Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПОСОЛЬСКАЯ КНИГА ПО СВЯЗЯМ РОССИИ С НОГАЙСКОЙ ОРДОЙ

1551-1556 гг.

И царь и великий князь послов Кошхозара с таварищи звал корошеватца (в слове корошеватца обе буквы о исправлены по ранее написанному). И Кошхозар с таварищи, быв у корошеванья, отшед, став на коленях, правили царю и великому князю от Белек Булат (в слове Булат буква у исправлена по ранее написанному) мирзы и от иных (союз с предлогом и от и буква и в слове иных исправлены по ранее написанному: челом бити) мирз челобитье, да подали грамоты. И царь и великий князь велел у них грамоты взяти дьяку /л. 123/ своему Ивану Михайлову. А Кошхозару (в слове Кошхозару буква к исправлена по букве п) с таварищи велел сести. И, посидев мало, звал их ести. И велел им ити в Набережную полату дожидатися [96] стола. И того дни нагаиские послы у царя и великого князя ели. А стол был в Столовой избе в брусянои.

А се грамота Белек Булат мирзина с его человеком Кошхозаром.
Белек Булат мирзино слово. Князю брату моему многом много поклон. После слово то. Мы зде поздорову живем. Бог бы тебя там здорова учинил. Князю брату от всех наших отцов и от дядь недружбы много бывало. А от моего отца и дяди никак /л. 123об./ недружба не дохаживала. Мы пак на конь ли не умеем сести? Хотя он нечестив, а мы хотя мусулманы, кои же есмя в своей вере слово наше иноко не бывало. А мы николи слова своего не погрешили. А он хочет погрешити. То он ведает, похочет недружбу делати, и нам недружбы ево не страх. Зде в верху реки живем, а дал нам отец и дядя наш. И толко быти будет недружбе от отца и от дядь наших, яз весть подам, то мое братство и правда. Послов бы гораздо почтил, толко братом назовет. С тяжелым поклоном с лехким поминком, Бичаем зовут, слугу своего послал есми, в слугах моих лутчеи он, чтил бы он ево. /л. 124/ Князь брат мои толко меня братом назовет, прислал бы мне пансырь да шелом, да саблю. Молвя, грамоту послал.

А се грамота Аидар мирзина с его человеком с Текменем.
Аидар мирза белому князю многом много поклон. Молвя, слово ведомо буди. Тяжолои поклон, легкий поминок посылаю с ымилдешем своим с Текменем. А Казань нам недруг был. А сын мои Аксакал мирза белово князя недруга воевал (в слове воевал буква е исправлена по ранее написанному), да в Казани умер. А Казань деи взял белой князь и юрт бы ему в доброй час. А сестру б нашю царицу нам отдал. Отец и дяди наши Поволжье нам дали, и мы вверх по Волге летуем, а на Манатове 99 /л. 124об./ зимуем. Иново тобе, опричь нас, ближнего брата нет. От Асана князя породилися молодцов нас с пятдесят и с шестьдесят есть. И к нам было тобе одново посла прислати не пригоже ли? Да чтоб мне постав сукна дал телега покрывати. А о сесь год поминок мои не дошел, или не дано не дошло. Молвя, с печатью грамоту послал.

А се грамота Исак мирзина с его человеком Чалымом.
Волному человеку белому князю Исак мирзино слово. Далнеи земли ближнею мыслью брату моему рукою в лоб челом. В той земле по достоянью нам кекуватство досталося было 100. На сто/л. 125/роже есмя были и на ночной и на денной. И ныне вверх по Волге досталося нам. А и ныне есмя на стороже и на ночной и на денной, а вверх по Волге летовище наше, а Дон зимовище наше. А за Медведицу не идут. Назовет братом, ино добро отца и дядь наших послом что учинит, наших бы послов по тому ж чтил. Зде возле живем. Назовет другом - на том стоим, а назовет недругом - и на том стоим. А назовет добрым [97] братом, и он бы посла моего гораздо почтил. В нашу бы версту, великим бы людем пригодилося, саблю бы добру да шелом добр прислал. Твоево здоровья отведати и видети, а про свое здоровье сказати с тяжелым поклоном с легким поминком, Чалымом зовут, посла своего послал есми. А ныне иные пойдут прочь, а мне, /л. 125об./ покиня Волги, не ити прочь, потому что мне в Дяку досталося. Так бы еси ведал гораздо. Да станем меж себя чтитися. С печатью грамоту послал есми.

А се грамота Арслан мирзина с его человеком Кылчаном.
Арслан мирза белому князю поклон молвя, там бы он здоров был, зде бы яз здоров был. Отец мне и дядя Исмаиль мирза при тех послех, которые к нему присланы, говорены речи, и у нас слово одно. А Бог один. О сесь год, которой посол ево был, при том есмя говорили, яз в братстве. А летую на Волге. Мои лошади поимал, тем ево казна /л. 126/ исполнилося ли? А яз Шигалеевых людей воевал, тем моя казна исполнилося ли? Ты Чинников сын 101, а яз Кошумов сын, и ныне б нам меж себя недружба отставити, а что будет к дружбе пристоит, то учнем делати. Яз, по прежнему братом (в слове братом буква о исправлена по ранее написанному) назвався, на Волге залетовал есми, ведомо буди. Князю бью челом, чтоб мещеру свою унял. А хто похочет на вас ити, и яз прикажу. А не прикажу (слова: а не прикажу в рукописи написаны дважды: в первом случае в слове прикажу буква у исправлена по ранее написанному), и миньят на мне буди. Гораздо бы нам поговорити, чтоб к нам прислал доброво своего человека, и мы, уверився, отпустим. Да прислал бы мне поминка тегиляи добр. А что будет у нас есть доброе, и ты у нас и (слова: нас и написаны над строкой позднее основного текста) меня ино проси. Да прислал мне ястреб, которой бы гуси ловил, и з бубном. /л. 126об./ А паробок мои ежегод ходит, и тобе ево служба дошла, и мне служба (в слове служба буква с исправлена по ранее написанному) ево дошла, Кылчан, чтоб ево почтил; то твоей чти к нам и знамя, чтоб послов наших з гостми не розлучал того для, чтоб меж нас недругов много.

Майя 18 царь и великий князь нагаиских грамот слушал и приговорил нагаиских послов Хошкозара с таварищи отпустити и отписати с ними к мирзам о тех же делех, о которых делех мирзы писали. А велел их отпустити казначеем (в слове казначеем буква к исправлена по букве с). А у себя им на отпуске быти не велел.

И майя 21 нагаиские послы Хошкозар /л. 127/ с таварищи на Казенном дворе у казначеев были, и отпустили их в Нагаи тово ж дни. А проводити их до украины князю Ивану ж Кашину да Михаилу Лыкову, да с ними тем же детем боярским, которые с ними на встрече были.

И поехали нагаиские послы с Москвы майя 22 в неделю. [98]

А се грамота к Белек Булат мирзе с его послом Хошкозаром.
Царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии слово. Белек Булат мирзе слово наше то. Писал еси к нам, что нам от твоего отца и дядь недружба /л. 127об./ никакова не бывала. А ты по тому ж на своем слове стоишь. И нам бы тебя от своей правды не отставити (в слове отставити первая и исправлена по ранее написанному). И наше слово тебе то. Видя твою правду, хотим к тебе свою дружбу добрую держати. А ныне нашей дружбе знамя тобе то. Послом твоим и гостем торг добр дали есмя. И послов ваших, от гостей не отставливая, к вам отпустили есмя. И вперед ваших послов и гостей по тому же хотим жаловати. И вы б нашу дружбу к себе паметовали. Так бы еси ведал. Писана на Москве лета 7060 майя месяца.

А се грамота к Арслан мирзе с его человеком Кылчаном. /л. 128/
Царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии слово. Арслан мирзе слово наше то. Писал еси к нам, чтобы нам прежних лихих дел не паметовати, а верити бы Богу и твоему слову, что уж у тебя на мысли лиха нет. И нам бы ныне недружба отставити, а учинити бы тебя себе другом. И мещерских бы людей уняти. А твоя нам ныне дружба то: которые люди похотят ити на наши украины недружбу делати, и ты (в слове ты буква ы исправлена по ранее написанному) к нам весть пришлешь, а не пришлешь вести, и тот минят на тебе будет, так еси писал. И мы твою грамоту выслушали. И по твоему челобитью недружбу отставили есмя. И хотим вперед к тебе дружбу свою добрую (в слове добрую буква «о» исправлена по букве е) держати. А ныне нашей дружбе знамя тобе то: послом вашим и гостем торг добр дали есмя. И мещерским людем /л. 128об./ заповедь учинили есмя, чтоб вам (в рукописи: ва) лиха никоторово не чинили. А нечто которые мещерские (в слове мещерские слог ме исправлен по буквам лю) люди без нашего ведома которое лихо учинят, и ты о том к нам прикажи. И мы тех, доискався, казним. Так бы еси ведал. А ты как (в слове как» буква «а исправлена по ранее написанному) нам обещался правду делати и вести держати, которые похотят нам лихо мыслити, и по тому бы еси нам правил и без вести нас о всем не держал. А мы толко от тебя увидим тое прямую дружбу, и мы своей дружбы свыше тово тебе прибавим. Писана на Москве лета 7060-го майя месяца.

А се грамота Исак мирзе с его человеком Чалымом. /л. 129/
Царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии слово. Исак мирзе слово наше то. Писал еси к нам, чтоб нам к тебе дружба своя держати. И мы к тебе хотим дружбу свою держати. И ныне есмя вас для послом вашим и гостем торг добр дали и отпустили есмя их к вам всех вместе, не издержав. Так бы еси ведал. Писана на Москве лета 7060-го майя месяца. [99]

А се грамота (в рукописи: грамата) Аидар мирзе с его человеком Текменеем.
Царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии слово. Аидар мирзе слово наше то. Писал еси к нам, что сын твои Аксакал мирза ходил нашего недруга Казани воевати, и они ево там убили. И нам бы тебя от своей /л. 129об./ дружбы не отставити, сестру бы вашу царицу вам отдати. И мы для Юсуфа князя и вас для всех царицу жалуем. А хотим ее дати за Шигалея царя тово для, чтобы вы о том порадовалися. А которые меж нас (в слове нас буква а исправлена по ранее написанному) недрузи, и те бы опечалилися. И вы б, слыша то наше добро, гораздо повеселилися и дружбу нашу к себе паметовали. А недругом нашим и вперед недружбу доводили. Писана на Москве лета 7060 майя месяца. (Оставшаяся часть листа - чуть менее трети - без записи). /л. 130/

Того же лета июня 26, как царь и великий князь пошел на свое дело х Казани, прислал из Городка к Москве боярин Иван Дмитреевич Шеин служилых татар Акчюру Каипова с таварищи 3-х человек, которые посыланы в Нагаи к Белек Булат мирзе с Тягригупом Шиидяковым. Да с ними ж вместе прислал нагаиских гонцов, Тагатара с таварищи, 6 человек, Дервишевых царевых людей, имилдеша Сююндюка да Жаналея. А посылал их Дервиш царь в Нагаи с Тягригулом же. А писал, что они приехали (в слове приехали первая буква и исправлена по букве е) в Городок июня 22. А послы идут: от Исмаиль мирзы посол его Джабалак (в рукописи: Джабалас), а от Белек Булат мирзы посол его Толуш, а от Касаи мирзы посол его Ахкулуи, а от Исаи мирзы Уразлы мирзина сына посол его Джадрук. А всех послов и гонцов и гостей /л. 130об./ 140 человек, а лошадей с ними 700. И Акчюру Каипова и нагаиских гонцов и царевых людей отпустил из Городка к Москве того ж дни наперед послов. И корм им велел дорогою давати по указу.

