Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЛЕТОПИСЕЦ РУССКИЙ

(МОСКОВСКАЯ ЛЕТОПИСЬ)

Приготовил к изданию Действ. Член Орловской Ученой Архивной Комиссии А. Н. Лебедев по рукописи, ему принадлежащей.

“Видно, что это взято непосредственно из самого источника, что это чуть ли не была Летопись Московская, т. е. Московского Государства, по государственным источникам”. (О. Бодянский в “Истории Российской” В. Н. Татищева, кн. V, стр. 532).

Издаваемая ныне, принадлежащая нам, рукопись (В лист, в бумажном переплете, писана красивою, очень разборчивою скорописью конца XVII века, на 323-х листах. Рукопись нами приобретена в 1893 г. от тульского помещика Михаила Владимировича Соймонова (сын сенатора Влад. Юрьевича), который ее получил по наследству от своего родного дяди Михаила Федоровича Соймонова, известного основателя Горного Училища в С.-Петербурге, сенатора и обер-берг-гауптмана) заключает в себе летописное повествование только об одиннадцатилетнем периоде царствования первого Московского царя Иоанна Грозного. Текст рукописи в начале имеет сходство с V частью так называемого “Львовского Летописца”; затем соответствует (А. Пресняков. Царст. книга, ее состав и происхождение. Спб., стр. 44) листам 470—495 “Никоновской Летописи с рисунками” (Савва. Указатель для Обозр. Москов. Патриар. Ризницы и Библиот. M. 1859, стр. 200, б) и, в заключении, конец нашей рукописи представляет до сих пор еще совершенно неизвестный исторический памятник.

На основании некоторых данных можно предполагать, что как наша, так и известная Александро-Невская рукописи составляли части одного целого и, без сомнения, суть ничто иное, как “список с лицевых летописей, сохранивший деление текста на те отрывки, которые служили в оригинале подписями к рисункам” (А. Пресняков. Спб. 1893 г., стр. 28).

Итак рукопись наша есть часть целого, т. е. большого летописного свода (Ibid. 23, 24 и 25), о котором О. Бодянский (смотри эпиграф) в свое время при издании одной Погодинской рукописи (за 5-ю книгу “Истории Российской, В. Н. Татищева” (издана в Москве в 1848 году Общ. Ист. и Древн. Российских), предполагал, что он есть “чуть ли не Летопись Московская, т. е. Московского Государства”, ибо “видно, что все”, о чем в ней повествуется, “взято” непосредственно из [IV] источника самого близкого к первому Московскому царю. Вот основание, почему мы, издавая нашу рукопись, назвали ее Московскою Летописью”.

Относительно настоящего издания рукописи следует заметить: во-первых, что ее текст и правописание вполне сохранены, но титлы и сокращения раскрыты; во-вторых, в виду значительного сходства первой половины текста рукописи с печатными текстами Львовского Летописца (V ч. (“Летописец Руской от пришествия Рурика до кончины царя Иоанна Васильевича, издал Н. Л. (Львов). Спб. 1792 г.”, в 5 частях. Список, с которого Николай Александрович Львов (тайный советник и кавалер, директор земляных строений) печатал своего “Летописца”, ныне утрачен) и Татищева (V книга) и, принимая во внимание, что список, с которого Львов издавал (и очень неисправно) своего Летописца, ныне утрачен, мы, приготовляя к изданию рукопись, небесполезным нашли сличить ее построчно с этими печатными изданиями. Замеченные при сем разночтения указаны нами в соответствующих местах. В этих случаях буквы Л. и Т. свидетельствуют о принадлежности варианта Львову или Татищеву.

В-третьих, все оказавшееся в нашей рукописи излишним против сличавшихся печатных изданий, набрано курсивом. Здесь должно обратить внимание на то, что весь этот излишек текста, оказавшийся в нашей рукописи, составился как раз из тех очень интересных приписок, которые были сделаны на полях рукописи “Никоновской Летописи с рисунками” и часть которых варварски была обрезана при переплете этой последней.

Недавно эти приписки не без успеха относительно некоторых из них старался в подлиннике разобрать и восстановить А. Б. Пресняков в своей, здесь упоминаемой, работе.

В-четвертых, цифры на полях страниц указывают на соответствующие им страницы печатного Львовского Летописца (V ч.).

В заключение не можем не высказать своего желания, чтобы кто-нибудь взял на себя труд сличить изданную нами рукопись с другими известными уже рукописями, ей соответствующими, чего мы не имели возможности сделать.

Действ. член Орловской Ученой Архивной Комиссии

Андрей Лебедев.

1894, май.


ЛЕТОПИСЕЦ РУСКИЙ

Продолжение повестей временных лет

(Заглавие в издании летописи Н. Львова.)

О приезде Черкасских князей (этого заголовка в рукописи нет). Того /л. 1/ же месяца (вар.: В лето 7061 месяца...., Л.) приехали ко государю царю и великому князю Черкаские государи князи, Маашук (вар.: Маатук, Т.) князь, да князь Иван Езбозлуков, да Танашук князь, бити челом, чтобы их государь пожаловал, вступился в них, а их землями (вар.: в землями Л., Т.) взял к собе в холопи (вар.: а от Крымского оборонил, Л.).

О поветрии в Новгороде Великом и Пскове (Idem). Лета 7061 году (вар.: А в 61 году и 62 году, Л.) бысть Божие наказание в Пскове и в Великом Нове-граде, великое поветрее, и, по смете, в Нове-городе и в пятинах умерло поветреем 500,000 человек, а наказуя нас Бог и приводя спасению (вар.: ко спасению, Л.). Преставися (вар.: и преставися, Л.) /л. 2/ владыка Серапион, и не стало поветреем же и дворецкого Василия Машутыкина (вар.: Машуткина, Л.), и много свещеннического чина, и приказных людей.

О поставлении архиепископа в Новгород и Псков (Idem). Того же году, месяца ноября, поставлен бысть Макарием митрополитом архиепискуп Нову-граду (вар.: Великому Нову-городу, Л.) и Пскову старец Пимин Черной Андреяновы пустыни. И царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии и митрополит Макарей вносили мощи всех святых отец, да молили (вар.: молив, Л., Т.) Бога, и, святя воду, отпустили богомолца владыку Пимина в Нов-город. И приеде владыка в Нов-город на Николин день и служил в Софеи Премудрости Божии первую обедню на Николин день, и от того дни явил Бог милосердие свое: преста поветрие. [2]

Отписка воевод из Василя (Idem). Того же лета 61, 20 (вар.: декабря в 20, Л.) день, писали (вар.: писал, Л.) ко государю из Василя города воеводы (вар.: воевода, Л.), что на Волге побили гонцов, и гостей, и боярских людей (вар.: детей, Л.) с запасы, луговые люди, да и горные с ними были. И государь послал в Свияжской город /л. 3/ к боярину и воеводе князю Петру Ивановичю Шуйскому с товарищи, чтобы того в горних людех велел сыскати. И князь Петр отпустил воеводу Бориса Ивановича Салтыкова. И Борис приехал на Цывиль и, сыскал того горними ж людми, что с луговыми воровали; и горние и Борис поимал горних, которые воровали, да иных тут повешал, а иных в город в Свияжской привел (вар.: да у города перевешали, Л., Т.) и всех их казнили, 74 (вар.: 84, Л.) человеки, а животы их истцом поотдавал.

Вести из Казани (Idem). Того же месяца декабря, в 25, прислал из Казани боярин князь Александр Борисович Горбатой Микиту Казаринова, а сказывал, что которые казанцы хотели лихо чинити, Тугаевы дети с товары щи, и воеводы посылали Камая мурзу да Никиту Базаринова. И они (вар.: от них) на Арской стороне, а (вар.: и, Л.) с ними Арские люди, побили их, а достал, переимав 38 человек, в город /л. 4/ Казань привели, и воеводы их велели за их измену перевешати. И посылали воеводы на Арскую и на бережную сторону (вар.: побережную сторону, Л., Т.) ясаков брать детей боярских, Алексея Давыдова, Назара Глебова, Григория Злобина, Якова Остафева, Ширяя Кобякова, и иных в розные волости. И дети боярские (вар.: те дети боярские, Л.) ясаки собрали сполна и привезли (вар.: привели, Л.) к воеводам, а на луговую послали же.

Крещение Казанского царя (Idem). В 61 лето, генуария 8, в неделю, крещен бысть Казанской царь Утемиш Гирей Сава (вар.: Сафа, Л.) Киреев сын царев, а нареченно имя ему во святом крещении Александр царь, а крещен у Чюда в (вар.: в Чудове, Л.) монастыре, а крестил его Макарей митрополит, а приемник (вар.: преемником был, Л.) владыка Сава Крутицкой. И ел царь новопросвещенный у (вар.: у преосвященного, Л.) Макария митрополита. И, крестив его, митрополит привел благоверному царю и великому князю Ивану [3] Васильевичю всеа Русии. Здравствовал (вар.: и здравствовал, Л.) государь, что сподобил Бог нечестивого царя просветить /л. 5/ крещением. И царь благоверный пожаловал царя Александра Сафагиреевича, велел жить у собя в царском своем дому и повеле его учити грамоте, понеже юну ему сущу, да навыкнет страху Божию и научится закону христьянскому.

Царь Казанский приказал бити челом митрополиту. Того же месяца послал (вар.: присылал, Л.) к митрополиту бити челом царь Казанской, что полоном взят в Казани, Едигер Магмет, чтобы о нем пожаловал, бил челом царю и великому князю Ивану Васильевичю всеа Русии, пожаловал бы ему государь, живот дал, а за его грубость казнити не велел, и государь бы пожаловал, освободил ему приступити ко истинному закону христианскому, и велел (вар.: повелел, Л.) его крестити, а его истинное желание к вере Христове. И митрополит посылал к нему по много дней со извещанием архимандритов и игуменов, да (вар.: егда, Л.) не от нужды ли хочет истинствовати закону християнскому; от (вар.: а он, Л.) же с клятвою /л. 6/ извещался, что с любовью желает истинне и веровати во Христа, а лживого Магметя и скверных его законов проклинает.

Макарей митрополит бил челом царю и великому князю. И Макарей митрополит царю и великому князю о нем бил челом, и царь государь его пожаловал для веры христианской, и очи свои ему велел видети, и креститися ему поволил (вар.: позволил, Л.).

О крещении Казанского царя. Тое же зимы, февраля 26, в неделю вторую поста, крещен бысть Казанской царь Едигер Магмет (вар.: Дигер Магмет. Л.) на Москве на реце, у (вар.: от, Л.) тайника, и наречен во святом крещении Семион. А на крещении был благоверный царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии, и митрополит Макарей, и братья его, князь Юрьи Васильевич и князь Володимер Андреевич, и владыко Крутецкой, и весь собор, архимариты, и игумены, и протопопы, и множество бояр. И (вар.: а, Л.) принял его от купели Макарей /л. 7/ митрополит всеа Русии, а священная деял (вар.: действовал, Л., делал, Т.) отец его духовной, царев Семионов, Амос (вар.: а нес, Л.), протопоп Николы Гостуньского.

Царь и великий князь Семиона пожаловал. И царь и великий князь царя Семиона пожаловал, дал ему двор в городе, и [4] учинил у него в боярское место Ивана Петровича Заболоцкого и всем (вар.: всех, Л.) чиновников по чину, по государьскому, и учинил его не так, как пленных держат, как (вар.: но как, Л.) царя и царского сына, по достоянию (вар.: по его достоянию, Л.).

О присылке из Казани. Тое ж зимы, марта в 10 (вар.: 1, Л.) день, прислали из Казани князь Александр Борисович Горбатой, что изменили луговые люди (вар.: Казанские люди луговые изменили, Л.), ясаков не давали (вар.: дали, Л.), и ясачников, которые ясаки на луговой збирали, Мисюря Лихорева да Ивана Скуратова, побили, и пришли (вар.: прошли, Л.) на Арское, и соединачились вси содново, и стали на высокой горе у засеки; и воеводы посылали на них Васку Елизарова, а с ним казаков, да Ивана Ершова стрелцами (вар.: с стрельцы, Л.); и пришли на засеку и, по грехом, порознилися розными дорогами /л. 8/ стрелцы и казаки; и пришли на них Арские люди и луговые, да их побили на голову, и убили пол 400 (вар.: 350, Т.) стрелцов да пол 500 (вар.: 450, Т.) казаков.

О поставлении города на Меше. И после того Арских людей побережные (вар.: и побережный, Л.) и луговые город (вар.: гол роду, Л.) себе поставили на Меше реке, от Казани от города 70 (вар.: 80 верст, Л.) верст, и землею стену насыпали, хотяще тут отсидетися.

