Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПОСОЛЬСКАЯ КНИГА ПО СВЯЗЯМ РОССИИ С НОГАЙСКОЙ ОРДОЙ

1551-1556 гг.

И того дни нагаиские послы Амангилдеи с таварищи у царя и великого князя ели. А стол был в Столовой избе в брусянои.

А се грамота Исмаиль мирзина с его послом Амангилдеем.
Государя саблею врагов победителя от Исмаиля князя всех крестьян государю сыну моему белому царю многом много поклон. Мы поздорову. И ты бы на многие лета здоров был. После слово то. Твоя дружба /л. 248/ нас дошла потому, что еси брата нашего Дербышалея (в слове Дербышалея слог лея написан над строкой) царя в Астарахани царем учинил, чтобы нам что нам (так в рукописи, имеет место повтор) Астарахани рати не предати. Таково бы нам дело учинити. [156] Нам бы тово беречи, чтобы к Астарахани полем рати не пустити. А ты тово вели беречи, чтобы водяным путем не пришли, на всех перевозех вели по перевозом по двесте человек поставити. А ныне бы еси прислал мне дватцать пищалников да три пушечки и стрелцы, хто стреляет из них. А кого к нам пошлешь, и ты посылай к нам Волгою. И те бы люди твои на Самарском устье с нами (слово нами исправлено по ранее написанному) свестилися, чтобы однолично полем не ходили. А тово б еси боярина, которой живет зде дотоле, доколе столко же людей при/л. 248 об./шлешь Астарахани беречи, тово боярина к себе не взял бы еси. А крымской нам и тобе недруг. И нам бы ево воевати с тобою свеститися и срок учинити. А будет тебе в Астарахань людеи послати, и ты, не проведав вестеи про Астарахань, из невесть людей не посылаи тово для, авося будет за иным за кем. Которых людеи тобе посылати в Астарахань, и ты посылаи за ледом, как (в рукописи: ка) лед проидет. А которых (в слове которых буква ы исправлена по ранее написанному) тобе к нам прислати пищалников и пушки и ты пришли наборзе тово для, что недруги наши и день и ночь над нами строки ищут, чтобы еси к нам наборзе отпустил. Молвя, грамоту послал есми. /л. 249/ Болшово посла своего Амангилдея послал есми. Да в Казань ходила жонка с сыном к племяни повидатца. А та жонка пошлая наша, а зовут ее Гульбагар, а сына зовут Нагаем. И ты бы однолично ту жонку и с сыном с сем нашим послом к нам отпустил. А живет она в селе Вотенине, что на лице у нево рана Сюдюгозею зовут у тово. Сыну моему белому царю слово то. Яз у тебя просил, чтобы мне самому вздевать пансыря доброво. А которой взяли пансырь на Едигере царе, тот пансырь мои был. И ты бы мне однолично тот царев пансырь прислал того для, что был пансырь мои. Да чтобы однолично с семи нашими людми прислал мне сурну и трубу, и накры. Да у сына у своего прошу Акмамет /л. 249об./ Уланову жену. (Остаток листа 249об. и начало листа 250 - примерно 2/3 - без записи). /л. 250/

И июня 1 царь и великий князь приговорил Ахкулу да с ним таварищев его дву человек отпустити в Нагаи к Исмаилю князю. А с ними вместе приговорил послати к Исмаилю князю з грамотою служилых татар Беляка Киикова с таварищи, дву человек. /л. 250об./ И поехали с Москвы Аккулу и Беляк Кийков июня в 4.

А се грамота к Исмаилю князю с служилым татарином з Беляком Кииковым с таварищи.
От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии другу моему Исмаилю князю слово то. Писал к нам наш сын боярской Петр Тургенев, что Дербыш царь взял в Астарахань в калги ис Крыму Казбулата царевича. А твоих недругов Юсуфовых детей и Кошумовых и Шигимовых и Уразлыевых перевез на вашу сторону 150. А с ними людей тысечи с три. И наш сын боярской Петр его /л. 251/ [157] уимал, чтоб он ваших недругов на вашу сторону не возил. И он Петра не послушал. И наш сын боярской Петр тово для из Астарахани поехал к нам. И мы ныне послали к Дербышу царю свою грамоту с своими казаки с Кудеяром Бехтемеревым. А в своей грамоте писали есмя к нему с великою бранью, что он нам и тебе изменяет - недругов наших перевозит и с крымским ссылаетца. А в Астарахань велели есмя поспешити с Волги своему сыну боярскому Григорью Кафтыреву и велели есмя ему стояти в Астарахани и Астарахани беречи до тех мест (слова: до тех мест написаны дважды), доколе придет в Астарахань наш сын боярской Левонтеи Мансуров со царицами. А нечто твои недруги приедут опять /л. 251об./ на Астараханскои перевоз, и мы над ними велели промыслити, как возможно. Да и на иных перевозех велели есмя их стеречи. И ты бы от своих недругов от Белек Булата с таварищи берегся, и над ними промышлял на своеи стороне, как будет тебе возможно. А нас бы еси о своем здоровье часа того без вести не держал. Да и о Дербыше бы еси царе свою мысль к нам отписал, как ево вперед от неправды уимати. А чево еси у нас просил, и мы к тебе то послали с ствоим послом Амангилдеем что ся у нас лучилось. Да писал еси к нам о пищалникех, и мы к тебе послали с Волги тритцать пищалников. Писана на Москве лета 7063-го /л. 252/ июня месяца.

Июня 15 царь и великий князь нагаиских грамот (слово грамот исправлено по ранее написанному слову послов) слушал и приговорил нагаиских послов Амангилдея и Тлевбердея (в слове Тлевбердея буквы Тлевб написаны по чищенному) с таварищи отпустити в Нагаи к Исмаилю князю и х Касаи мирзе. А с ними велел послати к Исмаилю князю и х Касаю з грамотами (в рукописи: з рамотами - эти слова написаны над строкой) станицу служилых татар Яныша Сююнчакова (в слове Сююнчакова буква о исправлена по букве а) пять человек. И отписати с ними о тех же делех, о которых делех писали Исмаиль князь и Касаи мирза. И велел их отпустити (в рукописи: отпусти) с Казенново двора казначеем. А у себя им быти не велел. Велел им дати корм в стола место. А служилых татар Яныша /л. 252об./ с таварищи велел отпустити в Нагаи (слова: в Нагаи написаны над строкой) того ж дни. А приказал с ними к Исмаилю князю и х Касаи мирзе поклон.

И поехали нагаиские послы и служилые татарове Яныш с таварищи с Москвы июня 27. А проводити их велено до украины Григорью Петрову сыну Белкина да с ним неделщики.

А се грамота к Исмаилю князю с Янышем с таварищи.
Божиею милостию от царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии другу моему /л. 253/ Исмаилю князю слово то. Писал еси к нам с своим [158] послом Амангилдеем, что у вас недругов много. И нам бы того беречи, чтоб к Астарахани и на вас рати не пропустити и стрелцов бы пищалных на береженье к тебе прислати. И мы послали на Волгу (в слове Волгу буква у исправлена по ранее написанному) на перевозы своего сына боярского Григорья (в рукописи: Григор) Кафтырева со многими людми беречи того, чтоб на вас рати не пропустити. Да послышали есмя, что крымской к Астарахани и на вас наряжаетца и хочет ити. И мы, уповая на Бога и памятуя к вам свою дружбу, на крымсково послали есмя рать свою. И чего Бог похочет, от Божьей воли хто избудет? А как у нас с крымским наше дело поделаетца, и мы тебя о том без вести не учиним (слово учиним исправлено по ранее написанному держим) часа того. /л. 253об./ А в Астарахань есми цариц отпустил и со царицами послал есми в Астарахань своего сына боярского Левонтья (в рукописи: Левоньтья и буквы ньть написаны над строкой) Мансурова и велел есми Левонтью Астарахансково юрта беречи. А с Левонтьем послал есми тому юрту береженье многих людей. А что еси писал к нам о стрелцех, и яз велел к тебе послати с Волги своих стрелцов пятдесят человек. И ты б их к себе взял. И как тебе будут не надобны, и ты б их к нам отпустил. А ныне есми к тебе послал лехкие поминки что ся у нас лучило. А что будет твоя мысль о крымском деле, и ты бы к нам приказал с нашим послом с Ыгнатьем Загрязским да с своим /л. 254/ послом з Баитереком. Писана на Москве лета 7063-го июня месяца. (Остаток листа и его оборот без записи). /л. 255/

Генваря 10 приехали ко царю и великому князю из Нагаи служилые татарове Сююндюк Тулусупов, Давкеи(в слове Давкеи буква а исправлена по ранее написанному) Тимеев. А посыланы они в Нагаи к Юсуфу князю. Да с ними ж вместе приехали Беляк Кийков да Баигоня Мамин (в слове Мамин первая м исправлена по ранее написанному), да Гозя Темирев. А посылан Беляк к Юсуфову (в слове Юсуфову буква о исправлена по букве у) сыну к (предлог к исправлен по ранее написанному) Юнус мирзе. А Баигоня с таварищи посылан х Касаи (в рукописи: Каса) мирзе.

И сказывали царю и великому князю Сююндюк и Тафкеи, и Беляк, что Исмаиль отпустил их из-за Самара. А зимовати Исмаилю под Астараханью. А Баигоня сказал: отпустил его Касаи с речки з Боксака 151, а зимовати ему на Карадуване 152. А с ними вместе отпустили /л. 255об./ ко царю и великому князю Исмаиль (слово Исмаиль исправлено по ранее написанному) и Касаи и иные мирзы послов своих. От Исмаиля (в слове Исмаиля первая и исправлена по ранее написанному) идет посол его Баитерек, а от Касая Ишека. А от иных мирз (в слове мирзъ буква ъ исправлена по ранее написанному) послы идут их люди, а всех послов и гостей 100 человек. [159]

А с Сююндюком (в рукописи: Сьюндюком, буква ь исправлена по букве и) с таварищи приехали нагаиские гонцы: Исмаилев гонец Келдиш, Касаев гонец Собак, Исмаилева сына Магмед мирзин гонец Ямгурчеи, Касаева брата Би мирзин гонец Досаи.

И царь и великий князь велел нагаиских гонцов поставити на Нагаиском дворе и корм им велел давати по указу. /л. 256/

И генваря 23 Исмаилев посол Баитерек и Касаев посол Ишекеи с таварищи к Москве пришли. И царь и великий князь велел нагаиских послов поставити на Нагаиском дворе и корм им велел давати по указу.

Генваря 25 пришли ко царю и великому князю из Нагаи послы: от Арслан мирзы посол (слово посол написано над строкой) Ябаи, от Асанак мирзы посол Баламбаш абыз, от Торгаи мирзы посол Акмамет, от Тиналы мирзы посол Уразлы. А от иных мирз пришли послы их люди, всех их 350 человек, а лошадей с ними 2500.

И царь и великий князь велел нагаиских послов поставити /л. 256об./ на Нагаиском дворе и корм послом и гонцом велел давати по указу. Да и торг им велел дати на Нагаиском дворе. А на дворе у них велено быти Офоне Копьеву да толмачем.

И генваря 26 в суботу велел царь и великий князь Исмаилеву послу Баитереку да Касаеву послу Ишеке (слова: да Касаеву послу Ишеке написаны над строкой) с таварищи быти на дворе.

