Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПОСЛАНИЕ ГОСУДАРЯ ВАСИЛИЯ III ИВАНОВИЧА ИМПЕРАТОРУ КАРЛУ V ОТ 26 ИЮНЯ 1522 Г.:

ОПЫТ РЕКОНСТРУКЦИИ ТЕКСТА

В истории русско-имперских отношений XVI в. существует период, о котором имеются очень скудные сведения — это 1520-е-1570-е гг. Автор первого обзора внешних связей России Н. Н. Бантыш-Каменский отметил, что под 1522 г. в делах «упоминается о посылке в Вену новгородскою приказа подьячего Якова Полушкина; но с чем он был послан, в делах не видно», а затем в примечании историк посетовал: «Быть не может, что через 50 лет не было никаких между австрийско-цесарским и российским двором переписок, но оных в архиве не видно, уповательно изгибли во время бывшего в России от поляков нашествия и разорения» 1.

Действительно, посольских документов за этот период нет, но в описях перечисляются «Книги цесарские 7030 по 39 год, при великом князе Василье Ивановиче всеа Русии да при Карле цесаре, Максимилианове внуке, отпуск к цесарю великого князя подьячего Якуша Полушкина да цесарского немчина Бартоломея с грамотами» 2, что является свидетельством продолжения русско-имперских переговоров в 1522-1531 гг. С. А. Белокуров в «Списке дипломатических лиц» без ссылки на источник отметил, что будто бы Яков Полушкин ездил «с грамотой о трех цесарцах, посланных для науки в Польшу и захваченных русскими в плен» 3. [131]

Итак, узнать некоторые обстоятельства и детали проводившихся переговоров Василия III Ивановича и Карла V возможно только в том случае, если обратиться к имперским актам того времени.

В собрании бумажных документов (Ordensbriefarchiv) Тайного архива фонда Прусского культурною наследия (Geheimes Staatsarchiv Preussischer Kulturbesitz. Berlin-Dahlem) хранится послание государя от 5 мая 1521 г. новоизбранному императору Священной Римской империи (прежний император Максимилиан I скончался в почтенном возрасте в январе 1519 г.). В нем Василий Иванович выразил желание продолжить контакты: «князи и избратели, и вся земля изобрали тебя государем на цесарство, и ты учинился на деда своего государьствех государем, и мы так же хотим с тобою быти в любви, и в завещанье, как есмя были в любви, и в завещанье з дедом твоим, братом нашим Максимилианом, избранным цесарем, и навышшим королей Римским» 4. Послание было передано великому магистру Альбрехту Бранденбургскому через орденскою представителя (на сохранившемся конверте стоит знак Дитриха Шонберга). Но, как отметила немецкая исследовательница М. Зах, данное письмо Карл V вряд ли получил — оно так и осталось лежать в архиве великих магистров 5.

В бумагах итальянскою гуманиста эпохи Высокою Возрождения Петро Мартира д’Ангьера (Petri Martyris Angleria, Pietro Martire d’Anghiera, 1457-1526), содержится еще один интересный документ, который имеет особую ценность для истории русско-имперских отношений. Это письмо из Вильядолида от 27 февраля 1523 г. (III Calendas Martii — третьи календы марта) архиепископу Козенскому Жуану Руфо, написанное на латыни, в котором помимо описаний тягостей Итальянской войны содержится текст послания «императора рутенов» (Epistola Rhuteni Imperatoris) Карлу V, переписанный с оригинала (ab Originali transcript).

