Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПОСОЛЬСКАЯ КНИГА

ПО СВЯЗЯМ РОССИИ С НОГАЙСКОЙ ОРДОЙ

(1533-1538)

1536 г. Октября в 16 день отпустил государь нагайских гонцов Янсария с товарищами, и с ними вместе послал к мырзам своих казаков Розгозю Емапова сына с товарищами; а с ними следующую к Келмагмет мурзе отправил грамоту 79;

Божиим велением великого Государя ИВАНА, божиею милостию Государя всеа Русии и великого Князя Володимерского, Московского и проч. - Слово Келмагмет Мырзе слово наше то: прислал еси к нам слугу своего Байтерека с своею грамотою, а в грамоте своей к нам писал еси, и словом нам от тебя говорил твой слуга Байтерек: Как есте нам молвили дружбу свою делати, так и ныне по своему слову к нам дружбу свою и добро свое делати и вперед к нам дружбу свою и добро свое хотите делати, и на нашых недругов с нами за один хотите быти, а пойдут наши [2] недрузи на нашы украйны, и вы на них хотите приходити, и их топтати; а не потопчите их, и вы к нам хотите весть присылати: и то Келмагмед мырза делает гораздо, как есте нам молвили дружбу свою делати, так и ныне и вперед на том хотите стояти, и нам дружбу свою делати. И выб вперед на своем слове, как есте к нам приказывали, и в грамотах писали, крепко стояли и дружбу свою нам делали, и на нашых бы есте недругов были с нами за один. А мы к вам вперед дружбу свою и свыше хотим делати.

Да писал еси к нам, учинилась тебе весть, что из Крыма идут люди в Казань, и ты послал своих людей шестьдесять человек, а велел тех людей стеречи. И те твои люди встретились с нашими людми, и нашим людем в руки попали, и нам бы тех твоих людей к тобе отпустити. И те ваши люди пошли были [3] воевать на нашы украйны и встретились с нашими людми, и нашим людем в руки попали. Ино вы нам дружбу хотите делать, а ваши люди нашим землям лихо чинят. И нам было тех ваших людей и непригож вам отдати. А ныне для вашей дружбы, что вы нам дружбу делаете, отпустили есмя к тебе твоего человека. А вперед учнете на своем слове стояти, а нам дружбу делати а наши люди, которые ныне у вас, да и ваши люди у нас будут, и которые будут ваши люди у нас в наших землях, и мы их к вам отпустим. А ныне есмя к вам отпустили ваших людей Байтерека с товарищы а с ними вместе послали есмя к вам своих казаков з грамотою. И как аж даст Бог ваши люди и наши казаки до вас дойдут, и как будет вам лзе; и вы бы нашего ближнего человека Петра Левского, и всех наших людей к нам отпустили, и с ними [4] вместе послали к нам добрых своих людей 80.

С Розгозею же в Нагаи к Черкесю Князю Казанскому от Государя грамота послана такова 81:

От великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии Черкесь Князю и иным князем и мырзам. Приказывали есте к нам бьючи челом с Келмагмет мырзиным слугою з Байтереком, что некоторые для нужи выехали есте из Казани, и нам бы вас пожаловати велети вам ехати к себе, а вы хотите к [5] нам ехати. И будет к вам наше жалованье похотям вас у себя, и нам бы послати к вам своя грамота, чтоб вам к нам приехати без всякого опасу. И тыб, Черкес Князь, и кто с тобою будут и иные Князи и мырзы и казаки, порхали к нам безо всякие боязни. А мы вас жаловати хотим, а приехати вам к нам добровольно безо всякого опасу. А сия вам наша грамота и опасная. А которые и иные князи и мырзы и казаки приедут из Казани в Нагай, а похотят к нам ехати служити, и выб им говорили, чтобы к нам поехали служити без всякие боязни, а мы их жаловати хотим. А приехати им к нам доброволно без всякого опасу. А сия наша грамота всем вам и опасная. Писан на Москве, лета 7045 Октября месяца. [6]

1536 года Ноября в 9 день Петр Левской из Нагайской земли от Чамыш мырзы приехал. А с ним Чемаш мырза, Исмаил мырза, Келмагмет мырза и Урак мырза к Государю прислали своих людей к Государю прислали своих людей Епира с товарищами, которые Ноября в 20-й день в Москву приехали и Ноября 26-й день у великого Князя будучи на приезде следующие от своих Государей подали грамоты 82:

1. От Келмагмет мырзы:

От Келмагмет мурзы челобитье Князю. После челобитья так ведомо было. Мы которые речи молвили, мы на тех речех и стоим. А ты нам как бы ко льжи прилично делаешь. Всяков же год мы к тебе дву послов посылали, а обеих еси сам призвал к собе на том, что было нам межи собя крепким другом быти, и что нам надобно, и тебе было давать нам, на ром их взяли: и ты моего болшего посла пооставя у собя, да ни с чем их отпустил, а с меншим [7] нашим послом малые некоторые поминки послал еси к нам, и только бы ты нам друг был, и ты такли тобы учинил; и всяков же ты год так солгал. И мы ныне прислали правды твоей отведати; и назовешь собе нас другом, и ты которые еси нам куны молвил, и тыб те прислал. А назовет собе нечто что есмя розделили, и дружба твоя тово для с нами роставается. И те улусы вместе не сойдутся, и после с нами как говорити Казанской Царь ежедень нас звать присылает, чтобы мы с ним Москву воевали, и нам бы с правды своей непоступить крепко стояти, ино ты с своей правды сступишь, ты ведает, а мы с своей правды не сступим. А ты которые нам куны молвил еси, и тыб те прислал. И назовешь к собе другом, и свою правду доведешь; и мы Казани не пособляем, а от Крыма бережем занже нам недруг. И которые люди наши к вам [8] ныне пошли, и ты с теми нашими людми, которые еси куны нам молвил, с своим послом прислал: а не пришлешь; ино правда на твоей шее. А что есмя твоего посла у собя позадержали, и тыб о том на нас не помолвил, нечто межи нас некоторые речи были. А наших бы еси послов наперед зимы к нам отпустил: правда моя то. А с Казанью есми заратился, посла своего есми не послал к Казани. А знаменье наше с Казанью недружбе, гостей есми их грабил, которые у нас были. То уже две правды мои. А Янай мырзу отпустил есми под Крым, а с ним послал есми тысячю человек. То уже моя третяя правда. А без вести есми тебя не держал. А прислал еси к нам одново человека, и мы его позадержали, а берегли есмя ево. И тыб наших послов подчтил. А Шийдяк Князь твоего посла не отпустил, а тыб моево посла отпустил, его правда у [9] нево, а наша у нас, и тыб наших послов Байтерека да Меретя к нам не издержав отпустил. Да которые люди наши попали к вам шестьдесят человек, и тыб их к нам прислал. И не пришлешь; ино шерть на твоей шее. Молвя жиковиною запечатав грамоту послал есми.

2. От Исмаил Мырзы:

Исмаил Мырза Князю кляняется. Мы которые речи молвили, на тех и ныне стоим. А ты к нам как бы ко лжи близко говоришь. Всяков же год посылал есми к тобе дву послов по твоему званию, а хотел еси с нами прямым другом быти. И чего мы попросим, тебе было давати. На том их взяли от нас, а большево был еси моего посла у собя пооставил, да опять еси его сухо отпустил, а меншому послу мало нечто поминков еси дал, да отпустил. И только бы ты нам друг был; и тыб так ли делал? И ты всяков же год [10] нам солгал. И я ныне к тобе опять Ифара послал правды твоей отведати. И назовешь нас собе другом; и ты бы те куны прислал, которые еси посулил. И молвишь так кое мы на двое розделилися, тово деля дружба рушится, опять те люди пришед нас станутлися. Да после того опять как с нами говорити. А Казанской царь еже день нас присылает звати, чтоб мы с ним Москву воевали. И мы нехотим своей правды порушити; кто порушит правду, тот порушит, а мы не порушим. И ты бы к нам з Зифором 83 и посла своего прислал, и поминки с ними же прислал; толко нас собе назовешь другом, и правду свою доведешь. И мы Казани не пособляем, а от Крыма бережем, занже и нам ратны. И толко с нынешными послы не пришлешь нам того, что нам посулил; ино [11] шерть на твоей шее. Да не помолви о том, что мы посла твоего у собя позадержали, меж нас речи некоторые были. Да наперед бы еси зимы их отпустил, да попали к вам два паробка мои Тюрком зовут да Хонзяяром. И назовешь меня собе другом, и ты бы их прислал ко мне с моим человеком.

