Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

К РОДОСЛОВИЮ ПОЛЕВЫХ XVI ВЕКА

Просматривая документальную россыпь Поместного приказа, сформированную из разбитых в 1812 г. столбцов, мы наткнулись на отрывок правой грамоты первых лет царствования Федора Ивановича с неполным текстом духовной Ивана Васильевича Полева 1555 г. Биографические сведения об отдельных представителях рода Полевых, выводивших свою генеалогию от смоленских князей, с различной степенью полноты были приведены в работах С. Б. Веселовского, А. А. Зимина, В. Б. Кобрина, в совместной публикации автора этих строк и К. В. Баранова, а также в недавно вышедшем историко-топографическом исследовании С. З. Чернова 1. Известно, что родоначальник Полевых Александр Борисович Поле был боярином великого князя Василия Дмитриевича, его потомки в конце XV–начале XVI в. служили волоцким и угличским удельным князьям, а затем находились на великокняжеской службе и получали воеводские назначения. Также известно, что Полевы теснейшим образом были связаны с [169] Иосифо-Волоколамским монастырем, а некоторые из них (по большей части не указанные в родословцах) были соборными старцами этой обители. Пожалуй наиболее известным представителем Полевых, сделавших карьеру на духовном поприще, стал казанский архиепископ Герман Полев, казненный в 1568 г. С учетом уже собранных сведений и в целом выясненного социальностатусного положения Полевых в привилегированной среде, возможно, и не стоило бы специально останавливаться на обнаруженном тексте. И тем не менее, одно, на наш взгляд, важное обстоятельство заставляет это сделать. При сопоставлении обнаруженного отрывка с родословными источниками в очередной раз вскрылись неточности последних. Кроме того, приводившиеся ранее в литературе данные о старшей ветви Полевых, откуда вел свое происхождение И. В. Полев, носят крайне отрывочный характер и на сегодняшний день могут быть существенно дополнены.

Составитель завещания Иван Васильевич Полев впервые упоминается в источниках между 1508 и 1515 г., когда он вместе с отцом выступает послухом в данной Андрея Даниловича Невежи Квашнина Иосифо-Волоколамскому монастырю на сельцо Темниково и деревню Лучниково в Рузском уезде 2. Поскольку Василий Федорович Полев и его сын Иван единственные послухи в этой данной, то можно полагать, что после трех сыновей вкладчика (один из которых писал данную) они являлись ближайшими вотчичами передаваемых в монастырь земель. Скорее всего, известная по упоминаниям позднейших вкладных Полевых мать Ивана Ксения была сестрой А. Д. Невежи Квашнина и дочерью Данилы Родионовича Жоха, бывшего в конце 70-х – начале 80-х гг. XV в. боярином у великой княгини Марии Ярославны 3. Если наше предположение верно, то шурин и племянник Квашнина в лице отца и сына Полевых, присутствуя при его земельном вкладе в Иосифо-Волоколамский монастырь, тем самым отказывались от права родового выкупа этих земель в дальнейшем. В 1514/15 г. И. В. Полев продает властям того же монастыря свою «куплю» сельцо Власьево и деревню Еремеево с починками в Рузском уезде 4. В 1517/18 г. он купил у князя А. Д. Ростовского его приданую вотчину село Пузырево в Бежецком Верхе 5. В 1525/26 г. он вместе с сыновьями Иваном и Михаилом продает опять же Иосифу-Волоколамскому монастырю деревни Протасово и Головково в Зубцовском уезде 6. Показательно, что одним из послухов сделки стал младший брат Ивана Васильевича Федор. По-видимому, именно в районе Зубцова находилось родовое гнездо Полевых 7. Так, архив Чудова монастыря сохранил еще два свидетельства о землевладении представителей этой ветви Полевых в Зубцовском уезде. В ноябре 1525 г. происходило размежевание зубцовских владений Чудова монастыря с деревнями Исаково и Федяево, принадлежавшими тогда отцу Ивана Василию 8. Где-то в 50-х гг. XVI в. вдова его младшего брата Федора Анастасия вместе с сыном Лазарем (в родословцах не указан) продали [170] вдове М. Семеновой свою родовую вотчину село Серебряниково с деревнями Суслово, Подол, Федяево, Елязово, Давыдково, Исаково, Охотино и двумя пустошами 9. Эта вотчина располагалась в бассейне реки Драгочи примерно в шести километрах к северу от Зубцова. Село Серебряниково по имевшемуся в нем храму Иоанна Богослова впоследствии получило название Богослово и существует до сих пор, а в двух километрах к востоку от него находится деревня Исаково 10.

