Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПОСОЛЬСКАЯ КНИГА ПО СВЯЗЯМ РОССИИ С НОГАЙСКОЙ ОРДОЙ

1551-1556 гг.

И царь и великий князь велел нагаиских гонцов поставити на Нагаиском дворе и корм велел давати (в слове давати первая а исправлена по ранее написанному) по тому же, как гонцом (слово гонцом исправлено по ранее написанному) корм даван наперед того.

И сказывал царю и великому князю Баикеш Тимеев, что при нем присылал (в слове присылал буква а исправлена по ранее написанному) х Касаю Юсуф князь своего человека Кулуша с тем, чтоб с ним шел воевать (в слове воевать буква о исправлена по букве е) /л. 182/ царя и великого князя украину. И Касаи Юсуфу отказал, что ему ити ныне воевати нелзе, згорел у нево брат ево Кам мирза. А се деи царь и великий князь Казань взял, и нам деи ево воевати нелзе. И на думу ко князю не поехал. А крымских людей у Касая нет никакова человека. А приказывал Касаи мирза ко государю с своим послом, что он хочет государю служити. Да Бияш же сказывал, что видел в улусе у Аисы мирзы крымских людей 8 человек и слышал в улусе у Аисы мирзиных людей, что крымской царь присылал (слово присылал написано по стертому ссылался) ко князю и к мирзам своих людей с тем, чтоб они все, содиначася, воевали царя и великого князя украины. И отпустил их Аиса мирза, а крымские люди остались у него в улусе. / л. 182об./

А против нагаиских послов велел царь и великий князь послати [126] встречю Василью Ондрееву сыну Кутузову (в слове Кутузову третья у исправлена по ранее написанному) да с ним неделщиков и пересудчиков и митрополичих людей.

И лета 7062-го сентября 10 130 в неделю Василеи Кутузов с нагаискими послы к Москве пришел.

И царь и великии (слово царь и в слове великий буквы вел написаны по чищенному) князь велел нагаиских послов поставити на лугу под Симоновым.

Сентября 12 царь и великий князь велел нагаиским послом торг дати. А на базаре у них был Василеи ж Кутузов с теми ж детми /л. 183/ боярскими, которые с ним встречали.

Сентября 29 в пятницу велел царь и великий князь нагаиским послом Тлеубердею с таварищи быти на дворе. И того дни нагаиские послы на дворе были. А приехав на площедь, ссели с коней против Арханъила и шли ко царю и великому князю середнею лесницею (в слове лесницею буква ц исправлена по ранее написанному).

А царь и великий князь сидел в Столовой избе в брусянои.

А как послы вошли в ызбу, и явил их царю и великому князю челом ударити (в слове ударити буква а исправлена по ранее написанному) казначеи Федор Сукин.

И царь и великий князь звал послов карашеватца /л. 183об./ и послы, быв у корошеванья, отшед, став на коленях правили царю и великому князю от (в предлоге от буква о исправлена по ранее написанному) мирз челобитье, да подали грамоты.

И царь и великий князь велел у них грамоты взяти диаку своему Ивану Михайлову.

А Тлевбердею с таварищи велел сести, а посидев мало (в слове мало буква а исправлена по ранее написанному), звал их ести.

И того дни нагаиские послы у царя и великого князя ели. А стол был в Столовой избе в брусянои.

А се грамота Касаи мирзина с его послом Тлохбердеем. /л. 184/
На государстве счастливому и в вере великих великого Касым (в слове Касым буква а исправлена по ранее написанному) мирзино слово. Великого счастья счастливому всегды. Брату моему белому царю великому князю и его величеству многом много поклон молвя. Ведомо б было слово то. Мы здесе здорово живем да челом бьем, дай господи, брат наш на отца своего юрте здоров был на многие лета, дай Боже так. Сево лета посол твои приходил и грамоту от тебя привез. И речи твои мне ведомы учинились. И слышев твое здоровье, и мысль моя радостна учинилась. И ныне челом [127] бьем княжому величеству. Приказал еси к нам, что тот еси юрт взял (подразумевается Казань). И мы, слышев то, весели учинились, то от нас розронилося и чюжо нам стало, а нам то недруг же был. /л. 184об./ Слышав есмя его взятье, обрадовалися. А твои (в слове твои буква т исправлена по ранее написанному) дед и отец с нашими деды и с отцы во многих летех живучи. А в братстве и нашего отца братство доставалося. Того для, братство наше от дни до дни в любви есмя, и вселды прибавки чаем и надею держим. А ты будешь на отца своего юрте здоров, и наши мирзы вся братья. Да и в том недругу твоему вселды недруги, а брату есмя твоему братья. И на доброе есмя дело помочники, а на лихое есмя лазуки. И ныне братству нашему знамя то есть, ближнему другу, а далнему недругу, приходящему и отходящему, всем минущем свете, чтоб было слышети /л. 185/ и видети и добрым межи себя ссужатися надею чиним. И ныне изначално тебе юрт недруг был, ты и тот взял. Челом бью, чтобы нам в свати место, челом бью. Оттоле з бухарским царем 131, а отселе с юргенчьским царем с Ахтаем 132 в сватовстве есми учинился. И будет твое жалованье к нам, и ты б нам дал тысячю алтын денег. А дал бы еси их казначею моему Кувану, братству твоему знамя то. Коли посол наш шел, шестьдесят (в рукописи: шестьдеся) у него лошадей взяли да человека Базиргень адаман, и о том бы еси гораздо, да им, взяв, отдал. Да брата твоего Касым мирзино челобитье, дал бы мне вдеветором, да на себя б мне пригоже вздети, пансырь да шелом да шубу соболью. Толко его к нам жалованье будет, и он бы дал казначею /л. 185об./ нашему Кувану. Твоего здоровья видети и отведати послал есми слугу своево Тлохбердия. Молвя, писана.

А се грамота Белек Булат мирзы с его человеком Салтаганом.
Белек Булат мирзино слово. Брату моему хрестьянскому государю белому царю поклон молвя. Брат мои с моим послом Салтаганом своего посла, прикошевав, прислал. И яз с (предлог с написан над строкой под выносной буквой з) его послом своего посла, прикошевав, послал да и гостей, прикошевав, отпустил.

Князь и мирза мне грубно учинили, приказали к Аисе мирзе, не велели гостей моих отпустить по княжому и по мирзину /л. 186/ слову. Аиса мирза гостей моих не пропустил. И Белек Булат мирза Аисе мирзе говорил: не пей деи ты из Волги воды. Отошло деи тя двема своим слугам дай Салтагану, дай Язверю. И брат бы мои князь велики белой царь верил (в рукописи: велои, а слово царь и буквы ри в слове верил написаны по чищенному) же: з братом мне шерть и рота была, и яз на том слове на прямом стою и тово хочю, чтоб нагаискои конец один бы был там, а другой здесе, хочю тово. У князя и у мирзы доброе и лихое слово у них было, по меня посылали, и яз к ним не поехал. Да толко бы еси поберегся, братство наше то. С тяжолым поклоном с легким поминком посла [128] своего Салтагана есми отпустил. И толко почтит меня, и он бы его как меня почтил. А честь бы то: посол мои много поживет. И он бы (слова: и он бы написаны по чищенному) /л. 186об./ сей день пожил, то ты его почтил, и братство то. А отпустишь посла моего поздно (в рукописи: поздо), и от брата моего весть не дойдет, и посол мои не дойдет. Аиса мирза мне меншои брат, побоялся, мне бил челом. Повери мне, Аиса мирза воины не учинит, к моему послу посла своего, прикошевав, отпустил. И ты бы (в рукописи: вы) его как меня почтил, так и моего бы (в слове бы буква ы исправлена по ранее написанному) еси посла, почтив, отпустил. Да ото всякого году по одному нет, пропало, да выдали (в слове выдали буква а исправлена по ранее написанному) за два в год одно, и то пропало. Татбу бы он отставил. А что у них взято пропащее, то бы велел отдати. Да брат бы мои белой царь к моему послу своего посла, прикошевав, прислал з добрым /л. 187/ есмя человеком, в братстве учинилися. Назовет нас толко себе братом, и он бы шубу одну соболью да шубу горностаину, да шубу с поволокою кунью, да постав сукна, да кипу полотен, да тысячю листов потали прислал. Божеи дом мизгит делают 133. И чти его знамя то мое, чего яз прошу, прошенье даст. А что у нас будет добро, и он у нас проси, и мы (слово мы написано по стертому они), добыв, дадим. А они с нами похотят быти, а мы с ними хотим жити. Поклон.

А се грамота Аисы мирзы с его человеком Аилалом.
Аиса мирзино слово. Хрестьянскому государю белому князю из далние земли ближнею мыслью, /л. 187об./ великим челобитьем челом бьючи (в рукописи: боючи). Молвя. А челобитье наше то. Всей земле пошлины есмя своей дошли на усть Волги. На усть Волги старейшего нашего Исмаилева изба. А наше зимовище Дон. Осенуем на Илеке 134, а летуем на самой Волге. В сей земле в день есмя в караулех, а ночи в (предлог в вставлен в строку по ранее написанной букве е) чардаулех. Хрестьянскои государь, а наш брат князь, чтоб розбою своему велел унятися отставить. А не отставить розбою и татбы, и он с нами не в братстве. А не велишь татбе и розбою своему отстати, и яз от Волги любо их взявши, любо сам не давшися не иду. Так бы еси ведал. В сей земле караул и чардаул. А ныне с Анынеем князем гораздо есмя поговорили, доброму /л. 188/ белому князю о мне ялся печаловати да розбои ялся уняти. Доброво по пошлине своего посла к тебе посылаю, и ты б по пошлине с послом выимок мне прислал. А не пришлет мне выимка по послове пошлине, и в нас правды не будет. А в сей земле кто будет (слова: а в сей земле кто будет написаны на правом поле в продолжении строки убористым почерком) сусед, то (выносная буква д в слове сусед и буква о в местоимении то исправлены по ранее написанному) и брат. На выимок добром станем ссужатися. [129] Улусной еси государь князь велики, посла моего, послом учиня, з болшово мурзою послом сровнав, почти. Имилдеша своего Яилава послал твоего здоровья видети (слово видети убористо написано над строкой позднее основного текста, а в строку вставлен союз и) и отведати. С тяжолым поклоном с легким поминком имилдеша своего Аилава послал про твое здоров слышети и видети, а про свое сказати. И назовешь нас братом, и ты б прислал два доспеха добрых, шатер доброй, шубу соболью с поволокою. Пожаловал бы еси. /л. 188об./ Дай Боже так. Ся с печатью грамота.

И сентября 29 царь и великий князь нагаиских грамот слушал и приговорил нагаиских послов отпустити в Нагаи. А с ними вместе приговорил послати х Касаи мирзе и к Белек Булат мирзе станицу служилых татар Баигоню Мамина с таварищи, 5 человек; да вожа (слова: да вожа убористо написаны над строкой). А к Аисе мирзе приговорил послати служилых же татар Зенебека Кулубердеева да Келдиша (слово Келдиша написано по чищенному) Келдиярова да вожа. И велел нагаиским послом быти на дворе.

И октября 3 нагаиские послы Тлох/л. 189/бердеи с таварищи у царя (слова: у царя написаны по чищенному) и великого князя были.

И отпустил царь и великий князь нагаиских послов и служилых татар в Нагаи того дни. А на отпуске царь и великий князь подал нагаиским послом мед в ковшех. А приказал с служилыми татары к мирзам поклон.

И поехали нагаиские послы и служилые татарове Баигоня и Зенебек с таварищи с Москвы октября 5 в четверг.

А проводити их велено до украины Василью же Кутузову да с ним тем же людем, которые встречали. /л. 189об./

И октября 13 прислал ко царю и великому князю из Городка Шигалеи царь Сююндюкова вожа Тулусупова - Карамыша Мустояпова. А писал, что (слово что написано дважды) его послал ко царю и великому князю из Нагаи служилой татарин Сююндюк Тулусупов с нагаискими вестми.