3. От Урак мырзы:

Волного человека белого ИВАНА величеству дай боже ему долгой век. Урак мырза печалуется, а печалованье его то. Всяков же год коль наш гонец у тобя был, великого нашего человека Моллы Дервиш Алея кони поимав холоп его бежал к твоему счястливому порогу, а бесерменин тот был холоп, да после и в веру де в вашу де испал, и ты его у собя оставил. А тот холоп твою землю трижды воевал. В первые воевал с Менлигирием царевым сыном с [12] Магмув Солтаном 83а; В другоряд с Магметгиреевым сыном, з Багатырь салтаном, а в третие был с Магметгиреем царем, коли он Оку перелез, и за реку перелезши да и вожевал [воевал]. И он всего воевал трижды, а все был в толмачех. Да в ту войну сказывает шест человек убил селских людей. А мы у него то слышели те речи, зъбой холоп был. И мы ныне того человека у тобя просим, чтобы еси отдал, или куны его отдал, чтобы у нашего человека за безлеп не пропало. [13]

1537 года Января во 7-й день Микита Симин сын Волошенинов из Нагайской земли 84 от Шийдяка Князя в Москву возвратился, с которым Шийдяк Князь к великому Князю ИВАНУ Васильевичу послал гонца своего Шавкал мырзу. Шавкал мырза с товарищами Генваря в 26 день в Москву приехал, где Февраля в 22 день у Государя будучи на приезде следующие подали грамоты 85:

1. От Шийдяка князя:

Великого Князя Сейдъягметово княжое слово. ИВАНУ Князю поклон. Гонцом есмя Елъбогдуя 86 послал. Назовешь себе меня Государем и братом, и тыб его гораздо подъчтил, как еси и Сеналея чтил, так бы еси его почтил. А некто пойдет из [14] наших улусов сртоул на ваши украйны, и мы к тебе беглеца отпустим, и тыб тому верил. А кто наших меншей брат и детей пойдут а нас не оставят нам велят поити, и я и тогды к тобе беглеца отпущу.

2. От Сюиндюк мырзы:

Сюиндюк мырзино слово, брату моему ИВАНУ Князю поклон. Нас собе учинишь другом и братом, и ты которые Урак мырзе поминки посылаешь, те мне пришли. Взмолвишь нет, ино мы отцовыж дети видимся. Да прислал бы ми еси узду, да седло на выемокь. А которые поминки мне пошлешь, и тыб отца моего 87 послу не велел дать, велел бы еси дать моему послу. Молвя грамоту послал есми.

3. От Княжей матери:

Волного человека Княжей Матери болшие царевны слово ИВАНУ Князю поклон. Нам братом и сыном [15] стоишь. Послала есми Баирикташа паробка своего. И тыб его гораздо подчтил, а мне бы еси шубу кунью, да шапку черну лисью прислал, а дал бы еси моему паробку Бириктушу. Богомолица есмя твоя. [16]

Для внутренних в России беспокойствий как Князь Андрей Ивановичь Старицской от племянника своего великого Кн. ИВАНА Васильевича отступил и к Нову граду великому поехал 88, Нагайские гонцы Шавкал мырза и товарищи долее обыкновенного в Москве задержаны были. Но как скоро оные беспокойствия минулись, то Государь великий Князь их Июня в 19 день отпустил и Июня в 26 день они с государевыми казаками Девлет Хозею с товарищами с Москвы поехали, и государь с ними следующие к Шийдяку Князю и к другим мырзам отправил грамоты 89:

1. К Шийдяку Князю:

Божиим велением великого Государя ИВАНА, Божиею милостию Государя всеа Русии и великого Князя Володимерского, [17] Московского и проч. - слово. Шыйдяку Князю слово наше то: присылал еси к нам человека своего Шавкал мырзу з грамотою. А в грамоте к нам писал еси многие непригожие слова. А иные еси таковы слова непригоже писал, что за таковыми словы не пригоже и в дружбе быти. И тыб Князь вперед таких не пригожих слов к нам неписал, чтобы межи нас с тобою дружба нерушилася, а писал бы еси к нам по пригожу. А пишешь к нам, чтоб язь з болших боярином казну к тобе послал. И кто нам дружбу делает, и нам служит; и мы тем поминки свои посылаем попригоже, а тобя есмя своими поминки неоставливали, посылали есмя к тобе своего боярина 90, а с ним добрие поминки, и ты нашего боярина боле году и на очи к собе непустил, и великую истому у тобя будучи видел 91, [18] ино то гораздоли делается? А к нам пишешь, что мы твоего посла Кудояра не подчтили, а товарищев ево в тюрму велели метати. И язь твоего посла жаловал, и берег, и чтил, как есть болшего твоего посла. А бессудные земли нигде нет, товарищев ево вины дошли, и по их вине метали их в тюрму. А писал еси, что наперед сего говорил еси о которых кунах, и ты ныне те куны отложил, и то делаешь гораздо, что безлепицу откладываешь, а мы также иных своих дел не поминаем. А и вперед бы еси к нам дружбу свою делал, а мы к тобе дружбу хотим делати. А ныне есми твоего человека Шавкал мырзу к тобе отпустили, а с ним вместе послали к тобе своих казаков Девлет хозю Усейнава с товарищы. А боярина есмя своего к тобе не послали за далними расстоянии пути, что дей в далних землях [19] кочюете. А дасть бог пришлете к нам своего болшего посла, и мы к вам с ним вместе пошлем своего болшего посла с поминки. Да писал еси к нам, что ваши люди попали нашим людем в руки, и нам бы тех ваших людей велети в своих землях доискатись, да к вам отпустити. И мы в своих землях ваших людей велели доискиватись; и взмогут кого доискатися ваших людей, а у нас будут вашы послы; и мы ваших людей к вам отпустил с вашими послы. А которые наши люди попали в руки вашим людем, и тыб тех нашых людей сыскав к нам прислал. Да писал еси к нам, чтоб нам к тобе послать, шуб и иные рухляди. И мы ныне послали к тобе казаков своих легким делом; а еж дасть Бог вперед учнешь к нам дружбу свою делать и пошлешь к нам своего болшего посла, и мы с ним пошлем к тобе своего боярина, и что у нас лучит, и мы [20] то к тобе пошлем. А людей есмя ваших у собя позадержали, столь борзо к вам их неотпустили за некоторыми своими великими делы. Писан на Москве, лета 7045-го Июня месяца.

2. К Исмаил мырзе с великого Князя казаками Зенеем Бехметевым с товарищами:

Божиим велением великого Государя ИВАНУ, Божиею милостию Государя всеа Русии и великого Князя, Володимерского, Московского и проч. - слово. Исмаил мырзе слово наше то. Присылал еси к нам своего человека Ефора з грамотою. А в грамоте в своей к нам писал еси; что которые есте речи молвили, на тех крепко стоите. А к нам есте наперед сего послов своих посылали, и мы с ними поминки малые послали к вам, а болшие поминки хотели мы к вам послати; и нам бы те поминки ныне к вам послати. И вы Мырза попамятуйте, присылали есте к нам своих людей, а [21] приказывали есте к нам, чтоб нам к вам дружба своя делати, а вы хотите дружбу нам делати, и дела нашего беречи, и на нашых недругов хотите нам помочь делати. Да и правду нам за вас ваши люди на том учинили, что вам вам [нам] дружба делати: как у вас будет с вашими людми наш человек, и вам самим на том нам правда учинити. И мы вместо с вашими людми послали к вам своего доброго человека Петра Левского з добрыми поминки, а приказывали есмя к вам, чтоб вы нам правду учинили перед нашим человеком, по тому, как здесь нам ваши люди правду учинили, и дружбу бы есте нам делали, и недругом нашим недружбу доводили. И мы вам дружбу свою хотим делати и жалованье свое поминки вам пошлем. И вы нам правды не учинили, и дружбу еще нам есте никоторые не учинили, и выб ныне и вперед на своем слово крепко стояли, и нам дружбу делали. [22] И станете нам дружбу свою делати и дела нашего беречи; и мы к вам жалованье свое хотим делати, и поминки свои к вам станем посылати попригожу, что у нас лучит. А ныне есмя к вам человека доброго не послали за расстоянии пути. А станете нам дружбу делати, и пришлете к нам своих послов; и мы к вам с ним [с ними] вместе пошлем своих [своего] посла, и поминки с ним. Да писал еси к нам, что некоторые ваши люди на Украйне попали в руки нашим людем, и нам бы тех людей сыскав к нам [к вам] прислати. И мы ваших людей в своей земле велели доискиватися, и кого ваших людей в наших землях могут доискатись, и мы их к вам отпустим с вашими послы. А которые наши люди попали в руки вашим людем, и выб наших людей сыскав к нам прислали. А ныне есмя к вам отпустили ваших людей Ефара с товарищы, и с ними вместе послали есмя к вам своих казаков [23] Зенея Бехметева сына Белово с товарищы. И как доедут до вас ваши люди и наши казаки; и выб их не издержав отпустили к нам, чтоб межи нас без замешканья наши люди ездили. А ваших людей у собя есмя позадержали, столь борзо к вам не отпустили за некоторыми своими великими делы. Писан на Москве, лета 7045 Июня месяца. [24]

