Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПОХВАЛЬНОЕ СЛОВО ВЕЛИКОМУ КНЯЗЮ ВАСИЛИЮ III

В Степенной книге есть подробный и витиеватый рассказ о рождении и крещении сына великого князя Василия III – Ивана, в будущем царя Ивана Грозного. В нем, между прочим, говорится: «О таковом царском преславном рожении писано бяше негде от некоих мудролюбных трудоположьников вельми чюдно и довольно; зде же о сих в мале явлено суть» 1. Речь идет о малоизвестном «Слове похвальном» Василию III.

Впервые и, пожалуй, единственный раз сведения об этом произведении были сообщены М. А. Дьяконовым в его книге «Власть московских государей». Характеризуя публицистику иосифлянской партии, «сторонников теократического абсолютизма». М. Дьяконов приводит несколько цитат из анонимного «Похвального слова великому князю Василию», считая его автора «ревностным последователем Иосифа и его школы». В подстрочном примечании М. Дьяконов отмечает, что «Слово это почти сполна вошло в Степенную книгу, но разбито на две части» 2. Следует уточнить: «Слово» вошло в Степенную книгу далеко не «сполна»; заимствовано лишь несколько кусков с различной степенью близости к оригиналу; то это почти вольный пересказ, то буквальная цитация.

М. А. Дьяконов указывает один из источников «Слова похвального» – известные «Наказательные главизны царя Василия сыну Льву», отмечая, что заимствование буквальное. Но им почему-то не было отмечено еще одно буквальное заимствование из такого знаменитого памятника оригинальной русской литературы, как «Слово о законе и благодати», откуда вставлено в начале несколько кусков.

«Слово похвальное» Василию III, хотя и является памятником, в значительной степени компилятивным, представляет значительный интерес. Принадлежа к одному из древнейших жанров русской литературы – торжественному красноречию,– оно отразило настроения и идеи известных социальных группировок первой половины XVI в. Отразило оно и известную деградацию названного жанра, обусловленную опять-таки временем и средой своего появления. Все это особенно четко вырисовывается при сравнении его со «Словом о законе и благодати», с которым у «Слова похвального», кроме текстуальных заимствований, много общего, но есть и коренная разница. [279]

Оба «Слова» были произнесены в торжественной обстановке, перед избранной аудиторией 3, их авторы были духовными лицами, очевидно, высокопоставленными. Автор «Слова о законе и благодати» обращает свой панегирик к Русской земле; восхваляя ее просветителя – князя Владимира, он только как о продолжателе его дела, в сдержанных выражениях, не теряя собственного достоинства, говорит о правящем князе. Автор другого «Слова» переходит всякие пределы в похвалах живому и скорее всего находящемуся перед ним правителю. Так построена, например, первая, вводная часть «Слова похвального» Василию III. Наконец, содержание и поводы появления этих двух «Слов» совершенно разные. «Слово о законе и благодати» написано в прославлении важнейшего события истории нашей страны – крещения Руси; «Слово похвальное» посвящено событию узко династическому и было вызвано, очевидно, борьбой различных придворных группировок вокруг вопроса о престолонаследии. Поэтому из «Слова о законе и благодати» – произведения широкого и многогранного по содержанию, глубокого по мысли и эмоционально насыщенного – автор «Слова похвального» взял лишь несколько небольших кусков из панегирика князю Владимиру, переадресовав их Василию III.

М. А. Дьяконов был, безусловно, прав, относя автора «Слова похвального» к сторонникам воинствующего иосифлянства. В «Слове» отразилась характерная для этого направления доктрина: обожествление великокняжеской власти, обязывающее ее к борьбе с еретиками. Цитируются в «Слове» и «Главы увещательные Аганита царю Юстиниану» – произведение, чрезвычайно популярное в иосифлянской среде. Автор «Слова» мог принадлежать к братии Боровского Пафнутьева монастыря: он с величайшим пиететом описывает восприемников царевича – пострижеников этого монастыря, отмечая, что одни из них был «спостником» Иосифа Волоцкого. Это было лицо, несомненно, близкое ко двору, к самому великому князю, чем и объясняется знание им некоторых мелких бытовых подробностей описываемых событий. Это сказывается, например, в описании устроенного «с приумножением опасения» «воза», в котором везли наследника в Троице-Сергиев монастырь крестить: знал автор и тех, кто в этом экипаже ехал. Интересна также фраза: «Роди бо ся им чядо сын и наречен бысть в святом крещении Иван Змарагд»; не было ли это крестильным именем Ивана Грозного? 4 Автор «Слова похвального» был приверженцем партии Глинских, только что одержавших победу – добившихся развода Василия III с Соломонией. Рождение сына Елены Глинской – наследника престола – укрепило позиции партии Глинских, которым в «Слове» отводится соответствующая доля лести: говоря об Елене, автор отмечает, что она была «от рода велика и преименита, от благородных и благочестивых родителей чядо». Более сдержанно отношение автора «Слова» к матери Василия III Софии Палеолог, которая названа «римлянкой», хотя и отмечается, что она была «от корене царска». Это тоже не случайно и отражает отношение известных придворных группировок к Софии и прибывшим с ней грекам. Автор «Слова» был человеком начитанным и насытил свое произведение ссылками и цитатами из многих библейских и патристических книг: знал он, вероятно, и греческий язык: упоминая, например, «ипатов патрикиев», он переводит эти слова как «воеводы и местнии князи, у них же конь скор на послужение».

Вот все, что можно пока сказать об авторе публикуемого произведения; дальнейшее исследование «Слова похвального» и розыски новых списков, вероятно, дадут возможность установить имя его автора. [280]

Список «Слова похвального» Василию III, известный М. А. Дьяконову, находится в рукописи второй половины XVI в. собрания Ф. А. Толстого и был описан в свое время К. М. Калайдовичем и П. М. Строевым (Отд. I, № 33) 5. Отметим одну палеографическую особенность этой рукописи: в начале, в заглавии первого произведения оставлено место для письма вязью, и оно в рукописи выглядит так: «...похвалное великому князю Василию». В недостающей первой части, возможно, было названо имя автора этого произведения или указывались обстоятельства его произнесения.

