Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СОЛЬВЫЧЕГОДСКИЙ ЛЕТОПИСЕЦ КАК ИСТОРИКО-АРХИТЕКТУРНЫЙ И ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК

Рассматриваемый в настоящей работе Сольвычегодский летописец 1 содержит любопытные исторические сведения о [218] Соли-Вычегодской — одном из интереснейших городов Севера европейской части России. Памятник, дошедший до нас в двух рукописных списках, 2 представляет собой образец так называемого местного летописания, научный интерес к которому несомненно оправдан прежде всего тем, что наряду с выписками из крупных летописных сводов местные летописцы часто содержат уникальные известия о том или ином городе или дают оригинальную трактовку уже известных событий.

Крупные летописные своды, как правило, доведены лишь до середины XVI в. Тем большую ценность имеют малые городские летописцы, представляющие собрание сведений об одном городе. Как правило, они и составляются жителями этих городов. Академик М. Н. Тихомиров почти 40 лет назад отметил «значительную историческую ценность» малых летописцев. 3

Мы рассматриваем Сольвычегодский летописец в списке РО ГПБ, Q.1.835, второй половины XVIII в. (л. 1-6 об.), как сохранившем более полный текст памятника (см. примеч. 2). В нем освещаются события 1533-1578 гг. Сборник, в котором дошел этот текст, помимо Сольвычегодского летописца, озаглавленного «Летописец о граде и посаде Соли Вычюгодцкия» и посвященного полностью истории одного из интереснейших городов Севера — Соли Вычегодской, 4 содержит несколько сказаний о чудесах от икон и креста Господня, совершившихся в Успенском соборе Сольвычегодска, опись мощей святых этого собора, а также описание чудес от Абалацкой иконы Божьей матери. [219]

Наша статья представляет собой опыт историко-архитектурного, источниковедческого и географического комментария к некоторым сведениям, сообщаемым Летописцем. Насыщенность текста конкретными историческими фактами заставляет остановиться на отдельных фрагментах, нуждающихся, по нашему мнению, в более подробном рассмотрении. Таких фрагментов 20.

1. В тексте читаем: «От града Устюга Великаго вниз по Двине реке до устия реки Вычюгды 45 поприщ. 5 А от устия реки Вычюгды въврх 15 поприщ....». Сведения географического характера близки данным «Книги Большому Чертежу», хотя есть и отличия («а от Устюга до Соли Вычегодские 60 верст...»); «город Соль — Вычегодская, от устья Вычегды 15 верст. А до верху Двины реки от Устья Вычегды 50 верст». 6 Таким образом, в «Книге....» даны две точки отсчета расстояния между Устюгом и Сольвычегодском и от одного, и от другого города.

Далее речь пойдет о сольвычегодских храмах.

2. «... по речке Солонихе посаде Соль Вычюгодцкая, а на посаде на площади посреди торжища храм живоначальныя Троицы да теплой храм Воскресения Христова соборная, два священника и диякон».

О Троицкий церкви известно мало, возможно, что сольвычегодский краевед, историк А. Соскин прав в том, что это одна из древнейших сольвычегодских церквей. Ведь именно троицким соборным попам «дается грамота о строительстве ц. Константина и Елены у стоящей ц. Зачатия Иоанна Предтечи». 7 «Троицкая сторона» посада была хорошо известна в XVI в. и прочно укоренилась в топографии города (в грамоте 1589 г. говорится: «... на Троицкой стороне в Касмакове улице»). 8

3. «У Соли же на посаде Борисоглебской монастырь (...) в нем же храм мученицы Екатерины теплой, и стары....».

Существует мнение, что мужской Борисоглебский монастырь был основан до 1498 г., 9 в том же монастыре стояла и церковь Екатерины. 10

4. «В оном же посаде за рекою Усолкою храм Афанасиа Александрийскаго да теплой храм святаго мученика Георгиа». Вероятно, речь идет об Афанасьевском приходе посада, который, по данным И. К. Степановского, был основан в 1535 г. 11 [220]

5. «У Соли же на посаде на Николской стороне церковь Николая Чюдотворца, и у той церкви синодик убогих дому скуделнича. Да в том же посаде храм рудной Климента папы Римскаго. Еще же храм святых мученик Фрола и Лавра поставлен в лето 7041–е.» (1553 г.).

6. «Из верховских городов прииде преподобный Логин на Вычюгду реку и вселиса близ града Соли Вычюгодцкия въверх по Вычюгде реке 10 поприщ на устие речки Коряжимки, и постави обитель во имя святаго Николая Чюдотворца. . .». Речь идет об основании Николо-Коряжемского монастыря.

7. Здесь любопытно известие о городе Чернигове: «В лета прежния вверху реки Вычюгды был город Чернигов на устие реки Черныя на реке на Вычюгде, а в которые годы поставлен, того неведомо».