1537 года Сентября в 25 день из Нагайской земли от Розгози в Москву приехали Татары с известием, что Шийдяк Князь и иные мырзы послали к великому Князю своих послов и гостей с коньми, и Октября в 27 день Кудояр и иных мырз послы в Москву приехали, которые Октября в 27 день у великого Князя были на приезде, и следующие от своих Государей подали грамоты 92.

1. От Шийдяка Князя:

Бог богаты щедрый дал пространство якож хощет, веления великого дружбы вселенские Сейд Ахметево Княжое слово ИВАНУ ведомоб было. Мы зде поздорову, а тыб на отцове юрте здоров был. Писал еси к нам, чтобы мы тобе непригожих речей не говорили. От отца нашего от великого Князя пошлина нам осталась, и ныне во царево место язь, а Калгино место Ших мамай, и во Княжое место Кошум, и в Калгино место Мамай был, [25] был, и ныне Мамаю на тобя гнев есть, и он к тобе ныне посла не послал. И ныне в то место Юсуф мирза, и ты что царю давал, то мне дай. А что Багатырь Солтану давал, то Ших мамаю дай, а что Князю давал, то Кошуму дай, а жоти 93 к тобе посол Мамаев не пошел, и тыб ему Нурадинову пошлину пошли. И так ся толко не сстанет, и ты собе меня другом и братом незови, на всякойли год люди нашы к тобе ходят, и ты затейку чиня поминков к нам не посылаешь. И ныне чего есми с Шавкалом к тобе посылал просити, и тыб все то ко мне прислал. Казну бы еси свою порушил. Да доброго бы еси своего боярина прислал. Да взмолвишь, что бы мне быть тобе другом и братом; и тыб мне прислал пансырь крепок, да прислал бы мне еси девять шуб горнастайных, да девять шуб собольих, да девять шуб [26] куньих, да девять шуб горлалисьи, да девять шуб хребтовых бельих, да девять шуб черевьих бельих, да девять поставов сукна, да девять сукон добрых, да тысячю листов золота сусалного, да тысячю листов потали, да шесть красок розных, да батман шафрану, тысяча листов бумаги, да тысячю горностаев не деланых, сто тысяч гвоздей, да дно седло добро, да девять тегиляев гарностай опушены погвицы золоты, да девять шеломов. Молвя грамоту послал есми. Да что попали в руки наши люди вашимь людем базаряник мой Бешим, да ички моего сын Осман, да Янтюгелев сын Ишболду, да Яфаров сын Тюрк, да язь Урус кора маигит итяк. А всех бы еси послов с казною дал послу нашему Кудояру, а посла бы еси моего болши десяти день не задержал. Молвя грамоту послал есми. А почтить нас 94, ино [27] у нас болшая дочь есть, и он бы и ее почтил, прислал ей что. Да прислал бы мне еси котел винной, да батман олова. Да послал есми с Алишем седло делати, ино и до сех мест не бывало, и тыб его срядив прислал ко мне. Да еще ИВАНУ Князю ведомо б было. Кто от коле ни ездит и в которые земли, тот там живет. Из Гиляни пришел лет з десять Сеид 95 делал, и ты еси его изымал, и тыб его ныне мне дал спору и затеики бы не чиня с овчиною Карпов Тилевлием, зовут человек там есть, и они бы мне его отдали. Да прислал бы мне еси кречат ловец с своим человеком, а яз того человека отошлю назад, Копарова сына, Индибосана мне бы отдал, Карлову бы ведомо было.

2. От Ших мамай мырзы.

От Ших мамай мырзы ИВАНУ Князю поклон, после ведомоб было. [28] Брат мой старейшей Князь на царском жеребье и сидит, а мы на Кол. жаском 96 жеребъе сидит (сидим): что Князь молвит, язь истого не выйду. А възмолвишь что еси Князю повинен, и братом его назовешь, ино вельми добро. А будет Князь недруг и мы таковыже. И пошлешь ко Князю царевы поминки, и тыб ко мне прислал калчины поминки. Да имянно у тобя просим отца твоего пансыря, да з золотом седла, да з золотом шубы, да з золота ковша, да ковша серебрена, да бектеря сыдавного, да горностайны, да собольи шубы, да куньи шубы, да горляны шубы лисьи, да тех бы, было всех повед шубы. А со князем гораздо поговоришь, и наше слово тож. А у нас чего имянно похочешь, и ты к нам прикажи, и то перед тобою будет. Да прислал бы еси к нам во пршнину посла, и он доброго и лихово увидит. А наш посол [29] Тагберди, и ты его гораздо чти. Молвя грамоту послал есми.

3. От Кошум мырзы.

Всеа Русии Князю ИВАНУ Васильевичу Кошум мырза челом бьет. Послал есми к тебе твоего здоровья отведати с лехким поминком с тяжелым поклоном посла своего Карача, всяков же год его еси не почтил. И тыб его ныне почтил. Сего году на отца своего есмя юрт пришли, и все есмя за один ся учинили. А наше почтенье то, что послов наших в осени к нам отпустишь на борзе. А поминки наши им оприче подаешь. Молвя жиковиною запечатав грамоту послал есми. Да чтоб брат мой пожаловал прислал мне пансырь добр, да трубу ратную, да шатер.

4. От Юсуф мырзы:

От неповинного Юсуф мырзы повелителя изволеного веления, от благо честного Юсуф мырзы Московскому Князю слово то. Казатцких людей [30] ходили есмя воевати, и дошли есмя их. И ныне есмя другу твоему друзи, а недругу недрузи. В некоторые времена кабы от воздуха в ту землю попали были есмя. И велит бог, и мы к Волзе идем. Ямгучи Баатырл твоего здоровья отведати к тебе послали есмя. И ныне нам дружбе твоей знамя то: тех людей, которых есмя к тебе послали, чтоб еси не задержал, однолично на сей осени к нам отпустил, да нас бы для гораздо почтил их. А как на перед того было, да такой взяток по старому обычаю, и гораздо бы есте не постояли далиб есте. Да прислал бы еси мне пансырь добр, да шатер.

5. От Исмаил мырзы:

От Исмаил мырзы Князю поклон молвя, ведомоб было. Ты не учнешь лгати, а мы не лжем и вы в своем слово не устояли. И взмолвишь что с нами в дружбе и в братстве хочешь быти, и мы будем; а ныне [31] Князи и мырзы все на одни уста смотрят. И взмолвишь, что с нами в дружбе хочешь быти, и ты наперед того как говорил. Которую казну хотел еси прислати, тубы еси прислал, а нечто тое казны сею дорогою не пришлешь, и твое слово ложно учинится, опять наши люди не учнут тебе верити. И нечто почаешь, что отец наш и дяди друзи тебе будут. Да посол наш к Москве шел к тобе, и твои люди у него человека взяв да отвели, а ныне деи тот наш человек у Тиниша в селе, а зовут его Исен Бердеем, а живет деи ныне у Мунмыша в дворе, и нечто собе меня возмолвишь другом, и тыб пожаловал велел его отдати. Да ныне есмя послали твоего здоровья отведати болшего своего посла Салата Князя. Молвя жиковиною запечатав грамоту послал есми. Да что поминок мне пошлешь, и тыб ко княжьим поминком не прикладывал. [32]

6. От Гемаш мырзы:

Князю брату моему. От Гемаш мырзы челобитье, молвя ведомоб было. В отца твоего лета, в Ших мамаеву и в Кошумову версту меня чтил, и ныне отца твоего нестало, ты бы здоров был. И ныне есмя твоего здоровья отведати слугу своего Карача послал есми.