К сожалению, второй список, имеющийся в нашем распоряжении и неизвестный М. А. Дьяконову, не может восполнить этот пробел: он вообще без заглавия. Рукопись не имеет печатного описания, поэтому о ее составе следует рассказать.

Этот сборник из библиотеки Кирилло-Белозерского монастыря № 131/1208 (ныне так же, как и первый, Толстовский сборник,– в ГПБ), составленный в конце XVI в. из отдельных тетрадей (на одной из них так и указано: «Тетратка чернеца Исайя бывый Шаров»), написанных различными почерками полуустава и скорописи. Филигрань листов, на которых написано «Слово похвальное»,– тиара (Лихачев, № 1825 - 1558 г.; Тромонин, № 1529 - 1562 г.). В нем содержатся слова и поучения Василия Великого, Иоанна Златоуста, Анастасия Синайского, выписки из сочинений Иоанна Дамаскина, Ефрема Сирина, Иоанна Лествичника, выписки из церковных и монастырских уставов, отрывки из служб (в том числе Знамению богородицы в Новгороде, Леонтию Ростовскому, Сергию Радонежскому, Василию Блаженному московскому, Иоанну и Никите Новгородским, Кириллу Белозерскому). Большой интерес представляет вплетенное перед «Словом похвальным» «Изложение от части пребывания и чина сущих в Святей горе святейших монастырей общих и глаголемых особных», адресованное Василию III. Любопытно обращение к последнему: «В царех благочестивейший и самодержче божественнейший Москвы и всея Русия, великый княже Василие Ивановичь Палеологе». Как можно судить уже по приведенному обращению, «Изложение» в некоторой степени окрашено теми же льстивыми тонами, которыми пронизано «Слово похвальное», но памятник этот вышел явно из других, грекофильских кругов, если вообще не был написан греком, что подтверждается и некоторыми особенностями его языка (русский, например, сказал бы в звательном падеже не «Палеологе», а «Палеоложе») 6.

Текст «Слова похвального» Василию III публикуется по рукописи ГИБ, F. XVII, № 13 (лл. 1–14); разночтения приводятся по списку ГИБ, Кир.-Белоз. № 131/1208 (лл. 224–246; конца «Слова» недостает). Публикация подготовлена в современной пунктуации с соблюдением орфографии оригинала, но с заменой оу и юса большого (в рукописи употребляется редко) на у, юса малого и иотированного а – на я, десятиричного и – на восьмеричное; ъ в конце слова опускается (Ять заменена на е – Распозн.). Титлы раскрыты, и выносные буквы внесены в строку в соответствии с орфографией рукописи. [281]


/л. 1/ ...похвалное великому князю Василию

Благо есть и полезно и спасено начинати вся от божественнаго писаниа. Елици убо пчелному трудолюбию подобятся: яко же бо они летают по полем и дубравам и от всех цветов събирают сладкая и полезная уста своя наполняюще и в своя жилища с тщанием относять и благолепне сострояють богу на почесть, а царем благочестивым на здравие.

Спце и мы длъжни творити. Тако же светлым убо повестем отсюду начало. Светлы бо суть и полезны благочестивых тръжества. Мы бо несмы на се довольни, что еже от себе помыслити, но довольство наше в божии воли, яко всяко даяние благо и всяк дар съверъшен свыше есть. Понеже тайны царевы подобает хранити, а дела божиа и прововедати преславно есть. Аз же ныне изнемогаю, яко 7 в глубину впад сомънениа: аще и стужити 8 вама стыжуся, молчати же утеспеваюся. Занеже подобает недомыслящемуся не стыдетися премудрых въпрашати о них же не домыслися, яко добре 9 совет въведуть и неразумъя на разум преложат и томящуюся мысль добре упокоят. Аще силны и богаты вас бог сътвори, ими же благодетельствуетца душа, да ми некая целебная /л. 1 об./ присыплете. Понеже нелепо есть солнцу своея светлости съкрывати и пакы несвойствено 10 источьнику своя быстрины загражати, також не похвално 11 и слова разум скутовати. Яко же земледелцы и купци творят: не толико сеют или прикупьствуют, елико им единем довольно, но и инем многым в препитание. И воини також творят: не единого себя тщатца спасти, но и грады в утвръжение поставити.

О моего неразумна и дръзости! Имеяй умное юже кратка, а почръпало утло, како почръпу или испию толикыа глубины источника премудрости воду, понеже извитиа словесем не навыкох. Елма же от всех предреченных киждо свое слово подобающее да имать, нам же ненаученным, ни делом ни словом не наказанным, токмо сице глаголем, божиим присны рабом свою недостойную руку протягше. И от тех разума слова трость приимше, в дряхлое и светящееся смиренномудрие омочивше, на гладких тех и белых сердцых, яко же в некыих харатиах, паче же скрыжалех духовных сего покоивше, божественая словеса паче же семена живаписующу глаголем зде.

Всех произволяющих бог, всех живот, всех спасение. Паче же реку благочестивых царей в ветхом же законе, паче же в новой благодати, понеже теми спасение от начала вьниде /л. 2/ в мир. От чясти же о сих въспомянем Мальхиона же реку и Аспаря 12 и Валтасаря – царие пръсидстии и премудрыя волсви 13 звездоблюстителя. А сирьскы – Елимелех и Елесур и Елиав 14.

Ныие же нашими благочестивыми белыми руськыми 15 цари – глаголю же славнаго великаго князя премудраго Ивана Василиевичя, иже в своя лета владычьствовавшаго божественным рачением попаляя противныя и непокоривыя истинне. От сего же славнаго Ивана родися нашь государь. Сей славный от славнаго же и благородный от благороднаго князь великы Василеи Ивановичь – рускый белый царь, самодръжець всея Русии. Тако же и матери богомудрыя именуемыа София, римляныны сущи. И сиа бо бе також от корени царска, от благородных и благочестивых родителей.