И сказывал царю и великому князю Карамыш, что Юсуф князь с своими детми и с племянники со всеми идет на государевы украины, а Касаи мирза с ним же. А он сказывает: шел с Юсуфом в полку до Яика десеть день, а с Яика его послал (в слове послал буквы по написаны по чищенному) его Сююндюк ко государю с вестью. И ехал он от Яика до Волги десеть день. А от Во/л. 190/лги поспел до Городка в десять же день. А Юсуфу возитися Волга под Астараханью. А возити его астараханцом в судех. А царь астраханской посылает с ним людей своих пятьсот человек. А Юсуф князь людей своих смечал при них и сметил всех людей своих сто тысяч да дватцать. [130] А вперед себя посылал вожеи дороги отведывати на Хопер да на Дон. И с Хопра к нему приказали, что на Хопре стояти нелзе, поля выгорели. А з Дону к нему весть пришла, что на Дону по Крымской дороге стояти, добро прокормитися лзе. И на резанскую украину з Дону прити, добро на Воронаже корму много. И Юсуф приговорил ити ему Крымскою дорогою на Дон. И з Дону ему прити на Резанскую украину, как Ока станет. /л. 190об./ А держал ево Юсуф скована. И вспрашивал ево про дороги и (союз и вставлен в строку позднее) мочно ли ему, Ока перелезчи, под Москвою прокормитца. И он говорил, что ему под Москвою прокормитца нечем. Как поидет рать, ино хлебы все свозят в городы, а сена пожгут. И Юсуф приговорил со всеми людми: лутчим людем имати на голову по три верблюды, а иным по два, а худым людем имати двема верблюд. А запасу с собою имали всякой человек по три овцы старых да круту на всякую голову, как мочно человеку подняти. А верблюдов взял с собою много тово для, что голод терпят и перед конми дорогу топчют. Да его оставил на Яике. А велел их отвести /л. 191/ в Сарайчик с Сююндюком вместе. И Сююндюка взял на поруку Азеев отец да братья. А его на поруку ж взяли племя его. И Сююндюк велел ему взяти (слово взяти убористо написано над строкой) лутчие лошеди бежати, и он побежал. А Исмаиль мирза с ним не пошел. А отвечал Юсуфу, твои деи люди ходят торговати в Бухару, а мои люди ходят к Москве. И толко мне завоеватца, и мне самому ходити нагу. А которые люди учнут мерети, и тем и саванов не будет 135. И яз деи иду в те поры воевати в Казань на Горную сторону. И пошел Исмаиль при них, а взял с собою Юсуфова сына Али мирзу. А приходу ево чает о сем месяце ополне. А пошел Исмаиль до Юсуфова походу за двенатцать день, а Юсуфовы люди говорят про Исмаиля, что он /л. 191 об./ дружит государю, того для с Юсуфом не пошел. А чает, что ему воевать арских людей потому: которые казанские (в слове казанские буквы каз написаны по чищенному) люди были у нево, и он тех людей всех пограбил и жены и дети у них поотнимал. А улус весь Юсуф оставил за Яиком у Сарайчика. А людей воинских в нем не оставил. А поставил в заставе от Юргенча Касаевых трех братов.

И царь и великий князь по тем вестем велел послати в Городок к Шигалею царю и в Володимер к боярину и воеводе ко князю Семену Ивановичю Микулинскому с таварищи. А велел служилых татар и нагаи/л. 192/ских послов послов воротити к Москве. А Василью Кутузову велено ити к Москве с нагаискими ж послы вместе.

И октября 23 в понеделник Василеи Кутузов с нагаискими послы к Москве пришел.

И царь и великий князь велел нагаиских послов поставити на Нагаиском дворе.

Ноября 29 приехал ко царю и великому князю из Шатцкого города Злоба [131] Щепотев. А послан был на поле проведати про нагаиских людей. И сказывал царю и великому князю Злоба, что при/л. 192об./бежали в Шатцкои город сторожи с вестьми, что под мещерскую украину идут люди многие нагаиские. И он по тем вестем поехал встречю тех людей. И встретил их в Ыдовских воротех, а наехал в тех людех служилово татарина Бахтеяра Баимакова, которой посылан к Исмаиль мирзе да Васку Бобрикова. И сказывали ему, что ко царю и великому князю от Исмаиль мирзы посол идет Темирем зовут. А от иных мирз послы ж идут их люди. А всех послов и гостей и их людей 400 человек, а лошадей с ними 3000. И того же дни ноября 29 в среду (в слове среду буква с вставлена в строку позднее, буква р исправлена по ранее написанному) прислал /л. 193/ ко царю и великому князю из Городка Шигалеи царь служилово татарина Бахтеяра Бамакова, а посылан в Нагаи к Исмаиль мирзе, да Васку Бобрикова. А писал, что Бахтеяр и Васка приехали в Городок ноября 26 в неделю. И Бахтеяра и Васку Бобрикова отпустил к Москве тово ж дни.

И сказывал царю и великому князю Бахтеяр, как он пришел к Исмаилю, а Исмаиль кочевал на Волге на речке (в слове речке буква к исправлена по ранее написанному) на Ахтубе 136. И он туто у него был и поклон от государя правил, и грамоту ему подал. И Исмаиль, вычетчи грамоту, говорил ему (слово ему исправлено по ранее написанному): мы деи просили у царя и великого князя Дербыша царя да Едигеря царя, и он деи к нам (слова к нам написаны над строкой) не отпустил, а (союз а исправлен по ранее написанному а их) держит их у себя. /л. 193об./ А назавтрее Исмаиль велел ему быти у себя и говорил ему(в слове ему буква у исправлена по ранее написанному): писал деи ко мне царь и великий князь о своем сыне боярском о Василье о Бобрикове, и яз деи того Василья отпущу с вами вместе да и послов деи своих ко государю пошлю. Да присылал к Исмаилю Юсуф князь человека своего, что он идет воевати царя и великого князя украины и он бы пошел с ним же. И Исмаиль ему отказал, что ему ити с ним нелзе потому: прибежал к нему ис Крыма полоняник и сказывал ему, что крымской царь идет на них, и ему за тем ити нелзе. А поидешь деи ты на государеву украину, и мне деи против крымсково не стаивати, а поиду деи за Яик. И Юсуф деи за тем не пошел. А то он про крым/л. 194/сково вставил дружачи царю великому князю. А Белек Булат и Арслан у Исмаиля были ж и вспрашивались с ним, велит ли им с Юсуфом ити на государеву украину воевати. И Исмаиль деи им с Юсуфом ити не велел. Да при них же были у Исмаиля с Луговые стороны 137 Шибаном зовут с таварищи, три человеки. А просили у него на княженье сына его Магмед мирзы. А привезли к Исмаилю поминка (слово поминка убористо написано над строкой) Борисов доспех Салтыкова 138. И Исмаиль отказал им, что ему ныне сына своего на княженье отпустити к ним нелзе, идет деи на меня недруг мои крымской царь, и отпустил их в Казань ни с чем. Да приходили из Астарахани к Исмаилю от Ямгурчея царя посол Алкалы с таварищи, 7 человек, о дружбе. Да и поминки [132] ему (в слове ему буква е исправлена по ранее написанному) прислал доспех да тысячю аршин (в слове аршин буква а исправлена по ранее написанному) тафты. И Исмаиль отпустил их в Аста/л. 194об./рахань. А с ними вместе послал (в слове послал буквы ос написаны по чищенному) к Ямгурчею царю своего посла улусново человека. А ис Крыма при них к Исмаилю не бывали никаковы люди. А нагаиских людей в Крыме нет же. И отпустил его Бахтеяра ко царю и великому князю. А дал ему Васку Бобрикову. И говорил ему Исмаиль, что он хочет со царем и великим князем быти в крепкой дружбе. А царь бы и великий князь отпустил к нему Дербыша царя и боярина бы деи ко мне доброво прислал. И яз деи перед его послом и правду (в слове правду буква у исправлена по ранее написанному) к государю учиню. А Дербыша деи царя мы отпустили к государю того для, чтоб он юрт его Астарахань, взяв, ему дал. И он деи юрта его, взяв, не отдаст, а его к нам не отпустит. А к (союз а и предлог к исправлены по ранее написанному) государю с ним вместе послал своево посла Темиря. /л. 195/

Декабря 5 во вторник прислал ко царю и великому князю из Городка Шигалеи царь нагаиских гонцов Еная с таварищи 15 человек. А писал, что они приехали в Городок декабря в 1 в пятницу. И отпустил их к Москве того же дни. И корм им велел до Москвы давати по указу.

И царь и великий князь велел нагаиских гонцов поставити на Нагаиском дворе и корм им велел давати по тому ж, как нагаиским гонцом корм даван наперед того.

А с нагаискими послы с Темирем с таварищи велел царь и великий князь ити к Москве князю Дмитрею (в слове Дмитрею буква е исправлена по ранее написанному) Шастунову. А встречю нагаиских послов велел послати (в слове послати буквы ат исправлены по ранее написанному) Ивана Сутницына Клобукова (в слове Клобукова буква л исправлена по ранее написанному). /л. 195об./ И корм им (в слове имъ буквы мъ исправлены по ранее написанному) давати Ивану ж.

Декабря 15 в пятницу князь Дмитреи Шастунов с нагаискими послы к Москве пришел.

И царь и великий князь велел нагаиских послов поставити на Нагаиском дворе и корм им велел давати по указу. А на дворе у них велено быти князю Дмитрею ж.

И декабря 17 в неделю велел царь и великий князь нагаиским (в слове нагаиским буква м написана над строкой рядом со стертой буквой х) послом (в рукописи: послов) Темирю с таварищи быти на дворе.

И того дни нагаиские послы Темир с та/л. 196/варищи на дворе были. А приехав на площедь, сошли с коней против Арханъила и шли ко царю и [133] великому князю середнею лесницею. А царь и великий князь сидел в Столовой избе в брусянои.

А как Темир с таварищи вошли в ызбу, и явил их царю и великому князю челом ударити казначеи Федор Сукин.

И царь и великий князь звал Темиря с таварищи корошеватца. И Темир с таварищи, быв у корошеванья, отшед, став на коленях, правил царю и великому князю от Исмаиль мирзы челобитье. А от иных мирз правили челобитье их люди. Да подали грамоты. И царь и великий князь велел у них грамоты взяти дьяку своему /л. 196об./ Ивану Михайлову. А Темирю с таварищи велел сести. И, посидев мало, звал их ести и велел им ити в Набережную полату дожидатися стола. И того дни нагаиские послы у царя и великого князя ели. А стол был в Столовой избе в брусянои.