Начальная служебная карьера И. В. Полева (между 1504 и 1521 г.), впрочем, как и остальных трех его младших братьев Берсеня, Ивана Меньшого и Федора, была связана с двором угличского князя Дмитрия Ивановича Жилки 11. Удельная служба братьев Васильевичей, судя по всему, была предопределена самим расположением их основных родовых вотчин в районе Зубцова, который, как известно, по завещанию Ивана III достался Дмитрию Жилке. После смерти угличского князя И. В. Полев фигурирует на великокняжеской службе и получает ряд сравнительно невысоких, но достаточно ответственных назначений. Около 1529 г. ему и О. Андрееву было поручено дозирать мели и броды на реке Оке вниз по течению от Серпухова 12. В начале 1531 г. он был послан в Казань для приведения казанских татар к присяге на имя Василия III 13. Он же упомянут среди стряпчих с пометой «болен» в списке дворовых 1546 г. 14 Его последнее известное по источникам назначение датируется 1549 г. – тогда он сопровождал Дивея-мурзу в Крым 15. В Дворовую тетрадь Иван Васильевич уже не попал, а следовательно к началу 50-х гг. XVI в. он вышел в отставку.

Кроме того, И. В. Полев известен как автор уникального для столь раннего времени (40-е гг. XVI в.) документа – грамотки (письма) властям Иосифо-Волоколамского монастыря, в которой он заявлял свои вотчинные права на отданное в монастырь его шурином Жихорем Белеутовым село Литвиново в Волочком уезде 16. Полев пояснял, что ранее село принадлежало его пращуру Александру Борисовичу Поле, который отдал его сыну Борису (в родословцах не указан). После смерти Бориса село перешло ко второму сыну Александра Дмитрию, а затем в ходе двух сделок к Ф. А. Белеутову – родному деду жены И. В. Полева Анны и его шурина Жихоря. В подтверждение былой принадлежности села Литвинова роду Полевых Иван Васильевич ссылался на якобы имевшуюся в его архиве духовную Александра Борисовича Поле. Таким образом, сугубо практические интересы заставили И. В. Полева проявить хорошую [171] осведомленность о своих предках, живших более ста лет назад. Вместе с тем, не исключено, что генеалогические разыскания Полева в какой-то мере были связаны и с родословной практикой, получившей свое распространение в привилегированной среде примерно в то же время.

Судя по дате регистрации духовной И. В. Полева на митрополичьем дворе (27 июля 1555 г.), умер он в июле 1555 г. Еще 24 июня от него самого Троице-Сергиев монастырь получил 50 рублей на помин его родителей 17. Уже после его смерти его душеприказчиками сыном Иваном и старцем Филофеем Полевым было сделано два вклада – 3 августа 1555 г. Соловецкому монастырю было отдано село Пузырево с деревнями в Бежецком Верхе, а где-то осенью того же года Иосифо-Волоколамский монастырь получил село Авдотьино с комплексом деревень и пустошей в Сестринском стане Волоцкого уезда и 50 рублей денег 18. Условием вкладов было поминание самого Ивана Васильевича и его ближайших родичей – деда Федора, бабки Евдокии, отца Василия, матери Ксении, брата Никифора, жены Анны и младшего сына Михаила.

Обнаруженный и публикуемый ниже отрывок духовной И. В. Полева, к сожалению, практически не содержит сведений о его земельных владениях, вместе с тем, он существенно уточняет круг ближайших родственников завещателя. Супруга Ивана Васильевича Анна в источнике названа прямо сестрой Федора Андреевича Рябчикова Белеутова – старшего брата Жихоря Белеутова, по духовной которого власти Иосифо-Волоколамского монастыря в 1541/42 г. получили село Литвиново 19. Данное обстоятельство позволяет говорить о некоторой неточности в передаче текста грамотки И. В. Полева, изданной А. А. Зиминым. В частности, предложение, где Полев формулирует степень своего родства с Белеутовыми, теперь может быть прочтено так – «А се, государь, за мною Федорова внука Белеутова, а Жихорева, государь, родная сестра (А)нна, государь, и потаму тобе, государю моему, да и братье пригожа меня пожаловать» 20. Как следует из духовной, перед смертью Ф. А. Белеутов завещал сестре Анне сельцо Бабино и деревню Суслово в Тверском уезде. В свою очередь И. В. Полев отдает тверскую вотчину своей невестке Авдотье – вдове его младшего сына Михаила, о котором нам практически ничего не известно.

Старший сын Ивана Васильевича Иван в 50-х гг. XVI в. служил дворовым по Ржеву 21. Этим и ограничиваются наши сведения о его служебной карьере, что, возможно, связано с его ранней отставкой, например, по болезни или увечью, полученному в одном из казанских походов. Как отмечалось выше, в 1525/26 г. он вместе с отцом и братом продал Иосифо-Волоколамскому монастырю часть своей родовой вотчины в Зубцовском уезде, а летом и осенью 1555 г. он, будучи душеприказчиком своего отца, делает земельные вклады в Иосифо-Волоколамский и Соловецкий монастыри. В 1571/72 г. он выступает послухом [172] в данной вдовы своего двоюродного дяди Осипа Васильевича Полева Анны Иосифо-Волоколамскому монастырю на село Быково в Сестринском стане Волоцкого уезда 22. Недавнее исследование С. З. Чернова показало, что села Авдотьино и Быково, отданные Иосифо-Волоколамскому монастырю представителями старшей и младшей ветвей Полевых по Иване Васильевиче и его двоюродном брате Осипе Васильевиче, некогда составляли единую родовую вотчину Полевых вблизи Волоколамска, которая, по-видимому, и была у них конфискована волоцким князем Борисом Васильевичем около 1477 г., а затем им возвращена 23. Между 1567 и 1571 г. И. И. Полев приобрел у старицы Новодевичьего монастыря Евдокии, вдовы князя А. И. Золотого Оболенского, сельцо Перветино с деревнями в Юрьевском стане Тверского уезда, а в мае 1571 г. получил на эти земли купчую 24. После 1569 г., но не позднее середины 70-х гг. он взял в заклад у строителя Успенского Старицкого монастыря Герасима вкладную вотчину своего родственника по матери Г. М. Белеутова сельцо Рославль, которое располагалось в том же Юрьевском стане Тверского уезда 25. Список земельных приобретений И. И. Полева может быть продолжен, для чего необходимо разобрать показания различных источников о его потомстве.