Како же сих похвалим, о супруже честный, о сочетание предивно – блажени есте и преблажени! Таков плод благочестна породиста, яко же от съкровенныа молниа бесценный бисер ражается. Како же сего похвалити – не всем, или что рещи – недоумеюся. Святоцарьская отрасль, духовных плодов грозд. Сама бо истинна познаваетъца и вещи дело въпиеть: [282] род правых благословитъся, слава и богатество дому их и правда их пребывает в векы.

Что реку, или что възглаголю ныне честному царьскому собранию светлому /л. 2 об./ и чюдному? Въспоминаю 16 страны и колена и языци и всяко достоание, празнолюбных собори и овчята духовная людие пресуществлении. Со тщанием стецемся радуюшеся, душею тръжествуим песми красными. Ныне светозарное солнце небеснаго круга шествием светлостию просвещаетца паче. Ныне, вселенная радостию пресветлою веселится, хвалами венчевая благочестивыми, венець нося славы господня на себе.

Како же тя похвалим, премужественый в вьладыках Василие! Како възрасте и укрепися от детьскыя младости! Паче же възмужав крепостию и силою съвръшаяся, мужеством и смыслом 17 преспевая. И како озарися ум твой светом божественыя благодати?

Великыя бо источникы изливая словесных вод и напаяя сердца неразумных. Паче же благоразсудпое 18 твое в всех добродетелех, еже есть яве видимое и разумеваемое и глаголемое предивно – твое бо бе, въистину твое и твоея царьскыя душа свойствено. Вем бо не аз точию, но и вси, иже добре смыслящеи, яко чисту быти умному твоему оку от всего земнаго присыпаниа и без припинаниа к божественному свету прилагатися, от него озарятися.

Како на толице высоте сидя благоразумиа възгремел еси вселепней благочестием? Како доброте ти /л. 3/ чюдимъся 19 крепости же и силе. Каково ти благодарение въздадим, или что ти приречем христолюбче, друже правды, смыслу место, милостыни гнездо. Како от вышняго промысла бронями мысленными чювьствыа 20 наша врагы побежаеши?

Оружниче оплъчение 21 христова, разумная твердь мысленаго Сиона, необоримый стлъпе мироуханныи цвете, райскыя 22 всезлатая слову уста всея Русии, малыми глаголы многым разумом, пращею 23 духовною тяжкыя отгоняеши пагубныя влъки. Ты бо оружие и забрало земля Рускыя, о благочестии воин непобедим и о истине съгласник въоружен. Отечеству своему утвержение и мечь обоюдуостр, им же дръзость поганьская низлагается, а 24дияволя шатаниа на земли попираема. Паче же благородствам плоти цветяше и изящьством побЬдным якоже твердый адамант познавашеся, храбростию прослувша в странах многах 25. Поборнику истиннаго православна и заступнику христоименитым людем. Всякаго мечя ратных избавляеши нас и усобныя брани утоляеши 26. Но и паче 26 же в добродетелех славну и уяснившему свое достоиньство в концех и победителю страшну супостатом и честну бывшу в всех странах.

Подражателю /л. 3 об./ своих прародителей – помниаютца и ныне словут. Не в худей бо и не в неведомей земли царьствовавша, по в всей Русской, яже всеми 27 слышима и видима конци земля. И единодръжець бысть 28земли своей и покори под ся вся окружыныя страны – овых миром, а непокоривыя мечем. И тако ему живущу во дни своя и землю свою насущу правдою, мужеством же и смыслом. Како разгореся в христову любовь, како вниде в тя разум вышьше разума земленых мудрець 29, еже взълюбити невидимааго и от небеснаго 30 подвигнутися. Како възлюби взълюбившаго тя, како предася 31 ему – повеждь нам, питателю нашь!

Откуду ти прииде обоняние святаго духа, откуду испи чашу сладкую будущая жизни, откуду вкуси и виде яко благ господь. Не видел еси его, ни ходил еси по нем – како ученик его обретеся? – Токмо от блага промысла и остроумиа разумев. Поистинне збысться на тебе блаженьство господа Исуса, реченное к Фоме: блажении не видевша и вероваша. Темже и [283] мы несомненно зовем ти, о блаженниче, самому тя спасу нарекшу: блажен еси и добро тебе будет яко веровавъши 32 ему не съблазнися о нем по словеси его неложному.

Како ти сердце развръзеся, како вниде в тя страх божий, како прилепися /л. 4/ любви его? Каково убо спасение обрете, Васплие, коликы 33 похвалы имаши по всей вселенней, колико множьство тернья потреби!

Подобниче великаго царя Констянтина и равноумне благочестиваго великаго князя Владимера, с ним же л сдиныя славы сподобит тя господь бог на небесех прпчястника быти благоверна ради твоего, еже име во уме своем. Якоже апостольская труба и евангельскый гром вся страны и грады и манастыря огласи.

К сему же кто исповесть миогыа твоя нощныя 34 молитвы и милостыня и дневныя щедроты, яже ко убогым творяше, к сирым же и болящим, к жадным и вдовицам и к всем милость требующим? Помнишь бо глагол господень: како хвалитца милость на суде, акы печять с ним на суде бывает. Како прииде на тя посещение от вышняго, призре на тя всемилостивое око благаго бога, въс[н]а разум в души твоей, яже по мысли и 35 сие и сътвори. Обхождаше бо по всей областе царствиа своего, грады же и веси, манастыря же и пустыни, благодарение и молбы, и 36 всесилному възсылаше. Манастыря чюдныя съставляя и церкви въздвизая в славу богу и пречистей его матере и всем святым, паче же нечестиа тину изсушая и благочестиа корень насажая.

Дивно чюдо! Како от толикыя безмерныя высоты в таковое прииде /л. 4 об./ самоволное смирение. яко и по пустыням пешу шествовати своими царьскыми стопами со супругою же и благородными. Поистине же ангели стоны твоя вся написали на небесех, иже есп бога ради сътворил!