А се грамоты Исмаиль мирзины с его послом Темирем.
От Исмаиль мирзы другу моему белому царю поклон, чтоб нам от дружбы и от правды своей не отступити. А дружбе нашей знамя то: твое прошенье мы дадим, /л. 197/ а наше прошенье ты дашь. То правде нашей знамя. А одно знамя правде нашей то: твоего бы недруга мы воевали, а нашего бы недруга ты воевал. А правде нашей одно знамя - прошенье мое, Едигеря царя прошу. И толко дашь его, ино прямое нашей дружбе знамя то. А не дашь его, и он ни на воинство, ни к дружбе не пригодитца. Наших двусот тысяч нагаев писмяных в дружбе неотступно учинити минят на мне буди. Все нагаи друзи будут, не лучши ли тебе то? От молодово робяти что тебе видати? Толко ныне его нам отдашь, и кого тобе (в слове тобе буква о исправлена по ранее написанному) надобе воевати, ино б мы воевали. И толко его отдашь, и мы с Крымом завоюемся тебя для. А толко его не отдашь, и ты шерть нашу, поступясь, и отпусти. /л. 197об./ Ахкобек царь для своего юрта ездил в Черкасы, и юрт его, взяв, дали. Тобя столко нет ли? Брат наш на твои руки пошел. И толко юрт его, взяв, дашь, ино б ко чти твоему ж имени нам бы воевати. Ино у нас на воде судов нет, а к городу ино у нас пищалей нет. А Дервиша царя так жо братом учинил, как Шигалея царя, а от нас неотступен, прежнево лутчи в дружбе будет. А на сем лете юрт возми да дай. А сем речам ответ учинив и к послу моему к Темир богатырю человека прикошевав, отпустишь, то правде и знамя. Здоровья твоего отведати (в рукописи: отведа) послан тот посол. Молвя, грамоту написал. Исмаиль мирзино слово /л. 198/ белому царю. Яз тобя леты старее, а ты сына моего моложе, и ты мне буди сын. Как будет годно отечеству и сыновству, учнем и делати. Так бы еси ведал. Юрт еси взял - здравствуй, а мне савгу не дат ли ти. И савга бы то: дай мне Едигеря царя да пришли мне боярина. Бахтеяра посла за тем задержал (в слове задержал буквы заде исправлены по ранее написанному) есми, что князь хотел ити. И мы били челом князю, чтобы не пошел. И он челобитья нашего послушал да стал. И в ту пору [134] зима подошла блиско. И ныне толко нас назовешь себе другом, и ты б тем людем, которые ныне пошли, велел зимовати. И толко их выбьешь, и они на поле помрут. /л. 198об./

А се другая грамота Исмаилева с Темирем же.
Исмаиль мирзино слово другу моему белому царю поклон. Поклон молвя. Толко с нами похочешь братства, Дервиш царь по своей воле пошел был, не отпустишь, держишь (в слове держишь буквы держ исправлены по ранее написанному) его. Бьем челом: отдай нам. А Шигалеи царь брат был нам (в слове нам буква а исправлена по ранее написанному), а белой царь друг был. И казанцы согнали его, а юрт остался черным людем. А просили сами, чтоб деи юрт без государя не был. И мы племянника своего Едигеря царя отпустили, то правда. И похочешь с нами дружбы и братства, отпусти к нам Едигеря царя. И толко отпустишь к нам, и мы с Крымом завоюемся. А не поверишь нам, и, белой царь, пришли к нам /л. 199/ своего доброво человека. Толко отпустишь к нам Едигеря царя (слова: Едигеря царя написаны по чищенному), и нам з белым царем в дружбе быти, а с Крымом заратитися, уверимся. А похочешь с нами дружбы, пришли ж зиме вперед своего верново человека, чтоб, нам поверив, поехал. Похочешь жо с нами дружбы, отпусти к нам елаир (в слове елаир буква л исправлена по ранее написанному) Каибуллина княжово меншово брата Кошаидара. Кого к нам своего человека пришлешь, к тому, прикошевав, отпустишь. И мы правду по тому и познаем. А которые люди наши к самому к белому царю ходят, тех розбивают. И от самово которые ходят, и тех розбивают же те, которые Волги берегут. Тех огрозити нелзе ли? С поклоном грамоту написал месяца июля. Ис Казани попал Тенковатом зовут слуга мои, а есть деи он, отдал бы /л. 199об./ мне ево. Кошаидар деи у Дервиша царя, чтобы ево, от Темиря не отставливая, к нам прислал. Правде нашей знамя.

Декабря 26 прислал ко царю и великому князю ис Темникова Григореи Слизнев служилых татар Девлетхозю Резанова сына Баимакова да Кудеяра Бахметева. А посыланы они в Нагаи х Касаи мирзе (далее или была вынесена буква, или посажено чернильное пятно). А писал, что они приехали в Темников декабря 22. Да с ними ж вместе приехали Касаи мирзины люди Девлетхозя (в слове Девлетхозя буква х исправлена по букве в) с таварищи 3 человека /л. 200/ и служилых татар Девлетхозю да Кудеяра отпустил к Москве наперед. А Касаева человека Девлетхозю с таварищи отпустить к Москве после их.

И сказывал царю и великому князю Девлетхозя Резанов. Как он пришел в Нагаи (в рукописи: Нага) х Касаи мирзе, а Касаи в те поры кочевал на Каряклые 139 речке за Яиком пять днищ. А Юсуф князь кочевал на Яике. И при нем приежжал х Касаи мирзинои [135] матери Юсуф князь того для, что згорел (в слове згорел буквы зг исправлены по ранее написанному) Касаи мирзин брат (в слове брат буквы бра исправлены по ранее написанному) Кам (в рукописи: Хан) мирза. А после того ездил Касаи мирза к Юсуфу, и говорил ему, чтоб он отпустил царя и великого князя татар, которые присланы к нему, Сююндюка да Тафкея с таварищи, ко царю и великому князю. И Юсуф /л. 200об./ Касая не послушал, Сююндюка и Тафкея не отпустил того для, что к нему царь и великий князь не отпустил дочери его и внука его. Отпустит деи ко мне дочь мою да внука моего, и яз деи тогды и его татар отпущу. И Касаи, приехав от Юсуфа его, Девлетхозю с таварищи, отпустил ко царю и великому князю. А с ним вместе послал ко государю своих людей Девлетхозю же с таварищи трех человек. И приказал с ними к государю, чтоб он прислал к Юсуфу князю посла своего доброво боярина (в слове боярина буквы бояр исправлены по ранее написанному). И пошлет посла к Юсуфу, и он бы и к нему посла ж (частица ж написана над строкой и стерта) прислал боярина ж. А не пошлет деи посла к Юсуфу, и он бы и к нему не присылал. А яз деи ныне на своей правде крепко стою. /л. 201/ А Юсуф князь хотел был ити войною на царя и великого князя украины, ино деи с ним не пошел. Исмаиль и гонца деи к нему прислал с тем: мне деи со царем и великим князем недружбы нет, а яз деи с тобою не иду. А ис Крыма и ис Казани при них х Касаю не бывали никаковы люди. А к Юсуфу (в рукописи: Юсу) приежжал ис Казани Кулаи князь. А просил у князя сына его Али мирзы на княженье. И Юсуф де был его отпустил да опять велел воротити. А того не ведает за че (так в рукописи, возможно, следует читать: зачем) его воротил.

И генваря (слово генваря написано по стертому Девлетхозя) 3 Касаи мирзины люди Девлетхозя с таварищи к Москве приехали. И царь и великий князь велел их поставити на Нагаиском дворе и корм им велел давати по указу. /л. 201об./

И генваря 19 велел царь и великий князь Касаи мирзину человеку Девлетхозе с таварищи быти на дворе.

И того дни Касаи мирзин человек Девлетхозя с таварищи у царя и великого князя был. А царь и великий князь сидел в Столовой избе в брусянои. А как Девлетхозя вшел в ызбу, и явил его царю и великому князю челом ударити казначеи Иван Петров (в слове Петров буква е исправлена по ранее написанному).

И царь и великий князь Девлетхозю с таварищи звал корошеватца (в слове корошеватца первая о исправлена по ранее написанному). И Девлетхозя с таварищи, быв у корошеванья, отшед, став на коленях, правил царю и великому князю от государя своего Касаи мирзы челобитье, да подали грамоты. /л. 202/ [136]

И царь и великий князь велел у них грамоту взяти диаку своему Ивану Михайлову и отпустил их на подворье. А ести их не звал, велел им дати корм в стола место.

А се грамота Касаи мирзина с его послом Девлетхозею.
Землядержца счастливого благочестнаго Касаи мирзино слово. Волному человеку брату моему белому царю многом много поклон молвя. Ведомо буди, мы поздорову живем. А ты б на многие лета счастьем здоров был. Сею дорогою от посла твоево братственое слово слышев, за честь нам учинилось. И ныне челобитье мое отцу и дяде моему и всем о братстве слова /л. 202об./ не было. И в том братству свыше быти надежу держим. А дяди моего слово то (в слове то буква о исправлена по ранее написанному): каково деи было поведенье деда моего, и мне деи так не учинят, о том гневаетца. (Далее в рукописи помета-комментарий переписчика: А после того написано в той же строке: «первой гнев его». Да после того слова написано нескладно, недопись есть. Яз не ведаю, как написать, наудачю написал есми, что первой гнев - его дочь). Да о том гневаетца, что казны деи мне не присылает. И ныне братства ото дни свыше начаемся, на добро пособник есми. А про лихо слух есми твои. И которые люди (слово люди написано над строкой) доброе слово слышев приехали, от тех нам за честь осталось на том таки слове есми. Про те/л. 203/бя у отца и у дяди своего доброе слово услышим, и мы радуемся, а лихое слово услышим, и мы гнушаемся. Всегда есмя братья. Здоровья твоего видети болшои наш посол с легким поминком с тяжелым поклоном доброво слугу своего Девлетхозю багатыря послал есми. Слуга твои Исень ведает: слуги моего Алдашовы сорок лошадеи (слово лошадей написано по чищенному) есть, то бы нам отдал еси. Да каинату (слово прочитано как: каинату с использованием всех имеющихся букв, возможно, буква у лишняя) родом (над словом родом, после слога ро, вынесена буква м, которую, по-видимому, забыли стереть) Тинкуват (над словом Тинкуват после слога ку вынесена буква н, которую наполовину закрывает выносная т), того нам отдай. Да шубу соболью да постав сукна, да шубу горностаину, да пансырь даи мне. Наборзе человека моего отпустишь, и мы братство познаем. Еще челобитье мое брату моему царю: молодшим моим братьям мирзам, которые поминки прислати, то б ко мне прислал, яз ис своих рук дам. /л. 203об./

И генваря 22 царь и великий князь нагаиских грамот слушал. И приговорил нагаиских послов, Исмаилева посла Темиря с таварищи и тех послов всех, которые летовали и осеневали на Москве - Касаева посла Тлохбердея с таварищи отпустити в Нагаи. А с Темирем с таварищи приговорил послати в Нагаи к Исмаиль мирзе посолство Микулу Иванова сына Бровцына. Да с Микулою ж приговорил послати две станицы служилых татар Девлетхозю Усеинова [137] да Кадыша Кудинова с таварищи, 10 человек. И отписати велел с Микулою к Исмаиль мирзе о всех о тех делех, о которых делех писал ко царю и великому князю /л. 204/ Исмаиль мирза. А к Юсуфу князю и к его детем к Юнус мирзе и к Али мирзе приговорил послати станицу служилых татар Беляка Киикова с таварищи, 5 человек.

А х Касаю посланы с Касаевым послом с Тлохбердеем с таварищи те ж служилые татарове, которые были посланы наперед того, Баигоня Мамин с таварищи.

А к Белек Булат мирзе посланы Баигонины таварищи Гозя Темирев с таварищи. А к Аисе мирзе посланы Зенебек Кулубердеев с таварищи.

И велел царь и великий князь нагаиским послом всем, /л. 204об./ Темирю с таварищи, быти на дворе.

И генваря 26 в пятницу нагаиские послы Темир с таварищи на дворе были.

И царь и великий князь велел Темиря да Еная привести к шерти на записи, что им царя и великого князя посла Микулу (слово Микулу написано по чищенному) Бровцына к Исмаиль мирзе допровадити и нечести и грабежу (союз и и в слове грабежу буква г исправлены по ранее написанному) ему не учинити. И из Нагаи отпустити Исмаилю Микулу ко царю и великому князю безо всякие зацепки.

А се запись шертная, на которой приведены к шерти Темир да Енаи. /л. 205/ (Лист 205 без записи). /л. 205об./

И того ж дни велел царь и великий князь Темирю и Тлохбердею с таварищи быти у себя.

