Исмаил мирзино слово. Белому Князю из далные земли ближнею мыслыю много много поклон. Молвя слово то. С отцом твоим гораздо есмя говаривали, и в дружбе были. И ныне при нашем с тобою времяни [86] гораздо же поговорим. Послал есми ныне твоего здоровья отведати болшего посла доброво слугу своего Тягрибердея Богатыря. Мы твоего посла не издержав отпустили. А и ты нас почти, послов наших вборзе отпусти. А братству нашему и дружбе нашей с тобою знамя то будет. Только с нашими послы вместе пришлешь к нам доброво сына боярсково. А на сем году нам ити на войну. И тыб нам прислал пушку добру и 6 стрелцов такову, каковуб мочно взяти кочевным людем, то и братство будет. И мы и опять к тебе отошлем. Верь по Богу. Молвя грамоту писал, есми.

2. От негоже Исмаил мирзы 131:

Исмаил мырзино слово Белому Князю. Не пригодитца тебе не в дружбу ни на войну послать. Чтоб еси нас почтил братства для Дервиш [87] Царевича 132 отпустил. Не оставил бы еси его нас для от тех наших людей, которых есмя ныне послали людей своих, чтоб еси отпустил его с ними вместе. Да ссватался есми с Тинмагметем Царем дочерью свою за его сына. И кому что понадобитца другу у друга и брату у брату меж себя ссуду просят, и ссужаются. Чтоб еси прислал мне две шубы горностаины, да две шубы собольи, да два постава сукон, один бы син, а другой зелен. Да з Байтереком еси прислал мне пансырь. И ты сам того пансыря смотрив ли еси ко мне послал, или ни смотрив. Одним пансырем ни тебе убогу быть ни мне разбогатеть. Прошу у тебя по братству, чтоб еси ныне прислал мне пансырь крепкой, чтоб был велик и пространен. [88] За тобь еси мне непостоял, чего у тебя прошу. А что тебе понадобитца, и ты к нам прикажи. И мы инако не учиним. Да хочешь де и ити х Казани, а наши люди то ведают, что тебе быть х Казани. И они приговорили на том, что им того беречи. И тебе от нас ныне братство наше то, чтоб еси сего году не ходил, а домуб еси своего не покинул, Богу верь, да и нам поверь. Молвя грамоту написал.

Да у той же грамоты на другой стороне писано:

Которая рать поидет на тебя, и в той рати ни мне ни моим детем не быти. А сыныж мне не смочи. Так то ведай. Которое слово ныне к тебе приказал есми, и ты тому моему слову верь. [89]

Октября в 15 день приехал из Нагайской земли от Ших Мамая Князя Царя и великого Князя Татарин служилый Девлет Хозя Усейнов с товарищами, а в отсутствии Государя сказал боярам, что Ших мамай Князь с ним вместе послал большого своего посла Сары мурзу, а с ним послов 80 человек, гонцов 30 человек и 16000 лошадей. Хозя Усейнов отъехал от послов с Прони, а гонцы поехали на Володимер.

Сверх того Девлет Хозя Усейнов следующие привез ведомости 1) что Ших мамаев сын Касай мирза намерен был итти войною на Российские границы, и отец тщетно старался его от того удержать, но на конец мать его, Ших мамаева жена, его воротила. 2) что Ших мамай получил ведомость, что Крымской Хан посылает пушки и пищали в Астрахань, и они, Нагайцы, послали беречь того на дорогу Юсуфова сына Али мирзу, а с ним тысячь с десять человек войска, и велили ему итти на Крымские улусы, а на Российские границы Нагайцам войною ни как не быть. [90]

Октября в 20 день Царь ИВАН Васильевичь приехал из объезда к Москве, и Октября в 22 день велел Исмаилевым послам Тягрибердею и Урозгилдею быть на дворе. Где послы быв у Государя на отпускной аудиенции, призваны были на казенный двор, куда к ним высланы были казначей Федор Ивановичь Сукин, да дьяк Бакак Митрофанов с объявлением, что Государь ныне своего человека, о чем они просили, с ними не посылает для того, что он ко Князю и к мырзам хочет отпустить Дервиша Царевича.

Октября в 24 день поехали послы с Москвы, а грамота послана с ними такова 133:

Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии слово. Исмаил мырзе слово наше то. Прислал еси к нам посла своего Тягрибердея з грамотами, а в грамотах своих к нам писал еси, что еси с отцом нашим в дружбе был. И нам бы ныне потому же тебя держати себе другом, [91] и послов бы твоих не издержав к тебе отпустити, и Дервишаб Царевича вам отдати. И мы ныне хотим тебя держати себе другом потому же как тебя держал себе другом отец наш Князь великий Василей, да и свыше того хотим к вам дружбы своей прибавити. И дружбу свою ныне к тебе являя, послов есми твоих не издержав к тебе отпустили. А что у нас просите Дервиша Царевича, и мы вашего прошения не оставим, Дервишь Царевича, к вам отпустим. И с Дервишь Царевичем болшего своего посла к вам пошлем. И с своим болшим послом прикажем к вам о всех своих делех и о ваших. А ныне есмя твоего прошения не оставили, послали к тебе шубу горностайну, да пансырь с твоим послом Тягрибердеем. Писан лета 7057 Октебря месяца. [92]

Октября в 23 день к Москве приехал Юсуф мырзин гонец Ак Куллуй с известием, что за ним идут Юсуф мирзы послы и гости всех 400 человик, а лошадей 2000.

В тот же день прибыл в Москву Касай мирзин гонец Исень Килдей, которого Касай мирза послал бить челом Князю Юрью Васильевичу Царя и великого Князя брату, чтоб Государю о Касай мирзе печаловался, чтоб ему Государь гнев отложил в том, что он, Касай мирза, приходил на Украйну Рязанскую.

Октября в 25 день Исень Килдей по Государеву указу у Князя Юрья был, и подал привезенную грамоту с прошением, чтоб о Касай мырзе Царю печаловался.

