Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

К ИЗУЧЕНИЮ ТАМОЖЕННОЙ РЕФОРМЫ СЕРЕДИНЫ XVI в.

Среди преобразований государственного аппарата, осуществлявшихся правительством Ивана Грозного в середине XVI в., наименее изученной является реформа системы таможенного обложения 1, что объясняется совершенно недостаточным количеством сохранившихся источников: в настоящее время известно всего пять таможенных грамот, освещающих основные моменты организации обложения в Русском государстве середины XVI в. Одной из них является публикуемая ниже Каргопольская и Турчасовская таможенная грамота 1554/1555 г., использованная в литературе для изучения торговых путей Русского севера С. В. Бахрушиным 2.

Грамота 1554/1555 г. принадлежит к числу так называемых «откупных» и содержит распоряжение о передаче на откуп права сбора таможенных пошлин в Каргополе и Турчасове. Она рисует картину организации таможенных сборов и позволяет составить представление о размерах торгового оборота в Каргополе и Турчасове. Необычайно интересно сообщение о том, что иммунитетные грамоты феодалов, не перерегистрированные в мае 1551 г., признавались недействительными. Тем самым тарханные привилегии грамотчиков ликвидировались. Грамота выдана в канцелярии дьяка Третьяка Митрофанова сына Карачарова, который, по П. А. Садикову, ведал в 1554-1556 гг. сбором таможенных пошлин 3. Возможно, впрочем, что он продолжал осуществлять эти функции и позднее. Во всяком случае он подписал Двинскую откупную грамоту 1560 г., близкую по содержанию к Каргопольской и Турчасовской 4.

Грамота хранится в ЦГАДА (ф. Мазурина, оп. 196/2, д. 245) и представляет собой современную копию середины XVI в. 5, написанную на 11 листах.

А. А. Зимин [130]


Откупная Каргопольская и Турчасовская таможенная грамота

1554/1555 г.

(Начало рукописи испорчено)...тыре ...[По]крова святий Богородицы... ела да... дел соляно... в Т[у]рчасовско[м] уезде на реке на Онеге у Петра святого порог, да и Белозерском уезде на реке на Свиде у Николы Святого порог, да в Каргополе ж (в рукописи ошибочно: Корго ж поле) перевоз соляной. Да судовую пошлину новую, что возят в судех соль и рыбу, не Турчасова рекою Онегою х Каргополю, да в Каргополе ж (то же) и в Турчасове рукознобную пошлину новую турчасовцем Пане Семенову сыну Сокольникову, Михалку Важанину, Ивашку Чекею Агапитову, Ивашку Яковлеву сыну Москве, Аврамку Кондратьеву сыну Кончакова, Ваське Кожемякину, Пантелейку Никитину, Степанку Степанову сыну Пальцова, Савке Остафьеву сыну Черного, Тише Павлову сыну Яхоревского, Юшке Иванову Махнова, Парфею Семенову сыну Кончакова, Труф[а]нку (текст испорчен; восстановлено по смыслу) Моше Степанову сыну, Сидорку Козлу Ульянову сыну, Михалку Михайлову сыну Кончава, Сидорку Прокофьеву, Сенке Павлову сыну Морозова, Гришке Окулову, Таруньке Попову сыну Родионову, Гришке Кузмину сыну, Матфейку Иевлеву, Михалку Андрееву, Якушку Софронову, Ондрейку Гаврилову, Гаврилку Васильеву сыну Строю, Сеньке Иванову сыну, Юшку Васильеву сыну Иванова, Терешку Никитину, Ивашку Федорову сыну Рухтина, Кирилку Рону, Орефке Нестерову Китюлпе Мокейку Иванову сыну, Олеше Тарасову, Михалку Семенову, Грише Юрьеву, Федьку Семенову, Минке Онкудинову, Гаврилку Федосиеву, Ивашку Терентьеву сыну, Савке Самылину, Фетьку Брюхачеву, Поташке Иванову, Демешке Носкову, Рокую Бабину, Пашку Кондратьеву, Феньке Блинову, Ивашку Иванову, Матфейку Правдину, Федьке Ермолину, Илейке Григорьеву, Ивашку Захарину и во всех тручасовцов посадских людей и волостных пятинатцати сох место для того, чтобы им откупных таможников безличные силы и продажи и убытка не было. А собрати им тое каргопольские тамги, и всех таможенных пошлин каргопольских и турчасовских тож, что собрали каргопольцы в лете 7060 втором году две тысячи рублев, да девятьсот двенатцать рубле[в] и дватцать алтын и четыре денги. И привести им те денги на Москву царевым и великого князя казначеем к Федору Ивановича Сукину, да Хозяину Юревичю Тютину, на срок на Покров святий богородицы, лета 7060 четвертаго октября в первый день. А зберут тое каргопольские тамги и всех пошлин больши дву тысяч девятисот двунатцати рублев п дватцати алтын и четырех денег, и за то их царь и великий, князь пожалует. А не зберуг тое каргопольские тамги дву тысяч рублев да девятисот двунатцати рублев и дватцати алтын и четырех денег, и то им розведчи по себе, те деньги полнити от себя. А брати им те все пошлины вправду по цареву и великого князя крестному целованию, а самим им не корыстоватися. А учнут те таможники корыстоватися, и что тое каргопольские тамги, перебрав, утаят, и хто на них в том доведет, и тех каргопольских таможников казнити смертною казнью, а животы их и статки взяти в цареву и великого князя казну.