И того дни нагаиские послы Темир и Тлохбердеи с таварищи у царя и великого князя были. А царь и великий князь сидел в Столовой избе в брусянои. А как Темир с таварищи вошли в ызбу, и явил их царю и великому князю челом ударити казначеи Фома Петров.

И царь и великий князь молыл: Темир, привезли есте к нам от Исмаиль мирзы и от иных мирз грамоты, и мы тех грамот слушали, чтоб нам с Ысмаилем и с его братьею (в слове братьею буква б исправлена по ранее написанному) и с их /л. 206/ племянники в дружбе быти по тому, как была меж нас дружба наперед того, и послов бы нам к ним своих послати. И мы ныне вас отпускаем к государем вашим. А с вами вместе посылаем к Исмаиль мирзе своего болшово посла Микулу Бровцына да с ним своих казаков Девлетхозю Усеинова да Кадыша Кудинова. А к Юсуфу князю и х Касаи мирзе, и к Белек Булат мирзе, и к иным мирзам посылаем своих казаков Беляка Киикова да Баигоню Мамина, да Зенебека Кулубердеева с таварищи. И приказали есмя с Микулою к Исмаиль мирзе о всех своих делех, как вперед меж нас быти дружбе и доброму делу. Да велел им Микулу явити. Да звал /л. 206об./ Темиря с таварищи ести.

И того дни нагаиские послы Темир и Тлохбердеи с таварищи у царя и великого князя ели. А стол был в Столовой избе в брусянои. А после стола царь и [138] великий князь подал Темирю с таварищи по ковшу меду и отпустил их того дни в Нагаи к их государем. А Микулу Бровцына и служилых татар отпустил в Нагаи с Темирем вместе того ж дни. А приказал с Микулою к Исмаиль мирзе поклон. А к Юсуфу князю и х Касаю и к Белек Булату приказал поклон с служилыми татары з Беляком и з Баигонею, и з Зенебеком с таварищи. /л. 207/

И поехали Микула Бровцын и служилые татарове, и нагаиские послы Темирь с таварищи с Москвы февраля 2 в пятницу.

А се посолство к Исмаиль мирзе с Микулою Бровцыным.

Говорити от царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии Исмаиль мирзе Никуле Иванову сыну Бровцына.

Царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии тебе, Исмаиль мирзе, велел поклонитися.

А после поклона поминки подати.

А после поминков речь говорити.

Царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии велел тебе говорити, /л. 207об./ прислал еси к нам своего посла Темиря з грамотою. А в грамоте в своей к нам писал еси, чтобы нам вашего недруга воевати, а вам бы нашего недруга воевати. А Едигеря бы царя к тебе отпустити. И посла бы нам своего доброво к тебе послати. А которые наши люди на Волгу ходят и гостей грабят, и нам бы тех уняти. Так еси к нам писал в своих грамотах. А наши казаки Бахтеяр Баимаков с таварищи нам сказывали, что к нам дружбу свою прямо держишь и добра нам хочешь. И мы Бахтеяра о твоей дружбе гораздо вспрашивали. И слышев у Бахтеяра твою прямую дружбу, полюбили есмя. И за твою прямую /л. 208/ дружбу ныне так же в прямой дружбе с тобою учинилися есмя. И на всяково недруга с тобою хотим быти заодин. А ныне, к тебе являя свою дружбу, послали есмя к тебе своего доброво посла, ближнево своево человека Никулу Иванова сына Бровцына. И о всех есми о своих делех и о твоих приказал к тебе с своим послом с Никулою, как вперед меж нас крепкой дружбе и всем добрым делом делатися. А что еси писал к нам о Едигере царе, и тебе и наперед сего ведомо, что Едигеря царя тебя для есмя пожаловали и лиха ему никоторого не учинили твоей же для дружбы, что ты к нам прямой друг. И мы ево тебя (так в рукописи, далее явно пропущен предлог для) юртом устроили по тому ж, как и Шигалея царя. И Едигерь /л. 208об./ царь нам бил челом, похотел в нашей вере быти и нам служити, и мы ему волю дали. И он своею волею в нашей вере учинился. А не мы ево изневолили, сам похотел. И Едигерь ныне в нашей вере. А по нашей вере зовут ево Семеном и женился в нашей земле 140, и из нашие земли никуды ехати не хочет. И мы ево ныне тебя для и свыше тово своим жалованьем пожаловали. А и послы твои у нево были ж, и ево видели, как нашим жалованьем пожалован. И ты, своих послов вспрося (в слове вспрося буква я написана по чищенному), уведаи, как ево тебя для жалуем. А о [139] Казанской земле тебе и самому гораздо ведомо, что тот юрт исстари наш юрт. А взял ево дед наш своею /л. 209/ своею саблею. И Алегама царя с братьею и с матерью, и со царицами, и з детми дед наш с того юрта привел к себе. И Алегам царь у деда нашего и умер в нуже 141. А после того на тот юрт казанских людей изменою многие цари и царевичи приходили. И так же с того юрта иные цари в наших руках померли. А иные там побиты, то тебе ведомо ж 142. А того николи не бывало, чтоб которого царя с Казани сведчи, так пожаловати, как тебя для Едигеря царя пожаловали: волю ему дали и юртом ево устроили, и в своей вере поволили ему быти, и женили его. И ты б ту нашу дружбу к себе гораздо паметовал. Toe есмя все учинили тебя для. А которые казаки на Волге гостей ваших грабили и били, /л. 209об./ и мы тех казаков перед вашими послы велели казнити. А которые вперед учнут на Волге стояти, и послом и гостем лихо делати, и мы тех так же велим казнити. А которые казаки ныне от нас бегают и хоронятца на Волге, и как лед пройдет, и мы на тех посылаем многих своих людей и велим их там побити (слово побити исправлено по ранее написанному), чтобы лихих людей меж наших земель (слово земель исправлено по ранее написанному) не было. Да приступяся Никуле к Исмаиль мирзе блиско, молвити ему тихо:

Государь наш царь и великий князь велел мне тебе другу своему говорити речь наодине, /л. 210/ и яз тебе государя своего слово скажю.

И нечто Исмаиль мирза молвит, чтоб Никула и передо всеми людми говорил, и Никуле тое речи не говорити. А молвити: дело, господине, великое. Государь наш по твоему приказу то дело почал делати, и мне велел тебе то дело сказати наодине. И велит Исмаиль мирза Никуле быти наодине, и Никуле, пришед, говорити Исмаиль мирзе речь наодине. Или оставит у себя (в слове себя буква я исправлена по ранее написанному) человек пять или шесть, а велит при тех говорити (в слове говорити буквы рит исправлены по ранее написанному), а скажет, что ему те верны, и Никуле при тех говорити. Государь наш царь и великий князь велел тебе говорити. /л. 210об./ Приказывал еси к нам, чтобы нам на Астарахань рать своя послати и Дербыша б царя на Астарахани учинити. И мы для твоей дружбы Дербыша царя на Астарахань отпустили. А з Дербышем царем вместе послали есмя воеводу своево князя Юрья Ивановича Пронсково с таварищи со многими людми. А срок есмя учинили Дербышу царю и воеводе своему князю Юрью Ивановичю Пронскому с таварищи быти против Переволоки июня месяца 1 день. И ждати есмя им велели тебя в том месте семь день, и ты бы к тому сроку на то место поспешил и з Дербышем бы еси царем и с нашими вое/л. 211/водами в том месте сослался своим добрым человеком и свою бы еси мысль Дербышу царю и нашим воеводам приказал, как тому делу пригоже быти. Да и людей бы еси своих Дербышу царю и нашим воеводам в суды дал, сколко пригоже. И отпустил бы еси своих людей с ними к Астарахани, не модчая. А будет тебе за которым делом х тому сроку (в рукописи: сроу) х Переволоке самому прити нелзе, и ты бы послал [140] к Дербышу царю и к нашим воеводам своево верново человека да с ним людей, которым ити з Дербышем царем и с нашими воеводами в судех к Астарахани. И с тем своим человеком приказал бы еси к Дербышу царю свою мысль о сем деле подлинно, как тому делу делатися. А велел бы еси /л. 211 об./ тому своему человеку ждати Дербыша царя и наших воевод против Переволоки к тому ж сроку. А как придет Дербыш царь и наши воеводы к Переволоке, и твои бы человек Дербышю царю и нашим воеводам о Старахани (слова: о Старахани убористо написаны над строкой) твою мысль сказал. И людей бы твоих Дербышу царю и нашим воеводам в суды дал, сколко пригоже. А ты бы сам тогды шел к Астарахани. И пришед к Астарахани, стал против города. И тово бы еси смотрил, как наши люди учнут наше дело и твое делати. И нечто, Бог даст, наше дело и твое поделатца - наши люди Астарахань возмут и Дербыша царя на Астарахани посадят - и ты бы тогды з Дербышем /л. 212/ царем велел бы на Астарахани своему князю доброму, которой бы умел юрт здержати 143. Да и людей бы еси своих к Дербышу царю в Астарахань прислал, сколко пригоже, как бы ему мочно тот юрт здержати. А мы тогды велели побыти в Астарахани з Дербышем царем своему человеку доброму Петру Тургеневу и с твоим человеком о юрте промышляти, и дело делати всякое заодин. А будет наш человек Петр Дербышу царю и тебе в Астарахани не надобе, и вы б Петра отпустили к нам с своими послы. И которые дела вам надобны, и вы б о том с нашим человеком Петром и с своими послы к нам приказали. А которые будут люди земские в ту пору из Аста/л. 212об./рахани выбежат, и ты бы тем людем от нас и от себя опас давал, чтобы пошли назад на свои места, а не боялися ничево. А от нас им и от тебя лиха не будет никоторово. И укрепя бы еси город, нашего посла Никулу к нам отпустил. А с нашим (далее в рукописи зачеркнуто: бы еси) послом с Микулою прислал бы еси к нам своево доброго посла. И с тем бы еси своим послом и с нашим послом с Микулою приказал к нам подлинно о всех наших делех (в слове делех буква д исправлена по букве н) и о своих, и о Астарахани, как нам тот юрт вперед укрепити, чтобы на нем Дербыш царь вперед жил неподвижно. И мы, услышев твою мысль от своего посла /л. 213/ и от твоего посла, учнем Астараханскои юрт крепити, чтобы Дербышу царю вперед жити неподвижно. Да послал есми к тебе с своим послом с Микулою запись о дружбе. И как учнешь к нам отпускати нашего посла Никулу, и ты б по той записи на тех на всех делех к нам правду учинил перед нашим послом Никулою со всеми своими детми и племянники. И нишаны бы есте к той записи приложили. И ту запись прислали к нам с нашим послом с Никулою. И как будет у нас наш посол Никула (в слове Никула буква у исправлена по ранее написанному) и ту запись к нам привезет, и мы тебе по той же записи учнем правити. И на всех на тех делех учнем стояти, как в той записи /л. 213 об./ писано. А нечто Астарахань не возметца, и мы воеводам своим велели тогды Дербыша царя отпустити к тебе со всеми его животы. (Далее примерно 2/3 листа без записи). /л. 214/ (Лист 214 без записи). [141] /л. 214об./

А память наказная Микуле дана такова.

Паметь Никуле Иванову сыну Бровцына. Дана ему запись татарским писмом, на которой записи просити ему правды у Исмаиль мирзы нечто, как Бог даст, Астарахань возметца. А противень с тое записи слово в слово дан Никуле русским писмом. Да Никуле же дан список с записи, на которой записи учинил правду Исмаилев посол Темирь. И Никуле те записи держати у себя бережно. А как, ож Бог даст, придет Никула в Нагаи к Исмаиль мирзе, и кого мирза пришлет к Никуле встречю, а велит ему подворье указати и корм ему от (слово от исправлено по ранее написанному) Исмаиль мирзы привезут, и Микуле /л. 215/ тому дати что пригоже: шуба белья лехка или однорядка, а не в пошлину. А в пошлину Микуле никому никак ничево не давати. А кто ему двор укажет, а корму не явит, и ему тому человеку не давати ничего. А как велит ему Исмаиль мирза быти у себя, и кого по него пришлет, и Микуле тому человеку не давати ничего. А как поидет к Исмаиль мирзе, и хто у него станет каких пошлин просити, и ему пошлин не давати никаких.