Алексей Соскин отмечал, что в 3 верстах от устья р. Черной стоял г. Чернигов и сейчас в этом месте видно «черенье», а позади от реки есть такое место, «будто копан ров». 12 Он относит остатки города к новгородскому времени. А. Соскин сообщает также, что по сведениям из летописи, в 1546 г. г. Чернигов сгорел. 13 Все сведения о нем в позднейшей литературе почерпнуты из работы А. Соскина. 14

8. «А в нем церковь Иоанна Предтече, а над вратами градними проезжими стояла икона Нерукотворенный образ Господа нашего Иисуса Христа, а над другими воротами проезжими стояла икона мученика Георгия, а на ней бо позади надъписано: «Написана сия икона лета 7051-го октября в 8 день. А писал ю Андрей Васильев диякъ Флоровской старост Ермол, святому Георгию стояти над враты входящему во град (...) и от междусобныя брани, и от набразныя смерти, и молитися со смирением, и кротостию, и милостынею, и постом, то есть Богу и святому Георгию седящи во граде и будет, его же просите».

Поставление икон в проезжие ворота крепостей — вероятно, древняя традиция, как и тематика таких икон. В 1445 г. «написан был образ Спаса Нерукотворного изографом монахом Серапионом и поставлен на вратах градских на башне Городищенского на Прилуце», — сообщает Устюжский летописец. Надвратные иконы в русских городах — обычное явление в XVII в. Ярчайший пример образ Спаса — иконы строгановского письма на Спасских вратах Московского кремля. В 1646 г. в Енисейском остроге над острожными воротами в башне с одной стороны стояла икона с образом Иисуса Христа, а на другой стороне башни — с образом Богородицы. 16 В Селенгинске в 1685 г. был построен город, «а над воротами [221] часовня рубленая брусчатая, поверх часовни бочка, обитая лемехом, в часовне образ небесных сил воеводы архистратига Михаила, а в бочке учрежден образ Господа Савоофа». Чаще все же помещались в воротных башнях иконы, как например в Хлынове в Большом земляном городе «над вороты Спасов Нерукотворный образ в иконе» (в 1678 г. эту икону на Спасской башне и икону Николая Чудотворца на Богоявленской башне поновил иконописец Осип Павлов). 18 В «Сказании об иконе Оковецкой Божьей матери» подробно описана икона Николая Чудотворца, а потом сказано: «... а та чудотворная икона собою невелика, воротная, письмо старинное». 19 Возведение храмов над проездом городских ворот уже в древности, по мнению В. В. Косточкина, как бы обеспечивало особое покровительство и защиту этого наиболее слабого места в обороне крепости-города. 20

В Сольвычегодском летописце подчеркнута особая роль культа великомученика Георгия, что не случайно. «Георгий храбрый в народной эпической поэзии носит мифический характер героя-полубога, устроителя земли русской» и особо почитается в Северо-Восточной Руси, где много Георгиевских погостов. 21 В Сольвычегодском летописце упомянуто имя мастера, написавшего Георгиевскую икону, это дьяк церкви Фрола и Лавра Андрей Васильев. Недавно в фондах Архангельского музея изобразительных искусств была найдена еще одна икона с подписью этого мастера — икона Николы Великорецкого. 22 Таким образом, в г. Чернигове были две воротные башни, они, возможно, и назывались соответственно иконам — «Спасская» и «Георгиевская».

9. Любопытно и само происхождение г. Чернигова. В нашем Летописце гибель этого города отнесена к 1546 г.: «В лето 7054-е у Соли згорел город Чернигов и Казян възята того же году....». Далее говорится: «В лето 7065-е на старом городище поставлен храм великих царей Константина и Елены». А. Соскин Дает более детальные сведения — эта церковь была поставлена по челобитью троицкого соборного попа и посада ради избавления от недорода. 23 Причем храм был возведен рядом с уже стоявшей церковью Зачатия Иоанна Предтечи. Далее А. Соскин приводит выписку из писцовой книги 1586 г. Афанасия Вильяминова и дьяка Ивана Григорьева: «... на старом городище усть реки Черныя на Вычегде храм теплый святого Иоанна Предтечи да храм святых Царей Константина и Елены». 24 [222]

В нашем Летописце нет сведений о дальнейшей судьбе г. Чернигова, записи кончаются 1579 г., но у А. Соскина в его «Истории» приведены сведения о том, что в 1581 г. у Соли Вычегодской поставили новый город — «при церкви Вычегде на поскотине от церкви Рождества пресвятые Богородицы город Выбор». 25 А. Соскин снова дает выписку из Писцовой книги 1586 г.: «Город Выбор на реке Вычегде сметало, того города рекою Вычегдою заднюю стену городовую да и сторонних стен осталось 23 городни, в середине храм Архангела Михаила не освящен и строения в нем церковного нет никакого; а на передней стене города на башне на проезжей над воротами Спасов образ... икона Нерукотворного образа Христова Черниговского....». 26 Таким образом, город Выбор просуществовал всего 9 лет и к моменту написания «Истории» А. Соскина от него ничего не осталось. В конце XVI в. в царских грамотах 1592 и 1599 гг. дается разрешение посадским людям Соли Вычегодской пользоваться угодьями для выпаса скота на островах: «...на реке-де на Вычегде с верхнего конца от Устья-Нюбы речки, а с нижнево конца к старому городищу и против того городища остров». 27 В дальнейших сведениях нашего Летописца городской тематики нет — лишь под 1544 г. упоминаются Дмитровские ворота (вероятно, относящиеся еще к г. Чернигову).

Как же можно реконструировать сведения о городах Чернигове и Выборе, которые предшествовали Соли Вычегодской?