Вести из Свияжска и болезнь государя (Idem). Тое же зимы, того же месяца в 20 день, писал из Свияжска города боярин князь Петр Иванович Шуйской, что приходили на горную сторону Арские люди и луговые, Зензеит да Сары (вар.: Сарый, Л.) богатырь с товарыщи. И князь Петр Иванович отпущал на них воеводу Бориса Ивановича Салтыкова, да с ним детей боярских, да горних людей всех, и Борис на них пришел, а в то время снеги были великие. Арские люди и луговые пришли со сторон нартах (вар.: на нартах, Л.), да за грех Бориса побили, и самого Бориса жива взяли, да 36 сынов боярских убили, да боярских 8 (вар.: 50, Т.) человек да /л. 9/ 170 (вар.: 180, Л.) человек горних людей убили, а живых взяли двести человек. И то прииде грех ради наших; и за превозношение наше Бог милосердие свое показал над Казанию; и в нас явились [5] гордые слова, а не благодарные (вар.: и неблагодарные, Т.), и учали особ мудры бысть (вар.: учинили особ мудры быти, Л.), забыв еваньгильское слово: кто хощет в мире сем мудр быти, буй да будет. И за многие (вар.: многое, 1.) наше неблагодарение и в то время прииде грех ради наших, посети немощь православного нашего царя, и прииде огнь велии, сиречь огневая болезнь, и збысться на нас евангильское слово: поразисте пастыря, разыдутся овца (вар.: овцы, Л.). Он, государь, добрый пастырь, егда возмог, того у Бога милости просил (вар.: тогда... просил, Л.), и нас добре хранил, и благорассудным его утвержением всегда сохранены есмя (вар.: есмы, Л.); и на мало время премолче к Богу о нас моления простирати и на благое нас утвержать, и вси злая и скорбная пострадали есмя (вар.: пострадал есми, Л.). Егда же (вар.: егдаж Бог, Л.) не по нашим грехом, своим /л. 10/ праведным судом, не хотя грешных смерти, воздвиг от болезны праведного нашего рачителя, всеа Русии государя, благочестивая (вар.: и благочестивая, Л.) она душа, прияв (вар.: прияла, Л.) от Бога ослабу телесным своим болезнем, просит же вкупе и душевных облехчении и на молитву ся в Богу простирает; и вся чины, суды и управы земские по Бозе строяше, и в Казань и в иные области своея державы со утвержением посылаше, а (вар.: праведных миловать веляше, а злых..., Л., Т.) злых наказывати запрешением (вар.: с запрещением, Л., за прещением, Т.) веляше.

Посылка на Вятку Данила Федорова (Idem). Тое же весны на Вятку послал государь Данила Федорова сына Адашева, а с ним детей боярских, да велел ему с Вятки с вятчаны и с теми детми боярскими приити в Каму, и стояти по Каме и по Вятке реке, искати (вар.: и искати, Л.) над изменники; а сверху на Волгу государь казаков послал х (вар.: к, Л.) Данилу, а велел приходити во многие места, же (вар.: еже, Л.) и бысть над изменники. И Данила с вятчаны стоял на (вар.: по, Л.) /л. 11/ Каме, и по Вятке, и по Волге, и побивал на перевозех (вар.: перевозе, Л.) многих местех (вар.: во многих местех, Л.) казанских и нагайских людей, и (вар.: а, Л.) живых в Казань к воеводам прислал во все лето двести сорок человек.

Прибытие гонца от Крымского хана (Idem). Лета 7061 приехали к царю и великому князю из Крыма царя и великого князя татарове служивые, Кадышь Кудимов с товарыщи, да Ступин человек [6] Васка, а с ними вместе приехал от Девлет Кирея царя гонец его, Акинчей с товарищи, одиннатцать человек. А царь и великий князь был в те поры в своем богомолии, в Кирилове монастыре. А писал (вар.: писал царь, Л.) ко царю и великому князю, отпускает (вар.: что Ступу с товарищи ко царю и великому князю отпускает, Л.) да и своего посла Шагомансырь (вар.: Шагман сын, Л.) улана Ступою (вар.: с Ступою, Л.) вместе ко царю и великому князю посылает шертною (вар.: с шертною, Л.) грамотою, а царь бы и великий князь прежних послов Магметжар мырзу с товарыщи к нему отпустил, а с Магометжар мырзою /л. 12/ прислал к нему своего посла.

Кириловской езд. Того же лета, месяца мая, поехал царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии, и с своею царицею, и сыном царевичем Дмитреем, и с братом князем Юрьем Васильевичем, помолитися по монастырем: к Живоначальной Троице, да оттоле в Дмитров по монастырем, на Пестнушу (вар.: Пескошу, Л.) к Николе, да тут же государь сел в суды в Яхроме реке, да Яхромою в Дубну, да был у Пречистые в Медведеве пустыне (вар.: в пустыне, Л.), да Дубною в Волгу, да был государь в Колязине монастыре у Макария чюдотворца, да оттоле на Углече и у Покрова в монастыре, да оттоле на усть (вар.: устье, Л.) Шексны, на Рыбную, да Шексною вверх к Кирилу чюдотворцу; да в Кирилове мопастыре государь молебная совершив, учредив братию, да ездил (вар.: совершил, учредил братью, да ездил един, Л.) в Ферапонтов монастырь, и по пустыням, а царица великая княгиня была в Кирилове монастыре; и оттоле царь государь /л. 13/ поиде опять Шексною вниз да и Волгою вниз на Романов и в Ерославль (вар.: Ярославль, Л.), и в Ерославле государь был у чюдотворцов, да поехал в Ростов, и был у чюдотворцов, да в Переславль, к (вар.: да к, Л.) Живоначальной Троице; и приехал государь к Москве месяца июня (вар.: июля, Л.).

Преставися царевич князь Димитрей. Того же лета, месяца июня (вар.: июля, Л.) не стало царевича Дмитрея в поезде (вар.: в объезде, Л.) Кириловском, назад едучи к Москве, и положили его во Арханьгиле в ногах у великого князя Василья Ивановича.

О отпусте Крымского гонца (вар.: царя (?), Т.). И царь и великий князь приехал из Кирилова монастыря, Крымского гонца Акинчея с товарыщи к царю отпустил, июня 20 (24, Л.) день, а с Анкичеем вместе послал к царю своих татар служивых, Сенку Тутаева (вар.: Тугаева, Л.) с товарыщи, с [7] грамотою; а в грамоте писал ко царю, что с царем дружбы хочет, и послал его (вар.: послов его Магмет Жар Мырзу с товарищи ко царю отпускает Л., с послом его, Т.), а Машеджар (вар.: с Магмет Жар, Л.) мирзою вместе посылает своего посла Федора /л. 14/ Загрязского.

О после в Крым. Июня 29 отпустил царь и великий князь ко царю в Крым посольством Федора Дмитреева сына Загрязского, а с ним вместе отпустил ко царю прежних послов, Магмеджар мирзу с товарыщи.

О ереси. Того же лета прозябе ересь, и явися шатания в людех, в неудобных словес (вар.: словесех, Л.) о Божестве Царь (вар.: и царь, Л.) благочестивый, митрополит (вар.: и митрополит, Л.) Макареи того посыскали, откуду сие зло изливаетца, и сказали царю и митрополиту на Матюшку Семенова сына Башкина, что он с своими советники, с Григорием да с Ываном Тимофеевыми детми Борисова и с иными, испражняют владыку нашего Христа, непщуют Сына Божия быти, и преславная действа о таинстве, и о литургии, и о причастии, и о церкви, и о всех православных в вере крестьянской. И царь и патриарх велели его, изымав, истязати о сих. Он же християна собя исповеда, скры в собе вражию прелесть, сатанино /л. 15/ еретичество, мняше бо безумныи от всевидящего ока укрытися. Повеле же его благочестивый царь под полатою у себя в подклете держати, дондеже сыщут о них; и пошел государь на Коломну, а его велел взяти осифовским старцом, Герасиму Леонкову да Филофию Полеву, а велел его засматривать (вар.: рассматривати, Л.) жития. Ему же, единако лукавнующу, христьяна собя исповедавшу, и не терпя Бог злу начинания попусти на него гнев свой, и нача бесноватися зле, мучим от него, и язык свой долу извесившу, и на много время так мучим, и рычаше (вар.: там мучим и крычаше, Л.) розными гласы, и, по мучении, злую свою ересь и нача (вар.: начат, Л.) исповедати. И возвестиша сия митрополиту, и митрополит повеле ему писати богохулные свое (вар.: свои, Л.) ереси; и на единомысленников своих сказал дву Борисовых, Григорья и Ивана, и с ыными (вар.: с сынами, Л.), сказал, советовал о зле, о (вар.: и, Л., а, Т.) злое учение, сказал, принял от литвина (вар.: литвы, Л.) Матюшки оптекаря да Ондрюшки (вар.: Ильюшки, Л., Андреяшки, Т.) /л. 16/ Хотеева, латынинов, да и на старцов на заволских (вар.: за волских, Л., заволжских, Т.) говорил, что его злобы не хулили и утвержали его в том. И царь и великий князь, и [8] митрополит, того ссыскав, и Артемей, бывший игумен Троицкий, и Перфир малой, Савашах (вар.: и Сава Ших, Л.), и сыскали про них и от их уст слышали (вар.: слыша, Л.), что всех чюдотворцов, верующих во Христа и чюдеса творящих, похулили и правила все (вар.: всех, Л.) и церковные соборы басни вменяли, и осудиша их неизходным быти, да не сеют злобы своея роду человеческому, и утвердиша истинный закон хрестиянский, изясня святым Евангелием, и Апостолом, и правилы святых апостол, а прелесть их посрамиша. И в которое время у митрополита истязалися с Перфиром о чюдотворцех, яже (вар.: иже, Л., еще, Т.) глаголют святого Николу проста мужа, и в то время Никола Гостуньскии чюдотворец в храме своем у своего образа простил сына боярского расслаблена /л. 17/ руками и ногами, тулянина Григорья Сухотина: на молебне в един час здрав стал, яко же ничем вредим. И прииде протопоп Никольской Амос, и того Григорья прощенного привели (вар.: привел, Л.) к митрополиту на собор, и уведав все (вар.: все, Л.) от самого прощена чюдо забывшеся (вар.: збывшееся, Л.) Богом и его угодником, и прославиша Бога истинного Христа нашего и угодника его Николу, иже не оставляет раб своих, уповающих на Бога, и богохулных еретиков зле посрамиша.

О присылке из Литвы. Того же лета прислали из Литвы пан Павел, бискуп Виленской, да пан Ян Mиколаевич Родивилов, да Николай Николаевич Родивилов же к митрополиту и к бояром царя государя и великого князя, ко князю Ивану Михайловичу Шуйскому да к Данилу Романовичю Юрьева, Ганка (вар.: человека своего Ганька, Л.) с грамотою, а писал (вар.: писали, Л.), чтобы митрополит и бояре били челом царю государю и великому князю, чтобы /л. 18/ похотел с их государем королем доброго согласия и вечного миру. И бояре к царю государю грамоту носили, и приказал (вар.: приказывал, Л.) им государь послать сына боярского да своего человека, а к ним против отписать, что государь хочет с королем доброго пожития и вечного миру и (вар.: а, Л.), за что у них нелюбие движетца, то государь велел к паном отписать. И бояре князь Иван Михайлович и Данило Романович послали к паном Никиту Сущаго (вар.: Микиту Сущова, Л.) с грамотою и с опасною на послов.

Приезд Никитин из Литвы Сущевых. Марта 28 приехал Никита Сущов из Литвы, а привез от панов к бояром грамоту, а [9] писали, что послов король пришлет к Петрову дни, а кого именем, с тем король гонца пришлет.

Приехал гонец от короля. Того же лета, месяца апреля, приехал гонец от короля к царю великому князю Андрей Станиславов с грамотою, а писал король, что отпустил послов своих ко царю великому /л. 19/ князю пана Станислава да Воина, Полоцкого воеводу, с товарищи, а будет к Москве по Петрове дни.

О вестех к государю из Крыму. Того же лета, июля 6, пришли вести к государю из Крыму, что царь Крымской хочет быть на его украины. И государь по тем вестям пошел на Коломну, а в Серпухов отпустил князя Владимера Андреевича да воевод своих князя Семена Ивановича Микулинского с товарыщи, а в Колугу царя Дербыша Алея Астраханского, да боярина и воеводу князя Ивана Федоровича Мстиславского, и иных воевод. А со царем и великим князем были царь Семион Казанской, да бояре и воеводы по полком по росписи, да Черкаские князи Магаушко (вар.: Мага Ушук, Л.) с братьею и с людми, да из Городка царь Шигалей, да из Юрьева царевич Астороханский Каибула Ахкубеков (вар.: Кубеков, Л.), да из Колуги царь государь велел у себя быти Дербышу Алею царю Азстороханскому.

О присылке изо Мценска с языки. И во августе прислал изо Мченска князь Петр княж Иванов сын Горенского с языки (вар.: Васильев сын Горенского с языки пяти, рукопись № 2) /л. 20/ пять татаринов крымских: приходили на Мценьские украины пятьдесят человек крымских, и князь Петр их побил на голову, и те языки сказывали, что Крымской царь ходил на (вар.: хочет на, Л.) черкасы, а на цареву и великого князя украину не пошел. И государь пошел к Москве, а царей и царевичев отпустил по вотчинам, а Черкаских князей отпустил, по их челобитью, в Черкасы. И крест государю целовали на том, что им со всею землею Черкаскою служити государю до своего живота: куды их государь пошлет на службу, туды им ходити. И послал государь с ними в Черкасы Ондрея Щепотева (вар.: Щепетова, Л.) правды их видети. А пришел царь и великий князь с Коломны к Москве августа в 18 день, в пяток.