Октября в 26 день Государь грамоты Касаевые и Юсуфовые выслушав приговорил Исень Килдею от Князя сказать, что Князь Государю о Касай мырзе печаловался, и Государь Царь Касая пожаловал, гнев ему отложил, и как его послы придут, то Государь им велит у себя быть. [93]

А грамоты Ак Кулуем и Исень Килдеем привезенные были таковы 134:

1. От Юсуф мырзы:

Юсуф мырзин поклон брату моему Князю, доброго нашего человека сына Енболдуя послал есми. И толь со мною похошь в добром братстве быти; и тыб того моего человека так же смотри, как прежних моих людей. А братству твоему к нам знамя то, чтоб еси на себя лошадей не велел имати. А только велишь взять, ино братству не бывати. А грамоту есми послал с Резановым названным сыном со Ак Кулуем.

2. От Касай мирзы:

Силы находца Касым 135 мирзино слово. Брату нашему Князю Юрью многом много поклон. Молвя ведомо буди. И слово наше то. З братом [94] своим с старейшим тобе как бы то говорити мочно, а и мы по своему достоинству гораздо поговорим. И какому добру мота о быти и мы на том и будем. А от лиха упаси Бог при брате твоем при великом Князе, и при отце нашем при Ших Мае 136 Князе мы у курети ноги неизламим, и вы у жеребяти ноги не изломите. Послал есми гонца своего Исень Келдня молвя с Нишаном грамоту написал есми. [95]

Ноября в 1 день Ших мамаев посол Сары мирза с товарищами и гостьми к Москве пришли. Послов Государь велел поставить на Нагайском дворе, а гостям велел стати на лугу против Симонова.

Ноября в 5 день Ших мамаев посол с товарищами и гонцами у Государя были на аудиенции, и отправив от Князя и мирз челобитье, привезенные от Государей своих подали грамоты. После чего Сары мирза от Князя речь говорил такову 137:

Государь мой Ших мамай хочет с тобою быти в крепкой дружбе, и прислал меня посла своего к тебе Государю того отведати, хочешь ли ты с ним быти в дружбе. Ино хочешь с ним быти в крепкой дружбе, и государь мой Ших мамай велел тебе бити челом, чтоб еси Дервиш Царевича к нему отпустил, и болшего своего посла к нему прислал. И отпустит Царевича, и болшего посла [96] своего пришлишь, и Государь мой Ших мамай, тебе Государю до смерти друг. А что сын Государя моего Кассий мирза приходил на твои Украйны, и Государь мой Ших мамай на своей правду стоял, тебе Государю о том ведомо учинил своим человеком Янчюрою. И та не правда на Государе моем не осталась. Да Государь же мой велел тебе бити челом, и просит, чтоб еси Азика Багатыря ему отдал, да и о иных своих людех бил челом, а писаны в грамоте. [97]

Сары мирза и товарищей его шесть человек в тот же день у Государя обедали, а грамоты ими привезенные были таковы:

1. От Шихъмамая Князя 138:

Высочайшего порога Государя и повелителя от война от благочестного, Ших мамая Князя Московскому Государю ИВАНОВУ 139 Княжому сыну Белому Князю многом много поклон молвя, мы поздорову. А и тыб на многие лета здоров был после слово то. При наших прежних при Окасе Князе, и при Мусе Князе, и при Шигым Князе, и при Кид Ахмеде Князе, и при твоем деде 140 при Василье Князе наши добрые люди хаживали, и казну с ними посылывали, а и ваши з добрым боярином казну присылывали. От напала ведетца, что мы меж себя брань [98] воздвигли. А ныне есии на отца своего Юрте Князем учинился. Мы вам посмотрилися лихи и послы наши лихиже. А тому ужо пять лет как от тебя к нам человек доброй небывал, а которые послы наши ходят, и их де и не чтите, а гостей де и грабят что де и у них лучшее, и они то у них емлют силно. Да просил есми у тебя родимого племянника своего царевича, и ты и того к нам не отпустил; и про то молочие наши братья и дети захотели воевати, потому что нас де и так не чтит, как де и наших прежних чтили. И язь молвил, что мне з белым Князем слово доброе есть. Да с тем наперед их Янчуру гонцом послал есми. И язь то чаю, что того миняту на мне не осталось. А и ты ко мне о том же приказал. А от меня и наперед того лихо небывало. Сам же еси в пять лет не почтил. И про то братья наши молочшие и дети так учинили. А язь наперед их с [99] вестью послал, и мы уже ту войну оставили. И ныне наше слово то, чтоб еси брата нашего Царевича в борзе к нам отпустил. Да пришлешь только к нам з боярином казну, да и людей наших тех, которые там взяты к нам отпустишь. Да братству нашему знамя то, только з гостей наших сверх своих прямых пошлин иную пошлину имати невелишь, да и тем нас почтишь, мусулманов наших повыпустишь; и язь до века в братстве и в дружбе буду. А только того нашего слова не послуешь 141, а нас не почтишь; и мне опричь войны иново дела нет. При прежних наших времяни добро бывало, а при нашем только времяни сстанетца лихо. И кому то Бог даст, и тому и будет. И мне того поискати попытатись. Да чтоб Азика багатыря вопричнину отпустил еси. Да парок 142 мой, [100] Исенькулом зовут, да Келдибак Бозанов сын, да Кидырьбек, да Хошьболду Обеков сын, люди то мои. Чтоб еси тех людей нам отдал. Да у Княжово посла у Келдиша Сююндюк Кучменев да Яны взяли двенатцать конев. И ты те лошади ялся был отдать, мои то лошади, и тыб те лошади велел отдати. Да нашего деда великого Князя Карачея Китаймелик Пашина Княжово сына пошлово верного Сары мирзу посолством послал есми. И ты как меня учнешь смотрити, так и Сары мирзу смотри, а у меня лучшего человека нет, а он человек таков пособствует тому, как бы меж нас доброму делу быть, всякие речи о всяких делех учнет словом говорити. И ты богу верь, да и послу верь. Молвя тяжелый поклон легкий поминок послал есми. А опричь Сары мирзы иного посла нежди. Молвя с поклоненьем грамоту написал. Да что еси мне прислал пансырь пошлой [101] такой, каковаб стрела неиняла прошу у тебя. Да у тойже грамоты писано пополем, Аксюрюв Магмед Ярь Афызов сын Сыирюбашев брат меньшей, мой слуга, однолично бы его отдал пожаловал. Да мой базаренин ходил с торгом, да в тюрму попал, а зовут его Бобетеем. Да Тогурча Китай Кочеков брат Кирантаем зовут парабок, да богатого Кайтуков сын Девлет Яром зовут, чтоб тех людей пожаловал поотдавал. Да только меня почтишь, и ты Исадыря нашего почти. А братаб еси нашего царевича отпустил к нам наперед послов. А послов бы еси наших отпустил по насту.