Конец XIV-XV вв. были тяжелыми временами для населения Вычегодской земли — набеги вогульских князьков, распри с Вятской землей (в 1438 г. вятчена «приходили на Устюг, город Гледен сожгли пуст....»). 28 Возможно, именно в это бурное время, на рубеже XV-XVI вв., и появилась небольшая деревянная крепость Чернигов, сгоревшая в 1546 г., а в 1581 г. на новом месте был поставлен город Выбор, разрушенный через несколько лет водами бурной Вычегды. В годы, когда погибла деревянная крепость Выбор, Усольский посад насчитывал 334 «черных» тяглых двора и не только представлял собой крупный центр солеварения — на посаде находилось 90 соляных варниц, — но и имел развитое ремесленное производство. 29 Можно полагать, что Чернигов и Выбор — это лишь деревянные крепости-кремли, поставленные в XVI в. для защиты быстрорастущего и набирающего силу Усольского посада.

10. Сведения о пожаре: «В лето 7052-е был у Соли на посаде пожарь за Гаиков церкви на плащади, обе погорели со всем церковным строением, и книги, и крилости погореле все до монастыря Борисоглебскаго и до врат Дмитревских и до ограды, игуменъ Дионисий нача пети мольбен пресвятеи Богородице, и огнь отвратился на пустое место». [223]

Летописец снова возвращает нас к событиям, связанным с Борисоглебским монастырем, упоминая игумена монастыря Дионисия. Сообщение летописца о Дионисии кажется вполне логичным как переход к рассказу о чудотворной иконе Прокопия Устюжского и ее чудесном свойстве. Ведь в 1548 г. в Борисоглебском монастыре была построена церковь Прокопия. Поэтому вполне понятно, что автор счел возможным в качестве отступления от сюжета «о чуде» сообщить о самой чудотворной иконе.

11, 12. Сведения об иконописании: «И того же 7052 году на Устюге Великом пресвитером Теренътием в Борисоглебской монастырь написана икона святаго праведнаго Прокопия Устюжескаго чудотворца и преподобнаго игумена Варлаама Хутынскаго стоящихъ молящихся ко Спасу, и поставлена та икона в церкве Бориса и Глеба, и сребром обложили и кивот устроили». По существу летописец сообщил два сведения: о древней иконе Прокопия Устюжского и о второй иконе, написанной Терентием. Обе иконы были поставлены в церковь Бориса и Глеба. Пресвитер Терентий — второй упомянутый автором усольский живописец первой половины XVI в.

Рассказ о чуде перебивается сообщением о гибели г. Чернигова, так как автору казалось, что он следует хронологии событий, ибо событие это относится к 1546 г.

13. Рассказ о чуде Прокопия Устюжского: «В лето 7056-е июля в 6 день первое чюдо бысть....». И далее следует рассказ о некоем посадском человеке Иоанне, который «бысть в разслаблении: 4 лета языком не глаголаша, и очима мало видеша....». Дело происходило на день памяти Прокопия Устюжского, сольвычегодцы собирались отплыть на молебен в Устюг, и Иоанн просил взять его с собой, но никто не захотел этого сделать. В это время образ Прокопия Устюжского вынесли из церкви, и больной Иоанн, подползя к иконе, молился и получил исцеление. После прославления чудотворца «отнесоша икону с великою честию во обитель святых чюдотворцев Бориса и Глеба». Далее следует рассказ о втором чуде.

14. «Слышах от священника Емелиана такожде: некая вдовица виде на том месть, идйже ныне стоить храм святаго Прокопиа, яко пламень огня, превелик зря и свещы горяша, ни единою бо, ни дващи, но многощы. Не по мнозъх же днех по предреченном чюдеси игумен благословляет народ воздвигнути церковь во имя чюдотворца Прокопиа. И людие того прихода и вси граждана в день неделный по скончании божественныя литургии готовящася на основание церкви».

Интерес для нас представляет священник Емелиан в связи с тем, что в «Материалах для словаря русских иконописцев» М. К. Картером перечислены три следующие иконы: 30 1) икона Государственного Русского музея «Собор апостолов» (на затыли по левкасу надпись: «Сий образ писан по повелению Максима Иаковлевича Строганова писмо Емельиана Московитина»); 2) икона из Строгановского [224] дворца «Три отрока в пещи» (надпись: «Писмо Емельианово»); 3) икона из Строгановского дворца «Собор Иоанна Предтечи» (надпись: «Емелциена писмо»). М. К. Картер считал (вслед за Н. П. Лихачевым и Д. А. Ровинским), что Емелиан — «строгановский» иконописец.

Мы знаем, что строгановские иконописцы, подписывая свои живописные произведения, писали чаще так: «... по велению Максима Яковлевича Строганова письмо человека ево» и имя мастера. Известна еще одна работа мастера Емелиана — это створки складные (левая сторона — Леонтий Ростовский, Никола, Иоанн Богослов, Козьма и Дамиан целители, Никита-воин; правая — Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, Преподобный Иоанникий Великий, Кир, Иоанн целители). Подпись (реставрирована): «Писмо Емельяново». Складень датируется В. И. Антоновой концом XVI в. 31 Не связан ли иконописец Емелиан со священником Емелианом из «чуда» Прокопия Устюжского?