О поставлении города в Шатцких в воротех. Того же году поставлен бысть в Мещере город в Шатцких воротех на Шате на реке, а воеводы были на бережении с людми князь Дмитрей /л. 21/ Семенович Шастунов да Степан Сидоров, а ставил его Борис Иванов сын Сукин. [10]

О послах Литовских. Того ж лета, августа, пришли послы к царю и великому князю от Жигимонта Августа короля Полского пан Станислав Станиславович, Довойно (вар.: Вович, да Вомн, Л.), воевода Полотцкой, да пан Остав (вар.: Остап, Л., Остаф, Т.) Володин (вар.: Волович, Т.), да писарь Петр Семешка, о вечном миру и вечного миру не зделали, а, за прозбами послов, царь и великий князь взял с королем перемирье на два года, от лета 7062, от Благовещениева дни, до лета 7064, до Благовещен иеваже дни (Примечание. В издании Н. Львова вместо напечатанного курсивом читается: “от лета 7064 до Благовещениева ж дни”.). И послов королевы к королю отпустил, а своих послов сказал (вар.: послал, Т.) к королю боярина Василья Михайловича Юрьева, да казначея Федора Ивановича Сукина, да дьяка Ишука Бухарина, докончати перемирия.

О приезде татар из Крыму лета 7062, сентября. Приехали из Крыму от царя и великого князя татаровя Сенка Тутаев с товарыщи да путимлец Ромашко Лукьянов (вар.: путивлец Ромаш Коки Яков, Л.), что взят был (вар.: бысть, рукопись № 1) с Мяхким с Битяговским /л. 22/, да с ними же вместе приехал царев гонец Талышман Аталыш (вар.: Талышмак Алпалык, рукопись №2, Алпалык, Л.) с товарыщи. И сказывал Сенка, что царь Ступу, и Мяхково Битяговского, и детей боярских, путьмльцов отпустил, а с ними вместе послал ко царю и великому князю своего посла Шагман Сыр Улана с товарыщи, и они с послы ехали вместе до Думчего Кургана и от Думчего Кургана поехали (вар.: поехали вместе, Л.) наперед, а Ступа и (вар.: Стойпаи, Л.) послы будут (вар.: будучи, Т. и рукопись № 1) к Путивлю часа того.

О отпущении воевод в Казань. Сентября (того же лета 7062) отпустил государь воевод своих в Казань на Арских изменников, в Болшем полку боярина и воеводу князя Семена Ивановича Микулинского да боярина Петра Васильевича Морозова, в Передовом полку боярина Ивана Васильевича Шереметева да околничево и оружничего (вар.: оружейничего, рукопись № 2 и Т.) Льва Ондреевича Салтыкова, а в Сторожевом полку воеводу князя Ондрея Михайловича Курпского да Михаила Волынского Вороного. A велел им государь /л. 23/ итти по первому пути. И пошли из Нижнева Нова-города с Николина дни.

О отпущении послов к королю. Того же лета отпустил государь царь и великий князь послов своих к королю, боярина Василья [11] Михайловича Юрьева, да казначея Федора Ивановича Сукина, да дияка Ишука Бухарина, докончати перемирья. Они же были у короля, и перемирия докончали, и короля к присяге на перемирных грамотах привели, и пришли того ж году.

Царь и великий князь царя Семиена пожаловал, женил. Того ж году, ноября в 5 день, пожаловал царь и великий князь Иван Васиьевич всеа Русии царя Семиона Казанского, женил, а дал за него Ондрееву дочь Кутузова Марию; а женил его государь на своем дворе; а венчалися у Благовещения на царском дворе.

О послах ко государю из Нагаи. Того же лета, октября, пришли ко государю послы из Нагаи от Смаил мырзы и от иных мирз, Темир с товарыщи, а били (вар.: бил, Л.) челом от Смаил мырзы и от иных мыръз, чтобы /л. 24/ их государь царь и великий князь пожаловал, оборонил от Емгурчея царя Астороханского, отпустил бы на Асторохань Дербыша царя Астороханского, да рать свою послал, и посадил бы на ней Дербыша царя, а Исмаил и с ыными мырзами его царево дело учнут делати, как им государь (вар.: царь, Л.) и великий князь велит. И царь и великии князь велел околничему своему Олексею Федоровичю Одашеву и дьяку Ивану Михайлову выпросити Измаилевых послов, что их хотение, и велел с ними приговорити (вар.: говорити, Л.), как ся тому делу делати. И, по государеву и по цареву велению и по приговору, окольничей Олексей и дьяк Иван приговорили на то, что государю царю и великому князю послати Дербыша царя на Асторохань да воевод своих в судех Волгою многих и с нарядом и Смаилу быти полем или (вар.: да, Л.) детей и племяников своих прислати ко Асторохани; и, нечто, даст Бог, возмут Астороханской юрт, и царевым и великого /л. 25/ князя воеводам посадить на Асторохань царя Дербыша, а Исмаилу сына или племянника, а Исмаилю же в то время к нему (вар.: или ему, Л.), как возможно, приити на брата своего на Исупа князя воиною за то, что он царю и великому князю не прямит, послов царя и великого князя безчествует, и в то время посланого Сюидюка (вар.: Сююндука (Книга Степенная, ч. I, стр. 254)) Тулу Супова скована у себя держит (вар.: чтобы посла руского ему у себя держать, Л.); и на всех недругов царя и великого князя Измаил мурза с детми и с племянник заодин быти: куды его царь и великий князь пошлет, туды ему ходити. И царь и великий князь, положа упование на всемогущего Бога, почал советовати с [12] бояры (вар.: с боляры, рукопись № 1), как ему промышляти над Емгурчеем царем Астороханским за свою обиду: на чем посылам (вар.: присылал, Л.) послов своих Ишихима (вар.: Ишима, Л. и рукопись № 1) князя бити челом, в том во всем изменил и царева великого князя посла Савастиана ограбил. И воспоминая царь и великий князь древнее свое отечество /л. 26/, яже (вар.: еже, Л.) преже бывый (вар.: живы, рукопись № 1) его родитель, свято почивший великий князь Владимер, просветивый Рускую землю святым крещением, разделяя области на части детем своим, и ту (вар.: та, Л.) Асторохань—тогда именовалася Тмуторакань—и дал ее сыну своему Мстиславу; в ней же храм Пречистые сотворен был. И многие государи християнские от Владимера, преже почивший сродники царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии, теми месты обладали, да, Богу попущающу, грех ради христианских, и не за исправление закона Христова, и многих межуусобных браней Руских государей, обладана бывши (вар.: бывшими и, Л.) нечестивыми цари Ординскими, иже именовалася Большая Орда. И много лет цари нечестивые в той Орде водворялися, и многие беды и крови православные государи от них пострадали и мученически венчашася (вар.: венчались, рукопись № 2), в них же и блаженый князь великий Михаило Черниговскии и болярин его /л. 27/ Феодор и прочие государи зле пострадали и до блаженого великого князя Ивана Васильевича всеа Русии деда, благоверного царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии. Тем блаженным великим князем Иваном Васильевичем всеа Русии в начале свободил (вар.: сподобил, Л.) Бог христианство от работы безсерменские (вар.: босурманские, Л.), и та Болшая Орда им порушилася, и почали те цари Ординские жити во Асторохани, а Большая Орда опустела, а место ее во области, близ города Асторохани, два днища по Волге вверх, имянуется Сараи Большие. И царь и великий князь, уповая на всемогущего Бога и великие Его щедроты и на Пречистую Его Богоматерь и великих чюдотворцов молитву, и за свою обиду и срамоту, яже царь Ямгурчей обеты свои изменил и посла ограбил, и по Нагайских (вар.: помня, Л.) мурз челобитью умыслил послать рать свою на Асторахань.

Царь и великий князь послал Дербыша царя на Асторахань. И царь и великий князь послал Дербыша царя на Асторахань, а с ним послал воевод своих князя /л. 28/ Юрья Ивановича Пронского Шемякина с товарыщи, а велел ему итти на три полки. В [13] Болшем полку князь Юрей Иванович Пронской да Михайло Петрович Головин; а в Передовом полку постелничей Игнатей Михайлович Вешняков да Ширяй Кобяков (вар.: Бобяков, Л.); в Сторожевом полку Стефан Григорьев сын Сидоров да князь Ондрей Булгак Борятинской; а с ними дворяна (вар.: бояре, Л.) царского двора и дети боярские из розных городов выбором да стрелцов и казаков; да со князем Юрьем же велел быти с вятчаны князю Александру Ивановичю Вяземскому. А велел государь князю Юрью с товары щи итти, как лед вскроетца.

О отпуске к Измалу Мурзе. Того же году, в марте, отпустил государь в Нагаи к Исмаилю мурзе и ко всем мурзам послов их; а своего посла ко Исмаилю послал Mикулу Бровцына и о всяких делех своих приказал с Никулою (вар.: Микулою, рукопись № 1 и Т.), как ему делати, на чем царь и великий князь приговорил.

Поставлен владыка на Крутицу. Того же /л. 29/ месяца, ва 11 день, в неделю пятую святого поста, поставлен бысть владыка на Крутицу архимандрит Нифонт от Спаса от Нового.

Ступа да Мяхкой приехали к Москве. Того же году, октября в 4 день, Ступа да Мяхкой Битяговской к Москве приехали, а Крымские послы Шагман Сыр улан с товарыщи к Москве приехали октября в 13 день; а гонцов и людей всех с Крымскими послы 53 человека. А привез Крымской посол ко царю и великому князю от царя шертную грамоту, а царем царя и великого князя в той грамоте не писал, писал великим князем, а опричь имяни, писал всю грамоту по царя и великого князя хотению и о после царя и великого князя написал имянно: учинитца ему какова нечесть в Крыме от кого-нибудь, и царю и великому князю потому же учинити над его послом.

О побежании в Литву князя Никиты Лобанова сына Ростовского. Того же году, в июле, побежал было (вар.: в рукописи № 2) в Литву князь Никита князь Семенов сын Лобанов-Ростовской, и поймали /л. 30/ его в Торопце дети боярские и привели ко царю и великому князю. И царь и великий князь велел его выпросить (вар.: выспросить, Л.), от чего побежал. И князь Никита сказал, что его отпустил в Литву боярин князь Семен Ростовской к королю (вар.: также у Татищева) сказати про себя, что он к королю идет, а с ним братия (вар.: брат, Л.) его и племянники, а наперед того послал к королю князь Семен человека своего Бакшея опасной просити. И [14] царь и великий князь велел князя Семена поимати и выпросити (вар.: выспросити, Л.) его. И князь Семен сказал, что хотел бежать от убожества и молоумства, понеже скудота у него была разума к всяким добрым делом туне и в пустошь (вар.: в пустошь, покинув царское жалованье.... Л.) изъедающи (вар.: незнающи, Т.) царьское жалованье и домашняя своя; да и от того, отзывает, ночам досадовати, будто государь ею и род его посылал не по их отечеству со многими с теми, которые меньше их. А то все говорит, хотя государю изменять, а государь его посылал все по его достоинству и род его, с кем им пригоже быть; да они изнеиствовались злобою (вар.: рукопись 2). И царь и великий князь велел людей его поимати, которых сказал в думе (вар.: дому, рукопись № 1 и Т.) у себя. И человек его Семенка (вар.: Семега, Л.) сказал на него, что он с послы с Литовскими ссылался, с Довоином (вар.: Дювоином, Л.) с товарыщи, человеком /л. 31/ своим Бакшеем, и сам с ним дважды виделся, и правдою с ними уверился, в думу (вар.: дому, рукопись № 1) царя и великого князя послом приказывал, чтобы они с царем и великим князем не мирилися, а царство дооскудало, а Казани царю и великому князю не здержать, ужжо ее покинет; и за тем послы вечного миру не зделали; и многие поносительные слова про царя и государя великого князя им приказывал, что их всех государь не жалует, великих родов безчестит, а приближает к себе молодых людей, а нас ими теснить, да и тем нас истеснил, что женился, у боярина своего дочер взял, понел рабу свою, и наш как служити своей сестре; иные поносителные слова говорил и приказывал, как его сам добра ненавидец сатана уязви, и человека своего Бакшея к королю послал, а писал с ним хулу и укоризну на государя и на всю землю. И князь Семен и сам сказал, что все то от малоумства (вар.: от полоумства, Л.) говорил в думу царя и великого князя к королю с послы его приказал; а с ним ехати хотели князь Ондрей Катырев-Ростовской и иные такие же полоумы, Ростовские князи Лобановы и Приимковы, и иные клятвопреступники; а в думе у него в злой и в приказе были два его человека Бакшей да Семенка, теми и с послы ссылался, a те того, сказывают, неведали, только бежати хотели. И царь и великий князь, видя его такую злую измену, послал бояр своих князя Ивана Федоровича Мстиславского, Ивана Васильевича Шереметева Болшого, Михаила Яковлевича Морозова, князя Дмитрея [15] Ивановича Курлятева, князя Дмитрея Федоровича Палецкого, околничего Алексея Федоровича Адагиева, постелничего Игнатья Вешнякова, да бояр же Данила Романовича, Василия Михаиловича Юрьевых, казначея Микиту Фуникову, дьяка Ивана Михайлова, а велел его роспросити, а доведетца, и пыткою пытати. Князь Семен сказал, что у нею мысль началась потому: как государь недомогал, и мы все думали о тот, что только государя нестанет, как нам быти, а ко мне на подворье приезживал ото княгини ото Фросиний и ото князя Володимера Ондреевича, чтобы я поехал ко князю Володи меру служити да и людей перезывал; да и со многимя есмя думали бояре, только нам служити царевичю Дмитрею, ино нам владети Зихарьиным, ино лутчи служити князю Володимеру Ондреевичю; а были в той думе многие бояре, и князь Петр Щенятев, и князь Иван Турунтай Дронской, и Куракины родом, и князь Дмитрей Немой, князь Семен Микулинской, и князь Петр Серебряной, и иные многие бояре, и дети боярские, и княжата, и дворяня с нами в той думе были; и кат Бог государя помиловал, облегчение ему дал, и мы меж себя почали говорити, чтобы то дело укрыть; а на подворье ко мне приезживал и Семен Морозов; а (со) страху с тою времени учали мыслити в Литву; и что на меня мои люди сказывали, все так было. И царь и великий князь говорил с бояры, по его делом /л. 32/ и по его словом, осудил его казнити смертию и на позор послал и с товарищи. И митрополит Макарей и со владыками и архимандриты и отпросил его от смертные казни. И послал его на Бело-озеро в тюрму, а людей его велел роспустити. И от тою времени бысть вражда промеж государя и людей.