А говорити ему. Прислал к государю нашему Исмаиль мирза своего посла Темиря и иные мирзы своих людей, чтоб государь наш к Исмаиль мирзе дружбы для прислал к нему доброго своего человека. И государь наш для дружбы (в рукописи: друж) и крепкие правды послал меня к Исмаиль /л. 215об./ мирзе, и мне ныне какая пошлина давати (в слове давати буква д исправлена по ранее написанному)? А от государя нашего х которым царем к его братье послы ходят, ино и там пошлин никаких нет. И мне здесе какие пошлины давати? Да в пошлину Никуле однолично ничего никому не давати. А нечто батог покинут да учнут пошлин просити у батога 144, и Никуле пошлины никак не давати. А у дверей учнут просити пошлины, ино не давати ж 145. И нечто его не пустят к Исмаиль мирзе, ино и прочь поити, а пошлины никак не давати. А опричь того хто Микулу чем почтит, и Микуле тому за его добро дати что пригоже, а не в пошлину. А в пошлину однолично Никуле не давати ничего. /л. 216/

А велит ему Исмаиль мирза ити прямо к себе, и зацепки ему никоторые не учинят и о пошлинах ему не учнут говорити, и Никуле ити прямо к Исмаиль мирзе и от царя и великого князя ему поклон правити и поминки подати и речь говорити по записи по царя и великого князя наказу. А нечто Юнус мирза и Али мирза, и Белек Булат (далее стерто слово мирз), и Араслан, и Аиса з братьею придут к Исмаиль мирзе, а Никуле лучитца туто ж быти, и Никуле им от царя и великого князя поклон правити, а про грамоты и про поминки молвити, что грамота и поминки посланы к ним с царя и великого князя казаки. /л. 216об./

А (союз а написан по букве и) х которому мирзе что послано, и Никуле тому дана паметь с Казенново двора. И Никуле по той памяти им сказати, кому (в слове кому буква о исправлена по м) что послано.

А нечто, Бог даст, астараханское дело поделаетца, на Астарахани (в слове Астарахани буква и исправлена по ранее написанному) [142] Дербыша царя царя и великого князя воеводы посадят, и Никуле Исмаиль мирзе говорити: приказывал еси, господине, ко государю нашему о астараханском деле, и Божьею милостью государь наш то дело зделал, и ты, господине, государю нашему правду учини на записи, что тебе быти с государем нашим на всякого недруга заодин. А детем, господине, своим и племя/л. 217/нником вели с собою правду учинити на тои же записи и нишаны свои к тои записи приложите. И те, господине, записи даите мне, и яз ее везу к государю своему. И государю нашему то будет любо и верно, что ты правду учинил на тои записи, которую государь мои к тебе послал. Давати Исмаиль мирзе запись татарским писмом. А молвити: во те, господине, та запись, на которой записи государь мои велел у тебя правды просити. А и посол твои, господине, Темир шерть учинил на том, что тебе на той записи правда учинити к государю нашему. И ты, господине, учини на ней правду к государю моему.

И учинит Исмаиль мирза правду, ино велми добро. /л. 217об./ А не учинит правды, а учнет говорити, яз и так на своей правде крепко стою.

И Никуле говорити: ты, господине, о Астарахани (в слове Астарахани первая а исправлена по ранее написанному) к государю нашему приказывал, и государь тебя для то дело зделал. А к тебе государь мои приказывал со мною о правде и посол твои на (предлог на исправлен по ранее написанному) том правду учинил, что тебе на записи государю нашему правда учинити. И ты, господине, против то дело зделаи, правду учини. И государю нашему то против будет любо. А не учинишь, господине, толко ныне правды, и государю моему то ся покажет, что ты хитростно с ним хочешь жити. И ты, господине, одноконечно /л. 218/ учини правду передо мною. И меня к государю моему отпусти с тою записью. А со мною болшево своево посла ко государю моему пошли. И государю то будет на тобя любо. И уговаривати его, сколко мочно, чтоб одноконечно правду учинил.

А нечто Исмаиль учнет говорити Микуле (в слове Микуле буква у наполовину закрыта чернильным пятном), чтоб царь и великий князь против ему правду учинил. И Микуле говорити: ныне, господине, ты (в слове ты буква ы исправлена по ранее написанному) правду учини передо мною и ту запись мне даи, и яз ту запись довезу к государю моему. А что со мною к государю моему прикажешь, и яз то государю своему скажю. /л. 218об./

А нечто Исмаиль учнет у Микулы на том правды просити, что царю и великому князю ему правда учинити, и Никуле на том Исмаилю правды не давати. А говорити: мне, господине, на том правды учинити нелзе, то ведает государь мои. А что со мною к государю моему прикажешь, и яз то до государя своего донесу.

А нечто учнет Исмаиль у Никулы просити правды за царя и великого князя, что царю и великому князю быти с ним вперед в крепкой дружбе, а иных слов не учнет говорити, и Никуле на том правда дати. /л. 219/

А нечто учнет правды просити на том, что царю и великому князю писати его вперед братом или отцом, и Никуле на том правды не давати 146. [143]

А нечто Исмаиль мирза или иные мирзы (в рукописи слово мирзы написано дважды) учнут говорити, чтоб царь и великий князь казаком на Волге стояти не велел и улусов бы их красти и грабити не велел.

И Никуле говорити: государь наш, господине, заповедь великую учинил казаком, чтоб улусом вашим лиха никак не делали. А которые казаки воровали, послов и гостей грабили, и лошади у вас в улусех крали (в слове крали буква а исправлена по ранее написанному) и людей били, и государь /л. 219об./ велел тех казнити перед вашими послы (в слове вашими слоги шими и слово послы написаны по чищенному). И вы вопросите о том своих послов, как государь над ними учинил. А вперед которые казаки или холопи, прибежав, на Волге станут (так в рукописи, по-видимому, следует читать: станут) без государева ведома, и государь тех хочет казнити же.

А нечто Астарахань не возметца, а Дербыша царя воеводы к Исмаиль мирзе отпустят, и Дербыш царь учнет говорити, что рать с ним была мала, потому Астарахани не взяли, и Исмаиль учнет говорити, что государь (слово государь исправлено по слову царь) и великий князь, оманывая его, посылал немногих людей. /л. 220/

И Никуле говорити: послал, господине, государь наш воевод и людей по судом, сколко мог судов собрати. А хотел был государь многих воевод и людей своих послати, ино судов столко не добыл. Которые суды и были приготовлены, ино многие суды ледом изломало. И которые суды осталися, и государь в тех и послал, не хотя своего слова порушити. Ино то дело не поделалось. И государь велит вперед суды многие готовити по тому же, как и в Казань. Да как изготовит суды, и государь рать на Астарахань болшую пошлет. И нечто, Бог даст, ее возмут, и государь ее тогды даст тебе ж, а своих людей в ней одноконечно не посадит. /л. 220об./

А нечто Исмаиль мирза учнет говорити, чтоб ему со царем и великим князем ити на Крым.

И Никуле говорити: то, господине, твое слово добре добро и государю моему то твое слово будет любо. И ты, господине, уложи гораздо, как тому делу делатися да свою мысль ко государю моему со мною прикажи, и яз то дело до государя своего донесу. И государь мои свою мысль к тебе прикажет с твоим послом. И по тому ж меж себя уложите срок, как и о астараханском деле. Да то дело, уложа, и зделаете. А меня ранее /л. 221/ отпускай к государю моему. И государь наш (слово наш исправлено по ранее написанному) тем делом учнет промышляти ранее ж.

А будучи Никуле у Исмаиль мирзы, розведывати себе таино, как Исмаиль мирза живет со князем и с ыными мирзами и как живет с крымским.

А нечто Юсуф князь или иные мирзы похотят ити ратью на царя и великого князя, и Никуле о том царя и великого князя без вести не держати. А послати с теми вестми татарина служилово да вожа, которые с ним посланы. А нелзе [144] будет татарина послати, ино послати полоняника, добыв, /л. 221 об./ а одноконечно царя и великого князя без вести не учинити.

А узнает Никула, что Исмаиль мирза прям ко царю и великому князю, ино Исмаиль мирзе говорити, чтоб послал с вестью ко царю и великому князю.

А нечто пойдет крымской царь к Шамахе 147 и ведомо то будет в Нагаех, и Никуле говорити, чтоб Исмаиль мирза на крымского сам пошел и искал бы над ним дела на дорозе, как пригоже. И будет возможно, и он бы тут с ним делал на дорозе. А будет нелзе на дорозе, /л. 222/ и он бы в то время на Крым пошел и воевал бы в то время Крым. А говорити Исмаиль мирзе розговором: коли, господине, возмешь юрт Крымской, и тогды и над крымским царем что хошь, то зделаешь, потому что люди от царя отъедут к тебе за женами и за детми. И коли к тебе (первоначально было: у тебя) люди крымские от царя поедут, и царю против тебя стояти будет нелзе. А будет, господине, тебе за которым делом самому ити нелзе, и ты детей и племянников пошли. А в то время и корысть получити, коли царя на юрте нет, а юрт порожжен. И говорити о том накрепко, чтоб одноконечно в то время Исмаиль на Крым пошел, а самому Никуле просити ко царю и великому князю /л. 222об./ как минетца астараханское дело.

Да память (в слове память буква м исправлена по ранее написанному) Никуле. Будучи ему в Нагаех, пытати себе тайно, есть (в рукописи: ест) ли князю и мирзам с крымским царем ныне ссылка о миру. И будет у них ссылка о миру есть, ино доведыватися того подлинно, на чем у них слово. Да что отведает, и Никуле то себе записывати да, приехав, сказати то царю и великому князю. И о всем Никуле дело царя и великого князя делати по царя и великого князя наказу и посмотря по тамошнему делу, как будет пригоже и как ево Бог вразумит. /л. 223/

А царя и великого князя о всем без вести не держати, чтобы однолично царь и великий князь от него о всяких делех безвестен не был.

Да память Никуле. Нечто, недошед нагаиских улусов, учинитца Никуле весть про которое про крымское или про нагаиское о царя и великого князя украинах или про Казань.

И Никуле часа того с теми вестьми прислати ко царю и великому князю татар дву человек или трех, которые с ним того для посланы, да и вожа им дати. И отписати с ними ко царю и великому князю о всех (слова о всех написаны по чищенному) тех вестех подлинно. А будет великое дело, /л. 223об./ и Никуле после тех спустя день или два и иных татар послати с теми ж вестьми притчи для, любо первых на дорозе розгоняют и поемлют, ино другие доедут. А и в Нагаех будучи, Никуле по тому же посылати с вестьми тех татар, которые с ним на то посланы, чтоб однолично царь и великий князь безвестен не был. И о всем дело (слово дело написано над строкой) царя и великого князя [145] делати по царя и великого князя наказу и посмотря (в слове посмотря буквы по вставлены в строку позднее) по делу как будет (слова: делу как будет исправлены по ранее написанному) пригоже и как ево Бог вразумит. А царя и великого князя о всем без вести не держати.