Бумаги Петро Мартира д’Ангьера увидели свет только после его смерти, в 1530 г., в 1670 г. они были переизданы. Послание «императора Рутенской Сарматии» (Ruthenorum Sarmatarum Imperatore) было помещено издателями в издании «Opus epistolarum Petri Martyris Anglerii» под Nr. DCCLXXVII 6. Поиски русскою оригинала по зарубежным рукописным собраниям до настоящею время не увенчались успехом. Амада Лопес де Менесес, занимавшаяся первыми русско-испанскими контактами в 1523, 1525 и 1527 гг., в испанских архивах послания не обнаружила 7. Нет грамоты и в собрании имперской корреспонденции Карла V [132] (Династический, придворный и государственный архив в Вене) 8. Но несмотря на это, у нас нет сомнений в том, что приведенный в письме текст послания не может быть фальшивкой или плодом чьих-то фантазий — структура, стилистика и содержание послания полностью соответствуют известным дипломатическим документам. Кроме этого, в собрании Главного архива Симанкаса сохранился ответ Карла V на данное письмо 9. О посланнике великого князя «Якобе Иванове» упоминается также в официальных полномочиях, выданных графу Падуанскому Антонию Де Конти в 1523 г., отправленному с миссией в Московию 10.

Все признаки указывают на то, что «эпистолия императора Рутенской Сарматии» является переводом-подстрочником некой русской грамоты, посланной Василием III Ивановичем испанскому королю и императору Священной Римской империи. Приложенные к официальным посланиям переводы делались толмачами в Москве 11. Указания на два послания — «binas litteras», русский и латинский варианты — содержатся в тексте упомянутого выше ответа императора.

Поскольку посольские книги по связям с Римской империей времен Василия Ивановича ограничены 1519 г. 12, то в этой связи анализ нового источника поможет значительно расширить наши представления о русско-имперских отношениях после смерти императора Максимилиана (умер 22 января 1519 г.).

Впервые на публикацию в сборнике бумаг д’Ангьера 1670 г. указал немецкий исследователь Ганс Юберебергер 13. Упомянутая выше А. Лопес де Менесес отметала, что «письмо императора рутенов» — самое раннее свидетельство контактов Василия III и Карла V 14. Несколько строк уделила документу современный историк Маике Зах 15. В отечественной историографии переписку 1522-23 гг. впервые подробно проанализировал М. П. Алексеев в своей работе, посвященной русско-испанским контактам 16. Им же рассмотрены посольская миссия Якова Иванова Полушкина и ответное посольство графа Антония Падуанского.

Однако публикации указанных документов с их переводами на русский язык так и не появилось. Данная работа призвана закрыть этот пробел; в статье также предпринята попытка реконструкции исходною текста на основе сохранившеюся перевода на латынь. [133]

Следует отметить несколько особенностей приведенного в письме документа. Во-первых, перед нами перевод с русского на латынь, сделанный посольской службой. Образованный итальянец, человек Ренессанса, увидев этот документ, не мог не сыронизировать и отметить, что высокий ораторский («цицероновский») стиль не дошел до северной страны Московии, и необычные языковые и стилистические особенности послания уже сами по себе являются доказательством его подлинности 17. Действительно, построения фраз и особенности речевых оборотов идентичны переводам на латынь русских грамот 1515-1521 гг. из собрания историческою Кёнигсбергскою тайною архива.

Во-вторых, в послании не указан год, но стоит число: «mensis Iunii die vigesimo sexto». Первая попытка Василия Ивановича завязать дипломатические отношения с новым императором после смерти Максимилиана, как мы уже отмечали, датируется 5 мая 1522 г. (Приложение. Документ №  1). Эти обстоятельства, а также указанна на дипломатических лиц — Jacobi Joannis и Bartholomaeus — позволяют датировать послание «императора рутенов» 1522 годом (7030 г. «отпуск к цесарю великого князя подьячего Якуша Полушкина да цесарского немчина Бартоломея с грамотами»).

В-третьих, в отличие от всех других посольских грамот, грамота 1522 г. написана в Коломне (in Columna), а не в Москве. Это обстоятельство указано не только в письме Василия III Ивановича, но и повторено в ответе Карла (ex Columna dedit). В это время в июне государь находился с ратью на «окском рубеже» в ожидании нападений крымских татар, во избежание повторения трагических событий «крымскою смерча» 1521 г.

В-четвертых, в тексте встречаются ошибки и пропуски, связанные с тем, что Петро д’Ангьера не точно переписал незнакомые ему титулы «московитского» государя, при этом сократил datum.