И по царя и великого князя приказу казначеи Федор Сукин послал встречю против нагаиских послов Ивана Григорьева сына Собакина да с ним неделщиков и пересудчиков 30 человек.

А служилых татар Акчюру Каипова с таварищи послал на Коломну ко царю и великому князю.

И сказывали царю и великому князю служилые татарове, Акчюра с таварищи. Как они пришли в Нагаи к Белек Булату, а Белек Булат мирза /л. 131/ в те поры кочевал на Болшои Узени 102 за Волгою, а Исмаиль кочевал за ним два днища на речке на Аче Кашиуну 103, а Араслан мирза кочевал з Белек Булатом на Узени ж, а Юсуф князь з детми кочевал на речке на Нарыни 104 промеж Волги и Яика, а Касаи мирза кочевал за Яиком. А отпустил их Белек Булат мирза с усть Санграк 105. А с ним вместе послал ко царю и великому князю посла своего Толуша. А Исмаиль мирза послал посла своего Джабалака. А Касаи мирза послал посла своего Ахкулу. А Иса мирза послал посла своего Джадрука. А как [100] они пошли из Нагаи, тому пол-3 месяца. А кочевать Белек Булату се лето промеж Волги и Самара на речке на Яике, от Казани днищ с шесть. А Исмаилю летовати блиско Яика на речках на Чеганех да на Тенгелех 106. /л. 131 об./ А Арслану кочевати з Белек Булатом вместе на Кенили да на Кенилчике 107. А Юсуфу князю з детми летовати на Ялгане да на Тугалыке 108 (в слове Тугалыке буква ы исправлена по ранее написанному) по обе стороны Яика. А Касаю летовати за Яиком. А Уразлы мирзиным детем Аиса мирзе з братьею кочевати по Волге на Болшем Иргизе. А Тягригула с таварищи Белек Булат (слова: Белек Булат исправлены по ранее написанному) мирза оставил у (предлог у исправлен по буквам от) себя до осени. А хочет в осень (слова: в осень написаны дважды) послати ко царю и великому князю болших своих послов, да и Тягригула с таварищи хочет отпустити с ними ж вместе. А про Казань в Нагаех слух, что Казань от царя и великого князя отложилася. А прислали к Юсуфу князю ис (в слове ис буква и исправлена по ранее написанному) Казани людей с тем, чтоб им на Казань дал царевича. А людей /л. 132/ бы с ним многих не посылал. И Юсуф князь дал им на Казань астарахансково Едигеря царевича, а с ним послал своих мирз Дзенеша мирзу да Торуи мирзу. А людей с ними послал немногих (в слове немногих буква н исправлена по ранее написанному). А про крымсково сказывают, слухом они слышели, что нагаи с ним не в миру. А присылка (в слове присылка буква с исправлена по ранее написанному) при них из c (так в рукописи) Крыма была к Юсуфу князю. А того не ведают, о чем. А от послов, от Тулуша с таварищи, поехали они со Цны от Идовских ворот 109. А с ними Тулуш и Джабалак и Ахкулу и Джарук послали наперед себя своих гонцов Тагатара с таварищи, 6 человек. Да с ними ж вместе послали Дервишевых царевых людей, имилдеша (в рукописи: имирдеша) Сююндюка да Джаналея.

И июля 6 Иван Собакин с нагаискими послы /л. 132об./ к Москве приехал.

И по царя и великого князя приказу казначеи Федор Иванович Сукин велел нагаиских послов и гостей поставити под Паншиным и корм послом велел давати по указу.

Июля 7 в четверг казначеи Федор Иванович Сукин велел нагаиским послом быти на Казенном дворе.

И того дни нагаиские послы на Казенном дворе были и грамоты у них казначеи Федор Иванович поимал и, переведчи, послал те грамоты ко царю и великому князю /л. 133/ с москвитином с Васюком с Полукарповым. А нагаиским послом велел торг дати назавтрее июля 8.

И июля (слово июля исправлено по чищенному) царь и великий князь писал х казначею к Федору Сукину с [101] москвитином с Васюком же Полукарповым, нагаиских послов до своево приходу отпущати с Москвы не велел.

Того ж лета июля 15 прислал ко царю и великому князю в Муром из Городка боярин Иван Дмитреевич Шеин служилово татарина (в рукописи: тататарина) /л. 133об./ Сенку Тутаева да вожа Сююндюка Мушаева, которые посыланы в Нагаи к Юсуфу князю. А писал, что служилой татарин Сенка Тутаев с таварищи приехали в Городок июля 14 в четверг. Да з Семеном же вместе приехали нагаиские послы, Юсуфов княжой посол Енебек с таварищи, всех 6 человек. И Сенку Тутаева и вожа отпустил ко царю и великому князю тово ж дни. А таварищев его Бияша (в слове Бияша буква ш исправлена по букве т) Тимеева отпустил к Москве с нагаискими послы вместе. И корм послом велел по ямом до Москвы давати по указу.

И сказывал царю и великому князю Сенка Тутаев с таварищи, как они пришли в Нагаи, /л. 134/ а Юсуф князь в те поры кочевал за Яиком на Уеке 110, а Исмаиль кочевал на речке на Уздени, а Белек Булат и Араслан мирзы кочевали с Ысмаилем же вместе. А Касаи (в слове Касаи буква с исправлена по букве к) мирза кочевал за Яиком же. А при них ис Крыма пришли (в слове пришли слог ли исправлен по ранее написанному ел) в Нагаи послы к Юсуфу князю и ко всем нагаиским мирзам, 30 человек, с тем, чтобы со царем содиначились (в рукописи: содиначинились) на царя и великого князя, людей бы от себя войною посылали. А крымской царь по тому ж людей своих войною учнет посылати. И тех послов князь и мирзы ещо их в Крым при них не отпустили. А ис Казани в Нагаи к Юсуфу князю при них же присылали казанцы дву человек с тем, что они Шигалея царя ис Казани выслали и Юсуф бы князь дал им на Казань царевича. И Юсуф им отказал, что он /л. 134об./ со царем и великим князем в миру, а царевича ему в Казань не давывати и пособи никоторые Казани не чинити. И отпустил тех людей от себя в Казань при них же 111. А пошел из Нагаи в Казань без Юсуфова ведома астараханскои царевич, Едигерем зовут. А с ним нагаиских (в слове нагаиских первая а исправлена по ранее написанному) людей пошло было (в слове было буква о исправлена по ранее написанному) человек з двесте. А голова пошол у тех людей Дзенеш мирза. И тех деи иные люди с Камы (в слове Камы буква ы исправлена по ранее написанному), проводив царевича, воротились назад. А со царевичем пошли в Казань нагаиских людей человек (в слове человекъ буква ъ исправлена по ранее написанному) с тритцать. А с Астараханью нагаи не в миру. А при них послал Юсуф князь в Астарахань ко царю посла своего, чтоб он с ним помирился. А не похочет с ним в миру быти, и он готов с ним воеватися. А про Са/л. 135/вастьяна (в слове Савастьяна первая буква с исправлена по ранее написанному) в Нагаех слышел, что он, дал Бог, здоров. А не отпустил деи царь его за тем: блюдетца царя и великого князя казаков тех, которые на Волге живут. А пошли [102] они от Юсуфа князя с Яика. А летовати Юсуфу сего лета (в рукописи: лта) по Яику. А Исмаилю летовати блиско Камы под лесом. А Белек Булат (в рукописи: Булла) и Араслану летовати с Ысмаилем вместе. А Касаю летовати за Яиком. А Иса мирза з братьею, Уразлы мирзиным детем, летовати по Волге. А шли они до украины три недели. А идучи, они слышели в улусех Аисы (в слове Аисы буква ы исправлена по букве а) мирзиных Уразлы мирзиных з братьею, что они хотят быти войною на царя и великого князя украины часа того. /л. 135об./

Июля 21 в четверг Сенка Тутаев к Москве приехал. А нагаиские послы Енебек с таварищы приехали к Москве июля 29 в неделю.

И по царя и великого князя приказу казначеи Федор Иванович Сукин велел нагаиских послов поставити на Коломенском дворе 112. И корм им велел давати по указу.

А на дворе на Казенном послы (в слове послы буква ы исправлена по ранее написанному) были того ж дни. И грамоты у них казначеи Федор поимал. А переведчи, грамоты послал ко царю и великому князю. (Далее лист без номера, и его оборот без записи). /л. 136/

Лета 7061-го сентября 10 113 в суботу прислал к Москве из Елатмова 114 воевода князь Семен Иванович Стародубскои служилых татар Кадыша Кудинова с таварищи которые посыланы в Нагаи к Исмаиль мирзе. А писал ко царю и великому князю, что от них приехали в Елатмов сентября в шестыи день, да с ними ж вместе приехали нагаиские гонцы(слово гонцы исправлено по ранее написанному послы) четыре человеки, Исмаиль мирзин человек Акбулат с таварищи. А послы идут: от Исмаиль мирзы посол его Баитерек с таварищи, а от иных мирз послы идут их люди. А всех послов и гонцов и гостей и их людей 300 человек, а лошадей с ними 2500 лошадей. А поехали они от послов наперед из-за Кадомы 115 с Азеевсково яму.

Да князь Семен же прислал с сыном боярским с Фотеем /л. 136об./ с Кушелевым нагаиских гонцов 2 человека - Арслан мирзина человека Коюша Козембакова да Асанак мирзина человека Чегиша Муртукова. А писал, что они приехали в Елатмов з Белыни 116 с сторожом с Федком Бекетовым сентября 6. А послы идут от Араслан мирзы посол его Кулчан, а Асанак мирзы посол его Таз, а от иных мирз послы идут их люди. А всех послов и гонцов и гостей и их людей 140 человек, а лошадей с ними 500. А поехали они от послов наперед из-за Идовских ворот с лесу сентября 3. И он служилых татар Кадыша Кудинова с таварищи и нагаиских гонцов отпустил к Москве того ж дни. И корм им велел давати до Москвы Фотею ж Кушелеву. /л. 137/ И по царя и великого князя наказу казначеи Федор Сукин велел нагаиских гонцов поставити за Неглинною (в рукописи: Неглимною) на Литовском дворе 117 и корм им велел давати по указу. [103]

А против нагаиских послов Баитерека с таварищы послан встречю Давыд Иванов сын Слизнев. А против Араслан мирзина посла Кулчана с товарищы послан встречю Иван Жекула Федоров сын Наумова. Да з Давыдом же и з Жекулою посланы дети боярские митрополичи да владыки суздалского да тферского люди.