Да у тойже грамоты на другой стороне писано:

Коли Касай мирза ходил, тольды взят Хозяем Бердеем зовут, просим его, чтоб за него непостоять отпустил бы его, [102]

2. От негоже Шихъмамая 143:

От блогочестного Шихъмамая Князя Московскому Государю ИВАНОВУ 144 Княжему сыну белому Князю прошу тебя кречата и с соколником, чтоб еси жалованье свое учинил прислал. И только соколника пришлешь, и тот минят на мне буди, что ему корм дадим. Да Ивану Третьякову казначею многом много поклон, чтоб о нас белому Князю печаловался. Только они нас почтят, и мы их почтим. Пошлому верному Девлет Бахты Аталыку дашь, ино до нас дойдет казначей Князь. Одноличноб нашего слова неоставил, молвя грамоту послал есми.

3. От Юсуф мирзы 145:

От благочестного Юсуф мирзы слово многие Русии Государю ИВАНУ Князю. После поклона слово то. Нас [103] мусулманов Бог сотворил, а вас Христьян Бог же сотворил. Слава богу мы зде поздорову на отца своего Юрте на своем Государстве живем; слава Богу и ты на отца своего Юрте а на своем Государстве еси и здоров бы еси был. Еще слово то. Похочешь нас собе братом звати, и мы на братстве стоим. А бытиб нам с тобою в таком братстве, чтоб меж нас на обе стороны и убогие люди ходили. А братству моему знамя то. Нечто мои молотчие братья или дети в вашу сторону похотят ити войною, и язь только взмогу братью свою и детей унять, и язь уиму; а не возмогу унять, и язь к тебе весть пошлю. Моя правда то, так бы еси ведал одноличноб при твоем здоровье и при моем, чтоб нам меж себя ссыльку чинити, мыб своего доброго человека к тебе послали, а тыб к нам своего доброго боярина прислал. Да еще слово то, братству твоему к нам знамя то. [104] Только к нам отпустишь Дервишь Царевича. И на сем свете братству и любви твоей знамя то и будет. А назовешь жо нас себе братом; и братству знамя то, чтоб еси к нам доброво боярина прислал, да и казнуб почал и после того на сем свете опричь тебя иново брата мне не будет. Братья ли мои молотшые или дети наши похотят ити войною, и везде тебе про то весть будет от меня. Слова нашего правда то. Так бы еси ведал. Да ещо слово: Только назовешь меня себе братом, что летось прислал еси мне пансырь. И тот был пансырь немойской. И ныне только в братстве будучи мне что пришлешь, и тыб прислал мне пансырь доброй крепкой, чтоб пригодился мне самому вздевати, да шатер доброй. Да дал есми дочерь свою за муж, и тыб прислал, чем телегу покрывать сукно синее. Да ещо слово то. У брата своего у Князя прошу тех своих [105] людей, которые в Русь взяты, в головах Азик Багатыря, да Такчи Агалай Афиза, да Кибчак Байдервишь Багатыря, да Аксюрюв Сюирюбаш Багатыря. Да взят мой паробок Кошаем зовут, где он ни будет, чтоб еси его меня для велел доискався отдать. Да ходил з Байгетием мой паробок, Байдервишем зовут, остался по тому что ограблен и ранен был. А Баигит про нево и казначеем сказывал. Да Кибчак Сангирь Баайтырев брат меншей, Явкачтыем зовут, мой паробок взят, и тыбь пожаловал велел его доискався отдати. А он мой паробок. Да мой же паробок, Киуишун Акяном зовут, да Аксюрюв Янкорпеем зовут, да ещо слово то. Твоего здоровья отведати болшово посла своего Елбуду доброво слугу своего к твоим дверем послал есми, лета 955 месяца Сентября. Да ещо слово то. Только отпустишь послов наших в Генваре [106] месяце; то и братство будет. Да у Дервишь Царевича есть мой паробок Кармышем зовут, чтоб еси дружбы и братства для за того Карамыша мне не постоял. Да Токунчеев сын Алием зовут паробок мой взят, чтоб еси пожаловал меня им. Да хочет с нами бытй в братстве, и братство таковоли бывает? И будет жо по прежнему обычаю, как были прежние твои, дед и отец твои. И коли они с нами были в братстве, и у них в обычае таково бывало, что лошадей покрадут, за то плачивали. А ныне посылал есми осенесь Бай Игитяи, тольды украли у него тритцать конев. И тех де татей шти человек изымав приведчи в руки дали. И вы де и тому обыску не учинили, хотя того, чтоб те лошади иссидети. И только ныне похошь с нами братства, и тыб все речи наши принял, то братству и знамя будет. Только за те лошади, которые крадут, велишь [107] поплатить; ино то тому братству знамя то и будет, что ты с нами учинишься в братстве.