7. От Урак мырзы:

Волному человеку ИВАНУ Белому Князю, дай Боже ему долгой век. Урак мирза поспешеством божиим почтеный челом бьет, на своем на счастливом государстве здоров бы еси был, и лета бы твои долги были, а недруг бы твой в укоре был, а мы б твои друзи и братья, как на перед того из начала. Отец наш Князь велики Идиги Князь с твоим отцем с великим Князем Иваном 97, один был, как отец наш, а другой был как сын. И нашего отца время [33] кончалося, так же и вашего отца время кончалося. Занеже сей свет превратен есть, ни что на сем свете вдолго не пребудет. Да ныне наши отцы и дяди, Сейд ахмат князь, да Ших мамай мирза, и все Карачи и князи подумав на сем свете с тобою в дружбе и в братстве хотят быти. А коли Сеид ахмет князь на Яике был, а Ших мамай на Сыре был, и они нам двема мырзам Келмагметю, да мне Ураку придумали на Волге быти, а с тобою гораздо говорити, и людем меж нами ездити, чтобы тобе от Нагаев лиха не было. Теклычь Афыз пошел был воевати, и язь его воротил. И посла того Чалов сын Бурундук пошел был, и язь и того воротил. А после того Кенечес, а и Кимбирди Багатырь пошел был, и язь его воротил, ино на твоей Украйне былож ли то, куряти ногу кто изломливал, естли то? а ты прислал Мещеряк на наши улусы, да велел еси у нас многие кони отгонити. У нашего у [34] доброго человека у Дервишь али моллы сто и пятьдесять лошадей отогнали. И Белой бы Князь и все князи пожаловали, Дервиш али моллиных ста и пятидесять лошадей для из счастливые твоей казны жалованье бы еси учинил. Мы о том сами печалуемся и Белой Князь толко пожалует до второго твоему счястку перестатка не будет, наши книжники так говорят. Да еще всяков же год Аксюрюв словет наши люди пришед ваши Мещереня у них триста лошадей взяли. Да тут же двое робят взяли, одного зовут Ижболдуем, а другово зовут Коргою. И ты уже тех трех сот лошадей непросим, и ныне о тех поробкех бьем челом, чтобы их пожаловал еси велел отдати. А и сам бы еси берегся крепко, и ертоулыб и сторожи у тобя были. Того для однолично блюдуся Крымского приходу: Белого Князя 98, отца его, [35] брат 99 о княженье с я рассварил, да счястливого Ханъдикеря 100 воротом пришел, рати просил, и счастливо и так повеленье учинил в Крым прислал, что бы де и весь Крым пошел, а того бы Князя 101 юрт достав, да ему бы дали. Так его повеленье было. А то нам приехав сказывал наш человек, истинные прямые вести так. И язь ехав те вести Князю Сейд Ахмату сказал. И Князь правду свою объявити Баки Князя послал, а с ним тысящю человек. И будут полные вести, что Крыму будет итти на вашу землю, ино язь Магмет Киреевы Царевы сестры сын, и он меня наряжает. А со мною шестьнатцать тысящь человек посылает, а стояти мне меж Быстрые сосны, Ибердержавца там мне велел беречи. Занже язь как бы [36] твой казак, и твоих ворот человек. Так бы еси ведал. А Князь и мирзы все на Волгу приити думали, Астракаиские войны для и Крымского для обереганья. И ныне бы Князь пожаловал и все Князи прислал бы мне десять кречатов, да десять ястребов, да десять соколов, что бы мне свое жалованье учинил, и язь челом бью. А ныне есмя твоего здоровья отведати к счястливым твоим воротом Князя своего Китаи Баикобека послали, молвя грамоту написал.

8. От Баки Князя.

От Баки Князя ИВАНУ Князю поклон. После ведомоб было. Отец Наш Темир Князь с твоим отцем как были друзи и братья, сам ведает. А нас к людем не причел еси, поминка и поклона не прислал еси. И мы ныне пошли, гдеб конь или платно добыти. Да сею дорогою Текеша слугу своего послал есми к тобе. И почтишь его, и мы в своего отца меру тобе дружбою будем. [37]

9. От Девлет Кирия, Бакиева меншево брата:

Бакыев меншей брат Девлет Кирей ИВАНУ Князю поклон. Мы з братом своим старейшим до твоей земли не дотыкаемся. И тобе было пригоже нас почтити. Мы не поидем твоей земли воевати. А из сее земли ни хто не ходит опричь нас воевати. И ты как наперед того отца нашего Темиря Князя чтили, так и нас чтите, ведь мы тогоже отца дети.

10. От Усек мырзы:

Усек мырзино слово то, из далние земли ближнею мыслию. Князю челобитье. Молвя слово то. Зде бы мы здоровы были, а там бы ты здоров был на многие лета. И ныне мыслим то. В сем юрте мы здоровы будем, а на своем юрте они бы здоровы были. А послы бы наши меже нас ходили. Дяди наши послов посылают, а мы по своему пригодству посылаем. И почнешь нашего посла чьтити, и мы [38] и вперед к тобе своих послов посылаем; не станешь же чтити, ино в сей земле мы бы здоровье были, у Волги в верховье летуем, а на устье зимуем. А ведаешь, нет в твоей земле, где б мы не видали. Так бы еси ведал молвя мишан послали есмя с поробком с своим с Кушубаемб, да поминка лук Чаадайской.

11. От Сеит Ахмата Князя:

От Сеит Ахмата Князя ИВАНУ Князю ведомоб было. Шурина своего Хан Булат Салтана Царем его чиню, и ты как нашего посла смотришь, так бы еси на его посла смотрил. Так же и самого как меня смотри, доброй поминок и поклон пошли ему, как сам ведаешь. А посла его Яншибаем зовут. А просит собе Царевичь у великого Князя седла. И пожалует даст, и он бы дал его послу.

12. От Шийдякова сына Сююндюк мырзы: [39]

Князю челобитье. Ведомоб было, слово то, мы поздорову, а тыб там здоров же бы был. И ныне есмя сею дорогою послали есмя к тобе Кытай Баранчи Баатыря, нас почтишь, и ты и его почти. Отец наш Сеид Ахмат Князь тобя другом и братом учинил собе. И назовешь меня собе другом, ино и язь тебе друг и брат. Да бию челом Князю, чтоб пожаловаль пансырь добр прислал, а Князю легкой поминок конь пег. [40]

1537 года Ноября в 27 день приехали к великому Князю ИВАНУ Васильевичу из Крыму его козаки Карача с товарищами с известием, что пришед из Нагайской земли Бакый Князь Асанов сын Темирев внук Ислама убил, и улус его и жены поимал, и Князя Семена Белского в полон взял. Для сих обстоятельств Государь пребывающих тогда в Москве Нагайских послов Кудояра Князя с товарищами еще отпустить за благо не рассудил, но для Белского отпустил только Кошум мырзина посла Карача и Бакина Княжого посла Текеша, и с ними вместе послал с грамотами своих послов Каспири Кудинова с товарищами. Которые все Декабря в 12 день с Москвы поехали. А грамоты Государь с ними послал следующие 102:

1. К Кошул мырзе:

Божиим велением, великого Государя ИВАНА Божиею милостию Государя всеа Русии и великого Князя [41] Володимерского 103, Ноугородцкого - слово Кошум мырзе. Слухи нас дошли, что Бакый Князь ходил х Крымскому Юрту недружбы делати, и там попал ему в руки наш человек Князь Семен Белской. И била нам челом мати его и братья его Князь Дмитрей и Князь Иван Белские, чтоб нам их пожаловании послати о нем к тобе и к Бакый Князю, чтоб Бакый Князь дал Князя Семена на окуп. И тыб Кошум мырза нам дружбу свою делал, Бакый Князю говорил, чтоб Бакый Князь нашего для слова Князя Семена матери его и братье дал на окуп. А мы к тобе дружбу твою и добро и вперед хотим делати, а Бакый Князя сверх того хотим жаловати своим жалованьем. Писан на Москве лета 7046 Декабря месяца.