И сказывал царю и великому князю Кадыш Кудинов. /л. 137об./ Как он пришел в Нагаи к Исмаиль мирзе, а Исмаиль мирза (в слове мирза буква а исправлена по букве ять) в те поры кочевал на Ике реке 118, от Камы днищ с пять. А назавтрее его приезду Исмаиль пошел к Самару на зимовищи под Астрахань. А шел до Самара 7 день, да на Самаре дневал. А в девятой день ево с Самара (в слове Самара буква р исправлена по ранее написанному) отпустил ко царю и великому князю. А на отпуске ему дал 3 кони да кофтан, а корму ему давал на всяк день по овце. А с ним послал посла своего Баитерека и приказывал с Кадышем и з Баитереком, чтобы деи князь велики жил бережно, а хотят деи ити на его украину воевати князь и мирзы. А яз деи на своей правде /л. 138/ стою, воевати (в слове воевати буква о исправлена по ранее написанному) сам не иду и людей не отпущу. А как он был у Исмаиля, и в те поры присылал к нему Юсуф князь человека своего, Илеманом зовут. А приказывал к нему, чтоб он шел к нему на думу. А дума княжая то, что он хочет ити воевати со всеми людми на царя и великого князя украину. И он бы шел с ним же воевать. И Исмаиль деи ему отказал, что он будет к нему тогды, как блиско к нему подкочует, а воевати с ним ити не хочет. Да и Юсуфу велел то отговаривати, чтоб он на царя и великого князя украину воевати не ходил и людей бы не посылал. Правды бы тем не рушил. Да Исмаиль же /л. 138об./ с ним приказывал ко царю и великому князю о Дервише царе, чтоб деи юрта (в слове юрта буквы юрт исправлены по ранее написанному) ево, поискав, да ему дал и учинил бы ево себе по тому же, как и Шигалея царя. А про Юсуфову дочь про казанскую царицу сказывал ему Баитерек, что государь ее дал за Шигалея царя, и Исмаиль о том добре весел учинился. И говорил о том, что государь правду свою великую к ним показал и совершенную свою дружбу учинил, что племяницу (в рукописи: племянцу) его за Шигалея царя дал. Да при Кадыше (в слове Кадыше буквы ше написаны над строкой) же (в рукописи: жю) прислал к Исмаилю из Астарахани царь послов своих и приказывал к Исмаилю о том, чтоб он с ним помирился да и о сватовстве к нему приказывал же, что у него дочь есть, и он бы взял за сына своего. А пришли те послы из Астарахани (в рукописи: Астараханьни», при этом первая н написана над строкой, после слога ха в строку вставлено ни) за день до ево походу к Москве. А он пошел, а послы /л. 139/ астараханские ещо у Исмаиля. А про Савастьяна вспрашивал он (слово он написано над строкой) царева человека того, которого прислал к Исмаилю, отпущен ли Савастьян из Астарахани? И он сказывал, что Савастьян в Астарахани [104] здорово, а сослан к (предлог к исправлен по букве в) морю на остров. А служилые татарове сосланы с ним же. А отпуску Савастьяну не ведает. И зачем ево царь держит, тово не ведает же. А про крымсково в Нагаех слухом говорят, что он войною на царя и великого князя украину ходил 119. А тово неведомо, что ево дело было. А в Нагаех, сказывает, крымских людей нет никакова человека. А про нагаиские люди, сказывает, не ведает, есть (в рукописи: ест) ли в Крыму или нет. А о Казани с ним приказывал, чтоб деи царь князь велики кручины в том на них не держал, что они в Казань царевича и с ним князя отпустили. А отпустили деи /л. 139об./ есмя по присылке казанских людей да и потому, что царь Шигалеи юрт свои покинул. И тот бы юрт пуст не стоял. А про Сююндюка сказал: слышел, что он к Юсуфу князю дошел здорово. А с Самара шли до украины месяц.

И сентября 27 во вторник нагаиские послы Баитерек и Кулчан с таварищи к Москве пришли.

И казначеи Федор Иванович Сукин сказывал про них князю Юрью Васильевичю, где (в слове где буква е написана по чищенному) их велит поставити. И князь Юрьи Васильевич приговорил з бояры и велел нагаиских (в слове нагаиских буквы н исправлены по ранее написанному ихъ), послов поставити /л. 140/ на лугу под Симоновым. И корм им велел давати по указу. А на базаре велено у них быти тем же воеводам, которые их встречали.

Сентября 30 в четверг казначеи Федор Иванович велел нагаиским послом Баитереку и Кулчану с таварищи быти на Казенном дворе (в слове Казенном буквы зе и в слове дворе буква ять исправлены по ранее написанному).

И того дни нагаиские послы на Казенном дворе были и грамоты у них казначеи Федор (в слове Федор буквы фе исправлены по ранее написанному по) поимал и, переведчи их, послал ко царю и великому князю с неделщиком с Костею Медоварцовым октября 3. А нагаиским послом Баитереку и Кулчану с таварищи велел дати корм в стола место и отпустил их на подворье. Да и торг им велел дати. /л. 140об./

А се грамота Исмаиль мирзина с его человеком Баитереком.
Победителя от Исмаиль мирзы другу моему белому царю с поклоном поклон. Слово наше то. Которое есмя слово говорили, и мы на том слове и на правде стоим. Наше слово едино, а Бог един. А что еси позвал от нас брата нашего и взял (слово взял написано по чищенному) к себе Дервиша царя, и то ся слово не сстало. И тому слову ни начала нет. И ты бы ныне брата нашего к нам отпустил, тебе будет не надобен, и он нам, брат наш, надобе. А Шигалея царя как на Казани царем учинили были, и [105] мы как прежново царя видели и Казани есмя пособи не учинили. Да Шигалею царю да белому царю другом есмя были и дружбы для Казани /л. 141/ есмя пособи не учинили. Так же и ныне, казанские люди толко похотят Шигалея царя, и мы брата своего Едигерь Магметя царя позовем, да и возмем. Юрт не их - Магметкиреев царев юрт был 120, обеим нам поровну было. Коли они царя учинили, толды мы на них не злобились. А казанские люди коли Шигалея царя взяти не хотели были да к нам приказывали, чтоб нам им царя дати (в слове дати буква т исправлена по букве л), ино от черных людей царь не будет, и мы брата своего Едигерь Магметя царя послали. И на нас бы о том не злобился. Как есмя дотолева были друзи, так (в слове так буква т исправлена по ранее написанному) и ныне болши того в дружбе будем. Один одного другу другом буди, а недругу недругом буди. И ныне после того дружба наша прибыла бы. И после (в слове после буква л исправлена по букве с) сего дни дружбе нашей грамота то. Сего лета, что быти тебе на Казанской /л. 141об./ юрт, и мы то слышев. А мелкие мирзы на вашю землю идут, ино бы вам ведомо было. Наша дружба то, так бы ведал. А вам однолично (в рукописи слово однолично написано дважды) мир с Казанью (в слове Казанью буква ю исправлена по букве и) от нас станет. И с нашими мирзами мир от нас жо станет. И то дело мы на свою шею взяли. Однолично в том слове хитрости не будет. Так ведай. Чтобы еси Янгуру богатыря (думается, здесь смысловой пробел, пропущен глагол, побуждающий к действиям - нам отдал?) мы на Русь ево войною не посылали, а Янгара багатырь своим делом был ходил. И ныне дружбе нашей знамя то, чтобы еси Янгуру богатыря к нам отпустил. А толко не отпустишь, ино недружбе нашей знамя то, по тому б еси ведал. Однолично (слово однолично написано дважды) того б еси человека к нам прислал, похочешь нас другом держати. Да ме/л. 142/жу нами (в слове нами буква а исправлена по ранее написанному) правда и шерть, и слово наше, и грамоте нашей знамя то. А которых (в слове которых буква х исправлена по букве е) есмя людей послали к тебе, и ты б их, не издержав, отпустил. И толко похочешь с нами в добром слове быти и в доброй чти, и ты б прислал к нам доброво своего сына боярского однолично, однолично иноко б не было. Да с тем жо б боярином в гонцех Кадыша к нам прислал еси, чтобы еси дурна и неподобна не учинил. Молвя, грамоту написал.

Другу моему белому царю ведомо буди, что еси дочерь нашу царицу дал за Бараков царев род 121. Ино наша земля жадная, здесе не добудем того, и ты б к нам прислал шубу соболью черну да шапку (в слове шапку выносная буква п исправлена по ранее написанному) лисью черну, да шубу горностаину, да шубу кунью, /л. 142об./ да доброй пансырь, да шелом, да постав сукна синего, да шатер. А что которые моеи (слово моей исправлено по ранее написанному люди) казны лошеди покрали, а тому два году, и за те лошади денег не дали. И мы тово просим, чтобы еси те денги велел Баитереку дати. Да нам же надобе четыре вещи: киноварь да бумаги, да шафран [106] да поталь. Однолично (слово однолично написано дважды) о тех четырех вещех бьем челом. Да и нашатырь 122 бы еси дал да олова, бьем челом. Инако бы не было (в слове было буква ы исправлена по букве ять).

А се грамота Арслан мирзина.
Волному человеку белово князя величеству Арслан мирзино величество с челобитьем. Поклон молвя, /л. 143/ ведомо буди. Белово князя отец с князем с моим отцом, с Хошмагметем князем, добро говаривали и правда была. И ныне те на божеи суд пошли. И после князя отца своего остался ты белой князь, а после Хошмагметя остался Арслан мирза. И нам так же быти не сведетли ся? И что было межу нами - лошади у меня поимали, и яз ходил на твою украину воевати белово князя - и ныне о том челом бью белому князю, чтобы нам отдал. И о добре гораздо поговорим, и что есть отца нашего и дядь наших добрые слова, и которые неподобные речи. И он бы вести от нас ожидал, единому Богу вери. А моя правда то, волной /л. 143об./ человек белой царь, сам ведаешь. И княжое жалованье и правда нам то, послал меня, племянника своего. И ты б пожаловал нас два постава сукна синева (в слове синева буква е исправлена по ранее написанному). И пожалуешь, государь еси, да шапку горлатную пожалуй, государь еси. Молвя, с любовью грамоту послал. А с тежелым поклоном с легким поминком послал есми Кулчаном зовут паробка своего, сам знает. А которые пошли к волному человеку, пригоже было им не пешим прити, любовь то ли? Да что у нас украли два коня, он бы пожаловал нас для. Да прислал бы еси ко мне боярина посла с тем Кулчаном, пожаловал бы еси. Молвя, грамоту /л. 144/ послал есми. Араслан мирзино челобитье то. У волново человека у белово князя челобитье нашо то, чтобы к нам боярина прислал. А не пришлет боярина, ино правде нету, буди ведомо.

А се грамота Касаи мирзина с его человеком Аикулою (в рукописи: Хаикулою).
Касаи мирзино слово брату моему белому царю. Поклон молвя, о нашей земле вопросишь, и мы поздорову. А про твое здоровье вспросити и видети ичку своего Ахкулу афыза послал есми. Так бы еси ведал. В одно время отца и дяди своего без веданья в Крым хотели есмя ити, а опять не пошли и воротилися, а до своей земли не дошли /л. 144об./ и, оттоле воротився, на твою украину пришли да слуги наши корм имали и людской и конской. И ты б в том на меня гневу не учинил, ту вину и сами мы ведаем. Так бы еси ведал. И ныне многово крестьянства государю белому царю печалованье наше то. Как деды наши и отцы добро чинили и, гораздо уверився, добрыми послы ссылались, и мы ныне по тому ж своими послы меж собою ссылалися. А о своей (в слове своей буква в исправлена по букве о) вине другу своему белому царю печалуемся. Ево другу друг есми, а недругу недруг есми. [107] А нашей дружбе знамя то, чтоб ми еси прислал доспех да шелом, да шубу горностаину, да шубу кунью, /л. 145/ да шапку черну, да седло, на котором сам ездишь, да узду з золотом, да тягиляи. О том челом бью и не остави нашего челобитья. И прикажешь мне Крым воевати, и яз стану Крым воевати, а за друга моего белово царя умру, ино и правда моя то. Так бы еси ведал. Молвя, грамоту послал. Хандыкерь да крымской царь к нам послов своих прислали, чтоб нам троим, содиначився, Русь воевати, и мы тово не придумали. А тот человек, которой к нам от них пришел, ныне у нас в крепи. К брату своему белому царю своего посла тово для послали, мы в Крым идем, как вы придумаете. Так бы еси ведал. А нашего бы еси посла, не издержав, к нам отпустил. /л. 145об./ А нас бы еси без вести не держал. Так бы еси ведал.

Октября (далее оставлено место для числа) били челом казначею Федору Ивановичю Сукину нагаиские послы, Исмаилев посол Баитерек да Касаи мирзин посол Ахкулу с таварищи, чтоб государь их пожаловал, велел гостей, которые с ними пришли, отпустити в Нагаи. А они оставаютца (в слове оставаютца буква ю исправлена по ранее написанному) на Москве до государева приезду. А как государь приедет к Москве, и государь бы пожаловал, тогды велел их отпустити в Нагаи.