На момент написания духовной отца Иван Иванович имел только дочь Анастасию. Но, похоже, его супруга в то время была беременна, на что указывает особое внимание Ивана Васильевича к будущим детям сына и невестки. Из следующего затем текста правой грамоты видно, что впоследствии у Ивана Ивановича был сын Богдан – «духовная Богданова деда Ивана Васильевича Полева». О том, что указанную степень родства Богдана и И. В. Полева следует понимать в прямом смысле, говорит следующее. По завещанию И. В. Полева, в случае отсутствия у его сына Ивана мужского потомства Троице-Сергиев монастырь должен был получить какие-то земли. Но поскольку земельных вкладов от И. И. Полева этот монастырь так и не получил 26, то следовательно после 1555 г. у него родился сын – Богдан, что, кстати говоря, вполне соотносится с началом службы последнего.

Родословная роспись Полевых, поданная ими в Палату родословных дел 22 мая 1686 г. и затем внесенная в Бархатную книгу, ошибочно называет Богдана сыном Ивана Васильевича – двоюродного брата и полного тезки составителя завещания 1555 г. И. В. Полева 27. Эта же редакция родословия Полевых содержит еще одну ошибку. Как уже отмечалось в литературе, Василий Меньшик [173] (отец выше упомянутого двоюродного брата И. В. Полева, погибший в 1536 г. во время набега татар на Кострому) в действительности имел отчество Федорович, а не Васильевич, что следует из данной 1571/72 г. его невестки Анны, вдовы О. В. Полева 28. Получается, что в первом случае редакция 1686 г. ведет линию потомков Богдана (подателей росписи) не от того Ивана Васильевича, а во втором случае она называет лишнее имя Василий. Последняя ошибка свойствена и Румянцевской редакции родословия Полевых, составлявшегося не ранее середины 50-х гг. XVI в. 29 В общем, при сопоставлении различных редакций родословия Полевых с актовыми материалами, наиболее полной и достоверной оказывается та роспись, которая зафиксирована группой списков келейного родословца патриарха Филарета Никитича первой трети XVII в. Важно, что в этой росписи Богдан правильно назван сыном Ивана Ивановича, а Василий Меньшик сыном Федора Дмитриевича 30.

В свое время В. Б. Кобрин, опираясь на роспись Полевых из коллекции Н. П. Лихачева, предполагал существование двух представителей этого рода с именем Богдан Иванович 31. Полагаем, что использованный им источник соединил в себе показания различных редакций родословия Полевых. Имеющиеся данные о землевладении и службе Б. И. Полева, во-первых, вполне могут быть отнесены к одному лицу, а во-вторых, независимо от тех же родословных источников склоняют к мысли о его принадлежности к старшей ветви Полевых. Так, дмитровская писцовая книга 1592/93 г. содержит упоминание о том, что сельцо Куретниково с деревнями, принадлежавшее на момент описания Троице-Сергиеву монастырю, являлось «изстари» вотчиной «Ивана Иванова сына Полева», причем две деревни из этого же вотчинного комплекса были даны местной сельской церкви еще более старым вотчинником по имени «Федор Ряпчиков», то есть родным дядей первого. Дополнительно в книге сообщается, что эта вотчина поступила в монастырь в 1577/78 г. от С. И. Тимофеева, а тот в свою очередь купил ее в 1576/77 г. у некоего «Максима у Богданова сына Полева» 32. [174] К счастью, архив Троице-Сергиева монастыря сохранил акты, проясняющие показания писцовой книги – в 1576/77 г. не кто иной, как «Максим прозвище Богдан Иванов сын Полев» продал «вотчинную отца своего куплю» сельцо Куретниково Старое с деревнями С. И. Тимофееву, а тот в свою очередь в 1577/78 г. отдал их Троице-Сергиеву монастырю 33. Таким образом ретроспективные данные дмитровской писцовой книги 1592/93 г. и троицкие акты однозначно показывают, что у Ивана Ивановича был сын Богдан-Максим.