О приезде от воевод Назария Глебова. Того же лета, февраля, в чистой понеделник, приехал ко царю государю от воевод, от князя Семена Ивановича Микулского (вар.: Никулина, Л.) с товарищи, Назарей Семенов сын Глебова и говорил от воевод, что послал их царь государь на свое дело, на Арских людей, и пошли из Казани, а с ними, по государеву указу (вар.: наказу, Л.), пошли воеводы из Свиязского города, в Болшем полку со князем Семеном воевода князь Юрьи Иванович Кашин, в Передовом полку Федор Иванович Умной-Колычов с теми людми, которые годовали там (вар.: да в Сторожевом полку Дмитрей Михаилович Плещеева, Л.). И они, призывая Бога на помощь, пошли из Казани /л. 33/ Арскою дорогою на высокую [16] гору в засеки (вар.: к засеке, Л.), а направо побережных людей по Чювашской дороге, и по Нагайской, и по Каме, и по Меше, послали воевати головы, а налево и вперед (вар.: в переду, Л.) потому же послали, и во многие места послали головы воевати; и сами, идучи на Арской и к Нурме и на Уржум идучи, воевали, и жгли во всех местех. И пришли воеводы на Куржум, от Казани десять днищ ходу, а направе посылали и на бережную сторону Чювашскою дорогою головы и многих людей и налево многие посылки. И, дал Бог, многие воевали места. А встречю к ним приходили во многих местех Казанские люди; и головы с детми боярскими их побивали везде и побили на боех и в языки их поимали честных людей шесть человек, а в полон взяли ребят и женок татарского полону осмь (вар.: пятнадцать, Л.) тысяч, и город на Меше сожгли, и людей в них (вар.: нем, Л.), немногих застав, побили, а /л. 34/ иные из него выбежали, и окрестные тут села все повыжгли, и людей повыбили, и город до основания разорили. А война их была от Казани и по Каму, а от Волги за Оших (вар.: из Кошит, Л.), и за Уржум, и на Илит (вар.: Итлит, Л.), и под (вар.: по, Л.) Вяцкие волости, от Казани вверх по Каме полтретья ста верст (вар.: пол 300 верст, Л.), а от Волги к Вятке поперег двесте верст; а ходили из Казани четыре недели; а не была война вверх по Волге по кокшагам и по руткам. И пришли к воеводам Усеин Сеит, да Таокмыш Шихзяда, за Сарый (вар.: Сары, Т., старый, рукопись № 2) богатырь и за всю Арскую сторону и побережную добили челом, что им государю дань давати и от Казани неотступным быти и до своего живота, и на том воеводам правду дали; и многие люди у воевод были, и правду давали Арские люди и побережные все без выбора. И пошли воеводы вверх Волгою и пришли ко царю и великому князю здорово (вар.: дал Бог, здорово, Л.) к Благовещениеву дни /л. 35/.

Поставлен владыка на Резань. Того же году, марта в 17 день, поставлен на Резань владыка Гурей, от Троицы игумен.

Родился благоверному царю сын царевич Иван. Того же году, месяца марта 28 (вар.: 23, Т.) день, Светлый недели с середы против четвертка, в три часа ночи (вар.: в третий час нощи, Л.), родился благоверному царю и великому князю Ивану Васильевичю всеа Русии сын царевич Иван от благоверные царицы Анастасеи, от дщери Романа Юрьевича. И бысть радость велия о рожестве его. А крещен в третью неделю по Пасце, [17] апреля в 15 день, у Чюда Архистратига Михаила и у чюдотворных мощей Алексеия чюдотворца, в церкви Пречистой, честного ее Благовещения, а принял его от купели митрополит Макарей всеа Русии, а священная деял Андрей, протопоп Благовещенской.

О присылке ко царю и великому князю (из Крыму). Того же лета, апреля 21 день, прислал ко царю и великому князю посол его Феодор Загряской служилых татар Байбирю Туишева (вар.: Баберу Тунтиви, Л.) с товарищи. А царь прислал с ними вместе ко /л. 36/ царю и великому князю своего гонца Будалей мурзу (вар.: Бидал Мирзу, Л.) с товарищи, а писал к царю и великому князю, что ему царь и великий князь поминков прислал мало, и от потому на Федора кручинится, а пришлет ему царь и великий князь поминков того больши, и он крепче (вар.: крепче того, Л.) помирится.

О поставлении города Дедилова (Этого заголовка в рукописи нет). Того же году царь и великий князь велел город поставить на поле, противу Тулы, Дедилов город, а берег его Василей Петров сын Яковлевич, а делал князь Дмитрей Жижемской.

О послах к государю от немцев (Idem). Того же году, в мае, пришли послы ко царю и великому князю Ивану Васильевичю всеа Русии из немец от маистра Ливонского, Иван Бокостр, да Артем, да писарь Венедикт, да от бискупа Юрьевского Гармана (вар.: да Артем Диткарь Венедихт да от Пискупа Юрьевского Гарма на, Л.) послы Володимер с товарыщи, бить челом, чтобы их государь пожаловал, велел наместьником своих (вар.: своим, Л.) вотчин, Ноугородцким и Псковским, перемирие дать. И царь (вар.: государь, Л.) и великий князь послал к ним с ответом околничего своего Алексея Федоровича Адашева да дияка Ивана Михайлова, а велел им /л. 37/ говорити, что за много лет с Юрьевской области даней его царских не платят, и гостей обидят, и церкви християнские и концы Руские освоили, и гостем царевым и великого князя их не отдадут (вар.: не отдают, Т.); и государь на маистра, и на бискупа, и на всю землю Ливонскую гнев свой положил зато их неисправление и наместьником своим перемирья не велел давати. И послы немецкие добили на том челом, что бискупу Юрьевскому собрати дань со всей области Юрьевской, по перемирным грамотам, со всякого человека по гривне по [18] немецкой, оприче церковных (вар.: царевых, Т.) одних людей, и та дань привести (вар.: привести ко, Л.) царю и великому князю вся сполна, а не исправится бискуп, ино на нем доправити маистру дань царева сполна и прислати ко царю и великому князю, и церкви християнские и концы Руские очистити, и людем всяким царевым и великого князя управа учинити (вар.: управу чинити, Т.) вскоре в правду безволокитно /л. 38/. И царь и великии князь маистра Ливонского, и бискупа Юрьевского, и всю землю Ливонскую пожаловал на том на всем, и дань свою на Юрьевскую область положил (вар.: пожаловал, Л.) по гривне по немецкой на всякого человека, и велел наместником Ноугородцким и Псковским дати дань на пятьнадцать лет, и в третей год перемирия сего, собрав дань царя и великого князя и старые залоги (вар.: золотые, Л.), привести ко царю и великому князю, и впредь дань давати ежегод (вар.: ежегодно, Л.) без переводу, погодам, по гривне по немецкой со (вар.: на, Л.) всякого человека.

О отпуске Крымских гонцов. Мая 13 дня царь и великий князь Крымского гонца Бидалии мурзу с товарыщи и прежних гонцов Талышман Аталыка с товарыщи ко царю отпустил, а с ними вместе послал ко царю служилых татар Баиберю Тоишева с товарыщи с грамотою, а писал ко царю, что дружбы у царя не выкуплет (вар.: выкупает, Л.); а похочет царь с ним миритися по любви, и царь и великий /л. 39/ князь с ним миру хочет по прежним обычаем; и похочет царь со царем и великим князем миру, и он бы царя и великого князя посла Феодора Загрязского ко царю и великому князю отпустил и с ним вместе послал своего посла; а (вар.: и, Л.) царь и великий князь его посла Мансыр улана с товарыщи отпустит и с Шагмансыр (вар.: Егмансыр, Л.) уланом пошлет к нему своего посла Ивана Федцова; а не похочет миру, и он бы посла Феодора Загряского однако отпустил; а царь и великий князь его посла отпустил Мансыр улана, и розменятца послы в Путимле.

О приходе из Нагай Никулы Бровцына. Того же лета, июля, пришел из Нагай от Исмаил (вар.: Исмагил, Л.) мырзы Никула Бровцын. А Исмаил с ним приказал царю и великому князю, что он, по цареву и великого князя приказу, пошел на брата своего Исупа князя, а к Асторахани ему невозможно итти, потому что с братом завоевался, а царь бы и великий князь рать свою к Асторахани /л. 40/ отпущал; а что ему царь и великий князь велит делати, и [19] Исмаюлю те дела все делати; и ныне на брата своего пошел; да на том перед Никулою царю и великому князю и правду дал.

О присылке ко царю и великому князю из Асторахани. Того же году, августа 29 день, прислал ко царю и великому князю Ивану Васильевичю всеа Русии воевода его князь Юрьи Иванович Пронской Шемякин с товарищи с сеунчем из Асторахани князя Василья княж Иванова сына Барбошина. А государь тогда был во своем селе в Коломенском, праздник творяше рожению своему; тамо бо по вся лета честный (вар.: честни и, Л.) митрополит с собором и множество бояр у царя праздноваше. И говорил князь Василей царю и великому князю: послал его воевода его князь Юрьи Ивановича Пронской возвестити государю величия Божия, как Бог сотворил милосердия своя, прославил (вар.: прославили, Л) имя свое святое Господне, и возвеличил царя /л. 41/ благочестивого, и враги креста Христова, бусурманы, низложил и посрамил, и свободил Бог християн плененных.

О приходе воевод на переволоку. Пришли воеводы на переволоку, что к Дону с Волги, июня 29 дня, отпустили наперед себя князя Александра Вяземского да Данила Чюлкова, а с ними детей боярских и атаманов с казаки, астораханских людей поискати и языков подобыть. И князь Александр встретился со астраханцы выше Черного острова (вар.: вышереченного острова, Л.), а они гребут в ушкулех проведывати про рать царя и великого князя; а в головах у них был Сакмак. И князь Александр на те люди пришол и, божиим милосердием и царя и великого князя счастием, тех людей побил наголову, и не утек у тех ни един человек, а самого Сакмака жива взяли и иных многих и к воеводам встречю тех (вар.: тех людей, Л.) привели. И языки воеводам, Сакмак (вар.: сами, Л.) с товарищи, сказывал (вар.: сказал, Л.), что их послал Емгурчей царь про рать /л. 42/ Московскую проведывати (вар.: проведати, Л.), а сам Емгурчей царь стоит ниже города Асторахани пять верст, а в городе, сказали, люди немногие, а все люди сидят по островом по своим улусом. И воеводы, по наказу царя и великого князя, суды болшие оставя, а сами пошли наспех к городу Асторахани. И как воеводы пригребли на Черной остров, и тут к ним прислал князь Александр Вяземской с другими языки; и те им (вар.: с тем, Л.) языки про Ямгурчея царя сказывали тоже. И как [20] воеводы пришли против Болших Сараев, где была Болшая Орда, и тут к ним иные языки привели; и те (вар.: теми, Л.) языки про Ямгурчея царя сказывали тоже. И воеводы, князь Юрьи Иванович с товарыщи, выбрал головы да ко князю Александру Вяземскому прибавили князя Давнда Гундорова, князя Тимофея Кропоткина, Григория Желобова, Данила Чюлкова, а с ними дворян, жильцов царевых и детей боярских многих, и /л. 43/ послали на царев стань, где стоял Емгурчей царь, а сами пошли к городу (вар.: июля во второй день, Т.). И пришли к городу июля в 2 день; а в городе в то время были люди немногие; и воеводы (вар.: воеводы и, Л.) пристали выше города и ниже. И вылезчи из судов, призва (вар.: призвали, Л.) Бога в помощь, пошла к городу, и астороханцы из города побежали. И всесилного Бога помощию, и Пречистые Его Богоматери и великих чюдотворцов молением, и царя благочестивого и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии благородством, и твердым крепостью (вар.: с крепостью, Л., свирепостью, Т.) разума его науком, и его царским счастием, воеводы его (вар.: сего, Л.), князь Юрьи Иванович Пронской с товарыщи, Астороханское царьство и город взяли, людей пеших поугоняли (вар.: по угонами и многих побили, Л., разгоняли, Т.), а иных живых поймали. И взят град Асторахань июля в 2 день, на праздник Пречистые Владычицы нашея Богородицы Положение честные ризы, иже Влахерне (вар.: в Влахерне, Л.).