А брати им в Каргополе тамга и дворовая пошлина и подъемная и казачья. Хто каргополец, и турчасовец, и устмошанин, и мехрежанин, и поморянин придет от моря от варниц в Турчасов с солью, лето в судех, а привезши ту соль, учнет ее в Турчасове продавати, и им имати казаков у таможников, а пошлины казачьи имати таможником, с продавца выносу из лодьи з двадцати пуд соли по денге. А тех денег таможником имати на великого князя по полуденге, а по полуденге давати казаком на наем. А у купцов имати таможником в Турчасове от переделу от соляного: набити, и обшити, и взвесити (в рукописи: взлети) и в стопу положити с меха или с рогозины соли казачьи [131] пошлины по денге. Да тех денег по полуденге имати им на великого князя, а по полуденге давати им, казаком, на наем.

А хто привезет соли от моря от варниц в Тирчасово на гостин двор зиме на санех, и им та соль класти на гостине дворе в стопу, а имати у них таможником казачьи пошлины с рогозины соли и с меха по денге, да тех денег емлют таможники на царя и великого князя по полуденге, а по полуденге отдают казаком на наем. А за тем наймом тем казаком та соль у продавцов на гостине дворе из под сараи роздернути и взвесити.

А хто на гостине дворе в Турчасове ту соль купит, и у тех купцов емлют таможники с меха или с рогожы соли по денге, набити, и обшити, и отвести, и в стопы положыти, а приедут каргопольцы и турчасовцы и устмошене, и мехрежане, и онежаня в Каргополе в судех, и та им соль выкладывати из судов в анбары, или на завалы, из анбаров та ж соль казаком выдергати и отвесити. А имати таможником у каргопольцов у продавцов казачьи пошлины с продавца с рогожы или с меха соли по денге, да тех денег таможники емлют половину на царя и великого князя, а другую половину дают казаком на наем.

А которые каргопольцы и турчасовцы, и устмошеня и мехрежане, и онежане приедут от моря или ис Турчасова с солью на гостин двор зиме на санех, и казаком у тех людей та соль сложити под сарай и в стопу, да та ж соль казаком, ис под сараи роздерня, и взвесити. А имати таможником казачьи пошлины с продавца с рогожы или с меха соли по денге, да тех денег половину емлют таможники на великого князя, а другую половину дают казаком на наем.

А которые белозерцы, или вологженя, или двиняне приедут в Каргополе соли купити зиме на санех, а лете в судне, да купив ту соль в Каргополе учнут переделывать, и тем приежым людем иногородцом всем имати в Каргополе казаков у таможников, а имати таможником у приежых людей у иногородцов от десяти рогож соли от переделки по десяти денег, по денге с рогозины.

А держати таможником в Каргополе и в Турчасове казаков по штидесят человек или сколько им будет надобет. А оприч тех казаков, которые учнут у таможников в Каргополе и в Турчасове переделывати, и инные сторонные казаки опотай таможников, а таможников не доложа, и тех казаков таможники наместничии приставам дают на поруки, да ставят их перед каргопольским наместником. Да на кого в том таможники доведут, и они на том емлют заповеди рубль, полтина имати на царя и великого князя, а полтина им отдавати каргопольскому наместнику. А которые каргопольские казаки не похотят быти у таможников, и таможником держати казаков белозерцев. А которые каргопольцы же или турчасовцы или двиняне, и онежане, и поморяне приедут в Каргополе или в Турчасово с салом с ворваньим или с рыбою, или с каким весчим товаром ни буди, зиме на санях, а лете в судех, или тот весчей товар всякой весети, а весчего и подъемного имати таможником подъему по тому ж, как с рогозины с соли.