Итак, сведения о землевладении Б. И. Полева в Московском уезде в 80-х гг. XVI в., указывающие прямо на приобретения его отца, позволяют продолжить рассказ об Иване Ивановиче. Около 1552/53 г. он выкупил у властей Чудова монастыря вкладную вотчину вдовы Г. И. Нагого Аграфены (дочери А. И. Большого Товаркова) сельцо Кочабарово и деревню Корнаухово в Сурожском стане Московского уезда, причем, что показательно, наряду с купчей в архиве Полевых отложилась и духовная вдовы 34. Несомненно, что в данном случае И. И. Полев воспользовался правом родового выкупа, а следовательно он был связан родственными узами с вкладчицей. Наиболее вероятным представляется предположение о том, что он был женат на дочери Г. И. Нагого и А. А. Товарковой. Напомним, что Григорий Иванович Нагой приходился двоюродным братом заметному деятелю середины XVI в. окольничему, а затем и боярину Ф. М. Нагому (деду будущей царицы Марии) и его родному брату А. М. Нагому, дочь которого была замужем за старицким князем Владимиром Андреевичем 35. Он же приходился племянником окольничему С. Д. Пешкову, который завещал ему в 1560/61 г. ряд вотчин в Костромском уезде 36. В 1568/69 г. И. И. Полев получил вместо части своей родовой зубцовской вотчины деревню Харкино с тремя пустошами в Горетове стане Московского уезда, что, надо полагать, связано с опричными перемещениями землевладельцев, имевшими место в то время. Тогда же он взял в заклад у московских вотчинников Сукмановых деревню Темниково с деревнями, располагавшуюся в том же стане 37. Размер только подмосковной вотчины И. И. Полева, принадлежавшей в 1584–1586 гг. его сыну Богдану, составлял 345 четвертей пахатной земли, что, судя по тому же источнику, вполне сопоставимо с аналогичными владениями видных деятелей последней четверти XVI в. Описание этих же лет упоминает ряд бывших поместий и вотчин И. И. Полева в Сурожском стане Московского уезда 38.

Иван Иванович, хотя и не выделился чем-либо на службе, все же представляется значительной фигурой, имевшей определенный вес в обществе. Судя по [175] его сделкам, он был весьма обеспеченным человеком, активно приумножающим свои земельные владения. Среди главных факторов его материального благополучия можно выделить следующие. После смерти своего младшего брата он стал единственным наследником вотчин и состояния отца. По-видимому, не меньшее значение имели его связи с родней по линии жены. Наконец, нельзя не учитывать и то бостоятельство, что Иван фактически не служил, поэтому мог полностью посвятить себя налаживанию и оптимизации хозяйственной жизни в своих вотчинах, располагавшихся как минимум в четырех уездах – Зубцовском, Тверском, Московском и Дмитровском. Умер И. И. Полев не позднее 1576/77 г., поскольку, уже в этом году, как говорилось выше, его сын Богдан самостоятельно распоряжается дмитровской вотчиной.

Сын Ивана Ивановича Богдан, как следует из публикуемого отрывка духовной, родился вскоре после смерти своего деда, то есть не позднее 1556 г. Впервые он упоминается на службе в 1571 г. – будучи пятнадцатилетним юношей он разносил вино во время приема крымских послов в Александровой слободе 39. В боярском списке 1577 г. он уже числится среди московских дворян 40. Летом 1584 г. он назначается объезжим головой в Китайгороде и тут же вступает в местническое столкновение со своим напарником К. Д. Поливановым, правда в итоге оба остаются «без мест» 41. В августе 1585 г. он получает первое высокое разрядное назначение – второй воевода сторожевого полка в предстоящем шведском походе. Интересно, что это назначение он получил вместо М. Г. Салтыкова, который сказался больным из-за неудовлетворения в местнических притязаниях. С Богданом попытался было местничать князь И. М. Борятинский, но также безуспешно 42. В 1587/88 г. Б. И. Полев в качестве полкового головы был послан в Астрахань, где он находился и в 1588/89 г. 43 Зимой 1591/92 г. он вновь назначается полковым головой и при этом пытается местничать с окольничим Н. И. Очиным-Плещеевым 44. В 1592–1594 гг. он воевода на Белой, в 1595/96 г. воевода в сибирском городке Пелыми, а в декабре 1596 г. был «отпущен к Москве» 45. Согласно майской росписи 1598 г. он был первым воеводой в сторожевом полку «плавной рати» на Оке близ Серпухова 46. В боярском списке 1598/99 г. он по-прежнему значится среди московских дворян 47. В апреле 1599 г. в качестве воеводы сторожевого полка был послан в Орел. Тогда же он безуспешно пытался местничать с князем И. П. Ромодановским 48. В 1599/1600 г. он воевода в Ливнах, в 1601/02 г. в Царево-Борисове 49. В [176] 1605/06 г. он вместе с дьяком Д. Раковским описывал Кромский уезд 50. В боярском списке 1606/07 г. он записан среди тех же московских дворян с пометой – «сказался болен; на Москве» 51. Согласно боярской книги 1615/16 г., его оклад «до московского разорения» равнялся 600 четвертям и 50 рублям 52. В последний раз Б. И. Полев упоминается в источниках под 1616 г. – тогда он был воеводой в Муроме 53. Надо полагать, что вскоре после этого назначения он умер, так как в более поздней учетно-окладной и разрядной документации его имя уже не значится. У Богдана было два сына – Андрей и Федор. Первый начал карьеру еще при жизни отца, по молодости он служил в стряпчих, а затем был переведен в стольники 54.