Кто не удивитца, кто не ужаснетца видев твое царьское мудрование? Кто не прославит бога, давшаго ти таков разум, яко молитвою просиа 37 милостынею отвръзаешь 38. Всегда бо на бога уповаше и верою укрепляшеся и надежею веселяшеся, известно бо знаяше, яко вера възможе, а надежа по посрамит. Все бо бе ему тщание везде богу молебная простирати 39.

Желаше бо по премногу от плода чреву своего посадити на престоле своем в наследие роду своему – всегда бо прилагаше труды к трудом, а подвигы к подвигом. Елико же бе божие пождание, толико же бе и его подщание 40 да болшими венци от бога увязетца – не земными же глаголю и тленными, иже бисером и каменми драгыми обычяй имут украшати, но небесными благыми, идеже желают ангели приникнути. Веру бо стяжа Авраамлю 41. Сего бо ради подщася принудити непринудимое существо благаго бога и сподобися от него слышати, якоже и Захариа от ангела: услышана бысть молитва твоя. Или якожь, хана/л. 5/ныни 42 – по вере твоей буди тебе.

Тако же и на нашем государе сбысться: по вере своей и мъзду свою въсприят 43 противу своему труду, его же бо желше – сие 44 получи. Не токмо надежи не погреши, но и желание получи. Да яко же 45 бе сам верою и любовию к богу влеком, сицеву ему и помощницу бог дарова, сииречь супругу, благоверную и христолюбивую великую княгиню Елену. Аще от его в 46 царьскыя полаты, по божиим благоволением и его царьскым изволением избранна. Обаче рода же реку велика 47 и преименита, от благородных и благочестивых родителей чядо, премудростию же и разумом въ всем последующа своему владыце.

Оле чюдо! Како оба к истинне свету прозреша, по реченному, единеми усты и единем сердцем ко объщему всех владыце и създателю. Аще бо два, [284] или трие на земли съвещаета о единой вещи и просита у отца моего небеснаго и будеть има. Сим бо словом наши государи укрепишася и божиею невидимою силою възмогаеми и не стужита си.

Обычаи бо имат человеколюбець бог аще и к пожданию время. Тако бо его угодникы познаваемы 48: добрые бо дела снискаютца великыми труды и подвиги и тако на веселие происходит по реченному: труды /л. 5 об./ плод своих приаша. Роди бо ся им чадо сын и наречен бысть в святом крещении Иван Змарагд, сииречь многа блага его ради бысть всему миру. И збысться на нем пророческое слово и мнози о рожестве его възрадовашеся – не токмо свободнии, но и повиннии, иже бе царьскым судом осужены: овии бо в юзах перешимых, овии же в темницах. И спроста рещи: всяка душа не токмо ослабу получиша, но и мнозии в пръвых благых наслажашеся.

Егда же прииде время еже второе породитися ему водою и духом, еже есть духовное порождение, но просто 49, яко же инем прилучается, съвръшися бо о нем. Подобаше бо царьскым вещем преславным быти, паче же многоболезнено и долговременно ищущим. Аще бо и внешнего чесого потребовала царьская власть от бога и трудне изъобретъши не бы небрежно, ниже нерадиво подщание сътворил бы о вещи. Се же кто что речет: аз бо приуподобити сего 50 к чесому не могу, кроме своего живота – не вем, что сладчаеши 51 и любезнейши. Сего ради, яко силен и премудр царь бо понеже, яко той рече, быша скорее дела повеление его бывает. Тем же сътворяшеся чюдно и странно 52 и удивлению достойно; трудом бо снискано и сего ради твердо и брежно хранимо.

Нам бо худейшим от человек невъзможьно все по ряду сказати /л. 6/ елико съдеяся, понеже ни тем, самем близ сущим, неудобно ведати и видети. Но токмо сам царь с иже подобными с ним таковому 53 делу с великым опаством яко священно дело съвръшааше.

В он же бо день от царьствующаго града двигъся со отрочятем к пресловущей обители живоначялныя Троица и великаго светилника Сергиа чюдотворца у целебноносных мощей его, еже крестити ему сына своего, бе же тогда и брат его с ним князь Андреи Иванович и множество много бесчислено благородных. Бе же воз устроен от чръвьчята постава, прочая же вся выше слова, понеже царьская колесница – все с преумножением опасениа. Внутрь же колесници, идеже бе отрочя – царев сын, что възможет поведати, какова заповеданиа и устроениа. Бяше бо тамо две жене вдовьствующи: едина же от них попремногу от благородных и благоговейна сущи, яковеи же бе достоит поручити таковое дело, ей же имя Агрипена Васильева. Третья же, у не яже отрочя, иже сподобися имети при перьсех того царьскаго сына, нам бо не мнитца просте ей быти по духу, понеже по смотрению бог вся строит; просто бо такое дело не бывает. Царь же, устроив вся благочинне и благоустройне 54, идяше /л. 6 об./ в мнозе радости, яко священноприношение некое принести давшему 55 богу молитвами угодника оного 56 и чюдотворъца Сергиа 57.

Се бо царь нашь премудр 58 разсуди, благо творя себе и сынови своему, избра 59, приемников неленостных молитвеников състаревшихся в добродетелех. Оба бо мниси бяху прослуты в добродетелех; случи же ся обема быти от обители Пафнутья чюдотворца, еже есть в Боровску. Един бо священьства дар имеяй, иже в многых летех благоговейне предстоя олтарю господню и от основаниа въздвиже великую обитель всех святых, еже есть в Переславли, всех 60 святых прилежай добродетелем, всех странных и беспомощных погребаше и упокоеваше достойно. И многыя его ради добродетели избран быв в таковое служение. Бяше же по всему тих и кроток, [285] яко же речеся: душа проста благословенна от бога. Сей убо Данил Преславьскы 61 именуем. Вторый же тако же осиеваем 62 благочестием, в подвизех вышеестественых и жесточяйшими поты 63 удручися от юны връсты, спостник бывый игумену Иосифу, иже великую обитель составивый, иже есть именуема Иосифова на Волоце. Сего убо дело бесплотна человека, аще и в плоти сущи 64: в вся бо дни жизни своея хожаше мало сплетено лычно сандалеицо – просто тако обувен бываше. И сам бо Иосиф /л. 7/ о нем свидетельствоваше, яко благодать велию имяше от бога: великыми бо мразы въздух уясняшеся, сеи же яко в раи пища пребываше, ничим же вредим бяше 65 и зимныя 65 студени. Тако же и одежа проста: токмо едина власяница на свитке и манатия. Негде сый достиже до ста лет, яко младенища привезоша и яко да от купели приимет з Данилом сына царева, еже поддержим бе некими тако же избранными тоя же обители Иосифовы инокы и двема. Бе же ему имя Касиан, по реклому Босый.