4. От негоже Юсуф мирзы 146:

Другу и брату нашему ИВАНУ Князю от Юсуф мирзы слово то. За все мы к тебе о дружбе и о братстве послов и гонцов своих с казною посылаем. И те наши люди к нам приходят не со всем по здорову. Третьего году з Баисуфуем послал есми лошади; и тольды и с тех лошадей взяли в твоей земле сорок лошадей наших. А ведает про те лошади Телеш Каракадымов. Да послал есми з Байсуфуем полторы кали краски, и он де и то продал, а взял сто дватцать четыре рубли. Да Баисуфу ево самово его на польшестидесять рублев с полтиною рухляди куплено было. И ту де и полторы кали краски купил у него Савастьян [108] толмачь, а деньги де и отчел за краску Максимом зовут крестьянин. Да после того послов и гонцов провожати послал еси Тимофеем зовут боярина. И он де и ведаючи доброю дорогою не отпустил, да отпустил де и их дорогою встречю рати. И те куны все рать взяла. И то дело твоему посланнику, служилому Татарину Девлет Хозе ведомо, которово ты прислал ко Князю, что там взяли много кун. И только похочешь с нами дружбы и братства, и тыб мою полторы кали краски, да Баисуфуеву рухлядь на том Тимофее доправити велел, которой вел их не гораздо. А из своего стада много лошадей посылаю продавати, и тыб с тех лошадей тамги имати не велел. Мы твоего слова почтили голодних и либивых братью свою и детей уняли, не дали ити. А и тыб наших речей, о чем мы говорим, гораздоб еси послушал. Молвя грамоту послал есми. А [109] се мой паробок сего году на мою службу ходил, да ограблен пришел. И тыб нас для его гораздо почтил.

Да той же грамоты на поле написано: как того нашего посла посмотришь, так и того смотри.

5. От Касай мирзы 147:

Победителя и силы находца на сем свете доброво, а на том свете спасенова Касай мирзино слово Белому ИВАНУ Князю многом много поклон молвя ведомо было. Будет тебе меня чтить, и ты, Ивана почти 148. Да ещо слово то: мы поздорову, а тыб там здоров был, дай Боже. Да ныне слово нашо то: отец наш и дяди наши как бы то хотят о братстве [110] говорити, отец наш и дяди, наши какое пригожство учинят, и мы на том же слове. Сам ты приказал про наших дедов и про прадедов наших про Князей и про дяд наших про мирз, и в обыче каково что велось им, и тыб и отцу нашему Ших мамаю Князю казну порушил, да ему дал. А таким великого Князя детемь, каково мы, что в обыче велось, и ты по томуже обычью и нам учини. А отцу нашему Князю молвил еси, что ему казну порушить было. И мы то послышав да отца своего и дяд своих слова не оставили есмя. Да ещо слово наше то. Сам есми не видал, а слышал есми, что де меня моложе, о твоем братстве брата нашего Белого Князя мы гораздо поговорим. И ныне добрым словом пособник есми у брата своего Князя печалованье наше то. Просим тово, только нас почтишь, и в начале ныне дай нам Дервишь Царевича. Да коли язь ходил, [111] тольды взяли в Терехове городке послужилца моего слугу, а родом он Кирк. И будет он жив, и тыб велел его доискався отдати. А ныне в киркех, Янием зовут Дуван. И ты его знай гораздо. Да ещо печалуюсь в роду в сотнице доброй послу жилец Имилдиш мой доброхотной Девлет Ярь Афыз, прошу его. А которые твои нам попали, и язь лутчево к тебе отпустил Ивана. Да ещо слова нашего правда то. Прошу, чтоб еси отдал Уишуньяная. Да отдай нам Амосном зовут, родом он Кирк. Да Кенегесътойсана нам отдай, да мирзина слугу Келбака нам отдай, да слугу, что взят ис Казани, Байчигас Афыз, того отдай. Да и тех бы еси поотдавал, которые взяты в Мещеру. Да у Князя у брата своего челобитье наше то, чтоб мне прислал пансырь крепкой, да шолом з золотом, да шубы горностайные и собольи. Только ты дашь нам [112] доброе, да к нам о чем прикажешь, и мы тебе не стоим. Да пришли мне кречета, да судно золочено, чем пить носят. И коли де и ссужаютца чем добрым дают и емлют, и то праведно на сем свете, а на оном свете спасенье, так говорят. А не ссудишь жо добрым, ино братство оставитца. А что у нас доброе есть, и то твое. Да бью челом прошу, чтоб дал девять сукон. Да коли Сары Князь там ходил посолством толды, коли ты к нам Андрея прислал, у моего посла у Девлет Хози с товарищи у трех станов людей взяли рухляди много в Сялмачикове селе. И ту рухлядь сыскав ялся де и Князь назад отдати. Ведомо Ивану Третьякову, да диак толды был. Да и Тенишу Бакшею ведомо. И к роте де и в том привели, да отпустили. И ту рухлядь нам отдай. А гневу нашему та рухлядь, то бы еси ведал. Да родом Кирк Шыгаем зовут, и того [113] отдай. Да которой за все о братство ходит Девлет Хозю послал есми.

Да писано меж строк:

Чтоб еси к нам прислал посолством Якова.

Да у тойже грамоты написано после:

Чтоб нам пожаловал Азик Богатыря, то братству и знамя. [114]

Ноября в 13 день 149 Ших мамаев посол Сары мирза с товарищами по Государеву повелению был па царском дворе, где им от казначея Федора Ивановича Сукина да от дьяка Бакака Митрофанова на привезенные ими грамоты именем Государевым учинен ответ.

После того и Дервишь Царевичу именем Государевым объявлено, что Государь по прошению Ших мамаеву, его, Царевича, к оному Князю и к мирзам отпускает, и с ним хочет послать к Ших мамаю Князю большего своего посла Ивана Борисовича Федцова. Царевичь Дервишь хотя и желал лучше быть в Государевой службе, однакож ему сказано было, что ежели он Государю Царю ИВАНУ Васильевичу служить пожелает; то он, видевся со Князем и с материю и с женою, может в Россию возвратиться и Государю служит, а Государь его тогда устроит так, чтоб он спокойно жить мог, чем Дервишь показался быть доволным.