2. К Бакый Князю:

Божиим велением, великого Государя ИВАНА Божиею милостию [42] Государя всеа Русии и великого Князя Володимерского, Московского и проч. - слово Бакый Князю. Дошли нас слухи, что еси ходил Хрымъскому юрту, не дружбы делати, и там попал тобе в руки наш человек Князь Семен Белской, и здесе нам били челом мати его и братья Князь Дмитрей и Князь Иван Белские, чтоб нам их пожаловати послати о нем к тобе, чтоб ты его им дал на окуп. И тыб Бакый Князь нашего деля слова Князя Семена матери его и братье его дал на окуп. А мы тобя сверх того хотим жаловати своим жалованьем. [43]

1538 г. Июня в 22 день Российские козаки Каспир Кудинов с товарищами в Москву из Нагайской земли возвратились, а с ними вместе приехали от Кошум мырзы человек его Корача а от Бакий Князя человек его Сююидюк и от иных мырз их люди и следующие от Государей своих к великому Князю ИВАНУ Васильевичу привезли грамоты 104:

1. От Кошум мырзы.

Победителя Кошъмагмет 105 мирзино слово Божиею милостию всеа Русии Государю Великому Князю, Володимерскому Московскому - и иных 106 великому Князю слово то: прислал еси к нам Скарачею Багатырем своих казаков Казберю 107 с товарищи, а писал еси к нам, что [44] пришли к тобе Княже Семеновы Белского братья старейшая, Князь Дмитрей да Князь Иван да мати их, да тобе в ноги пали. Так еси к нам писал, молвя, чтоб нам добро учинити. Которой окуп братья и мати его пришлют, и нам бы тот окуп взяти, а наше жалованье вам оприче будет, писал еси. Да и сыну бы язь своему Бакы Князю твое слово молвил, молвя приказал еси к нам. И мы сыну своему Баки Князю добрую речь говорили. И он нам бил челом, что Королев Царев Черкаской Князь много ему на нем кунь окупа хотят дати, а что бы нам на московские куны не утечить на окуп его на Москву не дати. Такова деи ему грамота пришла. А после того Крымской Царь, Сагиб кирей Царь, да Кафинской Князь присылали Ахметем Князя зовут. И тот пришел, нам бити челом; будет вам его на окуп дати; и выб его нам на окуп дали. И после того [45] приехал к нам Карача Богатырь, да Казборю. И как те пришли, и мы говорили Баки Князю: с упокойником со отцем твоим с Темирем Князем Князь велики Василей колько меж собя добра делали, и ты того добра непотеряй. Так есмя ему молвили, чтоб наше слово почтил, а первого добра не потерял. И он нашего слова послушал. Да сшолся на твое слово. И ныне что давал Король Царь 108 с него которой окуп, и выб инако не молвили. И будет вам Князь Семен надобен; и вы бы тот окуп подавали человеку Бакыеву Сююндюку. Инако бы не учинил. Да похочешь с нами вперед добра поискати, мы на своего отца юрте стоим, а ты на своего отца юрте стоишь. Ино другу и недругу доброли слышети? Послу моему Караче по две денги на день велел еси давати. При предних ваших так ли то было? Мы посылаем [46] Асторохань к Темир Кутлуеву цареву Юрту ко царю своих послов. И ныне им дают по волу на день корму опричь конского корму. Да прислали ми сорок тысяч алтын денег к Азстарохани. А ваш то казак Казберю видел. А вспросишь своих старых старцов, Нурадын мирзины пошлины не ведают ли с Астархани? и ныне бы ту пошлину мне дали, инако немолвя и похочешь с нами свое дело делати, и тыб прислал к нам доброго своего боярина верного человека, и мы с ним переговорим всю свою мысль добрую. Да поверишь Богу, и ты поверь и нашему прямому слову, пришли своего боярина, которой бы Князя Семена взяв пошел. А язь предних твоих послов дву день не задержав отпустил. И тыб свое дело вдаль не откладывал, а наших бы еси людей ранее к нам отпущал. Дружбе знамя, послов не задерживании. Так бы еси ведал. Наперед того на Баракове [47] Цареве на Казанском Юрте ходили есмя. А ныне опять на свой Юрт пришли есмя. Дружбу и недружбу знаем. Оприча того у нас иного нет, добра ищем. А лихое бы слово меж нас не прошло. Так бы еси ведал, грамоту послал есми. Лета девять сот четыредесять четвертого, Апреля месяца. Да прислал бы еси нам пансырь добр совсем полным доспехом, и с шелемом, которой доспех сом на собя кладет, да трубу ратную, да шатер, опричь наших иных поминков. Да наш паробок Кошлев сын Карача ходил на свое дело, и ваши Казаки его взяли, да к вам привели. И тыб брат наш отдал нам. А попал тогда, коли потоптали Баубека, да Тюикатором зовут паробок; а ныне во Царевичеве городке 109. И глыбь того отдал, инакоб не учинил.

2. От Баки Князя. [48]

Бакы Княжое слово, Божиею милостию всеа Русии Государю ИВАНУ Князю поклон. Молвя слово то с покойником со отцем нашим с Темирем Князем твой отец Князь велики любовь их меж собя и дружба опришно была, и то добро слышети. Еще старые у тобя Карачи Князи осталися, и ты их вспроси. Сам еси ныне то добро забыл, да что попал нам в руки брат твои 110, и ты его прислал просити с Карачеем Багатырем казака своего Казберю просил прислал еси. А к нам прислал Король Царь да Черкасского города Князь грамоту окупати его, четыре Пансыри совсем полных доспехов. А пансири, которых бы стрела неняла, а пытати ми их на стрелу самому, да десять шуб горлатных, да две шубы сотласом горнастайные, да одинънатцать паробков, да десять шапок черных, да четыре шапки красные, да две шубы [49] хребтовы бельи, да две шубы соболей, да три куньи, да пятьнатцать сукон ипьских, да пять поставов сукон, да пять кадей меду пресного, да пять седел с уздами и с похвями, и с паперсинами, да сто конь Литовских грошей давал мне. Да приказывал мне, чтоб деи на куны его не давал на Москву. А Крымскою Царя Исеньхозин сын Ахмат приездил, да и от Кафиньского Князя выкупати его. И мы им срока не учинили. Так бы еси ведал. А тобе срок чиним, предние любви деля. А как Волга станет на своей мере, и тыб послов моих и своих отпустил. А срок два месяца. И мы отцов своих добра не потеряем. Дружбе знамя то. Молвя грамоту послал есми. Да Князю Дмитрею да Князю Ивану поклон, чтоб для брата своего нас почтили, много бы кунь нам прислали. А мы зде брата их почтим. Да еще великому Князю своего верного казначея тех [50] кунь имати. Паробка своего Сююндюка Багатыря посылаю. А ты какова к нам человеке своего пришлешь, ты ведаешь.

3. От Калмагмет мырзы.