Зде же богоносивии он мужие послужиша в благочестии вседръжителя бога. Мы убо тако их именуем, понеже Иоан толкуетъца благодати божиа, се же и дастъся царству его от бога, его же бо верно приимъше любезны 66имеем и сладко при устех обносим. Вся бо яже съвръшися о нем всех в удивление приводит, понеже преславне и выше всякого разума. Егда приближися к святей купели, тогда царьское оно, оно 67 отрочя подаст младеньческый свой глас в несмутне устроении – всем слышащим, яко же бы рещи ему: «Се готов есмь в Христа облещися, се приидох на неже мя благодать призва, еже мя по духу и по плоти нарещи пръвенца в мнозей братии. Аз бо пръвый отвръзл 68 родители моих, аз пръвый от боку царьску про/л. 7 об./изыдох, аз всяк помысл всех человек иже в царьствии отца моего отторгох и повергох вспять, понеже приидох да венчаю мне прилежных. Приидох бо всем вся быти да всех приобрящу; яко же мя хощет научити отець мой, сице да творю».

И повнегда же приближитися ему святей купели, ничтоже тогда младеньческая явися в нем, но вся тиха и радостна. Никакож смутен глас испусти, но молчя и благодарно вниди в купель и изыде обрадованно, яко же ангельско светло лице имея. И прият бысть прежереченными мнихи – Данилом же реку и Касианом, в смесе душа радующеся. Зде убо подобает на среду привезти и настоятеля тоя великыя обители, иже есть священьства действовавый и с трепетом делу касаяся – игумена же реку Иасафа мужа повсюду 69 добродетелна и в всякой вещи беззазорна. Они убо мниси по 70 повелению послужиша, сей же рукама осязаше. Они убо яко послуси делу, сей же истязатель истинне. Они бо въпрошени отвещеваше, сей же ответы въсприимаше и крещаемаго погружаше.

Егда же изыде новопросвещенный царев сын из крестилници здрав, бе бо ту и сам государь нашь князь великы и своим братом князем Андреем Ивановичем и избранные от /л. 8/ благородных, им же бе достояше ту быти. И посем же взем игумен отрочя и иде с ним в царьскые двери в святый олтарь, понеже царев сын. И яко же бы ему рещи се, исповедашеся пред престолом господним глаголя: «Жрътве и приношению всесъжжегаемых о себе не принесох ти господи, понеже 71 не благоволил еси яко же древле. Се бо сам приидох к престолу благодати твоеа сотворити волю твою, боже мой, о ней же воли просвещен есмь приношением тела Христова на сем святем престоле полагаемем, ему же прикосновением моим исповедахся по благочестии храбрый твой воин быти».

И по сем несен бысть ко образу святыя и живоначяльныя Троица и пречистыя богородица и тако поклонник показася правыя веры. И по сем царь взем свое просвещенно чядо и положи его в раку на целебноносные [286]мощи своего отца и чюдотворца Сергиа, глаголя благодарьственныя глаголы со мпогыми слезами и молитвою прилежно помолися сице: «Ты отцем отче предстоиши з дерзновением святей Троици и молитвою своею даровал ми еси чядо; тако 72 блюди 73 его ненаветна от всякого случая видимаго и невидимаго. Ты осени его молитвами своими святыми и снабди и соблюди его, донележо уразу/л. 8 об./меет своими усты от душа и сердцем тебе похвалу и благодарение въздати. Аз бо к тебе всегда по бозе прибегаю и все упование мое к тебе възлаглю. Моли о нас святую Троицу единосущную да подасть нам бог и въпред его же надеемся».

И тако скончав молитву отступи от ракы. Игумен же взем отрочя от раны с подобающею честию и положи его на руках отцу его, государю самодръжцу и 74 царю всея Руси Василию 75. «Приими, о дръжавне, данная тебе богом чядо свое, длъгым временем явившее тн ся, и взем его въспитай в наказании божнаго закона и вашего царьскаго пребываниа. Да будеть сын твой и по чаянию твоему, яко же пишет: сынове твои быша вместо отець твоих 76и поставиши их князя по вси 77 земли и помянуты будут имена ваша в всяком роде и роде».

И тако отець взем свое новопросвещенное чадо яко дар въжделенен от бога послан на утешение души своей и надежу животу своему, укрепление великому царству своему, обрадование всему исполненью христианьскому. И тако дръжим бысть отрок до времени дондеже прииде год еже причяститися ему святых и безсмерътных и животворящих таин /л. 9/ Христа бога нашего. Отрочя же утомися мало заспа до съвръшениа святыя службы. И принесен 78 бысть приати святое причястие. Настоятель же взем лъжпцу, хотя его помазати по устом. Он же, яко в велице смысле, быстро възрев на всех и тако отверз уста своя н прият сятое причястие трижды благочинне же и съпрятанне с тихостию, нимало проплака, яко же обычяй есть младенцем. Всем же тогда удивльшимся о величних божиих и глаголющим: каков се будет и бе рука господня с ним и Христос съблюдает его.