1549 году Генваря во 2 день Нагайские послы Сары мирза с товарищами были [115] на Царском дворе, где им от казначея Федора Сукина объявлено было, что Государь их отпустит ко Князю Ших мамаю, и вмести с ними Дервиша Царевича, и большего своего посла Федцова посылает ко Князю и к мирзам и чтоб они, посол с товарищами, готовились итти к своим Государям, а перед отъездом учинили присягу на том, что Князю и мирзам быть с Государем в крепкой дружбе и до своего живота, по тому как к нему, Государю, Князь и мирзы в грамотах своих писали, и с ними, послами, приказывали, в шертной записи написано, как Государю вперед со Князем и мирзами пригоже дружбе быть, и они, послы, выслушав оную запись, на оной ему, Государю, присягу учинить имеют. - Послы выслушав Государевы речи, между прочим говорили, когда они Государевы очи увидят и Царевичь Дервиш у Государя будет, и они от Государя жалованное слово услышат; то они Государю присягу учинить готовы.

Генваря в 17 день Дервиш Царевичь и Нагайские послы Сары мирза с [116] товарищами у Государя были на дворе, и по разных о делах разговорах, как Дервиш Царевичь так и Сары мирза с товарищами на шертных записях присягу учинили. После того они обедав у государя, были отпущены.

А шертные записи были таковы:

1. Запись шертная, на которой Дервиш Царь Царю и великому Князю правду учинил 150:

Язь Дервиш Царь даю шерть Царю и великому Князю ИВАНУ Васильевичю всеа Русии на том, что меня Царь и великий Князь пожаловал отпустил к Ших мамаю Князю и к его братье и к их детем по их челобитью. И мне, пришед в Нагай, Царя и великого Князя другу другом быти, а недругу недругом, и у Князя ми и у мирз дела Царя и великого Князя беречи, и говорити Князю и мырзам, чтоб все содиначася Царю и великому Князю правду [117] учинили на тех же делех, на которых делех учинили за них правду послы их. И по той бы правде Царю и великому Князю и правили, и на недругов бы Царя и великого Князя были со Царем и великим Князем за один. И посла бы Царя и великого Князя Ивана Федцова не издержав ко Царю и великому Князю отпустили, и с ним послали своих больших послов. А нечто которые Царя и великого Князя недрузи похотят Царю и великому Князю какую не дружбу чинити; и мне о том Царя и великого Князя без вести не держати. А прислати ми с тою вестью ко Царю и великому Князю своего человека или иного человека какова ни буди и во всяких ми делех Царю и великому Князю и его землям добра хотеть по сей шерти в правду без хитрости, и правити ми ему о всем потому как в сей записи писано. [118]

2. Запись шертная, на которой Ших мамаев посол Сары мирза, и Юсуфов посол Елбулдуй, и Касаев посол Девлет Хозя, и иных мирз послы Царю и великому Князю правду учинили 151:

Даем шерть Государю Царю и великому Князю ИВАНУ Васильевичю всеа Русии. Язь Ших мамаев Княжой посол Сары мирза, и язь Юсуф мирзин посол Елболдуй, и язь Касай мирзин посол Девлет Хозя и иных мирз послы на том, что Государь наш Ших мамай Князь и мирзы прислали нас к Царю и великому Князю, чтоб Царь и великий Князь Ших мамая Князя и мирз учинил с собою в крепкой дружбе и Дервиша б Царя брата их пожаловал к ним отпустил, и своего болшего посла к Князю и к мирзам послал. А Государь наш Ших мамай Князь и его братья Юсуф и Измаил и их дети [119] хотят со Царем и великим Князем быти в крепкой дружбе до века. И Царь и великий Князь Княжие грамоты и мирзины и наши речи выслушал, и хочет Ших мамая Князя и мирз держати с собою в крепкой дружбе, и Дервиш Царя брата их отпускает ко Князю и мирзам с своим послом с Иваном Борисовичем Федцовым и с нами вместе. И язь Ших мамаев Княжой посол Сары мирза, и язь Юсуф мирзин посол Ельбулдуй, и язь Касай мирзин посол Девлет Хозя и все наши товарищи даем шерть Царю и великому Князю за Государя своего Ших мамая Князя и за его братью за Юсуф мирзу и за Измаил мирзу и за их дети и за всех мирз Нагайских на том, Государю нашему Ших мамаю Князю и его братье Юсуфу и Измаилю и их детем и всем Нагайским мирзам Царя и великого Князя другу другом быти а недругу недругом быти, и на всех Царя и [120] великого Князя недругов Государю моему Ших мамаю Князю и его братье и их детем и всем мирзам Нагайским за один быти. А которой недруг Царя и великого Князя пойдет на Царя и великого Князя Украйны, и пришлет Царь и великий Князь к Государю моему Ших мамаю Князю и Юсуф мирзе и Исмаил мирзе и их детем и всем мирзам на Царя и великого Князя недругов Царю и великому Князю пособляти, самым ли поити, или братью и детей и людей своих с ними многих послати, и быти им со Царем и великим Князем на его недругов за один. А хоти Царь и великий Князь к Государю моему к Ших мамаю Князю и к иным мирзам не пришлет, а изведают то Государь мой Ших мамай Князь и иные мирзы, что которой Царя и великого Князя недруг пойдет на Царя и великого Князя Украйну, и Государю моему Ших мамаю Князю и всем мирзам, и не [121] дожидался от Царя и великого Князя присылки, на его недругов ему пособляти и помешка ими чинити, а земле Царя и великого Князя Ших мамаю Князю и всем мирзам и их братье и их детем и их людем лиха никоторого не чинити, и людей своих на Царя и великого Князя Украйны воевати не посылати. А которые похотят ити, и Князю и мирзам их от того уимати, а Царя и великого Князя о том без вести не держати. А которые люди Царя и великого Князя будут посылкою на поле и на Волзе или которые Царя и великого Князя посол и гости с ними пойдут от Царя и великого Князя к которому к иному Государю Волгою или полем, или от иного от которого Государя к Царю и великому Князю пойдут, послы и гости с ними Волгою и полем, и над теми Царя и великого Князя и над людьми и над гостьми Государю моему Ших мамаю Князю и его братье [122] и их детем и иным мирзам и их людем силы и грабежу никак не чинити, и их самех не имати. Так же которых послов Царь и великий Князь пошлет, х которому Государю и гостей с ними Доном, или от которого Государя пойдут послы, и гости с ними к Царю и великому Князю Доном, и Государя нашего Ших мамаевым людем и иных мирз людем тех послов и гостей на Дону не стеречь, и не имати тех послов и гостей и не грабить и лиха никакова не чинити. А которые Государя моего Ших мамаевы люди и братьи их люди и иных мирз люди без их ведома доспеют каково лихо Царя и великого Князя Украинам или которых Царя и великого Князя людей и послов и гостей на поле и на Волге и на Дону пограбят, и головы поемлют, и Государю моему Ших мамаю Князю и их братье и иным мирзам тех своих людей доискатись. Да которых [123] Царя и великого Князя людей поемлют, и им головы сыскав без окупу отдати, а грабеж весь сыскав велети отдати, а их велении показнити, чтоб вперед от них Царя и великого Князя Украйнам и Царя и великого Князя людем на поле и на Волзе и на Дону лиха ни какова не было. А нечто коли Государь мой Ших мамай Князь и иные мирзы и их братья и их дети прикочуют близко Царя и великого Князя Украйне, и от Государя моего Ших мамая Князя и от их братьи и от их детей и от всех мирз Нагайских и от их людей Царя и великого Князя Украйным людем лиху никак не быти. А ныне Царь и великий Князь ИВАН Васильевичь всеа Русии послал к Государю моему Ших мамаю Князю своего большею посла Ивана Борисовича Федцова, и мне Ших мамаеву Княжому послу Сары мирзе и всем мирзиным людем того Царя и великого Князя посла Ивана [124] Федцова и толмача и всех людей, которые с ними пойдут, до своего Государя до Ших мамая Князя допроводити здорово безо всякие хитрости. А как будет Царя и великого Князя посол Иван у Государя моего, у Ших мамая Князя; и тому Царя и великого Князя послу и всем людем, которые с ним придут, от Государя моего от Ших мамая Князя и от их братьи и от их детей и от их людей и от всех мирз силы и грабежу никак не быти, и пошлинам ни каким не быти, и того Царя и великого Князя посла Ивана и всех его людей ко Царю и великому Князю отпустити безо всякие зацепки. А которые гости придут изо Царя и великого Князя земли к нашему Государю к Ших мамаю Князю, и ко всем мирзам в Нагай, или которые будет гости на перед сего зашли, и над теми гостьми от Ших мамая Князя и от иных мирз и от их людей силе и [125] грабежу и пошлинам ни каким не быти, и приехати, и отехати в Государя нашего земли в Нагай добровольно безо всякие зацепки по сей шерте в правду без хитрости. А как будет у Ших мамая Князя Царя и великого Князя посол Иван; и Ших мамаю Князю самому правду учинити на тех же на всех делех. И которые мирзы у него, и тем так же велении правда учинити, и Царя и великого Князя посла Ивана и всех людей Царя и великого Князя отпустити, безо всякого задержанья со всеми их животы по сей шерте в правду без хитрости. [126]