И того дни Баитерек и Ишека с таварищи на дворе были. А царь и великий князь сидел в Столовой избе в брусянои. А как послы вошли в ызбу, и явил их царю и великому князю челом ударити казначеи Федор Сукин. / л. 257/

И царь и великии князь звал Баитерека, Ишеку с таварищи карашеватца. И послы, быв у карашеванья, отшед, став на коленях, правили (в рукописи: привили) царю и великому князю от мирз челобитье, да подали грамоты.

И царь и великий князь велел у них грамоты взяти дьяку Ивану Михаилову, а нагаиским послом велел сести да звал их ести и велел им ити на Казенной двор дожидатися стола.

И того дни нагаиские послы у царя и великого князя ели. А стол был в Столовой избе в брусянои.

А се грамота Исмаилева с его послом с Баитереком. /л. 257об./
Сыну моему белому царю. Силы находца от Исмаиля князя многом много поклон. Мы поздорову есмя. И ты б на многие лета здорово был. После слово то. Как ведетца отечество и сыновство, и нам бы по тому ж быти. [160] Молвили были есмя и ты, и яз тое свою (в слове свою буква ю исправлена по букве е) роту и шерть свели есмя. И ныне бы нам по тому ж делати, как ведетца меж отца и сына. Мы бы твоего недруга воевали, а ты б нашего недруга воевал. Меж отца и сына исправляетца так. А брата нашего Дервиша царя по нашему хотенью учинил еси, и твои миньят на мне. И на сем бы свете нам с тобою меж себя один у одново чево попросим, за то б не постояли есмя. /л. 258/ Яз по твоему хотенью, а ты сам ведаешь (в слове ведаешь выносная буква ш исправлена по букве х), были у тобя мои два племянника, и ты одново учил так, как мне надобе, а и другой бы у меня ж был. А что говорю, и тот бы племянник мои у меня ж был, и то - Едигерь царь. Так бы еси ведал. Да много наших людей к вам в руки попали, в головах Янгаир багатырь, и мы про них слышим, что здоровы. А один родом тама Кудаяром зовут, а другой Акмамыш, а третей Юмук, четвертой Яхкибаи, пятой Чюфра, шестой уишюн родом Растберди. И ныне толко меня назовешь собе братом, и ты б однолично отдал и отпустил их. Да чтоб еси одноконечно сего моего посла санми по снегу отпустил по казанской стороне того для, что меж нас в той стороне, куды хаживали, рать зашла. И сам ведаешь, а до/л. 258об./спехи наши в воине рать взяла, воины у нас учинилось много, и ты б прислал мне пансырь доброй да тигилеи и полной доспех, и шелом. И толко меня назовешь отцом, дал есми замуж две дочери, одну дал есми за Дервишова царева сына. Что пригоже де быть тем моим двема дочерям, и ты то однолично пришли. И толко учнешь меня отцом звати, и ты пришли шубы бархатны з золотом на соболех однолично, мои (в слове мои буква о исправлена по ранее написанному) дети - твои дети. А брат мои стареишеи взбранил на меня про то, што яз с тобою поусловился. И Бог так учинил, а мы ся остали. И нам бы один одному за прошенье не постояти. А похочешь с нами поговорити, и ты к нам пришли боярина /л. 259/ доброво. А опричь бы еси запросов моих, прислал мне поминки болши летошнево. Да пришли, опричь поминков, краски да олова, да потали и нашатырю, и шафрану. То б прислал еси оприченно. И ртути 153. То б сверх поминков прислал еси. Да прислал бы еси на выемок мне самому вздевати шубу горлатную добрую сверх поминков. А Азеи базарец пошлой мои человек, а поехал он, розгневався на Юсуфа князя, и ты б ево однолично (слово однолично написано дважды) ко мне отпустил. Да родом каракибчак, Кошболдуем (в слове Кошболдуем первая о исправлена по букве а) зовут, ис Казани к вам попал, и тово б отпустил еси. А Баитерека Баимова сына послал есми твоево здоровья отведати. Толко ево почтишь, ино то нас почтишь. А промеж нас рати много, и ты б провожати ево(в слове ево буква е исправлена по ранее написанному) послал до Волги /л. 259об./ своих людей с пушками и с пищалми однолично. А тех бы людей наших отпустил еси по снегу, а до лета не задержи того для, что люте рати много живет.

На той же грамоте писано. [161]
От Исмаиля князя Ивану Михайлову поклон. Там живучи, нам деи служишь, и то нам на тобя зачесть. А отечеству и сыновству знамя то, что ис Казани нам годовое шло десеть кадей меду да шестьдесят рублев денег 154. А у кого есми имал, и яз с тем не в отечестве ни в сыновстве не зывалися есмя. И ныне мне с тобою о отечестве и о сыновстве /л. 260/ слово было. И ныне б еси то наше годовое дал нам. Да чтоб поволил еси нам дорогу казанскую, чтоб гости наши туда ходили того для, что на сеи дороге рати есть (слово есть написано по чищенному) и торг бы нам казанской ослободил. С конми бы гости наши ходили к вам, а с овцами б ходили в Казань. Да прислал бы еси мне трубу да сурну да накры. Да в том бы еси на меня не погневался, что яз боярина не чествовал. А боярин сам, то видев, поехал, что у нас воина ссталася. И каково то было время, и которои (в рукописи: котои, буква и исправлена по букве г) боярин ныне к нам приедет, тот бы нас высмотрил. Да прошу у сына ста рублев денег, чтоб Баитереку дал.

А се грамота Касаи мирзина с его послом Ишекою. /л. 260об./
От благочестнаго Касаи мирзы слово земледержцу счастливому волному человеку белому царю. Многом-много поклон молвя, ведомо буди слово то. Мы на отца своего юрте здорово живем, а и ты бы на отца своего юрте на многие лета здоров был. Ныне у нас посол твои был и грамоту твою привез. Послышев твое здоровье и добрые речи твои, повеселилися есмя. С моим отцом твои бывшей отец и дед в братстве были. А и мы по силе своей в братстве ж есмя. И ныне мое челобитье. Здесь дядя Юсуф князь возненавидел тово, что яз с тобою в братстве учинился. И оба нас с ним заратилися есмя. И пришел на меня войною. И по прямому /л. 261/ моему слову Бог нам дал. А наперед тово гневу (в слове гневу буква «ять» исправлена по ранее написанному) нам не бывало (в слове бывало буква в исправлена по букве л). Дядя наш князь молвил: мне деи ево воевати, и за то есмя с ним завоевались. Сам еси далече (в слове далече последняя буква е исправлена по букве о) да мысль наша блиска, чтоб еси так ведал: кто тебе брат, тот и нам брат, а хто тебе недруг, тот и нам недруг. Так надежу держим. Моему бывшему отцу болших бояр присылывал и о братстве гораздо говаривал, и ко мне бы боярина доброво прислал, добро от тово сстанетца. За все посылаю Ишеку. А ныне есмя его (в слове есмя буква я и в слове его буква е написаны по чищенному) ж послал, потому что он верен. А ты ко мне пришли своего человека, хто тебе верен. А нашему человеку, ково есмя послали, как в обычае ведетца, что крымскому послу платна дают, моему б послу то ж платно дали. То и знамя. /л. 261 об./ И ныне толко мне братство учинишь, и тому знамя то. Чтоб стрела не няла, прислал бы еси пансырь доброй да для братства прислал бы еси боярина доброво. Да пришли мне кречет да колпак з золотом, которой сам носишь, да [162] шубу з золотом, да тегиляи бархатен з золотом, да десеть тысяч алтын пришли, да деветь шуб горностаиных, да деветь шуб собольих, деветь шуб куньих, деветь тегиляев бархатные з золотом, да шатер, да седло з золатом, да тысечю листов потали, да пуд олова, да пуд краски розные, да много ртути, да и шафрану. С тяжолым поклоном с легким поминком слугу своего Ишеку послал есми. Молвя, написал. /л. 262/ Как меня смотришь, так бы еси Ибишея царя смотрил 155. Да отпустил бы еси Сююнчьбиею зовут жонку, да Бозум княину отпустил бы еси. Бью челом, у брата прошу. Да Акмагмет уланову жену отпустил бы еси, да царицына слугу Салтангула бы еси отпустил, чтобы брат наш ныне братство учинил, извечный наш слуга Карадуванов сын Явгачты, отпустил бы еси его.

И февраля 20 в среду велел царь и великии князь Арслан мирзину послу Джабаю с таварищи быти на дворе.

И того дни нагаиские послы Джабаи с таварищи на дворе были. А явил их царю и великому князю /л. 262об./ челом ударити казначеи Федор Сукин.

И царь и великий князь звал Джабая с таварищи карашеватца. И Джабаи с таварищи, быв у карашеванья, отшед, став на коленях, правил (в слове правил буква л исправлена по ранее написанному) царю и великому князю от Арслан мирзы челобитье. А иных мирз правили челобитье их люди да подали грамоты. И царь и великий князь велел у них грамоты взяти диаку Ивану Михайлову. А Джабая с таварищи звал ести.

И того дни нагаиские послы Джабаи с таварищи у царя и великого князя ели. А стол был в Столовой избе в брусянои. /л. 263/

А се грамота Арслан мирзина с его послом Джабаем.
Арслан мирзино слово царю великому князю великому государю, веру свою чистотою исправляющему государю государем. От Арслан мирзы белому царю великому князю много челобитье. И поклон молвя, слово ведомо буди. А з братом есми своим так учинилися тово для, что белому царю правды для розбранилися есмя. Исмаилю князю старейшему нашему брату люди подручны учинилися (в слове учинилися буквы учи написаны по чищенному). И ныне бы брату моему ведомо было: тобя для с крымским царем и с астараханским царем в брани учинился есми. А дядя мои Исмаиль князем (в слове князем буква я исправлена и над строкой стерта какая-то буква) учинился, а мне Волга досталась и нурадыном 156 (в слове нурадыном буква а исправлена по ранее написанному) есми учинился. Волга нам матерью /л. 263об./ учинилась, а лес нам отцом учинился 157. А хто на той степени ни будет, тот ему и брат (буква у в слове ему, союз и, буква б в слове брат написаны по чищенному) будет. И ныне как отцу дяде нашему пригожо посмотрилося, и мы посла послали, чтоб не по тому смотрил, как было наперед тово, чтоб гораздо великою честью почтил. Ты нас для Астарахань взял и [163] Дервиша царя нас для царем учинил. А мы тобя для Юсуфа князя убили, а Исмаиля князем учинили. Тово для есмя князем учинили. А слово наше прямое то, чтоб мне прислал доспех полной и с шоломом з булатным и с тегиляем, горностаи пушен вместе прислал (слово прислал написано по чищенному), да шубу кунью зимовную (слово кунью и в слове зимовную слог зи написан по чищенному) прислал бы. Да посла бы моего Чебама паробка гораздо /л. 264/ почтил. А тобе он служивал, Утемишем зовут, старой мои человек о сесь год в Казань с торгом ходил, а ис Казани там свели (слово свели написано по чищенному), за тово б нам не постоял. Да Кудаяром (в слове Кудаяром буква я исправлена по ранее написанному) зовут человек мои с ним жо вместе зашел, и тово бы нам пожаловал, отдал. А Кошумом зовут человек мои да Янбикою зовут человек мои, всех бы мне их отдал. Да чтоб ко мне посла прислал. А не пришлет посла, ино братству не быть. Братству знамя то, чтоб посла ко мне прислал. А за краденые деи лошади денег не платят, и ты б мне дал. Толко прямово для слова не отдашь, что ж твое братство? Бью челом, чтоб о том (слова: о том написаны над строкой) иноко не молвил, государь еси, ты ведаешь (перед словом ведаешь почти закрыта чернильным пятном буква о, над которой вынесена буква т; в самом слове ведаешь первая буква е исправлена по букве о). Да Янболды мои человек там остался, и ты б пожаловал (в слове пожаловал слог по написан по стертому слову ево) ево и з животы ко мне отпустил. /л. 264об./ А и так есмя в братстве были. И, в братстве будучи, людеи моих поимал. А ныне есмя в братстве ж, чтобы пожаловал, мне отдал Исебия да Бахтеяра.