И тако съвръшел и в Христа облъчен яко голубь чист възлете 79 и възвысися и повелением отца своего в тои чяс устремися поити к любимей матери своей. Не трьпить бо любочядная мати падлъзе быти лишена своего чяда. Сам же царь Василей и 80 с своим братом и з благородными в обители братью учредив доволно и сам з братьею же изволи вкусити. И мало покоснев идяше к граду Москве, яко же солнце 81 предидущей ему звезде. И благодаряще бога внидоша в царьская 82 многа добра творяще, молящеся, милующи, разсуждающе вся. Исплъни бо бог прошение их и всего мира печяль на радость преложи. И рекоша вси единеми усты глаголюще: /л. 9 об./ «Уже к тому да не сетуем, уже к тому да не стужаем божией славе, уже к тому да не мятемся мыслию глаголя 83: кто по том 84 удръжит хоругви Рускаго царьствиа, кто да съблюдеть православных исплънение, кто поборет на безумныя, кто да уставит языческое стремьление, кто да посрамит еретическое гнилословие, кто да управит исконное в отечестве его любопренное и гордынное о благородстве мятежное шатание. Дарова бог государю нашему царю Василию всея Руси божиею милостью от Елены сына Ивана царству его наследника. Уже отдохнухом от печалей от хотящих нам быти, уже взыграхом видящи 85 сына царьска 85 на лони отчи, материю кормима, приспевающе день дне, набдпма благодатию, окропляема радостнотворными слезами, греема прилежными молитвами святыя великыя соборныя апостольския церкви и всех святых».

Елици суть в отечестве их градов же и манастырей и особых коихждо 86 местех, кийждо противу своей силе от душа с любовию живота 87 и [287] здравиа 87 просяще, добрых имуще помощников к молебному исплънению великых чюдотворцов Петра и Алексея 88 и Ионы 88 и тепле/л. 10/йшаго Сергиа и Кирила со всеми иже гробу его и мощем целебноносным предстояще и руце 89 к ум 89 протязающе, научиша бо ся с упованием молитися. Плод бо молитветтый от боку царьску произыде, хощет бо и может бог живот и здравие 90 даровати ему.

Рожение бо его не просто, ни яко же инех прилучися. Еще бо отрочя в чреве матерне растяше, а печаль же всех человек от сердца уступаше. Еще бо отрочя в утробе объявлешеся, языком же, сиречь варваром врагом и ратником супостатом, стремление на царство их низлагашеся. И мимоидущи рускыя пределы, яко волци и хищници шию протязающе и опашью же след заглажающе, друг друга женуще бежаху. Ибо сладкое имя Иван паче всего иже под небесем матери в рожени 91 ложесна отвръзе, его же бо не токмо видение 92 едино, но и слышание веселит сердца.

Темницам же и затвором по всем градом 93 разрешьшимся и всем тогда печалным внезапная радость прииде. И рекоша к себе кийждо с слезами от радости сердца: «Въсиа нам всем избавление, явися нашему недоумению разрешение! Уже бо разрешивый матерьня ложесна, тако же и отцу печаль и 94 своим явлением. Уже к тому не будем 95 с кровию 95 /л. 10 об./ поглощени, обще бо прииде всемирное радовапие. О прямудрости отца твоего царя и государя Василиа всея Русии и полный разумом и преизобильный благодатию сиа вся устрои тебя 96 ради, понеже от бога прият дар вжеленен».

О сладкое имя под небесем Иван! Како тя похвалити – недоумеюся умом и ужасаюся: понеже сердцем горю, устнами же связаюся 97 – грубость же и ненавыкновение възбраняет ми яже выше меры моея начати. Но 98 обаче аще инде услышу слово тебе хвалам достойно, вижу бо всех на се дръзающа и един единаго предварити тщится похвалу ти принести, паче же отца твоего и матере к богу веры же и надежи и упованиа.

Что же много глаголю от своея грубости? Не токмо же отец твой и твоя питателница мати, и вся область 99 иже в его 100 царьской полате твоея радости причястници быша, но и патриархы и архиепископы и епископы и ипаты и патрикеи – воеводы же реку и 101 местни князи 101 у них же коно скор на послужение. Но 102 иноци, елици в страдалчестем отшествии 103 и уединени 104 пребывают, мужие чюдни многыми 105 леты в зелных подвизех претръпеша и старостию съклячени доволно, едва дышуще, /л. 11/ разсудиша и себе духом, яко нелепо есть венца царьствиа отца твоего, реку же и матери, презрети во толице даровании от бога посещенным. Но притти и поклонитися младенцу, сущу пеленами повиту, от боку царьску произшедшу. Но и сии устремишася от пустыня, яко елени, жадая причястницы быти радости цареве. А не имея коня благоносна к поможению немощи телесныя, но токмо клюсата худы – хромы, стары – тако едва грядяше и тако до царя достизаху божьею помощью и своими подвигы. Овии убо в царьская постигоша и поклонишася, овии же в пресловущей обители живоначалныя Троица и великого светилника Сергиа чюдотворъца у целебноносных мощей его. Что убо не глаголюща, что же ли по творяща, яко же бо 106 онех старцов сице 107 со умилением ко царю поклонение, тако же и царя с любовию 108 на сия 108възрение и привету умножение. И рекоша старци: «Благословен еси царю от бога и добро тебе будет! Яко жена твоя, всем царица, яко лоза плодовита и сынове твои яко повосаждени и въдружени в сердцы великаго ти царства!» Тако же и царь отвеща: «Блажю убо и вас отци и молитвы ваша, понеже исплъни бог желание /л. 11 об./ мое и подарова ми прошение мое». [288]

И тако довольно почте царь старци и песпетых 109 своих трапез и пиров, иже в царьскых и в обители причастникы их сподоби быти, яко дивитися старцом царьской беседе, понеже все – питие-чаша и слово божие вкупе и всяко слово – песнь духовна; деместици изряднии оглашаху беседу, царю же всегда стоящу, все в славу богу творящу.