И казначеи (в слове казначеи первый слог каз исправлен по ранее написанному) Федор Иванович Сукин по государеву приказу нагаиских гостей всех отпустил. /л. 146/ А проводити их велено до украины Давыду Слизневу да Ивану Жокуле Бухарину да Ивану Собакину. А с ними посланы неделщики и пересудчики да митрополичи и владычни люди. А поехали нагаиские гости с Москвы октября ж 25 во фторник.

Того ж месяца октября 19 прислал ко царю и великому князю из Елатмы воевода князь Семен Иванович Стародубскои служилых татар Тягригула Шиидякова. А посылан в Нагаи /л. 146об./ к Белек Булат мирзе. А писал, что они приехали в Елатмов октября 15 в суботу. Да с ними ж вместе приехали два татарина Белек Булатовы, Салтаган да Маиты, да от Дервишево царицы татарин Янсеит, всех 3 человеки. И служилово татарина (слово татарина написано дважды) Тягригула отпустил к Москве наперед. А нагаиских гонцов отпускает к Москве(слова: к Москве убористо написаны над строкой) после их.

И сказывал Тягригул, как они пошли из Нагаи, тому месяц - октября по 18 число. А с ними вместе послал был ко царю и великому князю Белек Булат мирза человека своего Карагозю с таварищи, 20 человек. И они, /л. 147/ не дошед Волги днищ (в слове днищъ исправлена буква ъ) с пять, да воротились назад, потому что сказал ему Белек Булатова брата Тинахмат мирзин человек, что нагаиские мирзы молодые многие збираютца, а хотят ити воевати на царя и великого князя украины. Да с собою ж воротил Карогозя таварищев его, Токая Темирева да Арвана Сарданова. А [108] говорил ему Карогозя, что их воротил с собою того для, нечто нагаиские мирзы не пойдут войною, и он с ними часа того сею ж осенью будет к Москве на весне. И говорил ему, чтоб деи царь и великий князь отпустил ко мне Дервиша царя, а казны деи у него никакие не попрошу. А Дервиш деи царь поехал /л. 147об./ был к великому князю бити челом о своем юрте о Астарахани, чтоб ему князь велики юрт ево Астарахань (в слове Астарахань первая буква а написана по ранее написанному дал), взяв, ему дал. И он о Астарахани ему не учинил ничево. И он бы де ево отпустил к нам. А не отпустит деи его ко мне, и он бы деи шерти моей мне поступился. А отпустит деи ко мне Дервиша царя, и яз деи ему рад служити и с своими детми. Каковы деи вести ни будут (в слове будут буква б исправлена по ранее написанному) в Нагаех про ево дело, и яз деи ево без вести не учну держати. А про Казань, сказывает, слышел в Нагаех, что государь князь велики у Казани. А приступал деи к городу х Казани двожды. А в трети приступит, и он деи Казань и возмет. А ска/л. 148/зывал ему про то нагаискои татарин, Кошкилдеем зовут. А к Белек Булату присылка ис Казани при нем никакова не бывала. А к Юсуфу князю и к Исмаилю присылка ис Казани была, чтоб деи Юсуф князь и все мирзы пособь (в слове пособь первая о исправлена по ранее написанному) Казани учинили или б на Русь шли воевать. И Юсуф деи со всеми мирзами думал, а хотел ити воевати царя и великого князя украину. И Исмаиль деи ему то отговорил, что ныне воевати ити нелзе, потому что он послал к Mocкве (в словах: к Москве предлог к и буква м исправлены по ранее написанному) посла своего Баитерека. А как придет ко (в предлоге ко буква к исправлена по ранее написанному) мне мои посол, Баитерек, и что у него будет вестей, и яз деи тогды по тому с тобою учну и думати, как чему мочно сстатися. А се деи ныне твои посол у великого князя Енебек, и тебе деи ити воевати /л. 148об./ нелзе ж. А крымские послы в Нагаех у Юсуфа (в рукописи: Сюфа) и у Исмаиля были с весны до их приходу. А присылал их, сказывают, ис Крыма царь с тем, чтоб они шли воевати на царя и великого князя украину. А он воевати готов же. И Юсуф деи о том присылал к Исмаилю, чтоб он у него был и с ним о том подумал, как тому быти, воевати ли великого князя, с крымским соединачась, или не воевати? И Исмаиль деи Юсуфу (в слове Юсуфу буква ю исправлена по ранее написанному) отказал, что ему войною на великого князя не хаживати и людей своих не посылывати (в слове посылывати вторая ы исправлена по ранее написанному). Да тех крымских послов и отпустил в Крым до их же приходу. А того не ведает, есть (в рукописи: ест) ли в Крыму нагаиские послы или нет. А с Астара/л. 149/ханью Юсуф князь и Исмаиль мирза и все мирзы не в миру. И ссылок меж их не было при них. А Белек Булат мирза нарядил был при (в предлоге при буква р исправлена по ранее написанному и над строкой приписана буква и) них в Астарахань послов своих, Енболдуем зовут имилдеша своего, да до их походу ещо его не отпустил. А про Савастьяна, сказывает, слышел, что он в Астарахани [109] здорово. А отпуску ему не ведает. Да Тягригул же сказывал, а ему сказывал Белек Булатов человек Кизаи князь кият, что он изымал на Волге крымских людей, шти человек в судне. И он иных побил, а иных отпустил (в слове отпустил буква у исправлена по ранее написанному). И те люди ему сказывали, что они были в Астарахани, а прислал с ними в Астарахань крымской царь тринатцать пушек Ямгурчею царю. А как (в слове как буква а исправлена по ранее написанному) он пошел из Нагаи, и Белек Булат в те поры кочевал /л. 149об./ по Ахтубе на острову на Соврасои кобыле, а зимовати ему на сей стороне Волги на Мамаеве (в слове Мамаеве первая е исправлена по ранее написанному) кочевище 123. А Исмаилю кочевати на сей же стороне Волги, блиско моря, на Комомузярских кочевищах, от Астарахани днища за два.

И октября 25 во вторник нагаиские гонцы Салтаган с таварищи к Москве приехали. И по царя и великого князя приказу казначеи (в слове казначеи первая а исправлена по ранее написанному) Федор Сукин велел нагаиских послов (в слове послов буква п исправлена по букве г) Салтагана с таварищи поставити на Астараханском дворе 124. И корм им велел давати по указу. /л. 150/

Того же октября месяца 21 в пятницу прислал ко царю и великому князю из Елатмы воевода князь Семен Иванович Стародубскои служилово татарина Исеня Келдишева. А посылан в Нагаи с Сююндюком Тулусуповым. А писал, что он приехал в Елатмов октября 17. Да с ним же вместе приехали от Касаи мирзы гонец его Тюлюбердеи да от Кам мирзы гонец его Лака. А послы идут - от Касая мирзы посол его Кошаи. А всех послов и их людей и гостей 150 человек, а лошадей (в слове лошадей слог ша исправлен по чищенному) 500. И служилово татарина и нагаиских гонцов отпустил к Москве того ж дни. И корм им велел давати по указу.

И по царя и великого князя приказу казначеи /л. 150об./ Федор Иванович Сукин велел нагаиских гонцов поставити на Астараханском дворе и корм им велел давати по указу. А против нагаиских послов послал встречю Игнатья Хлуденева. Да с ним неделщики и пересудчики.

И сказывал Исень Келдишев, как они пошли с Москвы в Нагаи и, перелезчи Волгу, шел он с Сююндюком до Яика. И Касаев посол взял ево х Касаю с собою (слово собою исправлено по ранее написанному) за (в предлоге за буква з исправлена по ранее написанному) Яик. И был он у Касая два месяца. А как был у Касая, и Касаи ему говорил, что он видитца з дядями своими, да тогды деи тебя (в слове тебя слог бя исправлен по ранее написанному) и отпущу с своими послы вместе. И велел его беречи /л. 151/ Ишеке ж, потому что у них была дума с (предлог съ исправлен по ранее написанному) Юсуфом князем, хотели ити воевати на царя и великого князя украину. А приехав от Юсуфа князя, говорил ему, что он послов своих ко царю и великому [110] князю отпущает, а ево отпустит с своим же послом вместе. А как и пошли они от Касая (в слове Касая буква с исправлена по букве з), а у них о воине ещо дума. А про Казань говорят в Нагаех меж себя, что ныне у Казани сила великая. А про государя им неведомо, сам ли государь у Казани или нет. А от Касая он идучи, был у Сююндюка, и Сююндюк ему сказывал, что Юсуф велел его ограбить. А грабил ево Юсуфов посол Джанмагмет, с которым он пришел в Нагаи. А у Юсуфа не был он месяц. А как он был у Юсуфа, и он о своем грабежю бил челом, /л. 151 об./ что ево Джанмагмет ограбил. И Юсуф деи ему отказал: мне деи тебя для улусов своих не розогнати. А как деи поидут к Москве от меня послы и гости Джанмагметево племя, и ты деи себе их таково ж ограбил. А яз деи тебя грабити не велел. Да Сююндюк же ему сказывал, чтоб деи государь однолично берегся. Юсуф (в слове Юсуф буква ю исправлена по ранее написанному) князь и все с ним мирзы в думе, опричь Исмаиля. А хотят ити войною на царя и великого князя украины. А ис Казани присылал к Юсуфу князю человек его Джанмагмет (в слове Джанмагмет буква ж исправлена по ранее написанному), которои отпущен из Нагаи со царевичем в Казань с тем, что х Казани сила идет великая, и они б Казани пособь учинили. А как он поехал /л. 152/ от Касая. И Касаи при нем же покочевал по Яику вниз к Юсуфу князю. А не сошлись со князем, толко меж ими днище. А Юсуф все лето кочевал по обе стороны Яику. А крымские послы были в Нагаех до их приходу. О миру и о том, чтоб с ним князь и мирзы с одново (слово одново исправлено по ранее написанному) на царя и великого князя. А в Крыме нагаиские послы есть, пошли до их (слова до их исправлены по ранее написанному) же приходу с крымскими послы вместе. А весть ис Крыма при них не бывала. А Савастьян в Астарахани (в рукописи: Астараханьни) здорово, а живот у него поиман. А того не ведает, как ему отпуск будет.

И ноября в 8 во вторник нагаиские послы Кошаи с таварищи к Москве пришли. /л. 152об./

И царь и великий князь велел нагаиских послов поставити на Нагаиском дворе и торг им велел дати.

Ноября 25 в пятницу велел царь и великий князь нагаиским послом, Касаеву послу Кошаю с товарищи и всем нагаиским послом, которые пришли (слово которые и буква п в слове пришли исправлены по ранее написанному) к Москве без государя: Касаеву (в слове Касаеву буква с исправлена по ранее написанному) же послу Ахкуле и Юсуфову послу (в рукописи пропущено имя посла: Енебек), и Исмаилеву послу Баитереку, и Арслан мирзину послу Кулчану с таварищи быти (в слове быти» слог «бы исправлен по ранее написанному) на дворе.

И того дни нагаиские послы с таварищи на дворе были. А приехав на площедь, сошли с коней /л. 153/ против Арханъила и шли ко царю и великому [111] князю середнею лесницею. А царь и великий князь сидел в Столовой избе в брусянои. А как послы вошли в ызбу, и явил их царю и великому князю (в рукописи слово князю пропущено) челом ударити казначеи Федор Сукин. И царь и великий князь звал нагаиских послов карашеватца. И послы, быв у карашеванья, отшед, став на коленях, правили царю и великому князю от Юсуфа князя и от мирз челобитье. Да подал Касаев посол (в слове посол первая о исправлена по ранее написанному) Кошаи с таварищи грамоты.

И царь и великий князь велел у них грамоты взяти диаку Ивану Михайлову. /л. 153об./ И царь и великий князь велел нагаиским послом сести. И, посидев мало, звал их ести. И того дни нагаиские послы у царя и великого князя ели. А стол был в Столовой избе в брусянои.