Естественно, высказанное предположение пока не более чем гипотеза, но нам она кажется вероятной. Вполне возможно, что было время, когда при заказе икон Строгановы обращались к местным мастерам. Тем более что, по данным А. А. Введенского, активная деятельность строгановских «иконных горниц» приходится на 80- 90-е гг. XVI в. и на два первых десятилетия XVII в. 32 Но если об «иконных горницах» Никиты Григорьевича достаточно известно, то о существовании мастерских у Максима Яковлевича можно лишь предполагать. 33

15. Сведения о Соборе Благовещения; «Лета 7068-го у Соли на посаде основан храм каменной Благовещение Пресвятыя Богородицы с пределы». На составление каменного собора Аника Строганов получил средства еще в 1558 г., о чем свидетельствует надпись на храмовой иконе Благовещения: «Лета 7066-го сий образ Благовещения Пречистыя Богородицы благовещения Никандра архиепископа Ростовского Иоанекию Федорову сыну Строганову на поставление соборного храма каменного и з пределы начальный образ у Соли Вычегодская на посаде». 34 Строительство собора продолжалось 23 года. В 70-х гг. XVI в. строящийся собор очень сильно пострадал при пожаре. В 1579 г. были составлены «Книги церковные Благовещения пресвятыя Богородицы соборного храма и приделов у Соли на посаде, перепись главам и церковному строению всему после пожара». 35

16. «Лета 7073-го был у Соли пожар <...> Да и стара была церковь Богоявления Господня за оградою Борисоглебскаго [225] манастыря, приходцкая». А. А. Введенский пишет о строительных работах в 90-е гг. XVI в., когда внутри ограды Введенского монастыря Никита Григорьевич Строганов рубит несколько деревянных храмов, а над проезжими воротами ставит церковь во имя «всех святых», а под колокольней — Богоявленскую церковь. 36 Все эти постройки, по его данным, сгорели во второй половине XVII в. (в 1658 г.). Летописец говорит о том, что сгоревшая в 1565 г. церковь Богоявления была «старая» (древняя) и приходская, и он справедливо отмечает, что тогда она была за оградой Борисоглебского монастыря. Оказывается, после пожара началась активная церковно-строительная деятельность в центральной части посада, существенно изменившая его лицо, о чем свидетельствует следующая запись.

17. «В лето 7078-го у Соли на посаде поставили ограде и церковь Въведение Богородицы теплую древянную с трапезою, а освятили во 7104-м году».

Это продолжение рассказа о комплексе строительных работ в 90-х гг. XVI в., когда были поставлены храмы во имя Всех святых и Богоявления. В этом же году, как сообщает наш Летописец, храм Вознесения был перенесен на посад, на торговую площадь, к церкви «живоначальныя Троицы» и Воскресенскому храму.

Для Введенского храма, судя по архивным данным, была написана икона с подписью: «Лета 7078 год сей образ Пресвятыя Богородицы честнаго и славнаго ея Введения в церковь начальный образ общаго монастыря Соли Вычегодския на посаде поставление Иоанникия Федоровича сына Строганова....» (далее идет описание оклада). 37

18. Сведения об эпидемии: «Лета 7078-го почал быть у Соли болшой мор, месяца июля в 8 день на посаде, а перестал бысть 7080 году месяца наября в 1 день». Это сообщение Летописца связано с последующим фрагментом текста, где, кроме того, говорится о построении храма за один день.

19. «В лето 7079-е месяца аугуста в 16 день совершен и освешен храм во имя всемилостиваго Спаса обыденной, который поставлен был единым днем. А ставили храм всемилостиваго Спаса всем миром в болшей мор, для того чтобы отвратил всемилостивый свой праведный гнев с нас, православных христиан, и божиею милостию всемилостиваго Спаса мор был стал менши с тех мест, как построили храм всемилостиваго Спаса единым днем и освятили его и обедню служили».

20. Сведения о пожаре: «В лето 7087-е майя в 25 день у Соли был пожар Строганов, згорело на посаде 500 дворов да десять церквей». Как видим, пожар 1579 г. нанес значительный урон Соли Вычегодской.

Оценивая Сольвычегодский летописец 1533-1579 гг. в целом, следует отметить его значительную информативность — данные его [226] почти полностью были использованы в «Истории» А. Соскина Наряду с этим А. Соскин говорит о Летописце, который содержит и более поздние по времени сведения: «В Летописце написано, в лето 7089 (1581 г.) у Соли Вычегодской поставлен при реке Вычегде на поскотине от церкви Рождества присвятые Богородицы город Выбор». 38 У А. Соскина читаем: «В Соли-Вычегодском летописце написано, что в 1602 г. на р. Вычегде, на устье р. Усолки около каменного собора и у Строгановских дворов построен острог....». 39

О существовании рукописного Сольвычегодского летописца знал и А. А. Введенский, он сообщал о том, что в рукописи есть рисунок деревянных церквей XVI-XVII вв. (Богородицы Одигитрии, Прокопия Устюжского чудотворца, Параскевы-Пятницы), который относится к 1726 г. 40 Таким образом, можно предположить, что в XVIII в. существовало два варианта Летописца, сведениями которых пользовался А. Соскин, и что наш Летописец — это выборка древнейшей части более обширного текста. Это объясняется наличием в труде сольвычегодского историка порой буквальных текстовых совпадений с нашим Летописцем. Известен и опубликован еще один Сольвычегодский летописец — «Летописец родительской...». Считается, что написал его инок Введенского монастыря не позднее 1604 г. 41