О приходе голов на царев стан. Того же дни (вар.: и того ж дни, Л.) пришли головы, князь Александр Вяземской с товарыщи, на царев /л. 44/ стан. А царь того дни перед ними побежал на коних, уведав про рать на Асторохань, а царицы (вар.: царицу, Л.) с детми отпустил в судех к морю, а люди вси побежали в судех, а иные пеши по сторонам. А которых застали на Цареве стану, тех, даль Бог, побили многих (вар.: а иных живых поймали многих, Л.) и пушки и пищали поймали. И угонил атаман Федка Павлов ушкул в девками царевыми; да и набаты царевы и пищали в нем были многие; и то все поймали и людей побили.

О посажении на Асторохань царя Дербыш Алея. И того же дни воеводы князь Юрьи Иванович с товарыщи, по царя и великого князя наказу, царя Дербыш Алея на Асторахани посадили и тех людей, которые (вар.: которых, Л., Т.) переимали, по их челобитью, к правде приведи. И в Нагай к Исмаил мурзе сказати [21] послали, что воеводы, дал Бог, взяли Асторахань; и послали в Нагаи служивова татарина Янбулата да царева Дербыш Алеива человека Андеяра (вар.: а Индеяря, Л.); и Нагаи бы к Асторахани /л. 45/ кочевали без опасу: по Божию милосердию и по цареву и великого князя велению, Асторохань взяли, и царя Дербыша на ней посадили, и во всем потому устроили, как царь и великий князь с своим послом с Николою к Исмаилю приказал. А сами воеводы пошли за царем Емгурчием, а пошли надвое, и головы послали по всем островом, потому что люди побежали нарознь и про царя прямых вестей не было, в кое место побежал; а у царя оставили воеводы в городе князя Ондрея Борятинского да Петра Тургенева да из своих полков оставили детей боярских, и стрелцов, и казаков, а сами воеводы пошли надвое, потому что им про царя прямых вестей не было, куды царь пошел; и воеводы пошли князь Юрьи Иванович Пронской, да Михайло Петрович Головин, да Сторожевого полку воевода Стефан Сидоров; а Передовой полк, Игнатей Михайлович Вешняков да Ширяй Кобяков (вар.: Бобяков, Л.), пошли /л. 46/ в Чаган да в Казань на море. А в Баллы воеводы послали, выбрав головы князя Василия Колца Масальского да Якова Кузмина. А наперед себя воеводы послали к морю князя Александра Вяземского, а с ним детей боярских, нижегородцов, да атамана Федчю Павлова. А в Иванчюк воеводы послали голову Полуехта Тимофеева, а князя Давыда Гундорова послали в Большей Иванчюк на море же. И те головы людей побили и иных живых поймали. И те языки сказывали, что царь пошол в Мочак. И люди астороханские пошли в Мочак же, и воеводы пошли за царем в Мочак и пришли на Бело-озеро. И тут языки почели говорити, что царю на Бело-озеро не бежати, а бежати ему в Тюмень и всем астороханским людем бежати было за царем. И воеводы по тем языком воротилися к морю и те дороги все отъехали, куды было царю в Тюмень бежати. И на /л. 47/ море воеводы выгребли и по островом царя и астораханских людей посылали искати, и царя и астораханских людей на островех не наехали. А головы посылали во многие места, и головы людей побивали во многих местех, и языки имали, и привели Богатые князя с товарыщи. И те языки сказывали, Богатый князь, что царицы идут в Базцыж Мочак, и люди многие пошли за царицами в Базцыж Мочак. И пришли на царицы и на астороханские люди в Базцыже Мочаке агаман Федча Павлов, да толмачь Федча [22] Рыжков, да Сава Ждеринской (вар.: Жедринской, Л.) и, божиим милосердием, а царевым государевым счастием, цариц поимали, взяли царицу большую Тевкель Кель Магметеву мурзину дочь, другую царицу Крым Шаввалову цареву дочь Кандазу (вар.: Как дазу, Л.), да цареву Емгурчееву дочь Ертугана, да цареву (вар.: да царя цареву, Л.) же Емгурчееву меншицу Ельякши биримину (вар.: бирибину, рукопись № 1), — и взята родила сына Ярышты царевич,—да царевичеву жену /л. 48/ Акбулатову (вар.: и Булатову, Л.) Мергивана, да царевичеву дочь Байбиче царевну; а людей многих побили, а иных живых поймали. А князи, и мурзы, и все люди астораханские пошли Уским Мочаком к Карабулаку. И тех людей воеводы дошли июля в 7 (вар.: 3, Л.) день, князь Юрьи Иванович с товарищи, вверх Уского Мочаку на Карабулаке (вар.: край Булаке, Л.); и божиим милосердием, а царевым великого князя счастием, многих людей побили, а иных живых поймали; и астороханские люди пошли на поле конные и пешие, и воеводы пошли за ними на поле, и дошли их у Белого озера, и тута многих людей побили, и полону руского много отполонили. И астороханские люди учали бити челом воеводам. Приехал Карайклеш (вар.: Карайчеш, Л.) князь и учал воеводам, князю Юрью с товарищи, бити челом от князей, и от уланов, и от мырз, и от людей астороханских, чтобы их царь князь великий пожаловал, побити и /л. 49/ розвести (вар.: зло вести, Л.) не велел, а велел бы служити себе, царю и великому князю, и Дербыш Алею царю, а они на том правду дадут, что им служити царю и великому князю прямо. А сам Иклеш на том правду дал. И воеводы Иклеша отпустили ко князем, и уланом, и ко всем людем астороханским, сказати им государево жалованье, что царь и великий князь побити и розвести не велел. И астораханские люди, Ишим князь, Алей князь, Коуратклеш князь (вар.: Курат Клеш князь, K., князь Курат, Илешь князь, Т.), и иные многие люди правду царю и великому князю дали на том, что им царю и великому князю и Дербыш Алею царю служити прямо и полон руской весь отдати, откуды ни приведен и в которой ни буди орде куплен. И поехали в судех с воеводами бити челом царю Дербыш Алею. И царь их пожаловал: лутчим людем велел в городе у себя жити, а черных людей отпустил по улусом с женами и с детми /л. 50/. И грамоты воеводы посылали по улусом к черным людем, чтобы, ехав в город, царю и великому князю и Дербыш Алею царю правду дали. [23]

И многие люди изо всех улусов ко царю и воеводам приходили, и правду давали, и полон руской отдавали многой. И было их изо всех улусов князей и мурз 500 человек, а черных людей 7000 человек; и за всю землю правду дали, а про царя Емгурчея сказали астороханские люди, что побежал в Азов, а с ним человек с двадцать. И посылки от воевод были по всей земле Астороханской; и которые бежали астороханцы на море на островы, тех всех доезжали и в город приводили. А последних людей угоиили за днища от (вар.: до, Т.) Тюмени, и поймали, и в Асторохань привели. И Енгуват (вар.: Енгул, Т.) азей приехал (вар.: пришел, Л.), а с ним многие моллы и азеи и всяких три тысящи человек, и правду царю и великому князю дали и царю Дербышу (вар.: Дербышу учинили, Л., Т.) /л. 51/ (тот у них в то время был болшой человек). И воеводы князь Юрьи Иванович с товарыщи пришли в город и всю землю Астороханскую привели и поручили царю Дербыш Алею. И царь Дербыш Алей и вся земля Астороханская, соединачася (вар.: соединяся, Т.) со царем, царю (вар.: государю царю, Л., Т.) и великому князю Ивану Васильевичю всеа Русии и его детем правду дали, и дань на себя положили, и давати им с году на год по сороку тысяч алтын да по три тысячи рыб, а то им самим збирати да присылати с послы ежегодно ко государю; а ловцом царя и великого князя ловити Волгою от Казани по Асторохань и до моря безданно и безъявочно, а астороханским ловцом с ними ж ловити без обиды; а не станет у них Дербыш Алея царя, и астороханским людем бити челом царю и великому князю и его детем, кого (вар.: коего, Л.) им государь пожалует на Асторахань, тот (вар.: то, Л.) им государь люб, а отнюдь ни откуды им /л. 52/ государя себе не искати. И на тех на всех делех царь Дербыш Алей и вся земля Астороханская учинили перед воеводами царю и великому князю и его детем правду. И шертную грамоту, написав, послали, укрепив ее печатми, ко царю и государю. И воеводы, собрав весь астороханской полон татарской, и отпущали, по государеву наказу, безо всякие зацепки; едины царицы взяли с детми и вверх повезли ко государю; да руской полон, весь собрав, с собою же взяли. И стояли воеводы во Асторахани 4 недели, и пошли вверх воеводы июля в 29 день, в неделю. И во Асторахани у Дербыш Алея царя оставили, по государеву наказу, Петра Тургенева, а с ним казаков со атаманы. А Дербыш Алей царь послал ко государю царю и великому князю послов бити челом на его жаловании, на [24] Астороханском царьстве, князей астороханских Караиклеша Докурлая (вар.: да Корлая, Л.), и от земли /л. 53/ бити челом послы, что их государь пожаловал, побивати не велел и царя им дал. И пришли воеводы и послы ко царю и великому князю в шесть десять третьем лете, в октябре, дал Бог, совсем здорово; и государь их жаловал великим жалованием. Того же году, августа, писали воеводы из Казани, боярин князь Михайло Васильевич Глинской с товарыщи, что посылали ис Казани на луговых людей изменников, князей Казанских, Кебеняку (вар.: Ктебензяка, Т. и рукопись № 1) князя, да Кулая мурзу, и всех Арских людей, и побережных (вар.: по бережных людей и, Л.) с нагорнею, смотрити их службы, а с ними посылали Митку Кушелева (вар.: Куткушелева, Л.). И казанцы солгали, царю государю изменили, на измеников не пошли. Сложасе (вар.: и слояась, Л.) с ними, да тех Арских людей черных, которые государю прямы были, побили многих, и на Каме рыболовей (вар.: Камеры Болове, Л.6) побили, и к городу к Казани приходити почали на сенокосов.

О поезде царьском. Лета 7063, сентября, ездил /л. 54/ царь и великий князь к Живоначальной Троицы да к чюдотворцу Сергию на память чюдотворца молитися. И простил чюдотворец Сергий жену Домну слепу Васильеву рабу Машуткина на память свою: два года не видела ни мало, ни века не подымались; и как Бог угодником своим сотворил чюдо, простил, и очи ее просветилися во един час, яко не быв болны. И царь, воздав хвалу Богу и Пречистой Его Матере и чюдотворцу велие благодарение воздал и, учредив братию и удоволив милостынею, пойде к Москве.

О присылке из Асторахани. Того же году, апреля в (вар.: того ж кесяца, Л.) 13 день, прислал из Астрахани Дербыш Алеев сын царев Антимер (вар.: Янтимер, Л., Антимет, Т.) царевич человека своего Тинбулата с грамотою, а в грамоте писал, что приходили к Астрахани Ямгурчей царь да Исуфовы княжие дети, Юнос (вар.: Янус, Л.) мурза, да Алей мырза, да Ак (вар.: Як, Т.;—10) мырза, да и все те мырзы, которые выбиты из Нагаи, да Казый мырза, да Крымской царь прислал /л. 55/ с ними же вместе Шигаи богатырь Антувов, да с ними крымцы и янычане. И приступали к городу. И Дербыш царь и все астораханцы, наряд на городе (вар.: горе,Л.) исправя и казаков с пищалми царя и великого князя приготовя, с ними билися, и побили у города многих из пушек ис (вар.: и из, Л.) пищалей, и прогнали их. [25]

И Дербыш Алей царь посылал за ними сына своего Антимир царевича. И он за ними гонял и с погони послал ко государю царю и великому князю с сеунчем человека своего Тинбулата (вар.: Готин Булата, Л.), что недруг Ямгучей царь приходил собрався, и, Божиим милосердием, царя (вар.: и царя, Л.) и великого князя счастием, город Асторохань и люди его, астороханцы и Русь, дал Бог, здорово, и царю государю было то ведомо. Да он же писал, что изо многих орд в царя и великого князя царство Астороханское многие пришли послы и гости, и государю бы царю и великому князю то ведомо /л. 56/ же было. И апреля же царь и великий князь царевичева человека Антимирова пожаловал, отпустил, а к царевичю писал с великим жалованием, а к Дербышу царю и ко всей земле посла послати с жалованием хочет на весне.