И февраля 21 царь и великии князь нагаиских грамот слушал и приговорил нагаиских послов Баитерека и Ишеку с таварищи и Арслан мирзина посла Джабая с таварищи отпустити в Нагаи. А с послы вместе з Баитереком с таварищи приговорил послати к Исмаилю князю посолством Игнатья Тимофеева сына Загрязсково да с ним две станицы служилых татар Кадыша Кудинова да /л. 265/ Баигильдея Розгозина с таварищи. А х Касаи мирзе приговорил послати посолством Мясоеда Семенова сына Вислово да с ним станицу служилых татар Баикеша Тимеева с таварищи. А к Араслан мирзе велел послати станицу служилых татар Девлетхозю Усеинова с таварищи. И приговорил нагаиским послом Баитереку и Ишеке и Джабаю c (слова: Джабаю с убористо написаны над строкой с выходом на правое поле) таварищи быти на дворе.

И марта 5 нагаиские послы Баитерек и Ишека и Джабаи у царя и великого князя были. А царь и великий князь сидел в Столовой избе в брусянои. А как послы вошли в ызбу, и явил их царю и великому князю /л. 265об./ челом ударити казначеи Федор Сукин.

И царь и великии князь молвил послом: Баитерек, Ишека, Джабаи, привезли есте к нам от своих государей грамоты и тех грамот слушали. И ныне вас отпускаем к государем вашим. А с вами вместе посылаем к Исмаилю князю [164] своего посла Игнатья Загрязского, а х Касаю своего посла Мясоеда Вислово (в слове Вислово буквы Ви исправлены по ранее написанному), а к Арслан мирзе посылаем з грамотою своих казаков Девлетхозю Усеинова с таварищи. Да велел Игнатья и Мясоеда явити. А Баитерека и Ишеку с таварищи звал ести. /л. 266/

И того дни нагаиские послы у царя и великого князя ели. А стол был в Столовой избе в брусянои. А после стола царь и великий князь подал Баитереку с таварищи по ковшу меду, и отпустил их в Нагаи того ж дни.

А Игнатья и Мясоеда отпустил в Нагаи того ж дни. А приказал с ними к Исмаилю и х Касаю поклон.

И поехали послы Игнатеи и Мясоед и нагаиские послы с Москвы марта 9.

А се посолство с Ыгнатьем Загрязским.

Говорити от царя и великого князя Ивана Васильевича /л. 266об./ всеа Русии Исмаилю князю Игнатью Тимофееву сыну Загрязсково.

Царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии тебе, Исмаилю князю, велел поклонитися.

А после поклона поминки подати.

А после поминков речь говорити.

Божиею милостию царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии велел тебе говорити. Прислал еси (в рукописи есь) к нам своего посла Баитерека з грамотою и с речми. И твои посол Баитерек грамоту нам /л. 267/ подал и словом говорил, что есмя по твоему прошенью Астарахань взяли и на Астарахани Дербыша царя и боярина своего посадили (в слове посадили буква с исправлена по букве д). И наша дружба тебя дошла, и нам бы на многие лета здравствовати, а с тобою бы вперед в доброй и в крепкой дружбе быти и на всяково бы недруга с тобою заодин стояти.

Царь и великий князь велел (слово велел написано по чищенному) тебе говорити, да посол же твои Баитерек нам говорил и в грамоте своей к нам писал же еси, что брат твои Юсуф князь нашие для с тобою дружбы хотел над тобою лихо учинити, и Бог то неправду /л. 267об./ над ним учинил. И нам бы к тебе прислати боярина о всех делех гораздо поговорити и поусловитися, как нам вперед над своими недруги промышляти. А промеж нас одному у одново что надобе, и нам бы меж себя за (предлог за исправлен по ранее написанному) то не стояти.

Царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии велел тебе говорити. И мы, слышев любовную твою дружбу и крепкую правду, Божью милосердью порадовалися, что наших недругов Бог нам покорил. И мы бы ныне на своих государствах здоровы были. А ты б в своем юрте на княженье здоров был. А что/л. 268/бы нам Бог дал и вперед в доброй любви и в крепкой дружбе меж себя быти и свыше того. А иным бы нам своим недругом недружбу довести, сколко нам Бог поможет. [165]

Царь и великии князь велел тебе говорити, которую еси нам роту и шерть учинил перед нашими казаки перед Девлетхозею Усеиновым с таварищи, и те твои шертные слова до нас дошли и исправилися. И то дело тогды вскоре учинилося. И мы ныне шертную запись о всех делех, написав подлинно, к тебе послали с своим послом с Ыгнатьем и ты бы ту шертную запись вычел и с Арслан мирзою и со всею своею братьею, и з детми, и со всеми /л. 268об./ своими лутчими людми крепко нам шерть учинили и печати свои к той записи приложили и ту запись дали нашему послу Игнатью. И посла б еси нашего Игнатья вборзе к нам отпустил. И с нашим послом Игнатьем прислал к нам Баитерека ж и с ними бы еси приказал к нам свою мысль, как нам вперед над своими недруги промышляти. И мы те дела учнем делати, как пригоже. А мы как преже сего свое крепкое слово молвили с тобою заодин быти, так и ныне тово слова инако не учиним. А от ково тебе недружба ни будет, и мы тебе помогати ради, сколко нам всемогии Бог поможет. /л. 269/

Царь и великии князь велел тебе говорити. Присылал к нам бити челом Дербыш царь о Ямгурчеевых царицах, и мы к нему царицы отпустили с своим сыном боярским с Левонтьем Мансуровым (в рукописи: Масуровым) и Астараханскои юрт велели есмя беречи тому ж Левонтью. А с Левонтьем есмя послали казаков и пищалников многих. А каковы у Левонтья вести будут про крымского царя и про Ямгурчея царя и про Белек Булат мирзу с таварищи, и мы ему с теми вестьми велели к тебе посылати. А которые холопи из нашие земли выбежали и стоят на Волге, а у вас лошеди крадут и гостеи побивают, а наших рыболовеи грабят и побивают же, и мы на тех послали своего сына боярского /л. 269об./ Григорья Жолобова. А велели их, добыв, побити. И по перевозом на Волге велели есмя ему ж ваших улусов беречи от Белек Булат мирзы с таварищи. И на которых вам перевозех сторожа надобе, и вы б Григорью велели на тех перевозех беречи. А мы ему о том приказали. А поидет крымской царь к Астарахани, и мы ему велели Астарахани помогати. А вы б тогды Астарахани помогали ж, как вам мочно. А каковы у вас вести будут, и вы б не держали без вести в Астарахань Дербыша царя и нашего сына боярского Левонтья. И на Волгу на перевозы Григорья Жолобова без вести ж бы есте не держали. /л. 270/

Царь и великий князь велел тебе говорити (далее примерно две трети листа без записи).

Царь и (слово царь и союз и написаны по чищенному) великии князь велел тебе говорити. Для твоего прошенья, друга своего, взял (в слове взял буква я написана по чищенному) есми (в слове есми буква е написана по чищенному) Астарахань и Дербыша царя (в слове царя буква я исправлена по ранее написанному) на ней посадил. А на береженье в Астарахани оставил есми своего сына боярского Петра Тургенева. А брат твои (в слове твои буквы во написаны по чищенному) Юсуф князь на тебя ратью пришел нас для. И за его неправду [166] таково над ним и ссталося. И такова любовь и дружба и правда меж нас с тобою, Исмаилем князем, учинилася, какова преж наших лет николи не бывала. /л. 270об./ И мы ныне от ваших послов слышели гораздо, что Юсуфовы дети и Шигимовы дети, и Кошумовы дети Белек Булат мирза з братьею и з детми, и Уразлыевы дети от вас выбежали и с Ямгурчеем царем вместе пристали х крымскому царю. И крымской посылал с ними к Астарахани своего человека Шига багатыря и с ним крымских людей и пищалников. И, Бог дал, ныне Астарахани ничего не учинили. А ис Крыма наш посол Федор Загрязскои к нам писал, что Девлеткиреи царь с Ямгурчеем царем и с Юсуфовыми детми, и с Шигимовыми, и с Кошумовыми, и с Уразлыевыми детми крепко уверилися. А хотят на весну Астара/л. 271/хани (в рукописи: Астараханьни) доставати. И над вами деи лихо умышляют (в слове умышляют буква ы исправлена по ранее написанному). И яз ныне тебя (в слове тебя буква я исправлена по букве «ять») для и астарахансково для дела с крымским в дружбе быти не хочю, а хочю над крымским промышляти, как пригоже, Бог даст, на весну. И ты б себе о том гораздо помыслил, весне ли еси нам на него (слова: весне ли нам на него, исправлены по ранее написанному: велел на нем) пригоже ити или в осень. И вашим детем и племянником не со многими людми пригоже ли с нами быти или не пригоже. И нам ли пригоже наперед на Крым ити или вам пригоже на него наперед ити. А моя мысль, чтоб мне крымсково самому ити, а вы б со мною послали детеи своих и племянников. А с ними тысяч пять (в слове пять буква п исправлена по ранее написанному) или шесть, того для: нечто Бог нам помочь даст, и мы б Дербышева (в слове Дербышева вторая е исправлена по ранее написанному) сына Янтемир царевича /л. 271 об./ и ваших детей и племянников на том юрте оставили. А будет вы примыслите, что вам пригоже наперед ити, и ты б, помысля о том гораздо, с Касаи мирзою ко мне свою мысль приказали с моими послы, с Ыгнатьем и с Мясоедом, и с своими послы, с Баитереком и с Ышекою, подлинно, которым обычаем вам ити, и как вам тем юртом вперед промышляти, и от нас вам помочь надобе (в слове надобе слог до исправлен по ранее написанному) ли или не надобе, чтоб мне ваша мысль вся была ведома по тому ж, как есми и свою мысль к вам приказал. А которую есми запись шертную к тебе послал с своим послом Игнатьем, и вы б на той записи (в слове записи последняя буква и исправлена по ранее написанному) правду /л. 272/ нам учинили со всеми своими братьями и детми перед нашим послом Игнатьем, чтоб меж нас вперед любовь и дружба свыше того множилась и ни один бы из своей правды по той записи не выступил. А нам ся видит: толко меж нас на той записи крепкая правда будет, и крымскому делу возможно зделатися по тому ж, как и астараханское дело зделалося. И толко Бог так зделает, и вашим детям и всем вашим людем безстрашно будет кочевати около Астарахани и у тысячикревья и по иным местом, где кочевывала орда наперед того, и к нам гостем вашим ходити будет с торгом безобидно. /л. 272об / [167]

А се запись шертная с Игнатьем Загрязским.