Значительная часть Сольвычегодского летописца посвящена описанию чудес, случившихся от чудотворной иконы Прокопия Устюжского, известных и по его житию. Как показал А. Н. Власов, «житийные повести и сказания о Прокопии и Иоанне Устюжских... представляют собой единый литературный цикл, созданный устюжскими книжниками в течение XVI-XVII вв.». Возникновение первоначального вида этого цикла А. Н. Власов связывает с сольвычегодским Борисоглебским монастырем и с сыном игумена Дионисия. О нем как авторе «Жития Иоанна юродивого» упоминает и само житие: «... не убо аз многогрешный своими очема видех, но слышах от отца своего, — иже последни бысть игуменом в пределах того же града Устюга, у Соли Вычегодские, где же град, именуемый Выбор, и в том граде монастырь святых мученик Бориса и Глеба и святые мученицы Екатерины <....> описано житие святаго Иоанна, Христа ради уродиваго, в лето 7062-го (1554 г.) <....> по благословению отца моего игумена Дионисия». 42 [227]

О литературном сходстве обоих житий (Прокопия и Иоанна) и о том, что автор этих произведений, по-видимому, одно и то же лицо, писал еще Н. Коноплев. 43 Житие Иоанна было широко использовано составителем Сольвычегодского летописца, о чем свидетельствует, например, употребление меры длины «поприще» в сведениях о расстоянии. Однако вопрос о более тесных взаимосвязях Сольвычегодского летописца и Иоанно-Прокопьевского житийного цикла требует особого рассмотрения.

Поскольку А. Н. Власов предположил, что Сольвычегодский летописец составлялся почти одновременно с созданием Устюжского житийного цикла непосредственно игуменом Дионисием или под его руководством, следует датировать Сольвычегодский летописец временем не позднее конца 50-х-начала 60-х гг. XVI в., что подтверждает датировку А. Н. Власова. Сольвычегодский летописец являет собой пример поздних летописцев. Они, по точному замечанию В. И. Буганова, «важны не только наличием в них ряда интересных сведений по отечественной истории, но и в качестве своеобразных историографических памятников....». 44 В Сольвычегодском летописце мы наблюдаем целенаправленный характерный подбор фактов: о строительстве «городов», памятниках иконописания, причем с воспроизведением надписей на иконах, о бедствиях (пожары, моры, неурожаи), строительстве церквей, чудесах. Характерно, что из общерусских известий упомянуто лишь одно — взятие Казани Иваном Грозным, причем оно приведено не как самостоятельное, а уточняющее (доказывающее) дату местного события.

Рассматривая проблемы стиля и художественного своеобразия местных устюжских литературных произведений, А. Н. Власов отметил, что в них «с середины XVI в. очевиден переход от повествования в форме летописного рассказа к собственно агиографическому типу — сказаниям, которые отчасти заменили собой прежний жанр и функционально. В этом смысле Иоанно-Прокопьевский цикл (а к нему примыкает и Сольвычегодский летописец. — О. О., М. Р.) можно интерпретировать как летописный свод, в котором запечатлена история городов в легендах и преданиях более чем за 400 лет». 45

Сольвычегодский летописец особенно важен для нас как источник по строительной биографии города, как ценный материал по истории архитектуры Сольвычегодска, сложившийся в тот период его развития, когда город терял былое значение крупного ремесленного центра на торговом пути к Сибирскому краю.

Предложенный нами историко-архитектурный комментарий к Сольвычегодскому летописцу, разумеется, не исчерпывает всей обширной исторической информации, которая содержится в нем. Поэтому считаем целесообразным привести в Приложении к статье его полный текст. [228]