О присылке воевод ко царю и великому князю. Тое же зимы (вар.: того ж дни, Л.) прислал ко царю и великому князю боярин его и воевода князь Иван Федорович Мстиславской с товарыщи Дмитрея Григорьева сына Плещеева, сказати велели государю, что их государь посылал (вар.: послал, Л.) на луговую сторону на измеников, на черемису. И воеводы пришли в волость в Вошлу. А воеводу Ивана Петровича с товарыщи отпущали, по государеву наказу, в Ветлугу и в Рутны. И Иван ходил по многим волостем, и воевал, и пришел к ним в Вошлу, дал Бог, здорово, а сказывал Иван: приходила пешая черемиса на лесу на Сторожевой полк, на князя Василья Токмакова, и князь Василей, дал Бог, их побил наголову. А от больших воевод /л. 57/ была война в волостях, в Шумурше, да в Хозякове, да Вошли (вар.: в Вошли, Л.), да в Мазарех в обоих, да в дву волостях в Оршах, в малой да в болшой, да в Биште, да в Кушкуле, в сороке куншах, да в Васильукове Балаке, да Мимич Бердеевы волости, да Килееву волость, да Кикину волость, да Култуян (вар.: Кухтуял, Л.) Кокшах, в болшой да в малой, а волость Сызад Дадмаши, да Монам, да Кермечи (вар.: Кемерчи, Л., Т.), да Улыязы. И в тех во всех волостех от воевод война была, и многих людей поймали и побили; и были на луговой стороне в войне две недели; да вышли на Волгу, да к Казани ходили, и назад шли Волгою же, и пришли ко государю, дал Бог, здорово.

Царю и великому князю писали из Казани. Марта в 1 день писали царю и великому князю из Казани боярин и воевода князь Михайло Глинской с товарыщи, что луговые люди приводили на [26] Арскую сторону войною. И Арские люди, острогы (вар.: остроги, Л.) поделась, от них отбились. А с ними в острозех были /л. 58/ стрелцы царя и великого князя и из пищалей побивали многих луговых. А луговые воевали села татарские и пошли на луговую.

О присылке из Свиязского города. Того же месяца прислал из Свияского города князь Михайло Воротынской с товарыщи бедка Баскакова: посылал Федка в головах у горних людей на луговую сторону воевати; а горних людей ходило семь сот человек нартах (вар.: на нартах, Л.), а (вар.: и, Л.) пришли безвестно; повоевав (вар.: воевав, Т., повоевал, Л.), людей побили (вар.: и побили, Л.), и в полон поймали, и животину побили, и пришли, дал Бог, здорово.

О отпусте Нагайских послов. Того ж месяца отпустил государь Нагайских послов, пожаловал, в нагаи, а своих послал к Исмаилю князю Игнатия Загряского, Аксма мырзы Мясоеда Вислова, а ко Араслану (вар.: Акаса и Мырзыня, Соеда Висло, Ваако, Араслану, Л., а от Каса Мурзы, Мерой Давидлово, а ко Арослану, Т.) татар служивых; а приказал царь и великий князь, чтоб были заедин со царем и великим князем на всех его недругов и за то, что Юсуфа князя побили, послал своими (вар.: с своими, Л.) послы князю и мырзам жалование свое казенное /л. 59/.

О послании в Литву. Лета 7063, сентября, царь и государь отпустил к королю Жигимонту Августу Литовскому посланника (вар.: Того ж месяца царь и государь отпустил посланника, Л.... посланника своего, Т.) Федора Васильева сына Вокшерина с сеунчем, велел сказати Божие милосердие, как Бог ему Асторохань поручил и как нагаи послушны ему учинилися.

О посланниках в Крым. А в Крым государь с тем послал служивых татар Занебека Кулабердеева (вар.: Занебе Какула Бердеева, Л.) с товарыщи, а писал ко царю о сеунче астороханском.

О присылке ко государю из Казани. Месяца октября прислали ко царю и государю из Казани боярин и воевода князь Михайло Васильевич Глинской с товарыщи Данила Федорова сына Адашева, посылали что они на измеников, на Кобе улана (вар.: Улона, Л.) с товарыщи, князей Казанских Еналия Чигасова да Еналия Моматова (вар.: Манатова) с товарыщи, да сотцкого стрелецкого Офонку Бартенева с стрелцы (вар.: с товарищи, Л.), да Иванька Мохнева (вар.: Можнева, рукопись № 1) с жильцы казанскими и с новокрещеными (вар.: о новокрещени, Л.). И Божиим милосердием, а царя и государя повелением, побили [27] из менников наголову, и живых поймали, и привели к воеводам живых Кебенка (вар.: Кобеняка, рукопись № 1) /л. 60/ князя, Курманалия князя, Кулая (вар.: и Уала, Л.) мурзу, да Ниначебока (вар.: Данина, Чебака, Л.) мурзу Базтаргаева, и иных многих князей, и мурз, и казаков, и сотных князей. И воеводы их велели всех побити. И Арские люди и побережные переимали сами многих татар, которые не прямили (вар.: прияли, T.) государю; да иных сами побивали, а иных к воеводам приводили; да сами их резали и побивали пред воеводами; и побили их тою осенью тысящу пять сот шестьдесят имянных людей: князя, да мурзу, да сотного князя, да лутчего казака. И государь к воеводам в Казань послал своим (вар.: с своим, Л.) жалованием, золотыми (вар.: с золотыми, Л.), и тем татаром, которые прямо служат государю. И Арские и побережные люди все укрепилися у государя и ясаки все сполна поплатили. А луговые сотники Мамич Бердей с товарыщи в город не пошли и воруют по старому на Волге, приходя на суды. И государь на них рать свою болшую послал: в Болшом полку воеводы, боярина и воеводу /л. 61/ князя Ивана Федоровича Мстиславского да боярина Данила Романовича; в Передовом полку боярина и воеводу Захария Петровича да воеводу Михаила Воронова; в Сторожевом полку боярина и воеводу Михаила Яковлевича Морозова да князя Василия Ситцкого; да со князем же Иваном Федоровичем воеводы для посылок Иван Петрович Яковля (вар.: Яковлев, Л., Т.), в Передовом (вар.: передовом полку, Л.) Иван Меншей Васильев (вар.: Васильевич, Л.) сын Шереметев, в Сторожевом князь Василей Токмаков.

О приходе Федора Вокшерина. Того ж лета, декабря, Федор Вокшерин пришел от короля, и король к царю и великому князю с ним приказывал, что он о том Богу благодарение возсылает, что Бог роду христианскому покоряет бусурманской род; и то им добре (вар.: велми, Л., Т.) за честь, что царя и великого князя рука высится; и впредь у Бога просит, чтобы множая того Бог возвысил род христианский.

О Сибирских послах. Того /л. 62/ же году, генуария (вар.: генваря, Л.), пришли послы ко царю и великому князю из Сибири от Сибирского князя Едигеря и от всей земли Сибирских людей (вар.: Сибирской, Л., Т.), Тягриул да пан Яды; а здоровали (вар.: здравствовали, Т.) государю царю и великому князю на царствах на Казанском и на Астраханском да били челом государю ото [28] князя Едигеря и ото всей земли, чтобы государь их князя и всю землю Сибирскую взял за себя во свое имя, и от сторон ото всех заступил, и дань свою на них положил, и дорогу своего прислал, кому дань собирати. И царь государь их пожаловал, взял их князя (вар.: князей, Л.) и всю землю во свою волю и под свою руку и дань на них положити велел. И добили челом послы о дани и правду за князя и за всю свою землю дали на том, что им давати государю со всякого черного человека по соболю да дороге государеву царя и великого князя по белке с человека по сибирской; а черных у себя людей сказали /л. 63/ 30 тысящ семсот человек (вар.: 1.700 человек, Л., 37.000 человек и 700, Т.). И царь государь послал к иим посла своего и дорогою им своим (вар.: с дорогим своим, Т.) жалованным (вар.: жалованием, Л.) ярлыком Дмитриа Курова сына Непейцына и нелел Дмитрию князя Едигера и всю землю Сибирскую к правде привести и, черных людей переписав, дань свою сполна взять и с доромскою (вар.: Деражскою, Т.) пошлиною (вар.: пошлиною сполна взять и с дорожскою, Л.).

О Волошских послах. Того же месяца пришли послы от Воложского воеводы Александра, Степан (вар.: Степанго, Л., Стефак, Т.) Перкалаб (вар.: Перкала, Л.) Романовской (вар.: Бромановской, Л.) да Микула Перкалаб Сорокич, бити челом, чтобы государь, для христианства, помог, чем окупится (вар.: откупитися, Л.) от Турского. И царь и великий князь их пожаловал, послов, и отпустил по прежним обычаем.

К царю и великому князю от короля посланник. Того же месяца пришел к царю и великому князю от короля посланник Юрьи Васильев сын Тишкович, а здоровал от короля государю на Астораханском царстве; и вперед у Бога король милости просит, чтобы надо всеми бусурманскими государи Господь руку его возвысил /л. 64/; и многие слова от короля говорил, которые к похвалам государевым пристоят. Да быв у государя, бил челом Юрьи посланника, а просился к митрополиту, чтобы ему митрополит велел быти у себя наедине. И митрополит велел быти (вар.: ему быти, Л.) у себя. И он бил челом митрополиту, а сказал: бьет челом без приказу, для христианского закона и веры, чтобы митрополит пожаловал, а бил челом царю и великому князю, чтобы государь не наступил (вар.: напустил, Л.) на кровь на христианскую, чтобы ся с королем [29] помирил. Да был у митрополита трижды, а все бил челом о том же. И митрополит ему говорил, что они от начала у Бога милости просят о смирении миру, и царем благочестивым воспоминают, и молят на благочестие и на кротость; “да ныне ты, говоришь, сказываешь от себя, а не по приказу, и то ся к делу не пристоит; коли будет от короля присылка ко царю и великому князю или /л. 65/ к нам, тогды и мы рады бити челом о Святем Духе сыну и господину своему, царю и великому князю, чтобы на кровь християнскую не наступил и похотел бы с королем миру, как его царьской державе пристоит”. И царь и великий князь, почтив королева посланника и пожаловав давольно, и отпустил к королю.

О послах от Смаиля. Того же году, февраля в 1 день, пришли ко царю и великому князю Ивану Васильевичю всеа Русии послы: от Смаиля князя Нагайского посол Байтерск (вар.: Байтерик Нагайской, Л.), да от Касая мырзы посол его Ишикей, да от Арыслана (вар.: Рыслана, Л.) посол его Булак, и от иных мырз. Да Исмаил же прислать царя и великого князя посланников, служилых татар Сюндюка Тулусупова (вар.: Сядека Тусулупова, Т.) с товарыщи, которые были у Юсуфа князя и у детей его. И говорили послы Исмаилевы и иных мурз царю и великому князю, ото князя и от мурз здоровали на Астораханском царстве и били челом /л. 66/, что царь и великий князь, по Исмаилеву прошению, Дербыша на Асторахани посадил. А Исмаил и иные мурзы, по цареву и великого князя велению, Юсуфа князя убили и многих мырз побили. И Исмаил князем в нагаех учинился. А Касай Теховатым, а Орослан Нурадымом (вар.: Оросланну Радыком, Л.) а Юсуфовых достальных детей и племянников всех выгнали; и вся орда Нагайская на них смотрят. А князь и мырзы хотят со царем и великим князем быти заедин на всех недругов и неотступным быти от царя и великого князя и до своего живота; а царь бы их и великии князь пожаловал, велел дати торг повольной на Москве, и в Казани, и на Асторохани. А Сююндук (вар.: Авсюм Удюк, Л.) Тулусупов (вар.: Юсупов, Т.) сказывал царю и великому князю, что он и с товарыщи был у Юсуфа князя поиман, и как Исмаил, и Касай, и Суруслан (вар.: су Руслак, Л., Орыслан, Т.) пришли на Юсуфа князя и на детей его, и билися (вар.: бися, Л.) по многие /л. 67/ дни, и сперва побивал (вар.: побил, Л.) Юсуф Смаиля и улусы его поимал. И как Исмаил, собрався с Касаем, и с Орысланом, и с иными мурзами, так побил Юсуфа, самого убили и детей его и племянников многих побили, а [30] достолных выгнали, а людей нагайских на обе стороны многое множество побито; как и стала орда Нагайская, такой падежи над ними не бывало. И как Исмаил, побив князя и Сююндука с товарыщи собрав, отпустил ко царю и великому князю и приказывал с ним, что и до своего живота не отступен от царя и великого князя.