Как говорилось выше, Богдан унаследовал богатую подмосковную вотчину отца, составлявшую в 1584-1586 гг. 345 четвертей пахатной земли. Кроме того, ему принадлежали земли в Дмитровском уезде, которые он продал дьяку С. И. Тимофееву в 1576/77 г. Также известно, что в конце XVI в. он владел 663 четвертями поместной земли в Вяземском, Кашинском и Старицком уездах 55. О его состоятельности красноречиво свидетельствует тот факт, что в осенний поход 1604 г. против самозванца он выставил тринадцать человек 56. Напомним, что по уложению 1555/56 г., с каждых ста четвертей доброй земли должен был выставляться один вооруженный всадник. Как видим, особенно выдающейся служебной карьеры Б. И. Полев не сделал, однако, как и его отец, он был крупным землевладельцем и, судя по всему, весьма обеспеченным человеком.

Вполне возможно, что именно земельные богатства старшей ветви Полевых позволили в свое время Ивану Васильевичу выдать дочь Аксинью замуж за представителя виднейшего старомосковского боярского рода Кошкиных-Захарьиных – М. В. Яковля. Как раз летом 1555 г. Михаил Васильевич получил чин окольничего, умер он в октябре 1556 г. 57 Аксинья пережила своего супруга почти на тридцать пять лет и скончалась в 1590/91 г. По ее духовной душеприказчики князь В. П. Туренин и родной племянник Б. И. Полев (о котором шла речь выше) продали старице княжне Ирине Мстиславской несколько деревень и пустошей в Кашинском уезде 58.

Собранные к настоящему времени сведения о Полевых создают хорошую почву для сравнения исторических судеб двух ветвей этого рода. С точки зрения служебной карьеры представители младшей ветви чаще получали назначения, да и уровень таковых был несколько выше, чем у их старших сородичей. При этом младшие Полевы – Василий Меньшик, его сын Осип, внуки [177] Григорий и Иван погибли на службе, так и не успев пройти до конца всей чиновной лествицы 59. В свою очередь старшие Полевы – Иван Васильевич, его сын Иван и внук Богдан дожили до преклонных лет и, судя по всему, достигли своего предела в служебной иерархии. По-видимому, непоследнюю роль в этом сыграл факт удельной службы представителей старшей ветви и, как следствие, их несколько запоздалое вхождение в разрядную номенклатуру. Однако в материальном плане положение старших и младших Полевых прямо обратно служебному, что видно при сравнении таких ключевых показателей, как землевладение и родственные связи. Имеющиеся данные о землевладении (или хотя бы вотчинных интересах) младших Полевых просто не сопоставимы с тем набором сведений, которыми мы располагаем в отношении их старших сородичей. Отсюда напрашивается вывод – в руках представителей старшей ветви находились значительно большие земельные богатства. Что касается родственных связей, то здесь вне всяких сомнений старшие Полевы выглядят так же достойнее. Среди их родни Захарьины, Нагие, Белеутовы, Овцыны и, возможно, Невежины. Жены младших Полевых происходили из родов Сакмышевых, Сумароковых и Невежиных.

В заключение о самой правой грамоте, в состав которой включено духовное завещание И. В. Полева. Как видно, дело вел окольничий князь Б. П. Засекин. Данный факт позволяет отнести общую датировку документа к первым годам царствования Федора Ивановича, так как князь Б. П. Засекин последний раз упоминается в источниках в июле 1588 г., а по некоторым сведениям вскоре после этого он умер 60. В мае-июле 1584 г. он заседал в Московской судной палате и принимал участие в расследовании злоупотреблений разрядного дьяка А. В. Шерефединова 61. Вполне возможно, что публикуемый отрывок восходит к делопроизводству того же ведомства.


Ок. 1555 г. июля 27. – Духовная Ивана Васильевича Полева, с явочной записью 1555 г. июля 27 митрополиту Макарию. Включенный акт в составе правой грамоты 1585-88 гг. по тяжбе между Авдотьей, вдовой Ивана Овцына, и Богданом Ивановым сыном Полева (отрывок).