А в Турчасовском уезде у Петра Святого на пороге, да в Белозерском уезде на реке на Свиде у Николы Святого на пороге ж, а имати им пошлина. Хто каргополец, и онежанин, и турчасовец, и устьмошанин, и мехрежанин, и поморянин, и хто ни буди приедет в судне с солью и с каким товаром ни буди, рекою Онегою вверх в Турчасовской уезд рекою Онегою к Петру Святому на порог, и сколько будет ватаманов к лодье и к судну тяглецов надобет, тутошних побережан тяглецов, которые наперед сего на порозе суды т[я]нули, докладывая таможников, сколько будет ему к лодье или к судну казаков надобет. А имати таможником у ватаманов от лодьи или от судна от волоченья по десяти денег на тяглеца на всякого человека, сколько ватаман казаков ни возьмет. А давати таможенном порожским тяглецов тех денег по пяти денег человеку на тягло и на бечову, а по пяти денег имати на царя и великою князя и таможникам. А держати порожаном и подпорожаном казаки и бечевы по старине ж (в рукописи ошибка: х) по тому же, как наперед сего тяглецов к судам держали и бечеву [132] тянули. А пойдет та лодья или судно назад, на Низ, тем же порогом с товаром, или с сеном, или з дровы, и таможеником с той лодьи имати или с судна с отпускного таково ж по десяти денег. А поидет та лодия или судно назад бес товару, и таможником с той лодьи или з судна с отпускново не имати ничего.

А в Белозерском уезде на реке на Свиде у Николы Святого на порозе ж пошлина ж таможником имати, хто вологжанин, изо всех городов и из волостей Московски земли, хто нибуди приедет в судне и с ыным товаром с каким нибуди, в Белозерской уезд, к Николе Святому на Свиду и на порог, и сколько будет к лодье или к cyдне тяглецов надобеть тутошних побережан, и ватаманам имати тутошних жильцов поборежан, которые наперед сего на порозе суды тянули, докладывая таможников сколько будет к судну ему или к лодье казаков надобет. А имати таможником у ватаманов от лодьи или от судна от волоченья по десяти денег на тяглеца на всякого человека, сколько ватаманы казаков к судну ни возмуть. А давати (в рукописи: тавати) таможником тяглецом тех денег по пяти денег человеку на тягло и на бечеву, а по пяти денег таможником имати тех денег на царя и великого князя. А держати порожаном и подпорожаном казаки и бечевы по старине, по тому ж, как наперед сего тяглецов к судом держали и бечеву тянули. А поидет та лодия или судно назад на Низ том же порогом с сеном или з дровы, или с каким товаром с ыным ни буди, и таможникоа имати с тое лодьи или с судна спускного по десяти денег. А поидет та лодья или судно назад бес товару, и таможником с тое лодьи или с судна спускного не имати ничего. А хто в судне те пороги проедет или не доедет к порогу, да учнет у того судна класти в ыное судно или в подвозок, и им имати с судна и с подвоска пошлин по тому ж (в рукописи: х) розчету.

А которые торговые люди поедут з Белаозера или с Каргополя в малых судех, в подвосках, или в карбасех с солью или с рыбою или с каким товаром нибуди, в им с тех судов имати пошлина на тяглецов по тому ж росчету. А хто в судне те пороги проедет, а таможником не явясь, и пошлин им по грамоте таможенной (в рукописи: тамож) не платят и тех людей таможники дают на поруки наместничии и волостелиным приставам, да ставят каргопольцов перед каргопольским наместником, а ветлоозерцов и овежан ставят перед ухотским волостелем. Да на кого в том таможники доведут, и они емлют на том заповеди два рубля, рубль наместнику, а другой рубль таможником на царя и великого князя. А провозу им с соли и с судов имати.