Калмагмет мырза Ивану Князю итогом много поклон, молвя. Ведомоб было. Со отцем нашим Шыидяком Князем и з дядами нашими, тритцать лет уже тому, как есте в правде, а с ними три тому годы, как в правде еси. И язь на своей правде стою. А ты в те три годы шерть свою порушил, то как не порухали правде? Мы своих людей послали навести, и ты тех людей велел переимати. Да в тюрму пометати, то первая правде твоей поруха. А в другом место еще порушил еси, на Волзе на отца своего юрте стоял есми, и пришедчи твои Мещеряня, меня четыре паробки головами свели. А третее то не порухали шерти? послал есми к тобе посла своего Байтерека, а с ним сто [51] человек, да с ними же гонца своего большего Кульболду, а с ними вместе был твой посол Росхозя Азей. И твои люди тех потоптали. Пятьдесять человек к нам пришли живы, а пятьдесят человек нет. Да тутоже у них две тысячи лошадей взяли: и ты смотри, твоя правда в трех местех порушилася. А моя в трех местах исправилася. Да ещо язь братью свою меншую, и детей своих 111 кто против тобя стоял. Да хоти Баки Князь и Янай и Усек все те с моего слова пошли тысячю человек взяв с собою, да шед и у твоего и у нашего недруга голову ссекли у Ислама. И моя правда то, Темир Кутлуев царев Юрт был, и он Бога забыл, и слова нашего не попамятовал. И язь Богу на коленех сел, и он для шерти их порухи нам их дал. Тот же Бог Анкубека Царя нами прогнал, так же и Тактамышева царева Юрта [52] Царь Бога забыл, и яз Богу на коленех сел. И он для нашие правды нам его дал тот же Бог. Так же и Урусов царев Юрт был Бога забыл, и нашего слова забыл, и шерть свою порушил. И Бог и того нам дал. И язь к тобе ныне Байтерека послал, да Кулбулду. И тыб мне наших шти десять человек дал первых, а назовешь собе меня другом и братом; и тыб и ту четыреста лошадей и четыре паробки мне отдал. А не отдашь их, и ты мне шерти моей отступися, да мою калю краски вели отдати. А ныне есмя послали поробка своего Баима, и будет вам куны мои дати, и вы бы их моему казначею дали, и назовешь собе нас другом и братом; и тыб посла нашего Байтерека неиздержав отпустил. Снишаном грамоту послал есми. Да опосле всего бью тобе челом, чтобы еси мне прислал десять шеломов, десять сабель, десять пансырей, десять [53] полных доспехов. Нас собе только братом и другом назовешь, и тыб то нам подавал. Да и Елмагметя бы еси к нам вместе с ними прислал. Да коли приходили на Байтерека, и толды детину взяли в полон, Акикелдеем зовут. И тыб и того к нам прислал. [54]

1538 года 112 Июня 26 дня Нагайские гонцы, от Кошум мырзы Карача, от Баки Князя Сююндюк и от иных мурз их люди у Государя были на аудиенции, при которой от Государей своих великому Князю ИОАННУ Васильевичу правили поклон, с объявлением притом, что Бакий Князь Князя Семена Белского на окуп дать намерен, и с прошением, чтоб великий Князь тех их подданных, которые его людям попали в руки, велел в своих землях сыскать, и им отдал.

Июля в 9 день оные гонцы опять быв у Государя, на казенном дворе с Федором Карповым и с Дияком Меньшим Путятиным имели конференцию, при которой Государевы министры Нагайским гонцам объявили, что все пленники, которых поныне сыскали, им отдаются, и прочие, которых впредь доискатись можно, так же возвращены будут.

Здесь в статейной книги следует роспись тем Татарам, которые тогда [55] Нагайским гонцам были отданы, всего 37 человек.

В Июне месяце 113 и Шийдяков Княжий посол Кудоярь у Государя был на дворе и с Государевыми министрами с Федором Карповым и с Дияками с меньшим Путятиным и Федором Мишуриним в Конференции. В которой послу сделан выговор в том, что Государь Князь Шийдяк, к Государю великому Князю писал не о том как пригоже меж ими дружбе быть, ниже как к которому дружебному делу пристоит, требуя, чтоб Государь ему такие же присылал поминки, какие Царю т. е. Хану Крымскому, от него посылаются. В прочем объявили, что Государь и ныне готов с Шийдяком Князем быть в дружбе, ежели оный Князь другу Государеву другом и недругу недругом быть хочет и проч. - что Государь вел: Князь его, Кудояря позадержал, и вскоре не отпустил за своими великими делами, а ныне его отпущает, и с ним ко Князю посылает своего доброго человека Якова Кашинцова с своими добрыми [56] поминками. - После чего Кудоярь у Государя был по отпуске.

А грамоты от Государя великого Князя ИОАННА Васильевича с Яковом Кашинцовым послани были таковые 114:

1. К Шийдяку Князю.

Великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии слово Шийдяку Князю. Слово наше то: присылал еси к нам посла своего Кудояра Князя. И грамоту нам от тобя подал, и речи говорил. И мы речи твои послушав и грамоту уразумели. И ты писал к нам не по тому, как пригоже межи нами дружбе быти, ни как х которому дружебному делу пристоит. Ни из начала такое дело не бывало, которые поминки Царю посылаем, таквы бы нам к тобе поминки посылати, а иным мырзам Калгины, и иным мырзам иных Царевичев поминки. И ты, Князь, положи на своем [57] разуме, пригоже ли так пишешь. Мы с которыми цари в дружбе и в братстве будучи урочных поминков не пошлем. А коли нам дружбу учинят; и мы к ним тогды свои поминки посылаем по пригожу. И тобе было так писании не пригоже. Чюжих поминков просити. И тыб вперед так не делал, коли с нами дружбы хочет, и вперед к нам так не писал. А как на перед сего отец наш к тобе и к мырзам дружбу свою делал, а тыб ныне потомуж нам был друг. И мырзы и другу нашему друзы были; а не другу не друзы были, и на всех наших недругов были исте с нами за один. И люди бы наши межи нас на обе стороны ездили без великого опаства, нашего здоровья видети. А посла есмя твоего Кудояра Князя в борзе к тобе не отпустили, подержали есмя его у собя за некоторыми своими великими делы. А ныне посла твоего Кудояра Князя [58] к тобе есмя отпустили. А с ним имеете послали есмя к тобе своего доброго человека болшего посла Якова Алексеева сына Кашинцова. И поминки есмя с ним к тобе свои по обычаю добрые послали. А о чем еси к нам писал о запросех, и чтось у нас лучило, и мы и то к тобе послали с своим добрым человеком с Яковом. И над нашим бы добрым человеком над Яковом от тобя и от мырз и от всех людей нечти и соромоты и грабежу ни которого не было. И поделав бы еси нашы и свои дела, нашего бы еси доброго человека Якова не издержав к нам отпустил. Да писал еси к нам, что которые ваши люди попадали в руки нашим людем. И нам бы тех ваших людей сыскав к вам отпустити. И мы ваших людей в своих землях велели доискиватись, и мы их к вам отпустим. А ныне есмя доискались у собя твоею человека Маймуша, и мы его [59] к тобе отпустили, дали есмя его твоему послу Кудояру.

2. К Ших мамай мырзе.

Великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии слово, Ших мамай мырзе слово наше то. Присылал к нам Шийдяк Князь своего посла Кудояра Князя. А ты вместе со княжил послом прислал к нам своего посла Тагабердеа с своею грамотою. А в грамоте в своей к нам писал еси, что отец наш к вам дружбу свою и добро свое держал, и нам бы потомуж к вам дружбу свою и доброе свое хотим держати, и послати бы нам ко Князю и к вам своего посла. Ино то, Ших Мамай мырза делает гораздо, что отца нашего к собе добро памятуете и свою правду. И тыб и вперед памятовал к собе отца нашего дружбу и добро, и свою правду, и ныне бы еси к нам дружбу свою и добро свое держал. А мы к тобе дружбу свою и добро свое хотим к [60] тобе и свыше держати. А ныне ваших есмя послов к вам отпустили, и с ними в месте послали есмя ко Князю и к вам своего ближнего человека Якова Алексеева сына Кашинцова, и с ними послали есмя ко Князю и к вам свои добрые поминки. И как аже даст Бог наш посол Яков будет у вас, и от ваших бы людей над нашим послом над Яковом силы и нечти и грабежу ни которые не было. И отпустили бы есте его к нам не мотчая. Писан на Москве, лета 7046 Маия месяца.

А Урак мырзе, и Юсуф мырзе с Яковом таковы же грамоты посланы, какова Ших мамаева грамота. [61]

1538 года Июля в 21 день 115 Государь Нагайским гонцам Караче и Бакину княжому человеку Сююидяку, Кошумову человеку Баиму, и Исмаил мырзину человеку Байтереку с товарищами велел быть на дворе и им сказать, что он Государь, посылает к Кошум мырзе своего с ближнего человека Ивана Выродкова, и мырза бы поделав дела Ивана не издержав отпустил. После чего Государь Нагайских гонцов и Ивана Выродкова отпустил.