...[Фе]досии 62 схимнике по Ряпчикове, аже не будет у сына моего у Ива[на] детей сыновей. А будут у Ивана сынове, ино то село моя полови[на] Ивановым детем и внучатом. А род изведетца сына моего Иван[а, и] то село обе половины кои 63 деревни к Троице в монастырь Сергию чюдот[ворцу] по мне, по Иване, и по жене по моей по Анне, и по всех моих родите[лех], и по Анниных родителех по всех. [178]

Да благословляю невестку свою [О]вдотью Михайловскую жену сына своего селцом Бабиным да к нему деревня Суслово во Тверском уезде, чем было благословил Федор Ряп[чи]ков Белеутов сестру свою Анну, а мою жену, да сына моего Михаила. И то селцо и деревня невестке моей Овдотье до ее живота со всем с тем, что к тому селцу и к деревни истарины потягло, с рощами и с пожнями, как было за сыном моим за Михаилом. А пойдет невест[ка] моя замуж, или божия воля станетца над нею, в животе не ст[а]нет, и после невестки моей тем селцом и деревнею благословляю внуку свою Настасию Иванову дочь со всем с тем, как было за невесткою моею за Овдотьею. А невестке моей Овдотье ис того селц[а и] из деревни крестьян вон не выгнать, оброк имать с них по тому ж, как жил[и за] сыном за моим за Михаилом. Да невестке ж моей Овдотье приказщики мои дадут жеребец голуб Михайловской сына моего.

Да зятю моему Михаилу Васильевичю приказщики мои дадут ковш серебрян выносной. Да дочь свою благословляю Оксенью Михайлову жену милосе[рдие] божые икона золота, образ на ней Сергий чудотворец, в раке в серебряной, да летник камчат жолт с вошвами, вошвы шыты золотом да серебром. И приказщики мои то дадут дочери моей Оксенье.

[Да] благословляю внуку свою Настасью Иванову дочь милосердие божие Тр[ои]ца Живоначалная да Пречистая воплощение, серебром облож[ена] в раке в серебряной, да летник камка червчата с вошвами, да шубка белоголуба, да ковш серебрян меншой.

Да благословляю племяницу свою Федосию Берсеневу дочь Дмитрееву жену Овцына милосер[дие] божые понагия серебряная Берсеневская братня да десять рублев денег. И приказщики мои то ей дадут понагию и денги из моего живота.

На конце духовной написана:

Духовная у меня.

Назади у духовной написано:

Иван Иванович Полев руку приложил.

А духовная Богданова деда Ивана Васильевича Полева свидетелствована и подписана и запечатана при Макарье митрополите в 63-м году, июля в 27 день.

А подпись у грамоты митрополича дьяка Ивана Офонасьева.

И февраля в 3 день, сверху от бояр к околничему ко князю Борису Петровичю Засекину сю челобитную принес дьяк Михайло Бледной, а говорил от бояр, чтоб князь Борис [се] дело вершил по суду тотчас. А в челобитной пишет:

Госуд[арю царю] и великому князю Федору Ивановичю всеа Русии бьет челом [богомоли]ца твоя государева Иванова женишко Овцына Овдоть[я] ...лова 64 дочеришко Пушкина. Била, государь, челом тебе, государю, б[огомоли]ца твоя на Богдана на Иванова сына Полева в том, [что он, Бо]гдан, приставливал ко мне в твое, государево, уложение... 65

РГАДА. Ф. 1209. Оп. 74. № 2018/19141. Б/п. Список 1640-50-х гг.

Комментарии

1. Веселовский С. Б. Исследования по истории класса служилых землевладельцев. М., 1969. С. 370-372; Зимин А. А. Крупная феодальная вотчина. М., 1977. С. 88, 89, 138, 154-157 и др.; Он же. Формирование боярской аристократии в России во второй половине XV – первой трети XVI в. М., 1988. С. 232; Кобрин В. Б. Состав опричного двора Ивана Грозного // АЕ за 1959 год. М., 1960. С. 63, 64; АСЗ. М., 1997. Т. 1. С. 336, 337. Комментарий к № 221-224 (К приведенным биографическим сведениям об Иване Осиповиче Полеве может быть добавлено следующее. Родился Иван не ранее середины 50-х гг., поскольку еще в 1564/65 г. вместо него на данной его матери И. А. Матафтину подписался его старший брат Григорий. Впервые он упоминается на службе в 1577 г.; в боярских списках 1577, 1588/89 и 1598/99 г. он числится среди московских дворян. В 1598/99 г. он вместе с князем Ф. И. Хворостининым и дьяком И. Нееловым раздавал денежное жалованье ярославским детям боярским. Женат он был на дочери И. П. Невежина Аксиньи, за которой в качестве приданого получил в 1595/96 г. сельцо Козалоно с деревнями и пустошами в Рузском уезде. От брака с ней он имел сына Алексея, который в 1649 г. хлопотал о записи своего родословия в Разрядном приказе. – См.: АСЗ. М., 1997. Т. 1. № 164; Боярские списки последней четверти XVI-начала XVII в. и Роспись русского войска 1604 г. / Сост. С. П. Мордовина и А. Л. Станиславский. М., 1979. Ч. 1. С. 90, 128 (с пометой «в Новгороде»), 185; АСЗ. М., 1998. Т. 2. № 316; РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 425. Л. 150 об.–156 / данная И. О. Полеву была оформлена от имени его тещи Пелагеи, вдовы И. П. Невежина, и боярина С. В. Годунова/; Веселовский С. Б. Исследования по истории класса служилых землевладельцев... С. 370, 371); Чернов С. З. Волок Ламский в XIV – первой половине XVI в. М., 1998. С. 172-182.