По Божью веленью чистым серцем по любви вправду яз, Исмаиль князь, яз, Касаи мирза, и яз, Арслан мирза, со всею своею братьею и з детми даем шерть царю и великому князю Ивану Васильевичю всеа Русии на том. Быти нам с ним в любви и до своего живота. Другу нам ево другом быти, а недругу ево недругом быти и на всяково ево недруга нам с ним заодин стояти и на ево недругов ему (в слове ему буква м исправлена по ранее написанному) пособляти, сколко нам мочно. А царю и великому князю по тому ж с нами в любви /л. 273/ быти и на наших недругов нам пособляти, сколко мочно, и до смерти нам от царя и великого князя дружбы не отстати. А хто на Крыме царь ни будет, и нам к нему не приставати, а стояти нам на него со царем и великим князем заодин. И везде нам царю и великому князю добра хотети. А царю и великому князю нам добра хотети и от нас не отставати. А которые царя и великого князя казаки татбою и розбоем нам лихо учинят, и царю и великому князю тех казаков казнити. А взятое, сыскав вправду, нам отдати. А которые наши казаки царя и великого князя украинам лихо учинят татьбою и розбоем, и нам по тому ж тех казнити, а взятое, сыскав вправду (в слове вправду буква а исправлена по ранее написанному), назад отдати. /л. 273об./ А послов нам царя и великого князя чтити и не грабити, и гостем ево обид не делати. А царю и великому князю наших послов жаловати и гостем нашим обид не делати, а в Казани гостем нашим торг давати безобидно. И на тех на всех делех царю и великому князю крепко шерть дали есмя. И печати есмя к сеи грамоте приложили. А не учнем по тому правити, ино наша шерть буди на нас и на наших детех по тому, как в наших книгах писано. А сю запись шертную, написав, дали есмя лета 963-го февраля 158.

А память наказная Игнатью дана такова. /л. 274/

Память Игнатью Тимофееву сыну Загрязскому. Дана ему речь русьским писмом, а другая татарским писмом. Да Игнатью ж дана запись шертная татарским писмом, на которой записи просити ему правды у Исмаиля князя, а противень с тое записи дан Игнатью русьским писмом. И Игнатью, изговоря Исмаилю князю речь по записи, дати ему речь татарским писмом да запись шертную татарским же писмом. Да Игнатью ж дана речь таиная русьским писмом, а противень с нее татарским писмом. И Игнатью та таиная речь, изговоря наодине, дати тое таиные речи противень Исмаилю князю.

А как, ож Бог даст, придет Игнатеи в Нагаи /л. 274об./ к Исмаилю князю, и кого князь пришлет к нему встречю, а велит ему подворье указати, и корм ему от Исмаиля князя привезут, и Игнатью тому дати что пригоже: шуба белья лехка или однорядка, а не в пошлину. А в пошлину Игнатью никому никак ничево не дати (в слове дати слог ти написан по чищенному). А хто ему двор укажет, а корму не явит, и ему тому человеку не давати ничево. [168]

А как велит ему Исмаиль князь быти у себя и кого по него пришлет, и Игнатью тому человеку не давати ничево. А как поидет (слова: как поидет исправлены по ранее написанному как воидет) к Исмаилю князю, и хто у него станет каких пошлин просити, и ему пошлин не давати никаких. /л. 275/

А говорити ему: прислал к государю нашему Исмаиль князь своего посла Баитерека и иные мирзы своих людей, чтоб государь наш к Исмаилю князю дружбы для прислал к нему доброво своево человека. И государь наш для дружбы и крепкие правды послал меня к Исмаилю князю. И мне ныне какая пошлина (в слове пошлина буква а исправлена по ранее написанному) давати? А от государя нашего х которым царем к его братье послы ходят, ино и там пошлин никаких нет. И мне здесе какие пошлины давати? Да в пошлину Игнатью однолично ничего никому не давати. А нечто батог покинут да учнут пошлин просити у батога, и Игнатью пошлин никак не давати. А у двереи учнут просити пошлины, ино не давати же. /л. 275об./ И нечто его не пустят к Исмаилю князю, ино и прочь поити, а пошлины никак не давати. А опричь тово, хто Игнатья чем почтит, и Игнатью тому за его добро дати что пригоже, а не в пошлину. А в пошлину Игнатью не давати ничево (в слове ничево буква ч исправлена по ранее написанному).

А велит ему Исмаиль князь ити прямо к себе, и зацепки ему никоторые не учинят, и о пошлинах ему не учнут говорити, и Игнатью ити прямо к Исмаилю князю. И от царя и великого князя ему поклон правити и поминки подати. И речь говорити по записи по царя и великого князя наказу. Да, изговоря речь, подати Исмаилю князю запись шертная. /л. 276/

Да после посолства, спустя дня два или три, послати Игнатью к Исмаилю князю Баитерека, чтоб Исмаиль велел ему быти у себя наодине в ночи или как ему вместно. И послушал бы у него нашего слова таиново.

И как Исмаиль велит Игнатью быти у себя, и Игнатью говорити Исмаилю князю речь таиную по записи по царя и великого князя наказу.

И нечто Исмаиль похочет со царем и великим князем на крымсково стояти заодин, и Игнатью говорити: и ты, господине, учини на записи правду передо мною, которую есми тебе запись от государя своего дал и печать свою к той записи приложи. И по Касая /л. 276об./ и по Арслана пошли и то им дело скажи передо мною, чтоб с тобою были в одной мысли и правду б на тои записи учинили передо мною ж. И как, господине, правду учинят, и ты ту запись даи мне. И меня к государю моему отпустите. И своих послов Баитерека и Ишеку к государю моему со мною вместе пошлите. И свою мысль к государю моему прикажите (в слове прикажите слог при написан по стертому со мно) со мною и с своими послы, как вам пригоже с государем нашим над крымским промышляти, чтоб ваша мысль государю нашему ранее ведома была. И государь наш по тому учнет тем делом промышляти.

И учинит Исмаиль князь правду, а Касаи и Арслан /л. 277/ с ним правду учинят же со всею братьею и з детми, ино велми добро.

А не учинят правды, а учнут говорити: мы и на прежней правде крепко стоим, [169] а на крымсково похотят стояти заодин, и Игнатью говорити: коли, господине, хотите на крымсково и на всех своих недругов с государем нашим стояти заодин, и вам пригоже учинити правда на тои записи. А не учините, господине, правды на тои записи, которую государь мои к вам прислал, и государю моему быти с вами заодин нелзе, верити ему вам будет не по чему. В обычае, господине, ведетца промеж всех государеи - крепятца меж себя записми. А не будет меж которых государеи записеи, и та правда меж их некрепка. /л. 277об./ И вы, господине (в слове господине, написанном сокращенно, буква д исправлена по букве н), учините правду на записи, и государю нашему ваша правда будет верна, и свое дело с вами учнет делати заодин. И уговаривати, сколко мочно, чтоб одноконечно правду учинили.

А нечто Исмаиль учнет говорити Игнатью, чтобы царь и великий князь против ему правду учинил, и Игнатью говорити: ныне, господине, ты правду учини передо мною и ту запись даи мне, и яз ту запись везу к государю моему. А что со мною к государю моему прикажешь, и яз то государю своему скажу. /л. 278/ А нечто Исмаиль учнет у Игнатья на том (слова: на том написаны над строкой) правды просити, что царю (слова: что царю написаны по чищенному) и великому князю ему правда учинити, и Игнатью Исмаилю правды не давати. А говорити: мне, господине, правды на том учинити нелзе, то ведает государь мои. А что со мною к государю моему прикажешь, и яз то до государя своего донесу.

А нечто учнет Исмаиль у Игнатья правды за царя и великого князя, что царю и великому князю быти с ним вперед в крепкой дружбе, а иных слов не учнет говорити, и Игнатью на том правда дати (в предложении явно пропущен глагол, может быть просити). /л. 278об./

А нечто учнет правды просити на том, что царю и великому князю писати его вперед братом или отцем, и Игнатью на том правды не давати.

А нечто Исмаиль князь или мирзы учнут говорити, чтоб царь и великии князь казаком на Волге стояти не велел, и улусов бы их красти и грабити не велел, и Игнатью говорити: государь наш, господине, заповедь великую казаком учинил, чтоб улусом вашим лиха никоторово не делали. А которые казаки воровали (в слове воровали буква а исправлена по ранее написанному) послов и гостеи грабили, и лошеди у вас в улусех крали и людеи били, и государь /л. 279/ на тех казаков послал своего сына боярского Григорья Жолобова. А велел их побити. А ваших улусов велел беречи и от крымских людей Григорью же.

А нечто Исмаиль князь учнет говорити, чтоб ему со царем и великим князем вместе ити на Крым cee (в слове сее первая е исправлена по ранее написанному) осени. И Игнатью говорити: на сеи, господине, осени государю нашему ити невместно, нарядитца неколи. А похотите сее осени вы ити, и государь мои с вами пошлет пищалников, а сам, Бог даст, идет на Крым на весну. А вы к государю нашему на весне пришлите детей своих на помочь, хоти не со многими людми. /л. 279об./ [170]

А учнут говорити, чтоб им ити на крымсково со царем и великим князем на весне.

И Игнатью говорити: о том, господине, себе (слово себе написано над строкой) помыслите крепко, дву государств всем людем возможно ли ити вместе без брани (последняя буква слова вместе и первые две буквы предлога без написаны по чищенному). С государем нашим поидет всякие рати до четырехсот тысяч 159, а с вами также поидут люди многие. И таким ратем великим как возможно будет прокормитися? А Крым - место невеликое, яз сам гораздо знаю. Наша мысль: государь наш поидет, ино вы детеи своих пошлите. А с ними тысяч десять или сколко пригоже. А вы поидете, ино государь наш с вами пищалников и казаков пошлет, сколко пригоже. /л. 280/ А вы, господине, что приговорите и со мною прикажете, и яз то до государя своего донесу. И как будет о том государя нашего мысль, и государь наш вам свою мысль прикажет часа того. И вам то будет ведомо вборзе. А ещо, господине, есть коли вам о том деле передумати и выбрати лутчее, да за то Игнатью никак не иматися, что нагаем ити всем вместе со царем и великим князем.

А будучи Игнатью у Исмаиля князя розведывати себе таино, как Исмаиль живет с мирзами и как живет с крымским.

А нечто Исмаиль князь или которые мирзы /л. 280об./ похотят ити ратью на царя и великого князя украины (в рукописи: укра), и Игнатью о том царя и великого князя без вести не держати. А послати с теми вестми татарина служилово да вожа, которые с ним (в слове нимъ буква ъ исправлена по ранее написанному) посланы. А нелзе будет татарина послати, ино послати полоненика, добыв. А одноконечно царя и великого князя без вести не учинити.

А нечто поидет крымскои царь к Астарахани, и ведомо то будет в Нагаех (в слове Нагаех первая а исправлена по ранее написанному), и Игнатью говорити, чтоб Исмаиль князь на крымсково сам пошел и искал бы над ним дела как пригоже. А в Астарахань бы к Дербышу царю и к царя и великого /л. 281/ князя сыну боярскому к Левонтью Мансурову весть послал, чтоб жили бережно.