Июля в 25 день Государь Мамаеву послу велел же быть на дворе, и по короткой аудиенции велел ему сказать, что с ним к мырзе посылает своего ближнего человека Шемета Мотякина, и отпустил их тогоже дня и Шемета с ними. И поехали Нагайские гонцы с Москвы Июля 28 дня, а Иван Выродков и Шемет Мотекин за ними Августа 3 дня, с которыми таковые от Государя отправлены грамоты 116:

1. К Кошум мырзе: [62] Великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии слово. Кошум мырзе слово наше то. Посылали есмя к тобе казаков своих Каспира с товарыщи с своею грамотою. И ты наших казаков к нам отпустил. А к нам прислал еси своего посла Карачю с своею грамотою, а в грамоте в своей к нам писал еси дружебные слова, хотя от нас к собе добра и дружбы. И мы по прежнему обычаю дружбу свою и добро хотим к тобе делати; а тыб к нам дружбу свою делал. Да писал еси к нам, что мы к вам писали с своими казаки с Каспиром с товарыщи: били нам челом нашы бояре Князь Дмитрей, да Князь Иван Федорович Белские, да их мати, что попал в руки Баки Князю брат их Князь Семен, и нам бы о том к вам посылати, чтобы ты Баки Князю говорил, Князя бы Семена Белского матери и братье его дал окуп, а мы к вам и сверх того [63] хотим добро свое делати. И ты писал к нам, что к Баке присылал Король 117, и из Крыма Царь и из Азова, чтобы его им дали на окуп, а к Москве бы его на окуп не давали. И ты нам дружбу делаючи Баке еси о том говорил, и Баки Князь тобя не ослушался, и на наши слова сшел, в Литву и в Крым и в Азов Белского на окуп не дал, а нас деля хочет его дати братье и матери, и что Король давал на Белском окуну, и нам бы те куны велении дати Баки княжому человеку Сююидюку. И мы ныне Бакину княжому человеку Сююидюку кунь дати не велели для расстоянии пути, и берегучи на дорозе от недругов. А нашы люди с нашими бояры тоже говорили. А послали есмя к вам своего ближьнего человека Ивана Выродкова, а з своим жалованьем и с куними на Бельском окупу, о которых кунах вы писали, [64] по бояр своих челобитью послали есмя своего сына боярского великого человека Александра Семеновича Улина. А велели есмя ему быти на нашей Украйне в Елатме. И как до тобя дойдут твои люди, и наш ближней человек Иван, и тыб нашего ближнего человека Ивана не издержав к нам отпустил. А Князя Семена Белского послали бы есте с своими людьми вместе с нашим ближним человеком Сываном. А велели Князя Семена отдати нашему сыну боярскому Александру. А тот наш сын боярской наше жалованье от нас вам даст и окуп на Белском. А что нашего дела бережешь и делаешь, а нам дружбу делает, ино то делаешь гораздо. И ты бы наперед дела наши берег, а нам дружбу делал, а мы к тобе вперед дружбу свою и добро и свыше хотим делати. Да писал еси к нам, что король давал на Белском в кунах же в окупу одинънатцать [65] паробков. И у нас того в обычае не живет, чтоб крестьян велети давати кому в окупу. Даписал еси к нам, что попали ваши люди нашим людем в руки, и нам бы их доискався к вам отпустити. И которых ваших людей могли есмя доискатись в своих землях, и мы их к вам отпустили; и отдать их велели вашим послом. А иных есмя велели доискиватись. И кого могут доискатися; и мы их велим вам отдати. А которые наши люди попали в руки вашим людем, и выб их к нам отпустили, чтоб на обе стороны наши люди свободны были. Писан на Москве, лета 7046 Июля месяца.

Да писал еси к нам, что на Волзе Бобеково селище, и ты на том селище хочешь город ставити, к нам бы послати тобе на то дело своих холопов сто человек топорников, да с ними десять человек пищалников с пищалми, а со всеми бы с теми людьми [66] послати нам своего доброю человека. И нечто которые наши недрузи, Крымской и Король похотят нам которую недружбу учинити, и пришлем мы к тобе помочи на них просити и ты тогды Алимырзу и с ним иных шти мырз з дватцатью тысящами рать свою на них пошлет, и недружбу им велишь делати, нам дружбу делаючи, и мы того добре хотели, чтоб нам тобе ныне дружба учинити твоего для дела и своего. И вперед тобе хотим дружбу делати. А ныне нам не ссталося время на то дело своих людей послати. А вперед что будет твое к нам прошенье, и ты к нам пиши. И что по пригожу, и мы тобе дружбу свою хотим делати. И о чем к нам напишешь, а мочно нам тобе дружба своя учинити, и мы тобе за то нестоим. И дружбу свою тобе хотим делати, а тыбы нам дружбу свою делал. [67]

2. Баки Князю 118:

Великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии слово Баки Князю, слово наше то. Посылали есмя к Кошум мырзе и к тобе казаков своих Коспира Кудинова с таварыщи, с своею грамотою. И Кошум мырза и ты наших казаков к нам отпустили. А к нам прислал еси вместе с Кошумовым послом с Карачею своего человека Сююндюка. А писал еси к нам дружебные слова, хотя от нас к собе нашые дружбы. Да писал еси к нам, что мы писали к тобе: били нам челом нашы бояре, Князь Дмитрей и Князь Иван Федоровичь Белские и их мати, что тобе попал в руки брат их Князь Семен, и нам бы к вам послати, чтобы ты брата их дал им на окуп. И ты писал к нам, что присылал к тобе Король и Царь Крымской, и из Азова, чтобы ты Князя Семена к Москве на окуп [68] недавал, а дал его им на окуп, и ты нам дружбу делаючи сшел еси на наши слова, хочешь Князя Семена дати братье его на окуп, а нам бы велети за него послати к тобе куны, которые тобе за него Король давал, а дати бы нам те куны велети твоему человеку Сююндюку. И мы ныне кун твоему человеку Сююндюку дати невелели для расстоянии пути и берегучися от недругов, а и ваши люди с нашими Бояры тоже говорили. А послали есмя к вам своего ближнего человека Ивана Выродкова. А с своим жалованием и с кунами на Белском окуп, о которых кунах вы писали, по бояр своих челобитью, послали есмя своего сына боярского великого человека Александра Семеновича Упина. А велели есмя быти ему на нашей украйне во Елатме. И как до вас доедут, ваши люди и наш ближней человек Иван; и вы бы нашего человека Ивана не издержав к нам отпустили, а Князя Семена [69] Белского послали бы есте с своими людьми, вместе с нашим человеком Иваном, а велели Князя Семена отдати нашему сыну боярскому Александру. А тот наш сын боярской наше жалованье от нас вам даст и окуп на Белском. А что нашего дела бережешь и делаешь, а нам дружбу делаешь, ино то делаешь гораздо. И тыб наперед дела нашего берег, а нам дружбу делал. А мы вперед к тобе дружбу свою и добро и свыше хотим делати. Да писал еси к нам, что Король давал на Белском в кунах же в купу 119 одинънадцать паробков. И у нас того в обычке нет, что велети крестьян давати кому в окуп. Да писал еси к нам, что ваши люди попали в руки нашим людем, и нам бы ваших людей доискався к вам отпустити: и которых ваших людей могли есмя доискатись в своих землях, и мы их к вам отпустили, и [70] отдати их велели вашим послом. А иных есмя велели доискиватися. И кого могут доискатись, и мы их велим вам отдати. А которые нашы люди попали в руки вашим людем, и выб их к нам отпустили, чтоб на обе стороны нашы люди свободны были. Писан на Москве лета 7046 Июля месяца.