ПРИЛОЖЕНИЕ 46

/л. 1/ Летописец о граде и о посаде Соли Вычюгодцкия /От града Устюга Великаго вниз по Двине реке до устия реки Вычюгды 45 поприщ. А от устия реки Вычюгды въверх 15 поприщ, на реке на Вычюгде по речке Солонихе посаде Соль Вычюгодцкая, 47 а на посаде на площади посреди торжища храм живоначальныя Троицы да теплой храм Воскресения Христова соборная, два священника и диякон. У Соли же на посади Борисоглебской монастырь, в нем же храм святых мученик Бориса и Глеба да храм мученицы Екатерины теплой, и стары были в том монастыре архимандриты и потом и игумены. В оном же посаде за рекою Усолкою /л. 1 об./ храм Афанасиа Александрийскаго да теплой храм святаго мученика Георгиа. У Соли же на посаде на Николской стороне церковь Николая Чюдотворца, и у той церкви синодик убогих дому скуделнича. Да в том же посаде храм рудной Климента папы Римскаго. Еще же храм святых мученик Фрола и Лавра поставлен в лето 7041-е. В лето 7043-е. Из верховских городов прииде преподыбныя Логин на Вычюгду реку и вселиса близ града Соли Вычюгодцкия въверх по Вычюгде реке 10 поприщь на устие речки Коряжимки, и состави обитель во имя святаго Николая чюдотворца, и бысть в той обители /л. 2/ игуменом и преставися в лето 7048-е, а коего града и какову родителю сын, того никому неведомо. В лета прежния вверху реки Вычюгды был город Чернигове на устие реки Черныя на реке на Вычюгде, а в которые годы поставлен, того неведомо. А в нем церковь Иоанна Предтече, а над вратами градними проезжими стояла икона Нерукотворенный образ Господа нашего Иисуса Христа, а над другими воротами проезжими стояла икона мученика Георгия, а на ней бо позади надъписано: «Написана сия икона лета 7051-го октября в 8 день. А писал ю Андрей Васильев дияк Фроловской старосте Ермоле святому Георгию стояти над враты входящему /л. 2 об./ во град и исходящему просити милости и избавления прещения, 48 от иноплеменников, и от междусобныя брани, и от набразныя смерти, и молитися со смирением, и кротостию, и милостынею, и постом, то есть Богу и святому Георгию седящи во граде и будет, его же просите». По речке Солонихе и по озеру Соляному было 90 варниц. В лето 7052-е был у Соли на посаде пожар за Гаиков церкви на плащади, обе погорели со всем церковным строением, и книги, и крилости погореле все до монастыря Борисогльбскаго и до врат Дмитревских и до ограды, игумен Дионисий нача пети молебен пресвятей Богородице, и огнь /л. 3/ отвратился на пустое место. И того же 7052 году на Устюге Великом пресвитером Теренътием в Борисоглебской монастырь написана икона святаго праведнаго Прокопия Устюженскаго чюдотворца, и преподобнаго игумена Варлаама Хутынскага стоящих молящихся ко Спасу, и поставлена та икона в церкве Бориса и Глеба, и сребром обложили и кивотъ устроили. В лето 7054-е у Соли згорел город Чернигов, и Казянь възята того же году. В лето 7056-е июля в 6 день первое чюдо быст от святыя иконы святаго и праведнаго Прокопия Устюжескаго: некто посадкой человек именем Иоанн бысть в разслаблении: 4 лета языком не глаголаша, и очима мало видеша, и ползая /л. 3 об./ по земли на колену и на лактю своею, а иногда на санях людие влючаху его и на площади полагаху. И лежаще просяша милостыню. И на память чюдотворца Прокопиа от Соли ко Устюгу народе в судах хотяху отплыти. Он же много моли их у реки, чтобы его ко Устюгу с собою взяли, и никтоже восхоте взяти его. Он же от реки поползе на колену и на локтях своих и приползе на плащадь. И та святая икона от монастыря чюдотворцевъ принесена на площадь и поставлена у церкви Воскресения Христова среди торгу. И мимо ползоша иконы и видевъ ю, нача молитися, и взирати на образ, и плакаша на долг час, прося исцеления /л. 4/и поползе в дом свои, и в дому лежа в храмине. И виде: во храмину человек влезша [229] и возва, глаголя разслабленному: «Человече, чо скорбиши и вопиеши от многая печали от недуга своего?» Разслабленный же возрев единым оком, виде одесную себе человека стояща и не зная, яко чюдотворец есть, вопроси стоящаго, глаголя: «Ты кто еси?» Святый же отвещав, рече: «Аз есмь святый чюдотворец Прокопий, послан от Бога к тобе на помощь, его же еси видел на икона написана». Разслабленный же рече: «Святче божии, Прокопие, помози ми». Святый же емше его за десную руку и возложи на чело его и сотвори крестное знамение, и от себе ему повеле такожде сотворити крестное /л 4 об./ знамение, и рече святыя: «Иди и любезно целуи икону образа моего подобие, и будеши вздрав». И абие невидим быст. Разслабленный же воста от недуга своего, аки от сна, взем два жезла и поиде ко иконе святаго чюдотворца Прокопиа. И прииде ко иконе, моляся умилно, припадая со слезами и благодаря Бога и прославляя святаго Прокопиа о своем исцелении. Видевша же ту сущии, людие того пришедша и слышавше от него о бывшем чюдеси, и абие прославися чюдо по всему граду, бе же вечерь приближился и нощь приспе, того ради не поведаша чюдо властителю града. Наутрие же — день неделныи и память святаго чюдотворца /л. 5/ Прокопиа, и поведаша властителю и игумену и всем людем. И певше святую литургию, и по скончании же вземше святую икону и внесоша в народ среди торгу на площади, и начаша звонити по всему граду, и певше молебен, и по скончании молебна знаменоваша разслабленнаго честным крестом. И потом у образа чюдотворныя иконы и святаго Прокопиа вопрошаху его опреславньм чюдеси. Он же все поведа от начала и до конца, како чюдотворца виде приходяща к себе и здравие от него получи. И вси слышавшие прославиша Бога. И отнесоша икону с великою честию во обитель святыих чюдотворцев Бориса и Глеба. /л. 5 об./