В-пятых, нам ничего не известно об археографический особенностях оригинала. Упомянутое недошедшее до Карла письмо, а также все послания государя к великому магистру Альбрехту, маркграфу Вильгельму Бранденбургскому, герцогу Эрику I Брауншвейг-Каленбергу, «королю галлийскому» Франциску I 18, написаны на бумаге европейского (в основном немецкого) происхождения с размерами 25-29 х 28-35 см. Все указанные письма 1515-1521 гг. скреплены 4-сантиметровой прикладной красновосковой печатью под кустодиею (всадник, скачущий по-геральдически влево, поражает дракона). Не исключено, что послание Василия III императору Карлу V от 26 июня 1522 г. имело эти же признаки. [134]

Реконструкция основных частей посольского формуляра — intitulatio, salutatio, narratio и datum — сделана с учетом особенностей русского посольского формуляра. Мы попытались воссоздать исходный русский текст, взяв за основу комплекс грамот Василия III Ивановича 1515-1521 гг. и их переводов на латынь из собрания исторического Кёнигсбергского тайною архива (ныне ОВА GStAPK) 19, а также посольские дела по связям с Империей 20 (Приложение. Документы №  2-3).

Анализ послания Василия III от 5 мая 1521 г. позволяет выявить обороты и фразы, использовавшиеся посольской службой при переписке с имперским двором после смерти императора Максимилиана. Ответ Карла V 1523 г., в котором кратко пересказывается содержание послания 1522 г. из Коломны, позволяет исправить ошибки и неточности в государевых титулах, допущенные издателями 1530 и 1670 гг. При этом следует учесть, что титул государя «gratia Imperator ас dominator» в ответе Карла опущен, и понятно по каким причинам — императором мог быть в Европе только одни, правитель Священной Римской империи. Впервые копию ответного послания Карла V московскому государю с изъявлением заключить дружественное соглашение обнаружила в Главном историческом архиве замка Симанкас А. Лопес де Менесес (Документы №  4-5). В отечественной историографии документ стал известен благодаря М. П. Алексееву, который воспроизвел латинский текст по публикации испанскою историка 21. Среди последних работ, упоминающих это письмо, следует отметить исследование К. Радноти 22.

В приложении приведены следующие документы:

— первое письмо Василия III Ивановича новоизбранному императору Карлу V 05.05.1521, которое, как уже отмечалось, до адресата таки не дошло; хранится в собрании исторического Кёнигсбергского тайною архива (GStAPK ОВА);

— перевод на латынь письма Василия III Ивановича императору Карлу V от 26.06.1522 из собрания бумаг итальянскою гуманиста Петро Мартира д’Ангьера (Opus epistolarum Petri Martyris Anglerii Mediolanensia);

— реконструкция исходною текста письма Василия III Ивановича императору Карлу V от 26.06.1522;

— ответ Карла V Василию III Ивановичу 1523 г. из собрания государственною секретариата Главного архива Симанкаса (AGS);

— перевод ответа Карла V Василию III Ивановичу 1523 г.

Пользуясь случаем, выражаем признательность Я. И. Звереву за ряд консультаций по латиноязычным документам и канд. ист. наук С. В. Полехову за помощь в получении фотокопий грамот из GStAPK. [135]


Приложение

№ 1.

1521, мая 5. Послание Василия III Ивановича императору Карлу V о желании продолжить дипломатические контакты, которые были установлены при прежнем императоре Максимилиане I.

1521 (7029)