3. К Исмаил мырзе 120:

Великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии слово. Исмаил мырзе слово наше то. Присылал еси к нам вместе с Кошим мырзиным послом с Карачею своего человека Тавбузара с своею грамотою. А в грамоте к Нам писал еси не потому как тобе пригоже с нами в дружбе быти, ни пак х которому дружебному делу пристоит. А на перед того брат ваш старейшый Шыйдяк Князь о тех же делах к нам писал, и мы так же ему ответ учинили, что к [71] нам не пригоже о том пишет. А и тобе было не пригоже о том к нам писати. И вперед похочет с нами быти в дружбе, и тыб к нам таких слов не писал, а писал бы еси к нам по пригожу, чему мочно състати. А как на перед того отец наш дружбу свою и добро свое вам делал, и мы ныне и свыше того к тобе дружбу свою и добро свое хотим делании, и люди бы наши межи нас на обе стороны ездили без всякого опаства, нашего здоровья видети. А ныне поминки есмя свои к тобе послали, а тыб с нами был по томуже, как есте были со отцем с нашим, и дружбу бы еси свою нам делал. Да приходили к нам наши бояре, Князь Дмитрей да Князь Иван Федоровичи Белские и мати их, что брат их Князь Семен Белской попал в руки Баки Князю, и нам бы к Баки Князю послати, чтоб его дал братьей и матери на окуп. И мы х Кошум мырзе и к [72] Баки Князю послали своих казаков. И Кошум мырза прислал к нам своего посла Карачю, а Баки Князь прислал к нам своего человека Сююндюка. А писали к нам, что нашы слова приняли, а Князя Семена братьй и матери хотят на окуп дати; и тыб Исмаил мырза в том нам дружбу свою делал. А вражды бы еси ни которые не делал. И Кошим мырза и Баки Князю говорил, чтоб нашего ближнего человека Ивана отпустили к нам не издержав, и Князяб Семена Белского Баки послал с своими людьми вместе с нашим ближним человеком Сываном. А тыб к нам послал своего посла, а мы к тобе вперед дружбу свою и добро свое и свыше хотим делати. Да бил нам челом наш казенной подьячей Костя Лобанов, а сказывает, что ехал от него сын его Ондрейко на Резань, и с Резани с казаки Резанскими поехал в Азов, и на поле попал в [73] руки Астораханским люден. А ныне сказывают его в твоем улусе, у Енеш мырзина человека у Янглыш Бая. И тыб Исмаил мырза того нашего подьячего Кости Лобанова сына Андрейка у Енеш мырзина человека у Янглыш Бая взяв к нам прислал. То бы еси нам дружбу свою учинил. А мы тобе дружбу свою и добро хотим делати. Писан на Москве, лета 7046 Июля месяца.

4. К Келмагмед мырзе 121:

Великого Князя ИВАНА Васильевича всеа Русии слово. Келмагмед мырзе слово наше то. Присылал еси к нам вместе с Кошум мырзиным послом своего человека Байтерека з грамотою. А в грамоте в своей писал еси к нам, что ты на своей правде стоит, а мы будто правду свою порушили тем, посылали вы людей своих на вести, и они нашим людем в руки попали, и наши люди к нам их [74] привели, и мы их пометали в тюрму, да кочевал еси на Волзе на отца своего в Юрте, и казаки наши городетцкие пришед под вашы улусы, четыреста лошадей у вас отгнали. И то еси дело на перед сего и отмолвил нам своею грамотою и с своими людьми про те кони, а писал еси к нам о дву паробкех, что де и те наши казаки взяли у тобя два паробка, и мы тех двух паробков доискався да и послали к тобе с вашими людьми. А что к нам посылал еси посла своего Байтерека, а с ним сто человек, и на сей стороне Волги наши казаки Байтерека потоптали, пятьдесят человек убили, а пятьдесят человек тех людей к вам пришли, а лошадей взяли у твоих людей две тысячи. И нам бы тех дел всех ошискати и убытки вам поплатити. И вам гораздо ведомо, лихих где нет. На поле ходят казаки многие, Казанцы, Азовцы, Крымцы, и иные Баловни [75] казаки. А и наших Украин с нимиж смешався ходят, и те люди как вам тати, так нам тати и разбойники, и на лихо их нихто не учит, а учинив которое лихо, розезжаются по своим землям. Да о том деле зде и бояре наши говорили с послом с твоим з Байтереком. И посол твой Байтерек сказал, что ты то дело пооставил. А и сам посол твой Байтерек так же не хочет памятовати тех своих убытков. А мы ныне в Городок послали велели о том обыскивати, и тех людей пытати. И кого доищются, и мы лихих велим казнити. А что мочно на них доправити, и мы велим доправив да вашим людем отдати. А как отец наш на своем слове крепко стоял, и к вам дружбу свою и добро делал, так и мы на своем слове крепко стоим, и к вам дружбу свою и добро ныне и вперед хотим делать. А тыб потомуже к нам дружбу [76] свою и добро свое делал. А ныне и всегды казакам своим приказываем накрепко, чтоб вашим людем лиха ни которого не делали. А о наших меж нами делех тыб мырза вперед писал к нам по пригожу, как мочно меж нами дружбе быти. А которые слова к дружбе не пристают, таких бы еси слов к нам не писал. А как на перед того отец наш ко Князю и к вам дружбу свою и добро делал, и мы ныне к тобе дружбу свою и добро хотим делати. А тыб к нам дружбу свою делал и люди бы наши меж нас ездили на обе стороны без всякого опасства нашего здоровья видети. Да писал еси к нам: которые ваши люди попали в руки нашим людем, и нам бы тех ваших людей в своих землях велети доискатися, да к вам послати. И которых ваших людей могли есмя доискатись в своих землях, и мы их к тобе отпустили. А [77] вперед которых твоих твоих людей в своих землях можем доискатись, и мы их к тобе отпустим. 122

Комментарии

79. Стат. книга о Нагайск. делах н. 2. лист. 150-152.

80. Поде сею грамотою в статейной книге прибавляется: Урак мырзе, Исмаил мырзе, Усек мырзе, Девит мырзе, Янай мырзе, Уразлы мырзе таковыж грамотны. Да в Уракове грамоте в одной после приписано: да писал еси к нам, чтоб нам к тобе послати кречат серой на ловлю, да сокол, да ястреб старой. И мы к тобе кречат и сокол и ястреб старой послали с твоими людми с Тючеем с товарищы.

81. Стат. кн. н. 2. л. 153-154.

82. Стат. кн. н. 2. л. 155-159.

83. По выше Ифаром назывался.

83а. Конечно описка вместо, с Менглигиреевым ц. с. с Магмут с.

84. Куда он отправлен был 1536 г. февраля в 26 день. В прочем он при возвращении сказал, что Шийдяк Князь его грабил, не чтил и год его к себе непустил, и корнуша не дал.

85. Стат. кн. н. 2. л. 161-162.

86. Чаятельно тот же который Шавкалом мырзою называется.

87. т. е. Шийдяки Князя.

88. О сем см. Историю Российскую кн. Щербатова в 1-й части V тома стр. 103-117 и продолжение древн. росс. Вивлиофики част. VI. стр. 28. в примечании, и Стат. кн. о Нагайск. делах н. 2. л. 163.

89. Стат. кн. о нагайск. делах н. 2. л. 167-172.

90. Микиту Симана сына Волошеникова.

91. См. примечание 84.

92. Стат. кн. н. 2. л. 174-184.

93. Здесь кажется, есть описка.

94. Чаятельно, а кто почтит нас.

95. Сие кажется есть описка.

96. Калгином.

97. Васильем.

98. Т. е. Хана Крымского Магмет Гирея.

99. Сиид Гирей.

100. Т. е. Турецкого Султана Солимана II.

101. Т. е. Ислам Гирия.

102. Статейная книга о Нагайских делах. н. 2. л. 185-187.

103. Московского здесь пропущено.

104. Статейная книга н. 2. л. 187-193.

105. Сие, видно, было полное его имя.

106. Примечания есть достойно, что кошим мырза к Государю с полным титулом, с пропущением однакож имени, пишет.

107. Повыше Каспирь Пудинов назывался.

108. Король Польской.

109. Чаятельно Касимов.

110. т. е. Князь Семене Белкой.

111. Здесь, кажется, что нибы пропущено.

112. Статейная книга о Нагайск. делах н. 2. лист. 193, 194.

113. Оная же кн. лист 195, 196.

114. Стат. кн. о Нагайск. делах н. 2. л. 198-202.

115. Стат. кн. о Нагайск. делах на 2. л. 214, 215.

116. Стат. кн. о Нагайск. делах н. 2. л. 220-224.

117. Король Польской.

118. Оная же стат. книга, л. 224-226.

119. В окупу.

120. Оная же стат. книга, л. 226-228.

121. Оная же стат. книга, л. 228-231.

122. Сею грамотою кончится статейная книга н. 2. о Нагайских делах, а в книге под н. 3. у которой начала недостает, следуют дела 7057 г. Сентября месяца (1548 от Р. X.), так что в сих делах промежуток есть от 1538 по 1548 год.

 

Текст воспроизведен по изданию: Продолжение древней российской вивлиофики, Часть VIII. СПб. 1793

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.