Поведением царя и государя сыдошася вся рустии архиепископы. Того же году, повелением царя и великого князя Ивана Васильевича всея Русии и по благословению Макария митрополита всеа Русии, сыдошася вси рустии архиепископы, и архимандриты, и игумены о многоразличных чинех церковных и о многих делех ко утвержению веры християнстей. И царь и великий князь и /л. 68/ митрополит Макарей со всеми архиепископы и епископы и со всем священным собором руским, по священным правилом, изобрали в Казанское царство на утвержение веры и приговорили быти архиепископу, а на Свияге быти архимондриту и игуменом, а в Казани у владыки архимондрит же и игумены, а архиепископу быть; а под его областью (вар.: властью, Л.): город Казань со окрестными улусы, город Свияга с горною стороною, Васил город, Вятцкая земля вся. И уложил благочестивый царь и великий князь Иоан (вар.: Иван Васильевич, Л.) владыце (вар.: владыке, Л.) и всем церквам обещанное Богу изо всех доходов Казанские земли десятое; а сперва митрополит, и все владыки, и монастыри пособствуют Казанскому владыце деньгами и хлебом.

О поставлении архиепископа Гурия на Казань. Месяца февраля в 3 день поставлен архиепископ Гурей царству Казанскому и Свияскому городу, преже бывый игумен Селижарова монастыря, а изобран с жеребия. А на поставлении /л. 69/ был царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии, да брат его князь Юрьи Васильевич (вар.: Иванович, Л.), да князь Владимир Ондреевич, да царь Семион Казанской. А с митрополитом действовали священная архиепископы и епископы: архиепископ Пимин Нова-града и Пскова, архиепископ Никандр Ростовский, владыка Афонасий Суздальской, владыка Гурей Смоленской, владыка Гурей Рязанской, владыка Иокакий Тверский, владыка Феодосий Коломенской, владыка Крутицкой Нифонт, владыко Киприан Вологодцкой, архимандрит из Володимеря Рожественской Закхея, архимондрит Спаской Никифор, архимандрит из Юрьева Новгороцкой (вар.: Нова-города Юрьевской, Л.) Генадей, архимандрит Чюдовской Левпиа, [31] игумен Троецкой Сергеева монастыря Иларион, Алексей архимоедрит Симановской, архимондрит Андрониковской Иосиф, игумен Маркел Хутынской из Нова-города, игумен Симион Кириловской /л. 70/, игумен Богоявленской Варлам, игумен Пафнотьевской Венямин, игумен Иосифовской Галасия (вар.: Галахтион, Л.), протопоп из Володимеря Пречистенской Евсигней, протопоп Пречистенской Московской Иоан, протопоп из Нова-города Софийской Дмитрей, протопоп Архангелской Тимофей, протопоп Спаской из дворца Ермолай, протопоп Вознесенской Димитрей, протопоп Рожества Пречистой Тихон, протопоп Никольской Амос, протопоп Рожества Христова Борис. Да игумены и священники соборные и всех служащих было с митрополитом в Пречистой и со архиепископом Казанским архиепископов и епископов, архимондритов и игуменов, протопопов и попов, архидияконов и протодияконов и дияконов 76, опричь подъяконов (вар.: подьяков, Л.). И царь и великий князь и митрополит со всем собором и учинили место архиепископу Казанскому и Свиязскому у (вар.: и, Л.) архиепископа Великого Нова-города и Пскова /л. 71/, а выше архиепископа Ростовского. А на поставлении же было со царем и великим князем бояре его все, и князи служилые, и дворяне многие; да был тут королев посланник Юрьи Тишкевич, да воеводы Воложского послы Осиф да Никула с товарыщи, да старцы Святые горы Хиландаря монастыря иермонах Селиверст и иные старцы.

О поставлении храма Покрова Пречистые Богородицы (вар.: на Рву, Л.). Тоя ж осени, месяца октября, благоверный и христолюбивый царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии самодержец, с великою верою и со многим желанием, тщателне поставити повеле храм Пречистые Царицы Богородицы честного и славного Ее Покрова с приделы о Казанской победе, что, милостию Ее, и молением к Сыну своему,—к Богу своему и Богу нашему, Исусу Христу, о роде християнстем молится,—и помощию Его (вар.: Ее, Л.), и святых молитвами и новых чюдотворец руских, всемилостивый Бог покорил безсерменской (вар.: бусурканский, Л.) род, Казанских татар, царю /л. 72/ государю Ивану Васильечю самодержцу всеа Русии под его державу. От прадеда бо его великого князя Василия Васильевича казанцы учиниша себе самовольство от лета 6953 и от месяца иулия 7 числа. По Божию попущению, грех ради православных християн, за многое согрешение бывают наказания от Бога овогда нахождением иноплеменных, овогда [32] пожаром, иногда же гладом (вар.: да гладом, Л.), приводяй на покаяние от отвращения грехов. Пленену бывшу благоверному великому князю Василию Васильевичю под Суздалем от Ула (вар.: Улу, Л.) Махметевых детей, от Мумутяка и от Ягуба (вар.: Агуба, Л.) царевичев, и из вотчины великого князя из Кормыша (вар.: Курмыша,Л.) с Суры отпущен бысть князь великий Василий Васильевич на Москву. А царь Мамутяк, пришед из Курмыша, Казань взял, а Казанского князя Азыя убил, и сам на Казани воцарился. И оттоле нача царьство быти Казанское. А прежние великие князи Русские от /л. 73/ Рурика обладающе и дани емлюще по Волге, и до Хвалынском моря, и по Каме. И Божиею милостию и православного царя Ивана Васильевича великою верою, по его желанию сердечному, предаде ему Господь Бог безбожных татар Казанских. И безсерменскую (вар.: бусурманскую, Л.) их веру благочестивый государь разори, и мизгити их разсыпа и попра, и мрачная их места своим благочестием просвети, и Божия церкви воздвигну, и православие устрой, и архиепископию и и многое священство по церквам учини. Своею верою желанною, Божия любве и Божияго ради дарования, воздвизает сии храм великий государь, честне радуяся и весиляся Божию желанию (вар.: дарованию, Л;—6), Божия Матери святый Покров с приделы над Рвом, града (вар.: у града, Л.) близь Флоровских врат. А преже сего на тех местех бывали же церкви надо Рвом.

Царь и великий князь повеле отцу своему Макарию митрополиту церковь свящати Покров. Того же месяца, сентября в 30 день, в неделю, благоверный царь и великий князь и государь отцу (вар.: повеле отцу, Л.) своему Макарию /л. 74/ митрополиту церковь ту свящати, Покров. Митрополит же Макарий со всем собором царьствующего града Москвы вечернюю пел (вар.: пел песнь, рукопись № 2) в новопоставленном храме, и всенощное, и заутренюю. И бе ту благочестивый царь и великий государь Иван Васильевич, и брат его князь Юрьи Васильевич (вар.: Иванович, Л.), и множество бояр. И во утрие, октября в 1 день, в понеделник, на праздник Пречистые (вар.: Пресвятые Богородицы, Л.), честного и славного ее Покрова, преосвященный Макары митрополит прииде со кресты со всем собором к новопоставленному храму и свяща храм Пречистые Владычицы нашея Богородицы, честный (вар.: честный и славный, Л.) Покров. Бе же ту на освящение благоверный и христолюбивый царь с братом своим со князем Юрьем и с боляры [33] и множество народа. И празноваша государь день той пречестне и радостне и со отцем своим Макарием митрополитом, и со епископы, и со архимандриты, и игумены, и со всем собором /л. 75/ Руские митрополие, и нищих множество кормляше, и милостину довольну им повеле давати.

О священии церкви. Того ж месяца октября (вар.: октомерия, Л.) в 7 день, священа бысть церковь великого чюдотворца Николы Гостунского, того ради, что подписаша ю и украсиша ю всякими потребами церковными; а священа бысть Макарием митрополитом. всея Русии. Бе же на освящении том благоверный царь и великий государь Иван Васильевич всеа Русии и с братом своим со князем Юрьем и с боляры и множество народа.

О поезде царском в Черкизово. Того ж месяца 8 день, в понедельник, выехал царь и великий князь Иван Васильевич с Москвы в село в Черкизово, а оттоле в Клинские леса посоглядати восхотел, а оттоле на Волок, а с Волока в Можаеск, а оттоле во княж Володимера Ондреевича село в Городен. И князь Володимер Ондреевич великого государя встретил. И царь и великий князь /л. 76/ пожаловал брата своего князя Володимера Ондреевича, хлеба ел и пировал во княже Володимерове селе в Городне; а оттоле—в свое село Денисьево, а из Денисьева в Крилатское, и в своем селе в Крилатцком велел церковь свящати.

О приведении цариц Астораханских на Москву. Того же месяца в 18 день, в четверток, привели на Москву к благоверному царю и великому государю Ивану Васильевичу всеа Русии пленниц Астороханских—царя Емгурчия цариц его Тевкел, да Канзаду (вар.: Казаиду, Л.) да меньщицу Ельякши, что взяты во Азсторахани. И царь и великий государь Руской велел цариц Астороханских почтити не пленниц, якоже бы свободных, встретити (вар.: и встретити, Л.) казначеем своим за посадом. И честне их велел государь держати и корм доволен давати от своих царских погребов и полат. А женщина царица Астороханская Ельякши, едучи на дороге в судех на Волге, родила царевича именем Ярашты. /л. 77/ И приехав к Москве, царь и великий князь государь велел царевича крестити и с матерью; и наречено имя царевичю Петр, а матери его Улиянея (вар.: имя Улияния, Л.) И парь великий государь пожаловал царицу, велел ее дати за муж за Захарию [34] Ивановича Плещеева, а царевича велел кормити матери его, даколе возмужает (вар.: до возмужании, Л.).

О женитбе князя Ивана Дмитриевича Белского. Тое же осени, ноября в 8 день, в четверх, пожаловал царь и великий государь Иван Васильевич всеа Русии самодержец, женил князя Ивана Дмитриевича Белского, дал за него сестричну (вар.: сестричную, Л.) свою царевичеву Петрову внуку, а деда своего великого князя Ивана Васильевича всеа Русии правнуку, а дщерь князя Василия Васильевича Шуйского; а выдавал государь от себя, с своего двора.

О прихождении старцов из Святые горы. Тоя же зимы, декабря (вар.: декемврия, Л.) в 24 день, приидоша ко благоверному царю и христолюбивому государю самодержцу Ивану Васильевичю всеа Русии старцы Святыя горы (вар.: от Святые горы, Л.) Афонские, из Хиландаря /л. 78/ монастыря Сербского, священноинок Силвестр, да священноинок Прохор, да священноинок Агей, да диякон Генадий, да инок Анофрей —били (вар.: бити, Л.) челом благоверному царю великому государю Ивану Васильевичу и во всех место (вар.: изо всех мест, Л., и всех вместо, Л.) братии Хиландаря монастыря, чтобы их государь пожаловал, взял в царское свое имя монастырь их Халандарь и со всею братнею, чтобы его богомолие была другая в Святой горе; а /л. 79/ мы бо убозии (вар.: убогии, Л.) за твое царьское здравие Бога молили и о твоей благоверной царицы и о благородном твоем сыне, а мы, государь, нищии иноцы Святые горы, выкупаем веру христианскую у безсерменских салтанов, а сел, государь, не имеем, но сами делаем винограды, и землю копаем, и вся потребная монастырю делаем, дела всякие братие соделают и пищу от своих трудов приемлют, а праздны не пребывают, и откупы от монастырей подавают Турецкому салтану благочестия ради и веры християнские. И христолюбивый и великий государь старцев Святые горы Селивестра с братиею пожаловал, в свое имя монастырь их Хиландарь взял, и в монастырь свое царское устроение посылает на церковное украшение, и на монастырьское строение, и милостыню доволну на братию.

О поставлении владыки. Тоя же зимы, марта, епископ Смоленский Гурей остави епископью за немощь и сойде в монастырь.

О поставлении владыки Смоленского. Тоя же зимы, марта в 17 день, в неделю третию святого поста, поставлен бысть владыка [35] в Смоленск Макарием митрополитом Кириловский игумен Симеон.

О жаловании царя государя. Той же весны, апреля в 28 день, в неделю вторую по Пасце, еже (вар.: иже, Л.) есть святых жен мироносиц, женил царь и великии князь государь Иван Васильевич князя Владимера Ондреевича, взял за него дщерь княже (вар.: княж, Л.) Романову Одоевского княжну Евдокею.

О приходе священников с Вятки и лутчих людей. Того же году приходили священники с Вятки и лутчие /л. 80/ люди земские государю о том бити челом и воспоминати, что на Вятке образ Николы чюдотворца велия чюдеса творит да от много лет не поделыван, и горела многыжды церковь, а образ невредимо пребысть, чтобы государь велел обновити. И государь велел священником с Вятки со образом в судех быти. И шел Николин образ Вяткою и Камою вниз да Волгою вверх на Казань и на Свиязской город, и на Нижней Новгород Окою вверх до Коломны, а с Коломны Москвою рекою вверх.