Mai 23

Великий г(о)с(у)дарь Василей, Б(о)жьею м(и)л(о)стью, ц(а)рь и г(осу)д(а)рь всеа Русии и великий князь Владимерский,| Московский, Новгородцкий, Псковский, Смоленский, Тферский, Югорский, Пер|мьский, Вятцкий, Болгарский и иных, г(о)с(у)д(а)рь и великий кн(я)зь Новагорода Низов|ские земли, и Черниговский, и Резанский, и Волотцкий, и Ржевский, и Белекий, | и Ростовский, и Ярославский, и Белозерский, и Удорский, и Обдорский, и Кондинский, | и иных, наияснейшему Каролу, избранному цесарю, и навышшему королю Рим|скому, и Угорскому, и Долматцкому, и иных. Наперед сего з братом с своим, а с тво|им дедом с Максимилианом, избранным цесарем и навышшем королем Римским, были 24 | есмя в любви и в завещане, и н(ы)не слышене наше, что кн(я)зи и избратели, и | вся земля изобрали тебя г(о)с(у)д(а)рем на цесарство, и ты учинился на деда своего г(о)с(у)д(а)рь|ствех г(о)с(у)д(а)рем, и мы так же хотим с тобою быти в любви и в завещан(ь)е, как | есмя были в любви, и в завещан(ь)е з дедом твоим, братом н(а)шим Максимилианом, | избранным цесарем, и навышшим королем Римским. И похочеш(ь) с нами быти в любви | и в завещане потомуж, как был с нами дед твой, брат н(а)ш Максимилиан, избранный це сарь, и навышший король Римский, и ты б нам о том ведомо учинил. Писан в на|шем г(о)с(у)д(а)рьстве, в н(а)шем граде Москве, лет(а) 7000 дватцать девятою, майя 5 д(ень)

На обороте: в верхней части листа красновосковая печать под кустодией (всадник, скачущий по-геральдически влево, поражает дракона). Диаметр печати 4 см. Круговая надпись: ВАСІЛЕІ БЖІЕЮ МИЛОСТИЮ ГОСПОДАРЬ ВСЕЯ РУСИ ВЕЛИКII КНЗЬ

Адрес: Наияснеишому Каролу избранному цесарю и навышшему ко|ролю Римскому и Угорскому, и Долматцкому, и иных

GStAPK. XX НА. ОВА. Nr. 24830. Подлинник: 27.7 х 33.9 см.

Водяной знак отсvтстеует. Письмо находилось в конверте (судя по бумаге — ХVI в.) с надписью почерком того же времени: Dieser brieff gehort an die Roemischen Kaiserlichen Hispanischen maiestat. Vorlieger vonn dem kaiser aller Russen ausgegangen

Ниже проставлен знак Дитриха Шонберга в виде треугольникау глом вверх, на котором параллельно основанию лежит горизонтальная линия.

Публикуется впервые. [136]

№ 2.

7030 (1522), июня 26. Коломна. Перевод на латынь послания Василия III Ивановича императору Карлу V о желании возобновить дипломатические контакты.

Magnus dominus Basilius dei gratia Imperator ac dominator totius Rusiae et magnus dux Wolodimeriae, Moscouiae, Nouogardiae, Plescouiae, Smolenschiae, Toferiae, Ingoriae, Permiae, Vetthiae 25, Bolgariae 26 etc. dominator et magnus dux Nouogradiae Inferioris terra, Tzemigoviae, Rezaniae 27, Volotschiae, Rseuiae 28, Beleshiae, Rostovae, Jeroslavae, Belozeriae, Vdoriae, Obdoriae et Condiniae 29 etc. Cerenissimo etPotentissimo Carolo electo Imperatori Romanorum et Supremo regi Ungaria, Dalmatia etc. Salutem et omms boni incrementum.

Serenissime Rex, misistis ad nos vestrum hominem Bartholomaeum cum vestris Uteris, in literisque vestries nobis scripsistis in fratemitate et charitate, et vester nuncius Bartholomaeus ex parte vestra idem dixit, quod vultis nobiscum esse in fratemitate et charitate. Misimus que nunc nostrum hominem Jacobum Joannis. et quando pervenerit ad nos Jacobus Joanis, sivultis nobiscum fiery in fratemitate et charitate, sicus eramus nos et avus vester Maximilianus Imperator, tunc una cum nostro homine Jacobo Joannis mittere potestis ad nos vestmm bonum hominem, qui inter nos posit tractaee de fratemitate et charitate, sicut fuit cum avo vestro in fratemitate et charitate. Datus in Columna mensis Iunii die vigesimo sexto 30.

Текст воспроизводится по изданиям 1530 и 1670 гг.:

1. Opus epistolarum Petri Martyris Anglerii Mediolanensia protonatarii apostolici atque Consiliis Indicamm... Complutum, anno domini MDXXX. Fol. CXC.