Которой гость иногородец или белозерец, или вологжанин, или иного города которого нибуди, приедет в Каргополе соли купити, да купив ту соль в Каргополе, повезет за озеро на Короткое или на Пунему, или на Перечное, или в Вондогу, или в ыные реки в которые нибуди в судех до волоков, и они б под ту соль наимовали суда у каргопольцов, у городцких людей и у посадцких, и у становых Каргопольского стану. А найму им давати под ту соль от судов, со ста пуд соли по полуполтине, да тех денег емлют таможники на царя и великого князя по два алтына. А извощиком ис тех денег давати на провоз наем со ста пуд соли по шти алтын да по две денги. А оприче каргопольцов городских людей и посадцких людей и становых, и волостных белозерцы и Вологодцкого уезда крестьяне учнут в Каргополе у иногородцов наимоватися и Каргополя соли возити на судех, а таможники на тех белозерцов и на Вологодцкоя уезда крестьян в Каргополе перед наместником или перед тиуном доведут, что они в Каргополе у гостей у иногородцов наимуютца соли возити в судех, и на том наместнику имати заповеди два рубля, рубль ему имати на собя, а другой рубль имати на царя и великого князя.

А которой каргополец городцкой или посадцкой человек или волостной или становой Каргопольского стану повезет свою соль из Каргополя в своих судех или в наемных теми ж реками, куды ни буди, и ему та соль своя явити таможником, и пошлина им новая судовая имати, что возят в судех соль и рыбу из Турчасова рекою Онегою х Каргополю по старине, как имали до них, откупая. Хто приедет с [133] Турчасова в Каргополе каргополец пли турчасовец в своих судех или в наемных, а привезет рыбу свою или наемную, а учнет имати провозу у гостей со ста пуд соли по рублю денег, и тем гостем, и извощиком явитися нынешним таможником, которые в сей грамоте имяны писаны. А давати им [с] своих судов и с наемных со ста пуд соли до два алтына, ис тех же из наемных денег, что емлют провозу у гостей, со ста пуд соли по рублю денег. А явити им товар, соль и рыбу, в судех и в насадех, не складывая из насадов. А хто выложыт ис судов и из насадов соль и рыбу, а не явя таможником, и он то протаможыл, ино товар его ему назад, а с него протаможья два рубля, рубль на царя и великого князя, а другой рубль наместнику. А рукознобная им пошлина в Каргополе и в Турчасове давати по старине, как выдали откупая в прошлых годех каргополыцы. И с пудом годити, и товар всякой весной у гостей весити, и пошлина рукознобная имати по тому ж по старине с купца и с продавца с подъему и с припуску по денге, по полуденге с человека. А таможником иным опричным людем, оприч тех таможников не имати, а имати им в Каргополе пошлина подъемная и казачья, и в Турчасове судовая пошлина на реке на Онеге, у Петра Святаго, и в Белозерском уезде на реке на Свиде, у Николы Святого на порозех, и та пошлина судовая новая, что из Турчасова Онегою х Каргополю, и рукознобная пошлина с царевых и великого князя сельчан, и со царицыных и великие княгини сельчан, и с митрополичих, и со владычных, и со княжных, и з боярских, и с монастырских, и з грамотчиков, с тех, которые грамоты на мое царево и великого князя имя в лете 7050 девятом году в мае не подписаны, и со всех без омены, чей хто нибуди, по тому, как имали наперед сего.

А подпись у печати: Подписал царев и великого князя дияк Третьяк Митрофанов.

А по споем пишет: дьяк Третьяк Митрофанов Карачаров.

ЦГАДА, ф. Мазурина, оп. 196/2, д. 245.- Копия.


Комментарии

1. См. А. Т. Николаева. Отражение в уставных таможенных грамотах Московского государства XVI-XVII вв. процесса образования всероссийского рынка. «Исторические записки», кн. 31. М., 1950; Ю. Л. Тихонов. Таможенная политика Русского государства середины XVI до 60-х годов XVII в. «Исторические записки», кн. 53. М., 1955.

2. С. В. Бахрушин. Научные труды, т. I. M., 1952, стр. 125-126.

3. П. А. Садиков. Очерки по истории опричнины. М.-JI., 1950, стр. 267.

4. Н. С. Чаев. Двинская уставная таможенная откупная грамота 1560 г. «Летопись занятий Археографической комиссии», вып. 1(34). Л., 1927, стр. 199-203.

5. Водяной знак бумаги датируется 1564. (Н. П. Лихачев. Палеографическое значение бумажных водяных знаков, ч. I. СПб., 1899, № 3096).

Текст воспроизведен по изданию: К изучению таможенной реформы середины XVI в. // Исторический архив, № 6. 1961

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.