А как Касаи мирза и Арслан мирза з братьею и з детми приедут к Исмаилю князю, а Игнатеи толко туто ж будет, и Игнатью им от царя и великого князя поклон правити. А молвити Касаю: государь наш свои речи приказывал и поминки к тебе послал с своим послом с Мясоедом. А Арслану молвити: государь мои грамоту и поминки послал к тебе с своими казаки с Девлетхозею Усеиновым с таварищи. А х которому мирзе что послано с казаки, и Игнатью тому дана память с Казенново двора. И которых мирз Игнатеи увидит, и Игнатью им сказати, /л. 281 об./ х кому что послано.

Да память Игнатью. Будучи ему в Нагаех, пытати себе таино, есть (в рукописи: ест) ли князю [171] и мирзам с крымским царем ныне ссылка о миру. И будет у них ссылка о миру есть, ино доведыватися того подлинно, на чом у них слово. Да что отведает, и Игнатью то себе записывати да, приехав, сказати то царю и великому князю.

И о всем Игнатью дело царя и великого князя делати по царя и великого князя наказу и, посмотря по тамошнему делу, как будет пригоже и как его Бог вразумит. /л. 282/

А царя и (в слове царя буква я и союз и исправлены по ранее написанному) великого князя о всем без вести не держати, чтобы однолично царь и великии князь от него о всяких делех безвестен не был.

Да память Игнатью. Нечто, недошед до нагаиских улусов, учинитца Игнатью весть про которое дело про крымское или про нагаиское о царя и великого князя украинах или про Казань.

И Игнатью часа того с теми вестьми прислати ко царю и великому князю татар дву человек или трех, которые с ним того для (слова того для написаны по чищенному) дела посланы, да и вожа им дати и отписати с ними ко царю и великому князю о всех тех вестех подлинно. А будет великое дело, /л. 282об./ и Игнатью после тех спустя день или два (слово два написано по чищенному) и иных татар послати с теми ж вестми притчи для, любо первых на дорозе розгоняют и поемлют, ино другие доедут. А в Нагаех будучи, Игнатью по тому же посылати с вестми тех татар, которые с ним на то посланы, чтоб однолично царь и великий князь безвестен не был. И о всем дело царя и великого князя делати по царя и великого князя наказу и посмотря по делу как будет пригоже и как ево Бог вразумит. А царя и великого князя о всем без вести не держати.

А се речь х Касаи мирзе с Мясоедом Семеновым сыном Вислово. /л. 283/

Говорити от царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии Касаи мирзе Мясоеду Семенову сыну Вислово.

Царь и великии князь Иван Васильевич всеа Русии тебе Касаи мирзе велел поклонитися.

А после поклона поминки подати.

А после поминков речь говорити.

Царь и великии князь велел тебе говорити: прислал еси к нам своего человека Ишеку з грамотою. А в грамоте своеи к нам писал еси и словом еси с Ышекою прика/л. 283об./зывал, что дядя твои Юсуф князь возненавидел того, что с нами в крепкой дружбе учинился еси и того для воиною пришел на тобя. И его неправда над ним и ссталася. И нам бы к тебе свыше дружбы прибавити. И в такове бы в крепкои дружбе учинитися, хто нам друг, тот бы и вам друг, а хто нам недруг, тот бы и вам недруг. А хто вам друг и недруг, и нам бы по тому ж тех держати и о тех бы делех прислати к нам к тебе поговорити доброго своего человека, хто нам верен. [172]

Царь и великий князь велел тебе говорити. И мы твои речи, слышев, с любовью приняли и за вашу правду другу вашему другом, а недру/л. 284/гу недругом быти (в слове быти буква т исправлена по букве с) хотим. А вы бы по тому же другу нашему другом, а недругу недругом были, и о всем о том деле крепко поговорити к тебе послал есми (в слове послалъ буква ъ, а в слове есми - и исправлены по ранее написанному) своего сына боярского Мясоеда Вислово. И ты бы о нашем деле и о своем с нашим сыном боярским гораздо поговорил и нашего сына боярского Мясоеда, не издержав, к нам отпустил. И с Мясоедом прислал бы еси к нам Ишеку ж. И приказал бы еси к нам с Мясоедом и с Ышекою всю свою мысль, как (в слове как вторая к написана над строкой под выносной буквой д) нам вперед над своими недруги промышляти, чтобы нам твоя мысль ранее ведома была. А мы которое слово о Астарахани молыли, то есмя свое слово и совершили (в рукописи: совершли). И вперед свое слово крепко держати хотим, сколко нам Бог поможет. А вашие неправды перед нами не остало же ся. /л. 284об./ А преже сего учини есте к нам шерть вскоре перед нашими казаки перед Девлетхозею Усеиновым с таварищи. И мы ныне о дружбе, написав, запись послали к Исмаилю князю, как вперед меж нас с вами крепкой дружбе быти с своим послом Игнатьем. И ты бы, съехався с Ысмаилем князем, ту запись вычел и на тои записи шерть нам учинил со всею своею братьею и з детми. Да по тои бы шертнои записи нам и правили, а мы вам учнем правити, сколко нам Бог поможет. (Далее в конце листа зачеркнута фраза: А память наказная Мясоеду Вислово дана такова) /л. 285/

Память Мясоеду Семенову сыну Вислово. Молвити ему от царя и великого князя ся речь Касаи мирзе наодине.

Царь и великий князь велел тебе говорити. Для вашие дружбы взял есми Астарахань и Дербыша царя на неи есми посадил. А на береженье в Астарахани оставил есми своево сына боярсково Петра Тургенева. А Юсуф князь пришел был на тебя ратью нас для. И за ево неправду то лихо над ним ссталося. И такова любовь и дружба и правда меж нас с вами учинилася, какова преж наших лет николи не бывала. И мы ныне от ваших послов слышели, что Юсуфовы дети и Шигимовы дети, и Кошумовы дети - Белек Булат /л. 285об./ з братьею и з детми, и Уразлыевы дети от вас выбежали и с Ямгурчеем царем вместе пристали х крымскому царю. И крымской посылал с ними к Астарахани своего человека Шига богатыря и с ним крымских людей и пищалников. И, Бог дал, ныне Астарахани ничево не учинили. А из с Крыма наш посол Федор Загрязскои к нам писал, что Девлеткиреи царь с Ямгурчеем царем и с Юсуповыми детми и с Шигимовыми, и с Уразлыевыми детми крепко уверилися. А хотят на весну Астарахани доставати и над вами деи лихо умышляют. И яз ныне вас для и астарахансково для дела с крымским в дружбе быти не хочю, а хочю над крымским промышляти, как (в слове как вторая к исправлена по букве ъ) пригоже, Бог даст, на ту весну. И вы бы [173] себе о том гораздо по/л. 286/мыслили, весне ли нам на него пригоже ити или в осень. И вашим детем и племянником не со многими людми пригоже ли с нами быти или не пригоже. И нам ли пригоже наперед на Крым ити или вам пригоже на него наперед ити. А моя мысль, чтоб мне крымсково самому ити, а вы б со мною послали детей своих и племянников. А с ними тысяч пять или шесть того для, нечто Бог нам помочь даст. И мы Дербышева сына Янтемир царевича и ваших детей и племянников на том юрте оставили. А будет вы примыслите, что вам пригоже наперед ити, и ты бы, помысля (в рукописи: послял) о том гораздо с Ысмаилем князем и с Араслан мирзою, ко мне свою мысль приказали с моими послы, с Ыгнатьем да с Мясоедом, и с своими послы, /л. 286об./ з Баитереком и с Ышекою, подлинно, которым обычаем вам ити. И как вам тем юртом вперед промышляти, и от нас вам помочь надобе ли или не надобе, чтоб мне ваша мысль вся была ведома по тому ж, как есми и свою мысль к вам приказал. А которую есми запись шертную послал к Исмаилю князю с своим послом Игнатьем, и вы б на той записи правду нам учинили со всеми своими братьями и детми перед нашим послом Игнатьем, чтоб меж нас вперед любовь и дружба свыше того множилася и ни один бы из своеи правды по тои записи не выступил. И нам ся видит (в слове видит вторая и исправлена по букве е): толко меж нас на тои записи крепкая правда будет, и крымскому делу возможно /л. 287/ по тому ж, как и астараханское дело зделалося. И толко Бог так зделает, и вашим детем и всем вашим людем безстрашно будет кочевати около Астарахани и у тысячи кревья и по иным местом, где кочевывала орда наперед того, и к нам гостем вашим ходити будет с торгом безобидно.

А память наказная Мясоеду Семенову сыну (в слове сыну буква с исправлена по букве у) Вислово дана такова.

Память Мясоеду Семенову сыну (в слове сыну буква с исправлена по букве у) Вислово дана ему речь русьским писмом, а другая татарским писмом. И Мясоеду, изговоря речь по записи, /л. 287об./ дати ему речь татарским писмом. Да Мясоеду же дана речь таиная руским писмом, а противень татарским писмом. И Мясоеду та таиная речь, изговоря наодине, дати тое таиные (в рукописи: таинные и первая н исправлена по ранее написанному) речи противень Касаи мирзе.

А как, ож Бог даст, придет Мясоед в Нагаи х Касаи мирзе, и кого (в слове кого первая о исправлена по букве а) Касаи мирза пришлет к нему встречю, а велит ему подворье указати и корм ему от Касаи мирзы привезут, и Мясоеду тому дати что пригоже: шуба белья лехка или однорядка, а не в пошлину. А в пошлину Мясоеду никому никак ничево не дати. /л. 288/ А хто ему двор укажет, а корму не явит, и ему тому человеку не давати ничево (в рукописи: ничво). А как велит ему Касаи мирза быти у себя и кого по него пришлет, [174] и Мясоеду тому человеку не давати ничево. А как поидет х Касаи мирзе, и хто у него станет каких пошлин просити, и ему пошлин не давати никаких.

А говорити (в слове говорити буква т исправлена по ранее написанному) ему: прислал к государю нашему Касаи мирза своего посла Ишеку и иные мирзы своих людей, чтоб государь наш х Касаи мирзе дружбы для прислал к нему доброво своево человека. И государь наш для дружбы и крепкие правды послал меня х Касаи мирзе, и мне ныне какая пошлина давати? А от государя нашего х которым царем к его братье послы ходят, ино и там пошлин никаких нет. /л. 288об./ И мне здесе какие пошлины давати? Да в пошлину Мясоеду однолично ничего никому не давати. А нечто батог покинут да учнут пошлин просити у батога, и Мясоеду пошлины никак не давати. А у двереи учнут просити пошлины, ино не давати же. И нечто его не пустят х Касаи мирзе, ино и прочь поити, а пошлины никак не давати. А опричь того, хто (слово хто написано над строкой) Мясоеда чем почтит, и Мясоеду тому за его добро дати что пригоже, а не в пошлину. А в пошлину Мясоеду не давати ничево. А велит ему Касаи мирза ити прямо к себе, и зацепки ему никоторые не учинят и о пошлинах ему не учнут говорити, и Мясоеду ити прямо х Касаи мирзе и от царя /л. 289/ и великого князя ему поклон правити (в слове правити буква а исправлена по ранее написанному), и поминки подати, и речь говорити по записи по царя и великого князя наказу.