2. Opus epistolarum Petri Martyris Anglerii Mediolanensia. Amstelodami Typis Elzivirianis, Veneunt Parisiis apud Fredericum Leonard. 1670. Nr. DCCLXXVII. Fol. 452-453.

Публикация: Lopez de Meneses A. Las primeras embajadas rusas en Espana (1523, 1525 у 1527) // Cuademos de historia de Espana (Bulletin hispanique 48). 1946. Nr. 6. P. 220-221. [137]

№ 3.

7030 (1522), июня 26. Реконструкция (перевод-интерпретация) текста послания Василия III Ивановича императору Карлу V о желании возобновить дипломатические контакты.

Великий государь Василей, Божьею милостью царь и государь всеа Русии и великий князь Владимерский, Московский, Новгородцкий, Псковский, Смоленский, Тферский, Югорский, Пермский, Вятцкий, Болгарский и иных, государь и великий князь Новагорода Низовские земли, и Черниговский, и Резанский, и Волотцкий, и Ржевский, и Бельский, и Ростовский, и Ярославский, и Белозерский, и Удорский, и Обдорский, и Кондинский, и иных, наияснейшему королю, избранному цесарю, и навышшему королю Римскому, и Угорскому, и Долматцкому, и иных 31, здравие и благоденствие 32.

Наияснейший король, посылал ты к нам человека своего Варфоломея с твоим письмом, а в нем писал [еси] нам о братстве и любви 33, и твой посланник Варфоломей от твоего имени сказал [нам] то же самое, что будешь с нами в братстве и любви. И послали мы [к тебе] нашего человека Якова Иванова 34. А [похочешь с нами быти] в любви и братстве [по тому ж], как был с нами дед твой, император Максимилиан 35 [избранный цесарь, и навышший король Римский] 36, и ты б нам о том послал грамоту о братстве и любви с нашим человеком, с Яковым Ивановым, [по тому ж], как был с нами дед твой в братстве и любви. [Писан] в Коломне месяца июня в 26 день [лета 7030] 37 [138]

№ 4.

1523, Копия ответного послания императора Карла V Василию III Ивановичу о согласии возобновить дипломатические контакты.

Carlos V а Basilio Ivanovich (Valladolid, 1523)

Carolus, etc., serenissimo ac potentissimo principi et domino Basiliuo, magno duci et domino Rusie, Volodimeriae, Moscouiae, Nouogardiae, Plescouiae, Smolensckiae, Tveriae, Iugariae, Permiae, Vetthiae, Bolgariae, Nouogradiae terra inferioris, Tzemigouae, Rezaniae, Volotschiae, Rseuiae, Beleskiae, Roscouiae, Jerosslauiae, Belozeriae, Vdoriae, Obdoriae et Condomeriae, etc, amico nostro charissimo. Salutem et omnis bonis incrementum.

Serenissime ac potentissime princeps, amice charissime. Accepimus binas litteras Serenitatis Vestrae, quas ad nos per oratorem vestrum Jacobum Johannis, anno superiori, vicesimo sexton maii, ex Columna dedit, intelleximusque ea omnia quae nobis Serenitas Vestra, per eumdem significauit et preserti(m) quod in ea syncera amicitia et societate nobiscum esse cupit, in qua olim cum auo nostro domino Caesare Maximiliano, praeclarissimae memoriae fuit. Et quia singulaerem animi magnitudinem aliasque egregias virtutes Serenitatis Vestrae praedicare audiuimus.