Началнику же обители тогда сущу игумену Иасафу – мужу добродетелну повсюду и в всякой вещи беззазорну – и иже с ним святаго его събора в трепете мнозе предстоящу яко победителю царю, с подобающею честию вкупе благодарение и моление к царю творящу. «Пожди, рече, о царю! Приложи нам еще видети тя весела! Даждь твоего образа достояние зрети светло! Съшел бо еси, о царю, с высоты славы твоея к ним убогым. Приклони ухо твое к молению нашему, упространи царьскую беседу свою, просвети на нас лице твое. Убо исполни бог желание твое и спасл тя есть господь помазаннаго своего 110 приготова сести 110 от чресл твоих на престоле л. к твоем». И прочее благодарение и моление от всех слыши/л. 12/мо бяше 111 еговы царьскыя полаты 111.

Посем же царь инде идяше своего царствиа приделы 112, обеты 113 своя богови въздати. И въскоре възвратися в царьствующий град Москву к своей супруге благоверной и великой княгине Елене и к сынови своему новопросвещенному князю Ивану.

Что же по сем реку 114, о добрая в женах христолюбице Елена! Поистинне в многых родех избранна еси от бога и в таковое дело блюдома, яко же древле Анна, Самоила молитвеное чядо, породи всему миру радость, печялным утеху, радующимся получение, рабом свобода, убогым обогащение, царьскым сединам утеху, а тебе же добро и царице радости ходатай. Да вси уже с дръзновением рцем: «Уже да не въскочит чюжий посетитель на стадо Христово, да не сядет уже к тому от иного племени на престоле Рускаго царствиа и да не преложит пределов, иже уставлени суть от прежних наших государев православных, но да будет, яко же ныне еже есть». Великаго и премудраго и грознаго и разсуднаго и врагом страшнаго, милостиваго и благоприступнаго государя царя Василиа самодръжца всея Руси сын и наследник Иван великому его царствию ра/л. 12 об./стый веселяся с отцем и матерью на многа лета, потребляя всяку неправду, укрепляя благочестие. До зде же о сем слово.

Но на предлежащее же да възвратимся и яже о нашем государи речем. Яко же второе солнце отечьство си осиявая, яко же крылат протече и яко молъниа блистая на въстоце же и на западе на юге же и севере, даже и в страны великаго моря Акияна. Аще бо где въсхощет подвигнутися или явитися, вси людие желают видети его: благороднии – яко царя, нищии и вдовица – яко отца и утешителя. Мужи же и жены, малии и велиции и вси людие ужаса и радости духовныя исполнени: всеми добродетелми цветяше яко же финник. Сие бо древо царьскый образ имат, понеже высокораслено бе и цвети его белы. Яко кедр иже в Ливане умножися, яко крины сельныя в пустыни цветут и яко же богомудрая пчела отвеюду вся събирает и в сокровища сердца своего полагает.

Се же реку: Моисеову кротость, Ильину ревъность, Иевле терпение, целомудрие Иосифле, а разум Данилов, а покаяние Давидово, а нищелюбие Авраамле, а любовь господа нашего Исус Христа. /л. 13/ Да что много глаголю! Кую ти достойную честь и похвалу наше принесет неможение. Понеже чести и похвалы всякыя превыише имеяй достоиньство, о царю, чествуеши бо ты паче всех сему тя сподобившаго бога. Занеже и по подобию небесныя славы даде тебе скипетра земнаго царствиа, даж человеком научиши съблюдати правды. И под тобою сущиим царствуяй законне, яко же блага кормчиа бдит царев ум многоочный, удръжевая опасне [289] благозакониа кармила и отгоняяй крепъце безакониа потокы, да иже корабль всемирнаго гражданъства в неправды влънах не погрязнет. Многопопочителная царева душа по подобию зерцала: всегда да исщищаетца и божествеными лучами выну облистаема и веще и разсужения оттуду да научаетца.

Существом убо телесным равен человеком царь есть, а властию же достоиньства приличен богу, иже надо всеми. Не имать бо высочайши себе на земли, яко же око же: око в телеси въдрузися, сице и царь в мир устроися. От бога дарованна поспешество полезных да промышляет убо о человецех, да приспевают убо в благых, а не претыкаются злых. /л. 13 об./ Неприступим убо есть человекы высоты ради земнаго царьствия, благъприступим же бываеши дръжавы ради горная области.

Царя тебя въистину наричю: царьствуеши бо над страстьми и сладостьми одолевати могуща. Аки венцем целомудриа венчанна и порфирою правды оболчена. Яко же бо град непреоборимыми стенами огражен презирает обьстоящих его ратник, благочестивое же твое царство милостынямы остепено, а молитвами огражденно непреодолеемо бывает вражими наветы, но присно память на них въздвизая и одолениа. Бог бо не требуеть ни от кого же помощи, царь же – от единаго бога.

Нашь же благочестивый Василей, еже есть царем царь, истовый вожь умный и правитель, вседоблий наказатель, истиный кормъчиа, изящный предстатель, молитвеник крепок, чистоте рачитель, целомудриа образ, тръпению столп. Князем же рускым и вельможам и тысущником и всему своему воиньству и всему народу еже о благочестии твердый поборник. Патриархом же и всему освященному собору благоразумный съглаголник и всем притекающим к нему, яко к источнику благопотребну. Въздержанием сиая, кроток взором, смирен сердцем, /л. 14/ высок житием, почтен божиею благодатию, понеже бога чтяше и бог почте его и прослави его на земли. Всех же любляше и всеми любим бяше и вси к нему припадают – не токмо ближнии, но и далние, еже реку от Синая и Палестины, от Италиа же и Антиохиа – от всея подсолнечныя, хотяще его токмо видети и слово его слышати. Да что много глаголю! Не могу аз государя нашего похвалити!

В настоящих убо доволна сиа и пакы реку доволна, понеже по достоянию немощно, паче же за скудость ума моего. Худым бо нашим и растленным разумом и косногласным языком точию чернилом едином единовидная живая словеса начрътавше точию, прочее же оставих премудрых уяснити и удобрити и недостаточная навръшити. А яже о нашем государе въспомянух – не се тем, иже ныне добре знающим его и благодетельствующимся от него, но и новороженным младенцем, иже некогда възрастут и в мужь съвръшен укреплятъца и почестьше друг другу възвестят и незабытна дела божиа сътворят. Яко же о саламандре животе некоем пишет Богослов, иже своим естьством огнь погашает, она же невредима пребывает.