А нечто Касаи мирза или иные которые мирзы учнут говорити, чтоб царь и великии князь казаком на Волге стояти не велел и улусов бы их красти и грабити не велел.

И Мясоеду говорити: государь наш, господине, заповедь великую казаком учинил, чтоб улусом вашим лиха никак не делали. А которые казаки воровали, послов и гостеи грабили, и лошади у вас в улусех крали и людеи били, и государь наш [на] (в рукописи предлог на отсутствует) тех казаков послал своего сына боярского Григорья Кафтырева, а велел их побити, а ваших /л. 289об./ улусов велел беречи и от крымских людей Григорью ж.

А нечто Касаи мирза учнет говорити, чтоб ему со царем и великим (в слове великим вторая и исправлена по ранее написанному) князем вместе ити на Крым сее осени.

И Мясоеду говорити: на сеи, господине, осени государю нашему ити невместно, нарядитца неколи. А похотите сее осени вы ити, и государь мои с вами пошлет пищалников, а сам, Бог даст, идет на Крым на весну. А вы к государю нашему на весне пришлите своих детеи на помочь, хоти не со многими людми.

А учнут говорити, чтоб им ити на Крым со царем и великим князем /л. 290/ на весне.

И Мясоеду говорити: о том, господине, себе помыслите крепко, дву государств всем людем возможно ли ити вместе без брани? С государем нашим поидет всякие рати до четырехсот тысяч, а с вами также поидут люди многие. [175] И таким ратем великим как возможно будет прокормитися? А Крым - место невеликое (в слове невеликое буква к исправлена по ранее написанному), сам гораздо знаю. Наша мысль: государь наш поидет, ино вы детеи своих пошлите. А с ними тысяч десеть или сколко пригоже. А вы поидете, ино государь наш с вами пищалников и казаков пошлет, сколко пригоже. А вы, господине, что приговорите и со мною прикажете, /л. 290об./ и яз то до государя своего донесу. И как будет о том государя нашего (в рукописи: наше) мысль, и государь наш вам о том свою мысль прикажет часа того и вам ведомо будет вборзе. А ещо, господине, есть коли вам о том деле передумати и выбрати лутчее. Да за то Мясоеду никак не иматися, что нагаем ити всем вместе со царем и великим князем.

А будучи Мясоеду у Касаи мирзы, розведывати себе таино, как Касаи живет с Ысмаилем князем и как они живут с крымским.

А нечто Касаи мирза и иные мирзы похотят ити ратью на царя и великого князя (по-видимому, пропущено слово: украины), и Мясоеду о том царя и великого князя без вести не держати. /л. 291/ А послати с теми вестми служилово татарина да вожа, которые с ним посланы. А нелзе будет татарина послати, ино послати полоненика, добыв. А одноконечно царя и великого князя без вести не учинити (в рукописи: учити).

А нечто поидет крымскои царь к Астарахани и ведомо то будет в Нагаех, и Мясоеду говорити, чтоб Касаи мирза на крымсково сам пошел и искал бы над ним дела, как пригоже. А в Астарахань бы к Дербышу царю и к царя и великого князя сыну боярскому к Левонтью Мансурову весть послал, чтоб жили бережно.

Да память Мясоеду. Будучи ему в Нагаех, пытати /л. 291 об./ себе таино, ест ли князю и мирзам с крымским царем ныне ссылка о миру. И будет у них ссылка о миру есть, ино доведыватися того подлинно, на чом у них слово. Да что отведает, и Мясоеду то себе записывати да, приехав, сказати царю и великому князю.

И о всем Мясоеду дело царя и великого князя делати по царя и великого князя наказу и посмотря по тамошнему (в слове тамошнему буква у исправлена по ранее написанному) делу, как будет пригоже и как его Бог вразумит. А царя и великого князя о всем без вести не держати, чтоб однолично от него царь и великий князь о всяких делех (слова: о всяких делех приписаны в конец строки с выходом на левое и правое поля) безвестен не был. /л. 292/

Да память Мясоеду. Нечто, недошед нагаиских улусов, учинитца Мясоеду весть про которое дело про крымское или про нагаиское о царя и великого князя украинах или про Казань.

И Мясоеду часа того с теми вестми (в слове вестми буква т исправлена по ранее написанному) прислати (в слове прислати выносная буква т исправлена по ранее написанному) ко царю и великому князю татар дву человек или трех, которые с ним того для дела посланы, да и вожа [176] им дати. И отписати с ними ко царю и великому князю о всех тех вестех подлинно. А будет великое дело, и Мясоеду после тех спустя день или два и иных татар послати с теми ж вестми притчи для: любо первых на дорозе розгоняют и поемлют, ино другие доедут. А в Нагаех /л. 292об./ будучи, Мясоеду по тому ж посылати с вестми тех татар, которые с ним на то (слова: на то написаны над строкой) посланы, чтоб однолично царь и великии князь безвестен не был. И о всем дело царя и великого князя делати по царя и великого князя наказу и посмотря по делу, как будет пригоже и как его Бог вразумит. А царя и великого князя о всем без вести не держати. Да и то Мясоеду сказати Касаю в разговоре: которые казаки на Волге воровали, лошеди крали, и которые пришли с поля, и государь тех казнил, а лошади поимал к себе, и за те лошеди дал сорок рублев твоему послу /л. 293/ Ишеке.

А се грамота к Арслан мирзе с служилыми татары з Девлетхозею Усеиновым с таварищи.
От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии Арслан мирзе слово то. Прислал еси к нам своего человека Чебама з грамотою. А в грамоте своеи к нам писал еси, что есмя вас для Астарахань взяли и Дербыша царя посадили, а вы нас для Юсуфа князя убили. И ныне друг наш Исмаиль князем ся учинил и тебе Волга досталася. И нам бы тебя смотрити и в дружбе держати лутче старово. А которые ваши люди к нам в руки попали, и нам бы тех к вам отпустити. /л. 293об./ Так еси писал в своеи грамоте. И мы ту твою грамоту выслушали и речи твои с любовью приняли, и тебя хотим вперед в крепкои дружбе держати. И ныне для дружбы, которые ваши люди к нам в руки попали, и мы тех ваших людеи к вам отпустили. А по твоему прошенью доспех (в слове доспех слог до исправлен по чищенному) и платье к тебе послали есмя что ся у нас лучило. А как меж нас вперед крепкои дружбе и правде быти (в слове быти буква ы исправлена по ранее написанному), и мы о том приказали к другу своему Исмаилю князю и к вам с своим послом с Ыгнатьем. Да и запись есмя шертную к Исмаилю князю послали. И ты бы, съехався с Ысмаилем князем, те записи посмотрил и правду к нам на тои записи учинил (в слове учинил буква у исправлена по ранее написанному). И подумав (в слове подумав буква о исправлена по ранее написанному) с Ысмаилем князем, свою мысль (слово мысль написано по чищенному) к нам /л. 294/ приказал с нашим послом с Ыгнатьем, как нам вперед против своих недругов стояти и недружбу им (слово им написано над строкой) доводити. А мы как преже сего свое слово молвили с вами заодин стояти, так и ныне на том слове стоим. А вы бы по тому ж на своей правде стояли. А с сею грамотою послали есмя к тебе своих казаков Девлетхозю Усеинова с таварищи, и ты б их, не издержав, к нам отпустил. Писана на Москве лета 7063-го февраля месяца. [177]

Июня 28 прислал ко царю и великому князю из Свияжсково города 160 Игнатеи Загрязскои служилых татар Кадыря Кудинова с таварищи з грамотою.

А се грамота Игнатьева с Кадырем Кудиновым. /л. 294об./
Государю царю и великому князю Ивану Васильевичю всеа Русии холоп твои Игнат Загрязскои (в слове Загрязскои буква с исправлена по ранее написанному) челом бью. Послал еси, государь, меня, холопа своего, в Нагаи к Исмаилю князю. И яз, государь, пришол в нагаиские улусы мая 26, за две недели до Петрова заговенья 161, на речку на Кочапу 162, а Исмаиль покочевал х Каме. И, сведав, государь, меня, Исмаиль прислал ко мне дуванов трех человек о здоровье вспрашивати и велел мне ехати за собою. А стан мне велел указати вборзе, где мне любо. И корм мне прислал и пристава ко мне прислал своего человека Кунбаша для всякого береженья. И на третеи день, государь, моего приходу, а яз ещо у него не бывал, приказал ко мне с твоим государевым служилым татарином с Кадышем Кудиновым: государю деи царю и вели/л. 295/кому князю Дербыш царь изменил, да и нам всем. А сложился заодин з беглыми мирзами по крымсково царя ссылке. А Ямгурчея царя Казы мирза убил 163. А с Астарахани Дербыша царя мурзы не свели. А боярина твоего Петра Тургенева царь Дербыш из Астарахани выслал вон. Да сказал Исмаилю князю Баитерек, что послал ты, государь, на Волгу Григорья Кафтырева да Федку Павлова, а с ними людей, сказал Баитерек, тысяч з дватцать. И Исмаиль (в рукописи: Исмаи) послал на Волгу к Григорью Кафтыреву да к Федке Павлову Баитерека. А у меня взял твоего государева служилово татарина Баигилдея да с ним вожа. А Касаи мирза послал з Баитереком племянника своего Булат мирзу. А у Мясоеда взял Касаи мирза вожа. А послал их, государь, /л. 295об./ на Волгу к Григорью с тем, чтобы им поспешити к Астарахани со всеми людми, нечто Бог пособит, и они б Астарахань взяли, а Дербыша царя им жива дали. А не был яз, государь, у Исмаиля князя, приехав в нагаиские улусы, двенатцать день, потому: по грехом заболел. А был я у Исмаиля июня (в рукописи: иня) 7 в пятницу и поклон ему от тебя, государя, правил и поминки, твое государево жалованье отдал, и посолство по твоему государеву наказу полна правил, и шертную, государь, твою государеву (слово государеву написано по чищенному) запись перед ним вычел. И болшие, государь, речи и шертные записи татарским писмом отдал. И Исмаиль, государь, свою запись татарским писмом чел до половины и, недочетчи, мне /л. 296/ молвил: яз деи пошлю сево ж дни по Касая и по Арслана, и по детей, и по все мирзы по лутчие люди. А молвил, государь, мне: съедемся деи все, ож Бог даст, в неделю и начнем дело делати, как пригоже. Да меня, государь, от себя отпустил к себе в стан и жаловал необычно. Корм мне и служилым татаром давал мне по вся дни. И того ж дни, государь, в пятницу в обед прислал ко мне Исмаиль князь ближнево своего [178] человека Тарпана имилдеша. А говорил, государь, мне Тарпан: велел деи тебе говорити Исмаиль князь, дати деи тебе нечево, недрузи наши Исуповы дети с таварищи город наш Сараичик взяли, а на нас идут ратью. И яз збираю людей, хочю против их ити. И по грехом, каково ся сстанет надо мною, и ты собою промышляи, жив /л. 296об./ в руки недругом не даваися, чтоб таиное слово государя твоего и наше явно не было. А приказал, государь, Исмаиль князь меня, Игната, женам своим да двем своим человеком. А велел о всем без себя беречи от своих людеи. И в неделю, государь, на Петрово заговенье, в час дни, пришли Исуповы дети с таварищи к Смаилевои орде, орду взяли и улусы все поимали со всеми животы. И прислали, государь, ко мне Смаилевы жены пристава моего Кумбулаша. А говорил, государь, мне от них Кумбулаш: велели деи тебе Смаилевы жены говорити, на князя осталась незгода, а нас поимали в полон, и ты собою промышляи, как тобе Исмаиль князь приказывал, жив в руки /л. 297/ не даваися. А наперед, государь, Исуповых детеи с таварищи приходу, тово ж дни, в неделю, на первом часу дни, послал есми, государь, к Мясоеду к Вислого твоего государева служилово татарина Тузара. А с ним послал нагаискои рухляди, чем ему тамо кормитися, потому что Мясоед там граблен. И Тоузар, государь, ко мне приехал на ранье в Кровавой враг, а до Мясоеда, сказывает, не доехал, взяли ево, сказывает, Казыевы люди. И он у них был в руках день, а в ночи утек. А сказывает, сказывали ему те люди, у которых он был в руках, что Смаиля князя, взяв, головы ему срезали, а Касаи мирзу взяли жива, а вперед живу не быти. А Мясоеда, государь, сказывает, взяли ж. А про Исмаиля (в слове Исмаиля буквы аи исправлены по ранее написанному), государь, дополна не ведаю. Иные, государь, сказывают, утек Исмаиль князь /л. 297об./ немногими людми. А яз, государь, толко успел на лошедь взвалитися в приход Исуповых детеи с таварищи, а со мною поспели на лошеди сести твоих государевых служилых татар деветь человек да три вожи. И отъехав, государь, от улусов днище, стал в Кровавом враге да посылал, государь, от себя в улусы прямых вестеи доведыватися твоего государева служилово татарина Кадыша Кудинова да с ним татарина ж, да вожа. И ездил, государь, Кадыш три дни, а не наехал, сказывает, никакова человека, ни полоне никоево (слово никоево исправлено по ранее написанному) встречю не (в слове не буква н исправлена по ранее написанному вас) видал. И приехал ко мне Кадыш в Кровавой (в рукописи: кроваи) враг июня 12. А Баитерек, государь, с таварищи с Волги от Григорья не бывали. И я, государь, пошол к Москве к тебе, /л. 298/ государю. И приехал есми в Новгород в Свияжскои июня 19. Да отпустил к тебе, государю, з грамотою июня 20 дву татаринов служилых, Кадыря Кудинова да Тоузара Девлеткилдеева, да с ними вожа Рая Розгозина, а сам к тебе, государю, не поехал потому: по грехом болен.