1549 года Февраля во 5 день Дервишь Царь и Нагайские послы с Москвы поехали, а за ними на третий день, т. е. Февраля 5 поехал Государев посол Иван Федцов, с которым послан толмачь Григорий Коняев, да станица служилых Татар 152.

1549 года Июня в 13 день 153 к Москве приехали Нагайские послы, от Исмаил мирзы человек его Батерек, от Чемаша мирзы человек его Кошум, от Айдаря мирзы человек его Болья 154, а от Касая мирзы человек его Так миней.

Июня в 17 день Нагайские послы у Царя были на приезде, и грамоты от Государей своих подали следующие:

1. От Исмаил мирзы 155:

Высочайшего порога Божиим милосердием устроенного Исмаил мирзино [127] слово. Брату моему Белому Царю многом много поклон молвя. Ведомоб было. Мы в своем величестве здорово живем; а тыб в своем величестве здоров был. Дай Боже так. Темир Кутлуева Царева сына Царем себе учинили есмя. Один Царем учинился, а другой Князем. А с Тахтамышевым Царевым сыном завоевалися есмя. Братуб нашему Князю ведомо было. Только назовешь себе нас братом, и ты нам спришли и с стрелцом мастером и з зельем бы еси дал 156. И как война наша минетца, и мы человека твоего гораздо почтив назад отпустим. Так бы еси ведал. Нечто пойдут войною на тебя, и язь только возмогу унять, и язь уйму. А не возмогу уняти, и язь прикажу. А Тюмень 157, и Черкасы [128] Кабартейские нам сдалися. И ныне есмя под Богом которое слово молвили, на том и стоим. А тебе челобитье наше то: чтоб прислал мне, что мне самому вздевати пансырь таков, чтоб стрела не няла. Да кречат, да сокол, да ястреб прислал бы еси. Да бью челом, что бы прислал еси шубу соболью, да шубу кунью, да шубу горнастайну. Бью челом, как почтишь, Государь еси, ты ведаешь, брат еси нам, прежневоб лучши нам в братстве быти. Доброму братству нашему знамя то. Которые наши гости пошли, чтоб еси им гораздо исторговати дал. Только [129] гораздо исторговати дашь, и пошлину свою отдашь, и ты нам доброй брат. А о сей год которые гости з Байтереком ходили, и украли у них две сти лошадей, и ныне только похочешь со мною в братстве быти, и тыб з Байтереком прислал. А тем кунам быти в моей казне, так бы еси ведал челом бью. С тяжелым поклоном с легким поминком Байтерека послал есми, ведомоб было. Да гораздо бы еси почтил, а братству нашему знамя то, чтоб еси его от гостей не отставливал на борзе отпустил. Похочешь со мною в братстве быти, и тыб послу моему корнюшь давал от недели до недели. Да брату своему бью челом, чтоб прислал сына боярского или дву, да Рязана бы прислал. А мы гораздо почтив отпустим. Послы твои к нам придут и мы их на борзе отпустим, чтоб межи нас с тобою вести скоро ходили. Братству нашему и правде нашей [130] знамя то, послов бы нам борзо отпускати наше одно знамя то, которые в нашу сторону ходят Мещеряне, тех бы еси унял, челом бью. Так бы еси ведал.