Сице имат Василие белый царь: своим благочестием огнь без /л. 14 об./ божиа погашает. Тако же и Афиос река сладкая, аще и всквозе пучину морьскую идеть, а своея сладости никако же погубляет от горести морскиа воды. Тако же и нашь государь князь великы Василей Иванович от моря мирьскаго ничим же вредитца, богу его хранящю за его премудрость умную.

Сия же въспомянух от части, яже ото многа малая. Довлеет убо реченная нами и пакы реку довлеет. Да не ушеса ваша честная упражняя, понеже верою сердечною и любовию душа привлачим по глаголющему словеси: от избытка бо сердца и уста глаголют. Его же бо храмина не имеет, сего и двери не износят.

Господь помощник и покровитель бысть всему миру и сътворит нашего государя молитвы во всем действены. Аминь.

Комментарии

1. ПСРЛ, т. XXI, пол. 2, стр. 606.

2. М. А. Дьяконов. Власть московских государей. СПб., 1889, стр. 105–107. Сообщение Дьяконова не привлекло внимания специалистов. Так, например, в книге И. У. Будовница «Русская публицистика XVI в.» (М., 1947, стр. 123–124) о публикуемом памятнике говорится со ссылкой на Степенную книгу; пространное заглавие отрывка из «Слова похвального» составителей Степенной книги («Благодарение и похвала о благорадостном рожении по неплодстве сына, молитвою от бога дарована, самодержавному царю великому кпязю Василию, боговенчанного царя и великого князя Ивана») дается Будовницем в качестве названия «Слова похвального».

3. «Не к неведующим бо пишем, но преизлиха насыщшемся сладости книжныя», – отметает автор «Слова о законе и благодати». «Что реку или что възглаголю ныне честному царьскому собранию светлому и чюдному?» – риторически вопрошает автор «Слова похвального».

4. Имя Смарагд в русских святцах упоминается дважды: под 9 марта (один из 40 мучеников Севастийских) и 7 июня (мученик римский).

5. Кроме «Слова похвального», которым начинается этот сборник, в нем есть повести о взятии Царяграда, о крымском походе 1541 г. Ивана Грозного, послания Максима Грека, отрывок Стоглава (см. К. Калайдович и П.Строев. Обстоятельстное описание славяно-российских рукописей... гр. Ф. А. Толстого. М., 1825, стр. 19–20). Филигрань бумаги сборника – типичный для XVI в. кувшинчик с буквами «ВО» – не обнаруживается в известных альбомах филиграней. Кувшинчик с этими буквами есть лишь в альбоме А. А. Гераклитова (№ 418, датированный 1600 г.), но он отличен в деталях от филиграни Толстовского сборника. Поэтому сборник датируется по почерку.

6. Когда предлагаемая публикация находилась уже в печати, вышла работа, в которой это произведение относится к сочинениям Максима Грека (Н. В. Синицына. Послание Максима Грека Василию III об устройстве афонских монастырей.– Византийский временник», т. XXVI, 1965, стр. 110–136).

7. умом.

8. стужати.

9. да добр.

10. несвойственно есть.

11. не похвала.

12. Аскаря.

13. вълсви и.

14. Елиав. Елимелех убо толкуется божие благоволение и царство, ему же даде злато. Елесур же – божие спасение и сенение, ему же даде ливан. Елиав же – бог мой и отець мой, ему же даде змирну.

15. руськыми нет.

16. въспоминанию.

17. мыслию.

18. богоразсудное.

19. почюдимся.

20. чювственныа.

21. оплъченна.

22. райскый.

23. пращею ти.

24. и.

25. многых.

26-26. наипаче.

27. всем.

28. быв.

29. мудрецев.

30. небесных.

31. предасть.

32. верова к.

33. коликы ты.

34. мощныа.

35. и нет.

36. и нет.

37. просиши, а.

38. отверзаеши.

39. прострети.

40. потщание.

41. авраамскую.

42. на ханаоныне.

43. врсприал.

44. сие и.

45. яков же.

46. исправл. по К.; в РКП. еговы.

47. высока.

48. познаваемы бывают и от него прославляеми.

49. не просто, ни.

50. сего бе.

51. сладчаиши.

52. стройно.

53. такову.

54. благостройне.

55. давшему ему.

56. отца его.

57. Сергия и Кирилла чюдотворца Белозерскаго.

58. премудро.

59. избра себе.

60. всех бо.

61. Перееславский.

62. обсиеваем.

63. посты.

64. суща.

65-65. от зелныя.

66. любезно.

67. второго оно нет.

68. отверз ложесна.

69. по всему.

70. по нет.

71. понеже сиа.

72. ты.

73. съблюди.

74. и нет.

75. Василию и глагола.

76. своих.

77. всей.

78. принесено.

79. и възлете.

80. и нет.

81. солнце и в.

82. град царьскый.

83. глаголюще.

84. тому.

85-85. царьска сына царева.

86. в коиждо.

87-87. и здравия нет.

88-88. и Ионы нет.

89-89. имущим.

90. здравие вечно.

91. върожнии.

92. рожение.

93. градовом.

94. и нет.

95-95. скорбью.

96. тебе.

97. связуюся.

98. но нет.

99. облашь.

100. его бе и.

101-101. князи и местнии.

102. но и.

103. отшелствии.

104. уединении.

105. мноземи.

106. убо.

107. сице нет.

108-108. на сия нет.

109. песнопетых.

110-110. приготовах ти.

111-111. в еговей царьской полате.

112. пределы.

113. обыта.

114. конец сп. К.

 

Текст воспроизведен по изданию: Похвальное слово великому князю Василию III // Археографический ежегодник за 1964 год. М. 1965

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.