Июня 30 в неделю царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии по [179] крымским вестем (в рукописи: весто, буква в исправлена по букве м) пошел на свое дело на Коломну против недруга своего крымсково царя. А первои ему стан был в селе в Коломенском 164.

А другои ему стан был в селе в Бронниче 165 июля 1 день. /л. 298об./

И того ж дни приехал ко царю и великому князю из Нагаи Мясоед Вислово. А посылан в Нагаи посолством х Касаи мирзе.

И сказывал царю и великому князю Мясоед Вислово. (Далее оставлено без записи примерно две трети листа).

Июля 2 во вторник царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии пришел на Коломну.

Июля 3 в среду приехал ко царю и вели/л. 299/кому князю на Коломну из Нагаи Игнатеи Загрязскои. А посылан (в слове посылан буква а исправлена по ранее написанному) в Нагаи посолством к Исмаилю князю. И сказывал царю и великому князю Игнатеи то ж, что в грамоте своеи писал.

Июля 12 в пятницу царь и великий князь с своего дела с Коломны к Москве пришел. (Далее остальная часть листа - примерно половина - без записи). /л. 299об./

Лета 7064-го ноября 14 166 прислал ко царю и великому князю из Свияжсково города боярин и воевода князь Василеи Семенович Серебряной царя и великого князя служилых татар Девлетхозю Усеинова, а посылан в Нагаи к Арслан мирзе, да Баикеша Тимеева да Тураша Тутаева, а посыланы в Нагаи с Мясоедом Вислово х Касаи мирзе. А писал, что они приехали в Свияжскои город ноября 4. Да с служилыми ж татары вместе приехали к ним в Свияжскои город нагаиские гонцы от Исмаиля князя - гонец его Ягуп с таварищи, всех их 12 человек. А послы идут ко царю и великому князю: от Исмаиля князя посол его Елболду, а от мирз послы идут их люди. /л. 300/ А всех послов и гонцов и гостей 1000 человек, а лошадей с ними 20 тысяч, а овец 4000.

И служилых татар и нагаиских гонцов Ягупа с таварищи отпустили из Свияжсково города к Москве Горнею стороною ноября 5. А проводити их послали и корм им велели давати Русину Корину.

А против нагаиских послов Елболдуя с таварищи послали встречю на Чиртыжскои перевоз 167 детей боярских Леву Петрова (в слове Петрова буква о исправлена по ранее написанному) сына Глебова с таварищи. А приказали (в слове приказали вторая а исправлена по букве ы) Леве с нагаискими послы ити Горнею стороною полем на (предлог на исправлен по ранее написанному) Суру 168 да на Муром. /л. 300об./ [180]

И царь и великии князь велел нагаиских гонцов Ягупа с таварищи поставити на Нагаиском дворе и корм им велел давати по указу.

А против нагаиских послов Елболдуя с таварищи царь и великии князь велел послати встречю князя Михаила Петровича Репнина да Федора Ивановича Умново Колычова. А с ними посланы встречю 90 человек неделщиков, да митрополичих 100 человек, да великие княгини 100 человек, ростовского владыки 50 человек, суздалсково владыки 30 человек, всех 400 человек.

Ноября 16 в суботу велел царь и великии /л. 301/ князь нагаиским гонцом Ягупу с таварищи быти на дворе.

И того дни нагаиские (в слове нагаиские буква с написана по чищенному) гонцы на дворе были, а царь и великии князь сидел в Столовои избе в брусянои. А как гонцы вошли в ызбу, и явил их царю и великому князю челом ударити казначеи Хозяин Тютин.

И царь и великии князь звал нагаиских гонцов карашеватца. И нагаиские гонцы Ягуп с таварищи, быв у корошеванья, отшед, став на коленях, правили царю и великому князю от Исмаиля князя и от мурз челобитье. И царь и великии князь звал нагаиских гонцов Ягупа /л. 301 об./ с таварищи ести.

И того дни нагаиские гонцы у царя и великого князя ели. А стол был в Столовои избе в брусянои.

И декабря 11 во фторник князь Михаило Репнин да Федор Умново с нагаискими послы с Елбулдуем с таварищи к Москве пришли.

И царь и великии князь велел нагаиских послов поставити на Нагаиском дворе и корм им /л. 302/ велел давати по указу.

И декабря 15 в неделю велел (в слове велел вторая и третья буквы исправлены по ранее написанному) царь и великии князь нагаиским (в слове нагаиским буква м написана по чищенному) послом Елболдую с таварищи быти на дворе.

И того дни нагаиские послы Елболду с таварищи на дворе были. А приехав на площедь, сошли с конеи против Арханъила и шли ко царю и великому князю середнею лесницею. А царь и великии князь сидел в Столовои избе в брусянои.

А как нагаиские послы Ялболду (в слове Ялболду буква Я исправлена по ранее написанному) с таварищи вошли в ызбу, и явил их царю и великому князю челом ударити казначеи Федор Сукин. /л. 302об./

И царь и великии князь звал нагаиских послов Елболдуя с таварищи корошеватца. И Елболдуи с таварищи, быв у корошеванья, отшед, став на коленях, правил царю и великому князю от Исмаиля князя челобитье, а от иных мирз правили челобитье их люди, да подали грамоты. [181]

И царь и великии князь велел у них грамоты взяти диаку своему Ивану Михаилову. А нагаиским послом Елболдую с таварищи велел сести и, посидев мало, звал их ести. И велел им ити (в слове ити вторая и исправлена по ранее написанному) на Казеннои двор дожидатися стола.

И того дни нагаиские послы (в слове послы буква ы исправлена по ранее написанному) Елболдуи с тава/л. 303/рищи у царя и великого князя ели. А стол был в Столовои избе в брусянои.

А се грамота Исмаилева княжая с его послом Елболдуем.
Всего крестьянства государю белому царю бес престани счастливого от Исмаиля князя многом много поклон. Мы поздорову есмя. А и ты бы здоров был, даи Боже вселенную сотворише. После слово то. Яз в отечестве и в сыновстве и на тои правде, на чем есмя молвили. И ныне Крым ли тебе ратен или хто инои, и яз другу твоему друг, а недругу твоему недруг. И ныне на астараханскои земле город поставь. А на Переволоке город жо поставь и на Самарском устье город жо поставь 169. /л. 303об./ И ныне б недругов наших мирз, которые от нас отъехали, будет они на тои стороне Волги, и ты б не велел их на сю сторону перевозити. А будет жо на сеи стороне, и ты на ту сторону не вели перевесть. От тобя нам надежа то. Да чтоб еси з Баи мирзою и с Арслан мирзою и с Бии мирзою, как еси с нами в дружбе и в братстве учинился, и с ними так же говори. Толко меня отцом собе назовешь, с теми трема мирзами добрую ссылку учини. А с племянники и з детми гораздо есми уговорился, племянником и детем моим из моево слова не выступить. Так бы еси ведал. И ныне сыновству знамя то: пришли мне два пансыря, один бы тот, /л. 304/ что на Едигере царе взяли мои свои пансырь, а другой бы из лехких пансыреи доброй. А дом мои вывоеван лихо велми, чтоб нам много кун дал (в слове дал буква л исправлена по ранее написанному) однолично б, иноко не молвил еси. Толко сам здоров буду, и нам ежогодов по однои воине воевати уложили есмя, чтоб еси дал нам пять полуторные да двесте пищалников водяным путем (в слове путем буква т исправлена по ранее написанному) однолично. Да пришли мне самому вздевать шубу горлатну (в рукописи: гортну) и с поволокою. А княженью моему знамя то: послал есми доброво своего человека. И ко мне доброго боярина пришли. Здоровья твоего отведати Янболдуи богатыря послал есми. Имилдеш мои, гораздо почти, толко меня почтишь. Дотоля есми мирза был, а ныне князем учинился есми. Исмаилево княжое белому царю челобитье то. /л. 304об./ Которые у тобя две царицы, одна мне племянница, а другая гостья наша, и ты б их, толко меня отцом назовешь, тех дву цариц однолично отпусти к нам. Да ещо княжое слово. Толко меня почтишь, и ты четырем моим веременником поминки свои (в рукописи: своим) им не урви от Янбахты имилдеша и Ишмагмед багатыря, и от Тубата имилдеша, и Епчюры багатыря. Белому царю челом (в рукописи пропущен глагол – бью ?). [182]

Толко государь наш здоров будет, с Крымом ратитися - тот миньят на нас.