Et Serenitatem Vestram summon studio amicitiam prefati aui nostril coluisse scimus et litteris et ipso homine Serenitatis Vestrae mirifice delectati cupimusque et federa et societatem illam auitam, nostro modo confirmare sed coniunctiori vinculo conuectere confidentes vt mutuus amor noster vtrique aliquando et vtilis et decorum futurum sit. Et ideo decreuimus iuxta desiderium Serenitatis Vestrae, oratorem nostrum ad eamdem transmitter qui hinc cum Jacobo Joannis discedens intra paucos dies apud Serenitatem Vestram futures est quem ad modum haec omnia et alia vberius, ex homine suo intelligent hortantes Serenitatem Vestram vt interim a nobis omnia official expected quae optimo integerrimo amico expectari posset. Et Serenitatem Vestram diu feliciter uiuere et regnare cupimus. Data

На обороте титул императора: Carolus, diuina fauente dementia Christianorum et Romanorum imperator Semper Augustus ac Germaniae Hispaniarum, vtriusque Siciliae Hierusalem, Hungarie, Dalmatiae, Croatiae etc. rex, archidux Austrie, dux Burgundiae etc. etc 38.

Archive general de Simancas (AGS, Valladolid). Estado. Legajos 1554. Fol. 342. Copie.

Публикация:

1. Lopez de Meneses A. Las primeras embajadas rusas en Espana (1523, 1525 у 1527) // Cuademos de historia de Espana. 1946. Nr. 6. S. 221. Nr. II.

2. Алексеев М. П. Московский подьячий Я. Полушкин и итало-испанский гуманист Педро Мартир // Алексеев М. П. Сравнительное литературоведение. М., 1983. С. 57 (по публикации А. Лопес де Менесес). [139]

№ 5.

1523, Вильядолид. Ответное послание Карла V Василию III Ивановичу (перевод).

От Карла, нашему дорогому другу Василию, великому и державному князю и господину, великому герцогу и государю Русскому, Владимирскому, Московскому, Новгородскому, Псковскому, Смоленскому, Тверскому, Югорскому, Пермскому, Вятскому, Болгарскому, Нижегородскому, Черниговскому, Рязанскому, Волоцкому, Ржевскому, Бельскому, Ростовскому, Ярославскому, Белозерскому, Удорскому, Обдорскому, Кондинскому, и иных, привет и пожелание всего доброю.

Светлейший и могущественнейший князь, дорогой друг! Мы получили от Вашей Светлости два письма, которые к нам привез из Коломны Ваш посланник, Яков Иванов в прошлом году, двадцать шестого мая, и мы поняли все Ваши предложения, которые Ваша Светлость изложили в них, и особенно [нас тронуло] желание быть с нами в такой же искренней дружбе и союзе, в какой был наш дед, блаженной памяти великий государь Максимилиан. И потому, отдавая дань его необыкновенному величию души и другим выдающимся доблестям, мы [услышали] пожелания Вашей Светлости. И мы знаем, что Ваша Светлость всем старанием преданы дружбе нашею деда, и мы весьма стремимся и письмами и посланником к Вашей Светлости эти дедовские союз и единство с нашей стороны [не только] подтвердить, но и связующими узами соединить [с помощью] конфидентов 39, чтобы взаимная наша любовь наконец получила полезное и прекрасное будущее. И по этой причине мы решили, согласно желанию Вашей Светлости, прислать [к Вам] нашего посланника, который будет с Яковом Ивановым через несколько дней направлен точно так же к Вашей Светлости, и Ваша Светлость обстоятельно узнает от своего человека то, что нами дан такой ожидаемый [официальный прием], какой можно было бы [от] надежною друга ожидать.

Желаем, чтоб Ваша Светлость жили долго и счастливо правили. Дата


Литература, использованная в статье

Алексеев, Михаил Павлович. Московский подьячий Я. Полушкин и итало-испанский гуманист Педро Мартир // Алексеев М. П. Сравнительное литературоведение. Москва: Наука, 1983. 448 с.

Бантыш-Каменский, Николай Николаевич. Обзор внешних сношений России (по 1800 год). Ч. 1. Москва: Типография Э. Лисснера и Ю. Романа, 1894. 272 с.

Белокуров, Сергей Алексеевич. Список дипломатических лиц русских за границей и ино- странных при русском дворе (с начала сношений по 1800 год) // Сборник Московского главного архива Министерства иностранных дел. Москва: Типография Э. Лисснера и Ю. Романа, 1893. Вып. 5. С. 219-314.