А се грамота Касаи мирзина с его человеком Кошаем.
Государю сщастливого благочестнаго (в слове благочестнаго буква а исправлена по букве я) Касаи мирзино слово Bcea (в слове всеа буква а исправлена по ранее написанному) Русии государю белому князю. Многом много поклон молвя, ведомо буди слово то. Мы поздорову. А ты б там здоров был, дай Боже. Сею дорогою посол твои пришел и грамота твоя пришла ж. И послышев есми (слово есми вставлено в конец строки) /л. 154/ твои речи, и про твое здоровье порадовались есмя. С твоими прежними з дедом твоим отец наш о братстве гораздо деи говаривали и нам бы о братстве за все говорити надеемся, толко сам иноко не учинишь смотрити. Мирз много, все о братстве говорят. И в них яз братство свыше учинити надеюся. С нашим послом Ишекеем и с своим послом с Ысенем приказал еси, что для братства княжую дочерь дал еси за Шигалея царя. Брат таково живет. Ныне бьем челом князю, как было при отце нашем и при твоем отце и при тобе, по тому б и нам быти (слово быти написано по чищенному) в любви и в братстве. И ныне б недобрые речи отставити, и знова (так в рукописи) бы нам в братстве учинитися по тому слову, что в той грамоте писано, /л. 154 об./ которая к нам пришла. Похочешь братства и любви, сам того иноко не учинишь, и мы учнем послушивати и про добро и про лихо. А ныне братственово для знамени послал есми доброво боярина, прикошевав, посла (в рукописи послал) своего пришли, бью челом белому князю. Калитаи Сары ходил на Русь. Тогды наших гостей три человеки изгибли, Кульян да Мамай Сарызманов с (в рукописи предлог с отсутствует) таварищи. Юргав деи взял да нам отдал (в слове отдал буква а исправлена по ранее написанному) то братству (в слове братству слог брат написан по чищенному) знамя. Ныне есмя в братстве, чтобы моево человека наборзе на жолтом снегу отпустил. Ныне бью (в слове бью буква б исправлена по ранее написанному) челом, чтобы мне прислал шубу бархат з золотом на соболех [112] да шапку черну горлотну, да пансырь, да шелом з золотом. Сам ты не нужен /л. 155/ ничем? А что надобе, и ты о том прикажи. Братству знамя то. Чтоб мне самому пригодилося вздевати прислал бы мне еси постав сукна. С тяжолым поклоном с лехким поминком слугу своего Кошая послал есми. Молвя, написал. Брат мои белой князь толко меня себе братом назовет, и тому знамя то, чтобы еси человека моего по санному пути отпустил. Крым тобе недруг, и нам недруг же. И Астарахань тебе недруг, и нам недруг. И Казымир тобе недруг, и нам недруг же. Во многую рать пущаешь моих людей, люди мои и сами до меня не доходят, и животы их не доходят же. Братству (в слове братству буквы атст написаны по чищенному) знамя то, чтобы еси однолично отпустил. А трем тем человеком имена: первой Серме, другой Кулчан (ср. выше: Кульян), третей Мамаем зовут. /л. 155об./

Генваря 1 били челом казначею Федору Сукину нагаиские послы, Юсуфов посол Енебек и Исмаилев посол Баитерек и все нагаиские послы, которые зимовали на Москве, чтоб их государь велел отпустити в Нагаи тово для: толко приедут они ранее в Нагаи, и ко государю от Юсуфа князя и от мурз на весну ранее послы будут.

И казначеи Федор Сукин нагаиских послов челобитье сказывал царю и великому князю.

И царь и великий князь велел нагаиским послом (в рукописи: нагаиских послов) сказати, что их всех отпускает по их воле, и они б были готовы. /л. 156/

Генваря 4 царь и великий князь нагаиских грамот слушал и приговорил нагаиских послов отпустити в Нагаи. А с ними вместе приговорил послати к Юсуфу князю станицу служилых татар - Тафкея Teмеева (в рукописи: Теме) с таварищи, 5 человек. А к Исмаиль мирзе станицу же служилых татар - Мамкея Девлечарова с таварищи ж, пять человек. И велел с ними к Юсуфу князю и к мирзам отписати о всех делех, о которых делех писали ко царю и великому князю Юсуф князь и мирзы. Да и о (в рукописи: от) Казани к ним отписати велел же.

И генваря 23 в понеделник велел царь и великий князь нагаиским послом Енебеку и Баитереку, и всех мирз послом быти на дворе. /л. 156об./

И того дни нагаиские послы на дворе были. А приехав на площедь, сошли с коней против Арханъила и шли ко царю и великому князю середнею лесницею. А царь и великий князь сидел в Столовой избе в брусянои. А как послы вошли в ызбу (в слове ызбу буква ы исправлена по ранее написанному), и явил их царю и великому князю челом ударити казначеи Федор Сукин. [113]

И царь и великий князь молвил нагаиским послом Енебеку (в рукописи Енебек) с товарищи: били есте челом нашему казначею, чтоб нам вас пожаловати (в слове пожаловати слог ти исправлен по ранее написанному), велети отпустити в Нагаи ко князю и к мирзам. А с вами вместе посылаем ко князю станицу служилых татар Тафкея Тимеева с таварищи, а к Исмаиль мирзе посылаем стани/л. 157/цу же служилых татар Мамкея Девлечарова с таварищи. И с своими казаки прикажем к Юсуфу князю и к мирзам о всех своих делех, как меж нас вперед доброму делу быти. Да звал нагаиских послов ести. И того дни нагаиские послы у царя и великого князя ели. А стол был в стол был (так в рукописи; имеет место повтор) в Столовой избе в брусянои. А после стола царь и великий князь подал послом по ковшу меду. И отпустил их в Нагаи ко князю и к мирзам. А служилых татар Тафкея Тимеева и Мамкея Девлечарова отпустил с нагаискими же послы вместе того ж дни. А приказал с ними ко князю и к мирзам поклон.

И поехали нагаиские послы и служилые татарове /л. 157об./ с Москвы генваря ж 30 в понеделник.

А се грамота к Юсуфу князю с Тафкеем Тимеевым с таварищи.
Божиею милостию (в рукописи милостиею) царя и великого князя Ивана Васильевича Всеа Русии володимерского, московского, новгородского, казанского, псковского, смоленского, тверского, югорского, пермьского, вятцкого, болгарского и иных слово Юсуфу князю. Слово наше то. Прислал еси к нам своего человека Енебека з грамотою. А в грамоте в своей к нам писал еси, чтоб нам дочь твоя к тебе отпустить. И мы твоей для дружбы дочерь твою у себя жаловали, в доброй чти /л. 158/ держали и, являя к тебе свою дружбу, дали ее за Шигалея (в слове Шигалея буква л исправлена по ранее написанному) царя з добрым своим жалованьем. И к тебе есмя преже сего послали тот сеунчь сказати своего доброво казака Сююндюка Тулусупова. А после тово, как есмя дочерь твою ис Казани к себе взяли, и казанцы нам опять изменили: а взяли к себе на царство Едигеря царя. И мы сего лета за ту их измену на них сами ходили. И Бог нам милосердье свое учинил, Казань со всеми людми в наши руки дал. А которые люди в городе в Казани нам грубили, и те все от нашие сабли померли. А жены их и дети наши люди в полон взяли 125. А Едигерю царю милость есмя показали вас для: смерти ему не учинили. И Едигерь царь ныне у нас на Москве, и нам бил челом, нашие опалы отпрашивал. /л. 158об./ И мы ево пожаловали жалованье, есмя ему свое добро учинили. Так бы еси ведал. А ис Казани послал был есми х тебе казанской сеунчь сказати своего казака Тафкея Тимеева. И Тафкея на дорозе ограбили ваши люди, до тебя (предлог до и в слове тебя буквы теб написаны по чищенному) его не допустили. И ты б тех людей сыскал, которые Тафкея грабили, и их бы еси велел казнити, чтоб меж нас вперед людем нашим дороги не мешали. Да били нам челом ваши послы, [114] похотели у нас зимовати, и мы им волю дали. А как похотели ити к себе, и мы их отпустили к вам по их воле. И с вашими послы вместе послали есмя к (предлог к вставлен в строку позднее) тебе своего казака (слово казака написано по чищенному) Тафкея Тимеева с таварищи. И как дойдет /л. 159/ до тебя Тафкеи с сею нашею грамотою, и ты б наших казаков Сююндюка и Тафкея с таварищи, не издержав, к нам отпустил. И с нашими казаки вместе прислал бы еси к нам своих болших послов. И приказал бы еси к нам с ними о всех своих делех, как меж нас вперед доброму делу быти. А которые твои гости и иных земель гости похотят ити с торгом в Казань, и ты б им велел ходити без боязни. И мы боярину своему и наместнику казанскому (в слове казанскому первая а исправлена по ранее написанному) князю Александру Борисовичю Суздалскому велел их беречи ото всяких обид. А которые наши казаки были на Волге, и мы вас для тех всех своих казаков велели с Волги свести, чтоб вашим послом и людем и улусом лиха никоторого не делали. А что еси у нас /л. 159об./ просил, что тебе надобе, и что у нас лучилось, и мы то тебе послали с своим казаком с Тафкеем. Писана на Москве лета 7061-го генваря месяца.

А се грамота к Исмаиль мирзе с Макеем (в слове Макеем буква м исправлена по букве е) Девлечаровым.
Божиею милостиею царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии слово Исмаиль мирзе. Слово наше то. Прислал еси к нам своих послов Баитерека и Янболды з грамотами. И те твои послы пришли к Москве. А мы в то время были в Казани и дело свое казанское делали. И послы твои /л. 160/ у нас были и грамоты твои нам дали. И в грамотах твоих писано о Дервише царе и о астараханском деле. И Дервиш царь х (предлог х исправлен по ранее написанному) тебе тогды не отпущен и астараханское дело не делалось, потому что в то время доставали есмя своево Казансково юрту (в слове юрту буква у исправлена по ранее написанному). А ведомо вам и прежним вашим всем, что Казанской юрт от начала наш юрт, и до нашего возрасту казанские люди своими неправдами как от нас отступили. И нашим землям лихо делали, приводя себе государей от иных земель, то тебе ведомо ж. И за те их неправды Бог вседержитель милосердье свое нам учинил, город Казань в наши руки дал. А которые люди в городе в Казани были, и те все от нашей сабли померли. А жены их /л. 160об./ и дети наши люди в полон взяли. А Едигерю царю, твоей для дружбы, милость есмя показали, смерти ему не учинили. И Едигерь царь ныне у нас на Москве и нам бил челом, нашие опалы отпрашивал. И мы ево пожаловали, жалованье (в рукописи жаловали) свое доброе ему учинили. Так бы еси ведал. А послы ваши у нас зимовати захотели, и мы им волю дали. И как похотели к вам ити, и мы их отпустили к вам по их воле. И с вашими послы вместе послали есмя к тебе своего доброво [115] казака Мамкея Девлечарова. А ис Казани послали было (в слове было буква о исправлена по букве ъ) есми к тебе с сеунчом тово ж Мамкея, и до тебя его не допустили, на дорозе ограбили ваши ж люди. И ты б тех людей, сыскав, казнил, /л. 161/ чтоб вперед меж нас нашим посланником (в слове посланником буквы посл написаны по чищенному) дороги не мешали. А мы ныне с Волги своих казаков всех велели свести, чтоб вашим улусом и вашим послом и гостем лиха не делали. А как дойдет до де (так в рукописи) тебя наш казак Мамкеи Девлечаров с сею нашею грамотою, и ты б себе помыслил гораздо, как астараханскому делу пригоже делатися. Да что будет твоя мысль о Астарахани и о Дербыше царе, и ты бы свою мысль к нам отписал с нашим казаком Мамкеем Девлечаровым часа того, доколе весна не проидет. Да и своего бы еси доброво человека с Мамкеем к нам прислал, и мы о том деле астараханском также, помысля крепко, учнем делати, как пригоже. И твоего человека с своею мыслью /л. 161об./ наборзе к тебе отпустим. А что еси писал к нам о Янгаре, и Янгара, у нас немного побыв, умер. Твои послы его не застали (в слове застали буква л исправлена по ранее написанному). А толко б его твои послы застали, и мы б тебе за него не постояли. А что еси у нас просил, что тебе надобет, и мы тебе послали с своим казаком Мамкеем Девлечаровым что ся у нас лучило. А которые будут вашие земли гости или иных земель гости похотят от вас ити в Казань торговати, и ты б им велел ходити торговати в Казань безо всякого опасу. А мы наместнику своему казанскому князю Александру Борисовичю Суздалскому приказали гостем (в рукописи госте) вашим и иных земель гостем в Казани торг давати безо всякие (в рукописи: всякые, буква ы исправлена по ранее написанному) /л. 162/ обиды. Писана на Москве лета 7061-го генваря месяца.