Да память Никуле. Написано ему в ре/л. 224/чах говорити Исмаиль мирзе о астараханском деле. И Никуле о том деле говорити Исмаиль мирзе и не одинова, чтоб Исмаиль мирза на тот срок июня первый на Переволоку одноконечно пришел и сослался (в слове сослался третья буква с исправлена по букве б) бы с Дербышем царем и с воеводами, со князем Юрьем Пронским с таварищи, и свою б мысль к ним о Астарахани приказал. А невозможно будет ему самому на тот срок на Переволоке быти, и он бы послал от себя к тому сроку на Переволоку человека добра с людми и свою (в слове свою буква в исправлена по ранее написанному) бы мысль к воеводам с тем своим человеком приказал. Да и людей бы своих воеводам в суды дал, сколко пригоже. И нечто сам Исмаиль /л. 224об./ на тот срок на Переволоку приедет, а Дербыш царь и воеводы на тот срок прити не успеют (в слове успеют буква ю исправлена по букве е), и Исмаиль бы мирза ждал царя и великого князя семь день потому, как к нему в речах приказано. А не будут (в слове будут вторая у исправлена по букве е) в семь день царь и воеводы (в рукописи: вееводы), а Исмаилю будет истомно боле того ждати, и Исмаиль бы оставил тут людей своих дожидатися царя и воевод. И мысль бы свою ко царю и воеводам приказал с теми людми, которых оставит. А похочет ждати болши семи день, и он (в слове он буква н исправлена по букве б) бы ждал. А Никуле ему говорити, что (в рукописи: чтоб) одноконечно царь и воеводы будут. Да и то Никуле Исмаилю (в слове Исмаилю буква ю исправлена по ранее написанному) мирзе говорити: путь, господине, водяной, /л. 225/ как (в слове как первая к написана по чищенному) его мочно угодати? Займут ветры и волны, ино ити нелзе. А инолды суды полортятца, и они стоят да делают, и потому на срок прити не умети никому, как Бог даст путь, и они так и будут. А государь им учинил срок, а велел им к тому сроку спешити.

А нечто Исмаиль мирза сам на Переволоку ехати не захочет, а пошлет от себя человека к сроку человека добра с людми, и Никуле говорити Исмаилю, чтоб и его отпустил видетися с воеводами. И отпустит Исмаиль Никулу, и Никуле воевод ждати. А как, Бог даст, воеводы придут, и Никуле воеводам сказати про все Исмаилево дело, что ему /л. 225об./ ответ учинить и что доведаетца Исмаилевы (в слове Исмаилевы» буква «с исправлена по ранее написанному) мысли про Астарахань и про воевод. А не отпустит Исмаиль мирза Никулы, и Никуле говорити, чтоб ему Исмаиль мирза ослободил послати татарина. И ослободит ему Исмаиль послати татарина, и Никуле с тем татарином отписати к воеводам о всех делех подлинно, что отведает.

А будет Исмаиль сам дождетца воевод, и Никуле у Исмаиля просити же ся [146] с воеводами видетца. А не отпустит его к воеводам видетца, и Никуле послати к воеводам татарина служилого, /л. 226/ кого пригоже. А отписати к воеводам о всем. А нелзе будет отписати, ино словом приказати, что у Исмаиля мысли отведает.

А нечто Исмаиль мирза учнет говорити, чтоб Дербыш царь и воеводы приехали к нему и с ним виделися сами и о делех о всех договорилися.

И Никуле молвити: тому, господине, быти нелзе, что царю и воеводам к тебе ехати, покиня рать. Обычаи, господине, у руских людей таков: хто у них будет голова, и они головы от себя никак не отпустят, доколе дело зделают. /л. 226об./ И ты, господине, сошлися со царем и с воеводами (в слове воеводами первая в исправлена по ранее написанному) добрыми своими людми, и те люди твое слово царю и воеводам скажут, ино ино (слово ино написано дважды) то как ты ж с ними говорил. А царь и воеводы к тебе пришлют своих добрых людей, и свои речи с теми людми к тебе прикажут, ино то как они ж с тобою говорили.

А се грамота к Юсуфу князю с служилыми (в рукописи: сужилыми) татары з Беляком Кииковым.
Божиею милостию от царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии володимерского, московского, новгородского, /л. 227/ казанского, смоленского, тверского, югорского, пермьского, вятского, болгарского и иных многих земель государя Юсуфу князю слово то. Писал к нам друг наш Исмаиль мирза и Касаи мирза и дети твои, что на нас гневаешся дочери для своей, что есмя ее к тебе не отпустили. И того для к нам послов своих не посылаешь, а наших казаков у себя держишь и к нам их не отпустишь того ж для. И ты себе сам розсуди. Дочь твоя была за Еналеем царем за Шигалеевым братом, и Сафакиреи крымской царевич, пришед крымских (в слове крымских буква м исправлена по ранее написанному) людей изменою, Яналея царя убил, а дочерь твою взял и многую еи соромоту учинил, как и писати непригоже. И ты к нам писал /л. 227об./ многижды, что дочь твоя - Шигалеев царев юрт. И нам бы Сафакирею царю мстити, а дочь бы твоя, взяв, дати за Шигалея царя. И мы на Сафагирея царя рати (в слове рати буква и исправлена по ранее написанному) свои многие посылали и многую (в слове многую слог мно убористо приписан в конец строки с выходом на левое поле) ему нужу (в рукописи: ножу) учинили. И как Сафакиреи царь умер, и дочь твоя, содиначась с крымцы и с казанцы, многие нам грубости делали. И мы за те грубости сами х Казани ходили и рати свои многие посылали (в слове посылали буквы посы исправлены по ранее написанному), доставая своего юрта Казанского, зан же тот юрт изначала наш юрт. И Бог нам тот наш юрт в руки нам дал (в слове дал выносная л исправлена по букве н). И которые нам в Казани грубили, и те от нашей сабли /л. 228/ померли. А дочерь есмя твою взяли и тебя для ей грубости все оставили и, памятуя твою дружбу, учинили есмя дочери твоей [147] добрую честь. И дали ее за Шигалея царя того для, что она юрт его. А Сафакиреева (в слове Сафакиреева вторая буква е исправлена по букве я) сына Утемешь Кирея, взяв, у себя держим за сына место. А как, Бог даст (в слове даст буква а исправлена по ранее написанному), взростет и мы его пожалуем, добрым юртом устроим, на чом ему пригоже государствовати. Ино недруг так ли делает, как мы тебя для учинили? А ведомо тебе и всем старым вашим, как дед наш Казань взял и Алегама царя с матерью и со царицами свел, и он что им учинил, не все ли в нуже померли? А мы, памятуя вашу дружбу, так не учинили. Доброю честью дочерь твою /л. 228об./ почтив, за Шигалея царя дали есмя. А внука твоего за сына место у себя держим. А ож, Бог даст, и на добром юрте устроити его хотим. И женского обычая непригожих речей что слушати, где было тебе нам бити челом и наше добро навеки паметовати? И ты женсково для слова наше добро в недружбу ставишь и казаков наших Сююндюка Тулусупова с таварищи в нуже (в слове нуже буква у исправлена по букве о) у себя держишь и недружбами похваляешься. И чего Бог не захочет, хто может что учинити? А мы на всемогущаго Бога упованье держим. Хто нам дружбу делает, тому против свыше дружбу делаем. А хто Божью правду /л. 229/ и нашу дружбу позабудет, и мы тому против недружбу делаем. А ныне, слава Богу, Казань вся под нашими ногами учинена и на одни наши уста смотрят. А иные наши недрузи в нашей же воле. И за свою правду, уповая на Бога, ни от которого недруга страху не держим. Против недруга всегды готовы есмя. А Исмаиль мирза нам друг, и ты по тому и разумей, как Исмаиль мирзины для дружбы дела его делаем. А тебе есмя по се время лиха никакова (в слове никакова буквы ак исправлены по ранее написанному) не учинивали и о том Богу хвалу (в слове хвалу буква у исправлена по ранее написанному) воздаем, на нас неправды никоторые нет. А вспомнишь нашу дружбу и похочешь и ныне прямо к нам дружбу держати, и мы и ныне в крепкой дружбе с тобою быти хотим. А то твоей /л. 229об./ дружбе знамя: наших бы еси казаков Сююндюка Тулусупова с таварищи к нам отпустил. И с Сююндюком бы еси вместе прислал к нам своих послов добрых людей и с ними приказал к нам о всем своем деле как меж нас (слова меж нас убористо написаны над строкой) вперед крепкой дружбе быти. И мы, твои речи выслушав, послов твоих к тебе отпустим. И с ствоими (в рукописи предлог с написан дважды) послы вместе пошлем к тебе своего посла доброго, своего сына боярского и о своих болших делех с тем твоим послом к тебе прикажем, как меж нас вперед крепкой дружбе делатися. А ныне сына твоего Юнусову человеку Зиеналею велели есмя быти у Шигалея царя и у дочери твоей. И Зиеналеи у Шигалея царя /л. 230/ и у дочери твоей был. И ты о дочери своей, Зиеналея вспрося, уведаи, как по нашему приказу Шигалеи царь дочерь твою держит. Писана в нашем государстве (слова: в нашем государстве написаны по чищенному) в нашем граде Москве лета 7062-го генваря месяца. [148]

А се грамота к Юсуфову сыну к Юнус мирзе з Беляком же.
Царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии Юнус мирзе слово то. Прислал еси к нам паробка своего Зиеналея з грамотою. А в грамоте своей к нам писал еси, что з дядею своим Исмаиль мирзою и с своими осмью браты нам добра хочешь и отца есте своего /л. 230об./ от недружбы уняли, а на лихо его не послушали. А которое слово о добре говоришь, и нам бы тому слову верити за шерти место. И мы слышели твою правду и от своих казаков от Бахтеяра от Баимакова с таварищи. И тое твою правду гораздо полюбили есмя. И хотим тебя держати себя крепким другом и до века. И жаловати тебя хотим добрым своим жалованьем. А ныне для твоей правды послал есми к тебе своих казаков Беляка Киикова с таварищи. А с своими казаки послал есми к тебе что ся у нас лучило. А что еси писал к нам, что наш человек Данило гостей твоих побил и животы их (слово их написано по чищенному) поимал (в слове поимал слог по написан по чищенному), и мы /л. 231/ ево за то велели были казнити. И ваши послы все о нем нам били челом и от казни ево у нас отпросили. И мы на нем твоих гостей животы велели доправити. И что на нем доправили, и мы то к тебе послали с твоим человеком Зиеналеем. И ты бы наше добро к себе паметовал и вперед на своей правде крепко стоял. И во всем нам добра хотел, сколко ти мочно по тому своему слову, как еси нам в шерти место молвил. А что писал к нам Исмаиль мирза о Дербыше царе, и мы то дело вас для хотим делати, как пригоже. А что еси писал к нам, чтоб мы ныне с твоих людей тамги взяти не велели того для, что послал (слово послал написано по чищенному) еси немногих людей. А на лето /л. 231 об./ отец твои Юсуф князь пришлет к нам многих своих послов и гостей, и мы ныне с ваших послов и гостей тамги взяти не велели. А отец твои гневаетца, нам ся видит, слушая женсково ума. И тебе и самому ведомо, дочь его Сююнбек сколко нам в Казани грубости учинила. И как нам ее(в слове ее вторая буква е исправлена по букве г) Бог в руки дал. И мы лихое позабыли отца для вашего дружбы и вас для. А памятуя вашу дружбу, учинили есмя еи добрую честь и дали ее за Шигалея царя, пожаловав ее добрым своим жалованьем. А сына ее Утемеш Кирея за сына место, в своей вере учиня, у себя держим. А имя ему по нашей вере Александр. А как, Бог даст, /л. 232/ взростет, и мы его юртом добрым пожалуем. Ино так ли недруг делает, как мы то свое добро учинили? И придут к нам на се лето от отца (в слове отца буква о вставлена в строку позднее) твоего послы и гости и наши казаки Сююндюк Тулусупов с таварищи, и мы отца твоего послов пожалуем, торг им доброй дадим и отпустим их к вам, не модчая, и своего посла ко отцу вашему и к вам пошлем и в дружбе учинимся с отцом вашим и лутчи старого. А мы с вами такова дела хотим, чтоб люди наши меж нас без престани ходили: конец бы на Москве, а другой в Нагаех был. А которые казаки на Волге гостеи грабят и убивают, и мы которых [149] изымали, тех (в слове тех буквы ех написаны по чищенному) велели (в слове велели буква в написана по чищенному) казнити перед вашими послы. /л. 232об./ А которые бегают, и на те весною в судех посылаем многих людей и велим их там побити. Так бы еси ведал. Писана на Москве лета 7062-го (в порядковом номере года буква «кси», обозначающая цифру 60, исправлена по ранее написанному) генваря месяца.