2. АФЗХ. М., 1956. Т. 2. № 42.

3. Веселовский С. Б. Исследования по истории класса служилых землевладельцев... С. 268, 282; Зимин А. А. Формирование боярской аристократии... С. 293.

4. Там же. № 60.

5. АСМ. Л., 1988. 4.1. № 32.

6. АФЗХ. М., 1956. Т. 2. № 96.

7. Квашнин-Самарин Н. Д. Исследование об истории княжеств Ржевского и Фоминского. Тверь, 1897. С. 26.

8. РГАДА. Ф. 281. Зубцов. № 4/4822.

9. РГАДА. Ф. 281. Зубцов. № 16/4834; Антонов А. В. Вотчинные архивы московских монастырей и соборов XIV–начала XVII века // РД. М., 1997. Вып. 2. С. 104. № 180 (по упоминанию в данной М. Семеновой 1567 г.).

10. Тверская область. Топографическая карта. М., 1992. С. 53.

11. РГАДА. Ф. 199. Портфель 168. Ч. 1. Л. 134 (роспись двора угличского кн. Дмитрия Ивановича). Пользуюсь случаем, чтобы поблагодарить К. В. Баранова, любезно предоставившего нам копию источника.

12. РИС. М., 1838. Т. 2. С. 85, 86.

13. ПСРЛ. СПб., 1859. Т. 8. С. 274.

14. Назаров В. Д. О структуре «Государева двора» в середине XVI в. // Общество и государство феодальной России. М., 1975. С. 52.

15. Смирнов И. И. Очерки политической истории Русского государства 30–50-х гг. XVI века. М.-Л., 1958. С. 217.

16. АФЗХ. М., 1956. Т. 2. № 168.

17. Вкладная книга Троице-Сергиева монастыря. М., 1987. С. 118.

18. АФЗХ. М., 1956. Т. 2. № 259; АСМ. Л., 1988. Ч. 1. № 207.

19. О братьях Федоре и Иване-Жихоре Андреевичах Рябчиковых-Белеутовых (не оставивших мужского потомства) см.: Веселовский С. Б. Исследования по истории класса служилых землевладельцев... С. 298–300; Зимин А. А. Формирование боярской аристократии... С. 219 (генеалогическая схема Белеутовых); АФЗХ. М., 1956. Т. 2. № 165.

20. АФЗХ. М., 1956. Т. 2. № 168.

21. ТКДТ. М.-Л., 1950. С. 179.

22. АФЗХ. М., 1956. Т. 2. № 354; Об О. В. Полеве и его детях см.: АСЗ. М., 1997. Т. 1. С. 336, 337.

23. Чернов С. З. Волок Ламский... С. 180, 181.

24. АРГ АММС. М., 1998. № 127. Первая дата – примерное время смерти сына Евдокии князя И. А. Золотого Оболенского, который уже не участвовал в сделке матери (см.: Вкладная книга Троице-Сергиева монастыря... С. 125).

25. Маштафаров А. В. Старицкие монастыри в документах XVI века // РД. М., 1998. Вып. 4. С. 149; РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 466. Л. 596, 596 об. (согласно показаниям тверской писцовой книги 1540-х гг., Г. М. Белеутов владел этой вотчиной на основании «несудимой» грамоты великого князя Ивана Ивановича, данной, по-видимому, еще его отцу в 1485–1490 гг.).

26. Вкладная книга Троице-Сергиева монастыря. М., 1987; Черкасова М. С. Землевладение Троице-Сергиева монастыря в XV–XVI вв. М., 1996.

27. РГАДА. Ф. 394. Кн. 327. Л. 216,216 об.; Родословная книга князей и дворян российских и выезжих... (Бархатная книга). М., 1787. Ч. 2. С. 226, 227.

28. АФЗХ. М., 1956. Т. 2. № 354; Чернов С. З. Волок Ламский... С. 178.

29. Редкие источники по истории России. М., 1977. Вып. 2. С. 181; ср.: Зимин А. А. Формирование боярской аристократии... С. 221 (генеалогическая схема Полевых). На середину 50-х гг. XVI в., как время составления родословия Полевых, зафиксированного двумя известными списками Румянцевской редакции 60-х гг. и самого конца XVI в., указывают приведенные в примечании выше сведения о времени рождения младшего сына О. В. Полева Ивана, который, что показательно, уже фигурирует в росписи.