Лобин, Алексей Николаевич. Послания Василия III великому магистру Альбрехту 1515 г. // Studia Slavica et Balcanica Petropolitana = Петербургские славянские и балканские исследования. 2012. № 1. С. 141-152.

Lopez de Meneses, Amada. Las primeras embajadas rusas en Espana (1523, 1525 y 1527) // Cuadernos de historia de Espana. 1946. (Bulletin hispanique 48). S. 210-226. Sach, Maike. Hat Karl V «die brieff» wirklich erhalten? Ueberlegungen zu den Hintergruenden eines russischen Schreibens im Konigsberger Ordensbriefarchiv. In: Zwischen Christianisierung und Europaeisierung. Beitraege zur Geschichte Osteuropas, in: Mittelalter und frueher Neuzeit. Festschrift fuer Peter Nitsche zum 65. Geburtstag. Hg. v. Eckhard Huebner, Ekkehard Klug u. Jan Kusber. Stuttgart: Franz Steiner Verlag 1998 (= Quellen und Studien zur Geschichte des oestlichen Europa, 51). S. 335-365.

Rabe, Horst (Hg.). Karl V., politische Korrespondenz: Brieflisten und Register. Brieflisten in der chronologischen Folge der Korrespondenz. Teil 1. 1510-1532. Konstanz: Universitaet Konstanz, 1999. 426 s.

Radnoti, Klara. Europa Moszkovia-kepe a XV-XVI. Szazadban. Budapest: Magyar Ruszisztikai Intezet, 2002. 205 s.

Uebersberger, Hans. Oesterreich und Russland seit dem Ende des 15. Jahrhunderts (Verffentlichungen der Kommission fur Neuere Geschichte Oesterreichs). Bd. I. Wien; Leipzig: Willhelm Braumueller, 1906. 584 s.


Комментарии

1. Бантыш-Каменский Н. Н. Обзор внешних сношений России (по 1800 год). Ч. 1. М» 1894. С. 6.

2. Памятники дипломатических сношений древней России с державами иностранными. Т. I. Памятники дипломатических сношений с Империею Римскою (с 1488 по 1594 год). СПб., 1851. С. 1486-1487.

3. Белокуров С. А. Список дипломатических лиц русских за границей и иностранных при русском дворе (с начала сношений по 1800 год) // Сборник Московскою главного архива Министерства иностранных дел. М» 1893. Вып. 5. С. 230, 255.

4. GStAPK. OB А (XX НА Hist. StA Konigsberg). Nr. 25830. Fol. 1.

5. Sach AI Hat Karl V. «die brieff» wirklich erhalten? Ueberlegungen zu den Hintergruenden eines russischen Schreibens im Koenigsberger Ordensbriefarchiv // Zwischen Christianisierung und Europaeisiemng. Beitraege zur Geschichte Osteuropas in Mittelalter und frueher Neuzeit. Festschrift fuer Peter Nitsche zum 65. Geburtstag. Hg. v. Eckhard Huebner, Ekkehard Klug u. Jan Kusber. Stuttgart 1998 (= Quellen und Studien zur Geschichte des oestlichen Europa, 51). S. 335-365.

6. Opus epistolarum Petri Martyris Anglerii Mediolanensia. Amstelodami Typis Elzivirianis, Veneunt Parishs apud Fredericum Leonard. 1670. Nr. DCCLXXVII. P. 452-453.

7. Lopez de MenesesA. Las primeras embajadas msas en Espana (1523, 1525 y 1527) // Cuademos de historia de Espana. 1946. Nr. 6. (Bulletin hispanique 48). S. 210-226.

8. Rabe Н. (Hg.) Karl V, politische Korrespondenz: Brieflisten und Register. Brieflisten in der chronologischen Folge der Korrespondenz Teil 1. 1510-1532. Konstanz, 1999.

9. Archivo general de Simancas (Valladolid). Estado. 1554. Fol. 342.

10. Credenciales de Antonio de Comitibus (Valladolid, 1523) // Lopez de Meneses A. Las primeras embajadas rasas enEspafia (1523, 1525 у 1527). Nr. III. S. 221-222.