А се грамота х Касаи мирзе с Тафкеевым таварищи, з Баикешем с Темеевым.
Божиею милостию царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии слово Касаи мирзе. Слово наше то. Писал еси к нам, чтоб нам к тебе добро свое держати по тому ж, как и к отцу твоему, а недобрые речи все оставити. И мы (в слове мы буква ы исправлена по ранее написанному), твоего для прошенья, и которые речи недобрые ни были, те есмя все отставили. А хотим к тебе любовь свою добрую держати по тому ж, как к отцу твоему. И для любви (в предлоге для буквы ля и в слове любви буквы лю исправлены по ранее написанному) сею своею грамотою /л. 162об./ свои сеунчь тебе извещаем. Казанские люди были нам изменили, взяли были к себе на царство Едигерь царевича, и мы на них сами ходили. И Бог нам милосердье свое учинил, город Казань со всеми людми в наши руки дал. А которые нам (в слове которые буква е и в слове нам буквы на написаны по чищенному) в Казани грубили, те все(в слове все буква в исправлена по букве м) от нашие сабли померли. Одному Едигерю царю, вас для, милость есмя [116] показали, убити ево не велели. И ныне Едигерь царь нам бил челом и опалы нашие у (предлог у исправлен по ранее написанному) нас отпрашивал. И мы ему опалу свою (в слове свою буква ю исправлена по ранее написанному) отдали и добрым своим жалованьем его пожаловали. Так бы еси ведал. А которые будут в твоем улусе гости, и ты б им велел в Казань ходити безо всякого опасу. /л. 163/ А мы боярину своему и наместнику казанскому князю Александру Борисовичю Суздалскому приказали: а велели вашим гостем торг добр давати, а велели их беречи ото всяких обид. Да писал к нам, что тебе надобно. И мы к тебе послали с своим казаком з Баикешем Темеевым что ся у нас лучило. Писана на Москве лета 7061-го генваря месяца.

А се грамота к Белек Булат мирзе с Макеевым таварищем с Келдишем Девлечаровым.
Божиею (в слове божиею, переданном сокращенно, буквы б, ж исправлены по ранее написанному) милостию царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии слово Белек Булат мирзе. /л. 163об./ Слово наше то. Прислал еси к нам своих послов, Салтагана и Тугуша, с своими грамотами. И те твои послы пришли к нам. А мы в то время были в Казани. И послы твои нас дождалися. И как есмя ис Казани пришли, и послы твои у нас были. И грамоты нам от тебя дали. И в твоих грамотах писано о Дервише царе и о Астарахани. И вам ведомо самим гораздо, что Казанской юрт от начала был наш юрт и многие нам от них (слова: от них убористо написаны над строкой) грубости были и, тово для, есмя на тот юрт ходили. И Бог нам милосердье свое учинил, тот Казанской юрт нам в руки дал. А которые нам грубили, и те все от нашие сабли по/л. 164/мерли. А жены их и дети наши люди в полон взяли. И ныне нам недосугу никоторого нет. И ты б, подумав крепко о Астарахани и о Дербыше царе, и свою мысль к нам приказал с нашим казаком с Келдишем, как тому пригоже (в слове пригоже буквы приго исправлены по ранее написанному) быти. И будет то дело вборзе делати надобе, и ты бы нашего казака, не издержав, к нам (в слове нам буква а исправлена по ранее написанному) до весны отпустил тово для, чтобы нам весны не пропустити. И с нашим бы еси казаком прислал к нам своего доброго человека. А будет (в слове будет» выносная буква «т исправлена по ранее написанному) астарахансково дела ныне вборзе делати не надобе, и вы б нам о том ведомо учинили. Писана на Москве лета 7061-го генваря месяца. /л. 164об./

А се грамота к Арслан мирзе с Келдишем же Девлечаровым.
Божиею милостию царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии слово Арслан мирзе. Слово наше то. Прислал еси к нам своего человека Тягрибердея з грамотою. А в грамоте своей к нам писал еси, что другу нашему хочешь другом быти, а недругу - недругом, и нам бы тебе свое добро держати. [117] А ты, дружбы для, казанских людей у себя задержал. А будет нам надобно, и ты Казань хочешь воевати. И тебе б было ведомо, казанские люди были нам изменили, а взяли к себе /л. 165/ на царство Едигерь царевича, и мы за их измены на них ходили. И Бог нам милосердье свое учинил, город Казань со всеми людми нам в руки дал. А которые нам в Казани грубили, те все от нашей сабли померли. А жены их и дети наши люди в полон взяли. Одному Едигерю царю милость есмя показали, убити ево не велели. И царь Едигерь ныне у нас на Москве и нам бил челом о нашей опале. И мы ему опалу свою отдали и добрым своим жалованьем его пожаловали. А которые будут ваши гости похотят ити в Казань с торгом, и вы б им в Казань с торгом велели ходити безо всякого опасу. А мы боярину своему и наместнику казанскому князю Александру Борисовичю Суздалскому /л. 165об./ приказали, а велели их беречи ото всяких обид. Писана на Москве лета 7061-го генваря месяца.

Того ж лета майя 7 день прислал ко царю и великому князю с Резани воевода князь Дмитреи Хилков нагаиских татар Исмаиль мирзина гонца Канылчюру с таварищы трех человек. А писал, что приехал Канылчюра с таварищы на Резань в майя 5 день. Всех гонцов 13 человек. А послы идут из Нагаи: от Исмаиль мирзы посол его Исенгилдеи, а от Белек Бу/л. 166/лат мирзы и от Атая (в слове Атая слог ая исправлен по ранее написанному) мирзы послы идут их люди. А всех послов 13 человек. [А послы идут из Нагаи: от Исмаиль мирзы посол его Исенгилдеи, а от Белек Булат мирзы и от Атаи мирзы послы идут их людей. А всех послов 13 человек] (фразы, заключенные нами в квадратные скобки, приведены в рукописи с незначительными изменениями повторно), а гостей с ними 1000 человек, а лошадей 7000. А поехали от послов с Воронажа. И Канылчюру с таварищи 3-х человек отпустил к Москве того же дни. И корм им до Москвы велел давати по указу.

И по царя и великого князя приказу казначеи Федор Сукин велел нагаиских гонцов поставити на Нагаиском дворе и корм им велел давати по тому ж, как нагаиским гонцом даван корм наперед того(далее в конце абзаца и строки стерты полторы строки). /л. 166об./

А против нагаиских послов посланы встречю Иван Федоров сын Воронцов да князь Федор Пожарской. Да с ними ж посланы на встречю неделщики (слово неделщики в рукописи написано дважды) и пересудчики.

И майя 20 в суботу Иван Воронцов да князь Федор Пожарской с нагаискими послы к Москве пришли. И казначеи Федор Иванович Сукин велел нагаиских послов поставити под Паншиным и торговати им велел. А на базаре у них велено быти для береженья Ивану ж и князю Федору да с ними детем боярским встречалником (в слове встречалником буква е исправлена по ранее написанному). [118]

Майя 21 день в неделю нагаиские послы /л. 167/ Исенгилдеи с таварищи на дворе были в дьячьеи избе 126 у дьяка у Ивана у Михайлова (в слове Михайлова исправлена буква х), да и грамоты дали. А царь и великий князь (фраза написана убористо, после слова князь стерты слова ездил молиться) в Кирилов манастырь 127.

А се грамота Исмаиль мирзина с его человеком Исенгилдеем.
Исмаиль мирза брату моему белому князю многом много поклон (далее на строке зачеркнуто: молв). Поклон молвя, наше (в слове наше буква ш исправлена по букве н) одно челобитье есть. Толко нас собе братом назовешь, и ты бы нашим (в рукописи: насшим) челобитьем нас пожаловал. В той земле Казанской без государя был. И мы тово для, что казак был молодец ис Крыма пришел, и мы ему людей приказали в службу. Да тово для есмя послали (в слове послали буква и исправлена по букве ъ), чтобы Едигерь царь в ыную землю не попал. Брату своему белому царю дружаче, послал есми, молвя. /л. 167об./ Исмаиль мирза, Атаи мирза, Белек Булат мирза, Чомашь мирза, Тору мирза, Аидар мирза, Исак мирза, Иса мирза, Арслан мирза, Тохтар мирза, Кутум мирза, Асанак мирза - все мирзы челом бьем, толко назовешь нас собе братом, и ты б всех мирз челобитья не оставил. Похочешь нас с собою в братстве, Едигеря бы еси царя пожаловал. Исмаиль мирзин паробок, Бахмуралием зовут, коли торговать ходил паробок мои, и тово лета Назаром зовут боярин с ним познался, тот идет, чтобы его жаловал, бью челом. Хрестьянскому государю карача бью челом, у Якова боярина племя мне есть, чтобы, взяв, отдал мне. Мы /л. 168/ ходим с правдою.

А се грамота Касаи мирзина с его человеком.
Государя счастливаго благочестнаго Касаи мирзино слово. Брату моему белому князю из далние земли ближнею мыслью многом много поклон. Поклон молвя, ведомо буди слово то. Мы здесе на отца своего юрте здорово живем, а ты бы там на отца (описка: следовало написать – деда) своего великого Ивана юрте здоров был. С нашим с прежним (слова: с прежним - убористо написаны над строкой) з дедом нашим твоему деду о братстве и о добре на сем свете неговореных речей у них не было. А ныне и мы братства и добра надеемся. А в братстве будучи, братству и добру быти пособник есми. А про лихо /л. 168 об./ слух есми твои и про то, что еси Казань взял, порадовался есми, за все бы тебе в веселье быти. И ныне бы нам на мимоидущем свете слово прямое говорити о всяких делех добрых и о братстве, чтобы день от дни любовь свыше прибывала. Надеюся, что нашим мирзам всем о братстве, чаю, хотят говорити. И в том слово мое прямое то, что у меня доброво ни будет, то - твое. Бью челом, чтобы [119] мне прислал пансырь, которой сам вздеваешь (в рукописи: вздевает, первая е исправлена по ранее написанному), да шубу с поволокою соболью, да седло з золотом, да постав сукна. На сем свете то будет мне за честь. За все мне посылати людей ли у меня нет. Слуга мои Ишекеи слово мое прямое скажет, /л. 169/ чтобы нам здоров приказывати и писати. Молвя, грамоту послал есми. Игнатеи боярин взял шесть зенденеи да конь мухорт, да конь саврас, да два мерина, чтобы брат мои князь тово обыскал да велел отдати послу моему Ишекею. Барымскои Тинибек в Казань ходил посолством, а ныне деи у Карагуза живет. И будет похочешь со мною братства, и яз тово человека прошу, дай ми его. Одново человека держати, что в том? Прошу его. В ту землю в Казань послал был (слово был написано над строкой) есми по мед 128, Кошкилдеем зовут, слугу своего. Будет он здоров, и ты бы его, доискався, отпустил, то - братство. А поминок мои конь, послал есми его, на котором (предлог на написан над строкой, в слове котором буква м исправлена по ранее написанному) сам ездил.