30. Временник ОИДР. М., 1851. Кн. 10. Раздел 2. С. 179 (список А: «...у Александра сын Дмитрий Полев. А у Дмитрия сын Федор. А у Федора было 4 сына: Василий Темной, да Афонасий, да Иван Баран, да Василий Меншик. А у Василья у Темного дети: Никифор – бездетен, постригся в Иосифове монастыре, да Иван, да Берсень, да Иван же Меньшой – бездетен, да Федор – утонул на Коломне. А у Афонастья дети: Иван да Федор – оба бездетны. А у Василья у Меньшаго дети: Иосиф, да Иван, да Володимир. А у Василья (!?) Васильевича у Темнаго дети Иван Полев. А у Ивана Ивановича у Полева сын Богдан. А у Федора осталась дочь. А у Осипа у Полева дети: Григорий да Иван. А братья Осиповы Иван да Володимир оба бездетны. А Богдановы дети Ивановича Полева: Андрей да Федор»); также см.: Юбилейный сборник Санкт-Петербургского Археологического института. 1613-1913. СПб., 1913. С. 83, 84.

31. Кобрин В. Б. Состав опричного двора Ивана Грозного... С. 63. Примечание 704.

32. ПКМГ. СПб., 1872. Ч. 1. С. 756, 757, 759.

33. РГАДА. Ф. 281. Дмитров. № 281/3993. Л. 203-204; № 151/3863; № 152/3864. В. Б. Кобрин ошибался, когда говорил о продаже этих земель Б. И. Полевым непосредственно Троице-Сергиеву м-рю (см.: Кобрин В. Б. Состав опричного двора Ивана Грозного... С. 64).

34. Павлов-Сильванский В. Б. Явочный список вотчинных владений Московского уезда писцов 1584–1586 гг. Т. А. Хлопова «с товарыщи» // Источниковедение отечественной истории. М., 1986. С. 238.

35. Мятлев Н. В. К родословию Нагих // ИРГО. СПб., 1911. Вып. 4. С. 87; Зимин А. А. Состав Боярской думы в XV–XVI веках // АЕ за 1957 год. М., 1958. С. 60. Примечание 229; РК 1475-1598. М., 1966. С. 14.

36. Веселовский С. Б. Исследования по истории класса служилых землевладельцев... С. 172.

37. Павлов-Сильванский В. Б. Явочный список вотчинных владений Московского уезда... С. 241.

38. ПКМГ. СПб., 1872. Ч. 1. С. 106, 116, 120.

39. Кобрин В. Б. Состав опричного двора Ивана Грозною... С. 64 (по материалам коллекции «Сношения России с Крымом»: РГАДА. Ф. 123. Оп. 1. Кн. 13. Л. 109).

40. Боярские списки... Ч. 1. С. 89.

41. РК 1475-1605. М., 1987. Т. 3. Ч. 2. С. 36.

42. РК 1475-1598. М., 1966. С. 362, 363; РК 1475-1605. М., 1987. Т. 3. Ч. 2. С. 67, 69.

43. РК 1475-1598. М., 1966. С. 399; Боярские списки... Ч. 1. С. 127 (с пометой «в Астрахани»).

44. Эскин Ю. М. Местничество в России XVI–XVII вв. М., 1994. С. 104. № 640.

45. РК 1475-1598. М., 1966. С. 478, 484, 506, 514.

46. Там же. С. 531; РК 1575-1605. М., 1994. Т. 4. Ч. 1. С. 41.

47. Боярские списки... Ч. 1. С. 185.

48. РК 1575-1605. М., 1994. Т. 4. Ч. 1. С. 63; Эскин Ю. М. Местничество в России... С. 117. № 772.

49. РК 1575-1605. М., 1994. Т. 4. Ч. 1. С. 90, 131.

50. РГАДА. Ф. 1209. Столбцы по Калуге, № 895/26523. Л. 153.

51. Боярские списки... Ч. 1. С. 255.

52. Акты Московского государства. СПб., 1890. Т. 1. С. 143.

53. Барсуков А. П. Списки городовых воевод и других лиц воеводского управления Московского государства XVII столетия. СПб., 1902.

54. Боярские списки... Ч. 1. С. 181 (1598/99 г.), С. 251 (1606/07 г.).

55. ПКМГ. СПб., 1877. Ч. 2. С. 620-623; Кобрин В. Б. Состав опричного двора Ивана Грозного... С. 64.

56. Боярские списки... Ч. 2. С. 57.

57. Зимин А. А. Состав боярской думы в XV–XVI веках // АЕ за 1957 год. М., 1958. С. 67. Примечание 304.

58. АФЗХ АМСМ. Л., 1983. № 204.

59. АСЗ. М., 1997. Т. 1. С. 336, 337. Комментарий к № 221-224.

60. Павлов А. П. Государев двор и политическая борьба при Борисе Годунове. М., 1992. С. 40, 49 (примечание 135).

61. АЮ. СПб., 1838. № 24; Архив П. М. Строева. Т. 1 // РИБ. Пг., 1915. Т. 32. № 313; Акты Юшкова. М., 1898. № 220.

62. Здесь начинается обнаруженный отрывок.

63. Так в ркп.

64. В ркп. утр. 4-6 букв.

65. На этом заканчивается обнаруженный отрывок.

 

Текст воспроизведен по изданию: К родословию Полевых XVI век // Русский дипломатарий, Вып. 6. М. Памятники исторической мысли. 2000

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.