А се грамота к Юсуфову же сыну Али мирзе (в слове мирзе буквы и и з исправлены по ранее написанному) з Беляковым таварищем з Баишем Барамшиковым.
От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии Али мирзе слово то. Прислал еси к нам любовную свою грамоту з Зиеналеем. И мы тое грамоту смотрили сами и твои речи любезно приняли есмя. И сердечно хотим тебя (в слове тебя буква я написана по чищенному) жаловати /л. 233/ и любовь свою держати по тому же, как и к брату твоему Юнус мирзе. И ты бы и вперед нам по тому же добра хотел. А где будет твоя нужа, и мы тебе ради помогати, сколко нам Бог поможет. А ныне есмя по твоему прошенью послали к тебе с своими казаки з Баишем Барамшииковым с таварищи что ся у нас лучило. Писана на Москве лета 7062-го генваря месяца.

А се грамота х Касаи мирзе з Баигонею Маминым.
От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии Касаи мирзе слово то. Прислал еси к нам /л. 233об./ своего человека Тлохбердея з грамотою. А в грамоте своей к нам писал еси любовные свои речи. И нам то любо учинилося. И вперед хотим к тебе любовь свою свыше того держати. А ныне, добрую свою дружбу тебе объявляя, по твоему прошенью денги к тебе послал есми с своим казаком з Баигонею Маминым с таварищи что ся у нас лучило. И ты б нашу любовь к себе паметовал. А что еси писал к нам, что у твоего посла шестьдесят лошадей взяли да Безергеня адамана, а того еси не написал, у которого твоего посла имянем взяли и в котором месте и хто имянем взял. И ты б вперед к нам /л. 234/ о том имянно отписал, у которого твоего посла лошади взяли и в котором месте их имянем взял. И мы тово велим сыскати да тех лихих велим казнити, которые посла твоего грабили. А сю грамоту послал есми к тебе с своими казаки з Баигонею с таварищи, и ты б их, не издержав, к нам отпустил. Да сказывали нам (в слове намъ буква ъ исправлена по ранее написанному), что из нашие (слово нашие исправлено по ранее написанному) земли розбоиники, прибежав, на Волге стали и гостеи ваших грабили. И мы которых изымали, тех велели казнити перед вашими (в слове вашими буква в исправлена по ранее написанному) послы. И (перед союзом и в строке стоит стертая буква с) ваши послы смерть их отпросили, и мы их велели [150] посадити в тюрму и выпусти их не велим, чтобы от них лиха не было. А ваших послов отпустил был есми с осени /л. 234об./ и нам вести пришли, что с нами хотели есте в недружбе быти. И мы их того для задержали у себя. И как пришел (в слове пришел буква п написана по чищенному) к нам от тебя твои человек Девлетхозя и твою дружбу нам сказал, и мы ваших послов, пожаловав, к вам отпустили. Писана на Москве лета 7062-го.

А се грамота х Касаи мирзе з Баигонею (слова: з Баигонею написаны по чищенному) Маминым.
От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии Касаи мирзе слово то. Прислал еси к нам человека своего Девлетхозю з грамотою /л. 235/ нашего здоровья отведати и прямую свою дружбу нам известити. И нам то любо учинилось, что нашего добра не забываешь, и ты б и вперед к нам дружбу свою крепко держал (в слове держал буква л исправлена по букве т). А мы тебя так же от своей дружбы не отставим. А что еси писал к нам, что дядя твои Юсуф князь гневаетца о своей дочери, и нам ся видит, что Юcyф (слова: что Юсуф исправлены по чищенному) князь, женских речей слушая, такие речи говорит. Пригоже было ему нам бити челом и дружбу нашу до века паметовати, а не гневатися того для, что есмя дочерь его дали за Шигалея царя и добрую честь еи учинили. И Шигалеи царь по нашему приказу держит ее честно и жалует. А то вам и самим ведомо, что дочь его - Шигалеев царев юрт. И еи, опричь Шигалея /л. 235об./ царя, не пригоже ни за кем быти. А внука его Утемеш Кирея за (предлог за убористо вставлен в строку позднее) сына место у себя держим. А как, Бог даст, взростет, и мы его хотим юртом добрым пожаловати, на чем ему государствовати. Ино недруг так ли делает, как мы (в слове мы буква м исправлена по букве т) Юсуфа для князя дочери его и внуку его добро учинили? И мы ныне к Юсуфу князю послали своего казака Беляка Киикова з грамотою, извещая ему свою правду, а его неправду. И ты б Юсуфу князю говорил, чтоб он безделным речам не потакал и дружбу нашу к собе паметовал. И похочет с нами вперед дружбы, и он бы казаков наших Сююндюка Тулусупова с таварищи к нам отпустил и с ними вместе /л. 236/ послал к нам своих послов и приказал к нам о всех делех, как вперед меж нас пригоже доброму делу быти. Писана на Москве лета 7062-го генваря месяца.

А се две грамоты к Белек Булат мирзе з Баигониным таварищем з Гозею Темиревым.
От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии Белек Булат мирзе слово то. Прислал еси к нам своего человека Кошназара з грамотою. А в грамоте своей к нам писал еси о Дербыше царе многие непригожие речи. И мы [151] тому твоему писму подивились. Так пишут молодые дети, которые возрасту не доидут. А мы, как есть /л. 236об./ государи хрестьянские, по се время никоторого своего слова инако не говаривали, которое слово молвили, на том слове стоим. А преж сего делали есмя дело казанское и к вам писали есмя, как то свое дело зделаем, и мы тогды учнем Дербышево царево дело и ваше дело делати. Так есми писал не в одных своих грамотах. И ныне нам Бог милосердье (в слове милосердье буква м исправлена по ранее написанному) свое учинил: казанское свое дело зделали есмя. И мы на сей весне хотим Дербышево царево дело делати, сколко нам Бог поможет. И к другу есмя своему к Исмаиль мирзе о том приказали подлинно с своим послом с Никулою, как тому делу делатися. И по/л. 237/хочешь с нами вперед в дружбе быти, и ты б вперед безделных и непригожих речей к нам не писал, зан безделными и непригожими речми гнев бывает и недружба делаетца. А что к нам пишешь, похваляяся войною, и ты и сам ведаешь: другу дружбу, а недругу недружбу доводити (в слове доводити буквы ити написаны по чищенному) готовы есмя. И в том что прибыток, что себе такими (в слове такими слог та исправлен по ранее написанному) речми недружбу учинишь? И ты б вперед писал такие дела, чтоб к дружбе пристало, а безделных бы еси речей никоторых не писал. А с сею грамотою послал есми к тебе своих казаков Гозю Темирева с таварищи. А с ними послал есми к тебе что ся у нас лучило. И ты б вперед наше добро к себе паметовал. Писана на Москве /л. 237об./ лета 7062-го генваря месяца.

От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии Белек Булат мирзе слово то. Прислал еси к нам своего человека Сатылгана з грамотою. А в грамоте своей к нам писал еси наши дела и свои. И нам те дела ведомы, и мы вперед против недругов всегды готовы. А которые похотят с нами дружбу делати, и мы с теми хотим же дружбу делати. А с тобою крепко на дружбе стою. И тебя для ныне Аисина мирзина посла, почтив, есмя отпустили. Да и людей своих к Аисе мирзе тебя для послали. И ты б по тому ж на своей правде стоял и нас /л. 238/ о всем без вести не держал. Да сказывали нам, что из нашие земли розбоиники, прибежав, на Волге стали и гостеи ваших грабили и, в улусы приходя, вашим людем обиды делали. И мы которых казаков сыскали, тех есмя велели казнити перед вашими послы. И ваши послы от смерти их отпросили. И мы тех казаков велели посадити в тюрму и выпускати их не велели, чтоб вашим улусом вперед лиха не делали. А ваших послов отпустили были есмя с осени, и нам вести пришли, что хотите с нами в недружбе быти. И мы того для послов ваших у себя задержали. И как прислали есте к нам своих послов с Ысмаилевыми послы вместе, и мы, видев вашу правду, /л. 238об./ ваших послов всех, пожаловав, к вам отпустили с своим послом с Никулою, которого (слово которого написано по чищенному) есмя есми (так в рукописи) к Исмаиль мирзе. А что еси писал к нам о шубах и о сукне (в слове сукне буква к исправлена по ранее написанному) и о [152] потали, и мы тобе послали с своими казаки з Гозею Темиревым с таварищи что ся у нас лучило. Писана на Москве лета 7062-го генваря месяца.

А се грамота Аисе мирзе з Зенебеком Кулубердеевым с таварищи.
От царя и великого князя Ивана Васильевича (в слове Васильевича выносная буква л исправлена по ранее написанному) всеа Русии Аисе мирзе слово то. Прислал (в слове прислал буква а исправлена по ранее написанному) еси к нам своего имилдеша Яилала (в слове Яилала буква я исправлена по ранее написанному) /л. 239/ з грамотою. А в грамоте своей к нам писал еси, чтобы нам тебя с собою в дружбе учинити, а розбои бы и татбы отставити. А Белек мирза ко мне о том же писал, чтобы нам тебя назвати себе другом и дружбе бы своеи знамя учинити - людеи своих к тебе послати. И мы ныне хотим тебя другом себе держати и дружбы для послали есмя к тебе своих казаков Зенебека с таварищи. А з Зенебеком послал есми к тебе что ся у нас лучило. И ты б от сево дни вперед добра нам везде хотел и о всем нас без вести не держал. А что еси писал к нам, чтобы нам розбоиников и татеи уняти. И которые казаки, пришед на Волгу, лошади у вас крали и людеи убивали, и мы их, пере/л. 239об./имав, велели казнити перед вашими послы. И послы ваши от смерти их отпросили. И мы их велели посадити в тюрму и ис тюрмы (предлог ис и буква т в слове тюрмы исправлены по чищенному) их выпускати не велели, чтоб вперед от них вашим улусом (слово улусом исправлено по ранее написанному) лиха не было. А послов ваших у себя задержали есмя, потому что нам пришли были вести, что со князем хотите нам недружбу делати. И после того Исмаиль мирза и вы прислали к нам послов своих, что на прямой своей дружбе стоите и добра нам (в слове нам буква а исправлена по ранее написанному) хотите. И мы послов ваших, пожаловав, к вам отпустили (в слове отпустили буква о исправлена по ранее написанному) с своим послом с Никулою вместе, которого есмя послали к Исмаиль мирзе. А о котором нам деле приказывал Исмаиль мирза, /л. 240/ и мы то дело хотим делати, сколко нам Бог поможет. Писана на Москве лета 7062-го генваря месяца.