11. Лобин А. H. Послания Василия III великому магистру Альбрехту 1515 г. // Studia Slavica et Balcanica Petropolitana. 2012. №  1. C. 141-152.

12. РГАДА. Ф. 32. Д. 2; Памятники дипломатических сношений древней России с державами иностранными. Т. I. Стб. 193-480.

13. Uebersberger H. Oesterreich und Russland seit dem Ende des 15. Jahrhunderts (Veoeffentlichungen der Kommission fuer Neuere Geschichte Oesterreichs). Bd. I. Wien; Leipzig, 1906. S. 172.

14. Lopez de Meneses A. Las primeras embajadas rasas en Espana (1523, 1525 у 1527). P. 210.

15. Sach M. Hat Karl V. «diebrieff» wirklicherhalten? ... S. 335-365.

16. Алексеев M. П. Московский подьячий Я. Полушкин и итало-испанский гуманист Педро Мартир // Алексеев М. П. Сравнительное литературоведение. М., 1983. С. 49-57.

17. Сам Петро Маргир д’Ангьера прокомментировал послание так: «Вот хорошо сделанная речь московскою оратора Якоба Иванова: не удивляйся, что она не цицеронова, так как в северных странах Цицерон не был, довольствуясь своим Римом» («En habes Jacobi Joannis Oratoris Moschovii cultam Orationem, prout jacet: si non est Ciceroniana, id est causae, quod ad eos Boreales slatus Cicero sua Roma contentus, nunquam accesserit» (Opus epistolarum Petri Martyris Anglerii Mediolanensia. P. 453); см. также: Алексеев M. П. Московский подьячий Я. Полушкин и итало-испанский гуманист Педро Маргир. С. 55.

18. GStAPK. XX. ОВА. Nr. 21845.

19. GStAPK. XX. ОВА. Nr. 20320, 20483, 20643, 21291, 21845, 21853, 22189, 22401, 22440, 23866, 23891, 23985, 24743, 24830, 24872.

20. Памятники дипломатических сношений древней России с державами иностранными. Т. I. С. 1486-1487.

21. Алексеев М. П. Московский подьячий Я. Полушкин и итало-испанский гуманист Педро Мартир. С. 55.

22. Radnoti K. Europa Moszkovia-kepea XV-XVI. Szaezadban. Budapest: Magyar Ruszisztikai Intezet, 2002. S. 181. 205.

23. В левом верхней углу архивная пометка чернилами.

24. В тексте «били».

25. В тексте ошибочно «Betthechie».

26. В тексте ошибочно «Volgarie».

27. В тексте ошибочно «Bezanie».

28. В тексте ошибочно «Resmiae».

29. В тексте ошибочно «Condimerie».

30. «die vigesimo sexto» — так в издании 1530 г., в издании 1670 г. дата приведена латинскими цифрами «XXVI».

31. О титуле: см. документ №  1.

32. Из всех приветствий к латинскому варианту «Salutem et omnis boni incrementum» (букв. «здоровья и всего добра») подходит «здравие и благоденствие». Помимо этого в salutem использовались такие формы: «здравие и нашей братской дружбе непрестанная любовь», «приятельски и здравие».

33. «in fratemitate et charitate». В послании от 5 мая 1521 г. — «в любви и в завещане». В подобных дипломатических документах XVI в. чаще употребляется «в братстве и любви».

34. Посланник Яков Иванов Полушкин.

35. Максимилиан — в грамотах 1516 1521 гг., в более ранних (1515) — «Максимян».

36. В латинском варианте уточнение отсутствует; употребляется в первом послании от 5 мая 1521 г. (см, документ №  1).

37. Возможны варианты: «семь тысяч тритцатого», «7000 тритцатого»; ср. с datum документа №  1.

38. В публикации А. Лопес де Менесис титул опущен.

39. Confident — доверенное лицо, посол.


Текст воспроизведен по изданию: Послание государя Василия III Ивановича императору Карлу v от 26 июня 1522 г.: опыт реконструкции текста // Петербургские славянские и балканские исследования, № 1. 2013

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.