Слышах от священника Емилиана такожде: некая вдовица виде на том месте, идеже ныне стоить храм святаго Прокопия, яко пламень огня превелик зря и свещы горяша, ни единою бо, ни дващи, но многощы. Не по мнозех же днех по предреченном чюдеси игумен благословляеть народ воздвигнути церковь во имя чюдотворца Прокопиа. И людие того прихода и вси граждана в день неделныи по скончании божественный литургии готовящася на основание церкви. И в то время бысть исцеление от святыя иконы некоей жене, бывши ей слепой 8 лет, яже абие прозре. Видевши же людие бывшее, въскоре воздвигнута храм и освятиша, и тогда многа /л. 6./ исцеления от тоя святыя икона быща. В лето 7061-е был у Соли пожар Осипов; в лето 7063-е был у Соли и по иным градам глад велик. В лето 7065-е на старом городище поставлен храм великих царей Константина и Елены. Лета 7068-го у Соли на посаде основан храм каменной Благовещение Пресвятыя Богородицы с пределы. Лета 7073-го был у Соли пожар бабин. Да и стара была церковь Богоявления господня за оградою Борисоглебскаго манастыря, приходцкая. В лета 7078-го у Соли на посаде поставили оград и церковь Въведение Богородицы теплую древянную с трапезою, а освятили во 7104-м году. Лета 7078-го почал быть у Соли большой мор, месяца июля в 8 день /л. 6 об./на посаде, а перестал бысть 7080 году месяца наября в 1 день. В лета 7079-е месяца аугуста в 16 день совершен и освещен храм во имя всемилостиваго Спаса обыденной, которой поставлен был единым днем. А ставили храм всемилостиваго Спаса всем миром в болшей мор, для того чтобы отвратил всемилостивый свой праведный гнев с нас, православных христиан, и божиею милостию всемилостиваго Спаса мор был стал менши с тех мест, как построили храм всемилостиваго Спаса единым днем и освятили и обедню служили. В лето 7087-е маиа в 25 день у Соли был пожар Строгонов, згорело на посаде 500 дворов да десять церквей.


Комментарии

1. Летописец связан с литературной традицией Устюжского и Сольвычегодского краев которой из новейших работ посвящена диссертация А. Н. Власова: Проблемы развития книжной и литературной традиции Великого Устюга и Сольвычегодска в XVI-XVII вв.: (На материале рукописей и цикла литературных памятников велико-устюжского и сольвычегодского происхождения): Автореф. дис...... канд. фил. наук. Л. 1985. -АН Власовым подготовлена к печати статья о Сольвычегодском летописце с которой он любезно познакомил авторов данной работы, за что они выражают ему признательность. По предположению А. Н. Власова, Сольвычегодский летописец был составлен в 40-50-е гг. XVI в. при Борисоглебском монастыре в г. Сольвычегодске примерно в одно время с составлением Устюжского житийного цикла о Прокопии. и Иоанне (см. другую статью того же автора: Власов А. Н К вопросу о происхождении цикла сказаний о Прокопии и Иоанне Устюжских // Литература Древней Руси: Источниковедение. Л., 1988. С. 144-159), представляющего собой своеобразную легендарную летопись». Возникновение Сольвычегодского летописца А. Н. Власов связывает с деятельностью игумена Дионисия, бывшего ранее иереем в Устюжском Успенском соборе (в первой четверти XVI в.). «В качестве источников для летописца могли быть использованы устные рассказы и записи синодика Сольвычегодскои Никольской церкви, а также современные события («чудеса» от икон, сведения о поставлении новых церквей в городе и о пожарах). Таким образом, летописание в Великом Устюге и Сольвычегодске в XVI-XVII ее. было живым жанром литературной традиции и интерес к нему возникал в самых различных слоях населения Устюжского края» (Власов А. Н. Проблемы развития книжной и литературной традиции.... С. 11).

2. ОР ГПБ, Q. XVII, № 197, кон. XVII-нач. XVIII в.; ОР ГПБ, Q.1.835, 2-я пол; XVIII в. — По наблюдениям А. Н. Власова, более ранний список содержит неполный текст Летописца, в более позднем, сохранившем полный текст, недостает сведений 1582 г. о поставлении за посадом на поскотине г. Выбора, которые читаются только в раннем списке.

3. Тихомиров М. Н. Малоизвестные летописные памятники // Исторический архив. М., 1951. 7. С. 207. — Литература о местном летописании и городских летописцах обширна. Укажем лишь основные работы: Тихомиров М. Н. 1) О Вологодско-Пермской летописи // Проблемы источниковедения. М.; Л., 1940. 3. С. 243; 2) Малоизвестные летописные памятники XVI в. // Исторический архив. М., 1941. 10. С. 88-94; Зимин А. А. Русские летописи и хронографы конца XV-XVI в.: (учебное пособие). М., 1960. С. 15-16; Брюсова В. Г. Холмогорский летописец и художник XVII в.: (Об одном из авторов Двинской летописи) // Труды Отдела древнерусской литературы. М.; Л., 1961. Т. 17. С. 445-453; Лурье Я. С. Холмогорская летопись // Там же. 1970. Т. 25. С. 135-149; Лимонов Ю. А. Заметки о Холмогорской летописи: (Ярославское и Двинское местное летописание) // ВИД. Л., 1970. III. С. 251 и след.; Копанев А. И. Пинежский летописец XVII в. // Рукописное наследие Древней Руси. Л., 1972. С. 57-62; Сербина К. Н. Двинской летописец // ВИД. Л., 1973. V. С. 196 и след.; Корецкий В. И. Соловецкий летописец конца XVI в. // Летописи и хроники. 1980. М., 1981. С. 223; Корецкий В. И. Морозов Б. И. Летописец с новыми известиями XVI-начала XVII в. // Там же. 1984. М., 1984. С. 208.