А се грамота к Шигалею царю с москвитином с Ываном с Паховым.
От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии брату нашему Шигалею царю. Писали к нам Исмаиль мирза и Касаи, и Юнус мирза. Сказали деи Юсуфу князю, будтося ты, брат наш, по нашему слову Сююнбек царицу казнил, носа ей срезал и, поруганье великое учиня, убил ее до смерти. И того для деи Юсуф князь на нас гневаетца, послов и гостеи к (предлог к исправлен по ранее написанному) нам не посылает. /л. 240об./ А наши казаки Бахтеяр Баимаков с таварищи нам сказывали то ж, будтось сказали Юсуфу князю, что дочь ево кажнена. А вож Сююндюка Тулусупова Карамыш Мустояпов нам сказывал, что Сююнбек царицына мать сама [153] ему (в слове ему буква м исправлена по ранее написанному) говорила, что дочь ее казнена. И мы ныне нагаиских послов отпустили в Нагаи. А Юнус мирзину человеку Зиеналею да Али миозину человеку Бахтыгилдею велели есмя заехати к тебе. И как Юнус мирзин (слово мирзин стерто ?) Зиеналеи и Бахтыгилдеи к тебе приедут, и ты б ему велел быти у себя да и у царицы бы еси у своей у Сююнбек велел им быти, чтоб они ее видели. И отпустил бы еси их из Городка /л. 241/ с нагаискими послы вместе. А будет Сююнбек царице пригоже от себя к отцу и к матери своей послати грамоты о своем здоровье известити и о их здоровье вспросити, и ты бы еи велел послати грамоты, каковым пригоже быти, да и поминок, что пригоже. А каковы грамоты Сююнбек царица к Юсуфу князю и к матери пошлет, и ты бы, брат наш, с тех грамот списки к нам прислал. А будет и тебе, брату нашему, о любви пригоже от себя послати к Юсуфу князю грамоту, и ты б к нему грамоту послал. А какову к нему грамоту пошлешь, и ты бы с тое грамоты список к нам же прислал. А мы к Юсуфу князю от себя грамоту послали. А писали есмя ему, /л. 241об./ как дочь ево жаловали и берегли, и как з доброю честью дали за тебя, брата нашего, памятуя его к себе прежнюю дружбу, и как внука его у себя держим за сына место. О всем есмя о том к нему писали подлинно, что то все учинили есмя его для. Да что будет и вперед о Юсуфе князе твоя, брата нашего, мысль, и ты бы о том к нам писал с сем же гонцом, которой к тебе, брату нашему, сю грамоту привезет. Писана на Москве лета 7062-го генваря 30. /л. 242/

Июля 2 прислал ко царю и великому князю из Городка Шигалеи царь служилово татарина Кадыря Кудинова да Бисубу Бахтеярова да вожа Карамыша Тулунгозина. А писал, что они приехали из Нагаи от Микулы Бровцына (в слове Бровцына буква а исправлена по ранее написанному) з грамотою, и он их отпустил к Москве того ж дни.

А се грамота Микулы Бровцына с служилыми татары с Кадырем Кудиновым с таварищем (в слове товарищем буквы ем исправлены по букве и).

Царю государю и великому князю Ивану Васильевичю всеа Русии холоп твои государев Микула Бровцын челом бьет. Приехал есми государь от тебя в Нагаи к Смаил мирзе. И мирза, государь, мне подворье и корм велел дати, а у себя, государь, мне быти не велел. А твои государевы поминки /л. 242об./ велел у меня взяти казначею своему на подворье. И я, государь, посылал к нему многижды ево ближних людей, чтобы мне велел у себя быти и твои государев приказ собе сказати. И он, государь, у меня отговаривался, сказывает, ныне не тово. А в те поры, государь, у нево брань великая с Юсуфом князем и его детми, и з Белек Булат мирзою и с Атаи мирзою. Да прислал, государь, ко мне казначея своего, да и иных татар, да меня, государь, велел ограбити. И [154] казначеи, государь, меня ограбил и татар твоих донога и после, государь, моево приезду, спустя три недели, велел мне быти у себя. А приказу, государь, твоево толды не слушал же. А после того, государь, на третей день велел у меня речи вы/л. 243/писати абызу своему Епьчюре, да и астараханское дело. А молыл потому, государь, что ему не до Астарахани, до себя. Да и посылал, государь, на Волгу царя Дербыша да и воевод твоих искати. А приказывал, чтобы царя Дербыша к нему отпустили. А воеводы твои назад воротились. А в ту пору, государь, стоял против Юсуфа князя и его детей и Белек Булат мирзы три недели на конех. А они против ево стояли. И Юсуф князь и Касаи мирза прислали к нему князей своих о миру. И князи, государь, Исмаиль мирзу со князем и с его детми и з Белек Булат мирзою помирили. И ныне, государь, Исмаиль мирза пошол ко князю, хотят меж (слово меж написано дважды) себя виноватого обыскати. А мне говорит так: быв у князя, и тобя отпущу. А крымской, государь, посол здесе /л. 243об./ есть, а пришол при мне. А сказывают, государь, Исмаиль мирзе говорил, чтобы им помиритца и детми промеж себя менятца 148. Исмаиль мирза, государь, ево (слово ево написано над строкой) отпустил ко князю. А зовут, государь, ево Тоганашем, а роду ево не потался. А про иные, государь, здешние вести про все (слова: про все написаны над строкой) скажут тобе твои государевы казаки Бисуба Бахтеяров да Кадыр Кудинов (остальная часть листа - примерно половина - без записи). /л. 244/

Июля в 16 в понеделник Микула Бровцын из Нагаи к Москве приехал. (Остальная часть листа и его оборот без записи). /л. 245/

Лета 7063-го апреля 18 149. Прислал ко царю и великому князю из Городка Шигалеи царь нагаиских гонцов, Касаи мирзиных людей Салтангозу да Янчюру. А писал, что приехали в Городок апреля 15 в понедельник, а послы идут: от Касаи мирзы посол его Тлевбердеи с таварищи, всех их 15 человек, а лошадей у них 150. А идут послы на Темников. И Салтангозу (в слове Салтангозу буква л исправлена по ранее написанному) и Янчюру отпустил к Москве тово ж дни. А проводити их велел до Москвы и корм давати темниковцу Степанку Яковлеву.

И царь и великий князь велел нагаиских гонцов поставити на Нагаиском дворе и корм им велел давати по указу. /л. 245об./

А в Темников велел царь и великий князь послати к Еникею князю Тенишеву. А велел нагаиских послов Тлевбердея с таварищи отпустити к Москве на подводах часа того да и корм им велел давати.

Апреля 26 прислал ко царю и великому князю из Темникова Еникеи князь Тенишев служилово татарина Кудояра Баимакова с таварищи. А посыланы они с Петром Тургеневым в Астарахань да с ним же вместе прислал нагаиских [155] гонцов Келдигазана Янгурчеева да Бокая Алеева. А писал, что от Исмаиля /л. 246/ князя ко царю и великому князю идет посол Аман Алмангилдеи Келдиманов. А от Исмаилева сына Магмед мирзы посол идет Ахкулу абыз. А всех послов и гостей, и их людей 50 человек, а лошадей 300. И тех гонцов отпустил к Москве наперед послов и проводити их до Москвы послал и корм им велел давати.

И царь и великий князь велел нагаиских гонцов поставити на Нагаиском дворе и корм им велел давати по указу.

И маия 4 в суботу Касаев посол Тлевберди с таварищи к Москве приехал. И царь и великий князь велел нагаиских послов поставити /л. 246об./ на Нагаиском дворе и корм им велел давати по указу.

И маия 21 в понедельник нагаиские послы Амангилдеи с таварищи к Москве пришли.

И царь и великии князь велел нагаиских послов поставити под Паншиным и корм им велел давати по указу и торг им велел дати того ж дни. А на базаре у них велено быти Матвею Иванову сыну Сакмышову.

Маия 30 в четверг велел царь /л. 247/ и великии князь нагаиским послом Амангильдею и Тлевбердею (слова: и Тлевбердею убористо приписаны в конец строки с выходом на правое поле) с таварищи быти на дворе.

И того дни нагаиские послы Амангилдеи и Тлевбердеи с таварищи у царя и великого князя были. А как вошли в ызбу, и явил их царю и великому князю челом ударити казначеи Федор Сукин.

И царь и великии князь звал послов карашеватца. И послы, быв у карашеванья, отшед, став на коленях, правили царю и великому князю от Исмаиля и от иных мирз челобитье да подали грамоты. И царь и великии князь велел у них грамоты взяти дьяку Ивану Михайлову. А нагаиских послов /л. 247об./ звал ести.


Комментарии

130. Дата соответствует 10 сентября 1553 г. 7062 год от СМ охватывает период с 1 сентября 1553 г. по 31 августа 1554 г. по РХ.

131. Бухарский царь — бухарский хан Абд ал-Азиз б. Убейдулла.

132. Юргенчьский царь Ахтай — хорезмский хан Агатай б. Аминек.

133. Мирза пишет о намерении построить мечеть.

134. Илек — река в Актюбинской и Западно-Казахстанской областях Казахстана, Оренбургской области России, левый приток Урала.

135. По мусульманскому погребальному обряду тело надлежит обертывать кусками полотна: пять кусков полагается для мужчины, три — для женщины.

136. Ахтуба — левый рукав нижней Волги.

137. Луговая сторона — средневековое название левобережья Волги приблизительно от Нижнего Новгорода до Переволокской переправы (район г.Царицына); далее к югу применялось наименование «Ногайская сторона». Луговая сторона известна в истории Казанского ханства, в котором, возможно, она являлась какой-то административной единицей.

138. В феврале 1553 г. татарско-марийские повстанцы на Горной стороне нанесли поражение отряду свияжского воеводы, князя Б.И.Салтыкова -Морозова, который с двумя сотнями своих воинов был взят в плен (подробно см.: Бахтин, с. 140, 142).

139. Каряклы — идентифицировать не удалось. Возможно, это Карякашлы.

140. Плененный после взятия Казани хан Ядгар-Мухаммед был привезен в Москву. В январе 1553 г. он получил предложение перейти в православную веру в обмен за свободу и почетное положение. 26 февраля Ядгар-Мухаммед принял крещение, получив новое имя Симеон. После этого жил свободно в русской столице в пожалованном тереме. Умер 26 августа 1565 г., был погребен в Чудовом монастыре (Худяков, с. 172, 173).

141. 9 июля 1487 г. армия Ивана III заняла Казань. Казанский хан Али (Ильгам, Ильгим) б. Ибрагим вместе с матерью Фатимой и братьями, Малик-Тагиром и Худайкулом, были увезены в Россию и сосланы в северные города — Вологду и Карголом. В Вологде Али и умер (Худяков, с. 48, 49).

142. Кроме Али (см. комм. 140), на Руси скончался казанский хан Абдул-Латиф (правил в 1496-1502 гг.).

143. Иван IV предлагает Исмаилу подобрать кандидатуру беклербека на традиционное для татарских государств мангытское место (см. комм. 22, 28, 59 и ср. с комм. 98).

144. Батог (посох, кнут) привратные стражники бросали перед послами; за право переступить через него следовало заплатить пошлину. Очевидно, этот обычай происходил со времен Золотой Орды (Хорошкевич, с. 203).

145. За право войти в жилище мусульманского государя «неверный» посетитель был обязан вручить привратной страже символическую плату (Хорошкевич, с. 138).

146. Обозначение правителей как братьев знаменовало признание их равноправного статуса, обозначение как отца и сына — положения соответственно иерархически старшего и младшего государя. Иван IV расценивал себя по отношению к Исмаилу исключительно как старшего и в крайнем случае соглашался быть «другом» бия, но никак не братом или тем более сыном.

147. Шемаха — столица области Ширван (в современном Азербайджане) и государства ширваншахов, которое в 1538 г. было завоевано Сефевидами. Поход крымского хана на Шемаху предполагался в связи с долгой войной, которую вели османские султаны (сюзерены правителей Крыма) с сефевидскими шахами за гегемонию в Закавказье.

148. Обмен детьми подразумевал отправление бывшими противниками своих сыновей на воспитание в семьи друг друга в знак примирения.

149. Дата соответствует 18 апреля 1555 г. 7063 год от СМ охватывает период с 1 сентября 1554 г. по 31 августа 1555 г. по РХ.

Текст воспроизведен по изданию: Посольские книги по связям России с Ногайской Ордой. 1551-1561 гг. Казань. Татарское книжное издательство. 2006

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.