А се грамота Белек Булат мирзина с его человеком Тягрибердеем. /л. 169об./ Белек Булат мирза брату моему белому князю поклон. Поклон молвя. Тебя Бог создал, а нас Бог же создал. Магметева есми закону выдал (должно быть, погрешность в переводе, пропущено слово нам). Брату своему белому князю бью челом. Как дядю моего Исмаиль мирзу смотришь, так и меня смотри, и как дядю моего Атаи мирзу смотришь, так и меня смотри. Молвил, буду деи с Хорахозею, а белово князя два посла, ино кони худы вышли. А Белек (в слове Белек первая е исправлена по ранее написанному) Булат мирзин улус на весну истомен вышел. Как батько в дружбе и в братстве был, и мы по тому же в дружбе. А правда есть, и ты бы нам верил, где ни будет (в слове будет буква е исправлена по ранее написанному) недруг твои, и мы его станем искати. Что отец и дядя наш молвит, и мы из его слова не выступим. Будет тебе недруг, а похочешь его воевати, и ты б к нам прика/л. 170/зал (в слове приказал вторая а исправлена по ранее написанному), ты оттоле поиди, а мы отселе поидем. Белой князь станет (слово станет написано по чищенному) меня смотрити, и яз то потому узнаю, толко мне (слово мне исправлено по ранее написанному меня) пришлешь пансырь крепкой да шубу бархот з золотом. С тяжелым поклоном, с легким поминком паробка своего Тягрибердея послал есми (в слове есми буква е исправлена по ранее написанному), и ты б его гораздо почтил.

А се грамота Арслан мирзина с его человеком карачеем (в слове карачеем слоги чеем исправлена по ранее написанному).
Арслан мирзино слово. Белому князю поклон молвя. Тяжелым бы поклоном лехким поминком нам менятися, а опричь тебя брата себе не нашли. На отца [120] своего юрте мы живем ныне, а ты на своего отца юрте живешь. /л. 170об./ И ныне бы меж собою нам лиха не делати, и мы о том гораздо поговорим. Отец и дядя наш воину похочет делати (в слове делати слоги дела исправлены по ранее написанному), и мы своево для прямова слова весть подадим. Правда наша то, карачея своего Чебеля послал есми. А ты бы к нам своего карачия послал. А что тебе будет понадобится (в слове понадобится буква и исправлена по ранее написанному) у нас, и ты прикажи. Толко меня собе назовешь братом, и ты б доспех полной и с шоломом прислал и с саблею вместе, да шубу бы с поволокою зимовную дал. Карачия своего сына посылаю. Толко назовешь собе нас братом, и ты бы его гораздо почтил, да чтобы еси меншую братью нашю и детей наших заодин смотрил всех. /л. 171/

Майя 27 били челом казначею (в слове казначею буква ю исправлена по ранее написанному) Федору Сукину нагаиские послы, Исмаилев посол Исенгилдеи, что гости их исторговали, и государь бы их пожаловал, велел гостей их отпустити в Нагаи. А они оставаютца на Москве до государева приезду. А как государь приедет, и тогды бы их пожаловал (далее в рукописи стерта буква а), велел отпустити.

И по царя и великого князя приказу казначеи Федор Сукин нагаиских гостей отпустил в Нагаи. И поехали гости с Москвы июня 4. А проводити их велено Ивану ж Воронцову да князю Федору Пожарскому, да с ними дети боярские те ж, которые на встрече были. /л. 171 об./

Того же месяца майя 8 прислал ко царю и великому князю с Резани воевода князь Дмитреи Хилков нагаиских татар: Касаи мирзина гонца Тоюма да Кам мирзина гонца Тулумгозю, да Али мирзина гонца Барахата. А писал, что они приехали на Рязань майя 6. А послы идут из Нагаи: от Касая мирзы (в слове мирзы буква м исправлена по букве я, относящейся к имени мирзы) посол его Ишека, а от Али мирзы и от Абреим мирзы и от Кам мирзы послы идут их люди. А всех послов 5 человек, а гостей с ними и их людей 500 человек, а лошадей у них 3000. А поехали (в слове поехали буквы ех исправлены по ранее написанному) те гонцы от послов с Воронажа. И к Москве их отпустил того ж дни майя 6 и корм им до Москвы давати (в слове давати вторая а исправлена по ранее написанному) по указу. /л. 172/

И по царя и великого князя приказу казначеи Федор Сукин велел нагаиских гонцов (в слове гонцов буква г исправлена по ранее написанной же г) поставити на Нагаиском дворе и корм им велел давати по указу.

А против послов посланы встречю князь Самсон Туренин да Федор (слово Федор исправлена по ранее написанному) Коробов. А с ними неделщики и пересудчики.

Майя 23 князь Самсон Туренин да Федор Коробов с нагаискими послы с Ышекою с таварищи к Москве пришли. [121]

И казначеи Федор Сукин велел нагаиских послов поставити под Красным селом. А на дворе на Казенном были тово ж дни /л. 172об./ и грамоты казначею Федору дали. И те грамоты посланы ко царю и великому князю с Семеном Нарматцким. А писаны те грамоты вверху мая 21 день.

Майя 25 нагаиские послы Ишека с таварищи били челом казначею Федору Сукину, чтобы им велел торг дати.

И казначеи Федор Ишекино челобитье сказывал князю Володимеру Андреевичю. И князь Володимер Андреевич, поговоря з бояры, велел нагаиским послом торг дати. А на базаре у них велено князю Самсону ж да Федору Коробову. Да с ними неделщиком и пересудчиком. /л. 173/

Июня 6 по челобитью (предлог по и два слога слова челобитью написаны по чищенному) нагаиских послов Ишеки с таварищи нагаиские гости отпущены в Нагаи. А послы остались на (в предлоге на буква н исправлена по ранее написанному) Москве до государева приезду.

И поехали нагаиские гости (слово гости исправлено по ранее написанному послы) с Москвы июня 11. А проводити их велено князю Самсону ж Туренину да Федору Коробову. А с ними неделщиком и пересудчиком.

Июня в 14 в среду царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии из своей богомольи ис Кирилова манастыря к Москве приехал. /л. 173об./

Июня 20 во фторник велел царь и великий князь нагаиским послом
всем, Исмаилеву послу Kapaче (ср.: на л. 171 послом Исмаиля был Исенгилдеи) и Касаеву послу Ишеке с таварищи, быти на дворе.

И того дни нагаиские послы Карача и Ишека с таварищи на дворе были. А приехав на площедь, ссели с коней против Арханъила и шли ко царю и великому князю середнею лесницею. А царь и великий князь сидел в Столовой избе в брусянои. А как нагаиские послы вошли в ызбу, и явил их царю и великому князю челом ударити казначеи Федор Сукин.

И царь и великий князь звал послов карашеват/л. 174/ца. И Карача (слово Карача исправлено по ранее написанному) и Ишека с таварищи, быв у карашеванья, отшед, став на коленях, правили царю и великому князю от мирз челобитье. А грамоты у них взяты наперед того.

И царь и великий князь велел Караче и Ишеке сести и, посидев мало, звал их ести и велел им ити на Казенной (в слове Казенной буквы зе исправлены по ранее написанному) двор дожидатися стола.

И того дни нагаиские послы у царя и великого князя ели. А стол был в Столовой избе в брусянои.

Июня 25 царь и великий князь нагаиских грамот слушал и приговорил [122] нагаиских послов /л. 174об./ Карачю и Ишекея с таварищи отпустити в Нагаи. А с ними вместе приговорил послати к Исмаилю станицу служилых (в слове служилых буква у исправлена по ранее написанному) татар, Бахтеяра Баимакова с таварищи. А х Касаи мирзе велел послати другую станицу, Девлетхозю Резанова с таварищи. И отписати с ними к мирзам о тех ж делех, о которых делех писали ко царю и великому князю Исмаиль и Касаи. И велел нагаиским послом быти на дворе.

Июня 27 во вторник нагаиские послы Карача и Ишека с таварищи у царя и великого (слова у царя и в слове великого буквы ве исправлены по ранее написанному на дворе были) князя были. /л. 175/

И отпустил их в Нагаи к их государем. А на отпуске им подал по ковшу меду, а ести их не звал, велел им дати корм в стола место. А служилых татар Бахтеяра Баимакова и Девлетхозю Резанова с таварищи отпустил с ними ж вместе. А приказал с ними к мирзам поклон.

И поехали нагаиские послы Карача и Ишека с таварищи и служилые татарове Бахтеяр (в слове Бахтеяр первый слог ба написан по чищенному) и Девлетхозя с таварищи с Москвы июля 4.

А проводити их велено до украины князю Ивану княж Костянтинову сыну Сисееву. /л. 175об./

А се грамота к Исмаиль мирзе с служилыми татары з Бахтеяром Баимаковым с таварищи.
От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии Исмаиль мирзе слово то. Сказывали нам наши казаки Мамкеи Девлечаров с таварищи, что нам великую свою дружбу прямую делаешь. И с ними вместе послал был еси к нам своего посла со всем своим делом, как меж нас которым делом делатися, и как нам своего дела над крымским искати. И твоего (в слове твоего буква е исправлена по ранее написанному) деи посла Аиса мирза воротил назад (в слове назад буква з исправлена по ранее написанному) и грамоты твои у него хотел отняти. И посол /л. 176/ твои у него ушел. А наш посол Савастьян из Астарахани о твоей прямой дружбе к нам писал же, что нам дружба твоя прямо доходит. Ино то делаешь гораздо, что к нам дружбу свою прямую держишь. И мы, видев твою прямую дружбу, хотим (слово хотим написано по чищенному) свыше того свою прямую дружбу к тебе показати. И для твоей прямые дружбы послал есми к тебе любви своей знамя, своих плеч платно. И ты б, нашу любовь поминая, носил здорово. И посла бы еси своего доброго наборзе к нам прислал. И приказал бы еси к нам свою мысль с своим послом тайно, как нам над крымским своим делом промышляти и как нам иных себе прибытков искати. И мы, твою мысль /л. 176об./ услышев, твоего посла наборзе к тебе отпустим. И с ним вместе пошлем к тебе своего доброго человека. И свою мысль к тебе прикажем [123] с своим человеком и с твоим послом, как нам которые дела начати делати, о всем тебе о том подлинно известим. Да пришел к нам от тебя посол твои Карача и грамоту нам от тебя привез. А сказывает, с тою грамотою ты его послал, а нишан у грамоты не твое имя (в слове твое буква е исправлена по ранее написанному, а слово имя написано над строкой), имя Магмед мирзино. А наши казаки Мамкеи Девлечаров с таварищи нам сказывали, что еси перед ними своему послу говорил, что еси Карачи посолством к нам не посылывал. И грамоты еси ему к нам (предлог к и в слове нам буквы на исправлены по ранее написанному) никаковы /л. 177/ не давывал. А просился он у тебя к нам с торгом. И мы той его грамоте не поверили, а послали есмя тое грамоту к тебе, которую привез к нам (в слове нам буква а исправлена по ранее написанному) от тебя Карача. И будет Карача солгал, и ты б на него опалу положил, чтоб вперед меж нас ложно нихто не ходил и ссоры б меж нас не делали, и дружбы нашей такими ложными грамотами не рушили. А к нам бы еси прислал с нашими казаки свою грамоту с своим нишаном, с которым твоим нишаном вперед к нам твоим грамотам приходити, по чему нам им верити. И которые грамоты вперед учнут к нам приходити с тем твоим нишаном, и мы тем учнем верити. А которые придут к нам грамоты /л. 177об./ не с тем нишаном (в рукописи: нишано), и мы тем не учнем верити. А которые придут к нам (слова придут к нам убористо написаны над строкой) грамоты, дети твои учнут к нам посылати (в слове посылати буква а исправлена по ранее написанному), и ты б те грамоты велел печатати своим же нишаном, и мы им по тому ж учнем верити. А толко нам меж себя лживых не обличати, и меж нас вперед ссоры будет (в слове будет буквы у и е написаны по буквам о и у) много и дружбу нашу порушат. Так бы еси ведал. Да ещо слово наше то. Сказывал нам наш казак Мамкеи Девлечаров с таварищи, что ис Казани пришол к тебе наш молодой паробок Васюк Пицкои. И ты б за него не постоял, прислал бы еси его к нам с нашим казаком з Бахтеяром Баимаковым с таварищы. Писана на Москве /л. 178/ лета 7061-го июля (явная описка - должно быть: июня) месяца 27 129.