О принесении образа чюдотворца Николы Великорецкого. Того же лета, июня в 29 день, в суботу святых апостол Петра и Павла, принесен бысть образ святого великого чюдотворца Николы от Вятцких сел Великоречие в царствующий град Москву. И царь великии государь послал брата своего князя Юрья Васильевича, а велел встретити у монастыря святого Николы на /л. 81/ Угреши у (вар.: Угрешну, Л.) судна, на реке на Москве, образ святого чюдотворца Николы. Егда же принесен бысть образ святого чюдотворца Николы близь царствующего града Москвы на Симонове, и ту встрете его великий самодержец Иван Васильевич с великою верою и со многим желанием. А со кресты владыкы всретоша образ святаго чюдотворца Николы у Яуского мосту, А митрополит встретил за Новым городом, близь Флоровских врат, у Троицы на Рве, со кресты же. И поиде митрополит со кресты. И образ святого чюдотворца Николы чюдотворный понесоша во град и поставиша в соборной церкви Пречистые чесного Ее и славного Успения царьствующего града Москвы, против митрополичья места. Идущу же святого великого чюдотворца Николы образу от Вятцких мест Камою, и Волгою, и Окою, и Москвою, много исцеления быша с верою приходящим всякими болезньми одержимые по обоим странам /л. 82/ рек верным и неверным много исцеления быша приходящим; и на [36] посаде царствующего града Москвы и в церкви бесчисленное исцеление приемлюще от образа святого чюдотворца Николы болнии, слепии и хромыи и всякими болезньми одержими. И во утрие день, в неделю, в церкви Пречистыя быша неоскудная чюдеса от образа великого чюдотворца Николы, и от Петра чюдотворца всея Русии митрополита, и Ионы, и по вся дни быша исцеления от образа великого чюдотворца Николы. И обновлял образ Николы чюдотворца сам Макарей митрополит, бе бо иконному писанию навычен, а с ним Андрей протопоп Благовещенской со многим желанием и верою, постом и молитвою. От образа же его ноипаче чюдотворение с верою просящим преизобилует, и много образов с него пишуще мерою и подобием, и ото всех чюдотворения быша многим верным. /л. 83/

О заложении церкви каменой Покрова Пречистей Богородицы. Того же месяца благоверный и христолюбивый царь и великий государь велел заложить церковь камену Покров Пречистый Богородицы о девяти верхех, которой был преже древян, о Казанском взятии у Фроловских ворот, надо Рвом, придел к той же церкви Живоначальной Троицы надо Рвом, Николу чюдотворца Вятцкого; а преже сего за два года заложена бысть едина Троица, и государь велел прибавити к той же церкви Покров Пречистей и пределы.

О поставлении церкви деревиной Николы Вятцкого. Того же (вар.: И того ж, Л.) месяца велел поставити благоверный царь и великий государь Иван Васильевич всеа Русии с великою верою и со многим желанием церковь древяну святого чюдотворца Николы Вяцкого и с его образа таков же образ написати. И новонаписанный образ святого чюдотворца Николы поставили в новопоставленом храме у Покрова святей Богородицы надо Рвом, и свяща ю митрополит Макарей со всем /л. 84/ собором Руские митрополия месяца июля в 29 день, в понеделник. Бе же на освящении том благоверный царь Иван Васильевич и с братом своим со князем Юрьем Васильевичем и множество бояр и народов. Милостивый Бог показует милость свою на людех чюдотворным образом святого Николы угодника своего: быша исцеления много в той день и последи великая чюдеса: и от новонаписанного образа чюдотворцова слепым прозрение даровася, и хромым хождение, и раслабленым устребление (вар.: устрабление, Л.), и всяким недугом исцеление быша неоскудно приходящим с верою. [37]

О отпущении Нагайских послов. Того же месяца отпустил государь Нагайских послов в Нагаи, пожаловал; а своих послал к Исмаилю князю Игнатия Загрязского, а к Касай мырзы Мясоеда Вислова, а ко Араслану татар служивых; а приказал царь и великий князь, чтобы была заодин со царем и великим князем на всех /л. 85/ его недругов; и за то, что Юсуфа князя побили, послал с своими послы князю и мырзам жалование свое казенное. А по Смаилеву челобитью на Волгу послал голову стрелецкого Григория Кафтырева с стрельцы да Федку Павлова, а велел беречи на Волге по перевозом от Исуфовых детей и в Асторохана с Дербышом царем ссылатца, каковы будут вести, а им грести во Асторахань помогати Асторохани.

О присылке из Асторохани от Петра. Того же году, месяца мая, прислал из Асторохани Петр Тургеневу что приходили к Асторохани Ямгурчей царь с братию да Юсуфовы дети, а Дербиш царь, смолась (вар.: смолвяся, Л.) с Кааы мырзою и с Исуфовыми детми, Ямгурчия царя и а братиею, Нагаилы (вар.: Когайлы, Нагайлы, T.) царевич, и брат его Крым Гирей царевич, побили, а побили их мырзы Исуфовы дети, а Дербыш их за то за Волгу перевез.

Отписка с Волги от Григория Кафтырева. Того же месяца мая писал с Волги Грогорей Кафтырев, что встретил /л. 86/ Петра Тургенева, а он гребет из Асторохани, а сказывает: его отпустил Дербыш царь к царю и великому князю, а послом своих не послал, а сказывает, у него ссылка с Крымским царем; и Григорей Петра воротил, и сам погреб в Асторохань с стрелцы и со всеми казаки.

О присылке гонцов из Крыма. Того ж году, месяца мая, прислал из Крыму Девлет-Керей царь гонца Яня Магметя, а писал о дружбе, а послал послов своих и великого князя посла Федера Загрязского отпустил, а царь бы князь великий в нему послов послал, а срок учинил 20 день; да солгал, послом не прислал, пошел сам войною на Русь.

О приезде из Нагаи Игнатия Загряского да Мясоеда Вислова. Того же году, месяца июня, приехали ко государю из Нагаи Игнатей Загряской и Мясоед Вислово, а сказывали: пришли на Смаиля Исуфовы дети да Казыи мырза Ураков сын, да Исмаиля согнали, а Касая мырзу убили. /л. 87/ [38]

О присылке государьской (вар.: царской, Т.) на стада на Крымские. Того же году, месяца июня, послал государь на стада Крымские в Мамалуг (вар.: Мамайлуж, рукопись, Мамайлус, Л., Мамайлуг, Т.) в Болшом полку боярина Ивана Васильевича Шереметева да околничева Лва Ондреевича Салтыкова, в Передовом полку околничего Алексея Даниловича Басманова да Бахтеяра Зузина (вар.: Бахтея Разузина, Л.); в Сторожевом полку Дмитрея Михайловича Плещеева да Степана Сидорова; а велел им прийти в Мамаилуг промыслити на стада послать Крымские, а самим того беречь. И пошли из Белева на Троицын день, а шли Муравскою дорогою. И как воеводы пришли верх Мжа и Коломака, и прибежал к ним сторож от Святых гор, да станичник Лаврентей Колтовской товарища прислал с тем: царь Крымской Донец перелез со многими людми, а идет к Резанским или к Тулским украинам. И воеводы послали царю и великому князю с вестью, что Крымской царь идет на его Украйну, а сами воеводы /л. 88/ воротилися, а пошли под Сакму; и пригонили от воевод ко царю и великому князю с тою вестью Ивашко Дариин (вар.: Дарьин, Л., Дарин, Т.) с товарыщи, июня, в пятницу. И царь и великий князь того же дни отпустил воевод на Коломну, боярина князя Ивана Федоровича Мстиславского с товарыщи. А сам пошел с Москвы на третей день в неделю, а с ним князь Володимер Ондреевич, да царь Казанской Семион, да бояре и дети боярские многие. И пришел на Коломну во вторник. И тут пришла государю весть в среду вечере, что Крымской царь идет к Туле. И царь и великий князь пошол на Тулу со всеми людми в четверток рано, и того дни под Коширою государь Оку реку перелез со всеми людми и передовым полком велел итти к Туле наспех. И того дни прислал ко государю из Воротынских вотчины языка крымского, а сказывают, что Крымской царь, идучи /л. 89/ к Туле, поймал сторожей и сказали ему, что царь и великий князь на Коломне. И он поворотил к Одуеву и, не дошед (вар.: дошед до, Л.) Одуева за тритцать верст, и поймали на Зуше иных сторожей; и те ему сказали, что идет царь и великий князь на Тулу. И Крымской царь воротился со всеми (вар.: всеми своими, Л.) людьми во вторник; а людей с ним всех было и из иных орд съезжих 60.000 (вар.: 6.000, Л.). И царь и великий князь послал доведатца подлиных вестей и за царем послал многих подъезщиков, а сам к Туле пошол не мешкая в пятницу порану. И на Стольце [39] пришла весть в царю и великому князю от воевод от Ивана Шереметева с товарыщи, что Иван, идучи за царем, посылал на кош на его головы, а с ними детей боярских многих Ширяя Кобякова, да Григория Жолобова с товарыщи; и головы на царев кош пришли, и кош взяли, лошадей с шездесят тысещ, да аргамаков /л. 90/ с двесте, да восмьдесят верблудов, да и весть воеводам прислали с тем, что кош взяли, и дватцать языков к воеводам прислали; и языки воеводам сказали, что царь пошол на Тулу, а итти ему наспех за реку за Оку под Коширою. И воеводы пошли за царем наспех ево сакмою, и встретилися со. царем в среду полден на Судбищех, и со царем билися и до вечера, и передовой полк царев и правую руку и левую потоптали, и знамя взяли Ширинских князей, и билися до ночи. И тут стояли полки чрез всю нощь. И воеводы посылали назад по головы и по детей боярских, чтобы к ним спешили, а они со царем бьются. И прискакали к ним немногие люди. А все поворотили к Украине со всем кошем, куды ближе, на Резань и во Мценеск. И на утро в четверг билися до пятово часу дни, полки на полки напущали же с таким крепким боем, /л. 91/ и многих Крымцов в его полкех передовых побили. И царь Крымской своим (вар.: с своим, Л.) полком пришол со всеми людми, да воевод розгромил и людей побил многих, а сам к Туле идет. И царь и великии князь пошол наспех к Туле, и шол во всю ночь, и пришол на Тулу в суботу на солночном всходе. И тут ко государю приехали воеводы боярин Иван Васильевич да околничей Лев Ондреевич, а сказывали государю, что на кош послали многих людей, и кош царев взяли, а сами спешили за царем, по его государеву наказу, а чаяли его в войне застати, нечто станет воевати и роспустит войну, и воеводам было приходити на Суволоку, а не станут воевати им (вар.: и им, Л.) было промышляти, посмотря по делу; да по грехом с ним встретилися и билися со царем полтора дни, и которые люди на кошю были, и те к ним многие не приехали, а поехали с кошем. по Украинам; /л. 92/ и царь их потоптал, и разгромил и многих людей побил, а с бою съехали, розметав с себя орудие многие люди. А все воеводы дал (вар.: все, Л.) Бог здорово; Дмитрей Плещеев и Бахтеяр Зузин приехали того ж дни. А околничей Алексей Данилович Басманов да Степан Сидоров и наехали в Дуброве коши своих [40] полков и велел тут бити (вар.: быть, Л.) по набату и в сурну играти; и к нему съехались многие дети боярские, и боярские люди, и стрелцы тысяч с пять с шесть и тут отсеклыся (вар.: осеклися, Л.). И царь к ним приступал со всеми людми, и с пушками, и с пищальми и до вечерни и, Божиим милосердием, дал Бог, Алексей Данилович тут от царя отсиделся, из луков и из пищалей многих татар побили. И которых Крамской царь поимал детей боярских, те ему сказали, что царь и великий князь на Туле, а чают его на царя приходу. И крымской царь пошел назад наспех и Сосну /л. 93/ перелез на завтрее. И пришел Олексей ко государю на Тулу в неделю со всеми людми, дал Бог, здорово, а Стефана тут в засеке ранили из затинной пищали по колену, а на бою его копием ранили, и лежал пять недель и не стало в чернцах и в скиме на Москве. И царь и великий князь стоял на Туле два дни, а за Крымским царем не пошол, потому что промеж их четыре дни. А бой был от Тулы полтораста верст. И пришла весть от подездьщиков, что царь идет водход (вар.: в обход, рукопись № 1, во уход, Л.) наспех, по семидесят верст на день. И сождав государь всех людей, из поля к Москве пошел и пришол к Москве. И жаловал государь воевод и детей боярских, которые бились с крымцы. А всех было с воеводами детей боярских 4000, а с людми и казаков, и стрелцов, и кошевых людей тринадцать тысяч; и от них было послано на коши с шесть тысяч; и в ночи к ним поспело /л. 94/ против четверга только с пят-сот человек, а то все и с конми со всеми отехали на Украины здорово. А на бою убили и взяли детей боярских две тысячи (вар.: 320, рукопись № 1 и Т.) человек, а стрелцов 34 человека, а боярских людей пять тысяч.

Текст воспроизведен по изданию: Летописец Русский (Московская летопись) // Чтения в Императорском Обществе Истории  и Древностей Российских, Книга 3. 1895

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.