4. Овсянников О. В. Сольвычегодск. Архангельск, 1973. С. 12-14.

5. «Поприще» — путевая мера, равная 2/з версты. См.: Срезневский И. И. Материалы для словаря древнерусского языка. СПб., 1902. Т. 2. Стб. 1203.— В позднем средневековье наряду с обозначением одного дня пути использовалась мера «днище» для обозначения перехода по воде (там же. 1893. Т. 1. С. 768—769).

6. Книга Большому Чертежу. М.; Л., 1950. С. 181, 185.

7. Соскин А. История города Соли Вычегодской древних и нынешних времен // ОР ГПБ, Q.IV.403, л. 11.

8. РИБ. Пг. 1915. Т. XXXII. С. 658-659.

9. Зверинский В. В. Материалы для историко-топографического исследования о православных монастырях в Российской империи. СПб., 1897. III. С. 31.

10. Строев П. М. Библиологический словарь. СПб., 1882. С. 332.

11. Степановский И. К. Вологодская старина // Историко-археологический сборник. Вологда, 1890. С. 31.

12. Соскин А. История города. . . Л. 9 об.

13. Там же. Л. 10 об.

14. Помимо упоминавшейся статьи И. К. Степановского (см. особенно с. 371-373) см., например: Ешкилев В. А. Сольвычегодск и памятник» былой его культуры, Великий Устюг, 1926.

15. Титов А. А. Летопись Великоустюжская. М., 1902. С. 2.

16. Дополнения к Актам историческим. СПб., 1848. Т. III. С. 43.

17. Там же. 1887. Т. X. С. 315.

18. Труды Вятской ученой архивной комиссии 1905 года. 1906. Вып. V-VI. С. XVI.

19. Сказание об иконе Оковецкой Божьей матери // Русский архив. М., 1881. Кн. 2 С. 8-9

20. Косточкин. В.В. — Русское оборонное зодчество конца XIII-начала XVI в. М., 1962. С.19

21. Щапов А. П. Сочинения. СПб., 1906. Т. 1. С. 63-69.

22. По сообщению сотрудницы музея О. Н. Вешняковой.

23. Соскин А. История города.... Л. 11

24. Там же. Л. 12.

25. Там же. Л. 13.

26. Там же.

27. Архив ЛОИИ СССР, кол. 13, оп. 1, ед. хр. 79, л. 1-2.

28. ПСРЛ. Л., 1982. Т. 37. С. 43.

29. Тихомиров М. Н. Россия в XVI столетии. М., 1962. С. 263-264.

30. Каргер М. К. Материалы для словаря русских иконописцев // Материалы по русскому искусству. Л., 1928. С. 118. (Изв. Гос. Рус. музея; 1).

31. Антонова В. И. Древнерусское искусство в собрании Павла Корина. М., 1966. № 68. — Известна еще икона (Благовещения) того же мастера, относящаяся к 30-м гг. XVII в. См.: Лихачев Н. П. Новая Строгановская именная икона // Археологические известия и заметки. 1894. № 8-9. С. 2.

32. Введенский А. А. Дом Строгановых в XVI-XVII веках. М., 1962. С. 197.

33. Там же.

34. Макаренко Н. Искусство Древней Руси у Соли Вычегодской. Пг., 1918. С. 78.

35. Архив ЛОИИ СССР, кол. 13, ед. хр. 26. — В архивной описи этого фонда отмечено: «В настоящее время этих документов в архиве нет».

36. Введенский А. А. Дом Строгановых в XVI-XVII веках. С. 49-50

37. Архив ЛО ИА АН СССР, P-III, № 610.

38. Соскин А. История города.... Л. 13.

39. Там же. Л. 123.

40. Введенский А. А. Дом Строгановых в XVI-XVII веках. С. 198. — Переписная книга Сольвычегодска 1714 г. упоминает в Борисоглебском приходе деревянные церкви: «Одегитрии Пресвятые Богородицы холодная, верх шатровый, с пределом деревяныя» «во имя Прокопия Праведного Устюжского холодная», «да вновь построена церковь во имя святой великомученицы Прасковьи-Пятницы, деревянная теплая» (ЦГАДА, ф. 1209, кн. 1084, л. 7).

41. Синодик и родительский летописец Строгановых // ЧОИДР. М., 1884. Т. 1.

42. Строев П. М. Библиологический словарь. С. 332.

43. Коноплев Н. Святые Вологодского края // ЧИОДР. М., 1895. Т. IV. С. 100-102.

44. Буганов В. И. Краткий московский летописец конца XVII в. из Ивановского областного краеведческого музея // Летописи и хроники. 1976. М., 1976. С. 283.

45. Власов А. Н. Проблемы развития книжной и литературной традиции... С. 12.

46. Текст издается по списку: ОР ГПБ, Q. 1.835, 2-я пол. XVIII в., л. 1- 6 об. — Титла раскрываются, выносные буквы вносятся в строку.

47. Так в рукоп.

48. Так в рукоп.

Текст воспроизведен по изданию: Сольвычегодский летописец как историко-архитектурный и географический источник // Вспомогательные исторические дисциплины, Том XXII. Л. 1991

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.