А се грамота х Касаи мирзе з Девлетхозею Резановым с таварищи.
От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии Касаи мирзе слово то. Прислал еси к нам грамоту с своим человеком Ишекеем. А в грамоте своей к нам писал еси, чтобы нам к (предлог к почти полностью закрыт чернильным пятном) тебе добра своего не убавливати, а ты нам везде добра хочешь и о всяком деле слух еси наш. Ино то делаешь гораздо. И ты бы и вперед нам добра хотел. А мы, как наперед сего тебе молвили, что нам тебя в любви держати, и ныне и свыше того хотим /л. 178об./ тебя в любви держати, и по твоему прошенью для любви послал есми к тебе что ся у нас лучило с твоим послом Ишекеем. Писана на Москве лета 7061-го июня месяца. [124]

А се грамота к Белек Булат мирзе з Бахтеяровым таварищем Баимакова з Барашом.
От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии Белек Булат мирзе слово то. Писал еси к нам, как дядю твоево Исмаиль мирзу в дружбе держим, так бы нам и тебя в дружбе держати. А в том бы нам тобе верити, где будет наш недруг, и ты его учнешь /л. 179/ искати. А о Крыме бы нам тобе ведомо учинити, и мы ныне о крымском (в слове крымском буква с исправлена по ранее написанному е) деле другу своему Исмаиль мирзе, подумав, велели к себе отписати. И как нам Исмаиль мирза свою думу отпишет, и мы тобе тогды о том деле ведомо учиним. А ныне для дружбы послали есмя к тобе с твоим человеком с Тягрибердеем что ся у нас лучило. Писана на Москве лета 7061-го июня месяца.

А се грамота к Арслан мирзе з Барашем же.
От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии Арыслан мирзе слово то. Писал еси к нам, чтобы нам лихо отставити. И мы, как преже сего слово свое молвили, что лиху не быти, /л. 179об./ так и ныне на своем слове стоим. А ты бы на своем слове стоял (в слове стоял буквы ял исправлены по букве м). А ныне по твоему прошенью послали есмя к тебе (в слове тебе буква б исправлена по ранее написанному) с твоим человеком что ся у нас лучило. Писана на Москве лета 7061-го июня месяца.

А се грамота Аисе мирзе з Бахтеяровым же таварищем (в слове таварищем первая буква а исправлена по ранее написанному) с Уразом Девлеткозиным.
От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии Аисе мирзе слово то. Прислал еси к нам поминка иноходец с нашими казаки с Мамкеем Девлеча/л. 180/ровым с таварищи. А приказал еси к нам с Мамкеем Девлечаровым (в слове Девлечаровым вторая в исправлена по ранее написанному) с таварищи (так в рукописи, имеет место повтор). А приказал еси к нам с Мамкеем, чтоб нам тебя пожаловати, в любви держати по тому ж, как дядю твоего Исмаиль мирзу в любви держим. И тебе ведомо гораздо, какова к нам правда дяди вашего Исмаиль мирзы. И учнешь к нам такову ж правду держати, и мы тебя доброю своею любовью (в слове любовью буквы бов написаны над строкой) учнем жаловати по твоей правде. А ныне, даючи знамя своей любви, послал есми к тебе с своим казаком с Уразом Девлетхозиным что ся у нас лучило. И покажешь к нам свою службу, и мы к тебе болши того своей любви прибавим. Так бы (в частице бы буква ы исправлена по ранее написанному) еси ведал. Писана на Москве лета 7061-го июня месяца. /л. 180об./ [125]

А се грамота Атаи мирзе з Барашем же.
От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии Отаи мирзе слово то. Бил нам челом Исмаилев человек карача, чтоб нам для Исмаиль мирзы к тебе любовь своя держати. И мы для Исмаиль мирзины дружбы (в слове дружбы буква ы исправлена по ранее написанному) любовь свою к тебе хотим держати. А ты б к нам держал правду свою, по тому держал, как к нам держит правду Исмаиль мирза. А ныне, даючи знамя своей любви, послал есми к тебе с своим казаком з Барашем что у нас лучило. И покажешь нам вперед свою службу, и мы к тебе болши того своей любви прибавим. Так бы еси /л. 181/ ведал. Писана на Москве лета 7061-го июня месяца.

Того ж лета августа 28 прислал ко царю и великому князю из Городка царь Шигалеи служилово татарина Баикеша Тимеева да нагаиских гонцов: Касаи мирзина человека Кошума да Белек Булат мирзина человека Янаидара, да Аиса мирзина человека Баибулата, да Козеи мирзина человека Ярлагамыша (в слове Ярлагамыша буква ы исправлена по ранее написанному), да Баи мирзина человека Янбахту, да Бии мирзина человека Кору. А писал, что приехали они в Городок августа 26 в суботу. А послы идут ко царю и великому князю: от Касая /л. 181 об./ мирзы посол ево Тлохбердеи, а от иных мирз послы идут их люди. А всех послов и гостей 270 человек, а лошадей с ними 1000. И служилых татар и нагаиских гонцов отпустил к Москве того ж дни, и корм им велел давати.


Комментарии

99. Манатов — гора Мана-тау на левобережье реки Урал, к югу от озера Челкар.

100. Кекуват (кековат) — титул наместника левого (т.е. восточного) крыла Ногайской Орды, третья по рангу должность после бия и нурадина (о них см. комм. 4 и 156, о крыльях см. комм. 185). Пост кековата был введен ногайскими мирзами в 1537 г. для управления кочевьями на территории Западного и Центрального Казахстана.

101. Об Иване IV как «потомке» Чингис-хана см. комм. 84.

102. Большой Узень — река в северной части Волго-Уральского междуречья; вместе с Малым Узенем впадает в бессточные Камыш-Самарские озера.

103. Аче Кашиуну — идентифицировать не удалось.

104. Нарынь — идентифицировать не удалось.

105. Санграк — идентифицировать не удалось.

106. Тенгели — идентифицировать не удалось.

107. Современные названия — Большой Кинель (правый приток реки Самары, впадающей в Волгу) и Малый Кинель (левый приток Большого Кинеля), реки в Оренбургской и Самарской областях.

108. Ялган, Тугалык — идентифицировать не удалось.

109. Об Идовских воротах см. комм. 77.

110. Уек — идентифицировать не удалось. Возможно, речь о реке Уил (Уел) (в Актюбинской, Западно-Казахстанской и Атырауской областях Казахстана), впадающей в озеро Актобе.

111. По поводу отправления бием Юсуфом в Казань Ядгар-Мухаммеда в комментируемой посольской книге говорится, что это было сделано по присылке казанцев и для того, чтобы «тот Юрт пуст не стоял». Такова была «официальная» ногайская версия. При этом в посольских донесениях приводится противоречивая информация : по одним сведениям, посланцы обратились к бию, чтобы «им на Казань дал царевича», и тот откликнулся на прошение; по другим, Юсуф, наоборот, отказал, потому что находился «в миру» с Россией и в присутствии посла отправил казанцев ни с чем, а Ядгар-Мухаммед поехал в Казань без его ведома. Разрешить это противоречие попытался Г. И. Перетяткович: «Князь и мирзы были в затруднительном положении: не помочь Казани — означало отдать ее во власть России, помочь же — означало действовать явно против царя, с которым мирно сносились; но Юсуф был не особенно доволен Россией, где фактически в плену находились его дочь и внук, и вообще был не против посадить от себя хана в Казани, сделав ее зависимой от ногаев. Поэтому в присутствии русских посланников он «явно» отказал казанцам, а на деле все-таки направил туда Ядгар-Мухаммеда» (Перетяткович, с.201).

112. Коломенской двор — идентифицировать не удалось.

113. Дата соответствует 10 сентября 1552 г. по эре Дионисия. 7061 год от СМ охватывает период с 1 сентября 1552 г. по 31 августа 1553 г. по РХ.

114. Елатьмов (Елатом, Елатьма) — город в области Мещера на берегу Оки, ниже Касимова; в XVI в. был подведомственен Посольскому приказу.

115. Кадом — город в Мещере на берегу реки Мокши, правого притока реки Оки.

116. Белынь — идентифицировать не удалось.

117. Литовский посольский двор впервые упоминается в 1526 г. Он располагался на Успенском овраге, в районе современных улиц Белинского и Огарева.

118. Ик — река в Башкортостане и Татарстане, левый приток Камы.

119. В июне 1552 г. хан Девлет-Гирей вторгся в пределы Московского государства и подошел к Туле. Встретив отпор жителей осажденного города и узнав о приближении армии Ивана IV, крымцы отступили (об этих событиях см.: Соловьев, с. 449, 450).

120. Магмет-Киреев царев юрт, т.е. принадлежавший крымскому хану Мухаммед-Гирею I (1515-1523). Связь Казанского ханства с этим правителем неясна: Мухаммед-Гирей никогда не претендовал на казанский трон.

121. Бараков царев род — потомки золотоордынского хана Барака б. Куйручака (около 1424-1428); здесь имеется в виду династия казахских ханов.

122. Нашатырь (густой водный раствор хлорида аммония) применялся для очистки металлических изделий (консультация Э. Г. Истоминой).

123. Мамаево кочевище — территория кочевания могущественного ногайского мирзы Мамая, который в середине — конце 1520-х гг. фактически возглавлял Ногайскую Орду; к 1552 г. Мамай уже умер. «Сия сторона Волги» в комментируемой фразе означает западную сторону, правобережье. В документах 1520-х гг. есть указания на пребывание Мамая на Северо-Восточном Кавказе: «Пошел Мамай мырза кочевать... на Терк реку под Тюмень, подалось к Хвалынскому (Каспийскому. — В. Т.) морю» (РГАДА, ф. 89, оп. 1, д. 1, л. 269об.).

124. Местоположение Астраханского двора пока не поддается определению из-за лаконичности упоминаний. Вероятно, он располагался в Замоскворечье, подобно Крымскому и Ногайскому дворам.

125. 2 октября 1552 г. после подрыва крепостной стены войска Ивана IV ворвались в Казань, которую осаждали с 23 августа. На улицах разгорелась рукопашная схватка. Все мужское татарское население города было истреблено (подробно см.: Худяков, с. 152-154).

126. Дьячья изба — правительственная канцелярия, в которой работали дьяки (Леонтьев, с. 26).

127. Кириллов (Кирилло-Белозерский) монастырь — один из крупнейших монастырей Московского государства; основан в 1397 г. на берегу Сиверского озера (ныне в черте города Кириллов Вологодской области).

128. О выплатах ногаям из Казани см. комм. 60.

129. Дата соответствует 27 июля 1553 г. 7061 год от СМ охватывает период с 1 сентября 1552 г. по 31 августа 1553 г. по РХ.

Текст воспроизведен по изданию: Посольские книги по связям России с Ногайской Ордой. 1551-1561 гг. Казань. Татарское книжное издательство. 2006

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.