2. От Чемаш мирзы 158:

Чемаш мирзино слово. Белому Царю многом много поклон. Молвя слово то: ты бы там в своем величестве здоров был, а мыб зде в своем величестве здоровы были. Дай Боже так. Отец наш и дяди наши с тобою братство нашли. И нам бы с тобою в братстве быти. Не великой гнев нам на тебя был у и мы то поступилися. Похочешь с нами в братстве быти, ино и мы братства хотим. Братству знамя то. Которые послы от мирзы пошли, с теми их послы сверстаешь моего посла. Ино и язь тебе брат только нас почтишь, и тыб с наших гостей пошлины своей не велел имати. Послал есми [131] Имилдеша своего Баймагметя с тяжелым поклоном с легким поминком. Так бы еси ведал. Молвя грамоту писал есми.

3. От Айдарь мырзы 159:

От Айдарь мирзы брату моему Белому Князю многом много поклон. Молвя ведомоб было. Мыб в своем величестве здоровы были, а тыб в своем величестве здоров был. Дай Боже так. На всяк год с тобою речи говорим, мы на том слове и стоим. Отцы и дяди наши братство с тобою нашли, и мы тебе братья добра с тобою хотим. Мы тебя поминаем, а тыб нас поминал. Только назовет собе меня братом, и тыб пожаловал мне доспех прислал таков, чтоб стрела не няла. Мы тебя чтим, а ты нас похочешь почтити, то ты ведаешь. Государь еси. Бью челом, чтобы еси посла моего гораздо почтил. То братству нашему [132] знамя. Бью челом, чтоб еси его от гостей не отставил. Токлуем 160 зовут поробка своего послал есми с легким поминком с тяжелым поклоном, ведомоб было.

4. От Касай мирзы 161:

Касай мирза Белому Князю многом много поклон, молвя ведомо буди, Мы в своем величестве здоровы, а тыб в своем величестве здоров был. Дай Боже так. О сей год ходили к вам наши тысяча человек, и тех людей одни дватцать человек пришли. А пришел дватцати человекех Тюкменей 162 Князь. Тех наших людей тысячи которые мертвы, те пошли, и тыб нам отдал которые живы, да куны. А с Крымом есми завоевался Христьянского для Государя, а с Казанью есмя его же для завоевался. Которые наши живы взяты, [133] только тех ни отдашь да и кун не отдашь; и ты шерти моей мне поступися. И только тех моих людей не отдашь; и мне ни до отца своего ни до дяд своих дела нет, и тыб то ведал. Похочешь со мною в братстве быти; и тыб осенишного боярина ко мне прислал. А он у меня был в слугах добрых, да пошел от меня, чтоб мне гораздо поговорити. Только бы мне его не отпустити, и язь бы его осенесь не отпустил. Да чтоб ми еси прислал пансырь, и весь полной доспех. Дочь свою дал есми за Бухарского Царя, чтобы ми брат мой Белой Князь прислал шубу да шатер. Тяжелой поклон легкой поминок послал есми с Тюкменеем Князем. Ведомоб было. Молвя грамоту с печатью прислал есми. [134]

1549 года Июля в 28 день 163 Нагайские послы Байтерек с товарищами исторговав просили об отпуске. Государь тогоже дня им велел быть у себя на дворе, и отпустил их к мирзам. А с Москвы поехали Июня в 30 день, и грамоты с ними от Государя посланы таковы:

1. К Исмаил мирзе 164:

Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии слово Исмаил мирзе. Слово наше то. Прислал еси к нам своего человека Байтерека з грамотою. А в грамоте в своей к нам писал еси, чтоб нам ныне прежнего лучши в дружбе быти. А которые наши гости к нам придут; и нам бы им гораздо исторговати дати, и пошлина своя им отдати. И послов бы ваших не отставливая от гостей к вам отпустити, а к вам бы послати своих послов, и [135] Мещерских бы казаков уняти. И мы ныне к вам дружбе своей крепкой знамя показали. Дервиша есмя Царя ко Князю и к вам отпустили. И з Дервишем Царем послали есмя ко Князю и к вам своего болшего посла Ивана Борисова сына Федцова. Да и поминки есмя свои добрые к вам послали с своим послом. А ныне для дружбы послом вашим и гостем торг добр дали есмя, и пошлин с них имати не велели. И посла есмя твоего Байтерека не отставливая от гостей к тебе отпустили. А своего есмя посла х тебе не послали потому что ещо наш болшой посол Иван у вас, а к нам ещо от вас не бывал. И как к нам придет наш болшой посол Иван, а о вашей дружбе нам скажет; и мы тогды пошлем к вам иного своего посла. А Мещерскам есмя своим Казаком приказали на крепко, чтоб вам лиха никакова не чинили. А нечто которые казаки без нашего [136] ведома учнут приходити татем, и выб тех велели имати. Да которых изымаете, и выб тех к нам прислали. И мы тех у себя велим казнити перед вашими людми, чтоб вперед ины вам лиха ни которого не чинили. А ныне есмя послали к тебе пансырь да шубу с твоим человеком с Байтереком. А что к нам писал еси, нечто похотят нам которые не дружбу делати, и ты их уймешь, а не возможешь уняти, и ты к нам вести пришлешь; ино то делаешь гораздо, что дела нашего хочешь беречи. И тыб по тому нам дружбу свою и держал. Которые похотят нам недружбу делати, и тыб их уимал. А не возможешь уняти, и тыб нам весть держал. А мы твоих дел так же учнем беречи и дружбу свою и свыше того к тебе держании. Так бы еси ведал. Писан на Москве. Лета 7057 Июня месяца. [137]

2. К Касай мирзе 165:

Царя и великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии слово Касай мирзе. Слово наше то. Прислал еси к нам своего человека Тюкменея Князя з грамотою. А в грамоте в своей к нам писал еси: что о сей год приходили к нам ваша тысяча человек, и от тех людей только дватцать человек к вам пришли. И которые будут живы, и нам бы тех людей и их куны тебе отдати. И о сей год которые ваши люди у нас с торгом ни были, и мы их жаловали, торг добр давали. И пожаловав их, отпустили их со всем здорово, а не побили их нигде, ни кун их не имывали. И про тех ваших людей ни от ково не слыхали есмя, что бы ваших гостей наши люди побили, за все ваших гостей бережем как и своих людей. И ныне тех ваших людей у нас нет никово. И тыб Тюкменя [138] выпросил гораздо, хто их побил и в котором месте, да о том бы еси к нам отписал. И мы про то учнем доведыватись. А что к нам пишешь, что еси с Крымом и с Казанью завоевался нас для, ино то гораздо. Крым и Казань нам не друзи, а вам не друзиже. А мы как послышели, что Крымской вам великую не дружбу учинил, и мы для вашие дружбы на Крымские улусы посылали ратью своих казаков, и Царю великую не дружбу учинили, наши казаки многих людей у него побили, а иных к нам привели. А как есмя послышали, что Царь Али мирзиных людей казнил, которые ему в руки попали; и мы за то на Украйнах Крымских людей многих велели казнити, которые приходили с Аллагават мирзою, а самого Аллаговата и с ним человек до ста и боле в тюрму пометали. И тем в тюрмах смерть же будет. И в перед Крымскому хотим вас для недружбу [139] делати. А вам за тех своих людей, которых он у Али мирзы изымав казнил, пригоже против потому же не дружбу доводити сколько вам мочно, заиже ни где того не ведетца, чтоб тех людей казнити, которые на рати впадут в руки. Оного Крымского видим над вашими так делаючи, и нам за те его дела пригоже с обе стороны стояти, сколько нам мочно. И кого к нам вперед пошлет своих людей, и тыб к нам отписал, как вам с Крымским свое дело делати, чтоб то нам было ведомо. И язь с теми вашими людми пришлю к вам своего человека, и отпишу к вам о своем деле, как мне с ним свое дело делати. А наша мысль чтоб вам с Крымским свое дело делати сею зимою не откладывая, а делом ино мы ему недружбу чиним, так бы еси ведал. А ныне есмя послали к тебе шатер 166 - - - с твоим [140] человеком с Тюкменеем. А что еси писал к нам, чтоб нам к тебе прислати осенешного боярина, и язь ныне не послал его к тебе потому, что ещо наш посол Иван от вас к нам не бывал, которого есми послал к вам з Дервишем Царем. А как придет к нам наш посол Иван, и вашу крепкую дружбу нам скажет, и мы тогды к вам посла своего пришлем. Писан на Москве. Лета 7057 Июня в 28 день.

А к иным 167 мирзам грамоты не посланы потому что на перед сего к ним грамоты не посыланы. [141]

1549 года Июля в 28 день 168 пришел ко Царю ИВАНУ Васильевичу из Нагайской земли от Юсуфа Князя человек его Байсунгур с товарищами 70 человек. А гостей с ними 200 человек и лошадей 3000. В месте же с ними приехал Государев служилый Татарин Еникей Еняшев с известием, что Князь Ших мамай скончался, а на княжение учинился Юсуф мирза. И как Иван Борисов сын Федцов в Нагайскую землю приехал, то Князя Шихмамая уже в живых не застал, а сын его Касай мирза его, Федцова, ограбил, и держит у себя, а к Юсуфу Князю его не отпустил.

Комментарии

123. Стат. книга о Нагайских делах, н. 3. л. 1, 2.

124. Пониже, от гостей.

125. Оная же стат. книга. л. 2, 3.

126. Повыше Оруслан и Аруслан назывался.

127. Стат. кн. о Нагайских делах н. 3. л. 4, 5.

128. Конечно на Российские границы.

129. Тут же, лист 5.

130. Тут же, л. 7.

131. Тут же, л. 7-9.

132. Дервиш Царевичь Исмаил мирзе был племянник от его, Исмаилевой сестры.

133. Стат. кн. о Нагайск. делах н. 3. д. 12.

134. Тут же л. 15, 16.

135. Из сего видно, ежели в подлиннике ошибки нега, что Касай и Касым одно имя.

136. Так в подлиннике пишется опискою вместо Ших Мамае.

137. Тут же л. 17.

138. Стат. книга о Нагайских делах н. 3. л. 18-21.

139. Опискою вместо Ивану.

140. Опискою вместо Отце.

141. Послушаешь.

142. Паробок.

143. Ст. книг. о Нагайск. дел. н. 3. л 2.

144. См. примечание 139.

145. Тут же л. 21-24.

146. Тут же л. 24, 25.

147. Тут же л. 25-28.

148. Сия речь не ясная. Впрочем Иван, о котором здесь говорится, чаятельно тот же есть самый, о котором в сей грамоте пониже упоминается.

149. Следующее есть краткая выписка из оной же стат. книги л. 28-49.

150. Стат. книга о Нагайск. делах, н. 3. л. 50.

151. Тут же, л. 51-56.

152. Тут же, л. 56.

153. Стат. книга о Нагайских делах л. 88.

154. В самой грамоте Топлуем называется.

155. Тут же л. 89-91.

156. В сей речи чего, кажется, недостает.

157. В 7032 году бывший в Царьграде при Российском после Иване Брюхове казак Михайло Тверитин сказал, что пошел Мамай мурза от Асторохани кочевать на старое Нагайское кочевище на Терек на реку под Тюмень, подалося к Хвалинскому морю. По сему в статейной книге о Турецких делах под н. 1. имеющемуся известию положение Тюменя несколько, хотя не точно, определить можно.

158. Тут же л. 101.

159. Тут же л. 101

160. Смотри выше 154 примечание.

161. Тут же л. 102, 103.

162. Повыше Такъминем назывался.

163. Стат. книга о Нагайских делах н. 3. л. 103, 104.

164. Тут же л. 104-106.

165. Тут же л. 106-108.

166. Здесь в подлиннике место оставлено, и чаятельно из Касаевой грамоты дополнить надлежит шубу.

167. Сие в подлиннике прибавлено.

168. Статейн. книга о Нагайск. делах н. 3. л. 109.

 

Текст воспроизведен по изданию: Продолжение древней российской вивлиофики, Часть VIII. СПб. 1793

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.