А се грамота Баи мирзина суфи с его человеком Бахтыбердеем. (Далее лист без номера, и его оборот без записи). /л. 305/

А се грамота Арслан мирзина с его человеком.
Силы находца и победителя от Арслан мирзы брату моему белому царю поклон. Мы зде поздорову живем, слава Богу. А и ты б на многие лета здоров был, дай Боже. З дядею своим со князем и с племянники и з детми со всеми есмя гораздо говорили (в слове говорили буква г исправлена по ранее написанному). Мы твоего добра хотим. При нашем бы здоровье торговцы бы ходили на обе стороны и послы б наши беспрестани ходили. Гораздо б поговорив, нам ссылатися. Хто будет тебе (в слове тебе вторая е исправлена по ранее написанному) ратен, ино мы тобе пособили воевати ево. А хто будет нам ратен, ино бы ты нам пособил воевати ево. К нам твое братство: пришли к нам боярина доброво. А братство то: /л. 305об./ з боярином пришли вместе Девлетхозю Усеинова, белому царю холопство делал и нам вежство его дошло ж. Брат бы прислал мне шубу бархат з золотом на соболех. Дочерь свою за Барака царя 170 дал есми, чтоб нам шубу горностаину прислал да черева лисьи черны прислал бы. Да тысячю бы алтын денег да чару золоту послу б моему борзовал. По другой год в воину попали есмя, поистряслися есмя. А опричь тово братство учинишь, что дашь, сам ведаешь. Пришли кречат да ястреб, и от шафрану (в слове шафрану буква «ф исправлена по ранее написанному), и от нашатырю, и от олова - ото всево тово пришли, нам надобе. Воина нам есть, прислал бы мне с послом моим вместе сто пищалников. До/л. 306/брово своево человека, сына болшова своего посла, Кулчаном зовут, паробка своего послал есми здоровья твоево отведати. Тяжелои поклон лехкои поминок послал есми. Молвя, нишан написал.

А се грамота Би мирзина с его человеком Девлетхозею.
Всево хрестьянства государю белому царю всегда сщастливого от Би мирзы багатыря многом много поклон. После слово то. Всеи юрте живучи болшои у нас и дядя нам, отец твои Исмаиль князь. И в ево грамоте ныне которое слово будет, и наше слово то же. Ис княжова /л. 306об./ слова не выступим. И ныне бы хто будет тобе ратен, тово бы воевати мы пособляли. А хто нам будет ратен, и ты б тово воевати пособлял. Ты ведаешь, а мы отца своево дети, что есмя все пришли на Волгу, и человек твои Баикеш то видел. И ныне б для дружбы и для суседства, как брата моево болшово Касым мирзу чтил еси, и меня б еси по тому ж учинил. О том бью челом меж другов и недругов. А Крым тобе ратен и нам ратен ж. Взмолвишь жо, как тобе ево воевати, ино с [183] одной стороны мы воевати готовы есмя. А астараханская дружба тобя не дошла и нас (в слове нас буква а исправлена по ранее написанному) не дошла ж, потому /л. 307/ что наших недругов примает к себе. Наши недруги, а тобе недрузи жо. И тобе Астарахань у Дервиша царя взять, а на том месте город бы тобе поставити. Да на Переволоке бы город же тобе поставити. Молвя, бьем челом. Здоровья твоево отведати, что при Касым мирзе он бывал, Девлетхозю послал есми.

А се грамота Магмед мирзина с его человеком Бахметем.
Всево крестьянства государю белому царю княжова сына от Магмет мирзы многом много поклон. С отцом нашим князем в отечестве и в сыновстве /л. 307об./ учинилися есте. Будешь меня леты старее, и ты в болших братех будешь. А будешь менши меня леты, и ты в менших братех будешь, ино что в том убыток? И ныне как стареишие (в рукописи: старешие) и молодшие братья ведутца, и ныне отцов сын есми. А стареишему брату молотчеи (в слове молотчеи буква е исправлена по ранее написанному) брат есми. Шидякову княжому болшому сыну Салтанахметю мирзе какову честь учинил, а Шихмамаеву княжому болшому сыну Касым мирзе какову честь учинил, молвя, и яз царю о том же бью челом, чтоб послу моему такову ж честь учинил. Молвя, бью челом. А Астарахань и тобе и нам (перевод фразы представляется не очень точным: следовало привести слово – недруг) никак добро ево не доидет тово для, что /л. 308/ наших недругов к себе примает и зговариваетца с ними. Толко нас похочешь, Астарахань возми, а на том месте город поставь. А Крыма бы еси воевал. Крым и с тобою, и с нами ратен. А в том нашему слову (слова: нашему слову исправлены по ранее написанному нашем слове) лжи нет. И сам ведаешь, что о сесь год домы наши воеваны, а сами граблены есмя. И тому, что пригожо будет, ты сам ведаешь. И ныне здоровья твоего отведати доброво холопа своего Бахметалея баатыря послал есми, гораздо почтишь ево, ты ведаешь. Да конь сив поминка послал есми. Брату своему белому царю бью челом, чтоб мне пожаловал шубу кунью да тысячю алтын денег, да шубу горностаину, да шубу песцовую, да кожух добр, да постав лазорева сукна. Брата моево /л. 308об./ меншово не стало, и яз над ним кешеню делаю. Чтоб мне много потали прислал, да олова много ж прислал, да пансырь. А послал есми казну свою, чтоб по людцким бы речем лихо не учинил.

А се грамота Юваш мирзина с его человеком Алтычюком имелдишем (в рукописи: имилдеша).
От благочестнаго Юваш мирзина величества слово. Величаишему волному человеку брату моему белому царю многом много поклон. З желаньем с молитвою поклон. Молвя, слово то. Князь в головах отец и дяди наши, придумав, нас трех [184] братов на усть (слово усть написано по чищенному) Волги послали. В сеи /л. 309/ стороне живем. С Наврузмагмед Казыем царем 171 доброе братство вели есмя и с волным (в слове волным буквы л и ы исправлены по ранее написанному) бы человеком з белым царем по тому же б братство учинити. После слово то. Которые в сеи стороне ходили отец и дяди наши, и ты с ними братство вел. А похочешь и с нами в добром братстве быти, и хто тобе во всех странах недругов будет, те и нам ратны. И мы за тобя вседушно ради стояти, а ты сам ведаешь. Алтычюка имилдеша своево послал есми. Гораздо почтив, отпусти, волен еси братство изъявится. Молвя, с печатью нишан послал. Чтоб мне ратнои доспех прислал, пансырь доброи да шелом доброи, да птицу. /л. 309об./

И февраля 5 царь и великии князь нагаиских грамот слушал и приговорил нагаиских послов: Исмаилева посла Янболду и Баи мирзина посла Бахтыбердея, и иных мирз послов всех и гонцов и гостеи отпустити в Нагаи ко князю и к мирзам. А с ними вместе приговорил послати к Исмаилю князю посолством Ондрея Третьякова сына Тишкова, а к Баи мирзе Истому Федорова сына Матюкова, а к Арслан мирзе Григорья Велина сына Головина, а к Би мирзе станицу служилых татар Девлетхозю Усеинова с таварищи, 5 человек. И отписати с Ондреем ко князю и к Баи мирзе с Ыстомою, и к Арслан мирзе з Григорьем, /л. 310/ и к Би мирзе з Девлетхозею велел о всех делех, как меж их быти дружбе и доброму делу, и приговорил нагаиским послом всем быти на дворе.


Комментарии

150. Перечислены мирзы антиисмаиловского лагеря: сыновья уже умерших к тому времени братьев Юсуфа и Исмаила: Хаджи-Мухаммеда (Кошума), Шейх-Мухаммеда (Шихима, был бием в Ногайской Орде приблизительно в 1514-1519 гг.), а также Ураз-Али (Уразлы), сына Шейх-Мухаммеда.

151. Боксак — возможно, в районе Боксайской косы залива Богатый Култук Каспийского моря.

152. Карадуван — протока нижней Волги.

153. Ртуть служила основой для «горячего ртутного золочения» — покрытия металлических изделий позолотой; применялась также в лекарственных целях (консультация Э. Г. Истоминой).

154. О выплатах ногаям из Казани см. комм. 60.

155. Хан Ибишей представлял собой марионеточного правителя, от имени которого ногайский бий осуществлял свою власть (см. также комм. 28).

156. Нурадын (нурадин) — титул наместника правого (т.е. западного) крыла Ногайской Орды, вторая по рангу должность после бия (о нем см. комм. 4, о крыльях комм. 185). Пост нурадина был введен ногайскими мирзами в 1537 г. для управления поволжскими кочевьями. До начала 1560-х гг. назначалось одновременно два нурадина: один как глава крыла, второй в качестве военачальника; затем данные функции стал совмещать один мирза. Обычно нурадином становился сын или младший брат правящего бия.

157. О культе Волги и связанных с ней фольклорных персонажах у ногаев и других поволжских народов см.: Трепавлов. Волга.

158. Порядковый номер года приведен по лунной хиджре. Дата соответствует февралю 1556 г. юлианского календаря. 963 год хиджры охватывает период с 16 ноября 1555 г. по 3 ноября 1556 г.

159. В данной Загряжскому инструкции численность русской армии многократно преувеличена. В то время она составляла (учитывая дворян, детей боярских, стрельцов, казаков, служилых татар, служилых иноземцев) около 110 тыс. чел. (Чернов, с. 94).

160. Город Свияжск был построен в мае-июне 1551 г. на Горной стороне Волги в пределах Казанского ханства, в качестве форпоста при его завоевании. После присоединения ханства к России Свияжск стал воеводской резиденцией одноименного уезда (РКБ, с. 131, 133-134, 139-140; РК 1550-1636, с. 12, 15, 25-26).

161. Петрово заговенье — церковный праздник, канун Петрова поста, который в 1552 г. начинался с 13 июня.

162. Кочапа — идентифицировать не удалось.

163. В июле 1554 г. московское войско во главе с князем Ю. И. Шемякиным-Пронским заняло Астрахань. Хан Ямгурчи бежал, не приняв боя, и обосновался при крымском дворе. Осенью того же года он принял участие в неудачной попытке крымско-ногайской конницы отбить Астрахань. Вскоре Ямгурчи лишился поддержки Девлет-Гирея, так как русский ставленник в Астрахани Дервиш-Али стал ориентироваться на Крым. Как следует из комментируемого текста, брошенный всеми Ямгурчи погиб от рук ногайского мирзы Гази б. Урака.

164. Территория села Коломенского на берегу реки Москвы ныне находится в черте города Москвы.

165. Село Брон(н)ичи на реке Москве находилось на месте современного города Бронницы Московской области.

166. Дата соответствует 14 ноября 1555 г. 7064 год от СМ охватывает период с 1 сентября 1555 г. по 31 августа 1556 г. по РХ.

167. Чиртыжский перевоз — очевидно, переправа в районе реки Чертык — камской протоки, впадающей в Волгу ниже Лаишева, где находился известный Лаишевский перевоз (см. комм. 64); может быть, Чиртыжский перевоз — другое название Лаишева.

168. Сура — река в Ульяновской, Пензенской и Нижегородской областях, Чувашии и Мордовии, правый приток Волги.

169. В названных Исмаилом местах позднее были поставлены русские крепости: Самара — «на Самарском устье» (1586 г.) и Царицын — на Переволокской переправе (1589 г.).

170. Барак царь — хорезмский хан Науруз-Ахмед б. Сююнч-Ходжа.

171. Наврузмагмед Казы царь — см. комм. 170.

172. Послу поручено рассказать Исмаилу о начавшейся в 1554 г. войне Московского государства со шведским королем Густавом Вазой из-за пограничных споров (см.: Соловьев, с. 481-483).

Текст воспроизведен по изданию: Посольские книги по связям России с Ногайской Ордой. 1551-1561 гг. Казань. Татарское книжное издательство. 2006

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.